Вызов на "ковер"


­На письменном столе в кабинете редактора районной газеты «Зори Сиваша»зазвонил телефон. По резкому звуку Фалько определил, что звонит кто-то из первых лиц района. Снял в трубку и услышал голос первого секретаря райкома партии Копытина.
— Добрый день, Павел Алексеевич, слушаю вас.
— Андрей Георгиевич, через пятнадцать минут будьте у меня, — велел начальник, проигнорировав его приветствие. Фактически приказал, что не предвещало приятной встречи и разговора.
«Голос суровый, властный, Копытин явно не в духе, чем-то раздражен? — подумал редактор. — Это сулит мне неприятности, но какова причина? Однако надо поспешить. Был бы под рукой служебное авто УАЗ, то через пять минут доставил к зданию райкома партии. Но сейчас на нем водитель и фотокор колесят по сельским дорогам района. Если заказать такси, так ведь время истечет, пока дождешься. По сути, вызван на «ковер» поэтому опаздывать весьма рискованно.Сам первый секретарь, ссылаясь на звонки из ЦК и обкома партии, ворох неотложных дел, нередко опаздывал на партхозактив или другие мероприятия,но своим подчиненным таких вольностей не позволял. Придется совершить марш-бросок на полкилометра»
Фалька взял для солидности со стола папку с блокнотом и шариковыми ручками.. Запер кабинет, сообщил секретарше, что будет на приеме у Копытина и полеснице спустился на первый этаж, гдее находилась типография. Вышел на улицу и, как говорят водители, врубил пятую скорость». Со стороны он смотрелся, как человек, увлеченный спортивной ходьбой.
«Эх, знать бы, по какому поводу вызов? — посетовал он. — Заранее бы приготовился, нашел  убедительные аргументы, факты на претензии. Первый застал меня врасплох, Придется с учетом ситуации не забывать о поговорке: повинную голову меч не сечет». Из практики общения Копытина с партаппаратчиками, директорами совхозов, предприятий, председателями колхозов, учреждений редактор знал, что первый отличается крутым нравом, не терпит возражений на критику.
Удивился тому, что дистанцию преодолел за тринадцать минут. Переводя дыхание, вошел в приемную и доложил секретарше:
— Я к Павлу Алексеевичу по срочному вызову.
— Подождите, он занят, — сообщила женщина. — Беседует с секретарем по идеологии и завотделом пропаганды и агитации. Вас пригласят.
«Если у него мои кураторы по части СМИ, то речь пойдет о газете, стиле моей работы, — предположил Фалько. — Следует успокоиться, взять себя в руки, не горячиться и паниковать..Если угрожает наказание, то меньшее из зол — выговор без занесения в учетную карточку, а большее — понижение в должности и, даже увольнение. С таким клеймом сложно устроиться на работу по профилю».
Ждать пришлось двадцать минут. Вздрогнул, услышав голос секретарши:
— Андрей Георгиевич, войдите, вас ждут. Он открыл двери с тамбуром и вошел в просторный кабинет. За Т-образным столом с гроздью разноцветных телефонов и кипой папок, настольной лампой, восседал Копытин. С правой стороны секретарь по идеологии Олег Ильич Ступак и с левой — завотделом пропаганды и агитации Роман Семенович Ященко
—Добрый день, товарищи! — приветствовал Фалько.
— Добрый, но не для всех, — мрачно отозвался первый и поманил рукой к себе.
— Андрей Георгиевич, что вы себе позволяете?! — Копытин бросил экземпляр газеты на стол. — Полюбуйтесь на свое творчество.
Редактор увидел свежий номер газеты. На первой странице под заголовком был снимок, обведенный красным фломастером. На нем была изображена симпатичная женщина в блузке и юбке и вплотную к ней мужчина в рабочей спецовке. Пробежал взглядом по подписи, где могла затаится ошибка: « На снимке (слева направо) агитатор Зоя Спицына и ударник комтруда тракторист Иван Зозуля на полевом стане колхоза «маяк». В тексте ошибок нет и Андрей Георгиевич с удовлетворением пояснил:
— Периодически под рубрикой «Бойцы идеологического фронта» освещаем работу пропагандистов, агитаторов, лекторов…
— Хорошо, что освещаете, но внимательно  приглядись к трактористу, к его стойке, позе, — осадил его Копытин. —У меня с утра телефон разрывается от звонков. В частности, позвонил бдительный ветеран партии и труда Кротов. Он возмущался по поводу снимка, который негативно подействует на нравственность подрастающего поколения. Считает его пошлым и требует принять меры к виновным. Угрожал обратиться в вышестоящие инстанции. Он боец сталинской закалки и поэтому не отступит.
Перевел дыхание и пристально поглядел на Фалько и четко спросил::
—Товарищ редактор, на чью мельницу льете воду?
— Не по злому умыслу возникло недоразумение, — отозвался Андрей Георгиевич.
— Не советская газета, а американский «Плейбой» с обнаженными бабами для извращенцев. Здоровенный мужик навалился на хрупкую девушку, которая ему в дочери или внучки годится.. Смотрит не на плакат в ее руке, а в декольте блузки. Того гляди, задерет ей юбку. И без экспертизы понятно, что порнография в чистом виде.
«Действительно, пошлый снимок, — согласился редактор с претензиями и сообщил:
—Фотокор Гриша Рябоконь молодой, неопытный, глаз да глаз нужен. Усилим контроль, примем меры.
— Для меня не имеет значения, кто там у тебя щелкает фотоаппаратом, рябой, вороной или белый конь, главный спрос с редактора, коммуниста, именем которого подпеисан каждый номер. Газета — плод коллективного труда и ответственности за содержание.
— Куда смотрел ответственный секретарь редакции, призванный тщательно отбирать для публикации материалы и иллюстрации, браковать подобные этой? — упрекнул Олег Ступак.
— Проглядели, — опустив глаза, признался Фалько и подумал: «не докладывать же о том, что ответственный секретарь иногда « закладывает за воротник», так сказать расслабляется посредством крепких напитков. К тому же оттиски полос для вычитки текстов к редактору и корректорам поступают без фото. Их клише в матрицу заключают лишь перед печатью первых номеров, которые радактор подписывает в печать и свет».Однако, решил решил кураторов не посвящать в детали технологии.
Наступила тягостная пауза.Все взирали на озадаченного проблемой Копытина. Наконец он разомкнул уста:
— Что будем делать?
Вопрос дамокловым мечом повис в воздухе.
— Предлагаю заслушать отчет редактора о работе на ближайшем заседании бюро или пленуме райкома партии, — отчетливо произнес Ступак. — По результатам прений сделать оргвыводы. Если негатив не пресечь на корню, то в газете появятся снимки голых баб и мужиков
— Дельное предложение, — одобрил первый. — Должны знать и контролировать планы, творческие замыслы наших летописцев, не позволять им отклонении от магистральной линии партии.
— На мой взгляд, целесообразно в следующем номере газеты опубликовать нечто вроде опровержения или разъяснения о причинах появления пошлого снимка, — предложил Роман Ященко. — Указать фамилии виновных, извинится перед Спицыной, Зозулей и читателями за порнографию.Пусть тот же Рябоконь повторно сфотографирует агитатора и тракториста с соблюдением приличной дистанции между ними для публикации в газете.
— Коль у фотокора такой извращенный эстетический вкус, то ему не место в редакции. Нет гарантии, что в другой раз подведет, — вставил реплику секретарь по идеологии.
— На эту скромную должность немного желающих, — заметил редактор. —Поэтому вынужден пользоваться услугами фотолюбителей, внештатных авторов. Опытные фото-мастера, а некоторые величают себя фото-художниками, предпочитают работать в салонах красоты, фотоателье или на "вольных хлебах", обслуживая свадьбы, юбилеи, другие торжественные мероприятия и, даже похороны. Сами определяют цену своих услуг.
— Каков оклад у фотокора? — поинтересовался Копытин
— 100 рублей, плюс до 30 рублей гонорар за снимки.
— Повысь оклад на 20 процентов. При утверждении сметы на год учтем этот факт, — пообещал Павел Алексеевич. — И объяви конкурс на замещение должности фотокора. Рябоконю сообщи о его профнепригодности.
— Будет сделано, спасибо за понимание, — Фалько приложил руку к сердцу. — Признаю свою ошибку. Виновники, и не только Рябоконь, но я и ответственный секретарь будут лишены премии и части гонорара за бракованный номер газеты.
—Похвально, что правильно реагируешь на критику, признаешь ошибки, —одобрил первый. — А то ведь есть такие твердолобые упрямцы, упрутся рогами, хоть кол на голове теши, стоят на своем.Приходиться ставить на место или увольнять настройки народного хозяйства.
Фалько сообразил,на какие стройки намекнул Копытин — на предприятия химической промышленности в Армянске и Красноперекопске, где широко используется труд осужденных на «химию» граждан.
Почувствовав благосклонность партийного босса,Андрей Георгиевич возразил на предложение завотделом пропаганды и агитации:
— Павел Алексеевич, публикацию опровержения считаю нецелесообразной
— Почему? Аргументируй!
— Во-первых, это акцентирует внимание читателей на неудачном снимке, вызовет нездоровый ажиотаж, поползут слухи, — пояснил редактор. — Уверен, что многие читатели не придали значения снимку и, пожалуй, уже забыли о нем. Номер газеты живет не более одного-двух дней. После прочтения к нему редко кто возвращается.
Во-вторых, будет выглядеть нелепо, если фотокор повторно приедет фотографировать Спицыну и Зозулю. Они обязательно спросят: почему? Придется ему объяснять и это поставит граждан в неловкое положение.
— Вы уже их поставили в позорное положение, ославили на весь район, — строго изрек Копытин.
— Если бы только район. Дело в том, что экземпляры газеты поступают в сектор печати обкома партии, в комитет по печати, ЛИТО, более того, во всесоюзную библиотеку имени Ленина и Книжную палату страны, — сообщил ступак. — Специалисты, эксперты, цензоры обратят внимание на снимок, подпадающий под статью УК о распространение порнографической продукции. Так что неприятности еще впереди Если информация просочится в газету «Правда», то не только редактору, но и нам перепадет на орехи.
— Олег Ильич, не нагнетай, — остановил его первый. — С аргументами редактора согласен. Чтобы не усугубить ситуацию, обойдемся без опровержения. Как говорится, спустим на тормозах. Но, Андрей Георгиевич, имей в виду, спуска не будет. Помни, что бумага не все стерпит. Перед Спицыной обязательно извинитесь. У нее, наверное, есть супруг или женех. Молодая, красивая женщина не может быть одинокой. Каково им увидеть ее на фото в такой позе с мужчиной, пусть даже ударником комтруда.. Сердце не камень, взыграет чувство ревности.
—Трактористу Зозуле тоже принести извинения?
— На твое усмотрение. С него взятки-гладки. Судя по фото, ему не меньше сорока лет, возраст более , чем зрелый, наверняка соображал, в какую позу его поставил фотокор и как будет выглядеть на снимке. Мог бы и возразить, однако согласился позировать.
Итак, подождем развития событий, реакции из обкома партии, тогда и сделаем оргвыводы, — констатировал Копытин.
С тяжелым сердцем, медленно, едва волоча ноги, возвращался Фалько.
У двухэтажного здания редакции увидел УАЗ с надписью «Пресса» на дверях. Значит,фотокор на месте. Вршел в фотолабораторию, .где Рябоконь готовился проявлять пленку с кадрами.
— Григорий, удружил ты нам со снимком агитаторши и тракториста, — покачал головой Андрей Георгиевич. — Почитай, большую свинью подложил. Начальство признало снимок порнографией., тебя не соответствующего должности фотокора.
— Эх, так я и знал! — без признаков огорчения воспринял он известие. — Ретрограды, ханжи, совершенно не разбираетесь в фото-искусстве. Снимок, я его отправил на творческий конкурс, символизирует духовную близость, теплоту человеческих отношей.
Редактор не стал его переубеждать, а предложил:
— Имеешь право отработать две недели или написать заявление об увольнении по собственному желанию.
— Ни за какие коврижки из-под палки работать не буду, — твердо произнес он. — Дорожу свободой творчества. Мир не без добрых людей.
В тот же день он написал заявление и был уволен по соглашению сторон. Фалько тяготили мысли о грядущих последствиях, взыскании по партийной линии.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
Свидетельство о публикации: №1210802427727
@ Copyright: Владимир Жуков, 02.08.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1