Внезапные воспоминания


­Если на увядающих ветвях твоей надежды
вьёт гнездо чёрная птица боли,
это всего лишь повод вспомнить о жизни, -
так сказал мне один мудрец.
О какой жизни говорил он?
О той, не моей, 
вскормившей моё сознание молоком лжи,
что вытекала их глазниц умирающей эпохи,
плачущей на могилах пасынков?
Или он намекнул о старике,
который потратил свои лучшие годы
на то, что растил в своём садике яблоню,
и теперь тянет к её плодам обессилевшие руки,
но не может дотянуться и до листьев?
О, я совсем ничего не знаю!
Мой мозг - это совесть,
изрезанная лабиринтом вины.
Моё сердце - губка с Голгофы,
пропитанная уксосом прошлого.
Эй, сердце, слышишь ли ты голос разума?
Ответь мне, что же такое моя жизнь?
Молчишь... 
Ну, что ж, я понимаю тебя,
обезумевший молоток судьи.
На то ты и сердце,
чтобы биться головой о стены мрака.
Ни на что ты уже не годишься...
А ведь я ещё помню, 
как превращалась в дым
любовь на твоих обожжённых ладонях...
Нет, я тебя не виню, маятник прошедшего времени.
Ты продолжаешь делать то, что умеешь.
Как знать, может быть, не зря 
ты простукиваешь кирпичи безмолвия,
надеясь услышать с той стороны 
ответ неведомого друга.
Что ж, продолжай стучаться -
авось, проломишь дыру 
в мутном стекле моего одиночества.
Повезёт - просочишься
сквозь игольное ушко блаженства.
И всё же о чём говорил философ,
глядя, как с ветвей моей старости
падают последние мысли о солнце?
А вдруг он приоткрыл мне тайну растений, детей и ангелов -
всех тех, кто в поисках тепла и света
тянется к небу, 
то есть растёт и летает?
А я? 
О Боже, 
неужели нет во мне жизни -
той субстанции, о которой я должен вспомнить?
Или есть, но она просто устала
спотыкаться о мои настырные сомнения?
Ох, уж мне эти сомнения!
Они с ходу отвергают все веры и атеизмы!
И лишь изредка, 
на детских улыбках,
находят отблески истины.
Вот так, на ладонях старухи,
когда-то звавшейся моей жизнью,
дрожит, сыплясь сквозь пальцы, горстка земли, 
и это вся её родина.
Что ей до небес и до Бога?
Она ищет тропку,
по которой ушли от неё -
весна за весной -
призраки счастья.
Она мечтает взглянуть напоследок 
на пересохший родник:
когда-то она бросила в него монетку радости.
Мне жалко тебя, сгорбленная красота!
Не хочу знаться с тобою,
свобода, изуродованная на дыбе времени!
Уходи в поисках ржавой луны.
Возможно, и найдёшь зелёный обол,
который когда-то был солнечным зайчиком.
Как же мне больно думать о жизни!
О, моё сердце, 
как страшно в твоей темнице!
А вдруг за той, последней, дверью,
в которую ты так долго и упорно билось,
нет ничего, кроме скучающей по тебе пустоты?
Как же темно в этом дремучем лесу,
где заблудилась моя надежда на вечность,
где дряхлая память плюётся дёгтем
в беззащитный мёд моих снов и песен.
Ну конечно, я помню, 
и не умом, а болью!
Я всё ещё помню, 
как доверчивому ребёнку
этот справедливый мир ампутировал крылья.
О какой ещё жизни я должен вспомнить, 
мудрец?  



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Верлибр
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 3
Опубликовано: 31.05.2021 в 13:43
Свидетельство о публикации: №1210531421777
© Copyright: Артур Кулаков
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1