Часть 2. Безумный профессор / 5. Табу публичности


­Не смотря на всю извращенность моего нового читателя, он стал постоянно подмечать, что я совершаю ошибку, выкладывая в сеть личные записи.

- Почему? – недоумевала я.

- Ну как ты не понимаешь, это же Интернет! – следовал не совсем вразумительный ответ.

А я ведь, действительно, не понимала. После того, как пережила то, что в моем белье покопался этот мужчина, которого я бы предпочла держать подальше от себя, что могло произойти хуже? Если только мои записи бы прочитала мама! Ее добропорядочная натура тяжело бы перенесла тот факт, что у ее дочери был еще кто-то помимо мужа, которому она должна была беззаветно хранить верность. И ведь она хранила! А тот кто-то был просто ошибкой. Но мне казалось, мама и без того уже обо всем догадалась, а потому этого худшего не предвиделось.

Но Алкашин же говорил не о моей маме. Он считал, что все написанное нами и слитое в сеть могут использовать против нас. Кто? Загадка. Правда, загадка! Кому нужны девичьи откровения, коих полная сеть? Чего такого особенного я писала, чего не было в книжках и фильмах? Это ведь просто жизнь. Обычная жизнь обычной девушки.

Я никого не изнасиловала, не убила, не ограбила! Никого не призывала совершить противоправное действие, не шла против личности или власти. Почему я должна бояться? Почему?

Но даже великий профессор не мог мне этого объяснить! Он или нес полный бред по поводу того, что кем-то когда-то все может обернуться против нас. Но это все было настолько размазано, а главное, беспочвенно. Или он требовал перестать писать о нем, особенно, как ему виделось, не правду.

Правда или нет, решать только мне, ведь это был мой личный дневник и мои мысли. Я не могла мыслить чужими «правдивыми» словами. Я могла лишь не указывать его имени, если он так боялся оказаться разоблаченным. Но ведь его имени и не было! Так же, как и моего – его заменял принятый в социальных сетях nickname. Какова вероятность, что кто-то из его знакомых зарегистрируется на сайте дневников? Именно на том сайте, что я (ведь их много!)? Какова вероятность, что среди четырех миллионов дневников этот знакомый попадет ко мне? Какова вероятность, что он узнает в моем дневнике описываемого мной Алкашина, учитывая то, что я описываю его субъективно не правильно (он же сам так постоянно говорил!)?

Вероятность была близка к нулю! Но Алкашин все равно с пеной у рта пытался доказать мне, что я совершаю ошибку и подставляю его. Он реально чего-то боялся, но чего мне удалось узнать не скоро.




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
Свидетельство о публикации: №1210803427837
@ Copyright: Наталия Порывай, 03.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1