Зелёные слоники и птицы


Зелёные слоники и птицы

­­Я тебе сейчас расскажу, вот смотри, Я тебе хорошую сейчас расскажу! Смотри, я… вот у нас здесь мух много… ой-ой… мух много, понимаешь?
Зелёный слоник.

Я зеленый слоник, я веселый головастик! Я зеленый слоник, я веселый головастик! Тиииик!
Оттуда же.

В Новой Зеландии через двадцать пять миллионов лет после вымирания человека царил тихий, мирный сон. На рассвете ветер лишь немного тревожил листву прекрасных и густых папоротников, прикрытых сверху деревьями, покрытыми сочным, ярко-зелёным мхом в бурую крапинку. Лишь редкие птичьи голоса показывали, что лес кишит жизнью, и просто спит, нежится себе под ярким солнцем. Вот мелькнули спины нескольких красноспинных ядовитых жуков, греющихся в ранние утренние часы и высматривающих показавшихся из-под коры личинок вездесущих короедов, вот в подлеске появилась пёстренькая длиннохвостая ящерица, мгновенно съевшая и одну такую личинку, и жучка. Над пологом леса пролетели две красноватых птицы, охотившиеся парами на местную мелкую живность, что живёт в самых верхних ветвях сельвы.

Но тут все словно вздрогнули, потом ещё и ещё. Вскоре в подлеске раздался треск, всё более и более оглушительный, и среди папоротников с севера наповал понесло гнилыми водорослями. Вскоре раздалось однообразное и назойливое жужжание мух, под аккомпанемент плеска воды преодолеваемого кем-то вброд большого ручейка, а минуту спустя на полянке показались и они сами. И те, кого они сопровождали.

Это было большое стадо толстых, как свиньи, но до несуразности тонконогих животных, покрытых мухами и гнилостно-зеленоватого цвета щетиной на манер ленивца. Пятипалые лапы с трудом несли этих медлительных шумных зверей, мокрых после перехода ручья. Их метровые зеленоватые из-за щетины же хоботы обдирали папоротники и нижник ветки деревьев, ломая их. Также некоторые из них обильно чесались и тёрлись о деревья, и на то причина была не так безобидна, как комары: мухи вокруг них были мамонтовыми оводами размером с палец ребёнка, а их личинки были под кожей каждого зверя, причиняя страдания. Звери недовольно сопели и издавали хриплые попискивания, надеясь, что оса-целитель отложит яйца в личинок, и те погибнут, дав жизнь новым фиолетовым стройным насекомым. Мух-то так много, понимаете?

И тут, громче жужжания мамонтовых оводов с голосами зверей вместе взятых, шелест листвы заглушил иной утробный звук, причина которого быстро окутала поляну душным запахом переваренной не до конца травы.

Когда зелёные фельдфебелевские слоники - так назывались эти звери из-за смешных тёмных узоров на плечах самцов, похожих на погоны фельдфебелей российской армии времён Николая Первого, - объели всё на поляне, они вповалку устроились спать, зевая и испуская газы на всю поляну. Их зубы, похожие на зубы одичавших мышей, их прямых предков, были при всех ухищрениях природы сточены, а во рту многих остались недожёванные ветки. потом доедят, думали они перед сном.

Но детёныши размером с котят не хотели спать.

Они были очень голодны, а папоротники без полноценной, взрослой микрофлоры перевариваются плохо. Толкая маму, трое даже кусали её в бока. Но они встала и после своеобразного фырканья, означающего "я тебе покушать несу", без церемоний повернулась к ним задом, обдав их газами и вывалив прямо перед ними навоза. С яростным хрюканьем они стали валяться в неё и есть его, отбивая короткими ещё хоботками  и головами друг у друга самые сочные кусочки.

Наевшись, детёныши стали визжать и играть, получая лапами пинки от дремлющих взрослых.

Но они привлекли не только их внимание, но и кое-кого поблагороднее.

По лесу, недовольная устроенной слониками зловонной помойкой, шла трёхметровая птица с массивными крыльями и крючковатым зазубренным клювом. Окрашенная, как ястреб-перепелятник и зоркая ничуть не меньше, она недовольно замахала узорчатыми крыльями и стала орать. Всё стадо как будто и не спало вовсе, а в панике вперевалку побеждали прочь, попутно затоптав всей толпой одного изваляного в навозе детёныша. Не обращая внимания на панические визги и укусы оного. Куда там, спасать надо себя, а родят новых всё равно в конце года, и до зрелости один из десяти доживёт с такими-то соседями!

Довольная птица, она же Орёлик ирвиновый авларовый, потомок утративших способность к полёту ястребов, пошла на охоту. Самка оставила своего единственного пёстрого самца - одного на всю жизнь, не то, что этот сброд, засиженный мухами-паразитами и кишащий глистами, те и дальше дня ничего не помнят! - сторожить гнездо, а сама вскоре принесла в гнездо несколько древесных змей и выросшую до размеров коровы одичавшую зеленоватую - маскировка -  молодую куропатку. Не стоит говорить, что перед этим она ополоснулась в ручье, чтобы смыть омерзительную "слоновью вонь" со своих крепких серебристых с "ястребиным" узором перьев.

Всё снова хорошо. В следующий раз охотиться бодро пошёл самец.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: покушать принёс, зелёный слоник, птицы, кошмар, будущее мира, Новая Зеландия,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 27.06.2021 в 17:10
Свидетельство о публикации: №1210627424376
© Copyright: Старый Ирвин Эллисон
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1