Жаркий карьер


1

Возле большой камнедробилки, замершей у края глубокого карьера и похожей своими контурами на динозавра, собралась толпа рабочих . Припорошенные  белой, словно мука  пылью, они живо обсуждали происшествие. На смуглых лицах лежала печать растерянности и недоумения. Взоры были обращены на  неподвижного мужчину, зажатого, словно в тисках  металлическими жерновами дробилки.
— Как его только угораздило? Может, по пьяной лавочке сунулся? — вопрошал коренастый парень с седыми от пыли усами. — Потерял  равновесие — и крышка. Упаси, Господь, от такой смерти.
— Степан сухой закон чтил, на работе не злоупотреблял, возразил другой мужчина.— Здесь, наверное, дело нечисто. Кому-то он дорогу перешел. Только ты, паря, помалкивай, если жизнь дорога...
Он резко оборвал фразу при виде подъехавшего милицейского УАЗа. Из него вышли оперработники — следователь  Владимир Щеглов, оперуполномоченный угрозыска майор Василий Белозерцев и мастер участка карьера  Мыкола  Евтух.
— Разходьтесь швыдче, швыдче, — замахал мастер руками на рабочих  и те,  нехотя, разбрелись по своим местам. Машинист камнедробилки по металлической стремянке поднялся в  кабину агрегата.
Евтух провел оперативников к приемному устройству агрегата, пояснив, что сюда из  горизонтов карьера, где режут стандартный камень, автомашинами  доставляются отходы производства: бут, мелкие куски камня. Они  перемалываются жерновами в  тырсу.
— Ось тут Степанэ Егоршин, —  с мрачным видом указал Мыкола в стальное чрево дробильного агрегата. Щеглов и Белозерцев между жерновами с зубьями увидели изувеченное, присыпанное  тырсой и мелкими кусками камня тело  мужчины с вывернутыми руками. В волосах, словно смола, запеклась кровь, левый глаз вылез из орбиты, окровавленное  лицо исказила гримаса. Ноги несчастного утонули в стальной пасти дробилки. Зрелище не для слабонервных — подумал Василий.
—  Я наказав ничого не триматы, — похвалился Евтух.
— Правильно сделали, — одобрил Щеглов и спросил.— В чем заключалась работа Егоршина?
— Почекайте, зараз  побачите, — обрадовался  вопросу мастер и поманил рукою за собой. Они поднялись следом за ним по крутой стремянке на небольшую площадку, расположенную напротив приемного устройства дробилки.
— Ось як, Степанэ брав камни, «карандаши» из лотка, чтоб воны на забылы дробилку, — Мыкола наклонился над металлическим барьером, имитируя хватку камня.— Потим вин камень бросае  в сторинку. Мабуть и сам  зирвався вниз...
— Что еще за карандаши? — удивился Белозерцев.
— Так мы называемо довгый  камень с углом, дюже похиж на оливец, — усмехнулся мастер. — Гарный материал для дач и гаражей.
— И много потребителей у этих оливцив? — поймал его на слове следователь.
— Не знамо,  цим займается  виддил сбыту, — сухо ответил Евтух. — Моя  справа, чтоб техныка справно працювала. Як кажуть, щоб колеса крутились.
— Охарактеризуйте личность погибшего,  — попросил Щеглов.
— Степанэ? мужык як мужык, — почесал жирный затылок Мыкола. — Работа у нього була тяжка, сами бачитэ.
— Да, уж не мед, — подтвердил Владимир. — Другого сюда, на эту каторгу, калачом не заманишь.
— Вин  це знав и дозволяв соби вильности, — подхватил самодовольно  Евтух.
— Какие еще вольности?
— Пыв самогон, як сивый мерин.
— В рабочее время? А куда же вы глядели, как начальник?
— Чего не бачив, мабуть и пыв, за  всимы не уследкуешь. Ось якый участок, — мастер широко развел руками, словно пытался захватить в охапку  большой разрез.
— Производство опасное, техника безопасности должна быть на высоте, — напомнил Белозерцев.
— З техникою безпеки повный порядок, — отчеканил Евтух, заранее предвидя этот вопрос. — Кожень  тыждень инструктаж. Ось журнал. Тут и подпись  Егоршина, що вин знаем з правылами техникы безпекы. Повный порядок.
— Если у тебя повный порядок, тогда позови машиниста дробилки, — велел следователь.
— Прохор! Прохор! — что есть мощи, закричал мастер и только после того, как подал  знак рукой машинист, спустился вниз. Тяжеловатая походка, круглолицый со шлемом танкиста на голове.
— Сымы шлем, мабуть спыш в ньому?! — прикрикнул на него мастер. — Дробылка зараз не працюе.
Прохор, нехотя,  стянул с головы шлем и виновато, переминаясь на месте,  произнес:
— Не могу уже без него, привычка — вторая натура.
— Где вы находились, когда произошло ЧП? — спросил Щеглов.
— В кабине. Регулировал нагрузку, следил за  показаниями приборов.
— Вы слышали крик о помощи?
— Нет, ничего не слышал хоть кол на голове теши, дробилка гремит, как  железнодорожный  состав, — ответил машинист.— Работаю уже целый год в шлеме, чтобы не оглохнуть.
Слух стал терять из-за этой адской работы. Ушел бы, да другой нет. Безработица.
— Почему Егоршин работал без страховочного пояса?
— С ним неудобно, я как-то попробовал, сковывает движения. Вот Степан и решил, что без пояса сподручнее. Жаль, хороший мужик был, страшная смерть — врагу не пожелаешь.
— Степан на работе злоупотреблял спиртным?
— Чего не знаю, того не знаю. Работал исправно. Теперь на его место добровольцев не будет.
— Кроме Егоршина, еще кто-нибудь был с ним на площадке?
— Не знаю. Из моей кабины площадка не видно.
— Почему тогда остановили агрегат?
— По напряжению дробилки почувствовал что-то не ладное. Решил, что жернова забились бутом,  карандашами». Так и прежде нередко случалось. Останавливал машину  и Степан с помощью лома освобождал жернова от крупных камней. И на сей раз спустился вниз и обмер — Степан в жерновах и весь в крови …
Белозерцев вслед за Прохором вскарабкался в  кабину машиниста и удостоверился , что из нее площадка, где работал Егоршин, не видна. Это внушало доверие и к другим показаниям Прохора. «Все подвергай сомнению и проверяй,  только тогда тебе откроется истина — этому принципу Василий следовал непреклонно.
Вскоре прибыли вызванные Щегловым по радиостанции судмедэксперт Спицын и эксперт-криминалист капитан Будченко. Первый констатировал факт смерти, второй сделал несколько фотоснимков трупа, а также произвел съемку видеокамерой. Только после тщательного внешнего осмотра трое рабочих извлекли труп из дробилки. Он походил на тряпичный манекен с переломанными шейным позвонком, руками и ногами. Положили  на носилки.
— Он был  под градусом ощущается запах спиртного, — сообщил Спицын.
— А вот и вещдоки, — Будченко аккуратно, двумя пальцами ухватившись за горлышко, извлек из глубокого кармана спецовки Егоршина пол-литровую бутылку, заткнутую бумажной пробкой с остатками жидкости на донышке. Положил в полиэтиленовый пакет. Из второго кармана вытащил не большой сверток. Развернул обрывок газеты — ломтик черного хлеба и надкусанный с разорванной блестящей фольгой сырок. «Это удача», — с удовлетворением подумал эксперт-криминалист.
— Хоть перед смертью успел выпить и закусить, — заметил один из рабочих. — Под градусом и море по колено, и черт не страшен.
— Эх, судьба-злодейка, не знаешь, где оступишься, — поддержал его второй и с грустью добавил: — Все мы там будем... Степан вот разбился, а бутылка цела.
— Высокое качество, — усмехнулся первый. — Как в анекдоте, чья резина лучше? Сам разбился, а  калоши целы остались. Так и здесь.
Этот короткий диалог не ускользнул от слуха Белозерцева. «А ведь действительно, почему, упав с высоты в два с половиной метра на металл, бутылка не разбилась? Только ли дело в качестве?» — подумал он, озадачившись.
— Поторопитесь с результатами экспертиз, — велел Спицыну и Будченко следователь,  как руководитель опергруппы.
— Мы — не боги, но сделаем в срок, — ответил за двоих капитан.
— Да, Анатолий, не забудь, вели своим ребятам изготовить манекен по  параметрам и весу, подобный телу Егоршина.
— Вас понял, товарищ майор, — улыбнулся догадливый эксперт-криминалист.
— Что ты, Василий, задумал?— спросил Щеглов, улучив момент, когда рядом никого не было.
— Следственный эксперимент. Один из мужиков метко подметил, почему бутылка не разбилась. Сбросим с площадки манекен с бутылкой  в кармане на жернова и поглядим, что получится. Каково качество стекла.
— А у тебя голова варит, — похвалил следователь.
— Мужичков надо слушать, Володя. Не все бухари, есть зоркие и смекалистые ребята, — заметил Белозерцев. — А вообще надо почаще практиковать следственные эксперименты на месте преступлений, воссоздавая  ситуации, близкие к реальным. Вспомни, в одном из фильмов актер Евгений Леонов, играя роль следователя, на себе провел следственный эксперимент, сорвавшись с подножки вагона под крутой откос.
— Как же, помню. В фильмах все можно изобразить, а в жизни ситуации сложнее, — улыбнулся Щеглов. — По этому будем реалистами.
— И оптимистами, — добавил майор и заметил: — Напрасно мы кинолога с собакой  не вызвали.
— Пустая трата времени, — возразил капитан. — Во-первых, до нашего приезда так наследили, что ни один пес не разберется. И во-вторых, тырса, пыль,  как губка поглощают все запахи. Так что нашей Пальме задача не под силу. Здесь пыль, словно  пороша, все заметает, стоит только машине проехать.
— Убедил, — сдался Белозерцев. — Однако для успокоения совести надо  использовать все возможности.
В знак согласия следователь кивнул головой. Труп Егоршина в сопровождении Спицына отправили в морг на вскрытие. Будченко с пакетами вещдоков отбыл в экспертно-криминалистический отдел (ЭКО). Составив протокол осмотра места происшествия , Щеглов и Белозерцев через полчаса отбыли в УВД.
 
2

— Возможны две причины происшествия, — сказал Щеглов, вместе с Белозерцевым расположившись в своем кабинете. —  Егоршин хватил лишку, в бутылке не достает почти четыреста граммов, попытался поднять камень. Не рассчитал силы, потерял равновесие и рухнул вниз на жернова дробилки. Вторая, совершено умышленное убийство. Для кого-то Егоршин мог представлять серьезную опасность. Может, он располагал негативной  информацией или его убрали из чувства мести. Имитировали   несчастный случай. Придется изрядно поломать голову.
— Да, надо постичь мотивы, — согласился Василий. — А они могут быть самыми неожиданными. Мотивы поступков и действий людей многообразны, как сама жизнь. Я успел навести справки. Егоршин на учете в наркологическом диспансере не состоит и в списках клиентов медвытрезвителя не значится. Не самоубийца же он , чтобы среди бела дня напиться до чертиков, зная опасный характер работы. Ты заметил, что если  машинист Прохор положительно отозвался о Степане, то  мастер Евтух напустил тумана, подкинул негатив по части пьянства, а сам  подстраховался росписью Егоршина в журнале по правилам  техники безопасности. Мол, с меня взятки гладки.
— Противоречия  уловил,— согласился следователь.
— Но надо понять и Евтуха. Психология любого начальника — отвести от себя неприятности, выйти сухим из воды, поэтому он поступает сообразно собственной логике — сохранить свое положение, остаться при должности. Одним словом, честь мундира.
— В этом есть резон, — продолжил майор. — Но когда ты, Володя, поставил перед Евтухом вопрос о порядке реализации бута, «карандашей», то он продемонстрировал свою непричастность к сбыту стройматериалов и сознательно увел разговор в другое русло.
— Я тоже обратил на это внимание, — подтвердил Щеглов. — Это навело меня на мысль: не связана ли  гибель Егоршина с существующей в карьере системой реализации камня и других сопутствующих материалов? Надо озадачить сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Пусть проследят всю цепочку с момента выработки камня до доставки его потребителям. То же самое касается сбыта бута и  «карандашей», ведь, по признанию Евтуха, они пользуются повышенным спросом у застройщиков.
Время от времени Щеглов и Белозерцев, рассуждая  над версиями, бросали  взгляды на телефон. Что скажут эксперты? Терпение  увенчалось долгожданным  звонком. Первым позвонил судмедэксперт Спицын.
— В крови Егоршина алкоголь не обнаружен, — интригующим голосом и, выждав паузу, пояснил он.— Это значит, что самогон из бутылки был залит ему в горло уже после того, как наступила смерть. Я связался с  Будченко, его химики провели  анализ содержимого бутылки. Сомнений нет — самогон-первач, крепость шестьдесят три градуса, горит синим пламенем. Итак, вывод, один — имитация несчастного случая на почве пьянства.
— Умышленное убийство, — произнес в трубку Щеглов.
— На языке юристов это так,— вздохнул  Спицын.— Егоршин не страдал алкоголизмом, печень здоровая,  без признаков цирроза. Группа крови вторая, резус отрицательный. Акты  заключения судебно-медицинской экспертизы пришлю нарочным. Ищите убийцу, желаю удачи.
— Причина смерти? — настоял следователь.
— Целый букет: черепно-мозговая травма, перелом шейных позвонков, многочисленные переломы,  большая потеря крови. Через мясорубку  прошел, муки адовы,— заключил Спицын.— И близких родственников нет, некому будет и оплакать. Такой ужасный финал. В голосе судмедэксперта, за пятнадцать лет насмотревшийся на человеческие трагедии, следователь почувствовал неподдельную горечь. Но в следующее мгновение Щеглова охватил профессиональный азарт. Он набрал номер ЭКО и, услышав отзыв  Будченко, напористо спросил:
— Анатолий, поди, заснул, что нового? Спицын тебя опередил.
— Скор ты, однако, Владимир, я ведь не компьютер,— дружелюбно отметил эксперт-криминалист.— У меня работа тонкая, требует точности. Это у Спицына с трупами никаких проблем, лежат, как огурчики, для них бренная,  земная жизнь позади, а от моих экспертиз зависит судьба человека.
— Ладно.
По дну карьера натужно рыча ползали бульдозеры, сгребая тырсу к противоположному краю огромного котлована. Скребли дорогу грейдеры. Оранжевые КамАЗы и голубые ЗИЛ-1ЗО стояли под по- грузкой. За движущим транспортом тянулись, медленно оседая, густые шлейфы белой пыли, и поэтому ландшафт был похож на лунный пейзаж. «Работа  набирает темпы», — подумал Белозерцев, заметив, как первый доверху груженный камнем КамАЗ, осевший под тяжестью, упорно выбирается из карьера на дорогу. Василий заторопился к развилке дорог и еще издали увидел возле  разросшегося куста шиповника двух мужчин.
— Привет, мужики! За кем я буду? — дружелюбно произнес он. Те молча переглянулись, не ответив на приветствие.
— А-а, понимаю,— вздохнул майор.— И здесь конкуренция, рыночные отношения, куда ни ступи, везде коммерция. Я, мужики, не в обиде. Не хватило полсотни камня, чтобы достроить гараж, так что нужда заставила. Знающие  люди подсказали, где взять камень.
— Это твои проблемы,— мрачно отрезал старший по возрасту мужик.— На гараж не хватило, полсотни камня мог бы и на дороге насобирать. Тележку в руки и вперед с песней. Вот если бы пятьсот или тысща, тогда другое дело...
Мужчина оборвал фразу, как только из-за пригорка показался КамАЗ, подмеченный Белозерцевым  еще с гребня отвала. Мужчина резво подбежал к обочине и поднял руку. Водитель нажал на педаль тормоза и пелена пыли окутала машину. Когда она рассеялась, Василий увидел, что мужчина, стоя на подножке, разговаривает с водителем. Минуты три спустя,  спрыгнул с подножки, и КамАЗ тронулся дальше. Белозерцев запомнил госномер. Мужчина подошел с непроницаемым выражением лица, закурил.
— Договорился? — подступил к нему напарник, долговязый парень.— За сколько баксов?
— Молчи, дуралей, держи язык за зубами,— бросил тот и недоверчиво посмотрел на Белозерцева. «Неужели он меня знает. Вроде бы прежде  не встречались?” — терялся  в догадках майор. И не смутившись, упрекнул:
— Вы что, мужики, травмированные, ведете себя, как контрразведчики.
— Сам ты травмированный,— огрызнулся старший.— Торчишь здесь из-за пятидесяти камней. Чудак, кто тебе их повезет? Здесь продают оптом. Мог бы у дробильщиков  выпросить бутылок за пять самогона.
— Мне стандарт нужен,— робко возразил Василий.
— На хрен тебе стандарт. Из  «карандашей» на халяву, что угодно можно построить, хоть замок,— разозлился мужчина.— Ни бельмеса в строительстве не смыслишь, а гонора хоть отбавляй. По пустякам голову морочишь.
— Насчет «карандашей» — это ценная идея. Спасибо за совет прораб,— улыбнулся майор и хитро подмигнул парню. — Не подмажешь — не поедешь, Щас я этим делом займусь. У кого здесь поблизости можно купить крепкий самогон, такой, чтобы сразу по шарам ударил?
— У бабки Матрены, крепкий, настоящий спотыкач,— загорелись глаза у парня.— Сам пробовал. Куда там американскому «Белому орлу».
— Черт тебя за язык дернул, Иван,— набросился на парня мужчина.— Всякому встречному поперечному докладываешь. Эх ты, голова твоя садовая, бабку выдал.
— Рекламу ей бесплатную сделал, она сама об этом не раз просила,— возразил парень.— Чем больше у Матрены будет клиентов, тем выше прибыль — закон экономики.
— Ладно, молчи, экономист,— пожурил его мужчина.— Прикроют бабкину лавочку, помянешь тогда мое слово.
— Что ты, Петрович, это же наш мужик. Ты погляди на его одежду, такие, как он, в шляпах не ходят,— парень оценивающе окинул поношенное одеяние Белозерцева.— Хуже разве что бомжи одеваются.
Последние слова Василий воспринял как лесть, однако зло процедил:
— Сам ты бомж. Ладно пойду-ка,  я к Матрене, душа просит. Затарюсь и к дробильщикам за «карандашами». За совет любезно благодарен. Даст Бог, свидимся в другой обстановке.
— В какой обстановке? —  насторожился Петрович.
— В очень  душевной,  — нашелся с ответом Белозерцев и, отойдя метров сто от развилки,  укрывшись  за небольшим холмом вблизи дороги, в течение часа продолжал наблюдение за гружеными КамАЗами и ЗИЛами. По портативной радиостанции, спрятанной  под курткой, связался с сотрудниками угрозыска, затаившимися в засаде на въездах в гаражный  кооператив «Скорость», огородно-садоводческое товарищество «Изобилие», в дачный поселок на берегу Азовского моря, и сообщил им  госномера  выехавших из карьера автомашин. Через полчаса получил подтверждение: два КамАЗа прибыли на одну из стройплощадок  дачного поселка, один ЗИЛ — в гаражный кооператив. Водители задержаны с поличным после выгрузки камня и расчетах с заказчиками. Попался и Петрович с молодым племянником Иваном. Составлен акт хищения госсобственности, задержанные и транспорт доставлены в УВД. Чуть позже на связь вышел Щеглов:
— Поздравляю, наша версия подтвердилась. Убийство Егоршина связано с хищениями  госсобственности в  крупных размерах.
— Это лишь твое предположение, а где доказательства?
— Есть доказательства,— радиоволны не скрыли азарта следователя, сообщившего.— В квартире Егоршина, где  он проживал  один, в присутствии понятых произвели обыск. В одной из книг обнаружена копия заявления на имя начальника УВД. Читаю по тексту: «Довожу до вашего сведения, что в карьере при активном участии мастера участка Николая Евтуха идет расхищение камня, бута, тырсы. Они продаются налево частникам, дачникам, большими объемами на строительство особняков, автомобильных и лодочных гаражей и другие постройки. Евтух имеет с этого большой навар. Часть прибыли распределяется между водителями, машинистами камне-резальных машин и грузчиками. Прошу принять срочные меры. Мне угрожают расправой».
— И это все? Не густо, — посетовал Белозерцев.
— Далее указаны даты, госномера автомобилей, количество камня, бута. По три-четыре левых рейса в день. За месяц набегает более сотни. Огромный ущерб.
— Но это копия,— напомнил Василий, — а где оригинал за- явления. К начальнику УВД  оно не поступило, в одежде Егоршина не обнаружено.
— Я предполагаю, что Евтуху стало известно о намерениях Егоршина, — высказал мысль Щеглов.— Не исключаю, что сам Егоршин попытался  шантажировать  мастера и это предрешило его участь. Евтуху при его деньгах не  составило большого труда нанять киллера. То, что это умышленное убийство, нет никаких сомнений.
— Откуда такая категоричность? — спросил майор, привыкший любой факт подвергать сомнению, тщательной проверке.
— Будченко отличился. Успел-таки провести следственный эксперимент. Несколько раз сбрасывали манекен с площадки на жернова дробилки, и всякий раз находившаяся в кармане бутылка разбивалась вдребезги. Так что ее и закуску Егоршину положили в карманы, когда он был мертв.
— Железное доказательство,— согласился Белозерцев. — Итак, с хищением камня картина ясна. Поэтому понятно, почему захирело  строительство доступного для простых смертных жилья, и как грибы после дождя, в городе и на побережье растут фазенды, коттеджи, особняки, а то и замки в стиле ампир и барроко с зимними садами, бассейнами и саунами. Скоро к морю не подступишься всякие там «новые» и местные чиновники  расхватали лакомые участки.
— К этому делу я подключил сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями,— сообщил Щеглов.— Из показаний водителей выяснилось, что если обычные заказчики доплачивали стоимость и доставку камня, то на объекты некоторых известных чиновников камень и другие стройматериалы шли бесплатно или за счет бюджета. Так же, как и  возведение и отделка престижных частных объектов. Каша замешана круто, позволят ли ее расхлебать? На все требуется «добро» сверху. Ведь не только в нашем регионе ушлые дельцы безнаказанно грабят и опустошают в карьерах природные запасы: руды, камень и минералы и редкоземельные материалы.
— От генерала?
— Есть и  покруче персоны. Евтух, по-моему, лишь маленькое звено, стрелочник  в большой цепи преступлений. Ладно,— спохватился Владимир.— Это разговор не для эфира.
— Ты прав,— согласился Белозерцев.— Надо трезво смотреть на вещи и не переоценивать свои силы и возможности. Я тоже не сидел, сложа руки. Сейчас направляюсь на свидание с Матреной.
— Кто она такая?
— Самогонщица, Полагаю, что она обслуживает рабочих карьера. Судя по отзыву, ее зелье покрепче «Белого орла», а возможно, и «Абсолюта», пользуется большим спросом у  местного пролетариата.
— Желаю приятного свидания,— напутствовал следователь и шутливо предостерег.— Не вздумай дегустировать напиток. Оставайся на связи.

3

У повстречавшегося на пути мужичка с испитым лицом и синим носом Белозерцев без  особых усилий узнал месторасположение дома бабки Матрены. Вошел во двор одноэтажного вросшего в землю домишко,  приткнувшегося на окраине пригородного поселка. Робко тявкнул, видно привыкший к посетителям, пес с впалыми боками и спрятался в конуру. Заблеяла коза за сараем, где Василий приметил недавно завезённые камни, бут. По двору блуждали с десяток цветных кур и петух в радужном оперении.
— Хто там? — на порог вышла сухонькая старуха в полинялом переднике и черной косынке. На ее морщинистый, словно из пергамента, лоб упала прядь пепельно-седых волос.
— Здравствуйте, Матрена... — запнулся Василий, не зная отчества.
— Даниловна я,— подсказала старуха и, пристально оглядывая незнакомца, спросила. — Шо надо? Раньше я тебя не видела, не припомню, стара стала. Новенький, што ль? Где работаешь, в карьере?
— В карьере, в карьере, новенький, как медный пятак,— нараспев произнес майор.— Мужики вот послали, что-то  в горле деренчить, надо горло промочить …
— В карьере, говоришь, а одежка у тебя не испачкана,— заметила Матрена Даниловна. — Иной из карьера придет, так весь белый, словно смерть, только косы в руке не хватает или как с мельницы.
— Робу  снял, принял душ и переоделся,— удачно сориентировался Василий.— Степана Егоршина решили помянуть...
— Чур тебя, как помянуть? — всполошилась старуха.— Здоровый був мужик. Другие в должниках, а он нет. Пил мало, только по праздникам. Обещал мне в хате боковую стенку переложить, камня завез. Шо с ним? Може, рак съел? Ни молодых, ни старых не жалеет. Прогневили люди Бога, много грешат, совсем стыд  потеряли.
Матрена Даниловна перекрестилась щепоткой пальцев.
— Помер твой клиент  Степан,  неожиданно, — горестно вздохнул Белозерцев. — Еще вчерась жив был,  поди, уже душа отлетела. Вчера утром он за самогоном не приходил?
— Ни, Степана не было, а Тимоха приходил. Взял две бутылки, а заплатил только за одну,— пожаловалась старуха.— Каждый раз обещает с получки заплатить и все забывает. Литра четыре на халяву выцедил.
— Вы бы на него в милицию пожаловались, — на полном серьезе посоветовал Василий, следя за ее реакцией.
— Ты мне тут насоветуешь, — отмахнулась старуха. — Думаешь, старая, из ума выжила, сама на себя милицию натравит. Ни, бабка Матрена еще кумекает.
— Я пошутил,— рассмеялся Белозерцев.
— Хороши шутки-прибаутки,— прошептала она обиженно и любопытства ради,  спросила. — Не уж-то таким, как я старым, срок дают? Или ты не знаешь, такой же темный, как мужики.
— Зависит от тяжести преступления.
— Я б ее злодейку не гнала,— призналась старуха.— Пенсия маленькая, часто задерживают. Дочка в России, сама безработная, помощи неоткуда ждать, вот и торгую, чтоб с голоду ноги не протянуть. Самогон мой дюже крепкий и чистый, как слеза. Так тебе самогон нужон?
— Да, Степана помянуть, как полагается. Налей-ка бутылку.
— Пошто так мало? — удивилась она. — Вас же там,  целая гоп-компания, голодная орава. Ты сам-то попробуй, шынок. Налить стаканчик? Бесплатно, угощаю.
— Нет, спасибо, — отказался он.— Бутылочку налей и довольно. На больше денег нет.
— Это у вас-то, в карьере, денег нет,— лукаво усмехнулась она. — Шапку по кругу пустили бы. Так уж быть от себя литр дам за упокой души раба божьего. Пусть Степану земля пухом будет. Царство небесное. Хто ж мне теперяча стенку переложит? Завалится хата и меня придавит. Може, ты сподобишься, а?
Она тепло, умоляюще поглядела своими выцветшими, некогда голубыми глазами на майора. Он смягчился под ее взглядом, опустил голову и решил: « пришлю к ней админарестованных, пусть подремонтируют  избушку, пока не завалилась».
— И напою тебя, шынок, и накормлю, что Бог послал, — уговаривала она.
— Потом, Матрена Даниловна, договоримся, а сейчас меня мужики заждались, — поторопил он ее. Старуха пригласила его в хату. Он нагнулся, чтобы не задеть за косяк низкой двери, и последовал за ней в полутемное помещение. Как из погреба потянуло плесенью. В углу под самым потолком тускло мерцала икона Казанской Богоматери. Старуха достала из старинного сундука трехлитровую бутыль. Через воронку наполнила бутылку. Собралась было вторую, но Белозерцев остановил:
— Довольно, Матрена Даниловна, остальное потом. Вы закройте бутылку, чтобы не пролилась.
— С пробками проблема, шынок,— засуетилась она.— Газет не выписываю, дорогие, одно радио в хате по хохляцки балаболит, ни черта не разберешь о чем хохлы в  той Верховной Раде шумят, а простым людям не легче. Чем же закрыть бутылку?
Белозерцев с трудом удержал себя от подсказки.
— И давеча, когда Тимоха приходил, пробку не могли сыскать,— ворчала она.— Ах, старость не радость, совсем забыла, У меня есть старые обои. Хотела выбросить,  поди, сгодились в хозяйстве.
Из-за спинки старого с просевшими пружинами дивана старуха достала ободранный рулончик и оторвала от него полоску.
— Давайте я сам сверну,  — он взял из ее рук полоску с зеленым орнаментом. «Так и   есть, самогон от бабки Матрены, даже без сравнительного анализа ясно» — с удовлетворением подумал он и спросил вроде бы невзначай.— И давно вы затыкаете бутылки сбоями?
— Да, как Тимоха прошлый раз приходил, а до того из газеты пробки делала. Школько раз мужикам говорила, штоб со своей тарой и пробками приходили. А все одно как горох об стену, — посетовала она и вдруг воспрянула духом. — Мой первак, что слеза и горит синим пламенем. Это Клавка, она живет на соседней улице, в бражку добавляет карбид, чтобы мужики по-быстрее  одурели. А ее подруга Явдоха подмешивает куриный помет. Мой напиток натуральный, безвредных добавок, сама иной раз стаканчик- другой выпью и на душе веселее становится. Я  шибко дорожу маркой, чтобы мужики к другим не повадились.
— А где живут эти Клавдия и Явдоха? — поинтересовался Белозерцев.
— Сдались они тебе, милок, со своим вонючим самогоном, — небрежно махнула она рукой. — От их зелья тебя враз  пронесет, того гляди, отравишься или ослепнешь. Мой напиток еще никому не навредил. В следующий раз, когда деньги появятся, заходи ко мне, я таким  вежливым гостям всегда рада. Салом и соленым огурчиком или квашеной капустой угощу, как полагается. А к другим не ходи, у них не самогон, а дерьмо.
— Что ж вы, Матрена Даниловна, мужиков спаиваете, а они в семьях скандалы устраивают, жен как сидоровых коз, избивают? — укорил Василий шутливо.
— Денег на жизнь не хватает, вот и приходиться мудрить, чтобы с голодухи ноги не протянуть, — призналась старуха. —  Водка, вино нынче дорогие, бедноте не по карману, вот я и спасаю людей от тоски-печали.
«Эх, бабка, прикрою я твою и другие лавочки, хотя не от хорошей жизни вы гоните самогон, но закон есть закон», — с грустью подумал майор.
— Вот вам, Матрена Даниловна, за хлопоты,— Василий  подал ей крупную купюру. Заткнул горлышко бутылки пробкой и положил в карман куртки в качестве вещдока. Старуха несколько секунд, низко наклонив голову, рассматривала номинал купюры.
— Шынок, у меня сдачи не будет. Ты ж плакал, что денег нет? — напомнила она и подала назад купюру.— В другой раз занесешь. На хлеб у меня пока есть, молоко коза Фекла  дает, а яйца куры несут. Буду жива, Бог помилует.
— Сдачи не надо, — майор  отвел ее руку — Это вам за услугу.
— Какая  ишо услуга? Я старая, больная женщина, — всполошилась она.
— Успокойтесь, вы оказали большую услугу следствию. Я —  майор милиции Белозерцев,— представился он.
— Што ш ты, шынок, старой больной бабке столько времени голову морочил? Сразу бы и назвался, а то с виду вежливый, добрый … Господи, шо со мной будет? — испугалась старуха. — Чуяло мое сердце што-то неладное.  То-то гляжу человек незнакомый культурный, одежа чистая. Тимоха, наверное, заложил, по миру пустил. Вы меня арештуете? В тюрьму на старости лет посадите?
— Нет, Матрена Даниловна, это административное нарушение,— успокоил он. — Для вас сделаем  снисхождение. Вместе подумаем, как вам помочь. Самогонный аппарат, увы, придется конфисковать. Ждите в гости участкового инспектора. Я похлопочу, чтобы вам оказали материальную помощь. И от моих денег не отказывайтесь.
— Как же без аппарата. Для своих нужд компрессы, настойки,— причитала она, пряча в карман передника купюру.
— Сейчас мы вместе поедем в карьер, и вы опознаете грузчика Тимоху, — сказал майор.
— Хто ж его не знает, Тимоху то? — пришла в себя старуха. — Если милиции надо, то я кого угодно опознаю, вы мне только на ухо шепните. А его за версту видно.
— Кого угодно не надо,— возразил Василий, — Только мужчину который вчера утром брал  у вас самогон.
— Он и брал две бутылки,— не поняла возражений старуха.
—Вы собирайтесь а я вызову машину,— велел майор и связался по радиостанции со следователем:
— Володя, с бабкой Матреной свидание состоялось. Судя по пробке, самогон  ее изготовления. Возьми с собой Будченко и двух бойцов «Беркута». Анатолий пусть прихватит изделие — слепок. Заезжайте за мною и бабкой Матреной, а затем вместе  в карьер. Похоже, дело приближается  к развязке. Он  сообщил адрес Матрениной хаты.

4

Белозерцев услышал гул двигателя и вышел  во  двор в тот момент, когда к калитке подкатил милицейский УАЗ. Окликнул хозяйку, хлопотавшую с живностью во дворе.
— Вперед, Матрена Даниловна, на экскурсию в карьер,— и шутя добавил.— К своим постоянным  клиентам и должникам. Тимоха, поди, заждался, трубы у него после большого Бодуна  горят.
— Какие трубы, шынок? — не поняла старуха и заупрямилась.  — Куда же я поеду, Фекла  не доена и куры не кормлены, яйца перестанут нести.
— Подождет твоя коза-дереза, мы мигом обернемся.
Открыв дверцу из-за баранки  УАЗа, на землю спрыгнул Щеглов, вылезли  вооруженные автоматом Калашникова двое бойцов «Беркута».
— Господи,  пошто мне та кое лихо,— увидев их, испуганно вскрикнула старуха и воздела руки к небу.— Арештуют  на старости лет, срам то какой.
— Это и есть бабка Матрена,— представил Василий старуху следователю.— Повезем ее в карьер для опознания  грузчика Тимохи. Он у нее вчера покупал самогон.
— У нее кто угодно и когда угодно мог купить самогон. Поэтому этот факт еще ни о чем не говорит,— засомневался  Щеглов.
— Именно две взятые им бутылки были заткнуты пробкой из обоев,— подчеркнул Белозерцев. — В тот день, кроме Тимофея, у нее других  покупателей не было.
— Это существенно, — согласился Владимир, а Василий помог старухе сесть в машину и экипаж по гравийной дороге направился в карьер, расположенный в полукилометре. Оставляя за собой густой шлейф пыли, спустились в разрез.
— Та ось Тимоха! — радостно воскликнула Матрена Даниловна, едва машина остановилась возле группы грузчиков. Они прекратили работу, наблюдай за вышедшими из машины людьми.
— Так это он вчера покупал самогон? — для формальности спросил Белозерцев у старухи.
— А хто ж яшо. Две бутылки взял, а заплатил за одну,— пожаловалась она и мелкими шагами засеменила к высокому мужчине.
— Тимоха, долг платешом красен,— прошепелявила Матрена.
— С долгами разберетесь потом,— легонько отстранил ее следователь и сурово, глядя прямо в глаза, спросил.— Вы Тимофей?
— Если Левадюк, то это я. Других Тимофеев здесь нет, — настороженно ответил грузчик.
— Никак вам новую спецовку и рукавицы выдали .А других работяг, гляжу, обделили? — неожиданно спросил Щеглов — А где же старые спецовка и рукавицы?
— Постирал, насквозь пропитались пылью.
— А почему не сжег?
— Так ведь завхозу полагается сдавать,— выжал улыбку  на угрюмом лице Тимофей. — Иначе новую не выдадут. А эта спецовка из моих прежних запасов.
— Запасливый, гляжу. С кем самогон вчера пил? Может, с Егоршиным? Напоил, тот и свалился в дробилку?
Левадюк  догадался, что присутствие старухи не случайно. Она, наверняка, уже успела сообщить, что он  покупал у нее самогон, и поэтому Тимофей решил из двух зол выбрать меньшее.
— Одну бутылку я сам после смены выпил, а вторую у меня Степан выманил,— сказал грузчик.— Не дождался конца работы дурья голова, вот и сыграл в коробок.
— Гладко рассказываешь, гражданин Левадюк, — оборвал его Щеглов. —  Да только наводишь тень на плетень. Ты калач тертый, уже отбывал срок за злостное хулиганство и знаешь, что чистосердечное признание и раскаяние облегчат участь. Так что не темни, а сознавайся, пойдет в зачет.
Красные пятна пошли по потному лицу Тимофея. Спрятав большие руки за спину, он переминался с ноги на ногу, как застоявшийся в стойле конь. Оглядывался по сторонам, словно ища поддержки. Надежда сверкнула в глазах при виде приблизившегося Евтуха. По тягостному напряжению Мыкола понял, что Тимоху прижали. Белозерцев заметил, как на обычно энергичном лице мастера застыла маска испуга, а затем  забегали заплывшие жиром глазки. Он недовольно засопел, вытер платочком вспотевший затылок.
Василий подал знак эксперту-криминалисту, прибывшему в карьер на «Жигулях». Будченко подошел к Евтуху, достал из пакета слепок и поднес его ко рту  мастера участка.
— Будь ласка, примеряй,— приказал капитан сурово.— Зуба-то у вас в верхней челюсти одного нет.
— Нэма, — невольно признался Мыкола и  попятился назад.— Нэ хочу, на тримай  мэнэ.
— Не хочешь - заставим,— наступал криминалист. — Так вот чья собака плавленый сырок надкусила и Степану  в карман подсунула.  С  помощью бойца- беркута Будченко разжал челюсти Евтуха и вставил слепок.
— Годится, в самый раз. Можно протезировать,— сообщил он. Евтух попытался выплюнуть слепок, но Анатолий успел его положить е пакет.
— Ганьба Ганьба! — брызгая слюной, возмущался Мыкола.— Требую адвоката. Это произвол!
— Спокойно, гражданин Евтух, — осадил его Щеглов.— Успеете еще рассказать и нам и адвокату, как ваша закуска оказалась в кармане Егоршина.  Для каких целей вы вчера сняли в банке с личного счета тысячу долларов?
— Жинки шубу збирався  купыты, — неуклюже оправдывался он, беспомощно озираясь по сторонам.
— Купылы?
— Ни,— стушевался Евтух.
— Где сейчас деньги? Он отдал их вам за убийство Егоршина?— в упор спросил Левадюка следователь. — У  кого из вас  заявление Степана на имя начальника УВД?  Итак, вы оба арестованы по подозрению в умышленном убийстве Егоршина. Евтух жадно, как выброшенная на берег рыба, ловил ртом горячий воздух. Левадюк стоял, понурив голову. Через минуту стальные наручники сковали их запястья.
В тот же день из-под ногтей Левадюка скребком были взяты микроскопические сгустки крови. По группе, резусу и другим компонентам она оказалась идентична крови Егоршина. Под напором неопровержимых улик Тимофей  сознался, что Мыкола  заплатил ему тысячу долларов за убийство Степана, которого он, пробравшись тайком на дробилку, столкнул с площадки  на жернова. Изъял из кармана погибшего заявление и отдал его Евтуху, залил в горло Степана самогон и положил в карманы, как велел мастер бутылку и закуску для имитации несчастного случая на почве алкоголизма. Выяснилось, что газету «Труд» выписывает и  получает  Евтух. Прижатый вескими доказательствами, Мыкола   признался в совершении преступления и написал слезное прошение о помиловании , перечислив свои заслуги , почетные грамоты, полученные за безупречный труд  в развитии индустрии строительства.
Параллельно сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями в отношении Евтуха и других лиц расследовали  уголовное  дело по фактам хищения стройматериалов в крупных размерах Суд приговорил Тимофея  Левадюка  к смертной казни,  а Николая Евтуха — к пятнадцати годам лишения свободы в ИТК усиленного режима с конфискацией имущества.

г. Керчь

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 23.05.2021 в 07:09
Свидетельство о публикации: №1210523420867
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1