Дни рождения





Знаете, как вы сможете догадаться, что начали стареть?

Сказать?

По-честному?

Это начнётся тогда, когда вас перестанут радовать собственные дни рождения, когда вы начнёте относиться к ним, как к формуле «… стакан наполовину пуст».

Ещё через несколько лет вам вдруг захочется, чтобы все даже забыли о том, что у вас сегодня очередная дата.

А ещё чуть позже возникнет желание сбежать куда-нибудь, пусть даже к чёртовой матери, только бы одному, чтобы те, кто вас будет окружать в этот день, даже не догадывались об этом событии в вашей жизни.

Я стареть начал раньше, чем многие, потому что мой день рожденияпервого января…

Представляете, какая непруха!

С самого детства гости, якобы приходящие на твой день рождения, ровно через пятнадцать минут забывают об этом,начиная провожать старый и встречатьновый год.

Потому-то несколько лет назад у меня и родилась идея: встречать новый год и очередной день рождения одному, далеко от дома, в какой-нибудь экзотической стране.

Числа, знаете ли, двадцать шестого декабря очередного уходящего года я сижу уже в самолёте, улетающем к чужим берегам, а в канун Рождества возвращаюсь домой.

Армения, Ереван встретили меня неожиданным теплом и солнцем. В новогоднюю ночь здесь было +12 на улице и, наверное, +100 за гостеприимным армянским столом, где я случайно оказался. Люди пели, обнимали и целовали друг друга, хотя далеко не все были тут родственниками. И я тоже чувствовал себя частью этого веселья, а уже подутро был неожиданный подарок. В комнату вошёл мальчик лет четырнадцати с прекрасными глазами, которыми Господь наградил всех людей этого народа. В руках у него была свирель. Это уже потом я узнал, что называется она дудук. Все замолчали, а дудак начал рассказывать о чём-то далёком и древнем, скорбном и дорогом каждому из живущих, великом и прекрасном. Я слушал сиплую теплоту голоса этого инструмента, а стихи родились сами по себе:

И тёплый розовый город,

И улиц кривых крутизна

Достались народу, который

Горе познал сполна.

И женщины там прекрасны,

И помыслы их чисты,

А очи тёмные – страстны,

И песни нежны и просты.

А сиплые звуки дудука

Надежду на счастье сулят,

И памятью о разлуке

Сияет вдали Арарат…

В темноте индийской новогодней ночи вдруг вспыхивали белоснежные людские улыбки. Людей действительно не было видно, потому что индийцы очень смуглы, потому и сливаются с бархатом ночи, наполнившей мир с одной стороны. С другой был Индийский океан – самый шёлковый океан в мире. Я босой бродил по пенным барашкам тихого прибоя и всё никак не мог поверить, что дома сейчас мороз -15 и снегу намело по пояс.

Днём я сказал Дану, хозяину шейка, где все эти дни обедал, что вечером хочу отпраздновать маленькое событие в моей жизни. Шейки – небольшие ресторанчики прямо на берегу океана. Дан – худой молодой индиец - очень серьёзно относится к своей работе. Он тут же сказал мне, что должен всё записать. Исчез на мгновение, потом снова возник у моего столика, но уже с крохотным блокнотом и ручкой в руках. Лицо его было предельно деловым и сосредоточенным. Он стал задавать мне весьма конкретные вопросы по поводу организации торжества:

- Салют будем делать?

- Кататься на слонах, а затем их мыть не желаете?

- Танец огня для одной или двух танцовщиц хотели бы вы посмотреть?

Меню мы обсуждать не стали, ибо я целиком полагался на вкус моего хозяина…

Скажу, забегая вперёд, что в день моего рождения мы ели ската, фаршированного устрицами, мидиямии кукурузной кашей.

Думаю, что если бы даже в Индии ничего, ни роскошного океана, ни великолепного Тадж-Махала, ни экзотического Храма Обезьян,не было, сюда стоило бы приехать, чтобы отведать ската, которого готовят в одном из шейков Колвы.

Новогодняя ночь на берегу всегда чуть прохладного Сиамского залива была шумной, наполненной разодетыми в роскошные наряды из перьев трансвеститами, петардами, музыкой, терпким алкоголем и бесконечными барами и барчиками, в каждом из которых было своё «Пип-шоу», куда тебя чуть не насильно пытались затащить нанятые зазывалы.

А когда, оглохнув от шума и ослепнув от переизбытка красок, я вышел на набережную и облокотился о парапет, то увидел, что тайские крысы тоже отмечают новый год: ими буквально кишели камни внизу, у самой воды. Они свивались в клубки, визжали, разбегались в разные стороны – и это была жизнь, их сложная жизнь. Вдруг сзади кто-то тронул меня за плечо и на плохом русском спросил:

- Почему вы один сегодня? Новый год ведь…

Когда я обернулся, то увидел немыслимой красоты человека с ярким макияжем. Одет он был по-женски. Но проверять, в действительности ли это была женщина, я так и не решился…

На Доминикане в новогоднюю ночь несколько раз шёл дождь. Даже не дождь – ливень, который быстро заканчивался, и на умытом в очередной раз небе проступали снова крупные звёзды. А Атлантический океан решил, видно, порадовать людей новогодними подарками. Прибоем на роскошные пологие пляжи выносило десятки кокосов, которые ещё днём упали с прибрежных пальм в море, а сейчас, ночью, вода возвращала эти дары людям.

Я сел на обнажившиесякорневищапочти у самой кромки воды. Ночь была столь светла, что казалось, будто я вижу далеко-далеко, почти до самого горизонта.

Я услышал, как за спиною крахмально захрустел песок, а через мгновение упругий мужской голос с сильным латиноамериканским акцентом сказал:

- Россиия там, немного левее вон той звезды… Ты ведь русский, я не ошибся?..

Говорить не хотелось, я простоутвердительно качнул головойв ответ. И было хорошо от мысли о том, что завтра я улетаю домой…





25.05.2021








Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 25.05.2021 в 17:22
Свидетельство о публикации: №1210525421129


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1