СНЫ. Чистка конюшен. ВАЛЕНТИНА.







                                                                        Глава 11.


      Я уверен в своих речах. То есть не был уверен всегда, но лет десять – точно. Работа такая, что приходится говорить часами без умолку. И, конечно, писать. Соль ситуации в том, что давно уже не хочу говорить или писать – исчезла сама потребность. Сказать или написать чего по делу – с охотой. Не скажу, что с большой; но, как сказано, для дела. Говорится или пишется при этом что-то лишнее – возможно, но «лишнее» тут не без смыслов и контекстов ситуаций, в которых оно вылетело в свет. Где-то, наверняка, в выводах ошибаюсь; и что? Лишь бы всё было искренно. Бывает, и вру для словца – хотя, скорее, не вру, а завершаю мазком-другим картину реконструкции объектов обсуждений. В оценках чего угодно стараюсь не оскорблять живых и ушедших; но речь строю так, чтобы собеседник сам мог дать оценку чему угодно. Профессиональная привычка, но помогает и в бытовой жизни. Главное, чтобы собеседник был в состоянии чувствовать тысячу смыслов. Их, правда, тысяча, но большинство людей держат в голове один – тот, что даёт ощущение собственной правоты. Грустно, что на Земле куча людей не может сообразить смысл банальной реплики Ходжи Насретдина: «И ты, мол, женщина права!» Права она или не права – не важно – главное, что ведь может быть права; а ей, извиняюсь за каламбур, в этом праве уже кем-то отказано.

        Сейчас хотел сказать, что, в принципе, каждый из нас может быть прав; а вышло, что права может быть и сестра Валентины. Да, она имеет право быть правой, но права ли? Как, как можно оскорблять (про право на оскорбление молчу) человека, которого не видела вообще? Какой-то карнавальный абсурд. Карнавальный – надо же, слово странное выскочило. А, может, жизнь для сестры – и есть карнавал? То есть, отсутствие строгих правил и желание разгула? Ну, конечно! А любители тьмы боятся света – то есть, тех самых правил. В данном случае, закона. Я даже засмеялся. «Если вакханалия не прекратится в течение дня, пишу заявление о вторжении в мою частную жизнь, – через десять минут дописывал я новое письмо. – Дело суда – определять меру клеветы в оценке всего лишнего».

       Слова произвели волшебный эффект – через час пришла весть от Селены. «Думай что угодно, но я снимаю все посты – об этом просила сестра. Она, кстати, имеет право не свидетельствовать в суде о поступках родственников. Не разыскивай – сегодня навсегда улетаю в Америку». В Америку! – потягиваясь перед компом, усмехнулся я. Державшее меня напряжение испарялось.   
                                              















­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
Свидетельство о публикации: №1210720426640
@ Copyright: Александр Алакшин, 20.07.2021г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1