Другая дверь


Другая дверь
1.
­Утро началось как обычно. Пока я брился Диана успела приготовить кофе и тосты, рассказать мне про нелегкую судьбу подруги Инны, которую бросил очередной муж (я уже сбился со счета который!) и сообщить что сегодня она придет поздно, так как после работы поедет к маме, ибо та опять заболела. Я слушал ее в пол уха, сосредоточенно думая о своих проблемах. Сегодня у меня был насыщенный день. Две очень важных встречи с клиентами, которые могут кардинально изменить мой бизнес в лучшую сторону.

-Юра, ты меня не слушаешь?! – Диана постучала ложечкой по чашке с кофе, желая привлечь мое внимание.

- Конечно слушаю, дорогая! Мама заболела, и ты сегодня будешь поздно. – Я напряг лицевые мышцы и выдавил кислую улыбку.

— Вот я и говорю, что может так статься, что я заночую у мамы. – Диана попыталась сделать скорбное лицо. – Последнее время меня беспокоит состояние ее здоровья!

- Хотя проблемы моей мамы тебя никогда не волновали! – Добавила она и с вызовом посмотрела на меня.

Еще бы. Мамаша моей жены была еще та гадюка! За все одиннадцать лет совместной жизни с Дианой я старался держаться от тещи подальше. Общение с Жанной Петровной было оправдано только в одном случае, когда нужно было использовать ее слюну вместо змеиного яда, для лечения радикулита (чуть не сказал геморроя). Слава Всевышнему, что и она особо не стремилась влезть в нашу семью, сведя все контакты в основном к общению с дочерью и внуками.

- Ну, в общем, ты все понял? – Диана сосредоточенно мешала ложечкой свой кофе.

- Понял. Забрать детей и покормить их ужином не дожидаясь тебя. – Я встал и промокнул губы салфеткой. - Не беспокойся все будет хорошо. Передавай привет маме.

Я поцеловал жену в щеку (чмоки-чмоки!), попрощался с детьми и взяв портфель вышел из квартиры. Сказать по правде, меня последнее время стало напрягать хронически болезненное состояние моей тещи. Ей всего пятьдесят два, а здоровье совсем никакое. Я не вдавался в подробности, но моя жена все чаще и чаще ночевала у мамы, объясняя это тем, что та постоянно болеет. Правда, Диана не уточняла чем. Да я и не особо интересовался. Так что и в этот раз я не придал особого значения словам жены. Ну заночует и ладно! Если что-то надо, то можно и перезвонить.

Осень в этом году задалась ранняя. Уже в начале октября подул северный промозглый ветер и всем стало понятно, что тепла больше не будет. Холодный ветер принес с собой дождь. Не ливень, который шел летом и быстро заканчивался, напугав всех громом и молниями. А мелкий, дребезжащий, промозглый дождь, который, казалось, никогда не закончится. Мгновенно облетевшая листва желтым ковром покрыла тротуары. От непрерывного дождя она быстро потемнела и стала скользкой. Ветер безуспешно пытался отодрать ее от асфальта, пытаясь поддеть за оборванные края. Но опавшие листья словно из последних сил намертво вцепились в тротуар, будто хотели продлить и задержать ушедшее лето.

А потом на смену дождю пришли заморозки. В затянутых пленкой льда лужах едва отблескивало неяркое осеннее солнце. Свет его был зыбкий и неуютный. Глядя на этот свет, хотелось, чтобы побыстрее наступила ночь.

Но и в темноте легче не становилось. Уличные фонари словно нехотя цедили жидкий, какой-то дребезжащий свет над ночными улицами, нагоняя еще большую тоску и вселяя в сердца людей тоскливую безнадежность.

Я работал в небольшой фирме по торговле антиквариатом. Наряду с основной деятельностью мы занимались оценкой и экспертизой ювелирных изделий, по большей части тоже антикварных. Ели быть до конца честным, то эта фирма была моя. Помимо меня в ней трудились еще семь сотрудников, включая моего секретаря и трех продавцов в маленьком антикварном магазине на первом этаже арендуемого мною здания. Сегодня мне на самом деле предстояло встретиться с двумя очень важными клиентами. Итоги этих встреч могли существенно повлиять на мои доходы, причем как в отрицательном, так и в положительном смысле!

Самый крупный банк в нашем городе собирался вложить деньги в организацию галереи современного изобразительного искусства. Им нужна была квалифицированная консультация специалистов. Это был довольно долгосрочный проект, и я был крайне заинтересован в подписании договора о сотрудничестве и оказании консультационных услуг.

Вторая встреча была не мене важной. Без малого месяц назад скончался известный собиратель антиквариата и его наследник, мягко говоря, не разделявший увлечение своего родственника, собирался продать коллекцию. Но предварительно хотел разобраться в её реальной стоимости. Так как сам он не бельмеса не смыслил в антиквариате, то связался со мной и попросил оценить его наследство с возможным последующим выкупом. Цена вопроса составляла несколько сот тысяч зеленых рублей, так, что сами понимаете, все было в моих руках!

Кроме всего, с утра позвонил редактор издательства, в котором должна была выйти моя первая монография, посвященная клеймам на ювелирных изделиях Императорской России и Советского Союза. Умение разбираться в этом вопросе является одной из основ антикварного дела. Моя работа в этой сфере давала мне возможность обобщить имеющиеся общедоступные сведения и, присовокупив мой личный опыт, написать книгу, которая могла помочь специалистам и коллекционерам ориентироваться в мире ювелирных клейм. Довольно нудная и кропотливая работа. Но оно того стоило! Написание такой книги создавало мне и моей фирме определенную репутацию в узких кругах специалистов и собирателей антиквариата. А это дорогого стоит в прямом и переносном смыслах!

Окунувшись с головой в дела, я не заметил, как пролетел рабочий день. Все сложилось более чем удачно. Договора я заключил, консультация прошла успешно, и наследники решились продать все собрание целиком моей фирме.Издательство предало мне пилотный экземпляр монографии для авторской правки, заверив меня что книга выйдет уже через месяц.

Заехав за детьми в школу, я направился домой.Пока я возился с ужином, несколько раз звонила Диана, интересуясь как у нас дела. Она осталась у мамы, так как у той поднялось давление, и она боялась, что придется вызвать скорую помощь.

Наконец все поели и угомонились! Я налил себе немного коньячку и сел править свою книгу.

На антикварных украшениях и изделиях очень часто встречается старинное клеймо с пробой, измеряющейся в золотниках (золотник - старинная русская мера веса, равная 1/96 фунта). Золотниковая система проб золота и серебра на территории Российской империи и Советской России просуществовала на протяжении чуть более двух столетий: с 1711 по 1927 год. В это время содержание золота или серебра в сплаве определялось количеством золотников (максимальное 96).Были установлены пробы для золотых изделий:36, 56, 72, 82, 92, 94 золотника и для серебряных: 72, 74, 82, 84, 87, 88, 90, 91, 95 золотников. Как и метрическая проба, золотниковая указывает на качество сплава, то есть количество серебра или золота в 96 единицах. Например, 56 проба золота означает, что в 96 частях сплава находится 56 частей золота, остальные 40 - добавки, так называемая лигатура. Таким образом, чистый металл без каких-либо примесей соответствовал 96 золотникам (сегодня это 999 проба или золото 24 карата).

Самая распространенная проба золота сегодня 585 соответствует 56 пробе по золотниковой системе. Наличие золота в сплаве формирует цену изделия, плюс работа мастера и т. д. Скучновато конечно, но согласитесь, ценная информация и для любителей антиквариата, и для специалистов.

Постепенно устлалась взяла свое и я заснул прямо за столом. Мне снились золотниковые пробы, водящие хороводы вокруг моей головы…

Диана приехала под утро и сразу побежал в душ. Сквозь шум воды она что -то трещала мне про маму и про судьбу очередной подруги-феминистки (до первого мужика!).

Я сварил кофе, сделал омлет и ждал, когда дети позавтракают, чтобы отправить их в школу. Сегодня я решил задержаться и поехать на работу часам к десяти. Поздняя работа сделала своё дело, ужасно болела голова!

Диана долго не задержалась. Закончив свой монолог и допив кофе, она упорхнула на работу, сказав, что сегодня будет вовремя.

Диана! Шикарная длинноногая зеленоглазая блондинка! Я выгляжу поскромнее – высокий голубоглазый шатен со шрамом от осколка мины на левой щеке и уже седыми висками. Память о военной службе! Нам по тридцать четыре года, и мы вместе уже одиннадцать лет. У нас двое детей, Павел и Костя, мальчишки 10 и 8 лет. Чем я занимаюсь вы уже знаете. Диана работает в салоне красоты. Маникюр, педикюр, стрижка. Ей очень нравится ее работа, хотя у нее есть высшее образование. Она закончила технологический универ по специальности холодильные установки и оборудование. Закончить, закончила, но ни дня не работала. Сразу после универа пошла на курсы парикмахеров, и подружка устроила ее в салон. Море клиенток и клиентов. Полезные связи. Ну вы меня понимаете!

Я по природе не ревнивый. Да и жена не давала мне поводов для ревности. И хотя мы живем в большом городе - шила в мешке не утаишь. Рано или поздно все выплывает наружу. Но как говориться, жена Цезаря вне подозрений! Если бы что -то было, я бы знал!

Какой я был самонадеянный идиот! Это сейчас я понимаю, что измена заложена в самой природе женщины, что в погоне за новыми чувственными ощущениями она ни перед чем не остановится. Жизнь большинства женщин подчинена эмоциям и страстям. Бросаясь в этот любовный омут, они забывают обо всем. О муже, о детях, о совести наконец. Всё химера, есть только я!

Материально наша семья была хорошо обеспечена, Диане можно было и не работать. Но она не хотела сидеть дома и сразу после окончания декретного отпуска вышла на работу. Раз в год мы с детьми ездили на море. Я не люблю переполненные смуглыми самцами курорты Турции и Египта. Поэтому мы ездили в Прибалтику и на Черное море.

В плане интима у нас тоже все было в порядке. Мне казалось, что моя женщина довольна этой сладкой стороной семейной жизни. Всегда и везде! Вот мой девиз в этой сфере. По крайней мере рекламаций со стороны жены по этому поводу не поступало. Я смело шел на встречу любым экспериментам и предложениям жены!

Все это было до недавнего времени. Но тут полгода назад заболела её мама! Все силы Диана бросила ей на помощь. Частые ночные бдения у кровати страждущей тещи негативно сказались на наших семейных отношениях. Нет-нет, внешне все было по-прежнему. Мягкая, ласково-утомленная грустинка жены при отказе мне в близости. «Ну ты же понимаешь, я так выматываюсь на работе и у мамы. Подожди, любимый, не сейчас». И мягкое, ласковое прикосновение к моей щеке. Это «не сейчас» стало девизом нашей семейной жизни! Все «не сейчас», от секса до отдыха! А мама продолжала болеть, жена посещала ее все чаще и чаще. И в какой-то момент она стала проводить время с мамой больше, чем с мужем и собственными детьми. Дочерняя любовь! Это же моя МАМА!

…День не задался с самого утра. Приехав на работу, я вспомнил, что не выключил свет в ванной. Не бог весть какая проблема, но все же решил позвонить домой жене и попросить ее проверить. Но ни домашний, ни мобильный телефоны не отвечали. Я уже было собрался вернуться домой, как меня соединили с клиентом.

- Юрий Витальевич, любезнейший! Это Мезенцев Николай Андреевич Вас беспокоит. Не могли бы вы подъехать ко мне и посмотреть одну вещицу. Мне предложили платиновый перстень средины 19 века. Но у меня есть сомнения по поводу его подлинности. Я хорошо заплачу за консультацию. – Говоривший мужчина обладал волшебно-обволакивающим баритоном от которого так млеют наши гендерные партнеры.

Мезенцев! Знакомая фамилия. И тут я вспомнил. Богатый меценат. Летом дома, зимой в Испании. Владелец нескольких газет и доля в нефтебизнесе. Видать решил денежки в антиквариат вложить. Ну что ж, если у вас есть деньги, тогда мы идем к вам!

- Хорошо, я смогу подъехать к 6 часам вечера. Сбросьте мне ваш адрес.

-Отлично! Тогда я и продавца подтяну к этому времени. Не прощаюсь! – Мезенцев отключился.

Я снова набрал номер жены. Бесполезно. Может она крепко спит или опять к маме поперлась!

…Жилище Мезенцева находилось в элитном коттеджном поселке в тридцати километров от города. От его особняка за версту несло запахом больших денег! Пройдя по дорожке, вымощенной плиткой, я толкнул тяжёлую входную дверь. Хозяин, холеный плейбой лет сорока пяти, в накинутом на голое тело домашнем халате, сквозь отвороты которого была видна седеющая курчавая шерсть на груди, встретил меня на пороге. Весь его вид говорил о том, что он делает мне большое одолжение дыша со мной одним воздухом.

- Прошу, Юрий Витальевич! – Он не без труда натянул на лицо радушную улыбку. - Пройдем на второй этаж, в мой кабинет.

Мы поднялись по мраморной лестнице и оказались в холле, в который выходило несколько дверей. За одной располагался кабинет, за остальными похоже были спальни.

Мы не успели обменяться даже парой дежурных фраз, как у хозяина запиликал мобильник.

- Михаил Викторович! Да, я дома. – Он прикрыл трубку ладонью и кивнул мне. – Я вас сейчас встречу!

- Поскучайте немного, Юрий Витальевич, - обратился ко мне хозяин. – Я спущусь и встречу продавца. Прошу, коньяк, виски. Угощайтесь!

Не закрывая дверь, Мезенцев стал спускаться по лестнице.

Я снова набрал жену. Куда она пропала, я уже стал нервничать.

Снова пошли длинные гудки вызова и вдруг где- то глухо заиграла знакомая мелодия. Я поначалу сразу и не сообразил, что это отвечает телефон моей жены. Звук шел из –за ближней двери. Я вышел в холл и осторожно приоткрыл дверь в спальню. Посередине стояла не убранная большая кровать под голубым шелковым балдахином. Играющий телефон со светящимся экраном лежал сбоку на прикроватном коврике. Видимо случайно упал. Несколько секунд я стоял как оглушенный, не зная, что думать и делать! Сердце стучало в горле, периодически падая в желудок. Я наклонился и поднял телефон. На горящем экране я увидел свою физиономию и подпись, «любимый». Сомнений не было, это телефон Дианы! Я отключил трубку и положил телефон в карман. Поднял глаза и посмотрел на кровать. Из-под подушки торчали тоненькие бретельки розового бюстгальтера. Я осторожно потянул за одну и у меня в руках оказался ажурный, в кружавчиках, лифчик моей жены, тот самый, из комплекта, который мы покупали с Дианой месяц назад. Я засунул его во внутренний карман пиджака и быстро вернулся в кабинет.

Через несколько минут зашел хозяин в сопровождении тощего, унылого типа.

- Знакомитесь, господа, Михаил Викторович, Юрий Витальевич! – представил он нас друг другу.

Гость не мешкая достал сафьяновый старинный футляр и протянул мне. Только бы не затряслись руки!

Я осторожно открыл крышку и увидел великолепный старинный платиновый перстень с рубином. Несколько минут я внимательно рассматривал его в лупу, затем поднес к лампе, посмотрел клейма на внутренней стороне кольца и игру света в кроваво- красном камне. Сомнений не было, это действительно старинный перстень середины девятнадцатого века работы неизвестного русского ювелира. Я написал заключение, отдал его Мезенцеву, получил гонорар и быстро ретировался. Мне было невыносимо находится в этом доме. Интересно, знает ли Мезенцев, что я муж его любовницы. В том, что моя Диана его любовница я уже не сомневался. Боже, каких усилий мне стоило показное спокойствие! Как я хотел врезать по этой холеной морде! Благо армейский навык еще не забылся!

Я долго сидел в машине и не мог тронуться с места. Так вот у чьей (вернее в чьей) постели Диана проводила вечера и ночи последние полгода. А теща старательно покрывала «шалости» своей дочери! Перед глазами промелькнула вся наша жизнь. На мгновение на меня накатило отчаяние. Ну почему она так со мной?!! За что?!! Если бы смог, я бы завыл!

Нужно постарался взять себя в руки. Куда ехать? Ладно, поеду домой, закрывать эту тему.

Я включил правый поворот и тронулся с места. Через некоторое время я выехал на шоссе и поехал на встречу навязчиво мерцающим рекламой огням большого города!

2.

Не везет мне с женщинами, рано или поздно они меня бросают! В детстве меня оставила мать, сбежав к любовнику. Судя по всему, места в ее счастливом будущем для меня не было. А сейчас вот жена. После одиннадцати лет брака решила, похоже, круто поменять свою жизнь. Начать с чистого листа, так сказать. Что же во мне такого, что женщины долго не задерживаются возле меня?

С матерью я встретился спустя двадцать лет после ее побега в новую жизнь. Не скрою, эта встреча произвела на меня сильное впечатление. Я держался из последних сил, чтобы не расплакаться, как маленький мальчик. Двадцать лет разлуки не смогли заставить меня забыть ее голос, запах ее волос, тепло ее рук. Мне было не понятно, как он смогла бросить своего пятилетнего ребенка и ни разу за это время не вспомнить про него?! Простил ли я её? Если честно, я и сам не знал. Одно мне было ясно, я по-прежнему любил ее, как и двадцать лет назад. И с этим ничего поделать не мог! Отец, после ухода матери больше не женился. Он любил меня и очень боялся, что мачеха не сможет заменить мне мать. Чужие дети никакой женщине не нужны. И вообще, женщина  никому ничего не должна! Это мужчина обязан воспитывать и содержать чужих детей! Правило для рогоносцев и подкаблучников: «Не тот отец кто зачал, а тот который вырастил!». К женщине это не относится..

Так мы и жили, двое мужчин, брошенные когда-то любимой женщиной. А потом папа умер, и я переехал к бабушке и дедушке. Сирота при живой маме!

Женщины зачастую упрекают мужчин в излишней жестокости. Ерунда! На пути, к личному счастью, женщина не остановится ни перед чем! Она все сметет на своем пути! Все, включая собственных детей! По жестокости и коварству женщины на много превосходит мужчин!

Диана! Ну чего ей не хватало?! Любви? Нежности, денег? Адреналина? За все одиннадцать лет я ни разу не посмотрел на другую! Может зря? Она восприняла мою любовь, как слабость, уверила себя, что я никуда от неё не денусь? Может Диана меня никогда не любила? Не похоже. Все эти годы мы жили душа в душу. Я бы почувствовал фальшь. Сердцем бы почувствовал! До сегодняшнего дня никаких признаков измены жены я не замечал. Все было ровно, как всегда. Именно это обстоятельство больше всего рвало мое сердце! Тупой придурок! Диана изменяла без малого полгода, самозабвенно кувыркалась в чужой постели, делая вид, что все у нас хорошо. Утренние монологи, забота о детях, обо мне. И все, в конечном итоге, ложь! Я вспомнил слова одной знакомой эмансипированной дамы: «Муж, это потенциальный враг!» Они, что и в самом деле так думают?! И ведут себя соответственно… как в постели с врагом?!

Исход для меня был ясен. Я поймал себя на мысли, что мне неприятно общаться с Дианой, появилось даже чувство брезгливости. Изменившая женщина похожа на пепельницу. Вроде чисто вымыта, но как подумаешь, что в ней кто- то тушил свои окурки! И еще. На фоне случившегося я был как-то слишком спокоен. Может потом, позже до меня наконец дойдет весь ужас произошедшего. А пока какой-то ступор. Словно это не со мной, а я лишь наблюдаю за всем со стороны.

Когда я приехал домой, Дианы ещё не было. Странно, она ведь обещала быть сегодня пораньше. Утром она сказала, что детей из школы заберет теща, а нас ждет томный вечер для двоих. Меня даже передернуло от таких мыслей. Похоже, томных вечеров для нас в обозримом будущем не предвидится.

Я прошел на кухню и достал из шкафчика початую бутылку коньяка и поставил ее на стол. Но выпить не спешил, решил объясниться с женой на трезвую голову.

Диана появилась почти в одиннадцать вечера.

- Юра, прости. У Вики, как всегда, проблемы мужем, пришлось ехать утешать! Хотела позвонить, но где-то посеяла телефон. Наверно у мамы забыла. – Диана тарахтела в обычном режиме, снимая в прихожей пальто и сапоги.

- Ты ужинал? Сейчас, что ни будь приготовлю. – Она прошла на кухню и поставила пакет с продуктами на табуретку. – О, коньяк! Мне нальешь? Так упарилась за день, уму не постижимо!

Еще бы! Тут и не каждый мужик выдержит. Это ж такая нагрузка! Работа, дети, муж, любовник!

Я молча смотрел на Диану. Мне было интересно как она будет выпутываться из сложившейся ситуации. Признается в измене или будет изображать дурочку да конца?

- Я в душ. Почисти пару картофелин. – Жена почти бегом направилась в ванную.

Было понятно, что ни у какой Вики сегодня она не была. Странно, неужели у любовника нет ванной комнаты, и Диана вынуждена ехать не подмытая. Фетиш такой, что ли? Или грехи лучше смывать дома?

Диана что-то говорила, но шум воды заглушал слова. Да мне уже было по барабану, что она говорила. Мне было важно, что скажу я!

Жена зашла на кухню в халате на голое тело и с полотенцем на голове.

- Ну, что, картошку почистил? – Она включила плиту и достала сковородку. - Сейчас картошечку пожарим и яичницу соорудим!

- Не сиди сиднем, порежь хлеб и колбаску! – Диана как нив чем не бывало распоряжалась на кухне. Мне даже на мгновенье стало казаться, что ничего не произошло. Так, самый обычный вечер из тысячи подобных. Но это только на мгновенье.

- Диана, оставь сковороду в покое! Присядь, нам надо поговорить! – Я старался изо всех сил держать себя в руках.

Вы обращали внимание, что разговоры о измене начинаются всегда одинаково. «Нам надо поговорить…» Не важно, кто инициатор муж или жена. Важно, что пришла пора объясниться. Диана удивленно посмотрела на меня, но сковороду оставила в покое.

- Может сначала поедим? – Как- то неуверенно произнесла она, и отвела взгляд.

Я понял, что она догадывается о предмете разговора и старается тянуть время.

- Потом, если будет аппетит! – Я был непреклонен.

-Диана, у тебя кто-то есть?

- Что ты имеешь в виду? – Жена сделала удивлённое лицо.

Точно, включила дурочку!

- Я имею в виду любовника. У тебя есть любовник? Сколько времени ты мне изменяешь? – Я изо всех сил старался не сорваться на крик. – Год, полгода, месяц?

- Юра, что за бред?! Какой любовник, кто изменяет? Господи, что ты несешь?!- Возмущению жены, казалось, не было предела. Сама оскорбленная невинность. Молодец, хорошо держит удар, ни один мускул на лице не дрогнул.

- Диана, не ломай комедию, я все знаю. Сколько, с кем и даже где. Кстати, ты телефончик не нашла? Может маме позвоним?

Жена молчала, собираясь с мыслями.

- Очень плохо быть такой рассеянной, надо проверять не забыла ли чего! - Я положил на кухонный стол ее телефон.

Было видно, как у Дианы расширились зрачки, она зажала ладонью рот.

- Откуда он у тебя? – Еле слышно прошептала она.

- Я нашел его спальне у Николая Андреевича. Интересно, как ты его называешь? Зайчик, Пупсик, Николя? – Я в открытую издевался над ней.

- Юра ты неправильно все понял. Да, я была у него дома, но это по работе. Я делала ему маникюр! – Диана была готова разреветься. Она даже не спросила у какого Николая Андреевича! Стало быть прекрасно знает кто это!

- В спальне, в его кровати?! Допускаю. А сиськами делала массаж?

- Какими сиськами, что ты несешь?! – Диана уже кричала. Видать уже оправилась от неожиданности.

Я молча положи на стол лифчик. Тот самый, розовый в кружавчиках.

Диана замолчала, лихорадочно продумывая отмазку.

- Мне…мне было жарко, я переоделась в халат, и сняла за одно лифчик. Знаешь, как потеет грудь, особенно в бюстгальтере! Вы мужчины этого не понимаете!

- Так еще был и стриптиз?! – Я уже откровенно смеялся. Хотя было совсем не до смеха.

Диана вздрогнула, как от удара, видимо поняла, что отмазка не сработала.

- Юра, я люблю только тебя, мне никто не нужен! Я не знаю, что ты себе на придумывал, но я говорю правду. У нас двое детей, какой любовник? Какая измена? – Диана упала на колени передо мной. – Любимый, родной! Я ни в чем не виновата перед тобой! У меня один мужчина, это ты! Поверь мне!

Диана уже рыдала в голос, не сдерживая свои эмоции. Она схватила мою ладонь и стала целовать ее. Слёзы ручьями катились по ее щекам. И столько было любви и нежности в ее голосе, что не простить ее было просто невозможно!

Что тут скажешь, слезы — это тяжелая артиллерия! Мы мужчины эмоционально слабее женщин. Мне захотелось обнять Диану, поцеловать в любимые глаза, погладить по волосам, успокоить. В самом деле, какая, к черту, измена?! Она же просто была на работе! Ну подумаешь, уронила телефон! С кем не бывает! Я уже молчу про лифчик!

Да, я бы простил, если бы не хорошо мне знакомый старинный платиновый перстень с кроваво- красным рубином вместо обручального кольца на безымянном пальце ее правой руки!..

3.

Я сидел и слушал душераздирающие стенания Дианы, отметив про себя, что тон их несколько изменился. В её голосе исчезли истерические нотки, мне даже показалась, что моя жена стала успокаиваться. Интересно, что это? Диана восприняла мое молчание как готовность к примирению? Или почувствовала, что смогла убедить меня в своей верности? Давно известно, что женщины считают мужчину особым видом прямоходящих, который пристально изучают, стараются прикормить его и научить есть с руки. Тут самое главное, что бы он пальцы ни откусил вместе с кусочком сахара! Ну это я сейчас такой ироничный, а тогда я сидел как оглушенный. До меня только-только стал доходить весь смысл происходящего!

Диана, наконец замолчала и молча смотрела на меня, наверное, ожидая, что я брошусь к ней в объятья. Действительно, что еще ожидать от придурка, у которого жена гуляет почти полгода, а он ни сном, ни духом!

Диана сделала попытку меня обнять, но я отстранился.

- Откуда у тебя этот перстень? - Я взял её за правую руку.

- Перстень? – Она недоуменно посмотрела на меня и взгляд её предательски вильнул.

- Ну да, вот этот с рубином!

- Это..это подруга предложила купить, вот я и взяла примерить и поносить, посмотреть, идет он мне или…- Диана уже поняла, что это конец, но все еще отчаянно пыталась зацепиться за слова, но у нее это плохо получалось.

- Ладно, хватит! Думаю, тебе сейчас лучше уехать. Тем более тебе есть куда. На развод я подам сам. Как быть с детьми решим завтра. -Я встал. Пора было заканчивать это шоу.

Жена как-то сразу обмякла и молча пошла одеваться. Несколько раз она пыталась заговорить со мной, но я отмалчивался. В дверях она повернулась ко мне.

- Юра, не гони меня! Не совершай ошибки, которую потом невозможно будет исправить! Я люблю тебя!

Я молча закрыл за ней дверь.

Когда любишь, никто не нужен. Вообще. Никто! А если есть еще кто-то, кроме любимого человека, то все. «Мы вместе» кончилось…

И жить не хочется и застрелиться лень!

Я вернулся на кухню, налил себе коньяка и сел напротив окна. Все тот же двор, фонарь с не ярким желто-дребезжащим светом. И вокруг мрак, на улице и в душе! Ужасно болело сердце. Невыносимая боль растекалась по всему телу, проникая до самых пальцев…

Прошел месяц. Мыс Дианой жили в параллельных плоскостях. Она с детьми была у мамы. Её любовник уехал на зимовку в Испанию без неё. Чем она занимается, с кем живет, я не интересовался. Нам дали два месяца на примирение, и я ждал, когда же истечет положенный срок, чтобы поставить окончательную точку в своей семейной жизни. Все это время я всячески избегал знакомств с девушками и женщинами. А попыток заарканить меня было предостаточно.Расставшись с Дианой, я сразу стал завидным женихом. А как же! Не ищите женщин, зарабатывайте деньги и женщины сами вас найдут!

Вышла моя книга. Меня пригласили в Москву на ее презентацию. Новые полезные знакомства и связи в антикварном мире. Достаточно закрытом, чтобы можно было так запросто в него «влезть». Тираж книги разошелся быстро и издательство готовило второе издание. Соответственно я получил приличный гонорар. А что, в холостяцкой жизни есть свои преимущества! Делай, что хочешь и с кем хочешь. Никакого отчета!

Только иногда по вечерам накатывала лютая тоска, что хотелось выть! Любовь, как зуб, не вырвешь! Разве что вместе с сердцем…

С мальчиками я встречался по выходным. Приводила их ко мне теща, Диана не хотела лишний раз будоражить меня. Особых разговоров с Жанной Викторовной я не вел., но было видно, что она очень переживает за дочь. Странно. Мне казалось, что она считала наш брак ошибкой и, мягко говоря, недолюбливает меня. Вечером я приводил детей до тещиного подъезда, и они уже сами добирались до ее квартиры. Диана моим встречам с детьми не препятствовала.

Я с головой ушел в работу. Дела шли неплохо. Мы организовали две выставки живописи, провели несколько консультаций для частных коллекционеров. Моя фирма пользовалась устойчивым авторитетом и ко мне охотно обращались любители и профессионалы. Апофеозом моей деятельности явилось приглашение на известный аукцион «Кристи» для поведения экспертизы старинных золотых подвесок работы русского мастера. Я иногда задерживался допоздна и даже несколько раз ночевал в своем кабинете.

Честно говоря, я устал. В очередные выходные я решил проехаться по довольно глухим местам Витебщины. Так, без всякой цели, просто прокатится, развеется, так сказать. Хотел взять детей, но потом передумал. Тяжело им будет выдержать длинную дорогу. Ничего, пусть посидят дома.

Я решил исследовать эти места в поисках заброшенных деревень, полазить по оставленным домам. Иногда там можно поднять очень интересные вещи с точки зрения культуры и цены. Сейчас стало модно коллекционировать и вкладывать деньги в антиквариат. Продать можно все. Даже то, что еще вчера никому не было нужно. Вот и я решил совместить полезное с приятным. И развеяться и по возможности денежек «срубить».

Собрался я быстро. Надел теплую куртку. Бросил в машину сумку, застелил багажник большим куском брезента. И уже через десять минут влился в утренний поток машин, который несмотря на выходной день меньше не стал. На выезде из города заехал на заправку и залил полный бак. Кто его знает как там в глуши с бензином! Проехал километров двадцать по кольцевой и уже через полчаса выскочил на Витебскую трассу, проходящую через Лепель.Дорога хорошая можно немного и притопить...

Через сто шестьдесят километров, оставив слева Заповедник я свернул направо. Дорога стала уже и мне пришлось сбавить скорость.Приморозило. Ночью прошел небольшой снег и сейчас он словно волны разлетался в разные стороны перед машиной. Утреннее Солнце было в дымке и окружающий пейзаж был особенно резким. Листья уже почти облетели, а те, что остались, выделялись яркими пятнами на фоне серо-зеленого осеннего леса.

Я проехал километров тридцать и асфальт закончился. Я съехал на грунтовку и вскоре меня уже окружал дремучий густой лес. Чем дальше я ехал, тем уже становилась дорога. За очередным поворотом неожиданно «выскочила» небольшая деревенька с непривычным для моего уха названием Шалофаны. «Вёсочка», как здесь говорят. Судя по карте, за деревней было средних размеров озеро, с таким же необычным названием Оч. Надо сказать, что здешняя топонимика совсем не похожа на русские, или если точнее, славянские названия населенных пунктов, рек и озер. Оч, Эсса, Элла, Шалофаны. Как будто не дома, а за границей!

Я остановился возле магазина. У крыльца терлись двое мужичков. Как и все представители этого вида двуногих, они были озабочены поисками огненной воды и с некоторым удивлением, смешанным с надеждой, уставились на меня.

Я был хорош! В камуфляже, теплых армейских ботинках с высокими берцами и тактическим ножом в камуфлированных ножнах на поясе! Наличие у меня на лице солнцезащитных очков и глубокого шрама на левой щеке, придавали мне дополнительную брутальную харизматичность, которой тут же прониклись озабоченные мужички.

- Мужик! Позычь пару рублей, нутро горит! – Вместо вежливого «здравствуйте» сиплым голосом обратился ко мне один из «воронов» здешних мест.

Только человек с зачерствевшей душой и каменным сердцем мог проигнорировать эту просьбу. Я к таким не относился. Достав из портмоне несколько купюр, я протянул их страдальцу.

- Вы местные?

Как будто это не было и так понятно!

- Да, здешние… - Растягивая гласные ответил соплеменник первого мужичка.

- А что там, дальше? – Я махнул рукой в сторону ведущей в лес дороги.

- А хiба ж хто ведае? – Мужичек почесал голову и добавил- Мы у тый крайне ходзiм.

Понятно, толку от них не добьёшься. Я вернулся в машину. Часы на приборной панели показывали три часа дня. Ого, как быстро пролетело время! Я включил радио и неспеша тронулся с места. Приходилось внимательно следить за дорогой. Она была зажата лесом со всех сторон и чем дальше я ехал, те уже она становилась. Вскоре по бокам машины затарабанили ветки кустов, росших на обочине. Я доехал до развилки. Куда повернуть? Говорят, если не знаешь дороги, поворачивай налево! Вот налево я и повернул. Сгущались осенние сумерки, а я все ехал и ехал по дороге, которой было не видно конца. Скоро стало совсем темно и мне пришлось включить фары. Еще одна развилка, снова повернул налево. На автомате!

Мне показалось, что лес стал реже. Точно, слева и справа от дороги появились заросшие пожухлой травой не то поля, не то огороды. Фары выхватили из темноты какие- то перекошенные дома. Похоже на деревню. Я посмотрел на карту. Никаких населенных пунктов в радиусе двадцати километров не наблюдалось. Куда же меня занесло? Я уже почти заехал в деревню, как вдруг мотор моей машины зачихал, а потом и совсем заглох. Замолчало и радио. Я выключил свет, боясь посадит аккумулятор, взял фонарик, застегнул куртку и вышел из машины.

Вокруг была темнота! Я боковым зрением улавливал смутные очертания каких - то строений. Не то хаты, не то амбары. Стояла тишина. Ни собачьего лая, ни людского разговора, ни других звуков, присущих «живой» деревне в вечернее время. Не светилось ни одно окошко. Я посмотрел на телефон. Сети нет. Кто бы сомневался. Все как заказывали. Глушь!

Я запер машину и пошел по заросшей бурьяном улице, светя под ноги фонариком Деревушка была небольшая, хат десять — пятнадцать. Черные, с покосившимися или совсем провалившимися крышами, они темными силуэтами стояли по обеим сторонам, зияя черными провалами разбитых окон.Где-то сбоку шумела не то маленькая речка, не то ручей. Пройдя почти всю деревню, я вдруг заметил в крайнем доме огонек. Подойдя поближе, увидел в уцелевшем окне отблеск горящей где- то внутри дома керосиновой лампы. Забора вокруг не было, и я подошел прямо к двери. Она внезапно распахнулась, словно кто- то специально поджидал меня.

- Проходи скорее, не выстужай хату! – Из комнаты донесся хрипловатый голос.

Я закрыл за собой дверь и прошел в глубь дома.Старый придвинутый к стене стол. На нем керосиновая лампа в горящим фитилем. В неярком свете я увидел сидевшего возле печки старика, который в этот момент подбрасывал в печку несколько поленьев.

- Присаживайся, не маячь! – Старик кивнул на стоящее напротив печки старое кресло. – Чаю хочешь?

Я кивнул. Мужчина подошел к столу, и налил в щербатую фарфоровую чашку густого горячего чая из алюминиевого чайника.

- На травах, духмяны! - Он протянул мне полную кружку. - Петраков я, Иосиф Казимирович. Можно просто, дед Петрак.

Я сделал глоток. Чуть сладковатый с кислинкой напиток приятно согрел пищевод и желудок.

- У меня в машине есть еда, может я схожу? –

- Не турбуйся, хватит с нас чаю! – Старик поправил кочергой дрова. Сноп искр поднялся к своду топки.

Мне стало так уютно, словно я пол жизни прожил в этом доме.С каждым глотком чая проходила усталость, куда-то улетучилась тревога. Все вокруг стало привычным и знакомым.

- Ну как, согрелся? – Старик уселся на табурет напротив меня. – Скоро совсем холодно станет, зима не за горами. Занесет дороги, не проехать будет.

Его хрипловатый голос убаюкивал и в тоже время навевал какое- то спокойствие. Мне вдруг захотелось рассказать не знакомому человек у про свою жизнь. Про свои беды. Про предательство матери и жены…

Просидели мы долго. Я говорил, а он внимательно слушал. Иногда поддакивал, многозначительно кивая или хмыкал, поглаживая седую бороду. Я рассказал ему все. Про войну. Про отца, про мать, про жену и детей. Когда я закончил мы еще долго молчали. Потом он снова налил мне чаю и первый отхлебнул из своей кружки.

- Да, потрепала тебя судьба, малец. Всю жизнь ты гонялся за счастьем, не понимая, что оно рядом, только руку протяни. Любили тебя и сейчас любят. Только ты этого не замечаешь. Замкнулся на своих обидах, спрятался в норку как барсук, только нос торчит! – Старик снова сделал глоток из кружки. – Посмотри вокруг себя и увидишь свое счастье. И добрее стань к людям, особенно к тем, что рядом. Запомни, сила мужчины не в кулаках, а в прощении…Научись прощать… И помни, если одна дверь закрылась, ищи рядом другую и не бойся ее открыть…

Его слова звучали как будто из далека. Глаза мои слипались, и я не заметно для себя заснул…

Проснулся от звуков радио. Я сидел в машине, прислонив голову к окошку. Замлела спина и ноги. Так что, это был всего лишь сон?! Дед Петрак, ароматный чай, долгий задушевный разговор. Я помнил каждое слово, которое сказал мне старик, во рту до сих пор стоял вкус его чая. Не может быть! Но как я оказался в машине? Ответа на этот вопрос у меня не было…

Повернул ключ зажигания. Двигатель заурчал ровно и умиротворенно. Машина медленно тронулась по заросшей улице. Я внимательно смотрел по сторонам, пытаясь отыскать тот самый дом, в котором провел ночь в беседе со стариком. Но вдоль улицы стояли только почерневшие от времени и дождей полуразрушенные хаты.

Вот я и у околицы. Последний дом. Место вроде похоже, забора нет. Я подошел к хате. Провалившееся крыльцо, сорванная с петель дверь. Конечно, это был только сон! Усталость, тревоги и заботы прошедших дней сделали свое дело! Я уже собрался уходить, как вдруг заметил, что между досками наличника торчит какая-то пожелтевшая тряпка. Осторожно потянул за уголок. Похоже сверток. Я развернул тряпицу и у меня на ладони оказался почерневший от времени старинный перстень с печаткой из неизвестного металла. На печатке была вытеснена (именно теснение, а не гравировка) неизвестная монограмма. Такими перстнями в старину ставили печать на сургуче, скрепляющем важные письма или другие послания. Интересная находка. Откуда он здесь взялся? Я положил перстень в один из карманов куртки. Ладно подумаю об этом позже…

Я поддал газку, и машина покатила по подмерзшей дороге. Стало уже совсем светло. За поворотом, недалеко от дороги я увидел старое заброшенное кладбище. Покосившиеся кресты, треснувшие каменные надгробия. Обычный деревенский погост. Я вышел из машины. Далеко в глубь не пошел, так прогулялся по краю. Мое внимание привлекла могила, которая была немного в стороне от других захоронений. Металлическая пирамидка, увенчанная звездой, когда- то покрашенная красной краской. На ней хорошо была видна надпись: Петраков Иосиф Казимирович. 1880 г.р. Расстрелян фашистами 16.11.1943 г…

Я подъехал к своему дому, когда уже совсем стемнело. Сидел в машине, пытаясь осмыслить произошедшие со мной события и прогнать накопившуюся за время поездки усталость. Внезапно вспомнил про перстень. Долго рассматривал его, а потом, сам не зная почему, надел на безымянный палец правой руки, туда, где когда-то было мое обручальное кольцо. И словно провалился в бездонный колодец…

… Утро началось как обычно. Пока я брился Диана успела приготовить кофе и тосты, рассказать мне про нелегкую судьбу подруги Инны, которую бросил очередной муж (я уже сбился со счета который!) и сообщить, что сегодня она придет пораньше, так как звонила моя мама и обещала забежать в гости. Детей из школы она заберет сама.

Я слушал ее в пол уха, сосредоточенно думая о своих проблемах. Сегодня у меня был насыщенный день. Две очень важных встречи с клиентами, которые могут кардинально изменить мой бизнес в лучшую сторону.

Я брызнул на себя одеколоном, поправил почерневший от времени перстень на правой руке и вышел на кухню.

- Юра, ты меня не слушаешь?! – Диана постучала ложечкой по чашке с кофе, желая привлечь мое внимание.

- Конечно слушаю, дорогая! Моя мама приедет в гости, и ты сегодня будешь пораньше. – Я улыбнулся жене.

— Вот я и говорю, по дороге домой купи тортик и шампанское. – Диана посмотрела на меня. – Ты все понял?

Я кивнул. Подошёл к жене, обнял и поцеловал в губы.

- Нашел время! – Проворчала она, отвечая на поцелуй и, глядя мне в глаза, теплыми пальцами прикоснулась к моей щеке…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: предательство, жена, измена,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 22.06.2021 в 18:39
Свидетельство о публикации: №1210622423934


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1