Дождь


Дождь
­­­
Новелла


    Было тёплое майское утро. Лёгкий ветерок перебирал пунцовые лепестки герани, цветущей на подоконнике за стеклом. Солнце сквозь ажурную занавеску уселось зайчиком на слегка выцветших зелёных обоях спальни, оживляя ещё сонную домашнюю обстановку. Зоя Петровна обожала весну и больше всего май, за буйность сирени, за её густую сладость и краски, за солнце, сочность листвы, пока молодой, но быстрой и напористой, говорящей о жизни. Это была пора чего-то нового, неизведанного, пора, вселяющая надежду на лучшее.
 
    Выйдя на пенсию, Зоя Петровна, как и её приятельницы, сначала почувствовала свободу, душевный простор и покой, а потом заскучала. Нужно было чем-то себя занять. И пенсионерка окунулась в живопись, на которую раньше не хватало времени. А ведь в юности она училась в  художественной школе, считаясь одарённой и целованной богом. Как человек творческий, Зоя Петровна была впечатлительна и романтична. Это угадывалось в её работах: пастельные тона, прозрачность, много воздуха, утончённость. Пейзажи были лучистыми, полными оптимизма. Если писалась осень, то непременно бабье лето, мягкое и бархатистое, с преобладанием жёлтого, кремового и оранжевого цветов, между которыми едва улавливалась грань. Глубокую осень женщина не выносила за серость, безликость и дождь, который вызывал у неё чувство одиночества и безысходности. Да, именно, за дождь, холодный, угрюмый и долгий-долгий, которому казалось, не будет конца. Такой осени в её полотнах места не было.
    В это весеннее утро солнце тянуло на улицу. Зоя Петровна выпила кофе, который, как всегда, взбодрил её, и решила погулять и пройтись по магазинам, уж очень хотелось обновить летний гардероб. Такие походы  дарят женщинам позитив, а значит, улучшают настроение. Она давно жила одна, далеко от родных, без мужа, с которым развелась. Поэтому маленькие радости выдумывала себе сама.
    Двор шумел от птичьих голосов, палисадники пестрели цветами, а небо было чистым, без единого облачка. «Какая прелесть!», — подумала Зоя Петровна и повернула к площади. Невольно вспомнился фильм «Весна» с Любовью Орловой, его незатейливая, но весёлая песенка, и от этого на душе стало невероятно легко. Она шла и любовалась своим старым городом, в котором знала все переулки и каждый уголок. День был будничным и поэтому малолюдным. К площади примыкал сквер с фонтаном, таким же старым, как город, но сохранившимся в первозданном виде.
    Она бродила по аллеям, наслаждаясь сиреневым дурманом, манящим и головокружительным. Ощущения были непередаваемыми. Ей казалось, что она помолодела не только душой. Это состояние наверняка было в её глазах, потому что идущие навстречу люди, глядя на неё, улыбались и казались такими же счастливыми, как и она.
 
    Время двигалось к полудню, но Зое Петровне не хотелось уходить. Сидя на скамейке, она разомлела на солнце. Фонтанные струи искрились, шум воды убаюкивал. Она напоминала кошку, греющуюся под первыми лучами, ленивую и беззаботную. Почему она так редко бывает здесь? Женщина задумалась, не замечая, что неизвестно откуда взялись тучи и стремительно застилают небо. Ветер уже покачивал кипарисы. По коже пробежал холодок, становилось зябко. Эта перемена нарушила её мысли и комфортное состояние. Настроение начинало портиться также стремительно, как погода. «Называется отдохнула!», — с досадой подумала она, и поспешила на площадь.
    Стало совсем пасмурно, где-то слышались раскаты грома.
    — Вот тебе и май! Прямо как у Тютчева: «Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром…»
    Но она не успела мысленно довести строфу до конца, как первые увесистые  капли, побежали по лицу и рукам.
    — Мерзкий дождь! А как было замечательно! — бурчала она.
    Зонта не было, кофточки — тоже, поэтому бедолага стала искать какую-нибудь кафешку, чтобы согреться и переждать дождь.
    Площадь находилась в центре города и была напичкана кондитерскими и питейными заведениями. Изрядно промокнув, Зоя Петровна, юркнула в одно из них, надеясь, что кофе с коньяком, это именно то, что обязательно спасёт её от простуды и стресса.
    В кафе было тепло и уютно, французская мелодия, душевная и негромкая,  действовала успокаивающе. Она сделала заказ, добавив к нему пирожное и плитку шоколада. Чтобы не толстеть соблюдалась диета, но сегодня было исключение.
    —  Была, не была! — сказала она сама себе и принялась за сладости.
    А на улице уже лило как из ведра. Узкий козырёк над окном не справлялся, и потоки воды, захлёстываемые ветром, скользили по стеклу, делая картину за ним сказочной и завораживающей.
    На душе у Зои Петровны снова похорошело. Ей почему-то хотелось смотреть в это мутное от дождя окно, которое напоминало калейдоскоп, с постоянно меняющимися узорами. У неё в детстве была такая вещица. Она любила подолгу смотреть в неё, вращая. А шуршание, возникающее при этом, напоминало ей разноцветные леденцы в круглой металлической коробочке. Она невольно углубилась в детские воспоминания, пахнущие конфетами.
    Так могло продолжаться долго, но вот за окном началось движение. Чьи-то тёмные силуэты резко приблизились к окну. Дверь в кафе была за углом и видимо, поэтому  один из подошедших потёр стекло и прильнул к нему лицом. Внутри, на некоторых столиках, горели маленькие светильники, но через мокрое и запотевшее стекло, они казались светлячками, создавая полумрак. Самым ярким местом была барная стойка. Огни торжественно сияли, отражаясь в многочисленных фужерах и рюмках, висевших под потолком этого уголка.
    Зоя Петровна, оторвавшись от своих воспоминаний, переключилась на мужчину за стеклом. Его разглядеть было трудно,  так как стекло походило на шифоновую занавесь, но она не отрывала глаз. Непонятно почему, но это нечёткое лицо напомнило вдруг ей Виктора, её первую любовь. А может это был он?  Но ведь прошло столько лет! Он конечно совсем уже не такой. Зоя Петровна разволновалась. Она заёрзала, подспудно ища удобную позу. Покой был нарушен, мысль пощипывала, не давая расслабиться. Мужчины за окном покрутились и исчезли, как виденье, оставив пряное послевкусие.
    Зоя Петровна теперь пребывала в оцепенении, потом нахлынули воспоминания, которые, как ей казалось, были стёрты за десятки лет.

    Три каких-то минуты… Неизвестно кто был за стеклом, а в душе у неё в один миг всё перевернулось. Картины прошлого становились всё яснее. Вспоминались детали, обрывки диалогов. Женщина ещё какое-то время провела за столиком и вышла расстроенной.

    Ливень стих, было свежо и тихо. Обычно приторный аромат акаций слегка горчил. Дождь внёс во всё коррективы.
    — Как много сегодня всего, и приятного, и тревожного, — подумала Зоя Петровна, подходя к дому.

    Прошло несколько дней, тёплых и солнечных. Вторая половина мая радовала стабильностью, а Зоя Петровна всё никак не могла отвлечься от дум о Викторе. Она была на несколько лет младше его. Виктор шутя называл её девочкой с косичками и серьёзно не воспринимал, хоть и симпатизировал. А Зоя была влюблена и переживала, как переживают подростки, со слезами, о которых никто не знал, даже мама.
 
    «Скорее всего, он оброс детьми и внуками, стал степенным с годами, и о ней давно забыл», — размышляла она. Потом поймала себя на мысли, что сюжет в кафе никак не выходит из головы. Он всколыхнул её чувства, разбудил их. Она даже не подозревала, что такое возможно через много-много лет. Так мучаясь, Зоя Петровна решила поискать Виктора в интернете. Вспомнив про сайт «Одноклассники.ру», она зарегистрировалась на нём и начала поиски. Двигали ею интуиция и спонтанно возникший интерес, и ещё что-то тёплое и чувственное.
    Виктор действительно, как и большинство его сверстников, часто бывал на сайте. Зоя Петровна после развода оставила себе фамилию мужа, которую Виктор не знал, поэтому она смело зашла на его страничку посмотреть фотографии, надеясь хоть что-то узнать о нём. В альбоме были пейзажи, море, горы и он с рюкзаком, то — один, то — с такими же туристами. Семейных снимков Зоя Петровна не обнаружила и это её немного успокоило. Поразмышляв, она нажала на функцию «Дружить». Через пару дней они уже переписывались в интернете. Сообщения Виктора были короткими, но искренними, как будто не прошло сорока лет. Зою Петровну это радовало. А ещё через какое-то время они встретились в том же сквере с фонтаном. Конечно, это были уже не те Витя и Зоя, но вполне узнаваемы. У каждого за плечами была жизнь, местами радостная, а местами не очень, заставившая их смотреть на мир под другим углом. Но оба не потеряли интерес к ней. А это главное. Они много говорили, вспоминали школу и свой двор, смотрели фото, смеялись. Разница в возрасте уже имела другой оттенок. Виктору нравилось, что Зоя была моложе и сохранила привлекательность.

    Они встречались всё чаще. Зоя Петровна даже сделала вылазку за город, с его группой, но в горы не пошла, а писала пейзаж у подножия. И это было только началом, потому что она присмотрела себе рюкзак и подумывала заняться туризмом всерьёз, как Виктор. Разногласий у пары не наблюдалось. Потребность друг в друге нарастала. И в один из осенних дней Виктор перебрался к ней. Оба пенсионера начали новую жизнь, обещающую много хорошего.

    После случившегося отношение к дождливой осени и к самому дождю у Зои Петровны изменилось. Она радовалась, что тот майский день был дождливым. Если бы не он, не было бы встречи с Виктором. Теперь дождь присутствовал в её работах и не портил настроение, ведь благодаря ему она стала счастливой.

22.05.2021 г.


© Copyright: Ирина Ханум, 2021
ПРОЗА.ру



Иллюстрация — картина Елены Юшиной «Сирень» из интернета.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: дождь,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 25.05.2021 в 11:27
Свидетельство о публикации: №1210525421083
© Copyright: Ирина Ханум
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1