Ещё одна ночь в Нью-Йорке


­Было холодно. Было темно. Ещё одна ночь в Нью-Йорке. Но эта ночь ознаменовала большие перемены. Я сделал большой скачок в высшую лигу. Это была моя первая смена в качестве детектива.

Я больше не был новичком-полицейским, патрулирующим улицы, где наркоманы испытывали особое отвращение к парням в синем. Особенно сейчас, в 1946 году, когда вы можете без проблем ударить копа.

Но теперь я был настоящим полицейским. Я наконец-то смог изменить ситуацию. Когда я ехал на 35-ю улицу, я все воображал, что допрашиваю самых разных торчков. На некоторых из них пришлось бы надавить, чтобы заставить их сказать два слова. Другие сразу сдали бы всех. Бедняги.

«Детектив Гарри Левашовски?»
«Это я, значок № 9301»
«Большой номер» - ему почти удалось подколоть меня - «Антоначчи ждет тебя».

Патрульному было наплевать, кто я. С таким же успехом он мог посоветовать мне «потеряться». Я должен был этого ожидать. Я слышал о Джонни Антоначчи. Дерзкий. Немного Геркулеса, немного Капитана Америки. Ему нравилось быть лучшим полицейским Нью-Йорка, но для этого он придерживался многих правил. Некоторые считали его героем. Другие смотрели на него свысока, как на мусорный мешок. Я еще не знал, где приземлился. Но, в конце концов, мне придется приземлиться. Потому что теперь он был моим напарником.

«Джонни Антоначчи?»

Он не оторвался от блокнота и не вынул сигарету из зубов. «Зови меня Джек». Его голос был монотонным, но не угрожающим. Он звучал скучно и безразлично. Но дело перед нашими глазами было совсем не таким. Мертвец с открытыми глазами был в 15 метрах от нас. Две темно-красные дыры были нарисованы на его белой рубашке, а еще две украшали его голову. Это было так ужасно, что я не мог отвести взгляд. И, кроме того, это то, на что я подписался, не так ли?

«Что у нас есть, Джек?»
«Имя - Марк Фелпс. Бывший офицер полиции Нью-Йорка»
«Бывший?» - Я попытался проявить инициативу и интеллект, которые помогли мне стать детективом. «Поэтому его застрелили? Он связался не с той компанией ... а потом какой-то больной ублюдок решил разобраться с ним из-за дозы?»
«Нет. Просто при жизни он был копом, а теперь в его теле 4 пули». Он щелкнул ручкой и ушел. Приятно познакомиться, партнер. Я поджал губы и уставился в открытые глаза Фелпса. Никто не говорил, что первая смена будет лёгкой.

На следующее утро я пил вторую чашку кофе. Я сказал официантке принести мне ещё чёрного кофе без сахара. Я не ем сладостей. Я, должно быть, единственный полицейский в Нью-Йорке, у которого в ежедневном рационе не было сахара и пончиков. Я также не играл в азартные игры, не пил и не ходил в стрип-клубы в поисках баб. Все, чем я действительно хотел заниматься в своей жизни, - это быть полицейским. Довольно скучно, да? Джек закончил с едой, и мы отправились в путь. Теперь он стал немного разговорчивее. Наверное, просто принял тот факт, что мы были партнерами, и что говорить со мной было лучше, чем молчать. Мне было все равно. Я был там для раскрытия преступлений, а не для встречи с шафером на свадьбе.

«Я знаю убийцу Фелпса».
«Без шуток, Джек?»
«Да. Я получил наводку на 35-й улице вчера ночью. Свидетеля зовут Эли Вудворт. Сегодня мы проверим, насколько это реально»
«А как насчёт получения ордера?»

Джек улыбнулся. «В этом вся прелесть, мой мальчик. Чем сильнее мы застанем этого ублюдка врасплох, тем больше вероятность, что он скажет нам правду».

Я решил поверить ему. За последние 4 месяца произошло еще два убийства полицейских, и Джек раскрыл их оба. Газеты называли его героем, белым рыцарем в крестовом походе по грязным улицам Нью-Йорка.
«Как ты думаешь, Джек, этот Эли и есть убийца?»

«В 9 случаях из 10 свидетель, вызывающий полицейских, нажимает на курок. Он хочет казаться невиновным. Это мираж, мой мальчик. Не позволяй показаниям свидетеля обмануть тебя»

Мы прибыли на место, и после того, как мы обменялись любезностями, мы тут же начали бросаться обвинениями. Два часа спустя, благодаря допросу Джека и умению ломать пальцы, свидетель признался. У нас была премия и похвала от начальника. После того, как я пожал всем руки и попал на первую полосу, дрожь, которую я когда-то испытывал, быстро угасла. Я был кристально чистым помощником лучшего полицейского во всем Нью-Йорке, сияющим лицом всего хорошего и правильного в городе. Любая закусочная, любой бар, все меня признавали. Когда я проходил, меня приветствовали. Я начал верить, что я герой, которым меня выставили.

Несколько ночей спустя соблазн остановился у здания клуба. Настоящая спелая ягодка, с рыжими волосами и телом, созданным самим дьяволом. Она стояла в дверном проеме, странная смесь робости и решимости. Я был взволнован тем, что остался один, но знал, что должен оставаться профессионалом. Как же она соблазнительна.

«Простите, мэм, чем могу помочь?»
«Мой брат Эли Вудворт был обвинен в убийстве, которого он не совершал. Я знаю, что он этого не делал».
- Ну, мэм
- Зовите меня Рита
«Мисс Рита ... если позволите, ваш брат Эли признался в убийстве Марка Фелпса».
«Он признался, детектив? Пока вы его били?»

Я должен был воспринять это как оскорбление. Но я не осознавал, насколько близко она подошла ко мне. Мое сердце билось быстрее, чем мне хотелось, и я знал, что, если я спутаюсь с такой красивой и амбициозной куклой, это принесет мне только неприятности. Одно дело - женщина, которая выпила несколько стаканов. Но женщина, которая смотрит на вас сверху вниз, без тени улыбки на лице? Роковая девушка, которая может погубить мою карьеру и выставить меня идиотом, если я однажды уступлю своим принципам и поддамся на её провокации. Я знал, что она может погубить меня.
Но я же всё таки мужчина.

Примерно через две недели меня разбудил телефон. Вызывали меня и Джека. Рита проснулась рядом со мной, там, где она спала последние несколько ночей. Когда она рассказывала о своем брате, я всегда как можно быстрее менял тему. Но по дороге на место происшествия я не мог перестать думать о том, что она сказала в ночь нашей встречи. Может быть, мы заставили Эли пролить банку лжи, чтобы подняться по карьерной лестнице.

Еще один мертвый коп. Зачем кому-то быть настолько глупым, чтобы убивать полицейских, когда дело расследует Джек Антоначчи? Чем больше историй раскрываемости преступлений я слышал о Джеке, тем более безумные мысли начали закрадываться ко мне в голову. Как Джеку удавалось так быстро и эффективно раскрывать все преступления, с доказательствами или без них? Был ли он в этом замешан?

Была ли Рита права в том, что её брат был не хуже продажного копа? Скольких людей пытал Джен, пока они не спели ту мелодию, которую он хотел услышать? Я подъехал к месту происшествия. Мои сомнения должны подождать.
В итоге у нас появилось четверо молодых людей, подозреваемых в убийстве. В течение часа, и без особой помощи с моей стороны, Джек пригвоздил к убийству цветного парня. Мои подозрения взяли верх.

«Привет, Джек».
«Что, мой мальчик?»
Он всегда называл меня «мой мальчик». Хотя Джек старше меня всего на 3 года.
«Откуда ты знал, что убийца Эли? Почему именно он, а не кто-то другой из сотен подозреваемых?»
«Дело закрыто. Я не могу понять, почему ты живёшь прошлым?».
«Джек, что значит прошлым? Прямо сейчас в наших камерах содержатся еще трое подозреваемых, и ты их просто отпустишь?»
«Я знаю, что они этого не делали, мой мальчик».
«Тогда просто скажи мне, откуда ты знаешь ...»
«Гарри, это допрос?»
«Н-нет, все, что я хочу сказать…»
Джек снова прервал меня. Повышает голос и краснеет с каждой секундой.
«Это потому, что я гребаный итальянец, не так ли?»
«О чем ты говоришь?!»
«Я лучший полицейский во всем Нью-Йорке, а ты думаешь, что я не профессионал. Я должен держать марку. Или Антоначчи - герой, или Антоначчи – мешок с мусором, или что-то в этом роде, думаешь, я не читаю газет?» Его бруклинский акцент просачивался, и он тоже это знал. Он сильно прижал меня к стене, мои инстинкты самообороны куда-то улетучились. Он ткнул пальцем мне в лицо, чуть не попав мне в глаз. «Не надо. Хоть ещё раз, Левашовски, будут какие-то намёки в мою сторону» Он плюнул на пол между моими туфлями и сильно наморщил лицо. Затем с насмешливым итальянским произнёс: «capisce?». Да, я всё прекрасно понял.

Мы с Ритой лежали на кровати. Дым от её сигареты, и груз неприятностей витает у меня в голове. «Ты когда-нибудь думала о чем-то настолько ужасном, но никогда не могла сказать это вслух, Рита?»
Она медленно выпустила дым в воздух.
«Это о моем брате?»
«Да, дорогая».
«Скажи мне» Она не двигала ни головой, ни глазами. Но я чувствовал, как она напряглась по другую сторону кровати.
«Я думаю, что мой напарник был участником всех убийств полицейских с самого начала. Он либо подставляет глупцов, либо приписывает их заслуги себе, убирая улики. И все это ради власти, денег и черт знает, чего ещё».
«Каков твой план?»
«Я собираюсь сделать то, на что подписался. Посадить плохих парней за решетку»

Я копал каждую ночь, оставаясь в участке после того, как все уходили домой. Я вытащил все документы из дел об убийствах полицейских, которые раскрыл Джек. В каждом случае с участием нескольких подозреваемых, парень, которого он касался, был тем, у кого был более длинный список преступлений, тот, над которым окружной прокурор не подумает дважды, чтобы закрыть его. Кроме того, ни по одному делу не было ни одного свидетеля, кроме Эли, которого мы осудили за убийство. У меня выкручивало живот. Это не могло быть совпадением. Затем я услышал, как внизу закрылась дверь, и мое сердце перестало биться. Я собрал все файлы и бросил их обратно в шкаф.

«Мой мальчик, это ты?»
Джек.
«Да, партнер. Просто просматриваю кое какие... документы»
«В полпервого ночи?» Он вошел в дверной проем. Его галстук развязан, но в остальном он выглядел как всегда.
«Да, я не могу заснуть».
«Да?…» Он сделал паузу длиннее обычного. Ему абсолютно необходимо было знать, что я делаю.
«Джек, если ты не против, я пойду домой».
«Что за спешка? Давай прокатимся»
Пришлось подыгрывать. «Конечно. Быстрая ездка должна взбодрить меня, прежде чем я вернусь к делам»

Мы сели в его машину, и это последнее, что я помню, прежде чем потерял сознание.
Проснулся в лесу. По крайней мере, я думаю, что это был лес. У меня сильно разболелась голова, а в ушах звенело, как будто я три недели подряд сидел в первом ряду филармонии. Единственным светом были фары машины Джека. Когда я сел и почувствовал засохшую кровь на затылке, я увидел, что Джек идет ко мне.

«Джек?»
«Не пытайся вставать, мой мальчик». Его бруклинский акцент вообще не скрывался.
«Джек, что, черт возьми, происходит?»
«С таким же успехом ты можешь называть меня Джонни». Он оставался монотонным, не отрывая глаз от медленно заряжаемого пистолета. «Видишь ли, ты больше ничего не скажешь».

«Тогда скажи мне» Мой голос дрожал, но я смотрел смерти в лицо и, черт возьми, я не хотел казаться трусом. «Зачем ты это сделал? Ради того, чтобы стать самым уважаемым борцом с преступностью в штате, работая на кузена Винни или какого-нибудь другого придурка? Или просто так можно было запереть беднягу, который тебе не нравился?»
Он посмеялся. Месяцы работы с этим парнем, и он, наконец, смеется. «Ты правда думаешь, что я падший полицейский, работающий на мафию? Ты глупее, чем я думал, мой мальчик.Я лучший коп Нью-йорка и никто и ничто не встанет у меня на пути!»

«Ты чёртов псих!» - я потянулся к его пистолету, пытаясь застать его врасплох. Я его точно напугал, но все, что я получил, это две пули в правую ногу. Когда я корчился от боли и называл его каждым матом, он начал медленно кружить надо мной, зная, что я ничего не смогу сделать с одной ногой.

«Когда я застал тебя в участке с документами, я сразу понял, что ты станешь настоящей проблемой. Что в конечном итоге ты сложишь два и два. Потому что ты не такой, как другие копы. Ты не из тех бедняг, которые застряли в мире черного и белого, справедливости для всех и всей этой агонизирующей фашистской пропагандой. Ты мыслитель. Единственный мыслитель, кроме меня, во всей полиции Нью-Йорка. А ещё я заметил твои маленькие свидания с сестрой Эли, и я знал, что у вас будет еще несколько забавных идей насчет меня»

Как он заметил наши отношения, я не понимал. Я думаю, он следил за мной. Вероятно, с того дня, как мы стали напарниками.

«Мисс Броудс ни на что не годится, кроме как забивать тебе голову дурацкими идеями, понимаешь? Я знал, что она убедит тебя узнать правду о своем брате».
Он издевательски заговорил и наклонился перед моим лицом: «И я знаю, что ты бы пожалел ее маленькое сердце, чтобы узнать, кто это сделал». Он медленно встал, взвел курок и нацелил на меня: «И ты действительно узнал, кто это сделал, мой мальчик».

Думаю, на этом история заканчивается. По крайней мере, для меня. В меня четыре раза выстрелили, и я быстро умер. Я уверен, что Джек оплакивал своего павшего партнера на публике. Я уверен, что он задвинул какую-то пафосную речь журналистам. Нью-Йорк никогда не узнает, что среди них ходит чертов серийный убийца, маскирующийся под их ангела-хранителя.

Было холодно. Было темно. А я был мертвым копом. Еще одна ночь в Нью-Йорке.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 12.06.2021 в 12:49
Свидетельство о публикации: №1210612423039
© Copyright: Игорь Левашов
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1