ТЕНЬ БЕСТИИ , ПОРОЧНЫЙ МЕТОД , БОГОЯВЛЕНСКИЙ ГРЕШНИК


­­­­­­ТЕНЬ    БЕСТИИ  ,   ПОРОЧНЫЙ    МЕТОД  ,  БОГОЯВЛЕНСКИЙ   ГРЕШНИК

          ТЕНЬ     БЕСТИИ

                     1            
Творцам  не нужен  грешный  сад ,
Рашанский  там  маркиз  де Сад .
Труба  безумный  кат  в   саду  ,
Щеряк  исчадье  зла  в   аду .

От  злых   не  вьется   благодать
И   света   духа    не   видать .
В   саду    безбожников    плоды ,
Людей    доводят   до   беды .

Знобищева     шипит    змеей  ,
С   Двурожкиной   интриг   швеей .
Но    ткань    защитная    худа ,
Отравлена     мурой    вреда  .

                  2
В  газете   Маша и Елена ,
Опять  на  первой  полосе .
В  кругу  поместного   домена ,
Их  ценят  абсолютно  все .

Они  бессрочно   молодые
И  в  сорок  юные  совсем .
Ровестники  давно седые ,
Они  девчонки   насовсем . .

Семнадцать лет они в  фаворе ,
У  Коли , Вали  и   других .
В любом приватном  разговоре ,
Они  дороже  дорогих .

Стихи  прекрасные  не пишут ,
Шедевры  вновь  не  создают .
Облюбовали  втуне  нишу
И  Стаху  с  Валей  воздают .

Награды  есть  за  халабуду ,
Почет  и  слава  за  муру .
Сайт  отключу   и  позабуду ,
Прожженных  фифочек  к  утру .

                  3
Экономика  важное  дело
И  текущий  научный   прогресс .
Но  стареет  у  каждого  тело
И   душой   обретается  стресс .

Век  двадцатый Россию  кошмарил :
Революции , войны  ,  разлом ...
Кто - то  банки  деньгами  затарил ,
Кто - то  рок  уподобил  на  слом .

Время  все  изменяет   нещадно ,
Бытие   и   народов   мораль .
Но  мамона   царит   беспощадно,
Где  художник   воспел  пастораль .

Вот в Тамбове Тропинки  метресса ,
Дух  не чает в своих сорванцах .
Гонит  рьяно  поэтов  прогресса
И  гнобит  их  в терновых венцах .

Осуждают   карги    фавориты ,
Всех  талантливых   огулом ...
Тропиканки  везде   сибариты ,
За  наградой  идут  напролом .

                 4
Как  выйдет  розовощекая ,
Призывно  мотнет  головой ,
Так  публика  невысокая ,
Становится Марор  травой .

-- Такая вот баба Тамбовская ,
Мария  Знобищева   днесь ! --
Рашанский  и  Ива  Жиндовская ,
Приветствуют  лютою  весь .

-- Баранова - Гонченко  брошена ,
В  фантомный  задворный  утиль .
Трава  Современника  скошена --
Двурожкина  лжет  Изергиль .

Андрей Тимофеев  багульником ,
Взошел  у  кормила  юнцов .
Вблизи  Дорошенко  огульником ,
Белеет  с  цветком  подлецов .

С  Геннадием  Чертополохом ,
Согласна   Болотная   Выпь :
-- На  фетиш  поветрия  чохом ,
Червонную   Розгу   насыпь ! -

За  Машеньку  все  за  румяную ,
Любого  на  свете  порвут .
И   снова   траву   дурнопьяную ,
Под  святки   Купала  нарвут .

Миронов  для  шАбаша  кривичей ,
Как  Голубь - Прегольский  лапух .
Летят  Притамбовские    чибисы ,
Где  взмыл  одуванчиков  пух .

                  5
И  на  Рифеях  Маша  выступит ,
Как в  Химках под Москвой .
Все круги  ожиданья   выстудит ,
Метелью  слов   пустой  .

Пройдут два  года  ненаглядных
И  к  вам   приедет   икс.
В  лесах Тамбовщины  оглядных ,
Поев   десятки  Твикс .

Быть может Ветер - Моисеева ,
Быть  может  Самород ?
Приедет  Любушка  Рассеева ,
Весь  скушав  бутерброд .

Я  Медная хозяйка  Горушки ,
Знобищева  для  вас .
Из хрусталя Рифейной Золушки ,
Сварганю  туфли  класс .

Фантом  расшаркался  Миронова
И  Голубь  как   Фагот .
Знобищева  и  Ветрогонова ,
В одном  лице  Майн Гот !

                   6
Кагал   Козловский  не сдается ,
Веками   за  своих   стоит  .
Что  отстоять   не   удается  ,
Через    столетье   отстоит .

Сегодня  ставка  на  Марию ,
Чухонку   торжища   мордвы  .
Знобищева  времен   Россию ,
Не  видит  в  зеркале  воды .

Стихи  Марии   проходные ,
Назойливый  банальный   тон .
И  все  поветрия  степные ,
Жгет  плагиата  моветон .

Рашанский  жид  неугомонный ,
С  анчуткой  ада    воспарил  .
И   суд  поэту  незаконный  ,
Во  храме  Божьем   сотворил .

Марии    кресло   фаворитки
И   бонусы  столичных  зорь .
Еврей  польные   маргаритки ,
Не  рви  и  фетиш  не  узорь .

Двурожкина  подруга  злыдей ,
Ваалу   жертву   принесла  .
И  графоманов  тронных  сидней ,
Журналом  Александръ  спасла .

В Москве  подкуплен  Дорошенко
И  пан  Геннадий   Иванов  .
Им  Притамбовский   Оглашенко ,
Покрой   позолотил   штанов .

И  сразу  Маша стала  лучшей ,
Кагал   фальшивками    живет .
В  Тамбове  поэтессой   худшей ,
В  среде   талантов  прослывет  .

                      7 
Слышен  голос Аиды Ведищевой ,
Рядом с домом Марии  Знобищевой .
Задыхается  степь  от  Марии ,
Лживой бестии  грешной  России .

Задыхается   поле  от  злобы ,
От  Знобищевской  черной  худобы .
От  тлетворного   запаха   бабы ,
Задыхаются  в  балках   ухабы .

От  улыбки  притворной  всегда ,
Задыхается  в  речке  вода .
Ходит павой  Мария великая ,
Бездуховная вся , многоликая .

Прославляют   Знобищеву  каты ,
За посыл  безналичной  зарплаты .
Осудила  творца  баба  вздорная ,
Славой  яркая , тенью  позорная .

                        8
Опять  проклятья   на  челе ,
Клеймом   Знобищева  блеснула .
Вернулась  в  Химки  на  метле
И  всех  внимавших  обманула .

Знобищева  поправ  Христа ,
Святую  заповедь  во  храме ,
Душой  лукавой  не  чиста ,
При  кавалере или  даме .

Стихи  читала  о  бомже  ,
О  золотом  степном  дыханье .
Но  на  безбожном  рубеже ,
Судить  творца  ее призванье  .

Для  Ерпылева строфы злой ,
Как  первобытные  посылом .
Для  Меньшиковой  не золой ,
Посыпаны  медовым   мылом .

Жирихин   шельму  похвалил ,
Жестокую   на  всякой  плахе .
И в грезы  Коновской вселил ,
Гнилого  нежитя  в  размахе .

Латынин  небо  рассмотрел ,
В  болоте  мутного  пролива .
Шевченко  Ольгу   одолел ,
Анчутка , дама не спесива . 

Мещеряков  вознес  Мари ,
До  будки  башенного  крана .
Но   помутился   луч    зари ,
От  кривды  Химок   балагана  .

Не  света  истины  в  стихах ,
Красивости   видны   мазками ...
Погрязла  хищница   в   грехах
И   пожирает   жизнь  кусками .

Дворцов  философ  возгласил :
-- Красивости не суть поэта .
Знобищева  мамоны   сил  ,
Небесной  музой  не  воспета --
           
     ПОРОЧНЫЙ     МЕТОД 

                 ***
Культура в Тамбове лучшая ,
Никитин  задорно   глаголит ...
Но  Ивлиева  фурия   худшая ,
Творца  осужденьем  неволит .

С Дорожкиной  вздорная  дама ,
Поэта   кифару  расстроили .
На  месте  Святого  храма ,
Судилище  падших  устроили .

Озвучили    метод  потешники ,
Личины   пугать  придумками .
И  кривду   вещая     грешники ,
Дрожали  вовсю  с  недоумками .

Щеряк  за  дурного Пилата
И  злобный   хорал  писателей .
Наседкин  с  манерой  кастрата
И  Марков  хвалили  предателей.

Тропинку  кружок  золотили ,
По  царски  у  лютого  трона .
Культуру   души  запустили
И  ширится   пустошь  урона .

               ***
Ивлиева  тешит  Горнилова :
--Премии  нет   Гаврилова ,
Премии   нет  Овсянникова ,
Наша  земля не Санникова .

Премии   нету  Ремизова
И  Незабудкина -  Кремизова .
Конкурса  не  в   Бисайи ,
Нету   Румянцевой  Майи -

Рядом  Двурожкина  Валя ,
Хвалится  Гришина  саля  .
-- Слушай писатель помеченный ,
Ты  в  Энцикло отмеченный .

Нет в Притамбовской  педии ,
Вестников  что   в  Википедии .
Нету   Седых  и  Писарева ,
Нету  Объедкова - Виссарева .

Нет  Веселовских  с  теми ,
Кто   признавался  всеми .
Нет Чистякова с Марковым ,
Эквиста  нет  с  Поярковым --

                     ***
Журавлев  Алексей  на  билборде ,
Переход   Журавлиный  вблизи .
Перемены  в Тамбовском   кроссворде ,
Ожидаются  с  Думой  в  связи .

Сотни  лет  журавли  прилетали
И  гнездились  у  речки  польной .
Люди  рядом  в  домах  обитали ,
С  малолетства  в   округе   Родной  .

Журавлиные  гнезда   наметом  ,
На  ветвях  от  крылатых  затей .
И  крикливые  птицы   полетом  ,
Накликали   в  округе   детей  .

Клин  в  стремлении  неугомонный  ,
Возвращался  к  родным  берегам .
Переход   от   посада  исконный ,
Простирался   к   цветущим  лугам .

Речку  рьяно  засыпали   грунтом ,
Ветла   разом  спилили  вокруг .
И  растраты  не  меряют  фунтом ,
Казначеи    Тамбовских  округ .

То  дороги   сулят    золотые  ,
То  концертный  серебрянный   зал  .
Речи   избранных  типов   пустые ,
Нищеброд   бедолагам    сказал .

На  билборде  политик   столицы  ,
Журавлев  Алексей   в  пиджаке .
Но  в  Галдыме  красивые  птицы ,
Прижились  и  летают  к   реке .

                    ***
Иванов  Николай  очищает ,
СПР  от  бездарностей  хлама .
Оглашенных мечтой  причащает ,
О  хрустальных ашрамах Баграма .

Буд - то Рерихом  пребывает ,
И  рисует  вершины достойным .
Иванов  о  Руси  забывает ,
Где творец не бывает спокойным.

Здесь на дне  обретается  Китеж
И  поэтов  доводят до стенки .
Здесь  звенит  позолоченный  витязь ,
Выдавая  с  наградами   гренки .

Лукоморье с двуликими  рядом  ,
С  ведунами  повязанных  страхом  .
Вот  Огрызко  лукавых  обрядом  ,
Славит энциклопедиста с размахом .

Безобразный  Наседкин   подонок ,
Осудил  невиновного в  храме .
Я  Парнас озаренных  с  пеленок ,
Наяву  озираю  не  в  раме .

Иванов  возлюбил  креативных ,
Деловых  по  значению   клева  .
И  Трубу  прохиндея  противных ,
И  Ивана  Орен - Ерпылева .

Фаворитам  слезливые   взоры ,
Словно детям  священного  дома .
А  творцам  отрицанья  заборы
И  разборы  с  картиной Содома .

Были  чистыми  светлых  билеты ,
Иванов наплевал  на  карманы  .
В  СПР  всем  солдатам  котлеты ,
А  изгоям   солонки   на  раны .

От Чистилища  веет  не чистым ,
Пустозвонным  тлетворным  духом .
Трон  теней   называют  лучистым ,
Кто   вождя   посыпает  пухом .

                ***
Ивановы  - Геннадий  и Коля ,
СПР  очищают   в   бреду .
У   кого   осененная   доля ,
Исключен  на  страстную  беду .

Одаренных  творцов  осудили ,
За  шедевры  Пилаты   времен .
Ивановым  в  борьбе  угодили ,
Сокрушая  ряды  без  знамен .

Очищение  творческой сути ,
Не по формуле света  идет .
Остаются  бездарности мути ,
В  СПР  и  творений   помет .

Перегной не запахнет жасмином
И  отстой не блеснет чистотой .
Журавли  возвращаются  клином ,
На  юдоль  с  родовой  высотой .

От  реформы  поспешной убогой ,
Нету  толка  на   паперти дней .
И  в Союзе  писателей  строгой ,
Муза  неба  не  будет  своей .

                   ***
Иванов Николай не Крабаш ,
Чех  паливший и в казака .
Не Чистилище - сущий  шАбаш ,
В  СПР  где  реформа  пока .

Заменяют  билеты  Союза ,
На билеты  Союза  творцов .
И   ярма  тяжелеет  обуза  ,
Управителей  дел  подлецов .

Наложили на творчество вето ,
Обвнившие  в  храме   меня .
Шабаш  это ! Судилище  это !-
Охранителей  бездны  огня .

Беззащитны от фурий  навета ,
Беззащитны  от  злых   клеветы ,
Фавориты  небесного  света
И  духовных  широт  красоты .

Николай  Иванов  блефует ,
Хочет   Джокера   заиметь .
Лицемеров   колоды  тасует ,
Что бы  фишками  погреметь .

      ***
Иванов Николай  к  позору ,
Дал  продажным  Иудам  фору .
-- Предавайте творцов огулом ,
Бейте щедро Ваалу  челом ! --

В  регионах Иуды от  века ,
Осудили  с  душой   человека .
В  Оренбурге кричат -- Победим !
Поцелуем   и  злу  предадим !--

И  в Тамбове  судили поэта ,
Члены  шАбаша  без  Завета .
О  суде  -  изреченье  попрали
И  судьбину  творца  обокрали .

Есть в Воронеже Лютый Иуда ,
Рядом  Щелоков Ваня паскуда .
Обвинили  с толпой  Лисняка
И  распяли  вблизи  сосняка .

Сын  священник не возразил ,
Троеперстием   крест  водрузил .
Псы   грызут  Златоустов  основ , 
Как   велел  Николай   Иванов .

            ***
Рогаткин  Саша  непоседа ,
Рискует  жизнью  у  черты .
С  сестрой Матюшиной беседа ,
По  телефону  доброты  .

У  Маргариты  путь Тамбовский ,
У   Александра  путь  иной .
Рогаткин  журналист Московский
И  режиссер  страны Родной .

Войну  Донбаса  и  Магриба ,
Корит  Рогаткин  не  в  бреду .
Сломались  крепи   от   изгиба
И   ветры   принесли   беду .

Порывы  чуткой   Маргариты ,
Необъяснимы  для   меня  .
Исчадий   славила   элиты
И  фурий  творчества   огня .

Мою  поэму  не  хулила ,
Антоновщина  вся  в  строках .
Смысл  Маргарита  похвалила ,
С  талантом  автора  в  веках .

                ***
Мудрее  надо , тоньше надо ,
Общаться   с  верою   другим .
Я  русский ! Притамбовья  чадо ,
Для  злыдней  стал  не  дорогим .

Евреи   края  не  жалея ,
Меня   судили   обозлясь  .
Мою   погибель   вожделея ,
Все   озверели    распалясь  .

На  месте  храмовой  Голгофы ,
Оклеветали  как   смогли .
Так  отрицали   мои строфы ,
Как  изверги  чужой  земли .

И  предавая   поглумились ,
Над  русским  русские  вовсю .
Как  буд - то Богу не молились ,
Судьбину   извращая  всю .

Союз  писателей  поместный ,
В  Тамбове  логово   кручин .
Душевный , совестливый , честный ,
Унижен  сборищем  личин  .

Всласть продолжают издеваться  ,
Мою   поэзию    кляня  .
Вовеки падшим  не  поднятся .
Во чреве  Судного  огня .

                  ***
Мельтешите  в  пространстве  вольера ,
Шкуры  перекисью   осветлив .
Я  поэт  вдохновенный   Валера
И  душой  светозарной   красив .

Вы  почетные  времени  блефа
И   бумаги   купили  шутя .
За  спиной  хитромудрого Грефа ,
Вырастает  мамоны  дитя .

Вы  лукавите  хищные  дружно ,
Говорите  о  многом   легко .
Никому  роковое  не  нужно ,
Если  Бог от него далеко .

С пастухами блуждают бараны ,
Лысогорской  породы  стада .
Вы  поэта  душевные  раны ,
Обжигаете  злобой   вреда .

Вы свиней попасите вальяжно ,
С бесовщиной от  Лысой Горы .
Для продажных безбожное важно ,
До  Суда  Поднебесной  поры .

            ***
Лютый с бородой седой
И   округа  матова  ...
Напечатал  он  худой ,
Меморандум  Платова .

Шурави  был  Мещеряк ,
Где Пандшер Востока  .
А  теперь он раскоряк
И  бездарных  дока .

Щелоков  Иван  болван ,
Исключил  из  списков ,
Кто  умом не хитрован
И  не  любит   исков .

У  Макарова  медаль ,
За продажность   голоса .
Лисняку   изгою  жаль ,
Искорки  от   волоса .

И в Тамбове зуд  Иуд ,
Весь  с  чесоткой  норова  .
Исхлестали  злом  паскуд ,
Вдрызг  поэта  Хворова .

                ***
Евгений Новичихин торжествует ,
В Воронеже писатель на виду .
И  Щелокова Ваню  критикует ,
С  другими гордецами  на  ряду .

-- Писал о Грибоедове недавно ,
В  Воронеже  колеса он  чинил .
Не горевал  Сергеевич  бесславно
И  никого в  округе  не винил .

Зачем  же  ты  Иван ополоумел
И  лезешь  на  проклятия  рожон ?
Мещеряков  в  Тамбове обезумел ,
Судил творца и  адом  поражен .

Ты  Ваня до реформы управлялся ,
Без  разрубаний  жизненных  узлов .
Ты  истинным Святыням поклонялся ,
Без  сонмища   иллюзии  козлов .

Уйми  гордыню не пиши доносы ,
Оставь в покое творческую  рать --
И  Новичихин  предварил вопросы ,
Ответом : -- Извращенье  презирать --   

                  ***
Не  верит   народ   жестоким ,
Обманщикам  с  горе - стихами .
Я  нежность  дарю  светлооким ,
Способным  не  жить  грехами .

Чиновники  множат   славицы ,
Возносят  в  докладах  бездарных .
Тамбовщину   любят  красавицы  ,
В  шедеврах  моих  светозарных .

Надежда  на  них  укрепляется ,
Божественных   граций    усердия  .
Культура  не  зря   озаряется ,
В  житейском  кругу  милосердия .

               ***
Ты  фаворит Труба Никитина
И  яркий   издаешь журнал .
Но  Косолапову  и  Митина ,
В  гнетущую  тоску  вогнал .

С  ладони  крохами  печати ,
Кормил не многих на  юру .
Тамбовщине  без  исполати ,
Зеро   и   шулера   игру .

Никитин  деньги  выделяет ,
Труба  сифонится  в  дуду .
Урал  журналом   умиляет ,
Сибирь  печатает  к  стыду .

Калининград  и весей многих ,
Труба  печатает  окрест ...
Тамбовщина  времен    убогих ,
Отверженных  возносит   крест .

И  по  навету  от  лукавой ,
Труба   творца  оговорил ...
В судилище блеснул подставой
И  духом  грешным   воспарил .

На  светлого  поэта  лили ,
Грязь  безобразной  клеветы .
Наседкин  с  Марковым  хулили ,
Творца   житейской   красоты  .

Мещеряков  пащеку   зверя ,
Разинув   выставил   клыки .
И  в  Бога  истины  не  веря ,
Сожрал   духовности   ростки .

И  ты  Труба  грязнил  поэта ,
Как  злыдней  меченый  секач .
Вопрос   оставлю  без  ответа :
Страшнее   лирик  иль  палач  ?

                  ***
Нас  победили  злыдни  СПР ,
Из  списков   удалили  одиноких .
Без пулеметов , быстрых  БТР ,
Без рубежей духовности высоких .

Победа   на   поветрия  войне ,
С  билетами  изменчивыми  снова .
Мы не сдались печальной  тишине ,
Таланты  Оренбурга  и  Тамбова .

Нас  победили   хищным   огулом ,
Судившие  отверженных  нещадно .
Пылающим  ,  неукротимым  злом ,
Добро  испепеливших  беспощадно .

Дорожкины , Аршанские в  муре ,
Увидели   союзников   нечистых .
Нас  победили в шулерской  игре ,
Поэтов  откровением    лучистых .

Награды  им  чеканятся   вовсю ,
Чиновники   стараются    повсюду .
Святую  Родину  заштриховали  всю
И  славословят  каждого  Иуду .

Не  Пиррова  победа  на  устах ,
Победа  от  рожденья  Ивановых .
Их  чучела  пылают  на   шестах ,
Амаргеддона  творчеством  пановых .

                ***
Не  Татры  привлекают  высотой ,
Легенды  Лысых Гор  нерасторжимы .
Она  блистает  внешней  красотой ,
Но  вольные  мечты  неудержимы .

Душа  ее   крылатая  в  мечтах ,
По  кругу  пролетает  вожделений .
У  Юли  на  покрашенных  устах ,
Любимый  из  неведомых  мгновений .

Вельможный пан  приветливый зело
И  Юлю Логачеву   манит  взором .
Альфонса  все  безнравственное зло ,
Для  жертвы  завершается  позором .

Но  Юля  отразилась  в  зеркалах ,
Судьбины   без  лукавых  искажений .
Она  не  содержанка  на  балах ,
А  девушка  за  истину  сражений .

                ***
Нацисты татями пришли ,
Попрали  веси  русских .
Погибель скорбную нашли ,
На  пажитях  не  узких .

И  от  развалин  городов ,
Захватчики  не  в  злате .
Цунами  пламенных рядов
И  бог  в  чужом  булате .

Победа  в  муках  родилась ,
В  огне , крови  и  тлене ...
Она   на   диву   удалась ,
В  Берлине , Праге , Вене .

Солдаты  двигали  рубеж ,
Сражений  за  победу  .
И облекались цветом беж ,
Фронты в страсную среду .

На стягах  сонмы  пауков ,
Идейных  Рейха  фашей ,
Истлели в  зареве  веков ,
В  лучах  Победы  нашей .

 ***
Осудил  поэта  в  храме
И за совесть и за честь .
Гришин  в  бездуховной  яме ,
Прокричал анчуткам - Жесть ! -

У  Андрея  двор  широкий
И  мангалы  все  в  дыму .
Пиво   Гришин  одинокий  ,
Пьет  из  жести по всему .

Вновь  Алешина  Олега ,
Миша  обозвал не  в  лесть :
- Ноль надутый у стратега ,
На  душе гондон  и  жесть ! -

Миша  Гришин  неуемен ,
Страсти все не перечесть   ,
Раб  Дорожкиной  не скромен ,
Потому  что Валя  - Жесть ! -

На  Гриценко  бочку  катит ,
Александра  хочет  съесть .
За  игру  фальшивкой  платит ,
Потому  что  фишка  - Жесть ! -

                ***
Талант  таланту   рознь ,
Без  паровозов  гуда .
Один  - монета - кознь ,
Другой  талант  два  пуда .

Но  граммы  и   пуды  ,
Для  ближних  не  пустые ,
Когда   творцов  труды ,
Внутри   все  золотые .

Родосский  весь  колосс
И  всю  блоху  Лескова ,
Талант  в  сиянье  рос ,
В  веках  равняет  снова  .

         ***
В  СПР  теперь  рубаки ,
Рубят  все   узлы ...
Исключенные без драки ,
Люди , не  козлы .

Ерпылев прогнал Диану
И  Краснова  прочь ...
И Сорочкин  не  буяну ,
Стал  дерьмо  толочь .

Щелоков  Иван звереет ,
Словно  Лютый   он  .
Лисняка  не  пожалеет
И  устроит   гон .

В Кенигсберге вой худобы ,
Вновь  в  СП  зараз ,
Где Привалова  от  злобы ,
Исключили   враз .

Самый честных и правдивых ,
Гонят  вдрызг   горя  ...
Я  поет  среди красивых ,
Берегинь  не  зря .

       ***
Упал со стула , не разбился ,
Не  ноют   синяки .
В  Анапе  Левин  окрылился ,
Там  зори  высоки  .

Там  море  волнами играет
И   пенится  прибой ...
Там  Шепелев  трусы  стирает
И  ветер  голубой .

Поэзия  слышна  заката ,
Сонеты   шлет   рассвет ...
Не топит грешника  расплата ,
Святой   любви  корвет .

Качалка - кресло  умиляет ,
С  него  не   упадет .
Сергея   море  вдохновляет ,
Когда  в  него войдет .

Котовский  сплин  переменился ,
В  душе  не  юный  свет .
Упал  со стула  не разбился ,
Весь на вопрос  ответ .

             ***
Кузнецов  Александр  широк ,
Вожделевший  с  культуры   оброк .
Голосил  бездуховный  геном ,
Колбасой  поживись  и  вином .

Кузнецов  и  мегера  Ивлиева ,
Обожают  как  пляшет  Кривлиева .
Как  Дорожкина  Валя  хитрит
И  Аршанский  летает на  Крит .

Где  воссела  миледи Пронина ,
Красит  дегтем  шатер  Атонина .
Осудили  творца  над   крестом ,
Шельмы  падшие  не  с  Христом .

Награждают  дельцов   по  душе ,
И  двоится   лукавых   клише .
Кузнецов   не  помог   поэту ,
Палачей   не  призвал  к  ответу .

Процветает   Дорожкиной  рать ,
Что бы  классиков    презирать .
Создаю  я  шедевры   не  зря ,
Добрый  путь  осеняет   заря .

Жаб  раскинул   икринки   Щеряк
И  тритонов  словес   раскоряк ...
И  метресса  исчадий  стихов ,
Создает  из  дерьма  женихов .

Вспоминается  свадьба в  лесу ,
Где  незримы   мечи  на  весу .
Савин  бодрый  напротив  сидел ,
О  пути   молодых  не  радел .

-- Ты  царевич  лицом  Алексей
И  вражды  четртопОлох  не  сей .
Рок  не Петр  Алексеевич царь ,
Вмиг  казнит  за  цветения  гарь --

И  Астафьева  днесь  далека ,
От  шедевров  моих   на  века .
Тяжкой  долей  плачу  я   оброк ,
Злой  Тамбовских баскаков  мирок .

         ***
Толмач  мешок  закажет ,
Толкач  муку  покажет .
Но  Федорова   Таня  ,
Чинов  властей  матаня .

Есть кредо в Притамбовье :
Ни мать ни  сквернословье .
Но  Федорова   Таня ,
Властей  чинов  матаня .

МатУшкин  да  Никитин ,
Рашанский  да Блакитин .
Луканкина  да  Чук ,
Щерякский  да  Канчук .

Творца  шедевров  Хворова ,
Стирают   шельмы   норова  ,
Раз    Федорова  Таня  ,
Всех  извергов  матаня .

Все  в  жизни перемелется ,
Где путь атласный стелется .
Толкач   муку   покажет ,
Поэт  мечте  закажет .

ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА В СТИХАХ " АНАТОЛИЙ ТРУБА "

БОГОЯВЛЕНСКИЙ   ГРЕШНИК 

Труба не Юозас Варейкис ,
Другие теперь времена .
В журнале кропает статейки
И плевел хранит семена .

За деньги казны Первомайска ,
Устроил божественный быт .
И с ухарем чрева Зарайска ,
Коммерции сделал кульбит .

Он грешником Богоявленска ,
Слывет и имеет клеймо .
Гетере веселого Мценска ,
Труба покупал эскимо .

Уралу дарил Анатолий ,
Страницы журнала не раз .
Муру Александра историй ,
Алешин сливал в унитаз .

Варейкиса к стенке чекисты ,
Поставили буд - то врага .
Трубу золотят активисты ,
За то - что имущих слуга .

Труба в Италии

1
Привиделись Трубе Пенаты ,
Иных событий и времен :
Претория и в ней солдаты ,
С цветком империи знамен .

Стоит Тиберий император ,
Охранник с гладием вблизи .
И Магдалина не сенатор ,
Пророчица с яйцом в связи .

--- Яйцо краснеет к воскресенью
И кровь Мессии за людей .
Все предназначено к спасенью ,
Души без призрачных идей --

Тиберий выслушал Марию
И вспомнил о письме простом :
Пилат не обвинял Мессию
И не согласен был с Христом .

Тиберий повелел в сенате ,
Причислит Господа к богам .
Но злыдней тени на закате ,
Склонялись к идолов рогам .

Трубу у Тибра осенило ,
Знамения он свыше ждал !
Чтоб не судил творца уныло
И с радостью не осуждал .

Видение  прошло  и  снова ,
Труба   в   Россию   улетел  .
В   квадратном  здании  Тамбова  ,
Судить    поэта      захотел  . 

Объединился   с    клеветницей  ,
С   другими   падшими    Труба 
И  обвинял  творца   сторицей  ,
Как    верой     Божьего   раба  .

2
Калабрия не вечный Рим ,
Труба в гостях у Дома русских.
Простор провинций обозрим ,
Среди поветрий не этруских .

Пора в дорогу налегке ,
Омыты ливнем Сиракузы .
Трубу дремота в холодке ,
Запеленала без обузы .

Он яркий Цицерон трибун ,
На форуме вещает плебсу .
И видит мириады лун ,
Сияют греческому Зевсу .

Но во дворце он Меценат
И Августу творец идиллий .
Гай Цильний сказочно богат
И с золотом поэт Вергилий .

Гораций им не обделен ,
Поэмы пишет не нуждаясь .
И Меценат - Труба влюблен ,
В героев чтеньем наслаждаясь .

С дарами августа сады ,
Трубе привиделись у Дона .
Талантов щедро за труды ,
Он кормит медом из бидона .

3
Труба не платит за кино ,
Не пахнут деньги в Риме .
Он пьет иллюзии вино
И весь в фантомном гриме .

Патриций и сенатор он ,
И всадник за заслуги ...
С ним побеседовал Катон
И ноги моют слуги .

На гладиаторских боях ,
Он ставит на воспетых .
И в завоеванных краях ,
Клыкастый для раздетых .

На храм Юноны посмотри ,
С душой не ассирийской .
Монеты делают внутри ,
Звезды Капитолийской .

Труба дары преподнесет:
Свинью , рога , лимоны ...
И все сокровища спасет ,
С монетами Юноны .

4
Труба в Венеции не дож ,
Он с гондольером летом ,
На Казанову весь похож
И сон его об этом .

Он булочки с лимоном ест
И с джемовой начинкой .
У Казановы сто невест ,
С горчинкой и перчинкой .

На площади Петра вода ,
Взметнулась по колено .
Нависла клеветы беда ,
Как черное полено .

Трубу в свинчатку упекут ,
По злой интриге дамы .
И к приговору привлекут ,
В финале смутной драмы .

Трубу Венеции тюрьма ,
Сбежать принудит к люду .
Дантесом станет у Дюма
И ловеласом всюду .

Сон в самолете белокрыл ,
Над миром весь улетный ...
Труба бессчетным типом был ,
Но Судный день отчетный .

5
Аlchimiste Труба

Труба в виденьи Калиостро ,
В другом виденьи Сен Жермен .
Переживает очень остро ,
Пустое время перемен .

В подвалах Рима и Парижа ,
Труба алхимик заводной .
Не пропадает снова грыжа ,
От капли жидкости одной .

Труба мешает и болтает ,
И нагревает вновь объем ,
Но философский камень тает ,
Сплошной иллюзией при нем .

Создать бы камень изменений
И искажений всех и вся ,
Тогда Труба без возражений ,
Стал богачом не голося .

Никак смешенье не дается :
Составов , жидкостей и грез.
И философский камень вьется ,
Где alchimiste Труба всерьез .

6
Демиург Труба

Трубу сады Семирамиды ,
Влекли со школы дорогой .
И всюду мартовские иды ,
Манили к сущности другой .

Труба хотел у Мазарини ,
Легатом важным побывать .
И кварту светлого Мартини ,
С Джордано Бруно выпивать .

И с Галилеем в Пизе спорить ,
Хотелось шустрому Трубе .
Но времена умеют ссорить ,
Антагонистов по судьбе .

Однажды в грезах у вулкана ,
Труба увидел Спартака .
Для гладиатора из стана ,
Была свобода нелегка .

Двуликий Янус - демиургом ,
Был до Юпитера главней .
Труба стремится драматургом ,
Стать Еврипида поважней .

7
Труба Африканский

Опять Трубе невмоготу ,
В Мичуринске и рядом .
Венеры видит наготу
И голубей над садом .

За дымкой Римский пантеон ,
Вблизи гетера с лавром .
Труба -- Корнелий Сципион
И жаждет битвы с мавром .

Патриций рода до глубин ,
Историй в мире Рима .
Корнелий слову господин ,
Где даль необозрима .

Испанцев пленных не губил ,
Давал свободу битым .
Но Ганнибал войну трубил
И вскоре пал разбитым .

Труба Корнелий в Карфаген ,
Вошел и весь разрушил .
Сон воплощая темы сцен ,
Сюжет веков нарушил .

Слоны нежданно понеслись,
На воинов не скучных ,
Худых когорты не спаслись
И толпы мавров тучных .

Где смелый гражданин Барка ?
Никто не знает в давке .
И Сципион - Труба в века ,
Победу впишет в ставке .

Другое время на дворе ,
Но сон еще не канул .
Деревья в зимнем серебре
И дух морозный грянул .

О , сколько Карфагенов зла
И без слонов великих :
Один за дикого козла ,
Другой за поле диких .

-- Разрушь фуршета Карфаген ,
С иллюзий Ганнибалом ! --
Кричит Трубе абориген ,
С флешмобовым Сигалом .

8
Труба в Иудее

Трубе приснилась Иудея ,
Он центровой центурион .
И вьется Валя - Саломея ,
Как западенка Фарион .

Ей мало с головой пророка ,
Дух Ирода обворожить .
По воле низменного рока ,
Горазда похоти служить .

Неугомонна Саломея ...,
Но сон Трубу переместил ,
Спасителя ждет Иудея ,
Пророк его предвосхитил .

И усмотрел Труба Иуду ,
Идет Олег Искариот ,
Лукавый поклонился чуду
И предал светоча забот.

Умоет прокуратор руки ,
Во сне Пилат Мещеряков .
И обрекут враги на муки ,
Творца за истину веков .

За Агасфера сразу трое ,
Рашанский , Коля и Макар .
Умчались к тридевятой Трое:
Орфей , Илия и Икар .

Остались злыдни тропиканки ,
Несущие хулу и бред .
Судов бездушные подранки ,
Идущие за стервой вслед .

-- Неси творец обрубки древа ,
Да будь распятия царем ! --
Кричали Агасферы слева
И справа с бесов фонарем .

Горел гудрон и воскуряясь ,
Витал с нечистою мурой .
Труба ничуть не просыпаясь ,
Чернел под Лысою Горой .

Голгофа череп сохраняла ,
Адама вечности века .
Гроза разрядом просияла
И содрогнулся мир слегка .

9
Труба Нерон

Видения не отступали ,
Нагрянули со всех сторон .
К Трубе патриции пристали :
-- Вы ослепительный Нерон! --

Из катапульты флаг пустили ,
Летит и реет на ветру ...
К Трубе сивиллу допустили ,
Увидела пожар к утру .

-- Мой император ! Вседержитель!
Рим наважденьем обуян !
Отец Пенат и небожитель ,
Сожги приблудных христиан ! --

Труба - Нерон играл на лире ,
Пел об Элладе старины .
И жертвы полыхали в мире ,
Без всякой мизерной вины .

-- Сады у Тибра бесподобны !
В них боги кушают нектар ...
А тех кто факелам подобны ,
Огонь переместит в Тартар --

10
Труба в садах Семирамиды

Сады блистали над пустыней ,
Как отголоски райских кущ .
Труба переминался с дыней
И был сегодня всемогущ .

Висячие сады и виды ,
Дух от цветенья пламенел .
Царицы нет Семирамиды ,
Уехала по воле дел .

Труба за главного повсюду
И сладкие дары в руках .
Он божество седьмого чуда
И будет навсегда в веках .

Еще нет башен Вавилона
И плена северных племен .
Труба величина закона
И солнце мировых имен .

Он веткой фиговой напишет
И веткой пальмовой сотрет .
Труба небесной силой дышит ,
Нос змею каждому утрет .

Мозаика с лучистым ликом ,
На стенах храмов и везде .
Он чудо в образе великом
И жемчуг звезд на бороде .

Мардук всего явился миру ,
Знамением времен Трубой .
Лучами прикасался к Тигру ,
К Евфрату тогой голубой .

Рабыня нежно балагуря ,
Не поднимала ввысь глаза .
Но сон перечеркнула буря
И грянула судьбы гроза .

11
Продразверстка

Газетов Владимир не промах ,
С Трубой на партийных паях .
Стоит на житейских изломах ,
Чекистом в Тамбовских краях .

Антоновцев надо прижучить ,
В селе за извилистой Цной .
Труба будет каждого мучить ,
Кто спрятал обрез за сосной .

Газетов идейный товарищ ,
Дзержинскому верен всегда .
Лицом покраснел от пожарищ ,
Стреляя в сермяжных вреда .

Зерно не дают паразиты ,
Скрывают от честных трудяг .
Отрядов умножить визиты
И сельских привлечь доходяг .

Газетов проснулся пораньше ,
За окнами лес зашумел .
Предложит Тамбовщине дальше ,
Иметь что пропащий имел .

Борьба за свободу народа ,
Еще впереди и вокруг ...
А светом небесного свода ,
Наполнен некошенный луг .

Духмяные травы и росы ,
Лучи отражают звезды .
Забыты в низинах покосы
И вырос полынь борозды .

Все общее будет отныне ,
Оглоблю не трогай куркуль .
И царь Николай не в помине ,
В кровавый январь и июль .

Кулацкая доля за тыном ,
Бандитская доля в яру .
Газетов с Трубой за овином ,
Надыбали схрона нору .

Отпетых борцов диктатура ,
За новую жизнь тяжела .
И пахаря пуля не дура ,
Рубеж расколола стекла .

12
Одиссея Трубы

Трубе приснилась снова Троя ,
Он Одиссей и рядом конь .
Во чреве сохраняет стоя ,
Отмщенья воинов огонь .

Втащили сбитого троянцы ,
Из досок фетишем борьбы .
И все погибли не поганцы ,
Как Ахиллес с пятой судьбы .

Труба гостил у Полифема ,
И чуть не сгинул у костра .
Была спасения дилемма ,
В глазу противника остра .

Трубе привиделась Цирцея ,
Карга Двурожкиной подстать .
Почетного тщеславья фея ,
Стремилась властелиной стать .

Вином всех членов опоила ,
Кто осудил творца идей .
В свиней поганых превратила ,
Среди дерьма и желудей .

Иные хрюкали о многом ,
Другие хрюкали под нос .
В хлеву обманщицы убогом ,
Пробрал мятущихся понос .

Труба витал с Цирцеей рядом
И был в объятиях злодей .
Помог зачюханным обрядом ,
Вернутся к облику людей .

Не открывайте шкуры праздно ,
Ветра из плена улетят .
В округе станет безобразно
И петь сирены захотят .

Труба вернулся на Итаку ,
Поникшим , грустным стариком .
И совершил царя атаку ,
Помолодевшим став стрелком .

Летели стрелы Одиссея ,
В судилищ падших женихов .
А Пенелопа снова млея ,
Была красива без грехов .

13
Nobilissimus Труба

-- Труба кормушки для ворон :
Помойки , кучи , свалки ...
-- О чем ты Туллий Цицерон ? --
-- О смыслах перепалки --

Витал осенний листопад ,
Над мретью Патриарших .
-- Труба размолвка невпопад ,
Твоя с моралью старших --

-- Но я не должен никому
И слыть рабом не буду ! --
-- А консул в призрачном дыму ,
Твой бренд представил люду --

-- Отец народа Александр ,
Мой бог и вседержитель ! --
-- Цветы пожухли Олеандр
И ты ни небожитель --

-- Журнала не померкнет трон ,
Я nobilissim в праве --
-- Ты ноль -- промолвил Цицерон
-- Блик лунный на удаве --

Скользили тени по воде ,
Реклам дворняг дразнили .
-- И ты обидевший нигде ,
Давно тебя казнили --

-- Я за республику казнен ,
Великой догмы Рима .
А ты из плебсовых имен
И ваша цель незрима --

-- Теперь другие времена ,
Иллюзий и обманов .
И плебса взмыли имена ,
С крылом емайл - романов --

-- Мой голос слушает сенат ,
Точенный словно гладий .
А ты Труба обычный хват ,
Как Иванов Геннадий --

Машины мчались огулом ,
Стоял профессор бледный .
-- Актер я местный дуролом ,
Не парься духом бедный --

14
Корабль Трубы

Воображение без меры ,
Трубу возносит на гора .
То поджигает тень химеры ,
То с морем видит катера .

На корабле он капитан ,
Плывет куда захочет .
Всех обожает мавритан
И ножичек не точит .

Он флибустьер по вечерам ,
А утром славный Нео .
И триста выпивает грамм ,
Пиратский спирт с Борнео .

Он у руля не слабачок ,
Силище бьет фонтаном .
Матрос наемный дурачок ,
Живет в мечтах баштаном .

Событий пениться вода ,
Казна в надежном трюме .
Тамбовщина вся ерунда ,
Как разговоры в Думе .

По курсу стольная земля ,
Там стапеля не рухнут .
Тамбовским дурням ни рубля ,
Пусть с голодухи пухнут .

Журнал с кругами по бортам
Спасительный но чуждый .
До ватерлиний тексты там
И в них пустые нужды .

Матрос не смотрит на него ,
Тамбовских нет мотивов .
И нет родного ничего ,
В хранилище извивов .

Корабль стремится в никуда ,
Хотя Москва по курсу .
"Творить безумие вреда" ,
Труба окончил Бурсу .

И параллельно корабли ,
Плывут вздымая Роджер .
Щеряк , Хвалешин короли ,
Земель Блефуску - Ложер .

Под килем мечется хамса ,
Трепещут все ветрила ...
И Кирка веет чудеса ,
Где рифы из Берилла .

15
Ворота Януса

Трубе приснилось - он великий ,
Бог Рима -- Янус многоликий!
Его тандем - бинарный лик ,
Двоятся отблески и блик .

Двоясь взирает Анатолий ,
На хронологию историй .
На прошлые глядит века
И на грядущие слегка .

Помпилий Нума храм построил
И все по мудрому устроил .
Когда война ворот запоры ,
Открыты и свободны споры .

Идут когорты мимо бога
И фурий стелется дорога .
Пронижут арку легионы
И Янусу видны уроны .

Труба двулик и не един ,
Он лицемеров господин .
Помирятся не саттелиты ,
Ворота Януса закрыты .

При Нуме сорок лет проход ,
Закрыт был в Аида исход .
Трубе хотелось не скучать
И стал ворота он качать .

Ключи нашлись и на коне ,
Стратег рассвирепел к войне .
Прошли века , еще века ,
Война для Рима нелегка .

Сраженьям полную отмашку ,
Ворота были нараспашку .
Рим бесконечно воевал
И Януса вновь воспевал .

Труба сиял во храме богом ,
Не думая лучась о многом .
Но вдруг Юпитер без идей ,
Стал демиургом для людей .

Труба хотел забыть разборки ,
Но молния раскрыла створки .
И Толя Янус из фарфора ,
Стал прототипом семафора .

***
Сафронов Никас кисть лелеял ,
Как утонченную любовь .
Писать картину он затеял .
О Трое триединой вновь .

Агамемнон в шатре на троне
И рядом грустный Менелай .
Но в ярком творческом уклоне ,
Царь Иванов был Николай .

Печаль терзала Менелая ,
Жена Елена за стеной .
И Цербера личина злая ,
Кошмар накликала срамной.

Бобров играет на гитаре ,
С Парнаса Слова полубог .
Приам в немыслимом пожаре ,
Парису выжить не помог .

Агамемнона ждет победа :
С казной , рабынями , огнем .
Но пролетела птицей Леда
И море потемнело днем .

Дворцов коня из досок сделал ,
Из топляка армады всей .
Все щели узкие заделал ,
Как хитромудрый Одиссей .

Смотрелась скульптора работа ,
Как беспощадная борьба .
Лаокоон был Полубота ,
А змеем виделся Труба .

Елены не было прекрасной ,
Сафронов музы не нашел .
В тунике воина атласной ,
К Кассандре Ахиллес вошел .

Сафронов кистью вел улыбку ,
Отбросив грез карандаши .
И Пенелопа счастья скрипку ,
Услышала его души .

Мираж переместил картину ,
Под портик мраморных пилон.
Художник Зевс наполовину ,
Наполовину Аполлон .

***
Что Македонскому не снилось
И Тамерлану до конца ,
Трубе пророчица явилась ,
С вселенским образом венца .

-- Ты фараон всего Египта
И Кришной мазаный раджа .
Кетцалькоатль вне манускрипта
И Шах Всематовый Ходжа .

Ты Один северных варягов
И южных божество племен .
Правитель Африканских магов ,
Светлейший царственных имен !

Ты выше адмирала ставки ,
Колчак не окрылил Сибирь .
И Александръ великой правки ,
Как с медом липовым имбирь --

Труба пошел на Вы к Иркутску,
Потом направился в Читу .
Затылком повернулся к Луцку ,
Узрев короны высоту .

***
Андрон Кончаловский отраду ,
Снял вольную Сибириаду .
Смотри проникайся былым ,
Душой становись не злым .
Теперь Анатолий Труба ,
Печатает друга жлоба .
Подругу бездушного татя ,
Сибири журнальный он батя .
Трубы за казну Сибириада ,
Тамбовского властного ада .
Обобраны люди культуры ,
Чинами страстей диктатуры .
Тамбовским поэтам - зеро ,
Чужим Александръ и перо .
И яблоки куплены в Польше ,
Размером Бельфлера побольше .
Труба с достояньем народа ,
Не ходит по выступам брода ,
Летает Труба в Симферополь ,
В Палермо и Лахотрополь .

***
Не позорь Севастополь Труба ,
Тихий Дон ты собой опозорил .
Бесом мечена щедро судьба ,
Раз грехами поступки узорил .

-- Помоги мне Валерий в труде ,
Возжелал быть полезен Союзу --
Я помог и Труба на суде ,
Исключил меня словно обузу --

Над Голгофой распятия зло ,
Возносил Анатолий нещадно .
Распалялось безбожно чело
И Труба обвинял беспощадно .

В Севастополь муру принесешь ,
Лицемерие ложь и пороки .
И Бельфлером людей не спасешь ,
Вожделея мамоны уроки .

Раздробишь ты Сибири бомонд ,
Возвышая пособников власти .
Ты преступных хапуг мастодонт
И прислужник жидовы отчасти .

***
НЕ АНАРХИСТ ЛИ ТЫ ТРУБА ,
В КАЛИНИНГРАДЕ НЫНЕ .
АНДРЕЙ КРОПОТКИН НЕ РАБА ,
ГРЕХИ СПАЛИЛ В КАМИНЕ .

ОН КНИГИ ПРАЩУРА СПАЛИЛ ,
В НЕМЕЦКОМ СТАРОМ ДОМЕ .
И ДУШУ ВЕРОЙ ЗАКАЛИЛ ,
НА ВЫБОРА ИЗЛОМЕ .

КРОПОТКИН ПРАДЕД АНАРХИСТ ,
НО БЛИЗОК НЕ ПО ДУХУ .
АНДРЕЙ В ДЕЛАХ МАКСИМАЛИСТ
И НЕ СТЯЖАЛ ПРОРУХУ .

ОГРОМНЫЙ ГОРОД И НАРОД ,
ВСЕЙ СУТЬЮ ПРИБАЛТИЙСКИЙ .
НЕ БРОСИТ КАМЕНЬ В ОГОРОД ,
РАЗДОЛЬНЫЙ , ВСЕРОССИЙСКИЙ .

ТЕБЕ ТРУБА ПОРЯДКА МАТЬ ,
АНАРХИЯ НЕ К ЧУДУ .
ТЫ РВЕШЬСЯ БЕРЕГ ОБНИМАТЬ ,
ЯНТАРЬ СГРЕБАЯ В ГРУДУ .

***
В Екатеринбурге шквал наград ,
За вирши всяких в Александръ .
Теперь морской Калининград
И Голубь облачен в скафандр .

Он не ершиться на кругу ,
Когда Тамбовщины казна ,
Оплатит строфы на бегу ,
Всех и личина не важна .

Янтарный край не обнищал
И птицы белые летят ...
Труба награды обещал
И сны счастливые трубят .

Расправил гребень Петушков ,
Людмила Эйза вся мадам .
И Воробьева от смешков ,
Вихлявая не по годам .

Кому янтарь , кому медаль ,
Кому Труба дарует медь .
А для Румянцевой Стендаль ,
Что б бросила ломать комедь .

***
Вольнодумцев гнать взашей ,
А Трубу на пъедестал !
Ты мундир портной пошей ,
Что вельможным я привстал .

Каждый с правдой норовит ,
Доказать свое другим .
Я душой не ядовит ,
Но не кланяюсь благим .

Не сумел - отстал совсем ,
В туне смутной помолчи .
Счастья не хватает всем ,
У Трубы все калачи .

Полубота весь благой ,
С самым светлым наряду .
Ты с поэмами изгой ?
А Труба с туфтой в меду .

Прижимай шедевр к груди ,
Обретай тепло сердец .
Строго время не суди ,
Где отверженный творец .

В АСПИД с яростью войдем ,
Без Чистилища грехов .
До вершин богов дойдем ,
Без классических стихов .

Мы Чистилище свое ,
Дарим грушникам в веках . .
У Трубы теперь копье ,
Лонгина горит в руках .

Что творец ? Его венец ,
Из поветрия и грез .
Меч страдальца кладенец ,
Заржавел от горьких слез .

На Парнасе всем светло ,
АСПИД не Сизифов труд .
В пудре у Трубы чело
И гарем вблизи Гертруд .

***
Ножи отверженных не точим
И в откровенье не лихи .
Кренев признался не порочим -
Плохие в Александръ стихи .

Васильева Лариса то же ,
Мещерякову в дни кручин ,
Сказала -- Охрани нас Боже ,
Труба личина из личин --

И Кочуков сказал охранник ,
Тамбовских банковских структур :
--Труба не компилятор странник ,
Он вор Богоявленских кур --

Наседкин и Олег Алешин ,
В Трубе узрели не творца ,
Любителя казны горошин
И проходимца - подлеца .

В моем романе многоликий ,
Авантюрист времен Труба ,
То император он великий ,
То раб продажного раба .

Труба отметит пятилетье ,
Как главредактор на слуху .
Бомонд отметит лихолетье ,
Узрев журнальную труху .

Тюмень в Сибири коренная ,
Как крепость заповедных дел .
Но для Тамбовщины иная ,
Тюмень и авторов удел .

Труба печатает тюменцев ,
Калининградцев и других .
Не лодырей , не иждивенцев ,
Для Тамбовчан не дорогих .

Никитин деньги разбазарил ,
На бесполезный Александръ .
С Трубой ладонями ударил ,
По следу блефа саламандр .

Тамбовщина не грезит ими ,
Никто не нужен никому.
И лишь Труба чужой с чужими ,
Твердит -- Вся прибыль одному --

***
Эти люди враги России ,
Чести нету в жестоких сердцах .
Эти люди враги Мессии ,
Бесы множаться в подлецах .

Превратили Союз в околоток ,
Иванов за жандарма с Трубой .
Держиморды луженых глоток ,
Жрут халявное на убой .

Лгут безбожно и безобразно ,
Ради славы и власти своей .
Объясняют талантам бессвязно ,
Буд - то левое все правей .

Отобрали билеты у многих ,
Гениальных творцов словес .
Генералы шестерок убогих
И бездарных умножили вес .

Перемены свелись к обману ,
Волю извергам и палачам .
Откупные сгребают к карману
И считают барыш по ночам .

Пелена  заблуждений  не  вечная 
И с вершины  падет  бессердечная .
Станет  снова  ничтожной Знобищева 
И  споет   об   оленях  Ведищева .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 05.06.2021 в 14:31
Свидетельство о публикации: №1210605422241
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1