СНЫ. На "ты". ВАЛЕНТИНА.


­


                                                                     
                                                                     Часть
II.

                                                                       Глава 1.

        Прошло недели три. Конечно, я опять забыл о Валентине. Боже, опять! Забыл – не забыл; но не особо старался о ней думать.  Теперь понимаю, что совершал ошибки, сильно влиявшие на ход событий. Одна из них – я постоянно забывал о Валентине. Но откуда мне было знать о важности регулярного поддерживания отношений с этим случайным, в общем-то, для меня человеком? Об этом даже смешно думать. Я жил, как может жить мужчина моих лет – день через день после работы шёл к подруге, утром писал главу книги и посматривал на часы в опасении опоздать на лекцию в университет; да мало ли ещё как жил. Валентина не напоминала о себе – чему, честно говоря, я был рад. Меня всё устраивало – сайт работал, на форуме собирались какие-то люди и обсуждали свои темы; в колонках комментариев копились добрые слова о написанных мной книжках.

       Была ещё причина желаний отстраниться от вынужденного общения с рулевой сайта – меня озадачили образ волчьей пасти на аватарке Валентины, и содержание её стихов. Мало ли характеров на свете, – гнал я рассуждениями мрачные мысли. – У каждого из нас есть особенности подходов к миру – оттого и интересно жить. Волчья и волчья, что дальше? Целые народы живут под властью тотемов – и это никому не мешает существовать в истории. Подобными оправданиями и заканчивались соприкосновения с пространством Валентины, и я переключался на более насущные вопросы жизни. На её страничку в журнале я зашёл один раз – были какие-то новые описания и стихи. Волчья тема присутствовала, но не на неё теперь я обратил внимание – в постах часто упоминался мотив секса. Я пересмотрел прежние записи – о сексе там было немного, а здесь автора будто прорвало. Оставалось недоумённо пожать плечами – у каждого из нас есть свои особенности отношения к миру. Откуда мне знать, что двигает человеком, когда он обнажает перед другими тайны частной жизни? Может, это простая форма привлечь на страницу подписчиков – народ на такие темы падок. Слава Богу, на моём сайте рассуждения об интиме останавливаются на границе вопроса о дружбе и любви. Так я думал, отворачиваясь от понимания необходимости как-нибудь позвонить Валентине, и элементарно поинтересоваться, как у неё идут дела. Я знал, что рано или поздно она позвонит сама. По своей натуре человек, увы, эгоистичен. Причём, человек любой.

        А вот и её звонок. «Конечно, могу и сегодня» – пробежав мыслью по расписанию дел, сразу ответил на просьбу о встрече. Мне совсем не хотелось идти; но понимал, что и не идти было нельзя. Вообще, в жизни я редко что-то делаю против своей воли – не люблю напряжений в поступках. Общение с Валентиной, как я стал сознавать, меня уже явно тяготило. В главную очередь, тем, что я не понимал всех коллизий её отношения к миру: она была очень деятельна, без меры импульсивна, любила – судя по откровениям в постах – жизнь, но постоянно проклинала её; и, наконец, мне не нравилось, что именно я отчего-то стал играть в её жизни важную, чуть ли не мистическую роль. Беспокоило и то, что при любой мысли о ней, я, кажется, начинал ощущать в сердце щемящее чувство тоски – с чем оно было связано, я старался не думать.

        Встретились всё в том же Юсуповском саду. Я рассчитывал провести с Валентиной не более часа, поэтому предложил ей поговорить на, допустим, той,– указал пальцем в сторону дерева с раскидистой кроной – славной скамейке. Погода была тёплой для сентября (это свидание, помню, произошло в сентябре); скамейка, действительно, уютной; рабочий день закончился – всё располагало к хорошему настроению. И, действительно, в присутствии Валентины в тот день я не чувствовал ни тоски, ни тревоги – возможно, и потому, что ощущал невидимую власть над ней. Всегда, кстати, мучился вопросом – как и все, наверное, маются в своё время, – отчего один человек вдруг приобретает влияние на другого человека? Даже и не желая этого. Это влияние даёт силу управлять зависимым от тебя человеком, а может становиться источником всякого рода подвигов духа. И, увы, ошибочных действий. Невероятно!

        Влияние на Валентину лично меня немного смущало – я не знал, как управлять этим богатством эмоций. Чего таить, в моей жизни были разные ситуации – в том числе и управления любящими меня женщинами. На то она и жизнь, что каждый в обязательном порядке идёт сквозь свою череду искушений. Соблазнять Валентину у меня не было и мысли – я любил и был любим любимой мной женщиной; сидящая же рядом со мной девушка, в лучшем случае, вызывала сочувствие запутанностью истории собственной жизни. Распутать всё, что можно распутать, ей явно хотелось; но пока, видимо, без результата. Даже при моей помощи – как ей помочь, я и сам не знал. Ну, и что оставалось делать в такой ситуации? Только слушать, и стараться хоть что-то понять.

        Валентина была опять возбуждена. После десятка фраз стало понятно, что особых причин для свидания не было; зато у меня появлялся ещё один случай выслушать несчастную визави. «Майор и говорит: можешь переодеваться при мне – всё равно сидим в одном кабинете, а по инструкции каждый из нас должен контролировать действия друг друга» – девушка нервно рассмеялась, и мельком посмотрела мне в глаза. Увидев, что я вглядываюсь в её лицо, Валентина сильно смутилась. «А я люблю красный цвет» – сказала она, видимо, просто для того, чтобы что-то сказать. Усмехнувшись, я хотел прибавить, что знаю это; но промолчал. «Ношу красное по настроению. Сегодня на мне мало красных вещей» – девушка озиралась, явно волнуясь. Её бессвязные, на мой взгляд, реплики спасали ситуацию, поскольку я реально не знал, о чём говорить. Хотел сказать, что сейчас на ней вообще нет вещей красного цвета, но вместо этого вдруг буркнул что-то об её отце. «Вы прочитали?» – в явном удивлении спросила Валентина. «Прочитал, и не всё понял» – неожиданно для себя соврал я; и тут же решил, что вопрос об отце, действительно, является самым подходящим для этой секунды. Лицо Валентины просветлело. Немного сбивчиво она рассказала о том, что жила с матерью и братом (этот фрагмент истории Валентина будто скомкала); что отца никогда не знала, но разговаривала с ним по ночам; что мать рассказала о том, как бросила отца за измену с соседкой; что разыскивала его, и поехала в Москву по найденному у матери адресу; что на лестничной площадке в Москве перед дверью вдруг столкнулась с девушкой, которая признала Валентину сестрой; что мать нашедшейся сестры и есть та самая соседка. Я, наконец, сообразил: после отъезда жены и дочери в Петербург, отец перешёл жить к соседке, от которой, оказывается у него была и дочь –  старше Валентины; то есть он долгие годы жил на две семьи. Финал истории был грустный – отца Валентина так и не увидела, потому что он умер за год до её приезда. Пока девушка рассказывала, как вспоминала знакомые по детству стены и вещи квартиры, в которой она играла в куклы с подругой (теперь, после раскрытия тайны, подруга оказалась сестрой); как всплывали целые картины двадцатилетней давности; как она сама, увидев фотографию отца, ощутила запах его шеи и нежный шепоток в её ухо; я вдруг вспомнил, как Валентина сообщила о моей схожести с отцом. Теперь что-то для меня, действительно, начинало проясняться. «Мы можем перейти на ты» – не знаю, зачем, предложил я: и Валентина улыбнулась.

        Через годы, я понял, что этот переход на более личностное общение был самой серьёзной ошибкой; но тогда я беспечно думал, что желание идти кому-нибудь навстречу всегда помогает. Валентина воодушевилась. «Вы знаете… Ты знаешь, когда познакомилась с … тобой, я разыскала всех твоих однофамильцев в городе, среди них были и твои родственники». «Что? Кого всех?» – помню точно, переспросил я. Мне показалось, что я ослышался. «Перебрала однофамильцев, потом долго билась, чтобы узнать, кто из них твои родственники. Позже купила полную базу фамилий, и сверила всё». «Совпало?» – спросил я в недоумении, только для того, чтобы затянуть паузу. То, что я только что услышал, не вмещалось в моей голове. «Совпало» – ответила Валентина, не замечая ужаса на моём лице. «И я могу посмотреть на списки однофамильцев?» – мои губы, наконец, изобразили что-то вроде усмешки. «Нет проблем» – улыбнулась Валентина, – «Сегодня же скину на ва … твою почту все списки. Мы можем встречаться чаще? По сайту часто появляются вопросы, которые нужно решать очень быстро – за один-два дня. А …. тебя, бывает, неделями не достать». Я бросил что-то вроде «договорились» – сославшись на срочную встречу, уже через минуту был на Садовой. Валентина осталась на скамейке.


­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 15.06.2021 в 12:09
Свидетельство о публикации: №1210615423316
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1