СНЫ. Три Валентины. ВАЛЕНТИНА.





                                                                   Часть III.

                                                                    Глава 1.

        Обычное дело? Ничего себе заявление. Я уставился в лицо Валентины – в эту секунду вдруг начал что-то понимать. «Я тебе говорила, но ты не слушаешь». Конечно, говорила – не то, чтобы не слушал; я просто закрывался от самой темы психического состояния своей визави. Валентина не раз пыталась мне что-то рассказать; а я ответил, что не могу быть её психоаналитиком. Но ведь, и правда, не могу – у меня своя жизнь, и почему я должен впускать в неё каждого, кто стучится в мою дверь? Почему я должен отдавать часть жизни тому, кто не может забыть каких-то детских обид? Опять же – отдавая себя другому, перестаёшь принадлежать себе.

        Но не отговорки ли эти рассуждения; не прикрывают ли они эгоизм человека, отказывающегося влезать в чужие истории; единственным мотивом которого является желание, чтобы его оставили в покое? Мысль меня смутила, и я слегка покраснел. Это было чистой правдой – в меру помогая другим, я всегда думал лишь о том, что просто должен помочь; а не о том, чтобы снять с кого-то часть страданий. Моя всё покрывающая философия не давала возможности полного сопереживания бед – а это, действительно, чёрствость души и сердца. Но можно ли, вообще, полно сопереживать любому проходящему мимо тебя? Близким – конечно, да; а остальным? Стоп. Не выкручиваюсь ли и этими тезисами в желании, чтобы меня опять-таки оставили в покое? Разве ко мне обращаются за помощью каждый день, чтобы я утешал себя идеей, что на всех страждущих у меня не хватит сил? Валентина вот обратилась – и сама помогала в каких-то важных для меня вещах, – а я всего-то должен был её выслушать. Но где там – отговаривал себя от помощи утверждениями, что на всех не хватит сил, что каждый сам обязан решать свои проблемы; мол, на то мы и взрослые люди, и т. д.

        Мне вдруг стало жалко Валентину. Я представил (насколько, конечно, мог) все её боли и переживания, все её детские и взрослые обиды, и неожиданно для себя чуть не прослезился. Валентина, тем временем, продолжала что-то объяснять о своих лицах – получается, я опять пропускал серьёзные смыслы. Понять, и вправду, было нелегко – никогда не задумывался, насколько изощрена жизнь людей, живущих за границей норм психической жизни. А что есть норма? Не успокаиваем ли мы себя тем, что относимся к категории нормальных людей, а «ненормальные» пусть сами выбираются из малопонятных большинству проблем? ««1» – это я в детстве, но не путать это состояние с беспечностью номера «2» и страстью номера «3». Детство было очень сложным. От матери доброго слова не дождёшься, а брат за деньги позволял взрослым мужикам меня лапать; когда сопротивлялась, таскал за волосы» – Валентина рассказывала какие-то подробности детской жизни. Ах, вот откуда волосы. Время от времени избавляется от них – значит, пару раз приходилось встречать её  в периоды психоза. Я слушал, и мне за себя было стыдно – что мешало слышать Валентину пару лет назад, когда она начинала что-то говорить? Два года! Обыкновенный эгоизм. А теперь человек вынужден приехать ко мне за тридевять земель, чтобы его просто выслушали. Выслушали и посочувствовали. И я сейчас слушаю Валентину – не всё в её речах понимаю; но пойму, обязательно пойму!

        Валентина, возможно, уловила перемену в моём настроении. Лицо её разгладилось, и глаза потеплели. Преображение было заметным, и я невольно улыбнулся. Конечно, пойму её, и постараюсь снять часть страданий. Сделать всё будет непросто, но это роли не играет. Особенное отношение к Валентине изменит её судьбу. Я по привычке чуть было не усмехнулся (мол, придётся помогать человеку зрелых лет – а сам он до того куда смотрел?), но удержался – с сегодняшнего дня я должен более чутко реагировать на нужды и жизнеощущения Валентины. Кто ей ещё может помочь? Вот и сама она рассказывает о том, что я похож на её отца, что в этом она видит мистический смысл, и что я помогу ей выходить из болезненных состояний. Ну, выходить – так выходить; а лучше бы – совсем излечиться от наваждений.

         Мы гуляли с Валентиной по городу: осматривали здания, ходили по аллеям парков, кормили уток в местных прудах. Сидели в кафе – здесь Валентина позволила себе десерт. Я много говорил, и от души – темы речей мало отличались от наших прежних разговоров. Валентина мельком поглядывала на меня и молчала. Одна из моих фраз Валентине показалась резкой, но она не успела обидеться – увидев, как дёрнулись губы девушки, я мгновенно ретушировал смысл сказанного, и привычно взял Валентину за руку. Про себя я с горечью думал – теперь, мол, приходится подстраиваться под любой оттенок её настроения. Ведь, действительно, я стал меняться. Казус с этой фразой (шуткой, на мой взгляд, вполне удачной) был за весь день единственным недоразумением – что, учитывая предыдущие события, можно было посчитать победой. Вечером я посадил Валентину на самолёт до Петербурга.

        Я был рад – встреча состоялась, прошла быстро и в непринуждённой обстановке. Всё-таки, были опасения, что Валентина выкинет какой-нибудь финт (уж молчу, что в чужом городе и чужой стране) – но теперь свидание осталось позади, и я мог спокойно заканчивать дела гранта. Валентина, кажется, тоже была довольна поездкой – в журнале подробно описала, как просила у друга встречу, как друг в ранний час приехал в аэропорт (что с его стороны было значительной жертвой), как подарила ему стихи, как душевно бродили по улицам и т. д. «Теперь вижу, что я ему небезразлична, – писала Валентина. – Он посвятил мне целый день, несмотря на то, что у него много работы». Подписчики в кратких комментариях выражали радость за Валентину, и хвалили Вену. Умилила попытка защитить меня от подписчиков – прежде им рассказывали, какая я редкая сволочь; теперь же выяснялось, что во мне осталось и что-то человеческое.

        На посты я обращал мало внимания, а думать – думал: правда ли, во мне осталось человеческое? Месяцы и годы от меня пытались добиться обычного понимания, но я всячески ускользал от возможности помочь Валентине. Ничего, теперь ситуация развернулась в другую сторону – будем помогать. Как помогать? Время покажет. 
 

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
Рейтинг произведения: 7
Свидетельство о публикации: №1210731427582
@ Copyright: Александр Алакшин, 31.07.2021г.

Отзывы

Наталия Порывай     (02.08.2021 в 17:11)
А лиц было больше, чем три. И норма, это всего лишь выборка большинства. Ничего более.
Но, как и обещала, небольшая ремарка. У одной было диссоциативное расстройство идентичности, вторая страдала от биполярного аффективного расстройства первого типа, третья - от пограничного расстройства личности. Вот такой вот психиатрический коктейль. И все бы ничего, если б этот коктейль не разбавила шизофрения. Вот тут и произошел взрыв!


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1