Октавия (пьеса)


­ «Октавия»

Автор: Anna Raven (Богодухова Анна)

2021 год

Действующие лица:

Король Вильгельм (Вильгельм) – мужчина, загнанный в сети долга. Испытывает вечно чувство вины, не знает точно, чего вообще хочет лично для себя.

Леди Марди (Марди) – сестра короля. Интриганка, чья цель – благо королевства.

Королева Мария (Мария) – робкая душа, мечтающая о любви, что прибывает ко двору в надежде на любовь и счастье, вечно где-то в облаках.

Герцог Мэрроу-отец Марии. Разрывается между чувством вины и надеждой на лучшую жизнь благодаря браку дочери.

Эжон – ближайший друг и советник короля. Интриган. Влюблен в сестру короля Леди Марди. Ответного чувства не получает, но не отступает.

Октавия – служанка из когда-то знатной семьи, но обедневшей. Хочет возвыситься над всеми, кто унижал ее или ее род когда-то. Готова к любым методам. Сначала служит Марди, потом Марии…

Граф Нимлот (граф Н.) – красивый мужчина из знатного рода.

Слуги, гости, придворные – массовка.

Действие первое

Сцена 1.1 «Грязь не липнет…»

Просторная комната. Несмотря на царящий день – в комнате полумрак из-за плотно закрытых окон. Обстановка изысканная, но немного странная, как будто бы все предметы пропитаны чем-то еще, кроме богатства и роскоши. Много книг за тяжелым стеклом, некоторые предметы валяются в беспорядке. На большом столе множество бумаг, лежащих неприглядной кучей, несколько сломанных перьев – простых и изящных, чернильница с открытой крышкой и пятна чернил по столу. Сам же стол имеет множественные ящики, большая часть из которых имеет замочную скважину. На столе также стоит серебряный кубок…расшитые подушки сброшены с софы на пол, а на самой софе уложены темные плащи в беспечном порядке.

Вздрагивая от каждого неосторожного шелеста, осторожно проглядывает бумаги какая-то бесцветная девушка. У нее тонкие волосы, уложенные в слишком строгую прическу, одежда имеет вид дорогой, но явно ей неудобнов этом жестком платье бледно-зеленого цвета.

Девушка (это Октавия) осторожно касается бумаг, боясь ненароком что-то вернуть не на то место.

Октавия.

Не всем дано счастливое рождение,
Но если есть отвага и стремление,
Всегда можно дорогу открыть:
Богатой и счастливой жить…

Останавливается, поднимает голову от бумаг, с явной завистью оглядывает комнату.

Грязь не липнет к рукам,
Когда идёшь к верхам!
На вершине забудут, кто
Что совершил и для чего…

Заинтересовывается торчащим из бумаг конвертом. Осторожно раздвигает разломанную печать, вытаскивает письмо, пробегает его глазами, пожимает плечами, явно ничего не поняв.

Я иду всю жизнь свою наверх,
Принимаю на душу пепел и грех,
Борюсь за то, чтобы стать
Кем-то, кто может заставить себя уважать…

Укладывает письмо в бумаги, некоторое время стоит, не дыша, напряженно вслушиваясь.

Пусть это порочно и жутко,
Но стремление мое не шутка,
Я иду, принимая метод любой,
Никаких чувств! лишь разум со мной!

Укладывает бумаги в прежнем порядке, выходит из-за стола, обходит его, задумчиво, явно не найдя чего-то, что надеялась найти. Останавливается у столика с несколькими книгами, оказываясь спиной к двери, берет книгу, из которой вываливаются несколько бумаг, поднимает их и разглядывает.

Грязь не липнет к рукам,
Когда идешь к верхам!
на вершине забудут, кто
Что совершил…и для чего!

Забывает об осторожности, увлекаясь найденными записками. За ее спиной неслышно открывается дверь и тихо появляется молодая женщина. Ее черты лица имеют некоторую резкость, свойственную людям решительного действия. Облаченная в темно-зеленое платье, изящно сидящее по фигуре, женщина делает шаг и замирает, увидев Октавия. Вошедшая – Марди.

Сцена 1.2 «Прочь!»

Марди (громко и холодно, от ее голоса Октавия вздрагивает и в ужасе оборачивается). Что здесь происходит?

Октавия (трясущейся рукой в беспорядке засовывает бумажки в книгу и кладет ее на столик). Ваше Высочество, Леди Марди, я…

Марди (наступая решительно и жестко на служанку). Мне спросить медленнее? Что. Здесь. Происходит?!

Октавия (белея от ужаса, задыхаясь от него же). П…простите, ваше высочество, я…я не хотела. Я ждала вас! Я хотела поговорить с вами!

Марди отталкивает Октавию в сторону, проходит к своему столу, быстро проверяет несколько бумаг. Октавию трясет от ужаса. Марди, увидев конверт, тронутый до этого служанкой, на месте, выдыхает и даже слегка улыбается. Улыбка выходит очень холодной и злой.

Октавия. Ваше Высочество, вы знаете, что я верно служу вам, и я клянусь боагми, что…

Марди (тоном ледяной беспощадности). Прочь…

Прочь, дрянная забава!
Прочь, ты мертва.
Мне твоей службы не надо,
И не помогут твои слова!

Октавия падает на колени в ужасе. Молитвенно складывает руки. Ее сотрясают рыдания.

Октавия. Ваше…

Марди (властным жестом затыкая ее).

Убирайся! Видеть тебя -
Отвращение мне!

Октавия (в исступлении, хватая себя за волосы).

Ваше высочество, я…
Я только хотела…

Марди (с ледяной яростью и ядовитым спокойствием выходя из-за стола).

Я оставлю тебя при дворе -
Кому-то сгодишься, быть может!
Но мне нет до тебя никакого дела,
И слезами ты не поможешь!

Октавия рыдает, пытаясь подняться. Марди смотрит на нее с презрением, не скрывая своего отвращения.

Убирайся отсюда! Вон!
Иначе…моя рука
Тебе наставит таких клеймён…

Марди нехорошо усмехается. Октавия, трясущаяся и изломанная, встает с колен, все еще с мольбой простирает руки к леди Марди.

Прочь! Ты для меня мертва!
Мои бумаги тебе не забава…
Не твоим мыслям эти слова,
Онии моим, знаешь ли, отрава!

Внезапно свирепеет и срывается в крик.

Прочь! Вон! Пошла!
Ты для менямертва!

Хватает чернильницу со стола и запускает ее в спину убегающей, рыдающей Октавии. Октавия уворачивается и выбегает. Марди мгновение глядит ей в спину, а затем тяжело опускается в кресло и прикрывает глаза.

Сцена 1.3 «Бесприютная»

Замок. Какой-то закуток под широкой лестницей, уложенной богатыми коврами. На полу сидит Октавия, все еще вздрагивающая от рыданий.

Октавия.

Кто-то рожден для света,
А кто-то к нищете обречен.
Я служанка, но это -
Не значит, что дух побежден!

Вскидывает голову, смотрит на лестницу, но тут же…снова начинает плакать. Слезы будто бы сами катятся по ее щекам и она растирает их по лицу.

Мой предок был богат,
Но времяи порок всё растворяют.
И я хочу вернуть то назад,
Что отняли и отнимают…

Поднимается, но тут же снова опускается на первую же ступеньку лестницы, держась за перила.

Бесприютная душа моя -
Чужая для всех...кто я?
Знатная в прошлом, ничтожная ныне,
И сердце мое бесприютностью стынет.

Обхватывает голову руками, но, тяжело вздохнув, расплетает сложную прическу. Волосы – тонкие и бесцветные распадаются по плечам.

Всё, чего я хочу - быть смелее,
И показать тем, кто выше меня,
Что я могу быть сильнее,
И могу отвоевать себя!

Вскакивает и бросается по лестнице наверх. Пробегает еще две ступеньки и облокачивается на перила.

Бесприютная, ставшая никем,
За грех мотовства чужого!
Попавшая в вечный плен,
Не зная выхода иного...

Оглядывается назад, на место, где сидела в самом начале.

Сестре короля хотела другом быть,
Надеясь ее одиночество изгнать,
И мне, и ей стало бы лучше жить!
Но что теперь переиграть?

Смотрит вперед, на верх лестницы.


Кончено! Октавию нигде не ждут,
Они никому не нужна теперь.

Решительно поднимается, цепляясь за перила, по ступенькам.


И исчезает нераскрытая дверь,
Повергая ее в сплошной бесприют...

Сцена 1.4 «Отбрось печаль!»

Покои короля. Все здесь в роскоши. Она бьет из каждого предмета. Все блестит тяжелой позолотой и золотом, тяжестью ткани и бархата. Сам король стоит у золоченного зеркала, которое с усилием держат слуги. Королевский портной прикладывает то одну ткань к королю, то другую.

Портной. А как вы находите это, мой король?

Король Вильгельм. Это неплохо…

Портной. А как вы смотрите на темно-синий? Цвет вашего дома?

Король Вильгельм (с равнодушием). Это тоже неплохо…

Портной (в некоторой растерянности). Еще к вам подойдет темно-алый…

Король Вильгельм (пожимая плечами). И это…

Открывается с шумом дверь. Появляется Марди. Портной поспешно кланяется ей, слуги тоже…как могут, придавленные зеркалом.

Портной (с облегчением). Ваше высочество, леди Марди, какая ткань вам нравится больше?

Марди быстро оглядывает тканевые отрезы, проводит пальцами, оценивая.

Марди. мне нравится темно-алый, но темно-синий цвет нашего дома… (к королю). Брат мой, что скажешь ты?

Король пожимает плечами. Марди внимательно смотрит на него, затем решает.

Марди (к портному). Темно-синий. Бархат тяжело, берите шелк. Он будет изящнее. Никакого разноцветья. Берите жемчуг или серебро.

Портной кивает, по жесту Марди удаляется. Удаляются и слуги с зеркалом.

Марди (приобнимая за плечи безучастного ко всему короля). Вильгельм, сделай хотя бы вид, что тебя волнует твоя свадьба!

Вильгельм. Увы…я равнодушен!

Марди (отстраняясь, отходит к столику, где наливает из кувшина два кубка с вином).

Брат мой, есть долг!
И путь, что ведёт короля.
Отбрось печаль, и бог
Сыном наградит тебя!

Король Вильгельм безучастно подходит к сестре и принимает кубок из ее рук, но даже не касается вина.

Сегодня прибудет твоя невеста -
Род древний, бедный ныне…

Усмехается.

Нам лучше! Это верное средства,
Когда наша кровь стынет.
Отбрось печаль свою…

Касается руки короля свободной рукой.

Прошу тебя, мой брат!
Есть долг, и я молю
Тебя не смотреть назад…

Вильгельм освобождает свою руку и выпивает из кубка. Отходит к окну, будто бы избегая смотреть на сестру.

Марди (осторожно следует за ним).

Она мила, а главное – что
Не лезет в дела королевства!
Она будет женой, но
Не будет опасным соседством!

Король Вильгельм поворачивается, с иронической улыбкой смотрит на сестру и снова отворачивается, не сказав ничего.

Марди (приближаясь к его плечу).

Отбрось свою печаль, она юна,
Красива и мила собою.
Будет тебе жена -
Есть долг! И это многого стоит…

Отходит от короля, снова наполняет свой кубок, выпивает.

Есть долг! Тебе нужен сын!
Так отбрось же свою печаль.
Будет жена и будет свадебный пир…

Оборачивается к королю, он одновременно с ней отворачивается от окна.

Брат мой, пред долгом
И свободы не жаль!

Сцена 1.5 «И это ты говоришь?!»

Вильгельм заходится хохотом. Марди испуганно отставляет свой кубок и растерянно смотрит на брата.

Вильгельм (медленно приближаясь к ней)

Ты? Ты говоришь мне это?
О, как это было отважно!

Издевательски аплодирует. Марди отступает на шаг.

Ты – невеста, что осмеяна светом,
Невеста на скопище бумажном.

Марди зажимает рот рукою, бледнеет. Вильгельм наступает на нее – его глаза блестят яростью.

Два жениха – один другого краше -
Вот где был долг твой!
И что же? Испили смерти чашу,
Не сделав тебя женой!

Марди отступает в сторону, явно боясь брата. Он тычет в нее пальцем, свирепея.

Обстоятельства смерти – дурные!
И слава грозная за ними идет.
И вот уже женихи пустые,
К алтарю тебя никто не ведёт!

Марди натыкается спиной на стену. Вильгельм приближается. В его глазах затаенное давно бешенство.

Это ты говоришь о долге мне?
Нарушившая участь свою?

Марди отворачивается от брата. Вильгельм грубо возвращает ее взгляд на себя.

Два раза! Не много совпадение на тебе?
Я что…с стеною говорю!

Марди прячет слезы, сжимается в комочек. Вильгельмсжимает ей руку, причиняя боль, но Марди стискивает зубы сильнее.

Открывается дверь, пугая неожиданное действие. На пороге – знатного вида мужчина, одетый со вкусом в темно-алый костюм. У него ясный чистый взгляд, высокий лоб и холодность в действиях. Это – Эжон.

Сцена 1.6 «Всё готово»

Эжон мгновенно оценивает ситуацию. Он бросает быстрый взгляд на Марди, которую мгновенно отпускает король и делает вид, что все так, как должно быть. Марди отходит от брата и залпом осушает свой кубок.

Эжон.

Вашей воли и слова…
Всё лишь вас ожидает.
У нас все готово…

Не удерживается от взгляда на Марди.

Кто видел – знает.
У нас все готово к встрече гостей,
Все наряды с иголки и вино…

Вильгельм выдавливает что-то вроде улыбки. Выходит жалко. Эжон, однако, делает вид, что верит в беспечность короля.

И блюда, и учтив говор людей,
Всё готово! Абсолютно всё!
Скатерти, серебро, песни, шуты,
Музыка, танцы и смех…

Марди усмехается, наливает себе еще вина. Вильгельм бросает на нее виноватый взгляд.

Всё к прибытию! Все у черты!
Готовы приветствовать всех.
Осталось лишь за вами слово -
А вот у нас…все готово!

Эжон фальшиво улыбается. Вильгельм же принимает эту улыбку за истину, кивает, напряженно улыбается в ответ.

Король Вильгельм. Спасибо. Мой милый друг, мы скоро придем.

Марди (чуть качнувшись, идет к дверям, не оборачиваясь на брата). Я вот прямо сейчас, например!

Марди задевает плечом Эжона – делает она это нарочно. Эжон задумчиво провожает ее взглядом.

Сцена 1.7 «Нет права к провалу!»

Въезд к королевскому украшенному замку. Коляска с открытым верхом уже стара. Истертые бока прикрывают уже чуть увядающиецветы. В коляске – молодая девушка с нежным, юным лицом и восторженным взором. Рядом с нею – чуть обрюзгший, суровый, нервный мужчина. Костюм девушки(это Мария) – блещет разноцветным шитьем, как будто бы у портного была задача сделать как можно ярче и расшить чем только можно. Поэтому шитье неровное – шелковые ленты, жемчуга, камни всех калибров и расцветок. Костюм же мужчины изрядно пообтерт, и кое-где, в особенно серых местах, прикрыт цветами. Мужчина – отец Марии – герцог Мэрроу.

Герцог Мэрроу (очевидно, не в первый раз, нервно).

Дочь моя, запомни, что
У тебя нет права
К любому провалу!
Мы от дома далеко…

Мария его не слушает, улыбается чему-то своему.

И это тебя пугает, да,
Но завтра ты
Будешь уже нет та,
И все мечты
исполнишь…нашего дома!

Не удержавшись, герцог потирает руки в предвкушении.

Эта жизнь тебе незнакома,
Но запомни же крепко одно:
Никогда…ни за что
У тебя нет права
К любому провалу!

Мария шумно вздыхает. Коляска въезжает на площадь к замку.



Сцена 1.8 «Где оно, моё счастье?»

Коляска объезжает медленно и величественно площадь перед замком. Ее встречает ликование разодетой толпы. Мария счастлива, сияет улыбками. От коляски на ходу отваливаются, обнажая потертые ее бока, цветы.

Мария.

Слово «долг» пресным стало,
И я так жажду любви…
Мне душно и мира мало -
И так похожи дни мои!

Машет рукою в ответ на ликование толпы.

А где-то есть минуты счастья,
И я жажду нежности и страсти,
Ищу тепло…ищу тепло,
Где счастье мое? Где оно?

Даже поднимается в нетерпении в повозке. Отец грубо усаживает ее обратно, но Мария смеется, когда коляска продолжает свой объезд.

Слово «тоска» знакомое с детства,
И тлеет мое нежное сердце,
Но есть мир иной и я
Обрету в нем любовь короля…

Коляска продолжает движение по кругу площади. На дорогу жители бросают букеты…

Я буду верной женой!
И будут счастливы дни –
Счастье мое передо мной,
И жизнь полна любви!
Ах, где оно – счастье мое?
Почему так далеко от меня?
Я считаю минуты…одна и ещё…
Скоро придет любовь короля…

Раскрываются врата замка, торжественно выносят расшитый роскошный ковер, выстраивается парадно одетая стража. Коляска делает последний круг.

Полюби меня, мой король -
Я счастье составлю в любви!
Я буду тебе хорошей женой,
Скрашу любые дни!

Коляска останавливается напротив входа. Между входом и коляской расстелен ковер.

Ах, где оно – счастье мое?
Почему так далеко от меня?
Я считаю минуты…одна и ещё…
Скоро придет любовь короля…

На пороге замка появляется свита. Король, его сестра, Эжон и многие придворные. Из коляски выходит герцог Мэрроу и помогает выйти дочери, сам же торопливо и нервно одергивает ее наряд…

Сцена 1.9 «Прибытие? Что ж…»

Король Вильгельм медленно движется к замершей невесте и ее отцу. Его мантию темно-синего цвета, подбитую мехами и расшитую искусным серебряным узором бережно несут пажи…

Король Вильгельм.

Участь моя – это долг,
Я сердце свое умоляю:
Молчи! Ты король…
Но в плетениях дорог
Небеса заклинаю
Унять равнодушный покой!

Мария делает реверанс. Герцог Мэрроу кланяется. Вильгельм величественно приветствует их и продолжает приближаться.

Прибыла моя королева,
Уже завтра она будет моей.
Уже завтра я смело
Короную ее…на глазах людей.

Толпа взрывается ликованием.

А о себе я забуду,
Душу отправлю на нож.
Король не должен верить в чудо,
Прибытие? Ну что ж…

Останавливается, не доходя до Марии.

Мария (отец в последний раз одергивает ей платье и она, робея, смущаясь, краснея, движется медленно и как можно плавне навстречу королю).

Новый мир передо мной -
И совсем скоро я
Стану любимой женой
Моего короля.
Сердце трепещет, ожидая,
Когда новая жизнь начнется.
И молитва моя святая
В благодать вознесется.

Неловко отводит глаза, чуть не наступит на длинный расшитый разноцветным буйством тканей узор.

Прибытие…ах, какое оно!
Ленты и шелк, убранство двора -
И мой король…красиво его лицо,
И уже завтра ему буду жена…

Невольно бросает взгляд в сторону, будто бы желая увидеть отца. Тот напряжен. Мария продолжает идти.

А о том, что жгло,
Я забуду навечно: печаль под нож.
Все плохое теперь ушло
Новый мир…прибытие, что ж!

Замирает в нескольких шагах от Вильгельма, снова делает реверанс.

Марди (отделяясь от основной свиты, идет по ковру. Ее шаг ровен, она чувствует себя уверенно. Облачена в темно-алое платье).

Брат мой, сердце уйми -
Она хороша собою.
Ты гласу моему внемли,
Она будет хорошей женою.
О делах она не знает,
В политику не лезет, а отец…

Усмехается, переводит взгляд на герцога Мэрроу, который мгновенно отвечает ей злым и колючим взглядом.

Ну, и хуже бывает!
Каждый может молчать, наконец!
Все сомнения прочь!
Готовь клятвы своей ложь.
Одной свободы осталась ночь…
Прибытие? Ну что ж…

Приближается, замирает по правую руку от своего брата, делает чуть насмешливый реверанс Марии. Мария отвечает ей глубоким реверансом и, не выдержав ее взгляда, отводит глаза в сторону.

Герцог Мэрроу (в тревоге, приближаясь к дочери по левой стороне ковровой дорожки).

Так верно, да…
Ты ему почти жена,
Но что-то гложет меня,
Словно продал дочь я…

Встряхивает головою, прогоняя мысль.

Впрочем, что можно желать,
Нужно тоску унять!
И готовиться к месту у трона…

С подозрением смотрит на Марди, которая улыбается самым приветливым образом, но глаза которой остаются холодными.

Эти змеи…все так знакомо!
Прочь тоску, прочь. Завтра она
Уже завтра! Ему будет жена,
И пройдет моих нервов всякая дрожь,
Прибытие? Ну что ж…

Отвешивает поклон королю, замирает возле дочери.

Король Вильгельм (ко всем присутствующим). Сегодня прибыла герцогиня Мария Мэрроу – моя нареченная невеста, на голову которой я возложу корону уже завтра…

Вильгельм протягивает руку Марии, берет ее ладонь и она приближается к нему, растерянно оглянувшись на отца. Народ снова ликует, громко кричит, приветствуя выкриками будущую чету. король, ведя под руку Марию, ведет ее в замок. За ним – Марди и герцог Мэрроу – оба подчеркнуто вежливы и холодны друг с другом.

В толпе мелькает фигура – Октавия! Она протискивается к самой страже.

Октавия.

Бесприют не настал, пока
Не кончена моя игра!
Я вижу новую дверь,
И сердце твердит: «ступай и верь!»
И я пойду! Ведут лесть и ложь,
Прибытие? Ну что ж…

Эжон (приветствуя поклоном приближающихся короля, Марию, Марди и герцога Мэрроу).

Кажется, что всё решено,
Кроме моего сердца.
Но знаю – это еще не всё,
У меня есть идея и средство…

Бросает взгляд на Марди, когда герцог Мэрроу подает ей руку.

О…ты! Душу мою не тревожь!
Что до прибытия…ну что ж!

Сцена 1.10 «Позвольте служить!»

Король приближается ко входу. Октавия бросается вперед, стража мгновенно перехватывает ее. Все замирают, король бледнеет.

Октавия.

Ваше величество, мой король!
Лишь слово – дозволь!
Я – преданная вашему дому,
Сказать не могу по-иному.

Мария закрывается рукавом, король делает знак отпустить Октавию. Марди внимательно наблюдает. Герцог смотрит то на короля, то на Октавию. Эжон распрямляется.

Король Вильгельм.

Смелее, дитя! Говори!
Сердце свое отвори.

Октавия.

Позвольте служить вашей невесте,
Позвольте ей всё показать!
Позвольте помочь в этом месте
Себя обжить и всё понять?
Простите, мой король, я…

Смущается, опуская голову. Вильгельм оборачивается на Марди, та не сводит взгляда с Октавии. Мария и герцог Мэрроу растерянно переглядываются.

Эжон (выступая вперед).

Ты же служишь сестре короля?

Марди (приняв какое-то решение).

Я утром прогнала ее.
Много лезет! Снова…и еще.
Мне ну нужно – время своё я
Ценю острее, день ото дня!

Отмахивается от Октавии, которая выдыхает. Вильгельм кивает благодарно. Мария светлеет и улыбается. Эжон отступает назад. Герцог Мэрроу хмурится.

Вильгельм.

Что скажете, Мария, на это?

Мария (мгновенно теряясь).

Я? О…позвольте спросить совета?
Отец мой…

Герцог Мэрроу (тоже что-то решив про себя).

Дар дружбы сильнее всего!
Прими, дочь моя, его!

Марди.

Мне плевать – честно скажу.

Эжон (с иронией).

Ваша учтивость – ужасна,
Вот что я вам скажу.

Марди.

Зато я сама по себе – прекрасна!

Вильгельм (в нетерпении, глядя на сестру).

Ну? Так что?
Решено?
Октавия, ты ныне в свите
Марии Мэрроу, да!

Герцог Мэрроу (с фальшивой слезой, глядя на Октавию, не скрывающую своего триумфа.

Вы уж, деточка, ее берегите…

Октавия склоняется в глубоком реверансе.

Марди (с улыбкой, тихо и зло, чтобы слышала только Октавия).

Это не значит, что ты прощена!
Октавия (клянясь всем, не разбирая).

Благодарю! Благодарю вас…
И особенно – короля.

Мария (хватается за руку Октавии)

О, как счастлива я!
Я верю, что вы мне друг!

Герцог Мэрроу (в сторону).

Уроки впустую мои!

Король Вильгельм.

Уже завтра вам супруг…

Марди (мрачно).

Это будут темные дни!

Сцена 1.11 «Ты должна…»

Просторные светлые покои Марии. Сама Мария сидит перед зеркалом. Октавия, бережно, с благоговением, от которого Мария не может сдержать улыбки, расчесывает ей волосы. Служанки и слуги вытаскивают и разбирают сундуки, ткани. Мария улыбается. Октавия подмигивает ей лукаво в зеркале. Герцог Мэрроу ходит взад-вперед по покоям, периодически хмуро глядя на слуг, а временами поглядывая на дочь.

Герцог Мэрроу.

Прежде всего – носи корону смело,
Как будто тебе не давит она.
И помни – ты королева,
И только после – жена!

Октавия выразительно закатывает глаза. Мария, не сдержавшись, хихикает. Герцог оборачивается на них с бессильной тревогой.

Не верь никому, не смей!
Друзья не живут подле трона.
Они бывают коварнее змей…
К врагам же будь непреклонна!

Разглядывает извлеченные из сундуков платья Марии, разложенные теперь по софе. В раздражении отмахивается от них.

Ты должна помнить то,
Что красавицы короток век!
А это значит…что?
Ты должна быть умнее всех.

Мария бледнеет. Октавия замирает с гребнем в руке, с укоризной глядя на герцога, который ходит теперь все быстрее.

Ты должна продвигать меня,
Я твой отец и это важнее!
Спроси – подскажу всегда я,
А ты…будь коварней и наглее!

Со всего размаху, будто налетев на невидимую стену, останавливается, смотрит на дочь со смешанным чувством гордости и тревоги. Мария опускает голову, стараясь не выдать ему своих чувств.

Трон не для тех, кто слаб!
Ты должна помнить это всегда.
Трон – это твой лучший враг,
Ты королева, а после – жена!

Задумывается. Жестом велит слугам удалиться. Октавия делает вид, что не замечает жеста герцога и остается подле Марии.

Ты должна помнить – не верь!
Никогда. Никому. Ни за что!
Сердце запри на железную дверь,
И будет тогда легко!

Намеревается добавить еще что-то, но открывается дверь и появляется слуга.

Слуга. Герцог Мэрроу, ваша светлость! Вас ожидают.

С поклоном слуга удаляется. Герцог, торопливо кивнув, и сделав несколько глубоких вдохов, удаляется следом. Мария и Октавия остаются одни.

Сцена 1.12 «Снимите печаль…»

Октавия провожает взглядом герцога Мэрроу, затем, осторожно взяв снова в руки гребень, ласково касается волос Марии. Она вздрагивает, хватает Октавию за руку, как бы ища тепла. Октавия обнимает будущую королеву со спины, обнимает, как будто бы пытается уберечь…

Октавия.

Снимите эту печаль! Она
Отравляет ваш взор.
Будет день и с утра
Вы встретите лишь нежности узор…

Мария слабо улыбается, растерянно смотрит на себя в зеркало. Октавия аккуратно и нежно поправляет ей волосы.

И будете в счастье! И вы
Забудете тоску свою.
Снимите печаль! Ваши черты
Откроют красу королю…

Мария улыбается смелее. Глядя на нее, улыбается и Октавия.

Бояться не нужно!
Вы красивы и нежны.
И ничего не может быть хуже,
Утраты такой красоты!

Мария смотрит на Октавию с благодарностью. Та лукаво ей подмигивает и понижает голос.

Снимите печаль! Всё
Пройдет, пепел изгоняя.
Улыбнитесь мне…ну вот! Ещё!
Снимите печаль! Заклинаю!

Мария порывисто обнимает Октавию.

Сцена 1.13 «Долг перед троном…»

Покои короля. Вильгельма облачают в выходной праздничный костюм темно-синего цвета. Марди постоянно поправляет сама ему костюм со всеми оборками и креплениями. Слуги не вмешиваются. Портной тоже.

Леди Марди.

Брат мой! дозволь обнять,
Позвольруку подать
И сказать,
Что я горжусь тобой!

Обнимает. Король обнимает ее, но быстро высвобождается из ее объятий.

Вильгельм.

Сестра моя! Снова прости,
Твоя мудрость ведёт по пути,
Который не пройти
Без сестры короля!

Подает ей руку. Марди приседает в реверансе. Портной едва заметно вздыхает, ловко поправляя воротник на шее короля Вильгельма.

Король Вильгельм и Леди Мария (вместе, кивая друг другу, последний раз оглядывая себе в зеркале, которое держат слуги).

Когда перед троном долг ведет,
Мы не выбираем отступление.
И предпочитаем вечный лед,
Предательство и сомнения
Тому, чтоб не сдержать долг,
Перед троном, что дал бог…

Зеркало убирают. Распахиваются торжественно двери покоев короля. Брат и сестра – король Вильгельм и Леди Марди идут к выходу.

И готовы рушить судьбы и законы,
Трон и долг оберегая.
Мы плачем и умираем,
Но долг перед троном ведет…

Вильгельм (нерешительно останавливается, оглядывается на Марди).

Пора?

Марди (решительно кивнув)

Вперед!

Сцена 1.14 «Прочтите мою душу»

Свадебная зала. Знатные гости сидят на трибунах. Перед алтарем, увитым цветами. Знаменами и лентами, стоит король Вильгельм, сияя короной и блеском одежд. Рядом с ним – Служитель Бога, облаченный в белое. Перед Служителем Бога – два разодетых жреца держат почтительно раскрытую книгу и подушку из бархата, на которой лежат две шелковые ленты. Леди Марди стоит подле алтаря в отдалении от брата, чтобы не слышать его. она облачена в темно-алый. Ей будто бы все равно, где находиться. Эжон стоит подле короля и не может отвести от нее взгляда. От чего нервничает. Король оборачивается к нему, вопрошая взглядом, что не так.

Эжон (сдаваясь, тихо, чтобы не слышал никто, кроме Вильгельма).

Мой король, я хочу спросить,
Только раз…без ушей чужих,
Спросить, не имея на это права!

Король Вильгельм (с мрачным любопытством).

Милый Эжон, хватит юлить!
Ты мне роднее своих.
Ну?

Эжон (нервно сглотнув).

Ваша сестра…

Король Вильгельм (в тихом бешенстве, яростно взглянув на не заметившую это Марди).

А что она? Вернее…что опять?

Эжон.

Я, право, боюсь сказать,
Но…что в планах на нее у вас?

Король Вильгельм (с какой-то болезненностью, не отводя взгляда от сестры, пожимает плечами).

Пытался сватать много раз,
И двое почти дошли до венчания,
Но…

Резко оборачивается к Эжону.

Стой…а зачем?..

Эжон.

Мой король! Отчаяние
Пойманного в плен…

Вильгельм переводит с сомнением взор на Марди. Та, почуяв взгляд, резко оглядывается. Не сговариваясь, Эжон и Вильгельм делают вид, что речь идет не о ней.

Мой король, молю!
Если бы она не была вашей сестрой,
Я силой сделал бы ее своей женой!
И пусть она бы сама не пошла…

Вильгельм, очевидно, окончательно теряется.

Но она – ваша сестра,
И я сильнее всего ее люблю!
Так молю – прочтите душу мою!
Я горю…

Вильгельм снова оглядывается на Марди. Та смотрит в проход, ожидая появления Марии с герцогом, король хмыкает неопределенно.

Я жажду ею владеть,
И за это – готов умереть!
Я этот грех принимаю.
Прошу! Молю…прочтите душу мою.

Король Вильгельм (шепотом, наклоняясь к Эжону).

Эжон, ты пугаешь меня!
Но скажу честно – я…
Был бы этой партии рад.
Эжон счастливо улыбается. Поднимает голову и встречает подозрительный взгляд леди Марди.

Но моя сестра – это ад!
Она своенравна, как черт
И даже угроза ее не возьмет.
Боюсь, что ты будешь смешон…

Смотрит с явным сочувствием на Эжона. Тот меркнет на глазах.

Может быть…однажды!
Ну, не расстраивайся, Эжон!
Любовь, знаешь – это вообще не важно…

Хочет сказать что-то еще, но распахиваются торжественно двери и входит в залу облаченная в свадебное платье Мария, под руку которую ведет герцог Мэрроу. Их сопровождает свита, в числе которых, близко к будущей королеве идет Октавия. Знатные гости встают с трибун и встречают овациями…

Сцена 1.15 «Этот день!»

Мария (пока отец подводит ее к алтарю, нервная от радости, бледная, прекрасная и тонкая в своей юности).

Знаки сошлись в этот день,
Звезды сияют над душой.
Отступила всякая тень,
Сегодня я буду женой!

Герцог Мэрроу подводит Марию к ступеням алтаря. Октавия помогает ей взойти к Служителю Бога.

Король Вильгельм (жестом благодаря всех гостей за их бурную реакцию, приветствуя их).

Этот день – поступь долга.
Этот день обещан давно.
И осталось немного,
А дальше…всё уже решено!

Служитель Бога берет руку короля Вильгельма и соединяет ее с рукой Марии. Мария улыбается, на ее глазах слезы радости. Вильгельм хранит мрачность. Служитель Бога кладет свою руку на раскрытую книгу и начинает шептать молитву.

Октавия (сходя со ступеней алтаря).

Этот день открывает главу
Скорбной жизни моей.
Я друг королеве! А значит – могу
Стань сильнее всех теней!

Герцог Мэрроу (стыдливо отворачиваясь, пока Служитель водит рукою по книге, руки Марии и Вильгельма переплетены, а гости замерли в восторженном ожидании).

Этот день – отца печаль,
А герцогу – удача и победа.
Как бледна ее вуаль!
И она сама…как будто бы из света!

Марди (пригубив поднесенный ей пажом бокал, отставляя его в сторону).

Надо было выбрать другое вино…
Этот день тосклив для меня.
Бедный брат – долг ведет его,
Долг, которым пренебрегла я,
Чтобы беречь его трон и быть рядом,
О…сколько тоски за его взглядом!

Эжон (разглядывая леди Марди, пока два пажа связывают двумя лентами сведенные руки короля Вильгельма и Марии).

Это тот день, когда я
Сам боюсь себя.
От мысли одной не уйти,
И взора не отвести…

Мария и Вильгельм (соединяют свободные от ленты ладони, держа кончики двух лент).

Это тот день, когда наши руки
Соединились на благо.

Октавия и Мэрроу (завороженно наблюдая за ними).

И в прошлом все муки!
Всё будет, как надо!

Марди и Эжон (наблюдая за тем, как к королю Вильгельму подносят на роскошно расшитой темно-синем бархате корону для Марии)

Этот день обнажает тоску мою,
И я не знаю, о чем с небесами говорю!

Мария (приседая в реверансе, пока Вильгельм надевает на нее корону), Герцог Мэрроу (пока наблюдает за этим, не в силах поверить).

Этот день нас определяет…

Взрыв ликования среди гостей. Множественные поздравления и выкрики.

Октавия (победно оглядывая всех ликующих), Эжон (снова разглядывающий Марди).

Порог победы в этом дне…

Король Вильгельм (изображая счастье).

Этот день все слишком меняет.

Леди Марди (подзывая пажа).

Еще вина налейте мне!

Под ликование толпы, Мария и Вильгельм сходят с алтаря. Свита приближается для поздравлений.

Сцена 1.16 «Я скажу!»

Пиршественная темная, душная зала. Веселье идет не первый час. Гости гогочут, пляшут, шумят, спорят по углам залы. Музыканты играют уже разные песни, шуты утомлены пьянством и духотой. За королевским столом сидит мрачный король Вильгельм, задумчиво пьет из кубка. Королева Мария украдкой бросает на него взгляды и пытается как бы невзначай коснуться его руки, но Вильгельм поспешно убирает руку. Герцог Мэрроу, сидящий за почетным столом, мрачен. Он наблюдает за уставшей и уже совсем смущенной и сбитой с толку дочерью и не знает, как бы вмешаться. Октавия украдкой проскальзывает несколько раз возле королевы, и Мария улыбается ее появлению. Эжон долго наблюдает за леди Марди, которая постоянно подходит то к одной группе людей, то к другой, пошутив там, выпив здесь, и перемещается по залу. Наконец, Эжон не выдерживает и перехватывает Марди по дороге, отводя ее в угол, пользуясь отвлечением на пьяный спор шутов…

Марди не сопротивляется Эжону, она пьяна и заинтригована.

Эжон (волнуясь, прикрывая ее от случайных взглядов).

Я скажу тебе сейчас то,
О чем поклялся молчать.
Но не сказать…

Трясет головою, борясь сам с собою.

Я не в силах! Решено -
Я скажу! Скажу, как есть!
Мне дороги и голова, и честь,
Я ценю любовь короля.
Но больше всего – люблю тебя!
замирает, с восторженной тревогой ожидая реакции Марди. Та, спокойно глядя на него, прикладывается к кубку и делает знак рукой, призывая его продолжать. Эжон спохватывается и продолжает.

Не кляни меня сразу, прошу!
Я должен молчать, но скажу.
Я сильнее всего люблю тебя.
Прости же мне это, сестра короля…

Марди пытается отойти в сторону, но Эжон встает у нее на пути, настойчиво, хоть и мягко не давая ей этого сделать. Марди отступает чуть на шаг, склоняет голову набок, испытующе, и даже оценивающе разглядывая Эжона.

И если не титул бы твой,
Не спросясь, тебя бы я сделал женой!
Но я замираю…я боюсь
Впервые, впервые тебе признаюсь,
Мне не страшны смерти
И унижения и даже отказ не пугает!

Марди не очень сильно, но открыто ударяет Эжона по руке, которую он тянет к ее щеке. Эжон покорно отдергивает руку, Марди отступает еще на шаг. Страха в ней нет.

Когда я вижу, как кружит ветер
Юбки твои – сердце мое замирает.
Я должен молчать, я знаю!
Но я скажу, что тебя проклинаю…

Марди усмехается.

Каждую ночь, где тебя нет.

Замирает перед нею, склоняя голову в вине.

Ты мне тьма. Ты мне свет!

Марди (делает легкий, почти незаметный шаг, вроде бы и шага нет).

А сейчас скажу тебе я!
Дело не…в сестре короля!
А в том лишь одном,
что я отдала себя трону!

Эжон вздрагивает. Марди обращается к нему даже с каким-то уничижительным сочувствием.

Ну…и Эжон,
Тут нельзя по-другому.
Ты выдумал сказку, где
Есть что-то от меня.
Но, поверь, мне
Плевать на нее и тебя!
Эжон вскидывает голову и пытается возразить, даже делает шаг, но она легко толкает его рукою в грудь и велит жестом молчать.

Это жестоко, но
Мне, поверь, всё равно!

Нарочно задевает его плечом, проходя, наконец, мимо.

Скажешь еще хоть раз,
Так, в тот же час…
Высечь тебя прикажу!

Холодно, не дрогнув, выливает остатки из кубка на его одежду. Кто-то заливается смехом, но смех быстро обрывается. Марди, уже уходя:

И это всё, что я тебе скажу!

Конец первого действия.

Действие второе

Сцена 2.1 «Я замерзаю»

Осенн.ий сад. Все в буйном разноцветии листьев деревьев, еще много цветов, ночувствуется уже пожухлость и серость уходящего лета. По тропинке медленно прохаживаются королева Мария и Октавия. Октавия раскланивается со встречными дамами, а дамы раскланиваются Марии, но косятся на нее с каким-то лукавым издевательством или еще более убийственным участием. Королева Мария бледна, облачена в строгийбледно-зеленый наряд, Октавия облачена в бежевый.

Королева Мария.

Больше года я уже его,
И больше года мне темно.
Холод бьёт сердце и душу,
Ему ничего от меня не нужно…

Прерывается, кивком головы приветствуя проходящую мимо разодетую даму. Дама взирает с какой-то снисходительностью на королеву, проходя мимо нее со своими служанками нарочито медленно. Октавия, как бы защищая Марию, хватается за ее руку.

Я замерзаю в его тени,
В его улыбке и в его словах – никто!
И я давно не считаю дни!
Они одинаково пусты и в них темно.

Оборачивает лицо к Октавии. Та смотрит с невыразимым страданием, тревогой и нежностью.

Я замерзаю, ожидая смерть,
Хотела любви, но осталось лишь тлеть…

Октавия в испуге зажимает рот рукой. Мария отворачивается с досадой.

И отец только давит меня:
Бездетна жена короля!
Так разве же в том моя вина?
Уже больше года я ему жена…

Медленно идет дальше. Октавия преданно семенит следом.

Но за это время, поверь,
По пальцам одной руки
Он открыл мою дверь -
Так бесполезны дни мои!

Октавия заботливо поправляет накидку на плечах Марии.

И я замерзаю в его тени,
Давно не считая бесцветные дни.
Он не говорит со мной,
Ему плевать! Одно молчание.
В ответ на голос мой…
А мне – хлад отчаяния.

Садится на скамью. Октавия мгновенно садится следом.

Октавия (бережно берет равнодушную руку королевы Марии).

Моя подруга, мне так жаль!
Я хочу разделить твой холод и твою печаль,
Хочу согреть тебя светом дружбы и любви,
Стереть твои бесцветные дни…

Мария вытирает выступившие слезы.

Королева Мария.

Я так молода, но
Холод оплел сердце мое.
И отравлены холодом дни,
Я мерзну в его тени!

Октавия (задумчиво).

Милый друг, это странно, но -
Знаю решение твоего хлада!
Иди к сестре короля,
И скажи ей…все, как надо!
Мария делает попытку прервать Октавию.

Нет, услышь! Она знает,
Что время трон шатает.
И нужен королю сын…
Ведь слаб король, если один!
Она имеет влияние на короля -
И в ней защита твоя!
Мария (в бешенстве, выдергивая руку из руки Октавии, заливаясь краской).

Нет! Я ей не смею сказать!
В ее глазах тепла не прочитать.
Она еще холоднее меня,
И пусть замерзну я -
Отравлюсь холодом до смерти…

Ежится, когда порыв ветра налетает на сад.

Какой холодный этой осенью ветер!

Сцена 2.2 «Слушай меня!»

Кабинет короля Вильгельма. Сам король проглядывает какие-то бумаги. Без предупреждения, стука или чего-либо еще распахивается дверь. Вильгельма вздрагивает, и немного расслабляется, увидев Марди.

Вильгельм. Что случилось, Марди? Ты так ворвалась…

Марди. Надо поговорить! (плотно закрывает за собою двери, остается стоять к ним лицом, положив руки на ручки).

Уже много месяцев я
Получаю один и тот же донос:
Каждый вечер жена короля
Засыпает в постели из слез…

Вильгельм нервно откладывает бумаги, торопливо придвигает к себе кувшин с вином и наполняет два кубка. Марди медленно разворачивается, сверля взглядом брата и приближается к его столу.

Но что хуже – одна!
Мне плевать бы на этот момент,
Но…

Приближается к столу, садится напротив брата, берет протянутый ей кубок.

Уже год она твоя жена,
А наследника нет!

С грохотом ставит кубок на стол. Лицо Вильгельма идет красными уродливыми пятнами.

Так в чем же дело? Я
Хочу сказать: слушай меня!
И сделай то, что надо,
Это для общего блага.

Отпивает из кубка, довольно хмыкает. Вильгельм отпивает тоже немного и неожиданно успокаивается.

Вильгельм.

Ты мне сестра и я
Хочу сказать: слушай меня!
С тобой я все эти
Моменты я обсуждать не буду…

Марди медленно отставляет бокал и поднимается из-за стола.

Я знаю, откуда берутся дети!
Я знаю, что это не божье чудо!

Марди (с холодной яростью).

Слушай, братец, меня!
Я сейчас сестра короля
И мой вопрос от трона идет -
Какого черта? Она тебя ждёт!

Вильгельм (тоже поднимаясь).

Слушай меня…

Теряет весь свой пыл, как-то обмякает.

Я не хочу.
Не ее! Не хочу. Совсем.
Даже видеть – терплю и молчу,
Видеть ее – пытка.
И развод – невозможен.
Этот брак ошибка,
Я не могу…все сложно.
Это ад и плен.

Марди (успокаивающе, мягко).

Я знаю про каждую из твоих ей измен,
Но твой долг, как короля…

Вильгельм.

Марди, слушай меня!
Я не хочу говорить с тобой,
Не об этом…

Обхватывает голову руками.

Иди, прошу, иди.
Займись чьей-нибудь судьбой
И пока не говори…

Марди кивает, идет к дверям в глубокой задумчивости, но вдруг оборачивается на брата.

Марди. Ты прав – развод невозможен. Слишком много уже завязалось на крови ее рода. Много поддержки семей. Но…я придумаю выход.

Вильгельм. Ты придумаешь только новый ад!

Марди выжидает еще мгновение, но выходит из дверей, грубо пихнув их и вспугнув входящего Эжона. Эжон провожает ее задумчивым взглядом.

Сцена 2.3 «Между небом и землёй»

Королевский сад. Осенние дорожки. Сад пуст. С одной стороны появляется бледная и даже какая-то сероватая королева Мария с Октавией, которая бережно удерживает ее за талию, с другой – леди Марди вместе с высоким, молодым и красивым мужчиной. Марди и незнакомец движутся навстречу остолбеневшей в одно мгновение Марии и покорной ее воле Октавии.

Марди (останавливаясь, заметив Марию и Октавию, с наигранной веселостью). О! ваше величество, какой дивный день для прогулки!

Королева Мария (цепенея под взглядом незнакомца, не в силах даже взглянуть на сестру короля). Да, это так, ваше высочество.

Октавия незаметно пихает королеву, приводя ее в чувство. Мария отводит с усилием взгляд от незнакомца, смущается, краснеет. Незнакомец улыбается.

Марди (представляя его). к слову! Позвольте вам рекомендовать графа Нимлота! Друг короны, защитник трона – храбрый рыцарь без упрека.

Усмехается, видя смущение королевы Марии и ее невольный взгляд на статную фигуру означенного Графа Нимлота.

Граф Нимлот(в поклоне королеве). Я счастлив видеть вас, ваше величество! Ваша красота не передается ни одним прекрасным слухом, что касался меня в битвах.

Октавия хмурится. Марди улыбается.

Леди Марди. Граф Нимлот прибыл сюда за наградой в честь наших побед на мятежном юге… (видит направляющегося к ней пажа). Ох, ну что опять?!

Паж (робко приближаясь). Ваше высочество, леди Марди! Вас срочно желают видеть в Совете. И…извините.

Пятится в испуге.

Леди Марди (всплескивает руками). Да что же это такое? Никакого покоя здесь нет! (обращается к графу Нимлоту) придется вам знакомиться с двором без меня. Впрочем… (смотрит на королеву Марию). Ваше величество, вы очень заняты?

Королева Мария (в полном испуге, обернувшись сначала на Октавию). Я?! Занята…я…

Леди Марди. Ну и отлично! Покажите ему пока сад! Я ненадолго!

Не дав опомниться королеве Марии и графу Нимлоту, Марди исчезает с пажом.

Граф Нимлот (робко склоняется в поклоне перед королевой).

Что-то с чувством стало и душой,
Я будто бы между небом
и землёй.
Я в раю…и будто не был
Прежде я.

Мария (осторожно отходя, обращаясь к Октавии, сама боясь и вздрагивая от каждого своего слова, обмирая от каждого собственного звука).

Его взгляд обжег меня!
Что стало вдруг со мной?

Октавия пожимает плечами, хватается за руку Марии, как бы останавливая.

Между небом и землей,
Есть что-то…пусть на миг!
Так почему же этот лик…

Украдкой глядит на графа Нимлота.

Граф Нимлот (жадно поймав ее взгляд).

Меня терзает, душу рвет?

Октавия встает между ними, делает поклон графу, но он смотрит мимо нее.

Я только сделал шаг, но…
Замирает целый мир,
Я прежде смотрел вперед.

Мария (делая шаг, будто бы против своей воли).

Все из памяти ушло,
К сопротивлению мне нету сил!

Октавия (громко). В нашем саду, в саду короля Вильгельма вы можете встретить фруктовые деревья…

Мария (касаясь плеча Октавии, прося ее отойти).

Но что со мной?
Я между небом…

Граф Нимлот (делая шаг навстречу королеве).

И землей?
На тонкой полосе всех чувств…

Мария (отшатываясь).

Стараюсь не смотреть в глаза,
Боясь, что выдам всё, что есть…

Граф Нимлот (покорно отходя в сторону, не отводя взгляда от королевы).

Я – свидетель всех безумств,
Её душа прекрасна и чиста.
Зачем ты оказалась здесь?

Октавия робко касается Марии, пытаясь привлечь ее внимание, но королева отмахивается от нее.

Мария.

Что же с чувством?
Что с душой?

Граф Нимлот.

Я между небом и землёй.
И я в раю…хоть прежде не был.

Мария (закрывает лицо руками).

Я между землёй и небом.
Я…

Отнимает руки от лица. Октавия робко касается ее снова, пытаясь заставить взглянуть на себя. Но Мария не замечает этого, не в силах отвести взгляда от графа Нимлота. Граф прикладывает руку к сердцу, надеясь унять сердцебиение.

За спинами Октавии, королевы Марии и графа Нимлота появляется леди Марди. Она останавливается на мгновение, оценивая ситуацию. Довольно усмехнувшись, Марди приближается с нарочитым шумом, заставляя королеву Марию, и графа отшатнуться еще дальше друг от друга.

Леди Марди.

Простите меня, дорогие друзья,
В этом замке ничего оставить нельзя…

Улыбается, касается плеча Марии, другой рукой хлопает (с излишней даже силой), по руке графа Нимлота.

Все беспомощны и слабы!
Ну? Познакомились вы?

Граф Нимлот (выдавливая улыбку).

Я прежде в таком чувстве не был…

Королева Марии (спешно отступая вместе с Октавией).

Между землей и небом…

Сцена 2.4 «Он владеет мной»

Осенний вечер. Покои королевы – холодная белизна на всех предметах, какая-то холодность и нетронутость. Королева Мария сидит в кресле, обхватив голову руками. Октавия бережно расчесывает её волосы.

Мария (обращая к Октавии лицо, полное слез). Не могу найти покоя…этот граф, проклятый граф Нимлот проник в мое сердце. И…

В мысли мои голос проник,
И мир потерял прежний лик.
Весь смысл потерян мне
Я в страшном застреваю дне…

Вскакивает решительно, но Октавия бережно усаживает ее обратно и Мария покоряется.

Каждый день похож на другой -
Он владеет мной!

Заходится в судорожных рыданиях. Октавия бросается к кувшину, наполняет стакан и заставляет выпить воды. Октавия опускается перед нею на колени и успокаивающе гладит Марию по руке.

Мария.

В душу мою лезет чувство
И толкает меня в безрассудство.
И я боюсь себя, теряюсь.
В мыслях о нем растворяюсь.

Октавия садится на подлокотник кресла королевы и обнимает ее. Мария доверчиво прижимается к ней.

И теряю ночами покой…
Он владеет мной.

Октавия. Моя королева, я вас прошу…

Мария (перебивает, не слушая).

Лишь он один в уме и сердце,
И мне некуда деться.
Я пытаюсь бежать, но не могу -
Я пытаюсь спастись, но тону!

Октавия. Моя королева…долг короны и голос сердца…

Мария.

И весь мир мне как чужой,
Он один владеет мной!

Октавия.

Я лишь одно скажу -
Берегись! Прошу!

Мария (с насмешкой).

Ты любила? Нет…ты не знаешь,
Как это, когда себя теряешь!
Блуждаешь в мыслях, за мечтой -
Он один владеет мной!

Сцена 2.5 «У каждого путь…»

Коридор. по коридору идет задумчиво-печальная Октавия. Внезапно из-за одних дверей выходит Эжон. Октавия замечает его, опускает голову, желая пройти мимо.

Эжон. Октавия?

Октавия (вздрагивая). Господин Эжон? Чем я могу служить вам?

Эжон. Идем со мной…

Щелкает пальцами, подзывая Октавию, и заходит в комнату, из которой вышел. Октавия, заинтригованная сверх меры, идет за ним.

Эжон вежливо и покорно закрывает за нею дверь.

Октавия. Чем мне служить вам?

Эжон. Есть долг короны, и есть долг королевы.

Эжон обходит Октавию несколько раз, внимательно разглядывая ее.

Эжон. Трон стоит не только на власти короля, но и на разумных советниках. И это…

Октавия. Это обязанность ваша и леди Марди?

Эжон усмехается, стоит напротив Октавии, разглядывая ее.

Эжон. Леди Марди не всегда видит всю картину. Она готова была пойти на все, чтобы остаться в королевстве, подле брата…

Октавия. И вы полагаете, что…

Эжон (прикладывает палец к губам). Леди Марди слишком желает блага королевству и это иногда рождает необдуманное действие. От этого действия могут пострадать другие. Например, королева Мария…

Октавия. Вы хотите, чтобы я доносила вам на королеву?

Эжон даже улыбки не может сдержать в приятном удивлении.

Эжон. Ты получишь монеты, титул, и все, что будет тебе желанно! А самое главное – ты послужишь трону. Итак…твое слово?

Октавия (с усмешкой, без малейшего колебания). Титул, возвращение прежних богатств…

Эжон кивает.

Октавия. И я согласна.

Эжон (насмешливо аплодирует). Блестяще!

Не всем дано одинаково, да,
Но всё можно изменить.
Вся жизнь – это игра.
В игре можно победить…

Протягивает руку Октавии. Октавия пожимает ему ладонь, глядя ему в глаза.

У каждого путь, но
Можно сложить свою судьбу.
Если есть внутри то,
Что позволит устоять на ветру!

Октавия (нагло оглядывается и разливает по двум кубкам вино).

Метод любой,
Всякой ценой -
Жизнь игра.
Она одна дана,
Но можно всё изменить.

Эжон берет второй кубок, касается слегка ладонью щеки Октавии.

Эжон.

Если смелости хватит – в бой,
Любым методом и любой ценой.
Жизнь счастливую сложить…

Октавия (трется щекой о его ладонь).

Можно все, если хватит сил -
Небесный и земной мир
Стереть, качнуть, перевернуть…

Эжон (выпивая) и Октавия (улыбаясь).

У каждого свой путь!

Сцена 2.6 «Пусть обрушится небо!»

Высокие холодные мраморные своды храма, посеребренные сумраком вечера. У алтаря, похожая на призрак в бледности и из-за светлых одежд молится королева Мария. Она не замечает, как за ее спиной появляется граф Нимлот.

Граф Нимлот (незамеченный, очень тихо приближается к молящейся королеве)

Я жил сном до встречи с тобой,
Теперь я впервые могу дышать.
Но в этой жизни не со мной…
И лучше мне смерть отыскать.

Мария (слегка поворачивая голову, угадывая его приближение, но с трудом удерживаясь, чтобы не поддаться ему).

В следующей жизни я буду твоя,
Но в этой, мой друг – жена короля…
Он мне чужой. Я ему чужая,
Но это участь…участь такая.

Граф Нимлот (опускаясь рядом с ней на колени, и королева мгновенно отворачивается, но не встает).

Можно ли поверить Богу,
Который нас так терзает?

Мария (сдерживая слезы, не глядя на Нимлота).

Он ведет нас разной дорогой,
А душа внутри умирает…

Граф Нимлот (порывисто разворачивая королеву лицо к себе) и Мария (не имеющая возможности сопротивляться).

Пусть обрушится небо на нас,
Пусть придет божий гнев.
За возможность любить тебя…
Пусть только раз,
Пусть это мой грех,
Пусть жизнь карает меня!

Граф Нимлот пытается поцеловать Марию, но та резко вскакивает, отталкивая его руку.

Граф Нимлот (оставаясь на коленях).

Когда приходит ночь, то я,
Молю луну на смерть.

Мария (сжимая свое горло рукою, отступая на несколько шагов от графа).

Когда я вижу тебя -
Моя душа готова лететь.

Граф Нимлот (встает с колен).

Есть история, написанная до нас,
Но возможность пережить хоть раз
И вкусить это сладкое чувство…

Граф Нимлот (хватает руку королевы и подтаскивает ее к себе), Мария (плача, но уже не отбиваясь).

Влечет к безумству…
Пусть обрушится небо на нас,
Пусть придет божий гнев.
За возможность любить тебя…
Пусть только раз,
Пусть это мой грех,
Пусть жизнь карает меня!

Мария (зарывается в объятия графа).

Я проклинаю день, где тебя нет,
И корону…и трон…и себя!

За спинами Марии и Нимлота мелькает тень. В блеске вечера и холодности сводов видно, что это Октавия. Прежде, чем ее замечают, Октавия успевает исчезнуть.

Граф Нимлот (целуя руки Марии, гладя ее по волосам так, как будто бы она самое хрупкое, что у него есть).

Я боюсь часа, в котором рассвет,
Я жив…я мечтаю любить тебя,
Желаю вкусить сладкое чувство.

Поднимает лицо Марии.

Пусть! Пусть это безумство!

Граф Нимлот и Мария.

Пусть обрушится небо на нас
За возможность испытать хоть раз…

Граф Нимлот целует королеву Марию. Снова мелькает Октавия, но пара так увлечена друг другом, что не замечает ее.

Сцена 2.7 «Отец»

Покои королевы Марии. Мария сидит в кресле, Октавия стоит за ее спиной. В комнате больше разноцветных предметов. Сама королева облачена в более смелое и более яркое розовое платье, Октавия также выглядит более ярко. Герцог Мэрроу – отец Марии, ходит по комнате взад-вперед, явно с трудом сдерживая терзающее его бешенство. Мария с деланным равнодушием наблюдает за ним, но ее руки дрожат. Присутствие Октавии, видимо, успокаивает ее.

Герцог Мэрроу. Я требую! Слышишь? Я требую, чтобы ты прекратила всякие отношения с графом Нимлотом! Виданное ли дело, чтобы королева путалась с каким-то… проходимцем!

Королева Мария. П…путалась?

Герцог Мэрроу (резко останавливается напротив нее). Да! Словно дворовая девка! Граф Нимлот…неужели ты готова пожертвовать всем своим положением, моим положением, браком и всеми клятвами ради какого-то…

Октавия (вступает с презрением). Ваша светлость, держите себя в руках!

Герцог Мэрроу (в гневе замахивается на Октавию, Мария вскрикивает в ужасе, но удара не следует). Ты вообще молчи, паршивка! Почему не донесла? Почему допустила?!

Октавия (с испугом, обнимая за плечи королеву Марию, которая бледнее листа бумаги). Я только хотела напомнить, что вы, ваша светлость, говорите с королевой!

Герцог Мэрроу. К дьяволу любую из твоих…

Королева Мария (ощутив внезапный прилив ненависти, величественно и быстро поднимается, сбрасывая руку отшатнувшейся Октавии с плеч, ее голос дрожит, но она как будто бы наслаждается своим давно сдерживаемым монологом).

Отец! Вы говорите с королевой!
Это значит – выбирайте слова!
Я полюбила и смело
Признаю, что больше не та!
Отец! Вы говорите не с той,
Что кровь вашей крови!
Вы говорите со мной…

Оглядывается на Октавию, та изображает аплодисменты и это подкрепляет дух Марии.

Покоритесь моей воле!

Герцог Мэрроу пораженно смотрит на дочь, словно она вдруг показалась ему совершенно чужой и незнакомой. Королева Мария, почувствовав это, ведет мягче:

Отец…вы говорите с королевой,
Так извольте выбирать слова.
Моя постель – не ваше дело.

Скрещивает руки на груди.

И не покорна вам она!

Герцог Мэрроу растерянно смотрит на дочь, но та сохраняет хладнокровие. Октавия указывает герцогу на дверь и даже открывает ее. Чертыхнувшись, герцог Мэрроу выбегает прочь.

Октавия, наблюдая за его отступлением, складывается пополам от хохота. Мария несмело улыбается и смотрит на Октавию, ожидая ее одобрения…

Сцена 2.8 «Мне – мечта. Свобода – вам!»

Зала Совета. Конец совещания. Советники выходят медленно, друг за другом, оглядываясь на леди Марди, беседующую с королем, беседующих тихо и неслышно. Остается и Эжон, который долго возится с бумагами, привлекая этим внимание леди Марди.

Леди Марди. Эжон, что ты там возишься?

Эжон. Ваше высочество, леди Марди, я нуждаюсь в разговоре с королем.

Леди Марди (фыркнув). По-дож-дёшь. (оглядывается на брата, вздыхает, поднимается). Впрочем… мы с тобой, брат мой, обсудим это позже.

Встает и выходит из залы. Эжон провожает ее взглядом. Марди закрывает за собою дверь. Король Вильгельм раскидывается в кресле устало и вольготно, прикрывает глаза.

Король Вильгельм. Я слушаю тебя, Эжон.

Эжон (вздохнув полной грудью прежде, чем начать).

Мой король, в глазах ваших тень
Всей разочарованной усталости.
Она – печать! Не первый день
Это клеймо тоски и слабости…

Король Вильгельм вздрагивает, открывает глаза и садится ровно, глядя на Эжона с удивлением. Эжон приближается к месту короля и садится рядом, по правую руку, понижая голос.

Я верен вам! Я верный пёс
И печаль я вижу вашу.
И маюсь ею, до утренних звезд,
Жажду подсластить вам чашу.

Король Вильгельм (с подозрительностью, словно бы опасаясь яда в словах Эжона).

Благодарю тебя, мой друг,
Я…видишь, в клетке будто.
С тех самых пор, что я супруг,
Я жду конца и час свой судный.

Обхватывает голову руками, как будто бы она у него болит.

Мне всё тоска! Ее я видеть
Не могу и не желаю.
Но как мне быть? Как род тот не обидеть?
Невозможно…и душою я умираю.

Эжон (зловеще и лукаво улыбаясь, качает головою, прикладывает палец к губам).

Мой король, не всё черно!
Я скажу, что подмечено давно:
Ваша супруга вам неверна.

Король Вильгельм вскидывается, потом застывает в задумчивости и обмякает, отмахнувшись.

Король Вильгельм.

Но она мне всё же жена!

Эжон.

Если докажете вы измену её,
Всё кончится! Слышите? Всё!
Её на родину…или в изгнание,
И исчезнет ваше разочарование…

Вильгельм живо хватается за руку Эжона, услышав спасение для себя, и улыбка невольно ложится на лицо короля.

Мой король, я сделать это могу,
Но взамен…

Король Вильгельм (нетерпеливо).

Ну? Что хочешь? Я отдам!

Эжон (решившись).

Я прошу…леди Марди – вашу сестру!

Король Вильгельм мрачнеет, яростно и скорбно поднимается из-за стола, проходит к окну и скрещивает руки на груди, прикидывая вероятное согласие Марди.

Я люблю ей! И желаю сильнее всего!
Смотрите: мне – мечта, свобода – вам!

Король Вильгельм (оборачивается к поднявшемуся и подходящему Эжону, тихо).

Моя сестра нрав имеет злой,
И нельзя ее сломить, но…

Качает головой, размышляя.

Да я бы рад видеть ее с тобой!
Но как уговорить ее на это?

Эжон (заискивающе, обмирая и робея).

Мне – мечта…свобода – вам!
Вы – король, нужны ли тут советы?
Вильгельм скорбно размышляет. Эжон бросается к нему.

Дайте её! Я свободу отдам!
Король Вильгельм.

Против воли сестры, но…мне – свобода.

Эжон.

Я люблю ее. Мне мечта.

Король Вильгельм.

Новая жизнь сердцу моему?

Эжон.

Уже с утра!
Мне только ночь…отдайте мечту,
Мне – мечта. Свобода – вам!

Король Вильгельм (решаясь).

Беру сестру! Я все отдам!

Скрепляют рукопожатием, Эжон – счастливый безмерно, удаляется прочь. Король Вильгельм в ярости ударяет кулаком по столу.

Король Вильгельм (тихим яростным шепотом). Марди, я не хотел этого! Но ты вынудила меня! Если бы ты пошла за кого-то, если бы ты пошла… я король. У меня есть долг. И ты покоришься своему долгу. Ты покоришься…

Слезы выступают на глазах короля. Он мгновенно утирает их.

Сцена 2.9 «Письма…»

Кабинет Эжона. Он стоит в нервном возбуждении у стола, опираясь на него, разглядывает Октавию, нагло развалившуюся в кресле напротив.

Октавия. Я хочу больше! Вы обещали мне титулы и монеты. Но я хочу еще кое-что…

Эжон. Не много ли для такой дешевой души, как твоя?

Октавия. Может быть, и много, но… вам нужны эти письма, так? А мне нужен выгодный брак. И если вы не устроите мне это, то не видать вам писем…а еще я скажу королеве…

Эжон. Что шпионила за нею?

Октавия (смеется). Нет, что вы пытались заставить меня шпионить за нею. Все ваши обвинения – оговор за то, что я не покорилась вам.

Эжон. Ну что ж…будь по-твоему.

Мне нужен след:
Письма тех, кто обречен.
Я их выведу на свет,
И тогда ты получишь своё!

Октавия (весьма вольно раскидываясь, улыбаясь).

Мне нужно больше, Эжон,
Я предаю королеву! Её
И это…

Эжон (ударяя ладонью по столу).

Письма тех, кто обречен!
Мне нужны они для победы,
А ты – получишь всё!
Что сможешь пожелать.

Октавия (изящно поднимаясь из кресла).

А ты…получишь ее?
О которой мог лишь вздыхать?

Усмехается. Эжона подбрасывает в ярости.

Эжон (наступая в бешенстве на Октавию).

Ты! Не смей со мной играть!
Ничтожная девка, подлая тварь!
Кто станет тебя вспоминать?
Кому твоей жизни жаль?

Загнав ее в угол, успокаивается и отходит, приветливо и тепло улыбаясь.

Слушай меня внимательно,
Поступи же – сознательно!
Сделай, что я хочу.
И когда я свое получу -
Ты не будешь в накладе!

Улыбается, подманивает Октавию к себе. Та покоряется.

К чему вражда во взгляде?
Ступай и принеси мне то,
Что даст тебе всё.
Письма тех, кто обречен!

Октавия (кивает с холодной улыбкой).

Я поняла тебя, Эжон!

Сцена 2.10 «Сколько?»

Покои леди Марди. Всё та же бесприютность, что и впервой сцене первого действия. В покоях, друг против друга, за столом, заваленном все также бумагами, сидят леди Марди и граф Нимлот. Оба прикладываются к своим кубкам, наполняют их из большого кувшина.

Граф Нимлот.

Ну? Ответь мне, змея,
Сколько еще играть не того?
Делать вид, что влюблен я,
Не имея в душе ничего?

Марди улыбается. Графа Нимлота это раздражает еще сильнее.

Ну, сколько? Не тяни!
Не пройдут уловки твои!
Сколько еще шутом быть,
И лживой влюбленностью жить?

Марди подливает ему вина из кувшина, но граф хватает ее за руку и несколько капель вина проливаются на ее рукав. Марди ласково касается второй рукою щеки графа, проводит по ней нежно, и подливает ему все-таки вина.

Мне на королеву плевать!
Всё, что умеет она – рыдать!

Граф Нимлот даже фыркает в раздражении.

Я взялся за это для тебя,
Ну скажи мне хоть что-то, змея!

Марди поднимается из-за стола, медленно обходит его, и обнимает графа Нимлота со спины. Он откидывается назад, увлекаемый ее объятиями.

Марди.

Друг мой…друг мой!
Ты дошел до побед.
Она уже давно ходит женой,
но король…словом, наследника нет.
Спасибо, что слову моему внял,
И теперь, по доносу, в ней жизнь зарождается…

Граф Нимлот (резко перехватывая ее руки).

Ну что же…я рад, что сделал, как обещал,
А теперь вопрос, что оплаты касается!

Марди (трется головою об его щеку, слегка целует в шею).

Но прежде учти то,
Что никто…повторяю! – никто…

Граф Нимлот (увлекает ее к себе на колени и Марди покоряется).

Не с идиотом говоришь! Ты
Лучше всех знаешь мои черты.
Ты вспоминаешь наши дни,
Где мы были полны любви?

Марди (прикладывает палец к его губам).

Тише! Видишь, как я
Люблю брата своего – короля?!
Даже отдала жене его все то,
За что убила бы кого-нибудь давно…

Граф Нимлот (пытается укусить палец Марди, улыбается, когда она отдергивает руку).

Лукавая речь! Ладно! Как
Ты оплатишь услуги мои?
Я ведь не просто так
Вспоминал сейчас те дни…

Марди (тихо смеется, запрокидывая голову назад).

Скажи, сколько ты хочешь монет?
Сколько титулов и заслуг признать?
Сколько? Я приму любой ответ…

Граф Нимлот (шаря рукою по телу Марди)

Как измерить то, о чем потом молчать?
Спросят у меня: «откуда?»
И что я скажу? «Чудо?»
ну уж нет, дорогая моя,
Предложи что-нибудь другое мне…

Марди (вдруг ловко высвобождается от рук графа, встает и наполняет свой кубок из кувшина).

Сойдемся, граф! Ведь я
Тоже помню о тебе…

Выпивает.

К слову…придется тебя удалить
От двора.

Граф Нимлот (темнея лицом).

И…и сколько же мне в удалении жить?

Марди (пожимая плечами).

Ну, пока…

Граф Нимлот (медленно поднимаясь из-за стола, его душит злость).

Ты так легко
Забываешь добро?

Марди (насмешливо).

О чем слова твои?

Граф Нимлот.

Ты забыла все заслуги мои?
Забыла, что ты, змея,
Должна боготворить меня?!

Сцена 2.11 «Ты забыла…»

Покои Марди. Граф Нимлот в яростном бешенстве. Марди – надменная.

Граф Нимлот.

Ты, наивная, забыла,
Чем обязана мне?
Твоих женихов взяла могила…

Марди.

Я все возместила тебе!

Граф Нимлот (усмехается, протягивает руку, берет прядь волос Марди и накручивает локон на пальцы)

Ты, забыла, как умоляла
Тебе спасении от брака дать?
Как скулила и как рыдала,
Обещалась любое мое желанье принять?

Марди (отталкивая руку графа от своих волос, с плохо скрытым страхом).

Я заплатила за это!
И всё, что обещала я…

Граф Нимлот (издевательски).

Хороша сплетня для света!
Еще бы! Сестра короля!
А спуталась с кем, а?
Сделала что? Чьей рукой?

Марди (оббегает стол, бросается ему на грудь).

Прошу тебя, тише! Тише!

Нащупывает, вроде бы как, не глядя, кубок на столе и протягивает графу.

Вот! Возьми вина!
Останься здесь, со мной.

Граф Нимлот (выпивает, другой придерживая возле себя Марди).

Ты забыла, ты явно забыла,
Что твоя жизнь – моя!
Что есть одна великая сила
И эта сила – я!
Ты забыла, Марди!
Ну что ж…погоди…
садится в кресло, увлекая ее с собою.

Я заставлю помнить тебя!

Марди (обхватывая его лицо).

Не нужно! Все помню я!

Сцена 2.12 «Я все помню о нас…»

Марди (с заискивающей лаской)

Я всё помню, милый мой,
Я всё помню о нас.
Каждый день с тобой
И каждый час.

Граф Нимлот расслабляется и, подражая примеру Марди, снова прикладывается к кубку.

Я помню твою услугу мне,
Помню, как свободу от брака обрела.
Помню, что хотела сказать тебе
Ничего не значащие слова…

Отставляет свой кубок, встает с колен графа Нимлота. Его тело странно дергает, но он улыбается, будто бы не заметив.

Я всё помню, милый мой,
Но есть долг передо мной
И что вчера было лаской,
Сегодня – опаска.

Лицо графа Нимлота темнеет. Он встает из-за стола, но его тело качает. Чтобы не упасть он вынужденно вцепляется в стол и смотрит с ненавистью на Марди, пытаясь промолвить хоть слово. Марди остается на месте, она смотрит с сочувствием и даже болью.

Я помню все о нас,
Но есть долг – не забывай.

С грохотом граф Нимлот падает на пол. Его тело сотрясает судорогами, а потом он затихает. По лицу Марди, следящей за его мучениями, текут слезы.

Помню о тебе и мне.
Помню день…помню час.

Опускается на колени перед трупом графа Нимлота. Целует его в лоб.

Этим вечером яд в вине.

Встает.

Прощай…

Сцена 2.13 «Не страшен суд…»

Кабинет Эжона. Полумрак. Тускло горят несколько свечей. Эжон ходит из угла в угол, ломая руки в лихорадочном ожидании.

Эжон.

Суд не страшен тому,
Кто сильно мечтает.
Я получу его сестру -
Сердце мое того желает.
И если бы она
Согласилась быть моей,
И пришла сама -
Я был бы счастливее всех людей…

Останавливается, будто бы налетев на невидимую стену, некоторое время пытается взять себя в руки, затем начинает ходить кругами.

Но нет…она упряма!
Отказывается, сбегает!
Оставляет только раны,
Но душа ее желает…

Останавливается, недовольно смотрит в окно, цедит:

-где же эта дрянная Октавия?

И снова начинает метаться.

Пусть жестокой ценой,
Но она моей станет.
Не страшен суд любой,
Когда сердце желает!
И грязь не липнет к рукам,
Когда горишь от любви.
И никаким судам
Не унять пожар в груди.

Останавливается, прислушиваясь к шагам. В коридоре слышны шелесты, но как будто бы от нескольких человек. Быстрый шепот, шорох и все затихает. Эжон отворачивается от дверей, успокоившись, идет к столу.

Грязь не липнет, когда
Желаешь чего-то давно.
Плевать на суд! Плевать!
вздыхает, раскладывая бумаги.

Ах, если бы она сама
Пришла ко мне, но…
Я сам сумею ее забрать!

Робкий скрежет в дверь. Эжон усмехается:

-Давно пора! Тебя, Октавия, только за смертью посылать!

Эжон идет к дверям, открывает их и нос к носу сталкивается с облаченной в черные одежды Марди. Она появляется в окружении трех или четырех (также облаченных в темное, а потому, теряющихся в тени людей). Эжон невольно отступает назад, не ожидая встретить свою любовь.

В полумраке блестит ядовитым серебром лезвие кинжала. Мгновение и тело Эжона падает к ногам Марди.

Не дрогнув, Марди жестом велит затворить дверь. Тени теряются в сумраке кабинета, кто-то оттаскивает тело Эжона немного дальше от порога. Тишина…

Сцена 2.14 «Я не хотела!»

В кабинете Эжона недолго правит тишина. Через несколько минут раздается стук в дверь.

Октавия (за дверью). Эй, ваше злодейство! Я принесла то, что обещала…только у меня новые условия!

Марди жестом указывает на дверь. Одна из теней ее верных людей открывает дверь и Октавия входит.

Октавия (оглядываясь). А почему тут так… (спотыкается о тело Эжона, мгновенно замечает Марди, вышедшую из полумрака и вздрагивает, когда закрывается за нею дверь и перед дверь возникает человек). О-ох…

Октавия мечется взглядом, но верные люди Марди подступают к ней со всех сторон, отрезая пути отступления. Марди же сама остается напротив дверей, полусидит на столе Эжона, разглядывая Октавию.

Октавия (дрожащим голосом). Что происходит? вы…леди Марди!

Леди Марди. Октавия, ты осталась верна себе! Твоя беда в том, что у тебя нет идеи…даже вон у него и то была идея. А у тебя нет. ты искала выгоды. (слезает со стола). И сейчас твоя выгода в том, чтобы отдать мне письма.

Октавия (цепенея, когда круг людей вокруг нее сжимается). П…письма?

Леди Марди. Письма, да. Письма, которые наша неосторожная юная королева глупо и напрасно писала графу Нимлоту. Но ты не переживай за трон, Октавия! Леди Марди все прикроет…

Октавия стоит, боясь шевельнуться. В ней происходит какая-то странная борьба. Марди, устав от бесплотного наблюдения, жестом дает приказ.

Тотчас с двух сторон Октавия подхватывают люди сестры короля, а третий человек грубо, бесцеремонно, не замечая никакой попытки Октавии к визгу или отбиванию, обшаривает ее и вытаскивает из ее корсета несколько сложенных листов бумаги. Бумаги передаются Марди.

Леди Марди пробегает бумаги глазами, усмехается и прячет их в корсаж своего платья. Жестом приказывает отпустить Октавию. Октавию выпускают и она падает, разбивая колени об пол. Вскрикивает, случайно коснувшись рукою трупа Эжона. Рыдает, перемешивая слезы с выкриками и мольбами.

Октавия.

О…внемлите гласу моему!
Я не хотела пасть во тьму!
тычет пальцем в труп Эжона, подбирая под себя ноги, пытаясь отползти, но люди Марди не дают ей этого сделать.

Это всё он! Это всё он!
Проклятый Эжон!
Он меня пугал!
Он заставлял меня…
Он мне подло лгал.

Валится на бок, жалостливо воет и рыдает, но Марди только с презрением наблюдает за нею. Люди Марди стараются не смотреть на распластанную и бьющуюся в истерике Октавию.

Запуталась я!
Я не хотела вредить,
Но он хотел меня убить,
Если ослушаюсь я…

Пытается броситься на коленях к леди Марди, но кто-то из людей Марди не дает ей этого сделает и отшвыривает ее обратно.

Я не хотела! Он вынудил меня!
О! О! бедная! Октавия так слаба -
Она боялась…и поймана она.
И она не хотела, нет, нет!

Хватается за голову, всеми силами изображает из себя полнейшее отчаяние. Леди Марди стоит, склонив голову на бок, в любопытстве наблюдая за нею, словно за зверушкой.

Это всё он! Это все он!
Вестник всех бед!
Проклятый Эжон!
А я не посмела…
Я не хотела! Не хотела!

Марди щелкает пальцами. Ее человек, перекрывавший дверь, подходит к Октавии за спины, хватает ее за волосы, задирая голову,и ударяет ее кинжалом. Октавия еще мгновение хлопает глазами, пытается что-то крикнуть, но кровь идет горлом и она, обливаясь кровью, падает замертво.

Сцена 2.15 «Нечто хуже, чем смерть»

Марди дожидается, когда Октавия затихнет, затем, подбирая платье, чтобы не запачкать его, садится на колени перед нею, проверяя, точно ли она мертва.

Леди Марди.

Да, друзья…этот вечер
Давит нам на плечи
Тяжелой тоской…

Люди Марди согласно кивают друг другу, затем, не сговариваясь, отточенными движениями начинают убирать тело Эжона куда-то через маленькую, незаметную прежде дверь.

Такой молодой!
И так уйти, не пожив,
Без покаяний и молитв!

Люди начинают убирать кровь Эжона.

Кто ее тело оплакивать будет?
Есть законы, что не судят,
Но сегодня признаю – мне жаль!

Марди поднимается, указывает на тело Октавии. Его поднимают с пола и укладывают на софу. Один из людей Марди бросается вытирать кровь.

Нежная юность…смерти вуаль,
Ну что же…не я!
Решаю за жизни, друзья.

Идет к столу Эжона, наливает остатки вина из его кувшина в его кубок и выпивает залпом, пока замывают и затирают кровь с пола.

С ней приключилось дурное,
Чего никому не воспеть.
Ее жизнь ничего не стоит,
С ней нечто хуже, чем смерть.

Леди Марди достает из корсажа отнятые письма, разрывает каждое в мелкие клочья и кидает их в камин, который для нее разжигает один из ее людей.

Она…одна из тех, кто
Не значит ничего,
Но желает все исправить.
Желают власть, желают править,
Не зная, что значит жить,
Умея предать, не умея любить.

Поворачивается к столу Эжона, проглядывает его бумаги. Некоторые отправляет следом в камин. Ее люди скорбно стоят, не мешая.

Да, друзья, это вечер такой,
Серый, страшный, смурной
И мы будем молчать.
Забыв о той, что умела лишь предавать,
Жила, не умея гореть…

Леди Марди идет к дверям, поправляет на плечах мантию. У дверей оглядывается на мертвую Октавию, оставленную на софе.

Не услышит мольбы «очнись!»
С ней – нечто хуже, чем смерть.
С ней – абсолютно пустая жизнь!

Выходит первая. за нею, тенями выскальзывают ее люди.

Сцена 2.16 «Круги милосердства»

Извилистые потайные галереи и проходы. Впереди – человек Марди со свечой, за ним – Марди, следом – еще трое.

Марди.

Когда-то кончается то,
Что жизнь отравляло давно.
Всему приходит итог,
Кончается любая из дорог…

Доходят до развилки. Одна из теней исчезает в ней, скрывается в темноте. Остальные идут дальше.

В пепел и в прах уходит любовь,
В венах остынет вечно горячая кровь,
И храбрец, что жил войной,
Уходит, обретая вечный покой…

На следующей развилке исчезает другая тень.

Тайны хранит душа и печаль,
Что происходит – скрывает ночи вуаль,
Оберегая самое нежное сердце,
Все идет на круги милосердства!

Человек Марди, идущий за нею.

Скажите, а что дальше будет?

Марди (поднимаясь следом за человеком со свечой).

Небеса нас всех рассудят!
но это будет после смерти.
А сегодня – нам свидетель ветер,
Все будет так, как прежде было:
Возвращаются и слабость, и сила,
Уходят те, кто не должен -
И пусть сегодня принять это сложно,
Но есть долг, а в долге – тайны,
И печали – неслучайны!

Слуга, идущий за Марди, исчезает в первом повороте. Слуга, идущий впереди Марди, гасит свечу – так как они выбираются в светлые коридоры. Марди кивает провожатому и идет дальше одна, оставляя его за спиной. Коридоры пусты, но полны шелестов, шорохов…слышно сдавленное рыдание королевы Марии.

Я буду молчать, зная,
что на самом деле скрываю.
Буду беречь – и верное средство:
Всё вернуть на круги милосердства!

Король Вильгельм выходит из своих покоев навстречу сестре. Он бледен. Марди кивает ему.

Король Вильгельм. Все кончено?

Леди Марди. Не сомневайся.

Король Вильгельм. Граф?

Леди Марди. Мертв.

Король Вильгельм. И Эжон?

Леди Марди. И он.

Король Вильгельм. Жаль… (Марди поводит плечами). А письма?

Леди Марди. Их нет. будет наследник. Она уже на немалом сроке. А дальше – я решу ее присутствие. Иди спать, брат мой.

Вильгельм идет к себе, но останавливается, оборачивается на Марди.

Вильгельм (с какой-то беспомощностью). А она будет страдать? Будет страдать о нем?

Марди (смотрит на брата очень внимательно, затем решает). Нет.

Вильгельм. Это хорошо!

Король Вильгельм исчезает в своих покоях, умиротворенный. Леди Марди идет дальше, поправляя на продрогших плечах тонкую мантию.

Марди.

Милосердно приходит ложь,
Скрывая правды острый нож,
И молчание – верное средство,
Для хрупких кругов милосердства.

Заходит в свои покои, закрывает дверь. Ее покои уже очищены от крови и тела графа Нимлота.

Она стоит, борясь со слезами, снимает непослушными руками тяжелые темные одежды.

По коридорам ушла тайна,
И моя печаль неслучайна,
Ведь никто не жалел меня…

В ярости отбрасывает мантию в сторону и тут же обмякает в кресле.

Милосердной буду я…

Наливает себе полный кубок вина и выпивает одним глотком.

Молчание – вот верное средство
Для хрупких кругов милосердства!

Конец второго действия.

Конец произведения.































Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Драмы в стихах
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 24.05.2021 в 12:52
Свидетельство о публикации: №1210524420996


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1