Два У шлёпка. Пьеса на 2 человека


Два У шлёпка. Пьеса на 2 человека
­ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.Пьеса на 2 человека «Два у шлёпка» (16+)

Комедия. Продолжительность 1 час

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

не первой свежести молодой человек - АЛЬБЕРТ

не первой свежести молодая девушка - ИЗОЛЬДА

1

Действие происходит в квартире. Позднее утро, шторы задёрнуты, посреди комнаты валяется один унылый шлёпок с левой ноги. Второго нет. Световик освещает этот одинокий атрибут обуви.

В комнату на четвереньках вползает Альберт. Он явно чувствует себя не самым лучшим образом, о чём говорит его помятая небрежно расстегнутая рубаха, которая частично заправлена в семейные трусы, а так же бросаются в глаза разлохмаченные волосы и припухшая физиономия.

Альберт что-то бурчит себе под нос. Не то мычит, не то скулит, не то стонет.

Ползёт к центральной части сцены, доползает до шлёпанца, запинается об него рукой и падает.

АЛЬБЕРТ (лёжа на полу в нелепой позе): Ой, что-то мне сегодня неможется..., совсем.

Вздыхает, пытается восстановить первоначальное ползущее положение, но в итоге садится на пятую точку и смотрит удивлённо – нигилистически в зрительный зал. Шлёпанец лежит рядом с ним.

АЛЬБЕРТ (философски): Вот как так получается? Сколько лет живу, не могу найти ответ на этот, простой на первый взгляд, вопрос. Куда всё время девается второй шлёпанец? (Зрителю) Вы не знаете?

Берёт в руку валяющийся шлёпок, истерично шлёпает им по полу и отбрасывает в сторону.

АЛЬБЕРТ (нервно): Вот и я не знаю. (Злобно показывает пальцем на отброшенный шлёпок) Причём это – второй! Сегодня я потерял первый! Это в два раза обидней!

С другой стороны сцены ползёт так же на четвереньках, такая же неприглядная и взлохмаченная Изольда. Видок и состояние ещё то.

ИЗОЛЬДА (с трудом выговаривая): Ну что, Альбертик (икает), золотой мой, опять не можешь найти свой злосчастный тапок?

АЛЬБЕРТ (нервно): Это не тапок! Это шлёпок!

ИЗОЛЬДА (с иронией): Ммммм...., ну, это в корне меняет дело.

АЛЬБЕРТ (нервно): Ой, ладно, не суть. Шлёпок, тапок. Факт тот, что его опять нет!

Изольда подползает поближе, садится спина к спине с Альбертом. Сидят оба на полу, отдыхают от изнурительной проползки.

ИЗОЛЬДА (печально): Нда-с, как говорится, и по шапочкам Потап, и по тапочкам Потап.

Альберт недовольно косится назад в сторону Изольды.

АЛЬБЕРТ (нервно): Так, Изольда! Ты это... ни это!

ИЗОЛЬДА (печально): Да, что-то я как-то не туда. Ну что? Давай искать, что ли?

АЛЬБЕРТ (относительно спокойно): Да не..., погодь. Давай отдохнём. Посидим..., потолкуем, как в старые добрые времена.

ИЗОЛЬДА (с ностальгией): Да... Были мы когда-то молоденькими совсем, помнишь? Юнцами. Я тогда тебя почти не замечала...

АЛЬБЕРТ (относительно спокойно): Ну, где там, ты со своим Толькой носилась!

ИЗОЛЬДА (немного нервно): А ты со своей Валькой!

АЛЬБЕРТ (самодовольно): Хочу заметить, что Валька была не моя, она была Митькина, но носился с ней я, это да.

ИЗОЛЬДА (укоризненно): Воооот, даже не со своей! Позорник..., этот... как его... Бабник!

АЛЬБЕРТ (укоризненно): Ой-ой-ой, кто бы говорил! Можно подумать у тебя кроме Толика никого не было? Мне про тебя и Демьян рассказывал, и Славик, а уж Антоха, тот вообще без твоего внимания не оставался. Скажешь - не так? И это я, к слову сказать, всё про один и тот же день напоминаю! Помнишь, что за день?

ИЗОЛЬДА (уклончиво): Помню, конечно, как не помнить. Мы тогда праздновали совершеннолетие нашей общей подруги Яночки. Ну да..., было дело. Молодая была, амбициозная. Кровь горячая, играла...

АЛЬБЕРТ (укоризненно): Во-во... Так что это ни я бабник, это ты бабник. Вернее... А как можно назвать девушку, чтобы было не слишком обидно, но и не слишком мягко в данной ситуации? Мужибник! Вот. Мужибница ты... была.

Изольда косится через плечо, поглядывая искоса на Альберта. Тянется ногой к шлёпку, но не может его зацепить. А желание так велико, отвесить мил человеку шлёпком по затылку. Но дотянуться не получается. Раздосадованная Изольда тяжко вздыхает.

ИЗОЛЬДА (угрожающе): Ну, спасибо тебе, дорогой. Я это запомню.

АЛЬБЕРТ (спокойно): Запомни, и повторяй это себе почаще!

ИЗОЛЬДА (серьёзно): Хм..., значит, ты столько лет носил в себе вот это и вот, наконец, выплеснул. Это спустя столько лет, я узнала к себе истинное отношение мужа! Однако...

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Гражданского мужа, прошу заметить! Гражданского!

ИЗОЛЬДА (серьёзно): А что это меняет?

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Да всё это меняет! Ещё бы я женился официально на такой пройдохе как ты. Нашла дурака!

Изольда вновь пытается дотянуться до шлёпка ногой, теперь уже более отчаянно, но шлёпок всё же далеко. Она пихает ненаглядного плечом, и не единожды.

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Ой-ой-ой, разошлась.

ИЗОЛЬДА (нервно): А мне вот интересно! Что это ты расп... фуфырился? Вчера вечером ты был весьма галантен, обходителен и нежен. А тут, значит, жена стала ему вдруг резко недостойной!

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Вчера при мне был мой второй, вернее, первый шлёпок. А сейчас при мне его нет. Я чувствую себя неполноценно!

ИЗОЛЬДА (нервно): Ну и чувствуй на здоровье! Я-то здесь причём?

АЛЬБЕРТ (рассудительно): А кто причём? Кто всё время надевает мои шлёпки, пока бегает в душ? Кому (передразнивает) так идут, так идут..., мои шлёпки?

ИЗОЛЬДА (нервно): Ой, всё!

АЛЬБЕРТ (нервно): Нет не всё! Это мои шлёпки! Я их в Таиланде покупал! Это мой символ свободы, моё напоминание, о светлых счастливых днях! О лучшем периоде моей жизни!

ИЗОЛЬДА (нервно): Блудливая твоя рожа! Думаешь, я не знаю, чем ты там в Таиланде занимался? Не забыл, сколько денег потратил на лечение после своих таек? Причём, что любопытно – моих денег!

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Ну, так правильно, свои-то я все там оставил, на райском островке.

ИЗОЛЬДА (нервно): Паршивец. И даже не стесняется при мне такое вспоминать, да ещё и воспевать!

АЛЬБЕРТ (смакуя): О... Это было незабыва(Изольда пихает его в спину)АААемо. Ты чего пихаешься? Да, я не ангел, признаю. Но ты, знаешь, тоже не из благородных девиц!

ИЗОЛЬДА (оборачиваясь): Чего это я не из благородных?

АЛЬБЕРТ (оборачивается к жене): Забыла что ли свою поездку в Турцию?

Изольда многозначительно улыбается, отворачивается обратно.

АЛЬБЕРТ (обернувшись): Ну чего, чего спрятала румяное личико? В аккурат тебе твою же сумму отдал, теперь уже на твоё лечение. Да нет, даже поболее там получилось. Вкусила «Турецких сладостей» на чужбине?

ИЗОЛЬДА (недовольно поглядывая на мужа): Вспомнил тоже. Ты лучше вспомни, как я тебя от соседки сверху домой волокла!

АЛЬБЕРТ (обернувшись): Ты лучше вспомни, как я тебя из-под соседа снизу вытаскивал!

ИЗОЛЬДА (недовольно поглядывая на мужа): А ничего, что я тогда была девушкой этого соседа снизу?

АЛЬБЕРТ (нервно обернувшись): А ничего что ты была моей девушкой до и после соседа снизу?

ИЗОЛЬДА (недовольно поглядывая на мужа): Главное, что я не была твоей девушкой во время того, когда была девушкой с соседом снизу!

АЛЬБЕРТ (нервно обернувшись): Конечно. Что примечательно, я узнал о том, что ты не моя девушка именно в тот момент, когда вытаскивал тебя из-под соседа снизу!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): Так! Не морочь мне голову. Мы с тобой накануне того случая поругались и расстались, хочу заметить.

АЛЬБЕРТ (аналогичным тоном): Хочу напомнить, что поругались мы тогда из-за того, что я тебя застал с соседом сбоку, во время того, как ты была моей девушкой!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): Да ты всё неправильно понял! Я вообще с ним не была. Я с ним просто... просто...

АЛЬБЕРТ (аналогичным тоном): Просто он помогал тебе доставать письмо из почтового ящика!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): Да!

АЛЬБЕРТ (аналогичным тоном): Находясь при этом в удивительно нелепой позе!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): Ящик заел, он я не могла открыть, он пытался помочь!

АЛЬБЕРТ (аналогичным тоном): Лицом к лицу!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): И что такого?

АЛЬБЕРТ (аналогичным тоном): Губами к губам!

ИЗОЛЬДА (громко, нервно): Не выдумывай! Тебе всё показалось. Мы были в разных плоскостях, дисперсия света, преломление солнечных потоков и смещение перспективы относительно взгляда с площадки лестничной клетки... Ты просто всё неправильно увидел и как следствие - не так понял!

АЛЬБЕРТ (с сарказмом, нервно): Оооо, да я вижу физический факультет не прошёл зря! Пригодились-таки знания в жизни!

Изольда облегчённо выдыхает.

АЛЬБЕРТ (с сарказмом): Так! Интерференция моя, волновая. Давай проясним ситуацию, по крайней мере, на ближайшие минут пятнадцать. Сейчас ты моя девушка?

ИЗОЛЬДА (сбавляя обороты): Твоя! И девушка и жена...

АЛЬБЕРТ (перебивает): Гражданская!

ИЗОЛЬДА (сбавляя обороты): ...гражданская...

АЛЬБЕРТ (приходя к консенсусу): Ну вот! Пока у нас с тобой всё по-честному, предлагаю перенести наш сугубо абстрактный и не привязанный к личностям диалог в спальню, и продолжить там. А то, что-то нахлынули воспоминания о Таиланде...

ИЗОЛЬДА (романтично): А мне о Турции... Одобряю данное предложение. Поползли!

Звучит музыка.

Изольда уползает первая, за ней следом уползает в том же направлении Альберт. Выражение лица и того и другого вполне многообещающие, все всё понимают, дело предстоит «серьёзное».

ЗТМ.

2

На сцене валяется уже другой шлёпок, с правой ноги, но тоже один. Альберт и Изольда возвращаются из душа, оба бодрые и весёлые.

АЛЬБЕРТ (воодушевлённо, вытрясая из уха воду полотенцем): Даааа..., Золя, давно я от тебя такой прыти не видывал. (Задумывается, вспоминает) Дня два уж как!

ИЗОЛЬДА (меняется в настроении): В смысле? А эти пару дней тебе что, плохо было?

АЛЬБЕРТ (увиливая): Да нет, ну почему же, наоборот...

ИЗОЛЬДА (нервно перебивает): Наоборот? То есть тебе сейчас было плохо?

АЛЬБЕРТ (накаляясь): Да почему плохо-то? Я что сказал, что было плохо?

ИЗОЛЬДА (нервно перебивает): Да, ты именно это сейчас и сказал!

АЛЬБЕРТ (нервно): Да в смысле - сказал?

ИЗОЛЬДА (психует): Да тут во всех смыслах понятно, что ты меня оскорбил как женщину!

АЛЬБЕРТ (в ярости): Я тебя похвалил, дура!

ИЗОЛЬДА (психует): Иди ты..., со своими такими хвальбами..., к соседке!

АЛЬБЕРТ (в ярости): И пойду!

ИЗОЛЬДА (в ярости): И иди!

АЛЬБЕРТ (в ярости): И пойду – пойду!

ИЗОЛЬДА (в ярости): И иди - иди!

Альберт скомкивает полотенце и швыряет его в сторону, начинает спешно собираться, ищет вещи, метается по комнате.

АЛЬБЕРТ (в ярости): Это не жена, это кусок...

ИЗОЛЬДА (перебивает в ярости): Ну-ну?

АЛЬБЕРТ (в ярости): Кусок истерички!

ИЗОЛЬДА (в ярости): Знаешь что?

АЛЬБЕРТ (в ярости): Ну что?

ИЗОЛЬДА (в ярости): Да пошёл ты, знаешь куда?

АЛЬБЕРТ (в ярости): Знаю, к соседке! Давно надо было. Только зря время и нервы на тебя, на дуру, потратил, похвалил, ехрёна мать!

Альберт хватает майку, находит штаны, ищет шлёпанцы.

ИЗОЛЬДА (в ярости): Да я сама вперёд тебя к соседу уйду, он меня уже знаешь сколько...

Изольда выхватывает штаны и майку из рук у Альберта, откидывает их в сторону. Хватает свои вещи, и обходит на финишной прямой мужа, устремившись к двери.

АЛЬБЕРТ (уперев руки в бока, с интересом): Ну и сколько он тебя уже?

Изольда останавливается, поняв, что сморозила.

ИЗОЛЬДА (нервно, выкручиваясь): Да я... Да я совсем не это имела в виду, валенок! Уговаривал давно, я имела в виду!

АЛЬБЕРТ (уперев руки в бока, с интересом): Так значит, всё-таки имела!

ИЗОЛЬДА (нервно, выкручиваясь): В виду, олень!

АЛЬБЕРТ (уперев руки в бока, с интересом): Ну, я так и понял. Олень, прямым текстом заявила, что я давным-давно рогоносец!

ИЗОЛЬДА (нервно, выкручиваясь, пытаясь убежать, но в то же время стараясь оправдаться): Да что ты к словам-то цепляешься! (Максимально нервно) Рогов у тебя не было, а теперь будут! Прощай, ушлёпок!

Изольда убегает со своими вещами, громко хлопнув дверью.

АЛЬБЕРТ (уперев руки в бока, рассудительно): Ушлёпок... Кстати! Где опять мой шлёпок?

Надевает тот шлёпанец, который валяется на сцене, отмечает для себя, что это уже другой шлёпанец.

АЛЬБЕРТ (с укором): Вот ведь, зараза! А утром ведь с другой ноги валялся. Ну, кто это ещё может так фигнёй страдать, окромя как не моя дорогая жена..., та самая которую сейчас сосед уговаривает. А я как дурак, в одном шлёпанце,не идти же мне в таком виде для компенсации урона к соседке...

Тяжко вздыхает, скидывает шлёпанец, отчаянно осматривает квартиру.

АЛЬБЕРТ (спокойно, рассудительно): Ой, беда-беда огорчение. И повод такой хороший пропадает и как-то всё так хорошо складывается, а шлёпка нет. Если нацеплю ботинки, то соседка подумает, что я из дома ушёл, если приду босиком – подумает, что выгнали. И тот и другой вариант не располагает к романтическому «диалогу».

Альберт прохаживается.

АЛЬБЕРТ (внезапно, нервно, заглядывая под предметы мебели и вещи): Ну, где шлёпок-то!

Немного рыщет, но не находит, и садится на сцене в философском отчаянии.

АЛЬБЕРТ (зрителю): Вот ведь стерва! И я ведь точно знаю, что она реально сейчас пошла к соседу. Хоть бы его дома, что ли, не было. Она у меня девка видная. Не то чтобы внешне или по фигуре прямо очень сильно чем-то брала, но... Она из тех, кто цепляет.

Вот есть такие девушки, женщины, которые на мордашку – просто загляденье. И зубки ровненькие и все на местах, и губки пухленькие в меру, и глазки – два океана, и причёска, и одежда, и подача вроде есть. И фигуркой Бог не обидел. Да ещё и порой родители у таких девиц при деньках, ну, в общем, полный ажур. Всё при ней, как говорится. НО! Но не цепляет. Ну, вот не цепляет и всё тут. Я встречал таких в жизни. Голос приятный, знаки внимания мне оказывает, да я бы и сам рад зацепиться, но не могу. Ну, нет внутри вот этого звоночка трепетного, ничего внутри не происходит и всё тут. А без этого вместе жить – и себя мучить и её.

А вот вам другой пример. Иной раз видишь краем глаза, идёт засушенный огрызок с носом длинней моего. Какие-то волосики жидковатые, какие-то лохмотья на ней. Сама по себе страшная – хуже атомной войны, но при всём при этом, у неё два любовника, третий муж, помимо всего прочего ещё несколько человек виды на неё имеют, и ты ещё стоишь, краем глаза наблюдаешь и думаешь так невзначай «Хм... а почему бы и нет».

Вот и у моей так же. Она, конечно, не страхолюдина...

В квартиру возвращается Изольда, пыл её немного поутих, вроде как планирует мириться. Альберт её не видит, продолжает свои рассуждения.

АЛЬБЕРТ (зрителю): Так себе бабёнка, моя Золька, середнячок. Может, не середнячок, но уж точно не красавица, да и фигурки я видал куда повкусней, да и в этом смысле тоже, знаете ли... повидал таких Марьй – искусниц, что Золечке до таких умений ещё как до Китая пешком.

Изольда всё это слышит, по мере рассуждения Альберта неистовство её нагнетается.

ИЗОЛЬДА (громко, злобно, мужу): Как до Китая, значит!

Альберт ошарашено оборачивается, делает соответствующее ситуации удивлённо – возмущённо – извиняющееся выражение лица, в которое тут же летит многострадальный шлёпок, запущенный смелой меткой рукой Изольды.

Шлёпок опадает в цель!

Хлопок дверью от спешно исчезнувшей за ней Изольды.

Тяжкий многозначительный выдох Альберта.

АЛЬБЕРТ (зрителю, на удивление спокойно): Терпимо! (Утирает лицо) Так вот, у меня Изольда берёт как раз не телом или внешностью, а чем-то таким внутренним, тем, что цепляет. И вкупе с женским каким-никаким обаянием (оглядывается, не вернулась ли опять жена), всё это даёт такой эффект, что я ей постоянно всё прощаю. Вот сейчас уговорит её мой сосед, а я прощу. Прощу, ей богу, прощу. (С хитринкой) Но, сначала всё-таки наведаюсь к соседке!

Альберт бодро подскакивает, надевает один шлёпок.

АЛЬБЕРТ (зрителю): К чёрту фамильярности, так, в одном даже эротичней.

И несётся мстить к спасительной соседке в одном шлёпке.

3

Изольда возвращается домой. Она устало – довольная. Судя по всему, сосед дома всё-таки оказался.

ИЗОЛЬДА (с удовлетворением, стекая по косяку): Как же жжжжж хорошо вот так принять натощак соседа снизу. Или сверху. А ещё лучше и сверху, и снизу, и сбоку и... Хм.., так, это я уже немного не о том.

Изольда встаёт, проходит в комнату, садится.

ИЗОЛЬДА (зрителю, рассуждая): Вот мой Альбертик, к примеру. Знаю, что засранец. Все знают. А я так знаю лучше всех. НО! Помните, как мы мечтали в детстве. Невеста и принц. Он весь такой прекрасный, возвышенный, она такая вся чудесная, непорочная. Всё как в высшем свете какого-то неземного призрачного мира, без проблем, забот, хлопот и ругани. И мы в это верили. Мы действительно считали, что такое может быть.

Я своё свадебное платье представляла, наверное, лет с восьми. Рисовала его, фасон придумывала, корректировала, дорабатывала. Хотела, чтобы моё свадебное платье было самое-самое красивое, самое-самое замечательное. Чтобы ни у кого никогда ничего похожего не было. Я так долго мечтала об этом дне, когда отец поведёт меня под ручку и передаст жениху, когда мы наденем кольца, распишемся, поцелуемся и проживём в счастливом браке всю жизнь.

Изольда грустно вздыхает.

ИЗОЛЬДА (печально): А жизнь распорядилась совершенно иначе. Принцев этих я повидала немало. И среди них ни одного короля не встретила. Ни одного даже подающего надежды стать королём – не встретила. А сколько нас таких, ищущих своего короля, своего настоящего принца, а не тех, что вокруг табунами вьются.

Первые отношения продлились недолго. Меньше года мы встречались, потом нашлась у моего принца другая принцесса. Это классика жанра, о чём тут говорить. Для меня тогда это был серьёзный удар. Года два к себе никого не подпускала. Так, общалась, флиртовала, играла, но не подпускала. Развеивалась эмоционально, но не телесно. И вот решилась. Вторые отношения продлились ещё меньше. Третьи всего лишь одну ночь. А потом ещё много всякого было. Я в ту пору с Альбертом и познакомилась. Мне с ним всегда было интересно. Не могла себе объяснить, что именно в нём такое увлекало, но женщина, как известно, любит ушами, а у него, у паразита, язык всегда был подвешен.

В компаниях он имел успех у девушек. И мне это нравилось, поначалу. Потом не очень. Был период, когда я жутко ревновала, хоть у нас с ним и ничего не было, но... мне кажется, он уже тогда всё понимал. И, вот, наконец-то предложил встречаться. Я согласилась не сразу, секунды две поколебалась. И с тех пор... колеблюсь до сих пор.

Если в жизни присуще описание семьи – как на вулкане, то это именно наш случай. С Альбертом я вообще не знаю чего от него ждать. Он непостоянен..., как и я. Нам неинтересна жизнь степенная и размеренная, хоть именно о степенной и размеренной жизни я когда-то мечтала. Я вижу, как живут мои подруги, те, кто замужем и те кто одиноки. Не хочу себе ни тот ни другой сценарий, меня устраивает мой. Наверное, устраивает, раз у нас с Альбертом уже столько лет всё вот так тянется. Мы не то чтобы вместе, но мы и не раздельно. Мы как-то... в какой-то совершенно непонятной третьей форме взаимодействия. Думаете, я истеричка? Да он истеричка ещё похлеще моего, только не всегда это показывает... (С тёплой трепетной самодовольной улыбкой) А я всегдаааа.

Я знаю, что это неправильно, что так не должно быть. Понимаю, что нет будущего у такой формы отношений, при которых взаимодействием мы с Альбертом, но... но мне кажется, мы чувствуем себя наиболее комфортно именно в таком ключе. Не могу сказать, что мне не хочется замуж, конечно, о каком-то особенном платье и о торжестве, как когда-то в детстве, я уже давно не мечтаю, да мне это всё уже особо и не нужно. Я бы... наверное, просто не прочь погулять и повеселиться на своей свадьбе, но... подозреваю, что окольцуй нас с Альбертом – и мы перестанем быть собой. А перестав быть собой – мы перестанем быть интересными и друг другу и самим себе. Возможно, именно поэтому в последние десятилетия так много разводов? Может быть, действительно не все рождены семьянинами и заботливыми степенными жёнами. Дети? Да.. дети нужны... Я, разумеется, думаю о них, но совершенно не представляю себя в роли матери, совершенно. Может быть, просто я ещё сама ребёнок?

Может быть... Повзрослевший, уже не слишком молодой, но всё же ребёнок. И..., я не думаю, что это обязательно плохо. Возможно, ещё лет пять – десять и мне вообще будет уже поздно иметь детей. И, может быть, именно тогда-то я наконец повзрослею и скажу себе – дура! На кой чёрт ты прожила такую жизнь? Где твой угол? Где твоя семья? Где твоё плечо и опора?

Однако же, я знаю много семей, в которых есть эта опора, и даже не всегда она гнилая, а вот счастья в этом их углу... крайне редко встречается. Стало быть, дело всё-таки не в том. Не знаю... Не хочу... Не хочу обо всём этом думать, а хочу я...

Изольда встаёт.

ИЗОЛЬДА (позитивно): А хочу я в душ!

Уходит в душ в приподнятом настроении.

4

Возвращается довольный Альберт, осторожно заглядывая в комнату и одаривая её пространство довольной мартовской кошачьей улыбкой.

Альберт на растопыренных, немного присогнутых ногах, соответствуя моменту положения ковыляет до кресла (дивана, стула, смотря, что есть в комнате), садится, располагается поудобней, скидывает свой шлёпок, закидывает ногу на ногу.

АЛЬБЕРТ (зрителю, деловито, довольно): Ой, ребята... Если у кого из Вас есть соседка, к которой Вы время от времени забегаете..., «за солью». То очень рекомендую при следующем соседском жесте, заглянуть в одном шлёпанце. Эффект – превыше всяческих похвал. Да я теперь только в одном шлёпанце и буду ходить, причём всегда! Уж не знаю, какие психологические процессы совместно с воображением там, в женских головах крутит дифирамбы, но результат... Ребята... Это что-то с чем-то.

Из душа возвращается Изольда, сушит голову полотенцем, слышит последнюю фразу мужа.

ИЗОЛЬДА (позитивно, с сарказмом): Ну и что там у тебя с чем? Котяра, мартовский. Надеюсь, хоть предохранялся?

Альберт с ехидным выражением лица встаёт, показывая зрителю, что мол, сейчас сами убедитесь, надевает на ногу один шлёпанец, выставляет эту ногу демонстративно вперёд и самодовольно смотрит на реакцию жены. Проверяет эффект одинокого шлёпка.

Изольда совершенно спокойно, безучастно наблюдает за странным поведением мужа.

АЛЬБЕРТ (самодовольно, показывая взглядом и кивками на одну свою выставленную ногу в шлёпке): Ну?

ИЗОЛЬДА (не понимая): Чего, ну? Я тебе, вроде вопрос задала?

Альберт печально садится обратно.

АЛЬБЕРТ (оборачивается к жене): Конечно, предохранялся, надел шлепанцы. Вернее один шлёпанец. Как считаешь, это надёжная защита от всяких там сыпле – капающих последствий?

ИЗОЛЬДА (не теряя самообладания, с сарказмом): Я думаю, что если такие меры предосторожности были соблюдены, то нам опасаться нечего. Тем более что эта соседка уже проверенная временем, она нам уже почти как член семьи!

АЛЬБЕРТ (соскакивает с кресла, дивана, стула, с издёвкой): Кстати, о членах..., семьи, разумеется. Как там сосед?

ИЗОЛЬДА (не теряя самообладания, с сарказмом): Прррррекрасно! Привет тебе передавал!

АЛЬБЕРТ (с интересном): А мой отбойный молоток он не передавал? Брал на пару часов, уже пару месяцев не возвращает!

ИЗОЛЬДА (с издёвкой): Ой, слушай... Мы о нём вспоминали, и даже упоминали в процессе... так сказать общения. Но, как-то совершенно вылетело из головы, когда я домой собралась.

АЛЬБЕРТ (совершенно спокойно, как будто ничего не произошло): Хм.., жаль. Слушай, а может, ты ещё разок к нему сходишь? Только возвращайся с молотком.

ИЗОЛЬДА (возмущённая реакцией): Ты что, дурак? Ты... ты не понимаешь, зачем я ходила к соседу и как мы там с ним общались?

АЛЬБЕРТ (совершенно спокойно, как будто ничего не произошло): Да, конечно, дурак, раз дал ему молоток этот. Всё я понимаю, чай не мальчик. Просто молоток фирменный, знаешь, сколько стоит?

ИЗОЛЬДА (с интересом): Я не поняла. А тебе, что? Совсем не жалко жены?

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Для хорошего человека, дерьма не жалко.

ИЗОЛЬДА (в бешенстве): Ах ты, скотина! Значит сосед, который спит с твоей женой - хороший человек, а я – дерьмо?

АЛЬБЕРТ (громко): Да я про молоток отбойный говорил, вообще-то! А не про тебя.

ИЗОЛЬДА (сбавив обороты): Как же, про молоток. Сам же говоришь, что дорогой он очень.

АЛЬБЕРТ (рассудительно): Дорогой, фирменный, но я не сказал, что он хороший. Не всегда фирменная и дорогая вещь бывает хорошей. И это как раз тот самый случай. А что ты там про соседа-то? Спит, говоришь, с моей женой?

ИЗОЛЬДА (выкручиваясь): Кто?

АЛЬБЕРТ (с интересом): Сосед!

ИЗОЛЬДА (выкручиваясь): Да, ну что ты такое говоришь, пошутила я.

АЛЬБЕРТ (с недоверием): Ааа.

ИЗОЛЬДА (выкручиваясь): Ну да. Я же к нему как раз и ходила, чтобы напомнить про молоток твой. Знаю же, что переживаешь. Позвонила ему, он открыл, а я ему прямо с порога как дала..., в смысле речь свою как выдала! Говорю, мол, как не совестно тебе, дорогой сосед! Как можно так вести себя бесцеремонно! Коль взял чужое – попользовался и отдай! А он видишь чего... Ну, я его там настропалила. Думаю, что сегодня – завтра принесёт. Так что не переживай, любимый, этот вопрос я почти уже решила. А как ты сходил?

АЛЬБЕРТ (с невинной младенческой улыбкой): Я? Да как-как. Как обычно. В том смысле, что без происшествий. Пришёл, позвонил. Открывает такая вся... Ну ты знаешь. А мне ведь всё это не интересно. Я ей, мол – с женой поругался. Дай совет, не оставь в беде. Как помириться, как вернуть мне моё солнышко ненаглядное.

ИЗОЛЬДА (с издёвкой): Ну и как? Дала?

АЛЬБЕРТ (восхищённо): Оооо, ещё как дала! (Меняет интонацию на жалостливую). Как не дать, такому жалкому поникшему мужчине..., совет. По-соседски, прониклась, прочувствовала мои переживания, и..., говорит - иди в душ. В плане сходи в душ, смой с себя весь негатив, всё прошлое, и начни всё с начала. Как будто и не было ничего прежде между вами. Никаких разладов и никаких разборов полётов. И вот я пришёл, немножко так присел, призадумался, а тут ты. В общем, я, пожалуй, схожу в душ. Вниму совету мудрой соседки, а потом мы с тобой разопьём по чашке чая мировой. Идёт?

ИЗОЛЬДА (с интересом): Ну, давай, попробуем, беги, смывай... своё прошлое.

Альберт весёленький убегает в душ в одном шлёпке.

Изольда садится на его место.

ИЗОЛЬДА (зрителю): Совета он бегал спрашивать, как же. А то я не знаю, какие советы даёт наша соседка. Девка, конечно, видная, не спорю, но из серии – разовых подруг. Нееет, как бы там мой орёлик не кичился, и не строил из себя всежеланную и всевостребованную альфу – никуда он от меня не денется. Да и я от него тоже.

Так странно, мы ведь с Альбертом живём совершенно нетипичной семейной жизнью. Нас многие осуждают, нам многие завидуют, большинство нас просто не понимает. Да – мы оба знаем, что мы не подарок. Но есть что-то такое в нашем с ним союзе, что превыше всего того, что мы с ним творим. Я не знаю, правда, не знаю, что это такое. Любовь – не уверена. Я думаю, что это что-то другое, что-то, что может быть даже чище и светлее любви. Но я понятия не имею, существует ли в природе что-то чище и светлее любви. Но что-то такое у нас с ним всё же есть. Я это чувствую, и я этим очень дорожу, очень.

Вы знаете..., как бы может быть, странно не прозвучали мои слова – но у нас с Альбертом всё по-честному. Мы практически прямым текстом предупреждаем друг друга о своих похождениях, мы даже их обсуждаем и вместе смеёмся над некоторыми нюансами, о которых не принято говорить мужу или жене. Мы предельно откровенны и открыты, хоть и витиевато излагаем свои мысли. Но... самое главное – мы прекрасно понимаем друг друга. Иногда мы не можем... ну вот просто уже не можем находиться рядом друг с другом, такое зло берёт, что поубивать друг друга охота, но больше всё-таки мы не можем друг без друга.

Мы с ним какие-то беспокойные, мечущиеся Души. И, порой, мы даже себе не можем объяснить всё то, что мы творим, не то, что объяснить кому-то. И, тем не менее – я без него не могу, и не хочу без него.

В комнату возвращается из душа Альберт. На нём оба шлёпанца. Физиономия довольная, настроение отличное. Одежда другая, на шее полотенце. Демонстративно показывает шлёпки на ногах. Руки держит за спиной, в них что-то есть.

Изольда оборачивается на него, обращает внимание на шлёпки.

ИЗОЛЬДА (оптимистично, мужу): О! Нашлась-таки пропажа.

АЛЬБЕРТ (довольно): Аааааааага...

ИЗОЛЬДА (с интересом): Ну и где был?

АЛЬБЕРТ (спокойно): В душе!

ИЗОЛЬДА (с интересом): Да я про шлёпок.

АЛЬБЕРТ (спокойно): Так и я про него.

ИЗОЛЬДА (с интересом): Шлёпок в душе был? Странно, я же там была..., не заметила.

АЛЬБЕРТ (спокойно): Да Бог с ним, со шлёпком. Этот вопрос уже решён. Ты мне лучше скажи, чей это там набор подарочный для бритья за душевой кабиной стоял?

Альберт достаёт из-за спины подарочный набор для бритья, мужской, показывает жене.

Изольда несколько растеряна, но быстро находит что сказать.

ИЗОЛЬДА (неубедительно): Так это... тебе я купила. У тебя же день рождения скоро, вот я и подсуетилась!

АЛЬБЕРТ (с подозрением): Ну да..., скоро. Буквально через... (считает про себя) семь месяцев...

ИЗОЛЬДА (неубедительно): Ну да..., через семь...

АЛЬБЕРТ (с подозрением): Ну и?

ИЗОЛЬДА (неубедительно): Ну, так...,а я там... Там распродажа была просто, по акции взяла, ну чтобы потом не переплачивать. Ну что там. Пена для бритья, да станок. С тремя лезвиями, между прочим. Оно же.., ну в смысле это всё, оно же не имеет срока годности почти. Так что, вот... (Уже более уверенно, даже нахраписто) Сюрприз хотела сделать, между прочим! Ты какого чёрта залез за душевую кабину?

АЛЬБЕРТ (с подозрением): А ты знаешь, я что-то подумал: - А не там ли мой второй шлёпанец? Заглянул и точно. Полез доставать, а за ним смотрю – подарок для мужчины. Ну, явно мне, разумеется, кому же ещё.

ИЗОЛЬДА (пакостливо, но уверенно): Ну, разумеется тебе, кому же ещё.

АЛЬБЕРТ (с подозрением): А скажи-ка мне, моя заботливая дорогая жинка, что вот это такое?

Альберт вынимает вторую руку из-за спины, там ещё один набор для бритья, такой же.

Во взгляде Изольды читается паника.

АЛЬБЕРТ (с подозрением): Тоже по распродаже? Это уже на следующий день рождения, я так понимаю? Чтобы ещё и инфляцию миновать?

ИЗОЛЬДА (нервничая): Ну... Ну а что такого? Ты же ведь бриться не перестанешь через год?

АЛЬБЕРТ (с подозрением): Год и семь месяцев.

ИЗОЛЬДА (нервничая): Ну да, год и семь месяцев.

АЛЬБЕРТ (с подозрением): А что же только два набора взяла? Через два года и семь месяцев я, по-твоему, всё-таки бриться перестану? Отпущу бороду, усы, и подамся в отшельники?

ИЗОЛЬДА (пытаясь выпутаться): Аааа.... А я не знаю почему! Женская логика так работает, что ты от неё хочешь?

АЛЬБЕРТ (зрителю): Хм! Так вот в чём секрет женской логики! Дамы и господа, я наконец-то разгадал этот секрет тысячелетий. Хорошо устроились (показывает на жену). Как только начинает в семейных отношениях пахнуть жареным, то сразу раз – а это женская логика, дорогой! (Жене) Я понял. Надо полагать, на вопрос, почему один подарок лежит за душевой кабиной, а второй, непосредственно на душевой кабине – это тоже всего-навсего особенности женской логики, и удивляться тут особо нечему?

Изольда разводит руками, кивает. Её утвердительная мимика подтверждает слова Альберта.

АЛЬБЕРТ (немного нервно, очень волевым тоном): Я к соседке..., за советом. Надо обсудить c ней эту ситуацию. Мне срочно нужно дать... совет!

Альберт бросает на пол подарки, которые нашёл в душевой. Демонстративно скидывает один шлёпок, и в одном уходит к соседке. Изольда пытается его остановить, но он непреклонен. Отталкивает жену и скрывается из виду.

Изольда тяжко вздыхает, упирает руки в бока, лицо её выражает смятение.

ИЗОЛЬДА (зрителю): Ну, конечно, я эти наборы для бритья совсем не Альберту покупала, он вообще бреется электробритвой, у него на лезвия раздражение. Это... один соседу, один коллеге по работе, он тоже заслужил, так сказать. Ну и... Хм. Хорошо ещё за раковиной не посмотрел мой местный сыщик. Там ещё третий такой же набор лежит, ещё для одного очаровательного юнца. Ухлёстывает за мной уже третий месяц. Нет, я честно ему сказала, что у меня есть мужчина, и что я его даже, может быть, люблю. Но он такой настырный. Такое телосложение у него не по годам сформировавшееся. Такой весь... (показывает руками и мимикой крепкого накаченного парня) Ну в общем, третий набор для него.

Изольда прохаживается по сцене, сложив руки на груди, что-то там себе думает. Останавливается, смотрит в зрительный зал.

ИЗОЛЬДА (зрителю): А что Вы на меня так смотрите? Ну да..., вот такая я ветреная натура! Самой стыдно, иногда, но поделать с собой ничего не могу! Да и не хочу! (Обращается к женской части аудитории зала) Ну, девушки... женщины, Вы же меня понимаете? Ну, сами посудите. Вы Альберта видели? Ну, вообще ни разу никуда. Нет, он забавный парень с ним не соскучишься. Но когда к тебе подкатывает такой... весь такой (опять показывает жестами и мимикой в предвкушении и с ностальгией) И ты, конечно, сопротивляешься, ты же приличная девушка, но он так настойчив и так темпераментен, что... Что совести у меня, в общем, нет, признаю. Зато то, что у меня есть... ООООООО.... что у меня есть. Такого ни у кого из Вас нет, наверняка. Этот юнец он такой... такой... Чем-то напоминает мне нашего соседа. О! Кстати, про соседа!

Изольда бежит к двери, пробегает мимо оставленного второго шлёпанца Альбертом. Обращает на шлёпанец внимание, останавливается, задумывается. Надевает один шлёпок на босу ногу и в одном убегает к соседу в предвкушении чего-то такого совсем не детского.

5

Сцена без слов.

Полумрак.

Играет тихая лирическая музыка.

Домой возвращается уставший, не слишком весёлый Альберт. Он задумчив. Нерасторопен. Медленно прохаживается по сцене. Судя по выражению лица, он думает о чём-то высоком. Прохаживается по комнате, поправляет какие-то рабочие бытовые монеты. Может быть, покрывало на диване, может быть, на скорую руку наводит порядок в шкафу. Собирает подарочные наборы для бритья с пола, аккуратно ставит их в одну кучку. Ему на глаза попадается их семейная фотография, где он вместе с Изольдой. Фото должно быть немаленьким, чтобы зритель видел. Может быть это картина (или может быть шарж).

Альберт бережно держит эту картину или фото, смотрит с любовью, прижимает её к себе. Трепетные чувства охватывают его. Он ставит картину (фото) на место. Достаёт из тайничка бутылку виски, прикладывается к ней довольно серьёзно и уходит со сцены.

Музыка продолжает играть.

В квартиру возвращается Изольда.

Она довольно потрёпана, измучена. Но не счастлива. Лицо и весь её вид выражает опустошённость и разочарование.

Она присаживается на какой-то атрибут домашней мебели. Сидит, думает. Печально охватывает свою голову руками, качает головой.

Встаёт, прохаживается по комнате, одарив зрителя несчастным взглядом, если это возможно, то со слезой.

Она отворачивается, смотрит хозяйским глазом на комнату, поправляет какие-нибудь оставленные Альбертом штрихи. Старается навести порядок очень нежной заботливой хозяйской рукой. Ей на глаза попадает совместное фото (картина), которую только что держал в руках Альберт.

Изольда берёт эту картину в руки, прижимает к груди, садится вместе с ней и опускает голову.

Немного погрустив, ставит картину на место, набредает на три подарочных набора для бритья, которые прибрал Альберт. Берёт их в руки, смотрит печально и выбрасывает беспристрастно в урну все три. Затем прикладывается к бутылке виски. «Добивает» её. Уходит спать, на ходу нервно и обречённо тряся головой.

Музыка стихает.

ЗТМ.

6

Позднее утро, шторы задёрнуты, посреди комнаты валяется один унылый шлёпок с левой ноги. Второго нет. Световик освещает этот одинокий атрибут обуви.

В комнату на четвереньках вползает Альберт. Он явно чувствует себя не самым лучшим образом, о чём говорит его помятая небрежно расстегнутая рубаха, которая частично заправлена в семейные трусы, а так же бросаются в глаза разлохмаченные волосы и припухшая физиономия.

Альберт что-то бурчит себе под нос. Не то мычит, не то скулит, не то стонет.

Ползёт к центральной части сцены, доползает до шлёпанца, запинается об него рукой и падает.

АЛЬБЕРТ (лёжа на полу в нелепой позе): Ой, что-то мне сегодня неможется..., совсем.

Вздыхает, пытается восстановить первоначальное ползущее положение, но в итоге садится на пятую точку и смотрит удивлённо – нигилистически в зрительный зал. Шлёпанец лежит рядом с ним.

АЛЬБЕРТ (философски, зрителю): Ну вот! Что я Вам говорил. Моя жизнь – это... Это просто какой-то нескончаемый день сурка. Опять мой шлёпок, и опять он один! Ничего не меняется в этом бренном мире! Ровным счётом ничего!

С другой стороны сцены ползёт так же на четвереньках, такая же неприглядная и взлохмаченная Изольда. Видок и состояние ещё то.

ИЗОЛЬДА (с трудом выговаривая): Ну что, Альбертик (икает), золотой мой, опять не можешь найти свой злосчастный тапок?

АЛЬБЕРТ (нервно): Это не тапок! Это шлёпок!

ИЗОЛЬДА (с трудом выговаривая): Ну, да-да... шлёпок. Шлёпанец, Шлёпище!

Пара осматривается по сторонам, ищет взглядом пропажу. Не находят.

ИЗОЛЬДА (с трудом выговаривая): По ходу дела – нет второго где-то. Слушай! А может, быть выкинем вообще, и первый и второй шлёпанец, когда он найдётся? Эти твои шлёпки – это какое-то зерно раздора! У нас с тобой каждый раз начинаются ругань и скандал именно на этой почве! Ну что мы с тобой без шлёпок не проживём?

Пара садится спина к спине.

АЛЬБЕРТ (задумчиво): Ох, Золя, ты знаешь, я думаю, что без этих шлёпок мы действительно не проживём. Они у нас уже почти как член семьи. Они столько с нами выстрадали..., да и мы с ними тоже. Сколько историй они повидали в нашей семье..., сколько раздоров и примирений они услышали. Сколько раз этими шлёпками прилетало мне по голове с лёгкой подачи твоей руки, дорогая...

ИЗОЛЬДА (поддерживая): Оооо..., это да, не отрицаю.

АЛЬБЕРТ (задумчиво): Ты знаешь, Изольда. Мне в голову пришла ещё более бредовая мысль, чем выбросить мои шлёпки.

ИЗОЛЬДА (оборачиваясь с интересом): Да? Интересно, какая?

АЛЬБЕРТ (задумчиво, не сразу отвечая): Я думаю, что нам с тобой всё-таки стоит пожениться!

ИЗОЛЬДА (обрадовано, но с сарказмом): Да ладно! Это с чего это у тебя вдруг родилась такая идея? Я уже и ждать перестала это предложение. Уже как-то смирилась. А тут бах... Ну? Рассказывай! Чего это ты так вдруг решился?

АЛЬБЕРТ (задумчиво): Мы с тобой уже очень давно вместе. Мы оба не ангелы, но мы и не бесы. Наверное, нас с тобой уже трудно чем-то удивить, мы много чего познали и прошли. Я думаю, ты не будешь отрицать, что мы с тобой давно насладились телами и не только телами друг друга..., но что-то за гранью... Найти никак не можем. Оттого и бесимся, оттого и совершаем глупости, впутывая в эти наши с тобой разборки не только друг друга, но и тех людей, которые не заслуживают этого.

Я думаю, что нам есть смысл оставить в покое тех людей, у которых мы постоянно ищем что-то, чего нам не хватает здесь в семье. А не хватает нам в семье, я думаю, именно семьи. Потому что её, по сути – нет. Давай дадим шанс нашим соседям и прочим третьим лицам найти своё счастье. Давай поженимся и постараемся завести ребёнка. Это будет непросто, учитывая наше с тобой прошлое и образ жизни. Но... мы ведь сильно-то и не пытались. Я думаю... Может, ошибаюсь, но думаю, что пора бы нам с тобой уже остепениться и взять курс на что-то более стоящее чем то, чем мы жили до сих пор...

Альберт замолкает и через некоторое время оборачивается к Изольде.

АЛЬБЕРТ (настороженно): Золь? Чего молчишь? Я не прав? Что думаешь?

Изольда тихонько плачет. Она не отвечает. Встаёт и тихонько уходит куда-то.

Альберт пожимает плечами, тоже встаёт с пола, уносит вчерашнюю пустую бутылку, возвращается. Смотрит задумчиво на свой одинокий шлёпанец, надевает его на одну ногу.

В комнату возвращается Изольда. Она прекрасно выглядит, очень красиво одета, она свежа и счастлива. На босых ногах у неё надет второй шлёпанец. Она демонстративно показывает его прямо на ноге своему избраннику, улыбается.

Альберт улыбается в ответ.

ИЗОЛЬДА (трепетно): Так что? Ты делаешь мне предложение?

АЛЬБЕРТ (подходит к Изольде): Золь..., ты прости меня, что я не сделал этого прежде. Выходи за меня замуж..., пожалуйста... Выходи! Я никого никогда не любил так сильно, как люблю тебя! Я хочу, чтобы у нас с тобой был ребёнок, чтобы мы стали настоящей семьёй! Настоящей, Золя! Настоящей!!!

Звучит приятная музыка!

Изольда крепко обнимает Альберта.

Герои берутся за ручку и выходят на авансцену, они счастливы, они улыбаются, им хорошо.

Слева стоит Альберт, на его левой ноге надет левый шлёпанец.

Справа стоит Изольда, на её правой ноге надет правый шлёпанец.

Пара делает небольшой шаг вперёд, крайней ногой, так что правая нога Изольды и левая нога Альберта создают полноценную пару. Вторую ногу они поджимают, держаться друг за друга, обнимают. Их ноги образуют полноценную пару из левого и правого шлёпанца, символизируя гармонию и целостность, что ознаменовывает получившуюся полноценную семью!

Громкая мазка!

Поклон!

ЗАНАВЕС

Новосибирск, июль 2021

***

Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.

Все пьесы Николая Лакутина представлены для ознакомления в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»

Почта автора Lakutin200@mail.ru

Фото обложки пьесы заимствовано из бесплатного банка фотографий, подробности по ссылке https://www.freeimages.com/ru/photo/serious-moment-1435884




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Драматургия
Ключевые слова: пьесы, драматургия, сценарии, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лаку,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 17.07.2021 в 10:14
Свидетельство о публикации: №1210717426318
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1