ГАЛЕРЕЯ У ПТИЦЫ -- НОВЕЛЛЫ


­­­­­­­­­
   ­ГАЛЕРЕЯ  У  ПТИЦЫ
         
           Полет  сокола

Как расстаться мне с тоской ,
Что витает около ?!
Дотянуться бы рукой
До полета сокола ...

Пролетел он над рекой ,
Где камыш качается ...
Разминуться бы с тоской ,
Да не получается .

Посижу на берегу ,
На траве некошенной .
Может в грезах убегу
От тоски непрошенной .

              ***
Блехман в Брянске Григорий ,
Вновь  ликует  страна .
Без  срамных  аллегорий ,
Даль  еврею   видна .

Исаакович   в   теме ,
Кто  за  доку - мади .
Вот Сорочкин в гареме ,
Золоченой  ладьи .

Ярко   Виктор Сафронов ,
Славит  Троицын  день .
Блехман  служка  законов
И  легка  его  тень .

В Сказах Брянского леса ,
Нет  урочища   грез .
Иванов  там   повеса ,
Сушит  торф  у  берез .

Станет  Коля  комбатом ,
В  журналистском  строю .
Станет  днесь  Геростратом ,
У   беды  на  краю .

Все  билеты  сжигая ,
Членов   бывших  вчера ,
Вспоминать  будет  гая ,
Юных   лет   вечера .

Блехман  знает  великих
И   ничтожных   в   миру  .
В  смутный  век многоликих ,
Как  газет   на  ветру .

                ***
Печален Иванов  Геннадий ,
Не  видно  классика  словес .
Никто  на  горизонте стадий ,
Не  набирает звездный  вес .

Щипахина  Людмила  щиплет :
- Ты  долго Гена  не  грусти -
Но  муза  светлая  не  крикнет ,
Как  душу   творчеством  спасти .

Геннадий Иванов печален ,
Воронеж  радость  не  сулил .
Горгоной  Щелоков  посален
И   Лютый   духом  заюлил .

В  Тамбове  осудили  сдуру ,
Поэта  лучшего  из  всех .
Порывы  к  злобному  аллюру ,
Хулой  подмаслили  на грех .

Просвета ясного не  видно ,
Долдонит  бредни  солдафон .
Секретарю  творцов  обидно ,
Дешевый  барахлит   айфон .

             ***
Нас  предали  и  осудили ,
Поэтов  светлых  величин .
Подонки  злыдням  угодили ,
Кагалу  мерзостных  личин .

Сатрапы  потирают  руки
И  о  единстве   говорят .
За  оклеветанных  на  муки  ,
Они с  исчадьями   сгорят .

Медали  катам  не  помогут
И  фронтовые  ордена .
Изжит  падение  не  смогут ,
Когда   душа  доведена .

Наседкин гнусный опустился ,
До   дна  гнилого  стукача .
И  Марков бесам поклонился ,
Задав  от Бога  стрекоча .

Труба озлобился на  строчку ,
Поэта  доброго  всегда  .
Дорожкина  сняла  сорочку ,
Позолотив  тату   вреда  .

Стекала  ржавчина   ручьями ,
С  вопившего  истошно - Жесть! -
И  Мещеряк  вращал  свечами ,
Грехи  пытаясь  перечесть .

В  рисунках  многие  узрели ,
Свои   пороки   из  трухи .
Судилищ  изверги   горели ,
Воспев   отвратные   грехи .

        Живописец  Сафронов

Сафронов Никас  кисть лелеял ,
Как  утонченную   любовь .
Писать картину  он  затеял .
О  Трое  триединой  вновь .

Агамемнон  в  шатре  на троне
И  рядом  грустный  Менелай .
Но в ярком творческом  уклоне ,
Царь  Иванов был Николай .

Печаль  терзала   Менелая  ,
Жена  Елена  за  стеной .
И Цербера личина  злая ,
Кошмар накликала срамной.

Бобров  играет  на  гитаре ,
С  Парнаса  Слова  полубог .
Приам в немыслимом пожаре ,
Парису выжить  не  помог .

Агамемнона  ждет  победа :
С  казной , рабынями , огнем .
Но пролетела птицей Леда
И  море  потемнело  днем .

Дворцов  коня из досок сделал ,
Из  топляка   армады  всей .
Все  щели  узкие  заделал ,
Как  хитромудрый  Одиссей .

Смотрелась скульптора  работа ,
Как  беспощадная  борьба .
Лаокоон  был   Полубота ,
А  змеем  виделся  Труба .

Елены  не было  прекрасной ,
Сафронов  музы  не  нашел .
В  тунике  воина  атласной ,
К  Кассандре Ахиллес  вошел .

Сафронов  кистью  вел  улыбку ,
Отбросив  грез  карандаши  .
И Пенелопа  счастья  скрипку ,
Услышала   его   души  .

Мираж  переместил картину ,
Под портик  мраморных  пилон.
Художник Зевс  наполовину ,
Наполовину   Аполлон .

              Бинарность

Сафронов  Никас  не  намаз ,
Приемлет  на  страстной  неделе .
Душой  художник   богомаз
И  разумом с Христом  доселе .

Его  грехи  не  халцедон ,
В  оправе  смутного  прикида .
Сафронов  у  картин  Мадонн .
Всегда  сиятельного  вида .

Сафронов Никас  портретист ,
Манерой  стольника  известный.
Машков  написанный   артист
И втуне бросовой  чудесный .

И  Пугачева  не   дурна ,
В  лихом  порыве голосистом .
Софи  Лорен  времен   княжна
И  Джуна в образе  пречистом .

Но в облаке печальных  грез ,
Рисует  Никас  пламя  ада .
Сжигает  падшую  всерьез
И  каждого  Иуду - гада .

            ***
У Ерпылева  темный  козырь ,
Побьет любого напоказ .
Как страстная  Елена  Кобзарь ,
Молчанова  побила  враз .

Иван  в  суровом  Оренбурге ,
Имеет   звездный   сувенир .
Как  гениальный в  Петербурге ,
Имел   возвышенный   венир .

Уж  лучше б дочку  капитана ,
Иван  носил  бы  на  руках ...
От  перекрестка  до фонтана
И  целовал   при   казаках .

Молчанов  мучает   Ивана ,
Как  наваждение  судьбы .
Оставь  в  покое  хитрована
И  угли  затуши   борьбы .

Пусть  книжка  АБВГДЕЙКА ,
Блуждает  вольная    твоя  ...
Молчановых  судьба  злодейка ,
Неисправима   ,  но своя .

                   ***
Наседкин Коля  остроухий  ,
Оклеветал  творца  легко .
Валерий  Марков  карнаухий ,
Взметнул  пороки  высоко .

Мещеряков  сдурма   гордыню ,
На  выси   поднял  стервеца .
И  духа  светлого  твердыню ,
Разрушил  злобой   подлеца .

Труба   судимый  осуждая ,
Поэта   мазал   сапухой .
Дорожкиной  вновь   угождая ,
Анчуток   потчевал   ухой .

Вокруг  сады  и  перелазы ,
Фонтанов  царских   миражи .
Аршанский  с  семенем  проказы
И  Кочуков  с  огнем  спаржи  .

Алешин  лысиной  о  Фикус ,
Стучит  с  упорством  жениха:
-- Обманщицы  творите  искус
И  пропадайте  от  греха ! --

             ***
Когда  от истины  барьера ,
Алешин  струсил  и  сбежал ,
Меня  поэта - кавалера ,
Не полоснул  тоски кинжал .

Я  исцелился  от напасти ,
Суть  лицемерам   доверять .
Прозрение в Господней  власти ,
Даль  озареньем  измерять .

Олег  служил  не доброхотам ,
В кругу  фуршетных передряг.
И  угождал  лукавым  жмотам ,
Виляя  змеем   у   коряг  .

Росли  интриги  и крепчали ,
Из  отношений  не  благих .
Коряги   подлостей   венчали ,
Людей  ментальностью  нагих .

Алешина  все  обманули ,
Кому  судьбину   даровал .
И  чучело   Олега   пнули ,
Когда  Труба  возликовал .

             ***
Дмитрий Быков быкует умело
И  сикарий  Ваалу  не  враг .
Обвиняет  правительство  смело
И  гаранта  отравленных  благ .

Всюду Быковым  личное право ,
Обретается  в  смутной  борьбе .
За  души  откровение  - Браво !
Крикну  Быкову  как  себе .

Дмитрий  ратует  за  Россию ,
Что  бы  Запад  ее  поглотил .
И  Христа  отрицает  Мессию ,
Словно  грешник  ему  заплатил .

Не  сужу  я  художника Слова ,
Выбирает  пути   не спеша .
Жизнь писателей  ныне сурова ,
От  Люпфи до свиней  Алкаша .

От  времен  Голубого  сала ,
До  Беспамятсва  злых  берегов .
Если  Дымка  сосульку  сосала ,
Повитает   Синильгой   снегов .

      Галерея  лиц

Астрахань  не  Тамбов ,
В  дельте  плантации  лилий .
И  Щербаков  Златослов ,
Искренний  без  идиллий .

Строфами  жизнь  окрылит ,
Смыслом  усилит  значенье .
Мед  Щербаков  не  сулит ,
Где  от  любви  отреченье .

Мещеряков  у  кормил ,
Весь  ощетинился  снова .
Злобно  творца  осудил ,
В попранном храме Тамбова .

Латы  конкиста  свинцом
И  чернобуркой    обшиты .
Радостно слыть  подлецом ,
Если   таланты  забыты  .

В  лунную  ночь  мудрецов ,
Вновь в помещении пряслом ,
Магом   спустился   Дворцов ,
С  яркой   картины   маслом .

Белой  блеснул  бородой ,
Вмасть  шевельнул   усами .
И  разминулся  с  бедой ,
Тьму  нагнетавшей  часами .

-- Прежде  писал  я  святых ,
В  храмах  небесного Бога .
Ныне  позеров   пустых ,
Зрю  в  СПР   у  порога .

Если  владельцев   личин ,
Я  нарисую  как  вижу ,
Графикой  жутких  причин ,
Секретарей  всех   обижу .

Духом  лукавым   взопрел ,
Из - за  суетных  метаний .
Прежде   мечтами   горел ,
В творческом круге исканий .

Лесть  Ивановых  капкан ,
Доля   сладка  кренделями .
Свиты   танцую   канкан ,
С полным желудком  салями --

                  ***
Иванов Николай не Крабаш ,
Чех  паливший и в казака .
Не Чистилище - сущий  шАбаш ,
В  СПР  где  реформа  пока .

Заменяют  билеты  Союза ,
На билеты  Союза  творцов .
И   ярма  тяжелеет  обуза  ,
Управителей  дел  подлецов .

Наложили на творчество вето ,
Обвнившие  в  храме   меня .
Шабаш  это ! Судилище  это !-
Охранителей  бездны  огня .

Беззащитны от фурий  навета ,
Беззащитны  от  злых   клеветы ,
Фавориты  небесного  света
И  духовных  широт  красоты .

Николай  Иванов  блефует ,
Хочет   Джокера   заиметь .
Лицемеров   колоды  тасует ,
Что бы  фишками  погреметь .

              ***
Алешин вновь разочарован ,
Словам  не верит Щеряка .
Он подлецами   замурован ,
В пещере  нетя  Козляка .

И в зеркалах событий всюду ,
Где  вдохновенно пребывал ,
Себя приметил  как  Иуду -
Всех  невиновных  предавал .

Казалось  горизонты  ведал ,
Глубины  быта  и  времен .
Алешина  предатель  предал ,
Который   нечистью  клеймен .

Расплата  грянула нежданно ,
Весь  замурован  за  добро .
Зеркальный отблеск неустанно ,
Вовсю  вонзается  в  ребро .

Амбиции  в  душе  искрятся
И  полыхает  чуткий  взор .
Но  интриганы  скопом  злятся ,
Сплетая  подлостей   узор .

Неверие страшней  сражений ,
С  противником  на  рубеже .
Щеряк  подонок  искажений
И  падший  атеист   уже .

Судилищем  на  месте  храма
И  обвинением   творца ,
Альбертович  дурнее  хама
И  живодера   подлеца  .

Звериные  инстинкты  доли ,
Людей  смутили  не  благих.
В Христа Спасительной юдоли ,
Богов восславили  других .

Ты  променял поэта чести ,
На  безобразных во  плоти .
За  жажду преклоненной лести ,
Судьбой  Алешин  заплати .

                   ***
Я  вам  пишу   мадам  Кудимова ,
Мне  хочется  душой   сказать ,
Вы  вмиг   умчались  из  Родимова ,
А  мне  узлы  не  развязать .

Я  Журавлев  жюри не признанный ,
Отвергнут  членами   в   бреду .
Не  хочется  былое  с  клизмами ,
Мешать  с   деньгами   на  беду .

Летать  подранку   не придется ,
Вы  крылья  обломали   мне .
Алешиным   вовсю   поется  ,
Парящему   в   хулы   огне .

Из   активистов   исключили
И   знать    поэта    не   хотят  .
Все  дурака   назло  включили
И  отсылают   к  вам   утят .

Они  летят  к столице   цугом ,
Утята    перечня    причин ...
Не  получается   быть  другом ,
Кудимовой   главе    личин .

         ПАХАРИ  УМОВ.

Когда у злых в мечтах награды
И личного тщеславья воз ,
Паши свой ум хоть до ограды ,
Где в Лукоморье перевоз .

Сажай зерно в погожих грезах ,
В бороздки выдуманных тем .
А злой купается в угрозах ,
И грязных домыслах затем .

Ты пахарь слова от начала ,
Творец шедевров до конца .
А злой в поэта у причала ,
Пульнет фитюльку из свинца .

Творишь ты ради примиренья
И ради светлого добра .
А злой предаст без сожаленья
Тебя за дольку серебра .

И обвинят творца во храме ,
Где глубина издольных дум .
Казнят поэта в жуткой драме ,
За то что он  пахал свой  ум .

      Липучка   грехов

К  карге прилипали  награды ,
Как  мухи  поместных властей .
Ценили  футур   путь ретрограды
И  шельмы  продажных  страстей .

Она  для  почета  профессор
И  всякое  есть  на  груди .
Создатель шедевров  асессор ,
Спокойно на  фетишь  гляди .

Увешана  знаками  снизу ,
До грешной  макушки  карга .
Имеет   превратностей   визу ,
Свистеть  как  шальная  пурга .

И  слава  ее  от   лукавых ,
Как  липкий   фальшивый   почет .
Гнобит   криводушная   правых
И  левых  талантов   сечет .

Рабов  обожает  досуже ,
Карга  и  шестерок  вблизи .
Чем  слова  художникам   хуже ,
Тем  злыдня  щедрей  на  мази .

         Косова

Тамара  Косова  не  злая ,
В  библиотеке  и  семье .
Она  жалела  Менелая ,
Убитого  не  на  войне .

Она  Дорожкину  жалеет ,
Не пожалевшую  творца .
Она   Алешина   лелеет ,
Пустую  книгу  подлеца .

Не атаманша  как  Мария ,
Хотя и Косова  в  миру .
Ее  придворная   Россия ,
Как   Несмеяна  на  юру .

Чинам культуры преклоненна ,
Пройдохам  чистит  сапоги .
Алешину  как  примадонна ,
Споет  о шелесте  куги .

Мария  Косова  в  ударе ,
Боролась  за свободный труд ,
Чтоб  ныне  Косовой Тамаре ,
Не  быть прислужницей  Иуд .

               ***
Галатея  Оксана  Ралкова ,
Распиарена  ярче  любой .
На  ладони  ее  не  подкова ,
А  платочек  небес  голубой .

Не  Пегаса  подарок  избывный ,
Отражение  ближних  зеркал .
Ангел  женщину  не  наивный ,
На  страдания  не  обрекал .

Кровь  казачки  еще  пламенеет ,
От  Уральских  изведанных  гор .
Оренбургский простор  каменеет ,
Когда  память  ведет  разговор .

Галатея   Оксана   сегодня  ,
Завтра  станет  Венерой   вдали .
Ягодинцева   чуткая    сводня ,
С  чудесами   Уральской  земли .

Заявлялись на классиков дамы ,
В самоцветных и прочих краях .
Но  мешали   сияющим   хамы
Быть  с  богинями  на  паях .

Позабыли о Марковой  Маше ,
О  Знобищевой  тоже  везде .
Кан  Дианы  не  видели  краше ,
Потускнела  в  духовном  труде .

Где - то Струкова  переживает
И  Кудимова   жаждет  плакат .
Все  у  Граций  творений  бывает
И  рассвет  красоты  и  закат .

Мельтешат  Ивановы  предлиты ,
Создавая  крылатых   эрзац .
Бутафорные  днесь   Аэлиты  ,
Написавшие в Химках  абзац .

Поэтесса  от  Бога  приметна ,
Высотой   вдохновенной  души .
И в стихах глубиной  беззаветна ,
Без  заушной  пиарной   лапши .

            ***
Иванов  Николай  в  зиндане ,
Заблуждений  своих   убог .
Вожделенья  в  грехов  чемодане
И  порывам   не  светит  Бог .

                 ***
Журавлев   подари   обнову
И  покров возрожденья Тамбову .
Надоели  Козловские  тати ,
Испоганили  путь  исполати .

Осуждают  во  храме  поэта
И  сажают   деревья   навета .
На  торговлю  хапугами  зырят
И  казну  обнаглевшие  тырят .

Прославляют  лихих  друганов ,
Награждают  прожженных  лгунов .
Журавлев  помоги  не  играя ,
Бесолюбов  исторгнуть из   края .

                     ***
Кагал   Козловский  не сдается ,
Веками   за  своих   стоит  .
Что  отстоять   не   удается  ,
Через    столетье   отстоит .

Сегодня  ставка  на  Марию ,
Чухонку   торжища   мордвы  .
Знобищева  времен   Россию ,
Не  видит  в  зеркале  воды .

Стихи  Марии   проходные ,
Назойливый  банальный   тон .
И  все  поветрия  степные ,
Жгет  плагиата  моветон .

Рашанский  жид  неугомонный ,
С  анчуткой  ада    воспарил  .
И   суд  поэту  незаконный  ,
Во  храме  Божьем   сотворил .

Марии    кресло   фаворитки
И   бонусы  столичных  зорь .
Еврей  польные   маргаритки ,
Не  рви  и  фетиш  не  узорь .

Двурожкина  подруга  злыдей ,
Ваалу   жертву   принесла  .
И  графоманов  тронных  сидней ,
Журналом  Александръ  спасла .

В Москве  подкуплен  Дорошенко
И  пан  Геннадий   Иванов  .
Им  Притамбовский   Оглашенко ,
Покрой   позолотил   штанов .

И  сразу  Маша стала  лучшей ,
Кагал   фальшивками    живет .
В  Тамбове  поэтессой   худшей ,
В  среде   талантов  прослывет  .

                    ***
Кильдяшев  и  Фефелов  позеры ,
О  серьезном   говорят  легко .
В  мелочах  заходятся  фразеры
И  амвон  творцов  не  высоко .

Страусы  тщеславья  закопались ,
С  головой  в коммерции  компост .
Прибыли   буклетов  начитались
И  романтики  испепелили  мост .

Кильдяшов  учителя  восславил ,
В  Оренбурге к  праведости  вел .
Фефелов  Амаргеддон  представил
И  курки   сопротивленья  взвел .

Заблужденья  были  на  пилонах ,
На  воротах  истовых  времен .
Отражались  чаянья в законах ,
Не  святых  правителей   имен .

Слово  сотворения  от  Бога ,
От  поэта   образная  речь .
Телегидов  мучает   тревога ,
Как талант возвышенный сберечь .

           ***
Журавлиный   переход
И  Наседкин  в  маске .
Убыстрить подонка  ход ,
Захотел  не  в  сказке .

Но взирают на врагов :
Журавлев  с  билборда ,
Берегини  с  берегов
И  волчицы   морда  .

Плюнул в сторону его ,
Пусть идет с грехами .
Вновь Наседкина всего ,
Буду  сечь  стихами .

Ольга Видная  краса ,
Мне  спешит  навстречу .
Вмасть  земные  чудеса ,
Вновь  в  душе  отмечу .

Рассказал  ей о  трудах
И   судьбе   поэта .
О  безбожниках в  судах
И  Франческе  света .

Грани  судеб я сличал ,
На  местах  безбрежных .
Вдруг дворянку повстречал ,
Героиню   нежных .

Пролетел  надежды  стриж ,
Мимо  зданий   были .
Ольга  вспомнила  Париж ,
Где  ее   любили .

Видная  и  Ольга грез ,
На  историй    фреске .
Здесь хорунжий у берез ,
Руку  дал   Франческе .

Небеса  в  ее  глазах
И  духовность   доли .
Откровение  в  слезах ,
От  беды  юдоли .

Ольга  видная  во всем ,
В  помыслах  и  деле ...
Добротой  мечты  спасем ,
На  любой  неделе .

                ***
Слышен  голос Аиды Ведищевой ,
Рядом с домом Марии  Знобищевой .
Задыхается  степь  от  Марии ,
Лживой бестии  грешной  России .

Задыхается   поле  от  злобы ,
От  Знобищевской  черной  худобы .
От  тлетворного   запаха   бабы ,
Задыхаются  в  балках   ухабы .

От  улыбки  притворной  всегда ,
Задыхается  в  речке  вода .
Ходит павой  Мария великая ,
Бездуховная вся , многоликая .

Прославляют   Знобищеву  каты ,
За посыл  безналичной  зарплаты .
Осудила  творца  баба  вздорная ,
Славой  яркая , тенью  позорная .

             ***
Вновь гарант дает совет :
- Не тоните в лаже !
Просветительский  проект ,
Лучше  модных  даже .

Мы  в Европе и вблизи ,
В  Азии  и  рядом ...
С жизнью  Родина в  связи ,
Не  должна  быть  адом .

Молодость пора  чудес ,
Старость , кто  узнает .
Но творца творец словес ,
Злом  не  распинает .

Просвещайте  от  души ,
Ближних  ради  Бога .
Все  порывы   хороши ,
Где  светла  дорога  --

Но  в  Тамбове  суета  ,
В  круге  чистогана  .
Вдрызг   бытует  колгота ,
В  сленге   уркагана .

У  Наседкина  Люпофь
И  Гуд  бай для Мая .
У Луканкиной  свекровь ,
Ведьмы  дщерь  хромая .

Селиверстов грез  важняк ,
Писарь  смутных  правил ,
Гонит  сущий  порожняк ,
Книг ,  куда направил .

Мещеряк  мечтами  зверь ,
Безобразный  в  деле ,
Открывает настежь  дверь
И  матерый   в  теле .

Вновь  Двурожкина смердит
И  с  душком  Рашанский ...
Каждый  Господу  вредит ,
Суд  стяжая   шпанский  .

И  Труба  заядлый  вор ,
Мирных    дней   поэтов ,
Просветит  внеся  раздор ,
В  жизнь  людей   Заветов .

            ***
Делец , Дворцов  и  Иванов ,
Близ  образа   вуали  ,
Играют   смелых  пацанов ,
Свободных   от   морали  .

Друзъя  не  слушают  других ,
Гордыня  слаще   меда .
Портреты  втуне не  благих ,
В  мечтах   иного  рода .

Они  в  Союзе  короли ,
Решений   вне  устава .
И  пупы  Родины  земли ,
Без  истинного   права .

Знобищева им  по душе ,
Дыханье  дарит   мигу ...
Друзъя    откушают  Буше
И  вновь  читают  книгу .

Как  индульгенция  всего ,
Дельца   подарок  даме .
И грешного нет  ничего  ,
С  судилищем  во  храме .

В  фаворе  злобная  везде ,
Чиста  в  хуле   поэта .
Прекрасная  в словес  труде ,
Когда   звездой   отпета  .

Поборники  продажной  лжи :
Делец  , Дворцов  и  Коля ,
Узрят   у  солнечной  межи ,
Как  мглой   повита   доля .

Хоть  души  бесами  полны ,
В  глазах  исчадий  пляски ,
В  степи   увидят   бурьяны
И  жизнь   сгущает  краски .

У осквернивших  храм Христа ,
Судилищем  нет   чести .
Найдут   нечистые  места ,
Заходятся   от  лести .

                ***
Конкурса Дорожкиной не будет
И Знобищевой не будет потому -
Каждую  Тамбовщина  забудет ,
Светочам  проныры  ни к чему .

                ***
Усмотрев   Знобищеву  на  троне :
-- Эврика ! - кричат пусотой короне .
                       
                              ***
Не  трогай  Леду  грязными руками ,
Она  не  любит  извергов  веками .
И мрамор превращается в  ледник ,
Чтоб злыдень отвратительный  поник .

Не  пей  воды  блистательной  Пьеретты ,
Все  струи   родниковой    оперетты  .
Ты  козлоногий  полысевший  Пан
Вмиг  почернеет  розовый  тюльпан .

У  лилий нету шорохов   в  воде ,
Лишь  всплески в камышовой  бороде .
Шаться  праздно по Селу Царя ,
Как  прошлое  искать без  фонаря  .

Найди в  кустах поношенный тимпан ,
И Вереск убедись - вельможный  пан!
От  долчевой  Мадонны  не  балдей ,
Ее  ласкали  галлы  и  халдей .

Приблудную  собаку  не  гони ,
Она  у  статуй  прожигает  дни .
Бабулю Полю  и  Гришаню Тошкина ,
Ты  накорми харчами  от  Картошкина .

И с ДЦП  оглохшие   от  звонности  ,
С Соляриса пребудут обреченности .
Квазигерои  творческой   бездарности ,
По  саду  бродят  вашей   популярности .

          Птица   любви

Ночь наплывает на город неспешно ,
Дышат ее ледяные уста ...
Падает снег поднебесный потешно ,
В сумерках жизни душа не пуста .

Выпорхнет снова духовная птица
И полетит сквозь земную пургу ,
Что бы воды родниковой напиться ,
На озаренном речном берегу .

Детства стезя отражается в круге ,
Птицу покормит мальчишка с руки
И не увидит в неведомой вьюге ,
Как я стремлюсь убежать от тоски .

Падает снег и белы тротуары ,
Светят прохожим вовсю фонари .
Птицу любви окрыляют Стожары
И не померкнет полет до зари .

Тамбовская     Жар - птица

Гулял под звездой Творца ,
Накликал отчаянью вето .
У " Знамя труда " дворца
Жар - птица присела на лето .

Цветами украшен хвост ,
Цветами усыпано тело ...
Сказать бы с шампанским тост
И счастью предаться смело !

Прославь чаровница Тамбов ,
Своим посещением ясным ... ,
Что б сжалось величье рабов ,
С драконом мамоны ужасным .

Торговли занозы в умах ,
Духовная жизнь разъята .
И даже в больших теремах ,
Нет спасу от звона злата .

И Зло напустило беду ,
На город исконно русский .
Заводы в тар -- тар -- аду ,
Проход же к спасению узкий .

Культура -- Мистерия iх !
Подобие -- " Хлеба и зрелищ ".
Талантов не ценят своих ,
Потомки чванливых Емелищ .

Воспой зоревая Святых ,
Что б души крещеных прозрели .
Что б в далях времен не пустых ,
Христа тамбовчане узрели .

Спаситель нагрянет с мечом
И грозным духовным Словом .
Не надо вопить ни о чем --
Марии покров над Тамбовом !

Народ подобреет легко ,
Заводы построит с жаром ...
И птица -- любви высоко
Вспорхнув , устремится к Стожарам .

Пройдут времена суеты ,
Притихнет мое вдохновенье ,
Но там , где воспрянут цветы ,
Мечтой воспылает виденье !

                ***
Не кричи ночная птица ,
Так надрывно в тишине ,
Дай мне счастьем насладиться
Встречи с милой при луне .
Лунный свет сегодня ярок ,
И светла вокруг трава ,
Для души моей подарок
Милой нежные слова .
Повторится ли такое ,
Быть любимым у реки ? ..
До утра оставь в покое
Нас , предвестница тоски .

                      ***
Свистульки мальчик налепил из глины ,
Крылатые  с  порывами   птенцов .
И  оглашал   он  Родины  долины ,
С  наделами  покосными  отцов  .

Ночной костер -- дыханье  Прометея ,
Весь  полыхает согревая   свист .
Вновь  горками  горшечников   затея  ,
Лежит  и  круг творения не  мглист .

Для пахарей  вместительные чашки
И  кружки   обожженные  для всех .
Пусть просолились потные рубашки ,
Есть  сувениры  свадебных  потех .

Все  хорошо но Маша  вертихвостка ,
Знобищева  осудит над  крестом ,
Поэта  , злая правнучка  подростка,
Но  этот  грех  произойдет  потом .

Свистульки  не  поступки  очумелой ,
Судилища  зачинщик не скостит .
Знобищева Мария ходит смелой ,
Душою  шельма  демону свистит .

                ***
Слепит  Остриков бюсты  катам ,
Осудившим  поэта  времен .
И  расставит по смутным  закатам ,
Отцветающих  гнусных  имен .

Вот Щеряк  приоткрывший  губы ,
Волком  выглядит  во  плоти .
Кочуков с Чистяковой  грубы ,
К  храму бесятся  по пути .

Вот Алешин целует  поэта
И  Алешин  творца  предает .
И продажным двойного цвета ,
Раздвоением  бес воздает .

Селиверстов  хитрит безобразно ,
Осуждая  безбожно   творца .
А в суде  он благообразно ,
Адвокатом  корит  подлеца  .

Слепит Остриков бесов падших,
Много , много  как  наяву .
В Трегуляе  у  сосен  увядших ,
У отпетых  поставит в  траву .

                     ***
Здесь  энергия  древних времен ,
Сохранилась  и  бродят  фантомы .
Без  своих  нареченных  имен ,
Без  знамен  и  звездою  ведомы .

Лабиринты  Мещеры  в  лучах ,
Вековечных  Стожар  негасимых .
И  Судьбины  кресты  на  плечах ,
Из  событий  людских  выносимых .

Сердце бьется  времен  глубины ,
Для  провидца  духовного  зримо .
Святогору   все   дали   видны ,
Время   силы   мечтой   озаримо .

У Шатуры наследницы стать ,
Пребывает  в  живой   исполати .
В  лабиринтах  камней  обретать ,
Возрождение  Истины   рати .

Переменчивый Брод  не прельстит ,
В  ослепительных латах  блистая .
Кто  за  крепи  Руси  постоит ,
У  того  и  стезя  золотая  .

                Аист  Модерна

Этот аист -- мечта Прометея ,
В клюве с вечности фонарем .
Здесь влюбленно журчит Галатея
Навевая    поветрие   дрем .

Нимфа струй переливных незрима ,
Бьет источник извечной любви .
Туна с аистом не расторжима ,
Цепи   держат   его   се  ля  ви .

Белокрылый в лучистых просветах ,
Он   парил   над  землей  у  стены :
При царе , при рабочих Советах ,
При чинах бесшабашной страны .

Аист цепью  звенит  вечерами ,
По утрам  о небесном  кричит .
Вы  послушайте  вестника  сами ,
Когда  время свершений  молчит .

Прометей отражается в смыслах ,
Пламя счастья достойным дарить .
Наши чаянья сбудутся в числах ,
Когда  аист продолжит светить .

И Модерн воскресает из праха ,
В нем кино прославляло века .
Пролетала над пашнями птаха
И в душе пропадала тоска .

                        ***
Луканкина давно не прима-слова ,
В  пустой  газете Житие Тамбова.
В Рассказ - газете вывела стишок ,
Как  посадил  Асеев  артишок .
Двоится  наяву  Рассказ - газета ,
В ней  лойерами  мистика  воспета  .
Семен Червонный  лавочника Кукина ,
Изображает  с гарнитуром   Сукина .
Весь   поседевший  Эдик  Баритон ,
Пересекался  с  леди  Гамильтон .
Точнее с Гамильтоновой не в цикле ,
Кэп посидел на красном мотоцикле .
Володя  Самобродов - Мераджино ,
Играет  полонез   на   пианино .
И  дедушка  перемещая   бровь ,
Обрисовал  коварство и любовь .
Адешин под  личиной  Иннокентия ,
Ласкает  музу в офисе  Викентия .
Вновь Корунова  голосит  зимой :
- Из замети приди любимый мой ! -
Блестят стихи Олега  на  фарфоре ,
Как словеса граффити  на  заборе .

                ***
- Алкаш ,скотина , неврастеник -
Наседкин  сам себя  корил .
Теперь  писатель  академик ,
За то что прежде натворил .
Люпофь и Тварь его поделки ,
Губ бай  и  смутная  Джуроб .
В  Тамбове  пьяницы  проделки ,
Не заберет с собою  в  гроб .
Проклятие  возьмет  за злобу ,
За  суд  неправый  навсегда .
Возьмет Наседкин и худобу ,
Свою  с   наветами  вреда .
Ну  а  пока  алкаш - развратник ,
Напялить    мантию   спешит  .
С  утра  нечистого  соратник ,
Под  вечер  богом  мельтешит .
Грехи  Наседкина не гробят ,
Он  от  Парнаса  атташе  ...
Кошмары  ночью  набуробят
И  долго  муторно  в  душе .

           ***
Лысых Гор  страшилище ,
Травести  и  гей .
Липецк не Чистилище ,
От  грехов Сергей .

Клевету  во храме ,
Принял ты  ценя .
Осудил  при  хаме ,
Честного  меня .

Может монстр вселился ,
В  тело  Кочуков ?
Вмиг  ты  обозлился ,
На  святых  веков .

При  царях   награды ,
При  Советах  новь .
Днесь все  ретрограды ,
Жаждут  цацки   вновь .

Бес  не даст медали ,
Сердцу  подлеца .
Шельмами  вы   стали ,
Осудив  творца  .

                   ***
Юрий Михайлович Поляков ,
Ныне  философ от жизни .
Ночью Селена из облаков ,
Классику лучики  брызни .

Снова прозреет у камелька .
Ярким  талантом   сияя ...
Не  академик  Юрий  пока ,
На  суету  не  пеняя .

Мог академиком  пребывать ,
Как  многоликий  Алешкин .
Другом Наседкин  возликовать ,
В РАЕН и рядом  Мудрешкин .

У  Полякова труды велики ,
Для  академий   подходят .
И у Грибного  царя  башмаки ,
В  почве  коммерции  всходят .

Белый козленочек в молоке ,
Станет  козлищем - хватом .
Конь  академии невдалеке ,
Стань  Поляков   Азаматом .

                     ***
Злыдни  кропают  доклады ,
Романы строчат и повести .
Бьются  вовсю об заклады -
Обожествлятся  без  совести .

В  жизни  Наседкин   подонок ,
Сволочь и тип  извращенный .
Но с Достоевским он звонок ,
Критик  в  судьбу  посвещенный .

Мещеряков  весь  отвратный ,
Рожей  на  хряка   похожий .
Труд   нарисует   ратный
И  богатырь  у  подножий .

Жид  до молекул Аршанский ,
Хитрый , коварный  вражина .
Тракт  описал   Россошанский ,
Вьется в Подъеме  за  джинна .

Чуха   прикидом   Знобищева ,
С  детства  рабыня  Дорожкиной .
Жаждет  в  проекте  Козлищева ,
Всюду  прослыть  Белоножкиной .

Миша  Картошкин не мается ,
Всклень на Мальдивах затарился .
С  куклами - секс обнимается ,
Сверху   шалав  состарился .

Злом  безобразней   неточей ,
Славят   мегеру    Поносову .
Гробят  судилищем  светочей -
Хворова , Струкову , Косову .

                   ***
Вы  во сне  воссияли в  раю
И  луна   околесице  рада -
Оставайтесь в  едином строю ,
Мещеряк  доведет и до  ада .

Вы  едины  по  воле своей
И  блистает созвездий  криница .
Ты  Алешин  Олег  соловей
И  Луканкина  Лена  синица .

Пойте вместе о  злой  суете ,
О  жестокой  стезе  гениальных .
Пострадает  Господь  на  кресте ,
За  гонимых поэтов , печальных .

Вам  позволено добрых  судить ,
Где  разрушены  Светлые  храмы .
Мещеряк  вас  сумел  убедить ,
Выживают лишь злобные  хамы .

Где - то бабочки  над рекой
И  цветами  порхают  свободно ...
Вы в строю и душевный настрой ,
Изменяет  не Бог  как  угодно .

                         ***
Их Колосс  на  крутых берегах ,
За  личину  Рашанский  и Валя .
Пребывают в иллюзий ногах ,
Мещеряк  и  Наследкина краля .

И в душе из гнилого папье ,
Копошаться  порочные  члены .
Кочуков  за  худобы  рантье ,
Доровских  за  партийные крены .

Остальные  похожи  на  всех ,
Безобразных  исчадий    Тамбова .
Их   Колосс   образина   потех ,
Бесподобен  падением  Слова .

                   ***
В Притамбовье нет  воды ,
Виноваты   вновь  жиды .
Хмырь  Рашанский  виноват ,
Объявил   всем  газават .

Пальцем  по  груди  водил ,
Смутным   бесам   угодил .
Весь   былой   водопровод ,
Наколол   сам    нищеброд .

Пахнет  нечистью  затор
И  Труба  с  отводом  вор .
Помпу  Мещеряк  вкрутил ,
Воду   илом  замутил .

Ткут    Козловские  жиды ,
Тамбовчанам   тень   беды .
Родников  чиста  вода ,
В  Трегуляе  навсегда .

Только  кожный  гобелен ,
Напитал  отстоя    тлен .
Грудь Рашанского  эскиз ,
Для  сантехников  сюрприз .

                    ***
В ТСП  раздвоилась  ниша -
Мещеряк  это Гришин  Миша .
Или Гришин второй  Мещеряк
И вблизи  полысевший  моряк.
В  раздвоении  все  фарисеи ,
Тамбовчане  немытой   Расеи .
В   оплетеньи   фантомного   змия ,
Множит двойственность шизофрения .
И  раздвоен   безумья  сосуд  ,
Мещеряк или Гришин  за  суд . 
Я  Тамбову  прощай не скажу ,
Кукиш  падшим  опять  покажу .
Пусть двоится  позорная  ниша ,
Где  смердят  Мещеряк  и  Миша .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 12.06.2021 в 09:51
Свидетельство о публикации: №1210612423027
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1