Гостевой дом Иваныча


Гостевой дом Иваныча
­«Гостевой дом Иваныча»
Николай Лакутин
- Спасибо тебе, Иваныч, за тёплый приём. Всё по чести было. И кухня добрая, и койка уютная.
- А баньку твою мы вспоминать будем ещё долго, - поддержала супруга гостя Антонина, - другая она у тебя. Не могу объяснить, что именно другое. У самих банька имеется, да и бывали сколько в разных, но такой – не встречали прежде.
- Это точно, - продолжил Емельян, - как-то оно всё с Душой у тебя, Иваныч, до такой степени с Душой, что на физическом уровне чувствуется. Будем проездом когда ещё в этих краях – обязательно заедем. Спасибо ещё раз.
Пожав крепко руки и передав нечто неуловимое, но очень понятное и ценное через прищур глаза, гость положил на стол несколько купюр и направился вместе с женой к своей машине.
Иваныч проводил взглядом гостей до тех пор, пока их машина не скрылась за сопкой. После кивнул сам себе, и не спеша зашёл в дом.
- Всем спасибо от Души, - отвесил он персоналу гостевого дома, коих было три человека, - там, на веранде гости оплату оставили, и солидные чаевые. Распределите меж собой. Будем считать, что это Ваше выходное пособие. Дня три можете здесь не появляться. Посвятите себя семьям, домашним делам, детишек побалуйте обязательно. Сейчас не сезон, если что – я справлюсь сам. А к пятнице жду Вас. Продолжим в обычном режиме.
Работники переглянувшись направились на веранду, после того как Иваныч покинул помещение.

Машины работников покинули территорию гостевого дома. Хозяин поместья – Иваныч поставил чайник, и присев на кухне устремил свой взор в окно. Понедельник редко бывал насыщенным днём, вот и сегодня ожидать чего-то суматошного особо не приходилось.
Большая часть жизни осталась позади. Примерно треть головы Иваныча уже украсила седина. Но она ничуть не срамила его внешности, а даже наоборот - придавала шарм. Постранствовал за свои годы Николай Иванович немало. Ещё в отроческие годы имел склонность к философскому мировоззрению. Как-то раз, в те далёкие советские годы он сидел вот так же на кухне, отчего дома, и смотрел в окно. Он смотрел на траву, на одуванчики, на редкие Анютины глазки, коими была украшена территория палисадника, и думал: «Интересно... для кого из века в век расцветают травы и цветы? Ради чего или ради кого после долгой изнурительной Сибирской зимы природа вновь и вновь собирается силами и запускает свои созидательные механизмы? Жить ради того чтобы жить? Сомневаюсь... Не так проста эта система, чтобы иметь столь немудрёные стремления»
Прошло ещё несколько лет, и Николай Иванович, будучи уже студентом геологического университета ответил на свой давний вопрос так: «Всё это делается ради туристов, коими на данный момент являемся мы».
Именно поэтому он пришёл к выводу, что роль туриста нужно выполнить в полной мере. И если даже его ответ ошибочный, то путешествие по миру, по крайней мере, интересное занятие. Одно дело смотреть по телевизору передачи о путешествиях, совсем другое дело знать самому, как обстоит дело на том или ином конце света. Кроме того, научные экспедиции позволяли узнать положение зарубежных дел буквально изнутри.
Много где успел побывать Николай Иванович, много чего успел увидеть и пережить. Бывало множество забавных случаев за годы плодотворной любимой работы, куда же без этого, бывали и трагические эпизоды. Верные и не очень верные друзья, два не самых простых брака, взрослый ребёнок в столице. Жизнь в целом сложилась удачно. Но годы брали своё. Здоровье стало уже не то, хоть достаток и позволял ещё кататься по миру, да интерес стал постепенно угасать. Белые, чёрные, жёлтые пески уже давно не удивляли умудрённого жизненным опытом Николая Ивановича. Европа, Америка, Африка и Австралия стали почти родными. Бывал он даже разочек на Северном полюсе, но не успел толком понять, что к чему, экспедицию в срочном порядке вернули обратно в Петербург, который не был родным городом Николая Ивановича. Что-то пошло не так, в детали состав экспедиции так и не посвятили. Кроме того, как Николай Иванович узнал намного позже, все документы по той поездке на ледяной материк ушли в архив под грифом «совершенно секретно». Это всё что он знал.
Много оставалось белых пятен в его истории, однако думки о былом прервал свист закипевшего чайника. Иваныч оторвал взгляд от Анютиных глазок, что колыхались ветром за окном и поспешил выключить плиту. Свист чайника понемногу умолк. Но ему на смену пришёл клокот звонка в парадную дверь.
Хозяин дома посмотрел на часы, было без четверти два. За окном стоял день, но он был довольно мрачный. На улице начинал накрапывать дождь. Звонок дверь повторился. Гости явно не желали выдерживать паузу этикета. Пока Иваныч дошёл до двери и щёлкнул затвором, звонок успел прогреметь в доме ещё пару раз.
На пороге стояла девушка. Первое, что бросилось в глаза – зарёванное лицо, второе - криво стоящая на обочине старенькая, без преувеличения раритетная машина, хоть и в очень достойном внешнем состоянии, и третье - странным образом поджатая рука девушки.
- Здравствуйте, что-то с машиной, мне нужна помощь, - произнесла девица и разжала ладонь. Несколько пальцев её руки были в крови.
- Пожалуйста, проходите,  - впустил её в дом Иваныч, бегло оценив обстановку на подворье гостевого дома.
***
Автомобиль Иваныч откатил с дороги на безопасное место своей парковки. Рука девушки была заботливо обработана, на нескольких пальцах красовался лейкопластырь, к счастью раны оказались нестрашными. Закипевший чайник пришёлся очень кстати, он как раз не успел ещё остыть.
- Я..., простите, - постепенно отходя от шокового состояния, промолвила девушка, отпивая глоток зелёного чая, и откладывая телефон в сторону после совершённых нескольких безрезультатных звонков - я очень признательна Вам за помощь. Мне предстоит ещё долгий путь, но я совершенно не знаю, что сейчас нужно делать. Машина внезапно заглохла, предварительно издав несколько «предсмертных» конвульсий. Денег у меня только на заправки и совсем чуть-чуть на перекус. Я сейчас допью чай и пойду к себе в машину. Там уже буду кому-то звонить, что-то решать... Не знаю, в общем, но, что-то нужно делать. Что-нибудь придумаю..., надеюсь.
- Да не тревожьтесь. Отдохните с дороги. Приведите мысли в порядок, я Вас не гоню, - дружелюбно ответил Иваныч.  – Если не хотите ничего рассказывать – я Вас пытать не стану. Будьте как дома. Сколько потребуется времени – столько и гостите. Место есть, за окном дождь, и прогноз как я слышал на эти пару дней совсем не оптимистичный. Отдыхайте. Если я понадоблюсь – Вы меня найдёте наверху, моя дверь с номером восемь, кстати, будем знакомы – Иваныч.
Мужчина протянул приветливо руку для жеста знакомства.
- Иваныч? – девушка протянула травмированную руку в ответ,  - а имя?
- Меня все здесь кличут Иванычем. Привык уже, пусть так и будет.
Девушка показала на лице смятение, но пожала руку и представилась в ответ:
- Алина.
- Вот и славно, - подмигнул Иваныч, бережно придерживая руку девушки, после чего отпустил её и ушёл к себе наверх.
Через двадцать минут в дверь с номером восемь постучали.
- Не заперто, - раздался уже знакомый мужской голос.
Алина открыла дверь, и с удивлённо восхищённым выражением лица негромко спросила:
- Вы действительно тот самый Иваныч?
***
- Судя по всему, у нас с Вами есть общие знакомые, с интересной ухмылкой ответил Иваныч, выдержав паузу.
- У меня мало времени, но много вопросов, что со всем этим делать – ума не приложу.
Хозяин усадьбы вышел из комнаты, прикрыл за собой дверь и стал спускаться вниз по лестнице, опрокинув как бы невзначай:
- Вопросы – это явление временное, а времени-то у Вас, милая девушка, всяко побольше, чем у меня. Пойдёмте, продолжим нашу беседу в более располагающем месте, нежели дверной проём.
Алина ещё некоторое время постояла у двери, после чего спустилась вниз, где в уютном кресле её ожидал хозяин заведения, листая в руках, кукую-то старую потрёпанную книгу. Напротив него стояло точно такое же кресло, явно приготовленное для девушки. Оно было развёрнуто чуть иначе, нежели до того, как Алина поднялась наверх.
- Прошу, Алина, располагайтесь,  - Иваныч деликатно указал на кресло.
Девушка прищурила бровь, убрала в карман мобильный телефон, который до сих пор теребила в руках и присела. Кресло было очень удобным. Оно прямо располагало к длительной приятной беседе. Да и обходительность пожилого мужчины тоже подкупала.
- Итак, Вы, я вижу, знаете обо мне чуть больше, чем я Вам сам о себе поведал, - спросил Иваныч и отложил в сторону книгу, явно вычитав что-то, чем он остался удовлетворён.
Алина пристально смотрела на сидящего напротив неё мужчину и складывала у себя что-то там в уме. Иваныч это заметил и опустил взгляд, едва заметно улыбнувшись, дав девушке возможность спокойно, без визуальных перекрестий, закончить свои умозаключения.
- Я позвонила своему...,  - девушка на мгновение замолчала, но тут же быстро продолжила,  - своему хорошему знакомому. Пояснила ему ситуацию, рассказала, что произошло, и он уже собирался высылать за мной подмогу, но когда я сказала, что остановилась у некого Иваныча...
Девушка умолкла, посмотрев на хозяина дома несколько сконфуженно, тот в свою очередь одобрительно кивнул, и девица продолжила.
- Так вот, когда я ему сказала, что остановилась у Вас, он как-то так резко изменил тон и в целом план действий, чем признаться, меня очень удивил.
- Что сказал?
Девушка пожала плечами, похлопала ресницами и выпалила почти скороговоркой то, что услышала в трубку от своего приятеля: «Пока ты у Иваныча, ты в безопасности. Не спеши от него уезжать, это будет один из лучших периодов, которые тебе когда-либо приходилось и предстоит пережить».
Мужчина сохранял невероятное спокойствие, и, казалось, никак не собирался комментировать данное заявление. Алина продолжила:
- Я спросила у него, что всё это значит, но ...
- Павел Андреевич ничего толком не сказал... Я прав? – в удачный момент перебил Иваныч.
Девушка приоткрыла в изумлении рот.
-  Сказал лишь, чтобы я позвонила ему завтра утром, и положил трубку. Я вообще ничего не понимаю. Откуда Вы знаете, что я звонила Павлу Андреевичу? Вы что, ясновидящий ?
- Немного... По большей части я слышу, вижу намного меньше, но... под настроение могу и глянуть чего-нибудь такого...
Тон и подача Иваныча окончательно ввели Алину в заблуждение. Ей совершенно не было понятно, шутит мужчина или говорит всерьёз.
- Когда доберётесь до места, обязательно передавайте привет Паше. Хороший он мужик,  - сказал Иваныч. После этих слов стало понятно, что он, по крайней мере, не шутил.  – Пересекались мы с ним, было дело, правда, довольно давно.
- Этот, как вы смели выразиться Паша, на секундочку, председатель совета директоров строительного холдинга. Мы точно говорим об одном и том же человеке?
- Поверьте, Алина, нам с Вами позволительно называть председателя совета директоров Пашей. За это нас не проклянут, даю Вам слово.
- Хм...,  - призадумалась девица, - тогда может быть расскажете, откуда у моего...
Тут Алина поперхнулась..., поняла, что проболталась и постаралась выровнять ситуацию:
- Моего хорошего знакомого такие почести в отношении вас? Иваныч? Почему всё-таки Иваныч? У вас имя есть?
- Есть... Верней было, - спокойно отвечал хозяин гостевого дома, - но оно как-то затерялось во времени.
- Но почему? Ведь имя так важно?
- Важно, безусловно. К примеру, на Американском континенте только по имени и обращаются, да и не только там. У нас в ходу помимо имени ещё и отчество. Тоже не просто так его произносят. И вот здесь встаёт очень важный момент. Насколько отчество для человека имеет вес в обращении к нему?
- Для меня имеет, в определённых случаях, я Алина Игоревна.
- Да, я в курсе. А я Иваныч.
- Да я поняла, что Вы Иваныч, я не поняла, почему Иваныч без имени? Почему только отчество, и ещё мне совсем не нравятся эти ваши штучки с всезнанием.
- Потаённое всегда пугало человека. Неприязнь и отвержение – увы, это нормальное явление для первой реакции.
- Вы что..., вы маг? Шаман? Колдун? Знахарь? Травник? Леший? Кто вы, Иваныч, скажите мне, пожалуйста, как есть, а то у меня сейчас голова треснет от обилия вопросов и попыток понять, где я нахожусь, и что вообще происходит.
- Вы голодны, не так ли?
- Не уходите от темы!
- А я Вас только чаем напоил, старый дурак. Сейчас всё устроим.
Иваныч совершенно не обратил внимания на слова девушки, по крайней мере, так она решила для себя и, фыркнув, приняв его поведение как жест неуважения. Схватила свою сумочку и, выскочив во двор боевым шагом, направилась к машине.
Дождь лишь усиливался. Несколько минут Алина пыталась завести авто, но всё безрезультатно. Просидев ещё несколько минут в машине и попробовав её завести в очередной раз, девушка вернулась в дом.
- Ну вот, всё и готово, - возмутительно спокойно произнёс Иваныч, который, казалось, и не заметил того, что оставался на какое-то время один.
Алина сходила в уборную, привела себя в порядок и вернулась в гостиную уже в более сносном расположении духа.
На столе красовался летний салатик с большим количеством зелени, стояла корзинка с фруктами, вазочка с орехами, плотный бездрожжевой хлеб, порезанный аккуратными ломтиками, масло, пара сортов сыра. Последними Иваныч поставил на стол два графина. Один с водой, другой с компотом из сухофруктов, и после того как гостья села за стол, одобрительно просканировав глазами всё то, что было представлено к обеду, хозяин дома поставил перед девицей пиалу с абрикосовым йогуртом.
- Тааааак! – протянула Алина, - значит то, что я вегетарианка, вы уже тоже успели... как там это по-вашему?
- Да, знаю,  - не глядя на девушку, ответил Иваныч, и сел по другую сторону стола.
- Угощайтесь, Алина, а я пока развлеку Вас своим монологом, заодно и отвечу на часть заданных и не заданных вопросов.
Алина нахмурила бровь, но ненадолго. Кушать ей действительно хотелось очень сильно. Она деловито пододвинула к себе йогурт, взяла ложечку и приступила к делу. Иваныч же глядя куда-то вдаль начал свой рассказ:
- Моего отца, как Вы уже поняли, звали Иваном. Хороший был человек. Не слишком образованный, но очень душевный и очень любящий. Свой хлеб он зарабатывал тем, что активно работал руками. Что и говорить, руки у него были на месте. Где плотником, где столяром. Где надо вскопать, где починить, где наладить – все бежали к моему отцу. Официально он трудился на заводе, как и большинство наших горожан, но помимо этого постоянно пропадал на всевозможных подработках.
Я был его единственным сыном. Стоит ли говорить о том, что он не чаял во мне Души? Поскольку отец дома бывал редко, воспитывала меня в основном мать. При этом, она не забывала мне говорить о том, как много делает отец для того, чтобы мы могли жить комфортно.
Я не очень много проводил времени с отцом, почти все совместные поездки за грибами, или наши с ним рыбалки помню наизусть. Они живут в моём сердце по сей день. В один из таких дней, когда мы с ним сидели у костра, закинув донные удочки, отец поведал мне о том, как он всегда мечтал о путешествиях.
- Представляешь, - говорил он мне, - ведь есть на свете совсем другие люди. У них другой цвет кожи, у них другой уклад жизни, другие продукты, другие заботы, но самое главное – у них совсем другой склад ума. Вот бы встретиться с одним из них и поболтать о том, о сём...
Иваныч опустил глаза, кротко моргнул и продолжил рассказ, вновь устремив взор куда-то вдаль:
- Но подобной встрече не суждено было случиться. Ещё какое-то время отец вкалывал, как мог, а потом внезапно слёг и буквально за несколько дней покинул этот бренный мир. Знать, сработал он свой лимит жизненных сил.
Сколько я потом не колесил по миру, постоянно вспоминал отца, разговаривал с ним внутри себя, надеясь, что он меня слышит, рассказывал ему о том, как обстоят дела за ограждением того завода, в котором трудился мой отец.
- Вы стали носить исключительно отчество, отдавая дань памяти отцу? – произнесла Алина.
- Стал, но не сразу. Только последние лет двадцать, когда на планете не осталось мест, которые были бы мне привлекательны.
- Погодите, сколько же вам лет? На вид так примерно где-то под пятьдесят. Ну... сорок восемь или сорок семь. А если отнять от этого двадцать лет, то...
- Я намного старше, Алина, чем Вы думаете. Намного. Но о своём физиологическом возрасте позволю себе всё же умолчать. Мне приятней выглядеть примерно на полтинник, и мне комфортно, когда люди меня воспринимают примерно на этот возраст.
Алина угостилась всем понемножку, настроение у неё заметно улучшилось, теперь ей очень хотелось поговорить, желательно при этом разместившись на каком-нибудь мягоньком диване и вытянув при этом ноги в горизонтальном положении. Девушка осторожно повертела головой в поисках чего-то подходящего. Взгляд её остановился на уютном угловом диванчике.
- Да, пожалуйста,  - одобрил Иваныч, поняв или прочитав ход мысли повеселевшей фифы.
Алина без доли смущения, практически по-хозяйски проследовала к диванчику, разулась и легла на него именно так, как ей хотелось.
- Ну? – максимально довольно изрекла она,  - стало быть, вы уже достаточно давно живёте какой-то другой жизнью, не той, которой начинали.
- Всё верно.
- Но это не отвечает на вопрос, откуда вы так тепло знакомы с Павликом... Андреевичем.
- Я как раз к этому и веду.
- А, поняла, так, внимательно..., - устроившись ещё более уютно, произнесла млеющая девица.
- Что может быть более интересно, чем путешествия? – неожиданно спросил Иваныч.
Девица надула щёки, покрутила глазами и выпалила:
- Нуу....,  межгалактические путешествия?
- Да нет, там на самом деле мало отличий. Что внутри, то и снаружи, что внизу, то и вверху. Ответ на мой вопрос кроется здесь на земле, и он настолько очевиден, что становится практически незаметным в своём обилии.
- Ну, я не знаю. Сдаюсь. Что же это?
- Люди..., - как-то обреченно ответил Иваныч.
- Люди?
- Именно...
- Не поняла.
Иваныч вздохнул, закинул  себе в рот несколько орехов и, облокотившись на локоть, продолжил:
- Намного более интересны и ценны в познании мира не какие-либо места отмеченные на глобусе. Самый большой интерес, удивление и восхищение вызывают человеческие судьбы. Их пути, цели, стремления и достижения. Но ещё более ценно не то, о чём можно услышать из рассказов моих гостей, а то, что можно увидеть в глазах и почувствовать на уровне энергетики. Вот это действительно дорогого стоит.
- Да бросьте, вы это серьёзно?  - удивилась Алина.
- Более чем.
- Люди?
- Угу..
- Да люди не отличались оригинальностью, сколько себя помню. Цели обыденные, средства проверенные. Ну и плюс ко всему, как говорится, разделение на два типов людей: молотки и гвозди. И в каждом сословии своя иерархия. Вот и вся премудрость. И что, это может быть интересней, чем завораживающее шипение Ниагарского водопада? Чем рёв кита, поднявшегося из глубины океана? Чем подводный мир Красного моря или природные ландшафты Аризоны, Перу, Австралийский континент? Нет? А как на счёт Альп?
- Всё это я видел и ни один раз, дорогая Алина. А на счёт людей вы сильно заблуждаетесь, уж простите мне мою резкость.
- Тогда я требую сатисфакции!
- Пожалуйста. Вот мы как раз и подошли к Вашему Павлику, на нём и разберём.
Алина немного смутилась.
- А что, вы уже и на счёт меня и Паши тоже всё знаете?
- Знаю, - забавно хмыкнув, произнёс Иваныч.
- Прямо всё- всё при всё?
Иваныч утвердительно качнул головой...
- Ах..., - потянувшись на диване, протянула Алина. – Ну, ничего от вас не утаишь. Ну и чего Павлик? Он бывал здесь, верно?
- Заезжал..., семь лет назад.
- Ого. Семь лет назад? И до сих пор он вас помнит? И вы его?
- До сих пор.
- Так, ну? – возрастала интрига у девицы. Алина полностью открылась, она совершенно забыла о своих проблемах. О пораненной руке, об автомобиле, с которым совершенно непонятно что произошло, но было очевидно, что ничего хорошего. Её сейчас не заботило то, что она находится в каком-то чужом доме со странным мужчиной. Куда-то на второй, а то и на третий план ушла цель самой поездки, благодаря которой Алина оказалась в существующих обстоятельствах. Её не тревожило сейчас вообще ничего, кроме одного. Меньше всего ей хотелось, чтобы Иваныч свернул разговор. Он был каким-то необычным и очень притягательным собеседником. С ним хотелось говорить ещё и ещё...
- Так, ну? – возрастала интрига у девицы.
- Хороший мужик, Вам с ним повезло, - немногословно резюмировал Иваныч.
- А ему со мной? – игриво спросила Алина.
- Больше да, чем нет.
Алина насупилась. Она привыкла получать комплименты, и полумеры в этом вопросе её явно не устраивали.
- Нуууу..., - возмутилась она,  - какой-то сомнительный комплимент.
- Это вообще не комплимент, Алина, я всего лишь ответил на твой вопрос. Да и ты сама прекрасно знаешь, что я прав.
Девушка перестала игриво улыбаться, сняла с лица свою неправдоподобную обиду, и даже села как подобает сидеть на диване.
- Кто вы такой, чёрт возьми?  - серьёзно спросила она, - вы что, всех людей насквозь видите?
Иваныч в упор посмотрел на девицу, потом опустил глаза и, вставая с кресла, ответил:
- С некоторых пор.
После этого хозяин поместья подошёл к окну и отметил вслух тот факт, что погода нормализовалась. Дождь действительно перестал идти, хоть прогноз ничего подобного не предвещал. Облака разошлись, и парковка гостевого дома заиграла яркими тёплыми тонами.
- Я вижу, Вы ценитель раритетных авто. Пойдёмте, глянем, что там с машиной.
- Ой, - отмахнулась Алина, - авто – это отдельная тема. Понимаете, эта машина мне дорога не только как память. Она уже больше полувека живёт в моём семействе. Но я не могу сказать, что настолько чту традиции родового гнезда, что не решаюсь избавиться от этого хлама, нет. Дело в другом. У меня помимо этой развалюхи есть ещё несколько современных автомобилей, в основном это подарки Паши, и ещё... ну не важно, так вот. Но кто бы думал – всё не то. Вот не то пальто и всё тут. Эта машина собиралась под заказ, её делали специально для моего дедушки на заводе Ford. Один из олигархов того времени знал пристрастия моего деда к автомобилю, хоть их тогда и не было почти. И за какую-то услугу, нюансов я, увы, не знаю, он подарил эту машинку деду. На тот момент это было чудо чудесное. Мощность двигателя под двести лошадей, объём шесть с половиной литров, пятиступенчатая коробка передач. Сегодня она – старушка, но даже сейчас мало кто сможет обойти эту машинку по прямой. Это в прямом смысле «дура» и... она мне очень нравится. 
Иваныч со взглядом ценителя оглядел авто через окно, внимательно слушая собеседницу, и лишь негромко хмыкнул.
- Но вот незадача, - продолжила Алина, подойдя к окну и встав рядом. – Если её металл по каким-то неведомым для меня причинам практически не претерпел с течением времени изменений, то мотор порядком износился. Разумеется, мой дед, потом отец, да и я, при такой мощности давали машинке жару. По-пенсионерски я вообще никогда не водила, а тут сам Бог велел. Ну, вот и докаталась, похоже. Мне говорили, что движку недолго осталось. Я как раз ехала к ребятам в сервис, чтобы переставить мотор. Родной, разумеется, мы нигде не найдём, заказать его сейчас где-то нереально, мы узнавали. Паша договорился через знакомых с одним сервисом. Они планируют воткнуть сюда мотор от БМВ. Много чего придётся переделать, да и я так предполагаю, что вылезет всё это в копеечку, но Паша сказал, что всё решит. Он знает, как я привязалась к этой старушке.
Собеседники вышли на парковку. Иваныч обошёл машину по периметру, Алина открыла дверь и показала отделку салона. Под дождём пожилому мужчине было особе некогда разглядывать особенности собранного на заказ авто, он просто откатил его на парковку и занялся гостьей. Но сейчас он в полной мере знакомился с передовыми технологиями далёких пятидесятых годов.
С интересом наблюдая за сдержанной, но явно одобрительной реакцией Иваныча на раритетный автомобиль, Алина произнесла:
- Знаете, что ещё мне успел сказать Паша на счёт вас? Что он не знает ни одного другого человека, которому мог бы доверить свою девочку. Он сказал, что есть только один человек во всём мире, которому он безмерно доверяет, которого безмерно уважает и которого безмерно ценит. Этот человек Иваныч, хозяин гостевого дома на восемьдесят шестом километре, - сказал он.
Иваныч лишь едва заметно кивнул и продолжил осматривать автомобиль.
- Но почему? – не унималась девушка?
- Вероятно, потому, - был дан неожиданный ответ, -  что тогда, семь лет назад, я спас Паше жизнь.
***
Солнце лукаво выглядывало из-за тучи, время от времени озаряя своим отблеском путников загородного шоссе. На парковке гостевого дома стояла старенькая, но довольно привлекательная машина, которая уже давно не радовала глаз бликами солнца, отражающимися от потёртого окраса, но интерес к себе эта машинка всё же привлекала. За рулём сидел Иваныч, а рядом с ним, на переднем пассажирском сидении Алина.
- В те времена он ещё не был таким влиятельным бизнесменом, но уже вполне амбициозно вставал на предпринимательский путь. Как ты понимаешь, не всем нравилась эта идея. И хоть 90-е давно прошли, как считают большинство людей, но отголоски их ещё очень нередко проявляются. То же самое произошло и тогда, семь лет назад.
Я встретил Павла, так же как и тебя сегодня, на пороге своего дома. Только крови на нём было побольше и раны посерьёзней. Он ни проронил ни слова, когда я отворил дверь, но и так было всё ясно. Я помог ему войти, и тут же почувствовал дуло пистолета у своего затылка. Сзади было несколько весьма недружелюбных ребят. Но... что-то у них пошло не по плану. Начиная с того монета, что курок ни в какую не хотел спускаться. Меня позабавила реакция того парня, который так рьяно пытался прострелить мне башку. Он долго возился с предохранителем и вновь приставлял пистолет к моей голове, но это был явно не его день.
Алина слушала как заворожённая. Ныне известный предприниматель Павел Андреевич ничего подобного прежде ей не рассказывал. Он вообще не любил рассказывать о своём прошлом. Алина знала ровно столько, сколько ей нужно было знать. Но не более. Она пыталась несколько раз деликатно выведать хоть что-нибудь о жизни Паши вне строительного холдинга, но он был явно не тот человек, который не следил за своим языком. После нескольких неудачных попыток что-либо узнать, Алина поняла, что не стоит ей лезть туда, куда не просят. Так будет и безопасней и надёжней. И тут вдруг неприступный Павел Андреевич открывает ей такую свою тайну... и в такой нелепый момент... Конечно же, после этого вопросов у Алины возникло очень много, и персона Иваныча её очень сильно заинтересовала.
- Паша прожил в этом доме около двух недель. Первое время я ему не докучал своим вниманием, он осторожничал, и право было о чём помолчать. Но, со временем он понял, что мне можно доверять. Мы стали часто вместе обедать и даже как-то раз вместе с ним принимали постояльцев.
- Так! Стоп! Стоп! Стоп! – решительно перебила Алина, - я не поняла, куда делся целый пласт истории с того момента, как Павел ввалился в ваш дом с бандитами на хвосте?
- А разве я сказал, что это были бандиты?
Алина призадумалась.
- Но...,  - успела она лишь протянуть.
- Бизнес, в котором варился Павел, имел свои нюансы. Тот эпизод как раз и был таким нюансом. Рынок жёсткой агрессивной конкуренции. Или ты или тебя.
- Погодите, так что Паша, что ли тоже?
- Чччччч, - не дал завершить своего вопроса Иваныч. – Я сказал лишь то, что сказал, не более. Ты не знаешь, не только Пашу, но даже не знаешь саму себя. Не берись судить. Ведь ты не знаешь, как бы ты повела себя, окажись тогда на его месте.
Иваныч впервые очень внимательно и пристально посмотрел на Алину, она поняла этот взгляд и, сглотнув комок эмоций, осторожно кивнула.
Иваныч продолжил:
- Я побеседовал с теми ребятами, они уехали и больше здесь никогда не появлялись.
- Ого..., - не сдержалась любопытная собеседница, - что же вы им такого сказали? Ведь, если я правильно понимаю, те парни не слишком любители разговоры разговаривать...
- Ты всё правильно понимаешь, Алина. Но я не хочу вникать в детали семилетнего диалога с братками. Они услышали то, что должны были услышать и любезно укатили. Вернёмся к истории с Павлом. Так вот, он оказался очень смышлёным парнем.
- О да..., что верно, то верно, этого у него не отнять, - опять вставила в разговор Алина свои пять копеек.
Иваныч вздохнул, иронично улыбнулся и, сменив тему на сто восемьдесят градусов, как ни в чём не бывало, спросил, похлопав рукой по рулю:
- Так что с машиной?
- Да откуда я знаю, что с ней. Работала – работала и раз – перестала работать.
- Ну как именно перестала? Застучало что-то, что-то где-то засветилось, или наоборот погасло? На щиток приборов смотрела?
- У меня как будто бензин закончился, я перепугалась, занервничала. Я же ещё в этот момент с подругой по телефону разговаривала и тут такое дело. Малость запаниковала, даже не поняла, обо что рукой зацепила, а когда уже машину отвела чуть с дороги, увидела на руке кровь.
Алина подула на рассечённое место. Рана была очень поверхностной, по сути всего лишь глубокой царапиной и опасности не представляла, тем более что Иваныч обработал руку гостьи перекисью водорода.
- А бензина в баке ещё много, вот, сами посмотрите, датчик не врёт!
- Дай-ка ключики, - протянул руку угодливый собеседник.
Алина посмотрела на Иваныча с сарказмом, после чего дала ему ключи. Ловко вставив ключ в замок зажигания и на всякий случай, выжав педаль сцепления, Иваныч крутанул стартер. Машина не заводилась.
- Не такой уж вы и великий, с издёвкой произнесла Алина, не скрывая довольной ухмылки.
Иваныч оценил юмор, тепло улыбнулся, и вышел из машины, отдёрнув капот. Алина опустила своё окно и, не покидая места пассажира, крикнула:
- Ну что там, доктор? Не видать Красной армии?
Оценив ситуацию под капотом, Иваныч прошёл мимо приоткрытого окна девицы, встал на колени в районе бензобака и несколько раз внушительно стукнул увесистым камнем по днищу автомобиля.
- Эй, старый хрыч, - не сдержала истинных эмоций счастливая обладательница раритета, и пулей выскочила из машины. 
- Ты хоть знаешь, сколько стоит сегодня эта крошка? – возмущённо почти крича, произнесла она, указывая на авто.
Иваныч невозмутимо поднялся, оттряхнул колени от пыли и, проследовав за руль, чиркнул зажигание. И о чудо – машина завелась!
Алина опустила руки в изумлении. Иваныч вышел из-за руля, и вновь подойдя к открытому капоту, принялся внимательно осматривать работающий двигатель. Алина встала рядом и удивлённо произнесла:
- Это что сейчас такое было?
Загадочный мужчина покачал головой, после чего внимательно глянул на девицу и заглушил двигатель.
- Подожди здесь, капот пока не закрывай, я сейчас, - сказал он и ушёл в дом.
Минут пять его не было. Алина уже стала подумывать о том, чтобы попросту сесть и уехать отсюда, ведь главная причина, которая её вынудила задержаться здесь, как ей казалось, была устранена. Но как-то не очень вежливо было сейчас уехать, даже не попрощавшись, однако и не слишком вежливо было игнорировать добрую часть заданных ею вопросов со стороны этого странноватого субъекта.
- Что у него в голове – один Бог ведает, - убеждала себя Алина, подходя к двери водителя, - как я вообще так легкомысленно себя повела? Я хрупкая девушка, в пустом доме с незнакомым мужчиной. Он меня как будто чем-то околдовал. Опоил? Господи, точно. Нет, больше ни минуты я здесь не останусь.
Иваныч прекрасно знал людей, и очень хорошо знал, как работает у человека политика места, как моментально происходит смена парадигмы в угоду выгодных обстоятельств. И всё же он не пользовался никакими ухищрениями, чтобы удержать гостью. Он доверился судьбе, которая очень отчётливо дала понять, что Алина не просто так сегодня оказалась на его пороге.
В тот момент, когда девушка уселась за руль, и отчаянно хлопнув дверцей, решительно взялась за ключ зажигания, с крыльца спустился Иваныч. В руке он нёс какую-то железную коробочку небольших размеров. Примерно такую, в которых много лет назад барышни хранили пудру.
Любопытство Алины вновь взяло верх, тем более что бежать в такой момент выглядело бы уж совсем неуклюже.
- Пока не запускай двигатель, - крикнул Иваныч, и скрылся за открытым капотом.
В щёлку подкапотного пространства девушка увидела, как владелец гостевого дома посыпает чем-то сродни песку двигательный отсек автомобиля.
- Нда, - подумала она про себя, методы у этого мужика действительно очень странные, но они, зараза, работают!
Через несколько секунд Иваныч опустил капот и добродушно подмигнул Алине. Она машинально подмигнула в ответ и сама же удивилась этому своему подмигиванию.
Иваныч убрал в карман железную коробочку, облокотился на запертую водительскую дверь и негромко, очень добродушно произнёс:
- Когда приедешь домой – замени топливный насос. Поставить его можно сюда почти от чего угодно, с этим проблем не будет, наверняка. Отчасти в нём причина того, что ты оказалась здесь. Если вдруг машина на дороге вновь встанет, то постучи чем-нибудь тяжёлым по дну бензобака, как это сделал я. Можно так же камнем, или каким-нибудь ключом железным. Там в самом насосе залипают...
Иваныч посмотрел на лицо девицы и понял, что не стоит утруждать её особенностями конструкций детали. Поэтому прервал себя и лишь добавил:
- В общем, если что – постучи по дну бензобака посильней. Чтобы вибрация была, это поможет. Но скорей всего до дома доедешь без проблем. Ну а двигатель теперь уже можешь не чинить. Это тебе от меня подарок. Лет пятьдесят ещё пробегает. Так что если других дел кроме эксклюзивного СТО у тебя нет в той местности куда ты направлялась – можешь возвращаться домой. Теперь можешь запустить двигатель.
Иваныч хитровато улыбнулся. Алина сомнительно отнеслась к словам собеседника, но всё же повернула ключ зажигания. Автомобиль завёлся и заурчал так, как никогда ещё не звучал при жизни девушки. Алина открыла рот от изумления. Она несколько раз легонько нажала на педаль газа и ощутила всю мощь двигателя, который работал так, словно его только что поставили с конвейера на этот автомобиль. Можно долго описывать это чувство, когда ты понимаешь, что да, мотор живой, но если человек не водитель, понять данный эффект крайне сложно. Алина моментально поняла, что кобылок под её капотом прибавилось примерно раза в два. Она перевела изумлённый взгляд на Иваныча, тот лишь довольно улыбнулся и отошёл от двери.
Счастливица несмело включила первую передачу, и резина издала небывалый свист от резкого трогания с места. Девушка выписала вокруг Иваныча пару восьмёрок, оставив на асфальте след от шин, после чего заглушила авто и вышла из него с трясущимися ногами.
Хозяин гостевого дома довольно достал из кармана свою железную коробочку, несколько раз демонстративно тряхнул ей около своего уха и пошёл в дом.
Алина посмотрела на удаляющийся силуэт местного волшебника, потом закрыла машину и бегом, почти вприпрыжку заскочила в дом вслед за Иванычем.
***
Она застала Иваныча в гостиной. Тот стоял у окна и вновь держал в руках ту самую книгу, что-то изучая на её развороте. Увидев Алину, он закрыл книгу и отложив её в сторону, лишь предложив:
- По-чайку?
...
Алина не успела проголодаться, да и сам Иваныч сильно-то по чаю не соскучился, но для символического антуража уютной беседы всё же заварил Алтайские травы.
- Слушайте..., ну я вообще ничего, никуда и ничем, - пыталась подобрать нужные слова Алина, отметив для себя приятный новый аромат свежезаваренного чая. - Как это возможно?
- Я рассказывал эту историю Павлу... Как-то проникся к нему, доверился. Рассказал. Он был первый и единственный, кто знает мою тайну. Но сегодня, я чувствую, появится ещё один человек, который очень неслучайно появился в этом доме.
Алина внимательно слушала, на этот раз не смела перебивать.
- Паша уехал на следующее утро, после того, как мы с ним поговорили о том, что я намерен рассказать сейчас тебе. Он уехал, и больше я его не видел, но знаю, что у него всё хорошо. Такова жизнь, я не осуждаю  его ни в коем случае. Кроме того, знаю, что с тобой история повторится. После этого разговора ты покинешь мои угодья.
- Я не хочу уезжать!
- Я не хочу этого ещё больше, но будет именно так.
- Почему?
- Особенности человеческой психики. Мы склонны отрицать то, что не вписывается в рамки привычного мировоззрения. А когда пытаемся себя убедить в том, что становится очевидным, но по-прежнему не умещающимся в картину привычного мира – включается механизм сохранения устойчивого положения психологических процессов. Этот механизм проявляется как внутреннее противоборство, выливающееся во внешнюю неприемлемость. Неприемлемость не только факторов, с которыми  человек столкнулся, но и того, кто поведал человеку об этих факторах. Поскольку, именно эти факторы вызвали в человеке определённые метаморфозы на эмоциональном, психологическом и нескольких энергетических уровнях.
Иваныч ненадолго умолк, и Алина улучшила момент, чтобы спросить:
- И всё-таки, почему только Паша и я? Почему Вы выбрали именно нас с ним? Я не знаю о нас чего-то такого, что знаете вы?
- Вас выбрал ни я. Вас выбрала судьба. А мне она лишь подала знаки.
Алина насупилась.
- А вы не...
- Нет, я не ошибся, - перехватил мысль хозяин поместья. – Итак, я расскажу тебе о том, что за порошок лежит в моей железной баночке, которым я посыпал мотор твоего автомобиля. Ведь тебя интересует этот вопрос?
- Да, очень.
- Ну, так слушай. Мои экспедиции и путешествия по миру закончились тогда, когда жизнь свела меня с одним очень неординарным человеком. О нём многие слышали. Сатья Саи Баба.
Алину иронично улыбнулась. Произнесённое имя показалось ей смешным. Но об этом человеке она ничего не знала, что не было неожиданностью для Иваныча. Павлу семь лет назад это имя тоже ни о чём не сказало.
- Я не буду рассказывать тебе о том, кем он был, ты всё равно не поверишь. В последствие прочитаешь немало статей о нём, и часть их будут правдива, но лишь часть. Ну да ближе к теме. Меня уже на тот момент практически перестал удивлять мир. Мне больше не хотелось путешествовать. Меня перестали радовать водопады, горы, подземные пещеры, каньоны и прочее. Я очутился на некой переломной точке в своей жизни. Именно тогда ко мне подошёл Саи Баба. Не буду говорить, в какой стране это произошло, и при каких обстоятельствах. Но скажу, что эта встреча полностью изменила всю мою последующую жизнь. Он говорил о том, что я как будто бы знал и сам где-то внутри, но сам себе не верил. Я оставил группу и некоторое время жил у него. Мне очень симпатизировал язык, на котором разговаривал Сатья Саи Баба, но что ещё больше подкупало – я не знал, этого языка, однако всё понимал без переводчика. Очень хорошо понимал. Понимал не ушами, а чем-то внутренним. Сейчас для меня это объяснимо, тогда же казалось чудом. Уехал я от него совершенно другим человеком. Точнее сказать, не уехал, а...
Иваныч замолчал. Несколько раз глянул осторожно в сторону Алины, и продолжил.
- Словом, я прибыл домой внешне таким же, но совершенно другим внутри. Эта коробочка, - Иваныч вновь достал железную коробку из кармана и положил на стол, - это подарок Саи Бабы. В ней очень не простой порошок, который не имеет срока годности. Да это, к слову и не порошок вовсе, но не суть. Так вот за всё то время, что я живу, я позволил себе лишь несколько раз применить данное средство. И каждый раз оно действует безотказно. Дело не в порошке, дело в намерении, которым он заряжен. Эта субстанция творит чудеса, если угодно. Стоит ли говорить, что это был за человек?
- Да.... , - протянула Алина.
- Ещё там, будучи в гостях у этого прекрасного дитя создателя, я понял, что совсем не обязательно обследовать весь мир, для того, чтобы неустанно им восхищаться. Достаточно просто открывать этот мир каждый раз по-новому в глазах людей. И в этом смысле, гостевой дом подошёл как нельзя кстати. Здесь я постоянно встречаю интересных людей, слушаю занятные истории, и да... именно здесь я продолжаю неустанно восхищаться миром... Не только Землёй.
Алина покосилась на коробочку, стоявшую на столе, потом на рассказчика, потом пощипала себя за руку и осторожно спросила.
- Простите, а мне вот всё это... не снится?
- Снится..., в некотором роде. Но проснёшься ты ещё не скоро, - улыбнулся Иваныч, совершенно дезориентировав своим ответом девушку.
Какое-то время Алина пыталась понять смысл сказанных собеседником слов, но потом оставила эту затею и спросила:
- А этот... Ну, который Баба... Он, судя по всему, был очень не простым человеком?
- Я бы вообще не стал утверждать, что он был человеком. Скажем так... он был в человеческом теле.
- Хм..., - вновь призадумалась гостья, - ну хорошо. А скажите, вы научились у него каким-то трюкам, не так ли?
Иваныч улыбнулся.
- Я не циркач, Алина. И Сатья Саи Баба не был клоуном. Все, кто встречался с ним в жизни, так или иначе, преображались. Разумеется, меня этот процесс тоже не обошёл стороной. Но, то, что Вы называете фокусами, кто-то магией – всё это не особо важные изменения. Самое главное изменение, которое преображало людей, взаимодействующих с этим прекрасным... скажем так, человеком – изменение уровня сознания. А всё остальное, так называемые фокусы – это уже следствие.
- А....,  - протянула Алина, ещё не определившись с тем, какой из массы интересующих её вопросов задать вперёд.
Иваныч перехватил инициативу. Он не желал слишком откровенничать, и предпочитал ограничиться самыми общими фразами, которые, тем не менее, давали целостную картину того, что он был не против поведать.
- А этот порошок, кстати сказать, - перебил он затянувшееся молчание в вопросе девицы, - он и сегодня ещё хранится у нескольких людей на Земле. Я был ни единственным, кто получил в дар это средство.
- И что, все те люди знают о том, на что способен этот порошок?
- Не все. Большинство из них уже давно растратили порошок на всякую ерунду. На сиюминутные хотелки. Но есть и те, кто хранит этот подарок на особенный случай. Я как раз отношусь к последним.
- Скажите, Иваныч, ведь если я правильно поняла, то с помощью данного чудодейственного средства можно исцелять людей?
- Не только.
- Но... если порошок действительно так ценен и его, судя по баночке, не так много у вас, то почему вы решили потратить часть имеющегося порошка на мою машину? Ведь лично для вас это никакой пользы не принесёт?
- Исцелять людей – вообще дело неблагодарное, как бы грубо это не звучало. Бывают конечно, исключительные случаи, когда оно того стоит. Кстати сказать, Павел как раз был таким редким исключением.
Алину осенило. Как же она раньше не догадалась, что её неофициальный мужчина тогда семь лет назад выжил только благодаря этому порошку? Ведь Иваныч намекнул, что спас ему жизнь, но она предполагала, что спасение заключалось лишь в непонятно каким образом оберегании его от лихачей с пистолетами. Теперь она поняла, что между Павлом и ней действительно есть намного больше общего, чем она когда-либо предполагала. И Иваныч это очень хорошо знал, иначе бы не стал тратить свой порошок ни на него, ни на неё. У Алины появилось ощущение, что есть некая миссия в жизни её и Павла, которую им ещё предстоит реализовать.
Иваныч несколько раз утвердительно качнул головой, глядя на девицу, и продолжил:
- Я не часто встречаю людей, которые бы вот так относились к своим автомобилям. Я не беру в расчёт тех, у кого единственное средство передвижения, на которое человек копил деньги треть жизни. И если, к примеру, такой человек выиграет в лотерею новый, более современный авто, то про первый свой автомобиль он тут же забудет, и вся его привязанность к верному железному коню тут же пройдёт. Ты другая. И отношение твоё к этому раритетному автомобилю, признаться - подкупает. Кроме того, у машин тоже есть Душа. Она несколько по-иному себя проявляет и вообще не очень часто даёт о себе знать, и, тем не менее, автомобиль – это не только совокупность металлических, резиновых и пластиковых элементов, соединённых электрическими цепями и трубками с жидкостью. Мне действительно захотелось подарить твоему «старичку» ещё одну жизнь.
- Это вы сейчас про автомобиль или про Пашу? – съязвила Алина, и сама улыбнулась своей шутке.
Иваныч по-доброму улыбнулся и вежливо извинившись, покинул гостиную, прихватив с собой ту самую книгу, которую то и дело листал в руках.
...
В этот день Алина не уехала из гостевого дома. Она отключила свой мобильник, несколько часов погуляла неподалёку от угодий Иваныча, вечером он истопил для девушки баньку, которая, конечно же, ей пришлась по Душе. Девушка поймала себя на мысли, что давно забыла то состояние, в котором она пребывала остаток дня. Никто не знает, о чём она размышляла, но несколько раз Иваныч видел в окно, как улыбалась его гостья, прогуливаясь по территории дома. И улыбка эта была очень хорошей.
Утром она первым делом направилась к автомобилю. Завела его с полпинка и поняла, что всё, что здесь с ней произошло – это был не сон. Алина включила телефон, позвонила Павлу и отменила визит на СТО, куда держала путь. После этого она вернулась в дом, умылась, привела себя в порядок и, собрав вещи, вышла на крыльцо.
Иваныч уже стоял подле крыльца, очевидно, что он вышел проводить гостью, в руке он держал ту самую книгу.
- Спасибо, - тепло и очень искренне произнесла Алина, протянув Иванычу по-мужски руку.
Хозяин дома ответил тем же жестом и молчаливо улыбнулся.
Алина сделал несколько шагов к машине, потом обернулась и спросила напоследок:
- А всё-таки, что это за книга? Тоже подарок от Бабы?
Иваныч опустил на мгновение глаза, потом приподнял их и ответил:
- Это тоже подарок, но не от него. Правда, это уже совсем другая история.
Собеседники ещё раз тепло кивнули друг другу. Алина села в свой обновлённый автомобиль и огласив парковку гостевого дома каскадом рьяных, дерзких, амбициозных  моторных рыков прекрасно чувствующего себя двигателя, устремилась вдаль.
Иваныч проводил взглядом гостью до тех пор, пока её машина не скрылась за сопкой. После кивнул сам себе, и не спеша зашёл в дом.
...
Новосибирск, июнь 2021
Николай Лакутин
«Добра и Света»
...
официальный сайт автора http://lakutin-n.ru/
Почта автора:Lakutin200@mail.ru
Страница VK https://vk.com/avtor_nikolay_lakutin
Инстаграм https://www.instagram.com/nikolay_lakutin/
Твиттер https://twitter.com/nikolaylakutin
Facebook https://www.facebook.com/NikolayLakutin
Канал в Яндекс Дзен https://zen.yandex.ru/lakutin
Канал на Ютуб https://www.youtube.com/channel/UCB9OzOjkZjkSTJgsG...
...
Иллюстративный фотоматериал заимствован из общедоступных ресурсов интернета, не содержащих указаний на авторов этих материалов и каких-либо ограничений для их заимствования.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: эзотерика, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лакутина,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 20.06.2021 в 06:51
Свидетельство о публикации: №1210620423677
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1