Литературный сайт
для ценителей творчества
Литпричал - cтихи и проза

Тёма продолжение


­­Тёма не доставлял никаких хлопот. Он тихо лежал в своей кроватке, ел, когда кормили, иногда недовольно морщился, если хотел пить. Но не плакал. Никогда. А потом перестал есть, пить, не улыбался, молчал.

Июль на юге - это пекло самое настоящее. Плюс сорок в тени. Влажность зашкаливает. Будто тебя засунули в сауну, закрыли двери на ключ и забыли выключить нагрев. Иногда обжигал ветер. Не пить в такую жару - это смерть.
Море нагревалось до омерзительности. Ожидаемого эффекта прохлады от погружения в воду не было. Только разочарование. Чтобы отыскать прохладу приходилось уплывать далеко от берега и нырять поглубже.

Вызвали врача. Тётка покрутила Тёму, заглянула всюду, куда возможно заглянуть, и выдала - Здоров! На вопросы, почему не ест, пожала плечиками - Ну, так жара .. .А на вопрос, почему не пьёт, удивленно воскликнула - А я откуда знаю. Действительно, откуда ты можешь знать..... Педиатр, мать твою.

Тёму вылечили. Нашли грамотного специалиста, который поставил диагноз - отравление(!). Чем? Этого он определить не смог. Но настоящие проблемы ждали впереди.

Ему было уже пять месяцев. Он не только не гулил, он не смеялся и не улыбался. Смотрел огромными глазами и молчал. Сначала думали, что глухонемой. Проверили. Нет. Всё в порядке. На звуки реагирует, звуки издавать может. Но молчит. Куча специалистов, массаж, физиотерапия - ничего не помогало.

Только ближе к году удалось найти уникального специалиста. Тёма к тому времени научился сидеть и стоять. Не ползал, не ходил, не говорил и не плакал. Любимым его занятием было сидеть на полу и монотонно раскачиваться вперёд-назад с абсолютно отрешённым взглядом. Это жутко. Очень жутко.

Детский психиатр сделал два предположения: эпилепсия или аутизм. Через несколько дней он пригласил на приём. И в лоб выдал - Сожалею, но это аутизм.
Таблеток никаких Тёме не давали. Собственно, и лечить было нечего. Так, рекомендации, советы, всё тот же массаж, разнообразные процедуры.

Интересно, но дядя и племянник, с разницей в возрасте в год, отлично понимали друг друга и постоянно общались. При этом Тёма ничего не говорил. Как они объяснялись - загадка, не разгаданная до сих пор.

Артём не только не говорил, он даже не помышлял о том, что можно и нужно как-то перемещаться в пространстве. Ему , видимо, хватало того, что он мог стоять.

Сделать первый шаг ему помог дядя. Он просто взял и руками переставил ногу племянника из одного положения в другое. С тех пор Тёма носился по дому ракетой, скорость не сбрасывал даже при разворотах на 90 градусов и поэтому бился нещадно обо всё, что не успевало проскочить .

Тёма рос. Его любили. Но мамы рядом не было. И он искренне верил, что мама та, которая рядом. К тому же его самый родной и близкий человечек, маленький дядя, называл её мамой. Значит она и есть мама. Малыш в три года произнёс первое своё слово - мама. Потом назвал по - имени "брата". И никто не решился объяснить ему, что мама его настоящая совсем другая..... Боялись спугнуть начавший открываться просвет. Да и как объяснить? И зачем....

В четыре с половиной года он болтал во всю, но понимал его только старший братишка. Так и общались.
Потихоньку речь становилась чище. Можно было разобрать отдельные слова. Больше половины букв он не выговаривал. При этом милая, добрая улыбка не сходила с открытого и в то же время отрешённого лица.

Мама, настоящая его мама, появилась неожиданно. Тёма смотрел во все глаза. Молчал. Улыбался и разглядывал себя изнутри. Потом побежал с криком "Мама!" к той, которую знал и любил.
А та, другая, устроила скандал от обиды, что потеряла сына. Потом исчезла надолго. А Тёма уехал далеко, в другой город, где зимой много снега, а лето короткое, но жаркое.

Долгие и нудные занятия с логопедом дали неплохие результаты. Речь стала понятной. Тёма научился читать. Хорошо рисовал. И очень любил музыку. В шесть лет он вместе с братом, пошёл на прослушивание в музыкальную школу, но петь не стал, сбежал из класса, нашёл маму и спрятался за ней. А впереди школа и нужно как-то и что -то делать ....

Если бы знать, откуда когда приходит беда, если бы знать.....

Они возвращались от логопеда. Он скакал впереди по первому снегу, лепил из него маленькие комочки и бросал . смеясь., в маму. Сегодня он смог абсолютно чисто и чётко сказать всё, что хочет. Они торопились домой, там их ждал брат и дедуля с бабулей, которые баловали и любили Тёму больше всех.

Он первый добежал до квартиры и приклеил палец к звонку. А сам заливался смехом громче, чем электрическая птичка под кнопкой.

Двери открыла незнакомая тётя. Тёма улыбнулся и поздоровался - Здравствуйте.
А мама почему-то заплакала.
- Привет, Артём,- она мыла руки и смотрела в зеркало.
- Привет,- Тёма с недоумением крутил головой, пытаясь найти ответ хоть в чьих-то глазах.
- А Вы кто? - любопытство взяло верх.
В доме все затаили дыхание, сжались внутри в тугие комки, а воздух превратился в гранату без чеки.

- Я - твоя мама, - так и не повернув голову и продолжая плескаться под краном, лениво произнесла она.
Глаза малыша распахнулись так, что казалось сейчас разлетятся на тысячи маленьких искорок. Потом рот медленно растянулся в овал и, сощурившись в тонкую нитку вместе с глазками, зло выплюнул,
- Врёшь!!!! Ты всё врёшь!!! - и метнулся страх , а взгляд искал помощи у тех, кто любил его.

Но все молчали. А мама взяла Тёму за руку и увела в детскую. Брат, наблюдавший происходящие со сжатыми кулачками, крикнул,
- Дура, Дура ты!

Кроме биологической мамы в квартире находились ещё две женщины. Как выяснилось позже, представители опеки, "защитницы" счастливого детства. Разговор состоялся странный и тяжёлый.

- Вы незаконно удерживаете чужого ребёнка. К нам поступил запрос из прокуратуры. Мы пришли проверить и узнать, на каком основании Вы прячете ребёнка от матери....

- Почему Вы решили, что я прячу? Это бред полный. Вот она - мать- спросите у неё, как и почему получилось, то, что есть.

- Видите ли, мать Артёма написала заявление в прокуратуру о краже Вами ребёнка. Вы его украли и вывезли в другой город. Мать пыталась найти, но Вы не сообщали своё местонахождение.... поэтому она вынуждена была...

Вот так. И всё это при Артёме ...... Он сидел испуганный, прижался к маме, в глазах слёзы. Рядом сидела его прабабка, бледная, с синими губами и огромным швом на груди - три дня назад её привезли из клиники, где заменили два сердечных клапана.
Мама посмотрела на Тёму как-то странно и сказала,
- Тёма, ты прости меня, но я тебе не мама. Я очень-очень тебя люблю, но я - твоя бабушка. А мама - вот..... она.

Он какое-то время сидел тихо и неподвижно, в глазах застыло не то изумление, ни то страх. Но мир его рухнул - это точно. Потом он резко подскочил, скользнул под стол, закрыл глаза и завыл на запредельных высоких частотах, без слёз, без остановки, не переводя дыхания.
От его крика закладывало уши и разрывалось сердце. Бабушка попыталась взять его на руки. Но он, как волчонок, забился ещё дальше под стол и отчаянно отбивался тоненькими ручками, словно хотел прогнать весь ужас, обрушившийся на него. Тогда бабушка села рядом с ним и заплакала, молча, от отчаяния и беспомощности, неспособности защитить маленького человечка.

Мама презрительно усмехнулась,
- Цирк,- и вышла из комнаты.

К Тёме и бабушке присоединился братишка. Сидел насупившись, о чём-то думал, а потом зло процедил сквозь зубы,
- Сука. Вырасту - удушу.
Тёме услышанное понравилось. Он перестал выть, открыл глаза и повертев головой, вылез из-под стола. Пошёл в детскую, бабушка с братом за ним. В детской малыш стал сосредоточенно, со знанием дела, перебирать игрушки. Он брал в руку очередную машинку, коих была уйма, с серьёзным выражением лица взвешивал, хмыкал и брал следующую, пока не выбрал самую тяжёлую. А выбрав, целеустремлённо потопал к новоиспечённой маме. Бабушка в последний момент успела остановить занесённую над головой мамаши довольно увесистую игрушку. Тогда Артём развернулся и молнией метнулся под стол.

Так и сидел там до ночи, всхлипывал и монотонно повторял,
- Не забирай меня, а ... пожалуйста, не забирай меня.

А мама улыбалась и молчала. Прабабка плакала. Брат зло зыркал на свою великовозрастную сестру, а бабушка.... А что она могла? Попытаться не сойти с ума? Успокоить свою престарелую мать, перенёсшую сложнейшую операцию на сердце? Уговорить дочь не трогать ребёнка? Вряд ли.... но она пыталась.
Утром Тёму с мамой повезли в аэропорт. Собрали вещи, игрушки.... Он сидел на заднем сидении рядом с бабушкой и братом и молчал. А когда в аэропорту началась регистрация и он с чужой ему мамой подошёл к стойке, не выдержал. Рванул на улицу со всех ног, брат за ним, бабушка, конечно же, следом....

Они уехали.... Но возле первых же гаишников папа Тёмкиного брата остановил машину и сдал их в милицию.

Тёму увезли. Бабушку с братом отпустили .

Ему было всего шесть с половиной лет. Сейчас Артёму четырнадцать. Он никогда больше не видел и не слышал ни бабушку ни брата. И, я уверена, никогда не увидит.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Прозаические миниатюры
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
Свидетельство о публикации: №1210620423703
@ Copyright: Наташа Корнеева, 20.06.2021г.

Отзывы

Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1