СНЫ. Крыши. ВАЛЕНТИНА.





                                                                                  Глава 2.


        Я был ошеломлён – человек, который рядом со мной был тише воды, ниже травы, долгое время собирал обо мне информацию! Собирал втайне и очень системно. Забавно до горечи. Сбывались и мои предположения – теперь точно знал, что Валентина сильно зависит от меня; и эта зависимость совсем не радовала. Но всё проходит – уже через час свидание с подругой  рассеяло размышления о том, что услышал. На следующий день я нашёл в почте письмо с приветствиями от Валентины и парой вопросов об обновлении лица сайта. Валентина просила передать ей фотографии моего детства. «Зачем?» – «Читатели должны знать о тебе больше, чем пока есть» – ответ на мой вопрос, видимо, не нуждался в других обоснованиях, и я обещал посмотреть свои снимки. Не откладывая поиск, тут же вытащил с антресолей два пыльных альбома – один из них был клеяным поздравительным адресом на несколько листов с фотографиями институтских однокашников. В другом альбоме нашёл десяток фотографий детства. «Как всё это добро вывешивать в сеть? Разве могут быть интересны слюнявчики и детские штанишки?» – на мои вопросы Валентина ответила уже через какие-то секунды: «Могут. Ты ничего в этом не понимаешь. Завтра я должна забрать фотографии». Виделись же буквально вчера – сам себе покачал я головой, но деваться было некуда – дело есть дело. Быстро и ловко она, однако, перешла со мной на «ты». Сам ей и предложил – чего сейчас вздыхать? Завтра – так завтра.    

        Я перечитал письмо Валентины. В прикреплённом к письму файле вдруг обнаружил (получается, не с первого раза – ну, никак пока не мог привыкнуть к сложности функций почты!) многостраничный список носителей моей фамилии. Лица разного возраста и пола составляли реестр в пять с лишним десятков имён. «И это ещё не все» – шла далее приписка – «Хорошо, что ты не какой-нибудь Кузнецов. Их – тысячи человек». С полчаса я сидел над списком, пытаясь уяснить характеристики группы – занятие оказалось перспективным, поскольку на каждую персону имелось краткое досье из сведений разного рода. Судимых было двое, некоторые едва родились, три женщины пополнили группу за счёт принятия фамилии мужа. В списке, действительно, стояли и имена моих родственников. «Но зачем ей всё это? Любит меня? Но любовь не предполагает системный анализ. Там лишь душевный трепет» – целый вечер пытался понять я мотив Валентины. «Искала имя бывшей супруги» – мелькнула вдруг мысль, и была признана за вполне рабочую идею. Занявшись чисткой глав новой книги, я старался гнать из головы дурацкую историю с фамилиями.

        Перед сном заглянул в живой журнал на страничку Валентины. На ней  появились десятки новых постов – что-то опять было о муже, о сестре, о романтике путешествий; о том, что друг разрешил называть себя на «ты» и так далее. Часть постов была снабжена фотографиями. Поначалу, я проигнорировал их в поисках текстов, затем вернулся к карточкам – какие-то их них посвящались собаке (вполне конкретной, и очень симпатичной – о собаке от Валентины я прежде не слышал), какие-то – повседневным делам (особенно меня рассмешила фотография едва сваренного борща). Дальше перед глазами пошла подборка видов города с крыш – картины были смакетированы так, что захватывало дух. Несколько карточек были сняты в районе Исаакия и Сенной, десятка два были сняты поодаль от центра; но в дымке всегда просматривались контуры Исаакия или Троицкого собора.

        Что и говорить, зрелище казалось исключительным – чувствовался талант автора фотографий. Под каждым снимком стояла сопроводительная подпись. Если обобщить всё то, что было написано в заметках; получалось, что Валентина состояла в группе любителей фотографирования с крыш. Несколько снимков были сделаны в моём районе – перед глазами стояло радиальное кольцо расходящихся в семь сторон дорог. В какой-то момент я вдруг понял, что снимки были сделаны с крыши моего дома. Это меня позабавило – но лишь на мгновенье. Получается, Валентина была на крыше моего дома? Ничего себе. Факт, скорее, для меня неприятный – вкупе же со списком имён однофамильцев вообще выстраивалась странная картина. Одна фотография явно была сделана с крыши соседнего дома. Я подошёл к окну и посмотрел на ту самую крышу. Точно – с неё! Раньше видел не раз и не два, что кто-то ходит по крыше – но думал по простодушию, что производятся работы. Оказывается, по крыше могут ходить все, кто угодно, и… заглядывать в окна? Чудны дела человеческие. Расстояние между домами – метров пятьдесят; много это или мало? Получается, Валентина могла смотреть в моё окно? Могла, но не обязана. Больше ей делать нечего? Может, просто фотографировала развязки улиц – картина, и правда, красивая. Думаю, что самая красивая развязка в городе. Зачем раньше времени наговаривать на человека? Завтра увидимся, и спрошу обо всём напрямую. Не забыть передать ей фотографии из моего детства. Ну, зачем они ей?                

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 15.06.2021 в 19:15
Свидетельство о публикации: №1210615423345
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1