Писатель и чекист


­­­­­­­Писателя однажды спозаранку
Доставила в наручниках охранка.
Мол, на душевный разговор.
Ступил он осторожно на ковер.
История заполнилась ЧК,
Железная там правила рука.
И ей руководил товарищ Сталин,
Вождь всех народов, что из стали.

«Врагов народа»не щадили,
Их жен, детей, родню гнобили
И превращали в «лагерную пыль».
ГУЛаг — не миф, а боль и быль.
Закономерный, верный случай:
Карателей постигла та же участь.

Просторный, но угрюмый кабинет.
— Так вы писатель, публицист, поэт?! —
Спросил чекист, к беседе приглашая.
Над головою меч и щит державы.
— От роду божьим даром наделен,
В Отечество я с юности влюблен, —
Взирая на большие звезды,
Писатель произнес серьезно.

— В литературе много разных тем,
А вас несет на острие проблем.
Слагаете сатиру, юмор, басни
И постоянно недовольны властью,
Не видите, что мир вокруг прекрасен, —
Чекист слегка поэта упрекнул
И на исход приятный намекнул:
— Не возбуждая негатив в народе,
Пишите о любви и о природе.
Без вас хватает фигурантов,
Политика опасна для талантов.
У нас работы — непочатый край.
Не камеру, а яхту выбирай.
Вам предлагаю стать агентом
Для выявления вражьих элементов
Среди прозаиков, актеров и поэтов
И крупный гонорар   за дело это.
Я должен знать нутро богемы,
Что порождает острые проблемы
И замыслы агентов против власти,
Чтоб повязать и охладит их страсти.

— Быть стукачом и мерзко, и постыдно, —
Сказал писатель  твердо и солидно.
— Творите лучше оды и баллады
И вас тогда не обойдут награды,
Огромные изданий тиражи,
А значит, и большие барыши
О партии родной и о вожде пиши.
И будешь  постоянно в шоколаде,
Участником банкетов и парадов.

— Писатель и поэт не состоятся,
Коль будут грозных окриков бояться.
А значит, честь и совесть продадут,
Забвению их люди предадут.
Не конформист, борец я по природе,
Мне Гете завещал девиз такой:
«Лишь тот достоин чести и свободы,
Кто каждый день идет за них на бой!»

— Я зорко охраняю тайны,
А ты, писака, графоман случайный…
— Не графоман, алитератор-мастер,
Поэтому и не угоден власти, —
Писатель гордо возразил.
Чекист его, как выстрелом, пронзил
Колючими и цепкими глазами. —
Живешь свободно, без приказов,
Зато отравлен западной заразой.
Забочусь о тебе, как патриот,
Для психики полезен антидот.

Ты в пятой состоишь колонне,
Пургу по Интернету гонишь
Досье гласит, что ты не с нами.
А значит, западный агент.
Тебя я раскусил в момент..
Ужасно расплодилась агентура,
Запарилась от новых дел структура

— Сверли мундир, грядет награда
За то, что взял с поличным гада.
Десяток книг моих арестовал —
Достойный славы криминал, —
Поэт с иронией заметил
И тишина застыла в кабинете.
— Читатели ценители мои,
Им нравится и проза, и стихи.
И это для меня всех благ дороже.
Никто с пути свернуть не сможет.
По знакам Зодиака — Скорпион,
Шантаж, вербовку, подкуп — вон!
Я не торгую божьим даром..

— А я рожден быть санитаром,
Есть средство, чтобы замолчал, —
Чекист сквозь зубы прорычал. —
Поэтому пиит не обессудь,
Тебе грозят арест, посадка, суд, —
Вердикт за экстремизм суровый. —
Подсудно сатирическое слово.

Меня не проведешь, ты — экстремист,
Весьма потенциальный террорист, —
С прищуром хитрым сообщил чекист. —
Смущаешь стариков и молодежь,
Инструкции на бунт даешь.
В СИЗО*, потом в ИК* пойдешь,
Где обитают клоп и вошь.
Не торт, не мед и куличи
Казенные отведаешь харчи.
И от меню тогда прозреешь,
Когда врасплох постигнет диарея.
Не радует сидельцев жидкий стул,
Панически воскликнешь: «Караул!»
Сокамерники сразу ополчатся,
А с ними не советую бодаться.
Заточку пустят в ход или перо*
И кончится на зоне ремесло.
Навек исчезнут и слова, рифмы,
Останется лишь на погосте дрыхнуть.

Нарисовав такую перспективу,
Чекист взирал то хмуро, то игриво.
«Свалил бы этот фраер за бугор
И сразу б завершился разговор.
Но стоек, как баран упрямый,
Наверно, жаждет личной драмы.
Проблем, хлопот тогда не оберешься
Толпа на митингс оберется.
Свободу требуя для фигуранта
С отставкой срочной для гаранта.
Воздействуя на чувства биомассы,
Своею фанатичностью опасен.
Мне не простят такого поворота,
Могу лишится звания, дохода»
Чтоб избежать и пытки, и позор,
Вали-ка лучше, писарь, за бугор.
Не смей оттуда клеветать и гадить.
Достанем, лютой мести ради.

У нас повсюду и глаза, и уши.
Мотай на ус и чутко слушай.
Есть в арсенале боевые яды,
Не уцелеют никакие гады.
Дзержинский, Ягода, Ежов учили,
Врагов они немало замочили.
И Берия их следовал примеру
Был маршалом на высоте карьеры.

— Где эти палачи теперь?
Ведь каждый и садист, и зверь.
За кубари и звезды на погонах
Казнили граждан миллионы.
И прокляты в истории навеки
Моральные уроды и калеки, —
Писатель, не боясь угроз,
Чеканя фразы, твердо произнес.

— За что Пушкин, Лермонтов пали?
Царя они в стихах не почитали,
Холопов к бунту призывали.
За то и на дуэлях поплатились,
Господь не проявил к ним милость,
— Чекист писателю напомнил. —
Не забывай про кодекс уголовный.
Есенин, Маяковский и другие
Таланты погубили золотые.
А, если бы рогом не упирались,
До старости бы в роскоши купались.
Чтоб драмою не кончилась сатира,
Оставь перо, читай Шекспира.
Но, даже в большей мере
Полезны «Моцарт и Сальери».
Из чтения,коль извлечешь урок,
На перспективу будет прок.

Зловещий понял он намек­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика гражданская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 13.06.2021 в 15:52
Свидетельство о публикации: №1210613423164
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1