Книга


Фиалка, что ты прячешься от меня под еловым подолом?
Неужели я стал страшной тенью,
что к лицу только могильной статуе?

Утро, не улетай обманчивой птицей счастья!
Хоть ты приласкай меня душистой ладонью черёмухи!
Я ведь тоже когда-то был светлым голосом 
и не знал, что смеюсь над собою и плачу от радости.

Но не я писал книгу своего безумия,
не ко мне как-то ночью прилетела идея, 
не я протоптал тропинки сюжета.
Я только персонаж, и притом не главный,
а ушедший в тень и сам становящийся тенью.
Но я благодарен автору этой странной повести.
Перечитывать её с замиранием сердца -
разве это не сладкая иллюзия жизни?
Разве это не горькая правда одиночества?
На измятых страницах моей поблёкшей памяти 
столько следов от слёз и улыбающихся поцелуев!

Особенно удачны в ней главы о любви.
Я боюсь возвращаться к ним, 
и всё же иногда читаю эти шедевры.
Они потемнели от боли, 
они похожи на осенние вечера, 
шмыгающие дождливым носом.
Каждая их строчка - верёвка, 
готовая скрутиться в петлю.
Каждое слово - ладонь, 
готовая дать мне пощёчину.
А сколько там многоточий! 
Наверняка, их намного больше,
чем плевков на на физиономии войны.
Они завершают неоконченные признания,
они уводят воображение в туманную даль,
как морзянка следов на снегу,
говорящая о том, что герой ещё жив
и что он продолжает идти - 
всё дальше и дальше от светлых обещаний пролога...

Увы, мой писатель был пессимистом.
Не найти в этом эпосе сцен обезумевшей страсти -
лишь порою мелькнёт пёстрая рыбка надежды 
в тёмной реке реализма.
Или вдруг услышишь, 
как перекликаются в зимнем лесу
пугливые птички снов.

Но и ко мне, в темноту этой книги, 
прилетел как-то солнечный зайчик.
Правда, это описано в первой части романа,
которую автор назвал робкою пробой пера.
Тогда он ещё верил в чудо 
и доверял улыбкам.
О, как это было давно, 
далеко, глубоко, туманно...

Чем глубже проникаю я в ночь былого 
и чем ближе подкрадываюсь к началу, 
тем меньше нахожу там смысла, 
зато всё чаще встречаю наивную поэзию. 

Говорят, начало любой вещи - 
крохотный родничок, 
порою просто слезинка...
Я и не спорю, но знаю точно, 
что и капля может быть бездной
и извергать водопад ярких звёзд.

И пусть темны эти воды, 
но не в них ли отражается луна,
та же самая, что купалась в тех печальных глазах 
с шелковистыми ресницами,
в глазах, которые не забываются, 
а значит, даже смерть моя не сможет закрыть их 
и спрятать от меня и от вечности.

Как подумаю об этом - становится светлее,
а ночь моей тоски сжимается в мушку
над губою того, 
первозданного, 
ангела.­



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Верлибр
Количество рецензий: 3
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 20.06.2021 в 18:22
Свидетельство о публикации: №1210620423730
© Copyright: Артур Кулаков
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (20.06.2021 в 21:34)
Буду возвращаться сюда... Спасибо Вам.

Артур Кулаков     (22.06.2021 в 22:54)
Вам спасибо!

Ксана Василенко     (23.06.2021 в 18:29)
Ох, какой, всё же, бальзамический ( лечебный) текст! Хоть к сердцу прикладывай...


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1