Чеснок


Чеснок
­­­— Степа, негоже, шибая копейки, ждать манны небесной или погоды у моря, надозаняться бизнесом, иначе обнищаем, а старость с болезнями не за горами, — в который раз внушала Дуня супругу Шестаку, уминавшему за столом яичницу на сале.
— У тебя уже есть горький опыт, хочешь еще во что-нибудь вляпаться? — усмехнулся он. — Насколько ты разбогатела на куриных яйцах?
— Ой, не напоминай, не сыпь мне соль на рану, —вздохнула она. — Тогда барыги мне вместо цыплят кур-несушек всучили мне петушков. В этом возрасте их даже опытная птичница неспособна отличить. А ведь мошенники гарантировали, что на продаже дефицитных яиц озолотимся.. Мол, цыплят по осени считают….
— Ухо надо востро держать, — велел Степан. — Аферистов и мошенников, спекулянтов нынче развелось, хоть пруд пруди. Нет на них никакой управы, потому что имеют статус индивидуального предпринимателя, бизнесмена, коммерсанта или фермера.
— Чтобы, как в прошлый раз, не вылететь в трубу, предлагаю бизнес построить не на животных, а на растениях, — сообщила Дуня. — Следует брать пример с китайцев. С каждого клочка земли они за год снимают по три-четыре урожая. По уровню жизни обогнали нас и недавно сообщили о победе на нищетой.
— У них благоприятные климатические условия для земледелия, — пояснил супруг. — Широко используют «химию», стимуляторы роста и быстрого созревания плодов сГМО. Продукция имеет привлекательный товарный вид, но вредна для здоровья. Сбывают ее нарынке, а сами предпочитают употреблять экологические чистые овощи, фрукты и ягоды. Так что китайцы себе на уме. Что ты собираешься выращивать? Может, опиумный мак или коноплю?Тогда точно разбогатеем, но не надолго. Полиция повяжет, загремим на нары, — прогнозировал Шестак.
— Нет, нет! — возразила она, махнула рукой и топнула изящной ногой. — За выращивание наркотических растений грозит суровое наказание. Глупо рисковать свободой. Предлагаюзаняться чесноком. Поздней осенью и зимой, когда на людей наваливаются грипп, острые респираторные заболевания, чеснок, как лимоны, очень востребован. У нас его с руками оторвут. Для людей забота о здоровье превыше всего, не поскупятся, а для нас прибыль. Отведем под чеснок треть земельного участка.
— На жалких десяти сотках, много не вырастишь, шибко не развернешься, — посетовал Степан. —Вот у моего работодателя, я его называю Латифундой и он не обижается,три тысячи гектаров земли.Хотя среди владельцев сотен тысяч и даже миллионов гектаров земли, он выглядит бледно, однако зажиточный, долларовый миллионер. Имеет консервный и винный завод, машинный парк, холодильник, сеть магазинов и билу за бугром. Отдыхает на Лазурном берегу, в Майами и в Дубае. Нам такая роскошная жизнь и не снилась.
— Степа, нам с землей еще повезло, у некоторых жильцов лишь по пять-шесть соток, полученных в советское время, — заметила супруга.
— Тогда партийцы боялись появления кулаков, буржуев, поэтомуограничивали жилую площадь домов и приусадебных участков, количество живности в подсобном хозяйстве. В девяностых годах те, кто обладал властью и валютой, прихватили совхозные и колхозные земли и другое народное имущество. Крестьянам с барского стола достались крохи и те обложили налогами.
— Поэтому мы должны разумно распорядиться каждым квадратным метром почвы.Не сеять, не садить, что попало.
— Значит, в ущерб картошке, которая является вторым хлебом на столе?
— На деньги, вырученные от продажи чеснока, на зиму запасемся картошкой, бураком, капустой, морковкой, редькой и другими овощами. Чеснок не залежится. Особенно его обожают евреи, поэтому живут долго и счастливо. Не забудь мне оставить клочок земли, посажу шалфей, лаванду и чистотел.
— Зачем тебе этот букет?
— Для красоты и здоровья, Буду принимать ванны с этими целебными травами.очень полезна хвоя. Из любви к своей Дуняше, мог бы наведаться в лес и заготовить впрок.. После хвойной ванны кожа бархатистая, нежная.
— Хорошо, достану тебе хвою, — пообещал он, вспомнив ласки жены, а она продолжила:
— Когда у нас появятся большие деньги, то я чаще буду совершать шопинг по бутикам, а для тебя выкрою деньги на кальвадос.
Последнее обещание перевесило чащу в пользу Дуниного предложения. Под чеснок отвели четыре сотки, а оставшиеся шесть под картофель, капусту, лук, огурцы, помидоры, перец, фасоль и баклажаны. Одну сотку занимала ягода-малина.
Радуясь хорошим всходам чеснока, Шестак усердно удобрял его куриным пометом, часто поливал. В июле, когда стебли пожелтели, выкопал крупные головки, сплел стебли в косы. Собрался было часть продать на рынке, чтобы иметь деньги на покупку кальвадоса, но супруга разрушила план.
— Не торопись. Сейчас чеснока на рынке, хоть завались, — сообщила она. — Цена невысока. Когда она достигнет максимума, тогда и сбудем товар. Это по моим прогнозам в зависимости от погодных условий, эпидемии гриппа, произойдет поздней осенью, пока наберись терпения. Минувшей зимой я видела, как пять головок чеснока продавали за сто рублей. Мы не должны продешевить.
— Может, посоветуешь продавать не головками, а зубками. Скажем, по пять рублей з зубок?
— В этом есть смысл, — задумалась Дуня.. — Обычно в головке шесть-восемь зубков. Значит, получается, что за головку 30-40 рублей. Не хило. В таком случае пять головок будут стоить от 150 до 200 рублей. Заживем припеваючи.
— Бедняк думкою богатеет, — напомнил он поговорку. Чеснок спрятали в темном сарае, что не позеленел от лучей солнца.
Поздней осенью, когда завывал ветер, а из хмурых туч срывался холодный дождь, в поле не было работы, Шестак договорился с соседом пенсионером Мамлыгой и тот на «Жигуля» - копейке доставил его с пятью ведрами чеснока на городской рынок. Пенсионер отправил в обратный путь, а Степан занял место за прилавком. Разложил на витрине самые крупные головки чеснока. Помнил, что перед поездкой Дуня велела ему заглянуть в салон красоты «Шик Блеск» и купить крем для лица. Но тут же отменила приказ, посчитав, что он профан и ему могут всучить примитивный просроченный крем.
—Не буду тебя грузить заказами. Привезешь деньги, тогда и решим, как их с пользой потратить, — велела она. — Смотри не продешеви, чтобы наши труды не пошли коту под хвост.
— Не паникуй, я копейки не уступлю, —заверил он.
Едва Шестак, выставив для всеобщего обозрения самые крупные головки чеснока, расположился за прилавком, как к нему подошел мужчина лет тридцати пяти от роду спортивного телосложения в черной кожаной куртке. Бросив на него ядовито-проницательный взгляд, мрачно поинтересовался:
— Посредник, барыга, откуда чеснок? Из Турции или Китая?
— Сам ты барыга, — не полез Степан в карман за словом, с гордостью заявил. — Я— механизатор широкого профиля,  стахановец, на приусадебном участке вырастил чеснок.
— Значит, батрак, наемная рабсила, — ухмыльнулся незнакомец. — За копейки ишачишь на латифундиста или фермера. Плати рыночный сбор и тариф за рабочее место три рублей.
— Побойся бога, я всего на пару часов?
— Не имеет значения. Это не частная лавочка. Деньги нужны на содержание рынка, охрану и уборку мусора. После закрытия рынка, как в хлеву.
Скрипя сердце. Шестак отдал сборщику подати деньги, которых бы хватило на покупку у Мамалыги пол-литра кальвадоса. Тут же потребовал:
— Давай квитанцию для отчета!
—Держи карман шире! — сквозь зубы процедил мужчина и, сверкнув золотой печаткой, сжал пальцы в кулак. — Вот для тебя квитанция. Сиди и не рыпайся.
Повернулся широкой спиной и направился к другим продавцам разнообразных товаров. «Мутный тип, наверное,  рэкетир из лихих 90-х,в его руках не хватает бесбойной биты или куска арматуры», — подумал механизатор. Следуя принципу: «Куй железо, пока горячо», зычным голосом воззвал:
— Дамы и господа! Покупайте экологически чистый чеснок без ГМО. Лучше средство против простуды, гриппа и другой инфекции. Кто каждый день чеснок вкушает, тот проблем со здоровьем не знает.
Этот слоган сочинила Дуня и он с удовольствием его повторял. Но, увы, глядя на ценник, где было начертано «1 кг — 250 руб», потенциальные покупатели проходили мсимо, чесноку предпочитали лимоны, хурму, гранат, киви.
Дабы привлечь покупателей, сбавил цену на 50 рублей. Тут же появилась интеллигентная старушка в драповом пальто и купила полкило. За ней мужчина заопросил килограмм. Вскоре выстроилась очередь и пяти человек. Принимая купюры, отсчитывая сдачу,Степан радовался бойкой торговле. Увидел свирепое лицо сборщика подати. Он жестом руки поманил его в сторону.
— Батрак, гнида, почему сбиваешь цену?
— Хочу быстрее управиться и пошабашить.
— Пошабашишь, когда мои пацаны намнут тебе бока, — угрожающе изрек мужчина. — Сворачивай свой бизнес, на рынок в фуре привезли чеснок из Китая. Будешь здесь сидеть, пока рак под горой не свистнет.
— Куда не сунься, везде китайцы со своими товарами, — возмутился механизатор. — До чего докатились, примитивную «лампочку Ильича» для нас изготовляют в Китае. Я уже не говорю о компьютерах, смартфонах и других гаджетах.  Где наши ученые, конструкторы, изобретатели, мастера золотые руки, где знаменитый Левша, подковавший блоху?!
— Зато у нас много нефти, газа,  других полезных ископаемых. Имея такие сокровища, без науки  и мастеров обойдемся, — бодро произнес  сборщик и, покачав головой, как маятником, просветил. — Эх, деревня Петушки,  китайцы занимают первое место в мире по выращиванию и экспорту чеснока, в том числе в Россию. На следующей неделе еще две фуры подгонят. А местные бабы и мужики помешались на чесноке, решили разбогатеть, пытаются сбыть товар. А того, глупые не поймут, что, что благ7одаря китайцам, чесночный бизнес накрылся медным тазом. Через день-другой цены упадут в два раза.
— Что же делать? — огорчился Степан.
— Вали на свой хутор подобру поздорову или сдавай мне чеснок оптом по 70 рублей за кило.
— Это же грабеж средь бела дня?! — возмутился Шестак.
—Освободи торговое место.
— Оно оплачено.
— Кем и когда? — округлил удивленные глаза сборщик подати.
— Тобою, полчаса назад.
— Без бумажки ты букашка,
«Да влип, обвел меня вокруг пальца, как лоха, — с горечью подумал Степан, взирая на ведра с чесноком. — Может, позвонить Мамалыге и попросить, чтобы доставил обратно в село, то придется за услугу платить. А дома еще полсотни кило чеснока, приготовленного к продаже. Не солить же его, до весны зубки высохнут.А тут еще китайцы со своим чесноком свинью подложили. Дефицита не предвидится, а значит, цена не вырастит».
—Эх, гори оно синим пламенем, где наше не пропадало! — воскликнул Шестак и сдал барыге чеснок по смешной цене. Тот, потирая от удачной сделки руки, охотно принял плоды труда бывшего стахановца.

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 12.07.2021 в 08:11
Свидетельство о публикации: №1210712425817
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1