СНЫ. Письмо от сестры. ВАЛЕНТИНА.







                                            
                                                                    Глава 9.


         Через несколько дней на мой электронный адрес пришло письмо. Автор его назвалась Селеной – на половине страницы текста она умоляла не бросать сестру, которая в детстве многое пережила, и сейчас не может найти счастья. До меня не сразу дошло, что речь, вообще, идёт о Валентине. «Вы просто её не понимаете; а она в Вас нуждается. Встретив Вас, она, быть может, начнёт снова жить. А так она почти не видела добра. И знайте – если Вы захотите её успокоить, просто возьмите за руку». Слова были непонятны; да, честно говоря, недолго о них и думал. Я зашивался во времени: приходилось сдавать в сжатый срок в издательство книгу, читать по несколько пар лекций в день в университетах; и, при этом, размышлять – как выйти на неделю из учебного процесса, чтобы сопроводить подругу в обещанном путешествии? Слава Богу, и книгу сдал, и в романтическое путешествие подругу свозил, и отработал вынужденные пропуски – успел, вроде, везде. Но, конечно, на время забыл о Валентине.  

        Сама она теперь напоминала о себе редко – присылала письма с уведомлениями о том, что нужно править на сайте, чтобы стянуть на него больше подписчиков, и двинуть дальше процесс его узнавания в мире. Я воспринимал общение, как рабочее; и уделял Валентине не больше внимания, чем любому из сотни моих знакомых. Раз в месяц мы встречались – я принял для себя эту обязанность, уговаривая себя тем, что этот человек делает много для продвижения моих идей.

        Валентина, и правда, полностью переформатировала мою страницу – теперь на ней висели обложки трёх написанных мной книг, на форуме собрались десятки собеседников, жужжавших по любому объявленному поводу; на том же форуме был отведён специальный коридор, где мне задавали вопросы, а я отвечал в меру красноречия и желания закрыть своим мнением любую тему. Валентина привела сюда всех, кого смогла – знакомых, студентов, читателей моих книг, и даже собственных родственников. Почти сразу бурливую активность стала проявлять её сестра. Активность эта граничила с агрессией – как ни странно, в мою сторону. Всё это сильно удивляло, учитывая факт, что сестра написала мне конфиденциальное письмо.

Форсировать ход популяризации сайта я считал делом преждевременным – пока меня всё устраивало в том, что имелось; и, может, природная леность вязала любые попытки модернизаций ресурсов. Не в чистом виде леность, а именно понимание того, что сейчас всё устраивает – значит, нет смысла рваться в неизвестное завтра. «Сдуру можно и …. сломать» – услышанная в детстве поговорка (здесь отцензурированная) на всю жизнь сформировала отношение к не назревшим переменам. Валентина, кажется, пока делала всё верно; и я даже вопросов себе не задавал, нужно ли что-то менять живо в этом деле – пусть, даже и к лучшему.

При встречах с Валентиной я почти всегда молчал, или нёс чепуху, мало имевшую отношения к реальной жизни. И, увы, всё чаще ловил себя на мысли, что девушке не очень интересно прозревать тайны чего бы то ни было – она почти заведённо рассказывала о себе, о своих родителях, о своей сестре, о перенесённом в детстве насилии. Манеру делать вид, что слушаю её рассказы, я считал естественной и единственной возможностью давать  что-то взамен за бескорыстную помощь. Предлагать Валентине деньги было себе дороже – это стало ясно после попытки хотя бы завести разговор на эту тему. Деваться было некуда, и я слушал. Каюсь – слушал без любопытства в рамках убеждений о том, что собственному детству взрослый человек не вправе уделять внимания больше, чем любому другому вопросу земной жизни. Да, небезынтересно узнать истоки тебя самого; да, волшебный мир детства держит за ноги каждого из нас привычками, предпочтениями и, увы, неврозами; но зрелый человек оттого и зрел, что прозревает комичность – пусть даже в трагичной форме – происшедшего с ним в те годы, когда он мало сам себе принадлежал; что, наконец, его созидательный дух в уже взрослом теле на клеточном уровне просто обязан разжиживать все грусти-печали собственного эмбриона. Досадно было понимать, что Валентина не может вырваться из заколдованного круга воспоминаний; горечь усиливалась оттого, что исповедником был выбран именно я. Иногда я пытался вслушиваться в смысл проговариваемых слов, но сразу понимал, что он скуден и скучен; и вздыхал в поиске ответа на вопрос – достойно ли взрослому, в принципе,  человеку без конца ковыряться в нюансах жизни, не имеющей ровно никакого отношения к тебе сегодняшнему?

       Вот бы странно смотрелось, если бы я без устали рассказывал, как в детстве на моих глазах… Было кое-что, было; но стоит ли об этом писать? Люди – несовершенны, и не всегда осознают ответственность перед детьми. Мало ли что случалось на глазах каждого из нас? Не думаю, что сейчас об этом вообще стоит вспоминать. Жизнь продолжается – всё забыто и даже прощено. Но почему, почему о своём не может забыть Валентина?


­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Ключевые слова: рассказ, мини-роман, философия жизни.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 03.06.2021 в 19:04
Свидетельство о публикации: №1210603422090
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1