Петербургская зарисовка


­

                                                                        (Из Петербургских записок)



Лето в этом году закончилось довольно быстро. Стояла первая половина сентября, а так как прошедшее лето было достаточно жарким, то и сентябрь показывал хорошие августовские отметки в 20-25 градусов, чему конечно-же можно было только порадоваться. Время показывало уже где-то около 6 и проходя по Александровскому садику Сергей с удовольствием посматривал на роскошные брызги большого центрального фонтана и желтевшее за зелёными деревьями здание Адмиралтейства. Спешить было некуда, прогуливавшихся в этом уютном парке-садике было не очень много, примерно около среднего для этого субботнего вечера и неспешно дойдя по аллее к широкой центральной площадке Сергей с улыбкой посмотрел на стоявшие там бюсты Лермонтову, Гоголю и Глинке, на сидящих на широких скамейках вечерних посетителей и гостей и немного постояв подошёл к широкому кругу фонтана. Несколько минут постояв там глядя на отблески солнца в искрящихся брызгах, на отраженье облаков и лежавшие на дне памятные монеты оглянулся и увидев две стоявшие пустыми скамейки и сразу-же решил что это как раз то что ему нужно. Скамейки стояли слева, почти с самого края и подойдя к крайней Сергей с удовольствием присел и почтительно кивнув стоявшему недалеко от него бюсту Лермонтова посмотрел на стоявший напротив такой-же памятник Гоголю, на блестевший Адмиралтейский шпиль и устроившись поудобнее вздохнул и улыбнулся.

Несмотря на близость Невы было достаточно тепло, а на солнце даже жарко, а так как была суббота, то до понедельника он был совершенно свободен, - Сергей со второй попытки пытался закончить своё высшее образование и сейчас снова был студентом 3 курса филологического факультета СПБГУ (первая попытка была предпринята им сразу после армии, - но тогда он смог доучится только до конца 2 курса – перед самой сессией всё это внезапно отложилось «по незапланированным личным обстоятельствам», и вот после 3-летнего перерыва он снова подал туда документы и пока всё тьфу, тьфу, вроде было нормально и его средний балл довольно твёрдо держался на 4-4,5-значной отметке. Немного посмотрев на ярко переливавшиеся в солнечных отсветах брызги фонтана и на стоявшие поблизости на площадке памятники Сергей оглянулся на своих соседей – дальние скамейки были заняты обычными для этого времени небольшими компаниями и гостями этого уютного парка-садика, а ближайшие к нему три скамейки занимали две довольно молодые пары, за ними сидели три о чём-то весьма оживлённо беседовавших молодых человека лет 20 -25, немного подальше, сразу за памятником Глинке четверо подростков гоняли по дорожке небольшой футбольный мячик. Так что обстановка вокруг была как всегда спокойной и мирной, как и подобает ей в таком месте. Часы показывали 20 минут 7-го, слегка зевнув и посмотрев на шпиль адмиралтейства и зеленеющие вокруг деревья он достал сигареты и подумал что спешить ему сегодня незачем и что ещё с полчаса он посидит в этом парке, а после этого как и собирался пройдёт прогуляться к Исаакию, а заодно и допишет там ответ на пришедшее несколько дней назад письмо брата, - письмо было довольно ожидаемым и интересным, и к тому-же у него 3 дня назад был день рожденья, ему исполнилось 20… Да, Алексей, младший брат нашего героя уже 5 лет жил отдельно от них у тётушки на юге, в Севастополе, куда его когда-то пригласили и куда он после некоторых колебаний и совещаний переехал на постоянное жительство, и который уже стоял сейчас перед положенным в этом возрасте обязательным рядом вопросов, решать которые в одиночку иногда бывает не очень-то просто и которому явно была нужна чья-то помощь. Ну что тут поделаешь, - ведь 20 лет, - такой возраст… И конечно сегодня надо наконец дописать свой ответ, и лучше это сделать в зелёном садике напротив Исаакиевского, как раз будет уже самый вечер. Но ничего, а если он даже где-то немного задержится, то фонари там всегда горят очень ярко. А потом, когда ответ будет написан и вокруг стемнеет он выйдет оттуда на набережную, дойдёт по ней до Дворцовой, немного постоит у начала Эрмитажа, а потом уже дальше по набережной до Троицкого моста и прохода на Миллионную – да, ночевать сегодня снова он будет не у себя, - брат с отцом ещё около месяца будут в Москве, а со своей Светланой он снова рассорился и вот уже 3 дня ночует у Алины, благо этот адрес у него остался ещё с первого студенчества, и там всегда ему рады как дома.

Да, конечно со Светланой у них опять всё вышло очень глупо, и всё опять из-за какой-то мелочи, - да, конечно он виноват, но взять в тот день её велосипед из ремонта он ведь действительно не мог, мастерская в тот день не работала, а домашних телефонов этих ремонтников он не знал. Да, конечно он в тот вечер и немного задержался – встреча с двумя своими бывшими однокурсниками чуть-чуть запозднилась, - они ещё немного прошлись прогуляться по Фонтанке, и ещё пришедшее письмо от брата, но это же не повод сразу-же устраивать ему такую встречу... Да и за ужином он снова оказался виноват что когда в прошлые выходные они переставляли книги две полки оказались составлены совершенно неверно, а его доводы что он просто разложил их по временам и жанрам были сразу-же встречены вопросом: - А куда-же он тогда подевал две книги Томаса Манна и Моэма? Опять дал почитать своим знакомым? – Ну что он мог тогда ответить, ведь он действительно их даже не трогал, а если они куда-то и делись… Но всё равно, - он снова оказался виноват. Ну, а после этого сразу-же внезапно оказалось и то, что их телевизор уже почти месяц не показывает две какие-то программы, а он никак не может их настроить, и что в конце августа, когда они возвращались из пригородной поездки, там, в автобусе… Но тут зазвонил его телефон, тогда ему позвонил его старый приятель, Олег и сообщил что они с Ольгой на днях собираются… Но Светлану было уже не сдержать, и когда на кухне прозвучало ещё одно женское имя, то тогда началось всё, и по полной программе… И через 20 минут спускаясь по лестнице под громкие и уверенные Светины высказывания и реплики, так и сыпавшиеся с лестничной площадки и посмотрев – все ли конспекты и тетради со своими записями он успел запихать в походную сумку и на месте ли телефон он хлопнув дверью вышел во двор и подумал: - Ну вот, опять всё по новой… - и закурив стал соображать – к кому бы лучше было обратиться, - ведь такие небольшие семейные сцены случались у них уже не в первый раз, а насколько продлится это его «очередное изгнание» трудно было даже и представить. Да, но так или иначе ему опять предстояло искать приют где-то у своих друзей и знакомых, а сейчас Олег был занят, к ним приехали друзья и к тому-же он только что ему звонил. Так, конечно можно попробовать позвонить Денису с Димой, да, и… Да, а если Алина, - ведь в прошлый раз он больше недели «пробыл» в её небольшой коммуналке, и если и на этот раз у неё всё нормально… И через минуту набрав её номер и вкратце изложив всю суть вопроса и услышав её привычное – Да, конечно приходи, всё совершенно в порядке, - он выключил телефон и засунув его в боковой карман отошёл от парадной и направился к сравнительно недалёкой Миллионной. А там всё обошлось очень просто и совершенно без каких-либо объяснений.

И вот уже третий день после окончания лекций он встречается со старыми знакомыми, ездит к ним в гости и естественно каждый вечер находит свободные час-два на небольшие прогулки по местным улицам и переулкам с традиционной чашкой кофе в каком-нибудь из любимых уютных Питерских кафе. А сегодня он вышел от Алины где-то около часа и просидев два часа в небольшом кинолектории за просмотром «Космической одиссеи 2001» Стэнли Кубрика зашёл в кафе и перекусив позвонил ей и предупредил что сегодня он скорее всего немного задержится и прогуляется в районе Адмиралтейства и Исаакия, и что вернётся несколько попозже, на что Алина совершенно не возражала, а только предупредила «чтобы он не особенно разгуливался и где-нибудь к 11 уже был дома», - у неё там тоже была соседка и поздние возвращения были не очень-то желательны. Но прекрасно зная об этом и помня все «обещанные правила гостеприимства» он попробовал заранее рассчитать своё время и прошёлся по Невскому, немного прогулялся по Дворцовой и теперь, после этого садика у Адмиралтейства его маршрут был уже прямо к Исаакиевскому, где он собирался немного задержится в зелёном садике перед собором и наконец-то дописать свой ответ Алексею. Ну а после этого можно идти уже прямо к Алине, - пока он дойдёт, будет как раз почти где-то 11.

А сейчас просидев минут 15 перед мелодично журчавшим фонтаном Сергей вздохнув посмотрел на блестящий шпиль Адмиралтейства, на зеленеющие вокруг деревья, уже слегка отмеченные лёгкой желтовато оранжевой сентябрьской краской, на мирно беседующие на соседних скамейках пары и вытащив сигареты решил что сейчас можно сделать небольшую прогулку по этим аллеям до Медного Всадника, а потом идти уже прямо к Исаакию, - там он будет примерно где-то в начале 8-го. Он ещё раз взглянул на прогуливающихся по парку, на небольшие компании на скамейках, на стоявший напротив бюст Гоголю и снова подумал что со Светой у них в этот раз вышла всё такая-же глупость, и уже в который раз… И в который раз в таких ситуациях ему снова приходится на время уходить из дома чтобы хоть как-нибудь разрядить обстановку, - простой элемент благоразумия, чтобы просто прошло какое-то время. И уходить-то ему приходится из своего дома – со Светланой они познакомились 4 года назад на Краснодарских курортах, а сама она родилась и жила в Новороссийске, а когда после полугодичного знакомства они решили больше не расставаться и она с благословения родителей переехала в Петербург… То с той поры как они официально расписались и переехали к нему (в их старой квартире кроме него также жили отец и его второй брат) прошло уже 3 с половиной года, а так как у Светы знакомых в Петербурге было не очень-то и много, а все такие «внезапные моменты» происходили всегда когда они оставались одни (то есть когда отец с братом были в каких-то своих довольно частых поездках) и Сергею просто ничего не оставалось как снова на несколько дней отправится на небольшую городскую прогулку с ночёвкой у своих знакомых (благо с чем, с чем, а с этим у него проблем никаких не было). И вот на этот раз он снова приютился у Алины, благо их связывало больше 7 лет хорошего знакомства и один небольшой, но вполне взаимный роман и возможно ещё 2-3 дня он будет гостем у своей подруги, а когда его Светлана остынет и наконец-то позвонит… Так что-же, они не будут это афишировать, - ведь его отцу и брату лучше всё-таки об этом не рассказывать, а на будущее… Да, а на будущее что-то всё же здесь придётся сделать, - ведь если также будет происходить и дальше и они не найдут какого-нибудь нужного компромисса – да, конечно-же тут нужен большой и серьёзный разговор, - ведь не продолжать же и дальше ему уходить в эти городские прогулки. А если об этом узнают его отец с братом… - Эх, Света, Света, - ещё раз немного грустно вздохнул Сергей и загасив догоревшую сигарету оторвался от своих размышлений, оглянулся, с улыбкой посмотрел на всё также гонявших свой небольшой мячик мальчишек, потом на памятник Глинке, на стоящего совсем недалеко от него Лермонтова и посидев так ещё несколько минут поднялся, обошёл широкий круг фонтана и учтиво-почтительно поклонившись стоявшему с другой стороны Гоголю подошёл к левой немного «витиеватой» аллее и неспешно пошёл по усыпанной желтовато красными листьями дорожке. Пройдя неторопливым шагом по этим задумчивым местам до памятника Пржевальскому он немного приостановился и посмотрел на него, потом дошёл до дуба Александра II и как обычно также постояв перед ним – ведь подумать только, этот дуб был посажен царской рукой почти полтора века назад, и отдав дань уважения нашей истории повернул в сторону Петровского спуска. Подойдя к этой площадке он немного не доходя остановился, несколько минут посмотрел на группу о чём-то оживлённо беседующих фотографируясь на фоне Медного Всадника иностранных туристов и на парящих над Невой чаек, потом улыбнулся и развернувшись пошёл к возвышавшемуся неподалёку Исаакию.

Подойдя к Адмиралтейскому проспекту он остановился рядом с возвышавшемся перед ним знаменитым собором и посмотрел на уходящий в вечернее Питерское небо позолоченный купол, на роскошную античную колоннаду кольцевой смотровой площадки под ним, на размещённые рядом на крыше многочисленные уникальные скульптурные изображения и небольшие часовенки по краям, на широкую нижнюю колоннаду парадного портика и несколько минут постояв любуясь этой картиной шагнул к пешеходному переходу. Перейдя через проспект он ещё раз ненадолго приостановился рассматривая колонны верхней смотровой площадки и две видные с этой стороны небольшие часовни окружённые всевозможными скульптурами на библейские сюжеты и почти незаметные вдалеке, на роскошную колоннаду широкого нижнего портика и небольшие группки гостей и туристов стоящих и гуляющих внизу на соборной площадке. Картина как всегда была очень впечатляющей и постояв так несколько минут он решил что сначала как обычно пройдёт к нижнему портику и минут 20 проведёт там любуясь открывавшемуся виду на Адмиралтейство и на другие ближние места, после перейдёт на противоположную сторону и также постоит немного там, у колонн центрального портика, а после пройдёт к расположенному прямо перед собором садовому дворику и займётся уже письмом брату. – Нет, а как всё-таки красив Исаакиевский в это время, - подумал Сергей переходя через площадку перед собором и поднимаясь к колоннам северного портика, - да, и как я люблю эти вечерние прогулки. И хотя сейчас стоит уже сентябрь, - но на улице тепло словно летом.

Поднявшись на портик он прошёлся вдоль ровных античных колонн, подошёл к входной двери и несколько минут посмотрев на роскошные горельефное изображения на библейские сюжеты, которыми полностью были украшены как эта, так и все остальные двери этого собора и минут через 5-7 наконец оторвавшись от этих причудливых выпуклых картинок и изображений подошёл к крайней левой колонне и посмотрев на вид вечернего Адмиралтейства подумал: - Нет, а как-же всё-таки прекрасно виден город от Исаакия… И особенно с его верхней смотровой площадки. Ведь оттуда отлично видно всё Адмиралтейство и здание Биржи с Ростральными колоннами, также оттуда открывается прекрасный вид на весь ближайший уголок города с высоты птичьего полёта, это виды на Петровский спуск и на Сенную и Исаакиевскую площади, оттуда виден весь Исаакиевский дворик и стоящий за ним посередине площади конный памятник Николаю I, и это всё на фоне превосходной панорамы городских крыш… Да, жалко то что вход туда сейчас временно закрыт.

Да, вход на верхнюю смотровую площадку Исаакиевского в те дни с начала осени был временно закрыт, - велись какие-то реставрационные и технические работы, так что посмотреть на вид города с этой круговой площадки под самым куполом получалось бы только где-то в середине октября, но сейчас Сергея это не особенно расстраивало, - это была его простая городская прогулка по историческим местам, и к тому-же сегодня он хотел немного посидеть в Исаакиевском саду и написать ответ своему брату, так что на большую прогулку по этим местам у него просто не хватило бы времени.

- Да, а время, - а сколько сейчас времени? – подумал он опять отрываясь от своих размышлений и увидев что уже почти 8 взглянул на противоположную сторону портика, потом на блестящий шпиль адмиралтейства и решил что ему лучше не задерживаться и перебираться на противоположную сторону, - ведь ему нужно ещё написать ответное письмо брату, а с этим лучше не затягивать и дописать всё сегодня. – Да, написать и отправить, - подумал Сергей и ещё раз взглянув на зелёные деревья перед Петровским спуском подошёл к украшенной затейливым рисунком двери, немного посмотрел на него и спустившись по ступеням вышел на соборную площадку, немного отойдя оглянулся и ещё раз взглянув на гордый вид этого портика пошёл к правому краю собора.

Несмотря на вечернее время и близость Невы было ещё достаточно тепло и завернув за угол и пройдя мимо такого-же портика он подошёл «к южной стороне» собора и свернув за угол прошёл к роскошным колоннам парадного входа и поднявшись на него посмотрел на зеленеющий перед ним садовый дворик Исаакиевского и на гуляющих среди этих деревьев, кустов и скамеек. Народа с этой стороны было примерно столько-же и минут пять постояв рассматривая прогуливавшихся в раскинувшемся перед ним садике Сергей оглянулся, посмотрел на проходящую мимо него о чём-то мирно беседующую молодую пару, потом взглянул на группку о чём-то беззаботно разговаривавших студентов, направлявшихся прямо к Астории и тут почему-то с небольшой грустью подумал об Алексее – ведь всего 3 дня назад у него был день рожденья, - ему исполнилось ровно 20, и его письмо… Сергей пощупал свой боковой карман – письмо было на месте и его блокнот с наполовину написанным ответом были там-же.

Как мы уже вкратце упоминали, его родной младший брат по договорённости с тёткой и её мужем 5 лет назад переехал жить к ним, в Севастополь и сейчас перешёл на 2 курс местного университета, - с этим у него вроде бы было всё нормально, но в остальном… Ну а в остальном – чего можно ждать от мальчишки его возраста, и ещё в наше время… Конечно-же многих различных вопросов, просьб, разъяснений, советов… Ведь Алексей как и многие его сверстники сейчас находился на обычном в этом возрасте «небольшом распутье», - и хотя в своём письме он об этом прямо почти не упоминал, но Сергей как его брат знал точно что они-то у него как раз есть, - все эти вечные вопросы – как и куда ему дальше, в какую сторону и с кем, - конечно сейчас ему было не просто, спасибо что хотя бы догадался написать, - ведь как ни как, всё-таки братья. Да, и сейчас обязательно надо будет дописать ему свой ответ… - Эх, Алексей, Алексей, я очень хорошо помню эти годы, - подумал Сергей глядя на проходящего мимо него высокого араба в мягкой восточной одежде, - и я прекрасно помню что стоит в эти годы простая дружеская поддержка…

Он ещё раз нащупал в кармане конверт с письмом брата, проверил на месте ли ручка – она была вложена в листья блокнота и несколько минут задумчиво постояв всё-таки вытащил письмо, вынул из конверта и минут 5 почитав эти исписанные знакомым мелким подчерком листы вздохнул, достал сигарету, прикурив спрятал письмо и ещё несколько минут постоял глядя на гуляющих перед собором туристов, на свободные скамейки в парке, оглянулся на другую сторону площадки, потом на трёх иностранцев о чём-то разговаривавших в другом конце портика и подойдя к входной двери несколько минут посмотрел на такие-же затейливые горельефные картинки-изображения на исторические темы и решил что пора. – Да, пора, - время стояло уже позднее и где-то через полчаса начало бы темнеть, а так как сегодня нужно было дописать ответ Алексею лучше было уже поспешить.

И Сергей перешёл через площадку перед собором, вошёл в садик и присев на одной из свободных скамеек посмотрел на окружённый закатными красками Исаакий, немного посидел и вынув из конверта письмо ещё раз перечитал его в неярком вечернем свете и когда вокруг зажглись фонари достал из кармана блокнот и раскрыл его на наполовину написанном ответе. Подвинувшись поближе к стоявшему почти вплотную со скамейкой фонарю он посмотрел на первые строки того, что он успел написать вчера – вроде писалось неплохо, но всё равно надо ещё раз перечитать, чтобы не было накладок. Письмо начиналось очень просто, привожу его здесь полностью.

«Алексей, я 3 дня назад получил твоё письмо и от всего сердца поздравляю тебя с Днём Рожденья и хочу пожелать тебе отличного настроения и всех и всяческих успехов, чтобы всё у вас было прекрасно и все планы и надежды обязательно сбылись. И ещё я очень хочу пожелать вам с Мариной и Олегом жить мирно и без разногласий, - на них ваш дом и ваше благополучие, все дела и ваше спокойствие. Жалко только что это поздравление дойдёт до тебя чуть попозже, а с телефонами у вас сейчас сбой и до вас никак не дозвониться. А теперь, Алёша, ты меня извини, но насчёт всего о чём ты написал в своём письме, точнее обо всех твоих делах я просто хочу дать несколько советов на будущее и может быть немного разъяснить (или объяснить, как это тебе будет удобней) несколько твоих вопросов, – возможно, я здесь в чём-нибудь и ошибаюсь, но наверно так всё-таки будет несколько понятней. Алексей, я очень хорошо понимаю какое время ты сейчас переживаешь и через какие ряды вопросов тебе приходится проходить, а также знаю то, как трудно иногда бывает найти и отыскать на них какой-нибудь действительно нужный верный ответ. И также я прекрасно знаю, как в таких моментах бывает важна и нужна чья-то помощь, чей-то совет или поддержка. И сейчас я пишу тебе это письмо и просто потому что я сам не раз через такое проходил, - и спасибо что ты догадался написать мне. И первым делом я конечно-же желаю и советую тебе во всём, во всех делах и проблемах всегда оставаться собой, со своей головой, со своими правилами, привычками и ценностями и какие-бы бури вокруг не бушевали, какие бы невзгоды и ливни не встречались на твоём жизненном пути, всегда вспоминай о том, что светлое всегда останется светлым, и даже в самой полной темноте. И ещё раз напомнить о том, что всё то хорошее и ценное что ты получил и у нас в своей молодости, и позже там, у вас на юге, - всё это только поможет тебе во всём разобраться и всегда найти нужный верный ответ на любой и часто даже самый неожиданный вопрос. И ещё, - ведь я прекрасно знаю что ты очень любишь и ценишь хорошую литературу, - я помню как ещё в детстве ты с удовольствием перечитывал все те огромные книжные запасы, которые до сих пор хранятся в нашем доме (и как часто мы ругали тебя находя среди ночи на кухне за книгой, - я очень хорошо помню как мы 3 раза прятали от тебя «Белые ночи» Достоевского и Сервантеса, но ты всегда их находил а после клал на тоже место, и мы бы даже не узнали об этом, если бы один раз не увидели тебя с ними ночью на кухне), а это Алексей всегда будет очень хорошей подмогой во всех твоих делах и поступках на всём большом и долгом жизненном пути. И ведь ты к тому-же прекрасный художник, - я видел и твои акварели, и твоё масло, и до сих пор не понимаю почему ты не продолжил своё художественное образование…»

Так, на этом месте Сергей вчера остановился и дочитав своё послание достал из кармана ручку, посмотрел на освещённый вечерней подсветкой Исаакий и немного подумав вспомнил свою последнюю встречу с братом, его лицо, его прекрасные морские пейзажи, а после снова склонился над письмом и минуты две подбирая нужные строки наконец-то нашёл нужное и продолжил.

«А ещё Алексей я хочу тебе сказать (или подсказать, что это – ты решай лучше сам) – просто все эти знания и всё то хорошее что ты приобрёл в своём детстве у нас в Петербурге, и позже там, на юге и что ты на самом деле ещё продолжаешь незаметно для себя «собирать и накапливать» в себе и до сих пор, и что продолжится у тебя ещё несколько лет, - это на самом деле «тот самый запас всего лучшего», - это все твои знания, эрудиция, интересы, - это как раз то, что просто не даст (или даже не позволит) когда-нибудь тебе упасть, а если проблема будет трудной – то позже с достоинством подняться и поможет в любой твоей жизненной ситуации и во всех твоих жизненных делах. И ещё я очень хочу тебе сказать – Алёша, никогда не падай духом и всегда помни о том, что ты тоже член нашей большой и очень старой Ленинградской семьи, воевавшей в гражданскую и пережившую блокаду, а если когда-нибудь у тебя случится беда или нужен будет какой-то совет – не стесняйся, не держи в себе это, а обращайся за помощью или советом к своим друзьям (я знаю, они у тебя есть) и конечно-же к нам, - Алёша, ведь мы же не чужие. А закончить это письмо я хочу уже и просто приглашением, - Алексей, ты ведь очень давно не был в нашем городе, - почти 2 года ты путешествуешь по вашим южным местам, - Алексей, приезжай, - я даже не приглашаю, а просто настаиваю, - приезжай, наши двери для тебя всегда открыты. Так что в ближайшее свободное окно в твоих учебах (а они у вас наверняка должны быть) на неделю, на две – давай к нам, в Питер, погуляем по городу, походим по кафе и по музеям, поговорим, побеседуем, Алёша, - просто ждём. Да, к сожалению последние полгода у вас какие-то неясные помехи с телефонной связью, но ты же написал мне что через месяц это всё должно наладится, и мы созвонимся и обо всём договоримся поточнее. Но я надеюсь что где-то к этому времени ты как-нибудь разберёшься со своей учёбой и мы встретимся уже здесь, на Невских берегах, у нас дома. Ну а если это ещё не получится – тогда хотя бы созвонимся, - хоть какой-то, но живой голос…

Ну а в заключении я ещё раз поздравляю тебя с Днём Рождения и желаю тебе всего, всего и всего, что в такие праздники принято желать, и ещё раз повторяю – Алексей, приезжай, мы все тебя ждём.

На этом всё, передавай приветы Марине и Олегу,

твой брат Сергей.»



Дописав эти строки он закрыл ручку, подвинулся поближе к фонарю и ещё раз перечитал всё письмо, потом аккуратно вырвал написанные листы и вложив их в конверт с заранее подписанным адресом запечатал его и положив вместе с блокнотом и письмом брата в карман вздохнул и посмотрел на светящийся перед ним в ярких огнях подсветки Исаакиевский. Вокруг было уже совершенно темно, - последние полчаса он дописывал ответ брату только при свете горевшего рядом фонаря, и посидев несколько минут в тишине любуясь светящимся видом возвышавшегося перед ним собора нащупал в кармане сигареты, прикурил и посмотрев на часы немного присвистнул - время было уже без 5 минут 10.

- Да, а сегодня я здесь немного задержался, - подумал он с небольшой задумчивостью посмотрев на светящийся собор и улыбнулся: - да, но зато написан ответ Алексею и если минут через 5 я пойду к набережной, то к 11 точно должен быть уже у Алины. Да, а к ней и правда лучше сейчас не опаздывать. А по дороге и опущу письмо в почтовый ящик. Эх, Алексей, Алексей, как давно мы не виделись. Ну что-же, зато теперь будем ждать его в гости. Нет, а правда, как красив сейчас Исаакий, - и центральный портик, и вся верхняя колоннада со скульптурами и часовнями… И кстати, а как отлично всё-таки поработали здесь с подсветками, - ведь в праздничные дни весь собор может светится и золотым, и серебристым, и оранжево красными и зеленоватыми оттенками, и эти подсветки поставили тут так точно, что порою кажется что это не искусная игра пиротехники, а кто-то вдруг действительно зачем-то перекрасил весь собор праздничными цветными красками… Да, но я кажется немного замечтался, сейчас уже 2 минуты одиннадцатого, - подумал Сергей взглянув на часы и выбрасывая догоревшую сигарету, - и тогда мне пора, - у Алины соседка, и к 11 надо быть уже дома. И он ещё раз посмотрел на светящийся на фоне ночного неба Исаакий, проверил - на месте ли ручка, поднявшись оглянулся на также освещённый гирляндами огней зелёный соборный садик-двор и пошёл к недалёкому Петровскому спуску.

Пройдя через Александровский садик он прошёл мимо ярко освещённого Медного Всадника, вышел на набережную и взглянув на горящие на противоположном берегу ростральные огни и светящийся гирляндой подвесных огней дворцовый мост отметил что было хотя и посвежее, но всё также не холодно неспешно пошёл вдоль также охваченного огнями парадной подсветки Адмиралтейства. Настроение было отличное, городская прогулка вышла замечательной и к тому-же написано письмо брату, - Да кстати, на углу Миллионной опущу его в ящик, как раз по дороге. А всё таки как отлично видны отсюда огни Дворцовой и Биржи, и эта подсветка моста… Ага, а вот и два Адмиралтейских льва, - а ведь кстати, здесь я когда-то написал и своё первое серьёзное стихотворение, да, вон на той скамейке, мне тогда было только 14, и сам стих был не очень-то грамотен, - первое и второе четверостишия серьёзно никуда не годились, но зато третье и почти всё четвёртое вышли и тогда на удивление неплохо… Да, давно я не писал новых стихов, - всё никак не собраться, то одно, то другое, то третье. Ну ладно, какие ещё мои годы… Ага, а вот уже и Дворцовая, да, вот прекрасно… И перейдя через переход у моста он подошёл к светящемуся Эрмитажу, там как всегда немного приостановился и посмотрел на Александрийский столп и светящуюся арку Главного Штаба, потом снова вышел на набережную и подумав что лучше уже поспешить – подводить Алину совсем не хотелось чуть прибавил своего итак не очень медленного шага. Подойдя к мосту через Мойку он ненадолго приостановился – этот вид плавно протекавшей под аркой в здании Эрмитажа реки ему всегда как-то по особому нравился и с минуту постояв там и оглянувшись на огни Петропавловки подумал что обязательно нужно не забыть опустить письмо в почтовый ящик улыбнулся и снова слегка прибавив шага пошёл дальше.

- Да, а брат, а Алексей… Вот кого он будет просто рад видеть, - жаль что с ним сейчас нет телефонной связи, это что-то там у них, в Крыму. А хотя, подожди, подожди, - да, ведь в понедельник он разговаривал по простому телефонному номеру с Сочи, - звонил своему знакомому. Да, и он говорил что у них там действительно кое-где есть сбои в связи с «большим миром», и даже сотовые, но внутри полуострова связь совершенно свободна… Так, и если позвонить ещё раз Андрею, он задержится в Крыму до начала октября, то тогда… То тогда он просто перезвонит Алексею в Севастополь и устно поздравит его с днём рождения и передаст ему моё предложенье… И как я раньше об этом не подумал, завтра сразу с утра ему позвоню. Да, но письмо сегодня обязательно нужно будет отправить. Так, ну вот я уже практически пришёл, вот Троицкий мост, поворот к Миллионной…

Действительно, в это время он уже подходил к Троицкому мосту и угловому дому по этой стороне набережной, так что идти ему оставалось совсем немного и дойдя до кромки Марсова поля он повернул направо, дошёл до Миллионной и посмотрев на ярко освещённый памятник Суворову подошёл к темно синему почтовому ящику и опустил в него письма брату. Зайдя на Миллионную он лёгким шагом прошёл несколько домов и дойдя до нужной арки двора остановился, - это был дом Алины, и она наверняка его ждёт, - сейчас без 10 минут 11, и на ужин у них наверняка готово что-то вкусное… Он прошёл через двор, открыл дверь парадной и поднявшись на 3 этаж похлопал по карманам – куда он снова положил ключи… А, вот они, - и достав небольшую ключевую связку с брелоком вставил в замок ключ, но немного прислушавшись остановился – из-за двери, скорее всего с кухни явно раздавались два чьих-то очень знакомых женских голоса. Он прислушаться повнимательнее, - да, один он узнал, это была точно Алина, а второй, и такой-же знакомый…

- Да, а у нас сегодня гости, - интересно, кто это, и о чём они так мило беседуют, - улыбнулся Сергей и повернув дверной ключ открыл дверь и вошёл в прихожую.

- Ага, а вот и я, а у нас никак сегодня гости?

- Да, гости, гости, - ответила появившись в кухонных дверях с небольшой улыбкой Алина, - да, гости, и ты проходи.

- Сейчас, сейчас, только разуюсь. Да, а куда подевались куртка и сумка соседки? Её что, нет дома?

- Да, она сегодня на несколько дней уехала к себе на дачу.

- Ну так это-же просто прекрасно.

- Да, но ты проходи, - улыбнулась Алина и отойдя немного в сторону пропустила Сергея на кухню. Он вошёл, и тут же остановился. За столом с чашками чая и блестящим кофейником сидела его Светлана.

- Так, а.. Света, а ты… А ты здесь как… А извини, а ты откуда… И какими судьбами?

- А она здесь почти уже час, и мы за это время с ней просто очень мило и любезно побеседовали.

Сергей всё также несколько растеряно смотрел на совершенно непонятно как здесь оказавшуюся свою ссуженную, а она тоже взволовано и выжидающе смотрела на него слегка нервно покусывая нижнюю губку, и когда Алина улыбнувшись предложила Сергею наконец-то присесть он кивнул, посмотрел на Свету и хотел её о чём-то спросить, но она заговорила первой.

- Сергей, ты извини меня пожалуйста, но я пришла… Потому… Потому что это я во всём виновата, - и в том что ты ушёл в этот раз, и во всех прошлых случаях, и извини меня пожалуйста, но ведь не может же всё продолжаться так и дальше. И ты знаешь, я подумала, и… И знаешь, нам обязательно нужно будет поговорить, и чтобы больше этого не случалось, то заранее…

- Ах, извиняюсь, Сергей, тебе что налить, чай или кофе?

- Лучше кофе, Алина.

- А тебе, Света?

- А мне лучше чаю.

- Сейчас, одну минуту.

Алина отошла к кухонному столу, а Сергей посмотрел на Свету и улыбнувшись спросил: - Да, Света, извини, а как ты меня здесь нашла?

- Ой, Серёжа, я 2 дня обзванивала всех твоих и наших знакомых, и только сегодня вечером мне подсказали этот адрес.

- И через час она уже была здесь, - улыбнулась Алина ставя на стол чашки и также присаживаясь на своё место.

- Так значит…

- Серёжа, прости меня пожалуйста, - с какой-то невысказанной мольбой и вытирая выступившие вдруг на лице слёзы сказала Света, - извини, но ведь это я, и в этот раз, и раньше, и я, и я… И я правда никогда больше так не буду…

Сергей встал, подошёл к Свете, мягко положил ей руки на плечи и успокаивающе сказал: - Успокойся, Света, успокойся, всё уже нормально, и мы сейчас уже вместе пойдём домой. Да, вот так, не плачь, это совершенно не надо. И по дороге домой мы обязательно ещё поговорим…

- Сергей, подожди, - сказала Алина мягко отстраняя Сергея и подавая Свете стакан с водой, - на, выпей это.

- Да, спасибо – ответила Света и взяв стакан сделала несколько небольших глотков, потом посмотрела на Сергея и несколько неловко улыбнувшись спросила: - А может мы пойдём уже сейчас?

Сергей взглянул на очень выразительно посмотревшую на него Алину и улыбнувшись ответил: - Ну, если хозяйка не обидится что наш чай так и останется нетронутым…

- Да ты шутишь, конечно идите, и бог вам в помощь, - наконец-то у вас всё устроилось, - улыбнулась Алина и подмигнув Сергею пропустила их со Светой в прихожую, а пока они переобувались зашла в комнату и через минуту вышла оттуда и протянула Сергею его сумку с конспектами и тетрадями, он благодарно кивнул ей и посмотрел на Свету.

- Ну что, пойдём?

- Да, конечно, пошли.

- Да, Алина, большое вам спасибо, и я думаю что где-то на следующей неделе мы созвонимся, и…

- Да, Света, мы же об этом уже говорили.

- Спасибо, Алина, - улыбнулся Сергей и после того как его старая подруга ещё раз очень выразительно посмотрев на него улыбнулась и подойдя к двери щёлкнула замком ещё раз благодарно кивнул ей и вышел вместе со Светой на лестничную площадку.

- Ну что, теперь домой?

- Да, конечно, и ты знаешь, ещё днём обзванивая твоих знакомых я подумала – а что если мы на следующие выходные снова съездим на наши места, - сейчас ведь ещё сентябрь, а как красиво там осенью…

- Да? А что, и мы ведь правда давно уже там небыли.

- И кстати, мы можем пригласить с собой и Алину, - мы с ней так мило побеседовали пока ждали когда-же ты вернёшься…

- Осторожней, Света, здесь на выходе высокие ступеньки.

- Да? Спасибо, я и не заметила, да, а ступеньки и правда высокие, и ещё, ты знаешь…



02.2021




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
Свидетельство о публикации: №1210726427105
@ Copyright: Виталий Пажитнов, 26.07.2021г.

Отзывы


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1