НЕ КРАДИ МЛАДЕНЦЕВ В ПОЛНОЛУНИЕ.


ОТРЫВОК ИЗ РАССКАЗА "ПРИ ЛЮБЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ".

          Оно и понятно, романтиком становится тот, кто способен узреть красоту во всех ее проявлениях. Мой приятель Виталик и я могли часами любоваться витриной табачных киосков. Каждый из нас только отпраздновал свою четвертую годовщину. Шел 1951 год. И иных красот в столице нашей родины мы не еще видели. Родители строго настрого запретили покидать пределы песочницы. А что можно было увидеть оттуда? Только ларек, торгующий табачными изделиями
       Вот они и завладели нашим вниманием. Виталику больше нравились пачки папирос «Беломорканал», мне «Север». Других в ассортименте просто не было. Еще, сознаюсь, там продавали спички. Но на них нам даже смотреть не рекомендовали.
      Запреты запретами, но у нас и своя голова на плечах. Позади песочницы мы вырыли тайник, где и прятали все, что удавалось найти рядом с табачным ларьком. Несколько месяцев спустя, наши запасы сравнялись, и появилась своя клиентура.
       Дяди с потрепанной внешностью и очень красивые, раскрашенные в разные цвета, тети, предпочитали брать товар у нас, а не у крикливой грубиянки, продавщицы киоска. Тем более что продавщица часто отсутствовала, по причине какой-то хронической болезни, именуемой непонятным нам словом «запой». Мы же с десяти утра до четырех дня всегда на посту. Наши цены были ниже, а постоянным посетителям даже открыли кредит.
       Уважение праздно слоняющейся публики росло с каждым днем. А когда Виталик случайно набрел на погреб, в котором скандалистка-конкурентка хранила неучтенный товар, мы превратились, чуть ли не в крестных отцов нашего микрорайона. Понятно, тогда и слов-то таких не знали. Но много лет спустя, посмотрев фильм Копполы, я таки обнаружил несомненное сходство.
Впрочем, в те времена, мне это больше напоминало случай с Алладином. Помните арабскую сказку из «Тысяча и одной ночи». «Сезам откройся!» И перед вами распахивался вход в пещеру, забитую до отказа изделиями табачной фабрики «Ява», ящиками с водкой «Белая головка» и сладкого вина «Кюрдамир».
         Какие уж там спички! Нам стоило только глазом моргнуть. И со склада сантехники в домоуправлении исчезал весь дефицит. А тогда дефицитом было все. Родители недоумевали, почему только в нашей коммунальной квартире, единственной во всем доме, установили огромную ванну, а в соседнем гастрономе продавцы постоянно пытались себя обвесить и всучить им два килограмма мяса вместо одного.
        В нашем садике, около песочницы, дежурили два здоровенных добровольца-мордоворота, только вернувшихся с зоны. Чтоб мальцов не обижали. Это сегодня безумные родители носятся со своими чадами по разным там кружкам, пытаясь развить их способности. Мы же получали все знания, не сходя с места. И учителя наши знали жизнь не в пример лучше современных очкариков - педагогов. В те времена меньше десяти лет лагерей не давали.
       Впрочем, была и интеллигенция. Как сейчас помню, один опальный балетмейстер Большого театра, пытался научить нас классическим танцам. Но морально здоровая часть окружения не одобрила подобного разврата и велела ему больше не появляться во дворе у песочницы.
      Против спорта никто не возражал. Нужная в жизни вещь. Поэтому тренера по боксу посещали нас каждый день. Вы спросите, где он взял спортивный инвентарь? А зачем нам эти ринги и груши. Просто охранники становились на колени, а мы, легко передвигаясь и вальсируя вокруг, наносили удары по их физиономиям, чем и заслуживали всеобщие одобрительные крики толпы.
       Популярность портит всех. Что уж там говорить о младенцах четырех лет отроду. Деньги, вино и даже табак сделали свое дело. Ну, деньги мы тратили на расширение дела. Злополучный ларек снес бульдозер вызванный и оплаченный нами. Продавщицу отправили лечиться от алкоголизма.
       Все столичные вино-водочные и табачные фабрики на перебой предлагали свою неучтенную продукцию. Беда в том, что Виталик попробовал портвейн, и он ему очень понравился. Я же пристрастился к папиросам. Ну, конечно, не к «Беломорканал» или «Север». Мне поставляли в специальной красивой коробочке «Герцеговину Флор». Вы, наверное, помните, кто еще получал их в такой же упаковке.
        Однако наступило лето. И родители решили скрыться от городского шума и духоты на даче в Кратово. Все отговорки и протесты, понятно, во внимание не принимались. Детям нужен свежий воздух! И точка. Поди, объясни им, что народу нашего микрорайона и его окрестностей не менее необходимы вино и табак.
       Как сейчас помню, этот переезд. Колонна грузовиков пересекла границу города Москвы. На головной машине находился весь нехитрый скарб дачников: чемоданы, торшеры и патефон. Зато остальные перевозили наглухо запечатанные контейнеры. «Похоже, войсковая часть производит передислокацию»,- решили отцы наших семейств.
        Отдых, он понятно нужен всем. И после многотрудной московской деятельности. Городских запретов: от песочницы ни шагу. Нам предстояла вольная жизнь в лесу. Птицы, белки, жуки, рыбалка, купание в речке…переговоры с поставщиками, борьба с конкурентами. Знаете ли, дело есть дело.
        Проблема состояла в том, что теперь мы целый день были на глазах у пап и мам. Ну, понятно, скрыть нашу деятельность не представляло большого труда. Еще в Москве натренировались. А вот пагубные привычки - это совсем другое дело.
       Как избавиться от запаха табака и спиртного, когда родители постоянно под боком. И ни один из наших учителей не мог нам в этом помочь. Они и не пытались его скрыть. Мускатный орех и жевательный табак, скорее подчеркивали те ароматы, которые успевали выветриться в московском дворе, пока родители были на работе.
       И тут нам повезло. Старое, забытое народное средство, подсказанное местной знахаркой, решило и эту проблему. Причем решило настолько кардинально, что отбило не только запахи, но и сами вредные привычки. Соль. Простая поваренная соль.
        Рецепт прост. Насыпьте ее по гуще на зубы и язык, подержите час, за тем прополощите рот и насыпьте снова. И так в течение всего дня. Уверяю, все снимет как рукой. Попробуйте на своих детях, даже если эти самые дети уже обзавелись собственными семьями. Желание пить, курить, скандалить и сквернословить отпадет у них само собой.
       Правда, на путь исправления нас подвигла не только соль. Но и другое, я бы сказал знаковое, событие, происшедшее чуть раньше. По Кратово разнесся слух: на отдых в поселок приехали какие-то богатые деляги. Естественно, местный криминалитет вознамерился, по их собственному выражению, пощипать жирных столичных птиц. Откуда им было знать, что птицы и не птицы вовсе, а цыплята. Решили похитить детей, то есть меня и Виталика. И вот лунной ночью они забрались на террасу дачи. Схватили нас в охапку и понесли в лес.
        Долго ли коротко несли, не знаю. Решили отдохнуть. Мы проснулись. Виталик полез за заначкой и стаканом, я же просто вынул пачку «Герцеговины Флор» и закурил. Похититель учуяли запах спиртного и табачного дыма. Не поняли. Принюхались. Зажгли фонари…. Перед ними сидели два младенца. Один потягивал из стакана портвейн, другой попыхивал папироской. Времена, знаете ли, были не те. Народ еще не окончательно деградировал, чтобы воспринимать увиденное, как нечто обыденное. Светила полная Луна, нагоняя еще больше ужаса на злоумышленников, за деревьями вставали непонятные тени.
       ««Беломорканал» не желаете?»- спросил я их не детским прокуренным голосом. Нет, они не желали ни папиросы «Беломорканал», ни даже разделить с Виталиком недопитую бутылку «Кюрдамир». Все, что им было нужно, - это две пары новых сухих брюк. Потому, что даже в состоянии комы человек, хоть и обездвижен, но иногда способен чувствовать и переживать. Мокрые же штаны определенно не в состоянии вызывать у него положительных эмоций.
       Между тем, в Москве назревал большой скандал. Табачного ларька не стало. Мы отдыхали в Кратово. А народ без спиртного и курева страдал. В довершение всех бед продавщица-склочница окончила курс лечения и вернулась к месту работы.
      Что же она увидела? Чистый, убранный садик, аккуратно постриженные газоны, трезвых и бесконечно скучающих клиентов. На месте же ее киоска красовалась цветочная клумба. Эстетка и гигиена – это то, к чему нас приучили еще с ясельного возраста.
        Короче, исчезла государственная собственность. Вы, наверное, смотрели фильм «Место встречи изменить нельзя». Помните, как Владимир Высоцкий, под именем Глеба Жеглова, боролся с бандой «Черная Кошка», грабившей продовольственные магазины. Вот вам и доказательство. Все происходило именно так, как описано у братьев Вайнеров. Только про клумбу они, почему-то забыли упомянуть. Красиво все-таки.
        Началось следствие. Тут же вскрылись истории с поставками неучтенных товаров. А главное то, что коробочки «Герцеговины Флор», изготовлявшиеся по специальному заказу сами знаете кого, уходили налево, то есть мне. Следы вели в поселок Кратово и обрывались у самой нашей дачи.
      Круглосуточное наружное наблюдение не дало никаких результатов. Обычные дачники. Точнее не совсем обычные. Наши папы тоже работали в Министерстве внутренних дел и занимались ответственейшим делом на стройках века. Участвовали в создании водохранилищ. И очень нуждались в рабочих руках. Не пили и не курили.
      Сшить дело для органов правопорядка тех лет не составляло труда. Но подобные, ни чем не подтвержденные, обвинения против своих же товарищей могли выйти им боком. Поди, разбери, что сегодня (в смысле тогда) важнее для генеральной линии партии. Борьба с хищением социалистической собственности. Или реализация планов Вождя по преобразованию природы. Так и сам можешь быстро стать вредителем и отправиться на свершение трудовых подвигов.
        Но самое ужасное для следователей состояло в том, что все обвиняемые единодушно указывали пальцами на нас с Виталиком, как на главных организаторов и вдохновителей преступления. Добро бы было нам лет двенадцать – четырнадцать. И статья уже имелась. И опыт работы. Так сказать, судебные прецеденты. Но четыре года! Извините, даже если представить, что это правда, то, как положить такие результаты на стол начальника. Объясняй потом, доказывай, все равно посчитает за провокацию или интригу, единственная цель которой занять его место.
       Оставался один выход. Припугнуть продавщицу ларька, чтобы молчала. Киоск ей как-нибудь вернут. А все затраты покроют за счет реализации неучтенной продукции. Только вот кто реализовывать будет?
      Опять все взоры обратились в нашу сторону. Но дети есть дети. После ночного похищения, компрессов из соли, нам все это стало неинтересно.
Песочница, куличики, игра в «подкидного дурака» и «пьяницу» завладели нашим вниманием. Поэтому на предложение снова взяться за былое, мы и ответили по-детски. Посмотрели на дядей в форме чистыми, невинными, ничего непонимающими глазками.
      А что, собственно, они от нас могли ожидать? Делиться доходами, работать под неусыпным контролем милиции на благо этой противной конкурентки? Ишь, чего задумали! Уже тогда мы усвоили главный закон рыночной экономики. ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ – ВОЛК!!! А волк, сами знаете, никогда не пользовался у детей симпатиями. Помните, что этот паршивец натворил с Красной шапочкой, тремя поросятами и семью козлятами. Вот и мы не хотели верить сладкоголосым трелям следователей. Тем более что в темном лесу под Кратово у нас уже были припрятаны кое-какие средства на будущее. И стерегли их …, правильно, те самые дяди, чья затея с похищением имела такой неожиданный финал.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 26.05.2021 в 18:30
Свидетельство о публикации: №1210526421221
© Copyright: Михаил Брук
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1