Годовщина.


Аккуратная, ухоженная силами тетки Татьяны, материной сестры, могила, была прекрасна как оазис в пустыне – тут росли и два кипариса по бокам, и калина с рябиной, которые любил покойный отец, и сирень, любимая матерью, а земля в гробничке как панцирем покрывалась зелеными шишками «каменной розы» и была утыкана букетами искусственных, ядовитых красок, цветов.
Фундамент был свежеподмазан, белые буквы на гранитном «парусе» натерты цинковым порошком; мать на эмалевом фотопортрете была голубоглазой и красногубой, а отец был в модном пиджаке и стильном галстуке.
Могилы по соседству были неряшливы и неуютны; в ногах родителей покосилась набок заросшая буйной травой детская могилка с еле видной датой: «12-01-91 – 13-01-91».
Серега поставил пакет на столик, присел на скамейку и закурил. Он был уже в том возрасте, когда начинают разговаривать с могилами.
- Здравствуйте, родители! – сказал он и оглянулся, не слышит ли кто-нибудь.
Настроение у него было тяжелое, сердце больное и впереди была зима.
Серега криво улыбнулся:
- Папа, мама, мне здесь очень плохо, заберите меня с собой!..
В конце пустынной аллеи показался Саня, сынок, молодой мужик с седой головой.
Серега застелил столик газетой, достал из старого пакета «Босс» поллитру, три граненых стопки и кулек с бутербродами.
Сегодня была батина годовщина, двадцать восемь лет.
Батя был большим начальником и разбился с личным шофером в конце советской власти. Все у них держалось на нем и без него жизнь совсем разладилась и так и не наладилась, так что Серега даже сдуру продал свою квартиру за три тысячи сто пятьдесят долларов.
А мать была простой женщиной их бухгалтерии, с участка табуляции и перфорации, пережила отца на двадцать лет и умерла девять лет назад.
Она скрывала, что у нее рак, чтобы даром не расстраивать мальчиков и сгорела в больнице за три дня.
- Физкултьпривет! – сказал Шурик, подсаживаясь за столик и оглядывая «поляну».
Серега разлил по стопкам, одну поставил на гранитный бортик и сверху накрыл горбушкой.
- Ну-с, - сказал он, - земля ему пухом! – и они с сыном выпили, и намазали горчицу на бутерброды, и закусили.
Они выпили по три и закурили.
Собак не было, они ушли через дорогу, на новой кладбище, где день и ночь кого-то хоронили и собаки могли рассчитывать на объедки от поминальных завтраков.
­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 02.06.2021 в 09:19
Свидетельство о публикации: №1210602421956
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1