Сергей Ястржембский… и «последние» мужчины…


Сергей Ястржембский… и «последние» мужчины…
­

Я не охотник вообще, как модно сейчас выражаться, вообще, – от слова «совсем». Не знаю, то ли это доминирующее матриархальное воспитание, то ли прирождённый гуманизм, то ли ещё от чего-то мне неведомого.

Намедни просмотрел программу Куликова «Право знать» с участием Ястржембского. Да, того самого, Сергея Владимировича, из «гнезда ельцинских птенцов», надо отдать ему должное, - самого породистого, умного и, не побоюсь этого слова, совестливого.




Ястржембский – охотник, прирожденный, настоящий, аристократический, вдумчивый… данный ряд положительных прилагательных можно продолжать до бесконечности. На программе он вступил в заочный и очный диспут с «дем. шизой» (дословно от ЯСВ) активистов запрета охоты.

Были очень интересные факты о пользе профессиональной охоты для экономики стран третьего мира, прежде всего стран Африки, упоминался, если мне не изменяет память, и наш бывший младший брат, – Таджикистан. К моему сожалению, о главном в защиту охоты не сказал даже главный герой.

А главное заключается в нескольких родственных, взаимосвязанных аспектах.




Первое, охота – это главная часть жизни настоящего мужчины на протяжении многих тысячелетий. Борьба с охотой – (это вольно или невольно) борьба с мужской сущностью, быть может, самой главной. Убивая одну из мужских сущностей, мы убиваем «мужчину настоящего», и порождаем «мужчину искусственного».

Охотиться на зверя и птицу осознанно и с соответствующей экипировкой, совершенствующейся в ходе роста разумности, Homo sapiens начал, когда… да, наверное, как стал разумным, так и приступил, десятки тысяч лет назад. Патриархальный уклад семьи стал складываться, в том числе, из-за охоты. Мужчина добывает добычу, его женщина терпеливо ведет хозяйство в их уютной пещерке. Так и повелось, что и сегодня, как и тысячи лет назад, охота остается, прежде всего, занятием мужским. Страстью, хобби, отдыхом, отдушиной для настоящих мужиков.




Второе. Охота – это и страсть. А страсть –это не только известная зависимость, проявляющаяся в сильном влечении человека к определенному виду греха, что нам проповедует официальная церковь.

 Страсть – это еще и сильное, доминирующее над другими, чувство человека, характеризующееся энтузиазмом или сильным влечением к объекту страсти. Убивая одну из страстей мужчины, не начинаем ли мы убивать и другие его эмоции-страсти, а с ними и стороны личности?




Третье. Благополучно прикончив охоту (т.е. историю с фауной), «дем.шиза» от экологии начнет борьбу с любителями флоры. Нам запретят собирать плоды деревьев, ягод, выращивать и убирать пшеницу и рис. И всё это будет проходить под избитыми лозунгами: «Защитим природу от человека».

На смену вегетарианцам, которые вкушают только растительные и молочные продукты, при полном отказе от пищи животного происхождения, придут люди, которые будут призывать питаться только одной только искусственной пищей…



                                                                                                       ***




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: мужчина. охота. ястрежембский. страсть. вегетарианец,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 02.06.2021 в 18:39
Свидетельство о публикации: №1210602422009
© Copyright: Олег Фурсин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1