Д И А Л О Г Н А З Е М Н О М У Р О В Н Е


Д И А Л О Г   Н А   З Е М Н О М   У Р О В Н Е

­Д И А Л О Г   Н А   З Е М Н О М   У Р О В Н Е

Почему же не стать нам -
Всеми детьми; ничего, что
Изменим приток населения...
Ничего что изменятся наши мечты,
Ничего, что питаться мы будем вареньем.
Ничего, что изменятся все наши дни,
Ведь все мы пока - одни?..

Первое лицо: Я страдаю за подлинность, говорю слишком убедительно, правдиво, люди верят моей наивности (даже), они не находят во мне игры и поэтому страшатся. Я не оставляю им шанса для сочинения. Ведь всегда должно быть защит-ное сомнение, возможность перестроиться. Жизнь- игра, все люди играют, а я не научился. Я - подлинный, все мои слова подтверждаются, как Космос, он подлинный, но страшный от непознанности. Атмосфера уже жизненна, она даёт место альтернативе, расслаблению, шуткам, которые можно простить.
Создашь мысль - копию, и будь спокоен, живи спокойно, тебе не приходится отвечать, ты - пошутил. А подлинность - страшна, она не оставляет места сомнениям она первородна. Нужно само-созерцать в момент общения с сущностью, ибо появляется нечто третье, дающее подлинник.
Получается треугольник: отражение, копия и подлинник. Больше всего на Земле копий. Так сами они определили себя...
Что ж, я взваливаю на себя эту ответственность, ибо вижу реакцию других. Я страшен?.. Но, я не могу ударить. Я ударил. И я умалил ваш страх. Вы теперь боитесь меня меньше, я взял частичку вашего страха себе, я стал, как и вы. Вы довольны? Я допустил вас к себе. Вы теперь меня не боитесь? Поздравляю, вы познали меня.
Второе лицо: Я ответил тебе, и ты изменился, теперь я стал верховодить, я стал страшен для тебя, бей ещё, чтобы снова инициатива перешла к тебе.
Первое лицо: Ты глуп, эта цепочка тупиковая, она ни к чему не приводит. Мы остаёмся прежними. Я подлинным, ты- копией.
Второе лицо: Но, я поймал тебя, ты сыграл, значит, ты копия.
Первое лицо: Копия с себя... (Я лукавлю, ты доволен?) А, впрочем, мне страшно от обилия копий. Я вижу их всё больше и больше.
Второе лицо: Значит, и подлинников больше.
Первое и лицо: Выходит, я определяю подлинники?.. Или нет, ведь Леонардо страшен, все это чувствуют.
Второе лицо: Соединённые Штаты тоже подлинны? Они ведь страшны.
Первое лицо: Не смейся и не лезь в политику.
Второе лицо: Но, от неё зависит существование, чистота атмосферы, то где мы философствуем. Соединённые Штаты не оставляют почвы для философии, они диктуют, они злятся за свою копийную сущность. Миром правит копия. Она всех ослепляет, даже подлинники, они забывают себя, стирают, давая место вторичности. Останется одна копия, а все подлинники исчезнут.
Первое лицо: Пусть исчезают, они не имеют жизненной силы, их мирок тесен, они привлекательны лишь со стороны, они не пускают к себе.
Второе лицо: А тебе не приходит мысль об одном подлиннике, большом?
Первое лицо: Большом земном Космосе? Но, мы ещё не знаем его...
Второе лицо: Так узнайте!
Первое лицо: Мы ещё не знаем как
Второе лицо: Полагаю, инициативу должны взять мы, подлинники, мы должны впустить вас (я лукавлю)... Но, вы сразу начинаете кричать и называть вещи не своими именами, вы говорите нашими словами, "это мы впустили вас, подлинни-ков", - кричите вы, вы присваиваете нашу миссию. У вас - мания величия от несостоятельности от вторичности. "Время подлинников прошло", - говорите вы.
Первое лицо: Нас слишком много. Общее подавляет личное, которое всегда в меньшинстве. Что главенствует, то и право. Подлинник - это личное, он у всех внутри, а с помощью копии мы играем. А ты не умеешь играть, ты выставляешь на вид свой подлинник, ты - страшен. У тебя нет копии? Так создай её. Или ты тоже играешь? Тогда какой природы твоя игра? Где твоя галактика? А, быть может, ты из Чёрной дыры? Но, почему же ты тогда вынимаешь душу? Кто послал тебя?
Второе лицо: Я хочу создать подлинный мир, де все не мечтали бы о рае, а жили бы в нём.
Первое лицо: Ты хочешь убить мечту.
Второе лицо: Нужно двигаться. С осуществлением этой мечты откроется другая.
Первое лицо: Нас не интересует другая. Наша планета уникальна, мы мечтаем о ней, мы говорим о ней, мы уничтожаем её, одним словом, мы любим нашу планету. Да, в наших глазах копия сада, а подлинный сад - там, в мечтах. Мы не хотим знать другого сада, он страшен, мы боимся его. Мы не хотим ЗНАТЬ мы хотим жить. Да, мысоздаём иллюзию знания, потому что само знание убьёт нас.
Второе лицо: Вы просто боитесь стать частью коллекции. Вы развиваете технику, вы "штурмуете" разум, но вы обманываете себя, зная, что подлинник - сердце. Вы лукавите, говоря, что все больше познаете Космос, вы стоите на месте, потому что "хотите жить". Это не желание жить, это болезнь привычки, привычки к старости, к тому, что через некоторое время вы потеряете копию. Вы больны своей копией, она не приносит отражения, а своего подлинника вы боитесь, потому что он приносит отражение.
Первое лицо: Да, мы боимся подлинника, потому что созерцание его уведёт нас в глубины, из которых нельзя выбраться, трудно...
Второе лицо: Так трудно, или нельзя? Созерцайте себя в близком, а близкого возведите в степень, так вы полюбите всех. Трудно найти близкого, вот в чём проблема! Проблема в том что для вас самосозерцание кончается в определенной точке. За её пределы заглядывать боитесь, за эту самую точку вы должны войти со своим близким. Это ваша пара, которую вы так боитесь. Таким образом, треугольник кончается и появляется прямоугольник: подлинник, отражение, копия и четвёртое - пара. Человек, в сущности, слеп и несчастен, он не верит в существовани пары, он стремится к ней. Человек живет с мнимой парой, он говорит, что любит пару, а на самом деле любит копию. Пирамиды, древние, воспринимаются как треугольники, а в основании - четырёхугольник. Верхняя точка - подлинник, он даётся Космосом, а потом впадает в земное существование, проецируется, не отражается, в Космосе нет отражений и копий, там только подлинники. Люди превращают в своих фантазиях Космос в отражения и копии, пытаются назвать эти фантазии искусством. Это не искусство, не копия, не отражение, это человек, его фантазия, которой нет места в Пирамиде.
Первое лицо: Быть может, фантазия - это земная сущность подлинника?
Второе лицо: Подлинник должен остаться подлинником. Человек должен понять эту истину. Никто не отнимает у него Космоса, только он сам, он живёт на грани исчезновения. Любя копию, он пытается её же уничтожить. У Человека нет логики, он не знает себя, он не знает своего подлинника. Он пытается его узнать, но в последний момент лукавит, сдаётся, отдаваясь копии. Человек сентиментален, он не прибегает к помощи отражения. Отражение помогает сопоставить детали, уничтожить копию. Человеку нравится балансировать, жить на грани.
Сейчас разум Человека патологичен для Космоса, он всё чаще забывает меру. Человек провоцирует Космос, которому дорог, слишком дорог Земной подлинник.
Первое лицо: Ты хочешь сказать, что Космосу наплевать на слепоту землян.
Второе лицо: Космосу не наплевать на подлинник Человека, ибо он уникален, так же, как и его среда.
Первое лицо: А как же его фантазия? Быть может, он борется именно за неё?
Почему Космос не полюбит фантазию Человека? Она что, его "мания величия"?
Второе лицо: Нет, просто фантазия - это детище копии - третичная конструкция, она не имеет под собой жизненной основы.
Первое лицо: Но ведь она интересна!
Второе лицо: Интересно копии.
Первое лицо: Получается тогда, что у Космоса тоже мания величия, да?
Второе лицо: Космос не тяготеет к земным умозаключениям, он их учитывает.
Первое лицо: Ты говорил о мнимой паре человека, о его несчастной жизни без близкого. Но, если большинство копий и у них близкие - копии, то они счастливы.
Второе лицо: Они живут иллюзиями. Но, если копия вдруг, по случайности, обрела "близкого" подлинника, то он поможет ей обрести своего подлинника. Помогает отражение. Настоящий рай на Земле, в понимании Человека, может быть, когда он будет жить со своей парой, став подлинным, а отражение - это искусство, оно содержит подлинник, в нём чувствуется пара.
Первое лицо: Я, кажется, понимаю... Получается, что мнимая пара, с которой живёт копия, - это фантазия копии.
Второе лицо: Да, он любит свою фантазию, как копия, но его подлинник стремился всегда к паре. Искусство помогает этому стремлению. Человек - искусство Космоса. Два пола Человека - это модификация Космоса и они равнозначны, как всё в Космосе, это Человек придумал роли, точнее, его копия. Живя с мнимыми парами, копии стремятся друг другу противопоставить свои стремления к подлинникам; живя друг с другом, они играют чувствами, их чувства - это их фантазии. Подлинник и его пара обладают космическими "фантазиями" если так сказать по земному, их "фантазии" - это они сами друг для друга, друг в друге, отражения друг в друге.
Первое лицо: А государство, цивилизация человеческая - это "фантазия" Космоса?
Второе лицо: Это искусство Космоса, которое содержит подлинник.
Первое лицо: Значит, и копия - часть искусства Космоса?
Второе лицо: Государство - порождение копии, существование которой грозит цивилизации. Несомненно, что копия - часть искусства, но и Человека, а, значит, и Космоса. В принципе, копии нет места в пирамиде, так как место подлинника на месте копии.
Но если в основании провести диагонали, то центральное место пересечения будет ещё одним местом земной сущности подлинника, а не копии, как в настоящее время. Таким образом, процесс управления, который ты имеешь в виду, должен осуществляться подлинником посредством отражения, т.е. искусства. Центральная фигура подлинника перемещаясь, может оказаться во главе угла отражения, образуя свой обособленный треугольник, свою пирамиду. Прямая линия ведёт и к месту копии, которое сохраняется как резиденция подлинника, как...
Первое лицо: Как её вторая натура, привычка.
Второе лицо: От вредных привычек надо избавляться, я говорю о месте, фигурально.
Первое лицо: Но здесь, по-моему, нельзя обойтись без игры. Нужно второе лицо, которое бы вело политику в наше время, кода на Земле большинство копий.
Второе лицо: Игра порождает игру, но и постепенно, производя ещё и внутренний бунт, выводит на путь истинный. Думаю, что ты прав. Постепенно, в копии, Человек должен увидеть свою настоящую сущность - подлинник. Итак, президент - подлинник должен играть роль копии, он должен сокращать дистанцию между Человеком и подлинником, который вместе с президентом осуществляет процесс управления в рамках земной цивилизации.
Первое лицо: Ты хочешь сказать, что государство должно быть одно - большое.
Второе лицо: Мы слишком ударились в политику. Ведь "давай поиграем" может сказать и правильный правящий подлинник, только Человек, смотрящий на него и слушающий его в этот момент должен осознать своего подлинника.
Первое лицо: Ты хочешь сказать - бояться...
Второе лицо: Как может Человек бояться самого себя? Я хочу сказать ещё про то что в пирамиде место пары остаётся неизменным. Это личная жизнь подлинника, это его вторая сущность, половина, близкий человек, помогающий существовать на земном уровне. Его трудно найти, но, обретя подлинник, человек быстро справляется со своей задачей с помощью сердца, вынимает душу (как ты когда-то выразился).
Первое лицо: Ты нарисовал проект земного счастья, ты нарисовал человека, не имеющего права на сентимент, дающий начало эмоциональному всплеску.
Второе лицо: Да, ты правильно заметил: за слезой часто возникает вспышка гнева. Именно этот процесс Человек, обладающий психикой, нервной системой, принимает за чистую монету. Вот здесь он подлинный! Ты видишь, я начинаю раздражаться и даже могу ударить тебя... От того все беды на Земле. Это болезнь копии. Вырвавшись к подлиннику, обретя его, Человек начнёт воспринимать все земное богатство, красоту Земли, себя как отражение Космоса, он не останется премудрым пескарём из сказки, который ничего не видит больше и дальше своего болота. Всё создано с искусством, во всем смысле, все для Человека. Разве это трудно понять?
Первое лицо: Наверное, трудно понять меру.
Второе лицо: Меру помогает понять отражение. В зеркале должна незаметно, с успехом, осознаваться красота. Душа выходит на поверхность, и ты вспоминаешь Леонардо, да - всех - подлинных, ты сам становишься подлинным. Незаметно, с успехом к тебе, к зеркалу, подходит твоя половина, и вы сливаетесь воедино, вы обретаете иную силу, вы говорите "мы", а подразумеваете "я". "Я правлю всем этим, я, - новый - нарисую весь мир, и он сольётся для меня в единую сущность, имя которой - жизнь".
Первое лицо: Ты закончил...
Второе лицо: Почему ты такой угрюмый?!
Первое лицо: Зато ты подлинный - не угрюмый, не радостный... Моргнул?.. Так значит... значит, ты разыграл меня?
Второе лицо: Ответь сам на этот вопрос. Я спускаюсь в зрительный зал... Моя совесть чиста.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 25.06.2021 в 13:04
Свидетельство о публикации: №1210625424167


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1