Диалог


­Дурак не вступает в диалог с самим собой. Первая же мысль захватывает его, не дождавшись ответа второй.
=Джордж Галифакс=

Диалог.

- Товарищ капитан третьего ранга, курсант Матросов для прохождения практики прибыл.
- Вольно, курсант. Никуда ты еще не прибыл. Часов через шесть прибудешь. Как звать?
- Александр.
- Это что, на, ирония такая? Родители шутканули?
- Почему?
- В смысле, почему? Александр Матросов, на. Ты что реально про Александра Матросова никогда не слышал?
- Нет.
- Понятно, на. Ничего вы молодежь не слышали и не знаете, на. Да не тушуйся ты, я по-доброму. Из моего поколения вообще добрые получились офицеры. Мухи не обидим. Может и последние добрые, на. А из вашего поколения что получится - пожить еще надо, да посмотреть, на. Герой был такой. Грудью закрыл пулемет немецкий. Товарищей боевых спас.
- Ясно. Буду знать. Т.е. это еще во Вторую мировую войну было? В прошлом веке?
- Да. В прошлом… Звучит-то как, а? В прошлом веке. Я получается человек из прошлого века, на. Тебе лет то сколько? Погоди, дай угадаю, на. Курс пятый, значит двадцать два или двадцать три?
- Двадцать два, правильно.
- Ага, т.е. ты из этого века, получается. А я, видимо, для тебя тот, кто еще мамонтов застал и жопу лопухами вытирал?
- Я не это имел в виду, товарищ капитан третьего ранга, просто недавно в инете читал, что празднование победы в Великой Отечественной войне какие-то депутаты предложили отменить, т.к. чем дальше, тем меньше остается живых ветеранов. Ну за ненадобностью, вроде как, и думают отменить. Вот и про саму войну так недолго забыть.
- В инете он читал, на. Да, эти еще и не такое сотворят. Мне сорок пять и мне повезло застать страну еще такой, какой хотелось гордиться и какую хотелось уважать, на, а вашему поколению достались старческие мудя вместо страны. Они хоть и были когда-то в почете, но сегодня без слез и не взглянешь.
- Да уж.
- Что да уж? Страной-то гордишься?
- Конечно, товарищ капитан третьего ранга. Родители по крайней мере пытались привить любовь к Родине.
- Хорош с этими званиями, завязывай на. Владимир Михайлович меня зовут, можно просто дядя Вова. Нам с тобой еще часов пять на пароме к месту практики идти. На пустом пароме, т.к. других пассажиров не будет - внеплановый он, на. Вас вон полный состав привезли, а к нам в пограничную базу тебя одного приписали. Можно было и на "Казанке" или "Крыме" на веслах встретить. Ну или на "Ветерке 12" на худой конец. Так что сопровождать тебя буду. Ну, будем знакомы.
- Будем.
- И ты, Сашка, не загоняйся так, тебе тут не твой военный университет, тут мужики простые служат. Да и сложно быть непростым на базе за полярным кругом, где проживает... Знаешь, сколько нас там живет, на?
- Ну, может, человек...
- Не гадай, Санек, не может. Девять пограничных кораблей по 25-30 человек экипажа, да пара обслуживающих судов. Всего около трехсот военнослужащих, из которых под двести срочников, остальные контрактники. И четыре двухэтажных дома по 4 подъезда по 4 квартиры в каждом подъезде. Ты считай, плюсуй, на. Школа есть. Почта есть в одной из квартир. Клуб есть, куда без него, на. Штаб. Несколько магазинов, тоже в квартирах, на. На юг посмотришь - залив. Артерия, которая к большой жизни ведет. На запад и восток можно не смотреть, там сопки, а что за ними - лучше не знать. Ну а на север посмотришь, там конец всего. Земля там заканчивается, и краешек этого конца мы стережем. Бывал раньше на севере?
- Да. В прошлом году так же на зимней практике. Только тогда не в пограничниках. На БДК нас поселили в тот раз.
- На БДК говоришь? Это вы значит на базе флота были, считай на цивилизованном севере, на. Город же там большой в несколько тысяч жителей? Железная дорога - едь куда хочешь. А у нас тут все немного иначе. Хотя, чего рассказывать, скоро сам увидишь. Пойдем грузиться, скоро уже паром отходит, да и холодает как обычно к ночи. Не померзнуть бы, да не заболеть. Чего ты там прешь в этой сумке? Согнулся весь, как будто кирпичи тащишь.
- Только вещи и мыльные принадлежности. Тетрадь еще, да пара книг. Не тяжело, просто устал с дороги.
- Устал, говоришь? Лежа в поезде на полке 36 часов? Не мужская тема, Санек, лежа уставать, на. Если, конечно, не на бабе. Лежа на бабе не грех и устать, а в моем возрасте - гарантированно, на, устать. А что ты ржешь? Я в твоем возрасте мог по несколько часов подряд дрючить бабу, и даже отдышки не было, а сейчас надолго хватает только когда не на бабе, а под бабой, да и то не всегда. Вон наше корыто. Скользкий трап, не растянись тут, а то не соберем потом. Не нагибайся, не бойся, это гражданское судно, тут башкой что-то сбить не так просто, на. На корабль заселишься, вот там надо ходить осторожно будет. Если, конечно, в башке не пусто и есть, что беречь, на.
- Владимир Михайлович, а вы-то сами как на этих кораблях умещаетесь? Мы ведь примерно одного роста с вами, т.е. где-то метр девяносто.
- А мне, Саша, повезло. Я, когда был здесь на практике на пятом курсе, сразу просек, что с таким ростом мне ловить на ПСКР нечего, но тогда в бригаде было 3 корабля польской постройки, которые у них, там за бугром, были гражданскими, а у нас благополучно переделались под военные. Путем установки 2-х среднекалиберных орудий, на. На скотче и такой-то матери державшихся. Вот в них потолки 2 метра. Я договорился тогда с мехом одного из таких кораблей, и они состряпали на меня запрос. В итоге на него и распределился после выпуска, на. Хожу теперь по нему королем - в полный рост.
- Мне бы на такой польский попасть, а то помню, как после первого курса практику проходил на пограничном катере с семью членами экипажа, так там шишек набил много за четыре недели.
- Катер – это романтика. В море успел хоть на нем сходить? Просто у берега такие катера - это одно удовольствие, а в море, да еще и в шторм - совсем другое. Садись вон за тот стол, там как раз удобно - два иллюминатора рядом. А я напротив упаду, будем оба на ночной залив смотреть.
- Нет, в море не выходили. Это был август, помогали команде готовить катер к переходу на ОЗП.
- В солидоле, короче, ковырялись. Ясно, на. Руки в масле морда в поте, как говорится. На катере не сходил, на ПСКР сходишь в море. У нас дежурства по десять суток, может и на две ходки успеешь. Жрать хочешь? Да ты не стесняйся, я-то понимаю, что поезд пришел уже пять часов назад, а в бригаде тебя никто не накормит до утра. Есть там что поесть в сумке твоей? Или пустой?
- Да вот тут бич-пакет один, пара кусков хлеба, печенье, кола недопитая и все.
- Не густо, Саня. Ты как не на север приехал. Ну ничего, дядя Вова и про это подумал, на. Меня моя собрала побогаче в дорогу. Я за тобой в семь утра как уехал из бригады, так вот еще не жрал, на, ничего. Нам ходу часов пять, так что угощайся. Тут и батон, и тушенка, колбаса вот нарезана. Курица копченая. Пара яблок. Сырок плавленый, куда без него. Банка компота своего, жена летом из ягод варит. Короче живем, на.
- Спасибо вам, Владимир Михайлович. Я, когда это увидел, так сразу понял, как есть хочу.
- Ну вот и наваливайся, не робей. Меня не объешь, не бойся, на. Я сам объем кого угодно, на. Ты только шинель сними, а то за столом все-таки. Да и руки неплохо бы помыть. Пошли, покажу где гальюн. Шмотки так оставляй, не тронут. Пассажиров тут всего двое, а команда - капитан в рубке, да пара мотористов в трюмах где-то шхерятся.
- Мать моя, а ты чего, Сашка, такой тощий? Тебя ветром-то не валяет? А еще нос поначалу от еды воротил. Тебе жрать положено за пятерых с такой дистрофией. И ведь под шинелью оно не так заметно - замаскировался под полноценного военного, а на деле прям заготовка для офицера получается, на.
- Да желудочник я. Уже четыре года как. На первом курсе еще язвы в желудке как появились, так и мучаюсь. Не всю еду желудок нормально принимает. А из того, чем в универе кормят, почти ничего не принимает.
- Ууууу, бедолага. Распространенная на военке тема. А чего не комиссовался? Офицеров с язвой еще держат, а курсантов, помню, с такими диагнозами домой отправляли, минуя срочку. О, дизелек заурчал, ща пойдем. Уже двадцать лет, как в море хожу, а все по спине мурашки бежать начинают, когда первая вибрация по корпусу идет после запуска машин. Ну-ну, так чего, говорю, не списали то тебя?
- Почти списали.
- Почти? Это как, на?
- На ВВК дали заключение, мол не годен. Уже начал вещи паковать, как тут приезжает в госпиталь начфак и спрашивает, как я сам-то хочу мол или не хочу дальше учиться и служить. Типа, говорит, ты этих докторов не слушай, язва учиться мол не помешает. Я и решил остаться. Высшее образование как-никак.
- Так ты может волосатый какой? Приблатненный? Чего вдруг сам начфак за тебя впрягаться решил? В армии народ простой, излишней благодетельностью не страдает, на.
- Владимир Михайлович, да какой я блатной? Военный универ выбрал только потому, что денег на обучение в гражданском у родителей не было. Я думаю, что дело в том было, что еще до начала КМБ, но уже после экзаменов, мне запомнилось, как один пятак нам небольшую лекцию прочитал. Мы тогда траву вдоль учебного корпуса пололи, а он вроде как над нами был старшим. Так он среди прочего посоветовал с самого первого дня учёбы начать зарабатывать себе репутацию. Говорил, что в шараге на репутацию достаточно один год по горбатиться, а потом четыре года у нее на горбу уже в рай ехать. Я это запомнил, напрягся, и сдал первую сессию на все пятерки.
- Так ты медалист что ль? Похвально. На флоте конечно бесполезно, но похвально.
- Нет. На медаль не вытянул, но на красный диплом иду.
- Да не идешь, Сашка, а уже пришел. Тебе считай диплом остался, а там, даже если ты тему диплома перепутаешь со списанным материалом, тебя никто не завалит уже. В комиссии начфак и будет сидеть. Репутация факультета и все такое. Не ссы, на. Короче тебя как потенциального краснодипломника не списали?
- Получается, что так.
- Ты уж извини, не очень эту тему просто люблю. Оно у нас потому и основной флот базируется где-то в жопе мира, а у больших городов какие-то мелкие бригады ржавого металлолома. Все от того, что расслабленные отличники учебы, имея право выбора места службы, выбирают цивилизацию, а трудолюбивые троечники поднимают флот во всяких мухосрансках. Да ты не серчай на. Я не про тебя конкретно, а про ситуацию в целом.
- Да я не обижаюсь. Может вы и правы.
- Все, хорош болтать, жрать пошли.
- Саш, ты на курицу налегай, мне на столько самому не съесть. Хотя вариантик один имеется. Я вот все хотел спросить, да неудобно было. У тебя с поезда там ничего выпить не осталось? Случайно так, на?
- А у меня и не было. Я же язвенник, запретили врачи алкоголь.
- Ой да ладно. Запретили они ему. Давай по-честному. Сто пудов фраза от лечащего была, мол если соберешься пить, то пей водку. Ну? Было такое, на?
- Ну было.
- Во-во, дядю Вову не проведешь. Я 25 лет в армии, много что знаю, на. Ну и хорошо, что ничего у тебя выпить нет, а то нам бы вдвоем столько не вывезти было.
- Что не вывезти?
- Да вот у меня тут завалялась литрушка беленькой. Для беседы, так сказать. И, да, отказаться у тебя вариантов нет, Санек. Поддержать товарища офицера придется хочешь не хочешь.
- Владимир Михайлович, может не стоит? Я просто в последний раз что-то крепкое пил лет 5 назад, еще в 11 классе.
- Ну и отлично. Значит много не выпьешь, а то еще чего хорошего, мне мало достанется. Давай по 30 будем начислять, чтобы удовольствие растянуть. Первую за знакомство. Ххху. Норма, Санек. Не робей, мягонько пошла. Тут главное с первой подружиться и долго не греть, тогда остальные по накатанной пойдут. Ну ты сморщился, на, как куриная жопа. Запей вон компотом, но не много, а то опухнешь завтра. Ну как?
- Терпимо.
- Терпимо, на. Завязывай божественный напиток обижать словом таким нехорошим. У нас на севере без водки поди и не выжили бы. Здесь иногда так тоска проберет, хоть вешайся, а с беленькой как-то проще позитив во всей этой службе находить, на. Выгляни вон в иллюминатор. По тому борту вон выгляни. Что видишь?
- Ничего не видно, Владимир Михайлович. Ни одного огонька. Я уже и сам собирался спросить, есть ли там хоть что-то.
- Да ничего там нет, Саня. Вот как ремонтные доки остались позади, так по обоим берегам залива только бугры сопок и больше ничего. Тут даже живности какой-то особо не водится - настолько глубокая и темная клоака мало кому по душе. Но там, дальше на север, граница нашей страны, и ее надо кому-то охранять. А уж в каких условиях военные ее будут охранять, это уже никого не волнует. Как говорится, проблемы негра шерифа не...Ну ты понял, на.
- Я думал, туда хоть дороги какие есть. Ну, чтобы вещи привозить, продукты. Как-то ведь жить людям надо.
- Людям, конечно, надо. Людям, Саня, надо. Не нам. Ладно. Между первой и второй, на. Давай. Чего ты там потерял?
- Таблетку хочу выпить. Мне их прописали, чтобы защищать зарубцованные язвы от агрессивной среды желудка. А с нашим питанием в универе по сути я и съедаю все эти последние 4 года как минимум по 1 таблетке в день.
- Ну если надо, ты пей конечно. И как? Помогает?
- Они не лечат, но имеют свойство обволакивать стенки желудка пленкой. Тогда меньше вероятности, что язвы начнут болеть. Полезно в общем. Боль снимают.
- Все? Проглотил? Погнали тогда. Вторая за родителей. Без них ничего не бывает. Совсем. Поэтому не вздумай морщиться, товарищ курсант. Хххууу. Хорошо. Ты как?
- Вторая и правда лучше пошла. Может потому что за родителей?
- Ты, это, давай алкашку только идеализировать не начинай. Ты бы хоть за дуб, за тополь и за ясень выпил, она бы все равно лучше первой пошла. Наука такая просто. Не шибко полезная, но без нее все равно не обойтись, на. А почему, кстати, без лычек до сих пор? В мое время лычки к пятому курсу не висели только у махровых залетчиков или двоечников.
- Лычки, они же не просто так раздаются. Какие-никакие, а звания. Меня начальство скорее всего и не видело в роли комода или зкв, да и выгляжу я так, что тут командирских задатков при всем желании не разглядишь. Вот и не повесили. Чистые погоны – чистая совесть.
- Херня это все, Санек. Настоящий командир, он только внутри может быть, а не снаружи. Это как с любым человеком. Можешь смотреть на любого хоть всю жизнь, но ничего о нем не узнаешь, пока не увидишь его изнанку. Чтобы узнать вкус конфеты, неплохо бы сначала обертку развернуть. А если сортировать конфеты только по красоте фантика, то можно остаться с кучей бесполезной, но красивой бумаги, и жрать всю жизнь только одно говно, которое под этой красотой скрывалось. А нормальные вкусные конфеты пусть и в неприглядной обертке останутся в соседней куче.
- Прямо философия получилась у вас, Владимир Михайлович. Метафизика, не иначе.
- Да какая это в жопу философия, на? То, с чем можно легко согласиться, это не философия - это жизненный опыт называется. А философия, это когда хрен что понятно, но что-то подсказывает внутри, что все правильно. Вот ты согласен со мной?
- В принципе, согласен.
- Давай без принципов, Александр. Мы сидим тут водку жрем, и будем жрать ее еще часа четыре, так что можешь все говорить, как оно есть. Сейчас самое подходящее время для разговоров по душам.
- Ну если так...
- Короче, я понял, на. Давай за тех, кто в море. С этим тостом затягивать нельзя. Оно, когда сам в море на протяжении 36 часов шторма стискиваешь руками штурвал так, что потом обручальное кольцо превращается из кольца в овал, тогда только мысли о пьющих за тебя на берегу товарищах помогают не съехать с катушек. Хххху. Не закусывай. Прочувствуй смысл тоста. Нормуль?
- Ага.
- Вот теперь давай, что ты там хотел без принципов рассказать.
- Да я просто не совсем согласен с сортировкой людей по двум кучкам. В одной мед в говеной оболочке, в другой говно в медовой. Просто как-то все. Мир он ведь не черно-белый? Я, например, встречал людей, которые очень заботились о своей внешней оболочке, старались показать себя только с хорошей стороны, и на деле оказывались замечательными и достойными. Да и обратные случаи были. Снаружи говно. Пригляделся – внутри тоже.
- Ну конечно, Саня, мир не черно-белый. Он ровно такой, каким мы его видим, на. Вот те, кто нефть за валюту за бугор качает, они его видят в позолоте. Особенно при нынешнем курсе нашей ущербной валюты. А те, кто половину своей жизни через дырку в заднице наблюдают, не пересек ли кто нашу границу на своих протекающих корытах, те видят его скорее серым, с сильным перекосом в любые оттенки дерьма, на. Но мир, он ведь один и тот же. Для всех. А живут все по-разному. Вот она настоящая теория относительности, а не та муть от Эйнштейна, на.
- Да это понятно, Владимир Михайлович. Но какое это отношение имеет к людям, которые не всегда внутри похожи на самих себя снаружи?
- Никакого. Абсолютно. Мы же ту тему вроде закрыли, на. Разворачивай сначала обертку, чтобы не вляпаться. А лень разворачивать - тогда и не поднимай: - перешагнул и дальше пошел, на. Строевым, на. С песней. С тебя, кстати, тост.
- Я же говорил, что алкоголик из меня еще тот. Не знаю ни красивых горных, ни банальных с бесчисленных кухонь сталинок и хрущевок.
- А ты импровизируй. Заготовленный тост не всегда к месту, на. Помнишь тот замечательный старый фильм про охоту? Ну или он же был про рыбалку. Там еще главный герой тостами сыпал как азиатский бард по принципу что вижу, то пою.
- Нет. Не помню. Не смотрел наверно. Наш фильм или импортный?
- Ну какой импортный, Саша? Я же говорю, что кино про тосты, а у импортных из тостов только чин-чин и ни хрена больше. Они же в этом плане недалекие. Нальют полстакана и цедят по чуть-чуть по полчаса, на. Ладно, в топку фильм, суть тоста уловил?
- Вроде да. Тост должен вытекать из сути застольной беседы или ситуации, с которой связаны посиделки, в целом.
- Ну вот. Голова. И хорошо смотрю после соточки у тебя речь полилась. Чую, хороший у нас разговор намечается, товарищ Матросов. Давай, жги напалмом четвертый, на. Три обязательных прошли, теперь тост может быть любым.
- Ну давайте тогда за хорошие фильмы. Чтобы они...
- Давай, Санек, особо не затягивай. Вздрогнули, на. Ххууу. Подлей компотику, пожалуйста, запить. Ага, спасибо. Смотрю, курица под твоим напором не устояла и кончилась, на. Заборол ты ее, Саня.
- Так и вы помогали. Я не…
- Конечно помогал. Хорошему человеку почему не помочь, на? Так что ты там про хорошие фильмы говорил? Сдается мне, что ваше поколение голых лодыжек и электрических самокатов не знает, что такое хорошие фильмы.
- Почему не знает? Кинематограф сейчас шагнул далеко вперед по сравнению с тем, что было 30 лет назад. Тут и 3D, и компьютерная графика, и спецэффекты. Да и в кинотеатрах, и в интернете современные фильмы собирают денег не в пример больше, чем собирали раньше.
- Во, все верно говоришь. Вот он шаг вперед. Сейчас снимают кино для кинотеатров. Именно такое на, которое мозг не задевает в виду полного отсутствия сюжета. А хорошему фильму кинотеатр не нужен. Раньше фильмы можно было сравнивать с книгой, потому что внутри них была история, а сейчас внутри фильмов пустота, которую профессионально заполняют компьютерной графикой и спецэффектами. По настоящему хорошему кино большой экран и громкий звук только мешают.
- Вот здесь я точно не соглашусь. Я вообще люблю смотреть кино, и от многих современных фильмов невозможно оторвать глаз, настолько они захватывают.
- Да ты и не можешь согласиться. Мы воспитались на разном кинематографе, и этого никак не изменить. Мне, когда я был подростком, показывали, что настоящий вампир, который сосет кровь, должен выглядеть как Уэсли Снайпс. А эти ваши педиковатого вида псевдовампиры из современного кино ничего кроме члена сосать не могут, на. Я тоже, Саня люблю смотреть кино и из-за специфики пограничной службы, на, могу смотреть его очень много. И в нашем споре, уж извини, козырей у меня чуть больше. Я смотрел и старые фильмы и смотрю сейчас современные. Так вот, многие старые фильмы я помню до сих пор, а из современного кино вряд ли смогу вспомнить хоть что-то запоминающееся, кроме ярких и громких взрывов.
- Давайте, Владимир Михайлович, попробуем найти те фильмы из старых, что и я смотрел. Обменяемся впечатлениями, может у нас и не столь разные взгляды на кинематограф.
- Ну давай. Могу поспорить, что не менее 30 фильмов смогу назвать, которые живы у меня в памяти до сих пор, и которые были сняты не менее 20 лет назад, и из них ты смотрел не более 5. Ок?
- Ну попробуем. Начинайте.
- Погнали, тогда, от самых старых.
- Вы что, помните все фильмы по годам выпуска?
- Ты, Саня, посиди с мое на корабле безвылазно по 20 дней ежемесячно, и не такое запомнишь. С древнего, на. В 70-х годах прошлого века. Прошлого, Саня. Из моего века, короче. Так вот, тогда Френсис Форд Коппола снял первые две части "Крестного отца" и "Апокалипсис сегодня". Культовые фильмы. Видел что из этого?
- Нет, не смотрел. "Крестный отец", конечно, слышал, но смотреть не стал: - пишут, что уснуть можно от такой тягомотины. А второй даже не слышал.
- Конечно, на. Как роботы друг друга лупцуют, оно конечно интересней, там не уснешь, на. А "Полет валькирий" Рихарда Вагнера слышал?
- Нет. Рэп, что-ли?
- Сам ты рэп, на. Понятно тогда, что "Апокалипсис сегодня" тоже не для тебя. А для меня это великолепный Марлон Брандо, который и первый дон Корлеоне и сумасшедший полковник в Камбодже. Он уже умер, поэтому увы я уже не узнаю, какой он настоящий.
- Давайте тогда, Владимир Михайлович, за Марлона Брандо.
- А ты быстро улавливаешь суть, на. Молодцом. Не чокаясь. Хххууу. 3-0 в мою пока.
- Два же было. Части считать нечестно.
- Ок, боец. Тогда третью часть «Крестного отца» я упоминать не буду - в зачет же не пойдет, на?
- Не пойдет.
- Хорошо. Давай дальше. "Человек дождя".
- 3-0
- Понятно. Хотя, чего удивляться, на. Дастина Хоффмана поди и не знаешь?
- Ну не знаю. А где еще он снимался?
- Да нигде. Ни в одной битве с Таносом замечен не был. А актер великолепный. Проехали.
- Владимир Михайлович, вы же не станете обижаться, что мне не знакомы актеры, которые вам нравятся?
- Да я и не обижаюсь. Просто переживаю, за нынешнее поколение, которое воспитывается на непонятных ценностях. У вас что дороже выглядит, то и важнее. Грустно, на. Дальше идут 90-е. И тут просто россыпь шедевров кинематографа. Золотое десятилетие кино. "Запах женщины", например. Тот, который с Аль Пачино. "Побег из Шоушенка", "Криминальное чтиво"...
- Во, вот оно. "Криминальное чтиво" смотрел.
- Ай, молодец. Ну и как тебе?
- Я бы сказал, что местами смешно, местами забавно, где-то интересно. Короче, нормально.
- Назвать нормальным фильм, задавший вектор кинематографу на полтора десятка лет вперед - та еще похвала. Но первый балл считай заработал, на. Что там дальше? "Пуля", "От заката до рассвета", "Семь", "На игле"...
- Стоп игра.
- Да ладно? Знакомое услышал?
- "На игле". Смотрел его. Посмотрел после того, как увидел вторую часть. И мне посоветовали глянуть первую, т.к. она якобы намного лучше.
- Ну? И?
- Честно? Не совсем понял восторгов. Этот фильм надо оценивать тем, кто жил в то время, когда он снимался. Я сам родом из маленького городка с юга страны. И у нас тридцать лет назад вполне себе могло происходить то, про что это кино, только наркотики были в большинстве своем легкие. Что за забором растут. А сегодня такое кино не может впечатлить - тема уже давно попала в жанр фантастики. Ее уже не пережить, о ней можно только вспоминать.
- Погоди, Санек. Тебя смотрю беленькая неплохо пробрала, на. Маловато накатили еще для таких рассуждений. Давай закрепим. За глубину мыслей. Хххууу.
- Второй балл.
- Ага. Прям рвешь с места в карьер. Погнали дальше, на. "Адвокат дьявола", "Донни Браско", "Доберман". И, внимание, короночка: "Достучаться до небес". Аааа, заулыбался, курсант. Третий балл?
- Ага. В точку. "Достучаться до небес" я не мог обойти стороной. У нашего поколения таким фильмом стал "1+1", а наши родители как раз восхищались этим.
- Зацепило?
- Можно и так сказать. Смотрел его после того, как узнал, что он, попав практически во все топы лучших фильмов за все время, собрал в кинотеатрах чуть ли не отрицательную сумму. Мне его советовали, как пример чего-то такого, ну как из закрытого показа. Вроде для всех, но не сразу, а по-отдельности...
- Санек, соберись, на. Заворачиваешь, что твой Кант. Я уже теряю мысль. Ты давай не мельтеши, возьми себя в руки. Половину еще не съели, а язык у тебя уже повело. Но фильм, понял, тебе понравился. А это я уже 97-й год озвучил. 7 лет осталось до твоего рождения. Продолжим? "Синдикат", "Понты", "Американская история икс", "Зеленая миля". Что глухо, да?
- Да совсем. Слышал только про милю, остальное как-то мимо.
- Ну немудрено. Ваше поколение имеет хоть что-то общее с фразой: "Я не трахаюсь, а занимаюсь любовью"?
- В смысле?
- Во-во. Об этом и речь. Потому и семьи сейчас нормальными получаются с первого раза почти никогда. Да и со второго не у всех. А оно, Санек, потому, что семью надо по любви создавать, а не ради узаконивания потрахушек. Усек?
- Да я сам такой. Но к фильмам это какое отношение имеет?
- Посмотришь "Синдикат", узнаешь. Но это не совет. Не люблю советовать на. На вкус и цвет оно всегда приводит к тому, что советчик оказывается в итоге говном. Ладно. Дальше двухтысячные, на, но строго до твоего рождения, как договаривались. "Необратимость", "Фанатик", "Реквием по мечте", "Костолом".
- Опа, Владимир Михайлович, уже четыре.
- И что ты смотрел из этого, на? Я прям не надеялся, тут такая тяжелая артиллерия.
- "Костолом" смотрел.
- Как это тебя угораздило?
- А я много чего пересмотрел на футбольную тематику. Просто с самого детства увлекаюсь футболом. Перечитал всего Дуги Бримсона. Смотрю много футбола по телеку. В кучу футбольных симуляторов переиграл. Ну и естественно Винни Джонса знаю, и фильм этот смотрел.
- Погоди, погоди, Александр. Не торопись. На очень скользкую дорожку ты сейчас ступил. Просто я футбольный болельщик уже с 33-х летним стажем и с очень твердыми и принципиальными убеждениями в этой теме. И сейчас главное не ошибиться нам с выбором, стоит ли далее развивать тему футбола или лучше переключиться на что-то другое. Футбольные дискуссии, в которых я участвовал, нередко заканчивались мордобоем, а правда все равно у каждого оставалась своя. Настоящий болельщик, а не жертва пропогондонов со срач тв, он даже получив в табло, своих футбольных принципов не меняет. Ну, короче, на, это был самый бесполезный мордобой, типа тех, что на свадьбах бывают.
- Ну, у меня может и нет каких-то серьезных принципов в этом плане, но за несколько клубов болею и у нас, и в Европе...
- Стоп. Давай накатим, дружок, прежде чем ты начнешь перечислять эти клубы. Как бы эта рюмка не оказалась последней. Шучу, боец. Давай за футбол. Хххууу.
- За футбол с превеликим удовольствием.
- Я вот, Санек, конечно считаю, что болеть всегда и везде нужно за одну команду. Болеть по-настоящему, на. Так, чтобы результат матча в выходные определял настроение всей следующей недели. Но в нашей стране.... У нас просто ужас с этим футболом, а все равно болеешь. Начал ведь тогда, когда политика и госкорпорации еще свои вонючие руки к спорту не протянули в попытках заработать себе репутацию в среде болельщиков. Буквально за 15 лет к херам весь спорт в стране развалили, на. Но так грамотно, что безмозглое подросшее поколение еще умудряется хлопать, не всегда попадая в ладоши, когда со срач тв им в уши ссут, мол наши молодцы, поборолись за место среди 60-ти сильнейших, на. Я уже забывать начал, когда в последний раз смотрел спорт по телеку со звуком. Просто так получается, что я очень давно смотрю футбол и легко могу определить, как и за счет чего одна команда побеждает, другая проигрывает. Почему в одной ситуации был забит гол, а в другой не был. Но только прибавляешь звук, как мне пытаются впарить, что команда, победившая 3:0, либо вымучила победу, либо соперник проиграл сам себе, либо протащили судьи. И все потому, что этой команды в списке вау-патриотизма нет. Не дали установку начальники телеканала ее в эфире силиконом накачивать. Не платят за это деньги. Зато, как только комментатор попадает на трансляцию с участием правильной команды из нужного списка, так там и победа со счетом 1-0 уже чуть ли не разгром, на. Чисто на классе. Показали свое превосходство. Гол забили шикарный, на. За счет мастерства и никак иначе. А какие истерики они устраивают, когда нужные команды и гол то не забили еще, а просто перешли на половину поля соперника... И как, Сашка, эту херню слушать, а?
- Да, Владимир Михайлович, это действительно заметно, что комментаторы сегодня болеют за команды по указке сверху. При том, что настоящий комментатор должен быть беспристрастен.
- Нет, Санек, это они только в эфире болеют за нужные команды. Премии никому лишними не бывают. И в этом их вся проститутская сущность - лижут в эфире за деньги. Те, кто отказался, уже не работают на спортивном канале. А жаль, на. Убрали как-раз лучших. Короче, думаю нам не стоит о родном футболе говорить. Не хочется портить наши посиделки. Давай, когда доберемся до базы, ты мне скажешь, за кого топишь в РПЛ. А я тебе. Уговор?
- Уговор.
- Ну а по забугорным давай пройдемся. Там у меня не все так принципиально, но симпатии есть во всех топ-чемпионатах. Я тебе страну, а ты мне команду, которая тебе там нравится. Дальше обсуждаем, если взгляды у нас разнятся. И думается мне, они разниться будут. Все-таки футбольные пристрастия формируются в детстве, а детство у нас с тобой было ой каким разным, на. Начинай ты.
- Англия. «Ливерпуль».
- «МЮ». Но все равно уважуха тебе, Санек. Ты, получается, симпатизируешь тем, кто в твоем детстве не были чемпионами уже лет так 15. Я, если честно, боялся, что мешков назовешь. У них сейчас целая армия слюнявых глоров надрачивающих на титулы, приобретенные на нефтяное арабское бабло. Дожили на до того, что денежные мешки сейчас могут купить себе не только стадион, футболистов, но и целиком историю. Я больше по тем, на, кто историю создавал себе сам. Давай дальше.
- Испания. «Барселона».
- «Реал». Не удивлен совсем. Средний возраст болельщиков «Барсы» как раз лет на 25 меньше, чем болельщиков «Реала». Ауру они просто вокруг себя соответствующую романтическую создали, что школьникам в ней комфортно взращивать свои футбольные пристрастия.
- Зато у них самый красивый футбол. Разве нет?
- Ну здесь кому как, на. Мне не нравится. Хотя может это уже некая предвзятость. Просто весь мир лет 20 так друг другу на уши присел, мол у барсуков там волшебники, кудесники, чуть ли не инопланетяне, на, играют. Ну и футбол у них соответствующий - искусственный. А я чет больше по старинке больше симпатизирую командам, где спортсмены играют. Так оно как-то натуральнее что ли.
- Ну это спор вечный. Кстати, Месси или Роналду? Или ответ итак ясен, раз вы за Реал?
- Ничего не ясен, на. Красное или кислое?
- Что, красное или кислое?
- А что, Месси или Роналду? Я их не сравнивал, как футболистов, а только как спортсменов. И разница, на, пряталась в том, что Роналду можно молодежи ставить в пример, как человека, который сделал себя сам.
- А Месси разве нельзя в пример ставить?
- Можно, конечно. Со словами: «Будь талантливым и станешь как Месси», на. Забыли, короче. Италия?
- «Милан».
- Эко тебя, дружок, угораздило. Тебе еще повезло, что в 2005 году ты сопляком был и не видел тот шедевральный финал Лиги Чемпионов между «Ливером» и «Миланом», а то тебя бы, наверно, разорвало. «Ювентус».
- Читал про этот финал. Даже смотрел в записи. В Италии хотя бы не конфликт интересов. «Юве» и «Милан» - это не, как если бы «Юве» и «Интер» или «Милан» и «Интер». Мне вот «Ювентус» тоже нравился, пока они не начали тренеров менять, как перчатки, ломая то, что работало и приносило результат.
- С жиру они, Санек, бесились. Если клуб 8 лет подряд берет Скудетто, то возникает вопрос к руководству: - на кой они там сдались, если итак все работает, на? Они решили выиграть Лигу Чемпионов и посыпались.
- А «Милан» вам, Владимир Михайлович, как?
- Да никак, на. Сейчас уже никак, но вряд ли когда воспылаю к нему особыми теплыми чувствами. Мое футбольное взросление пришлось на период, когда Милан был политическим клубом, а для меня это больная тема. Давай дальше.
- Германия. «Боруссия». Та, что из Дортмунда.
- Да я понял. Ты другую бы сейчас и не выговорил, на.
- Это точно.
- «Бавария»...
- Но как так? У вас же такие нерушимые принципы, а вы за «Баварию». У них же политика - скупать всех перспективных игроков у конкурентов. Себя усиливают, других ослабляют.
- Давай, дальше.
- Не, Владимир Михайлович, давайте уж с «Баварией» разберемся.
- Да не с чем тут разбираться, на. Ты прав, все так и есть, но немецкий чемпионат такое говно, что уж лучше симпатизировать сильнейшему, чем всяким однодневкам. Просто у нас дюже любят, когда слабые щемят сильных. А все от того, что слабых в стране большинство. Процентов 95 от всего населения. Вот мы и ждем сидим всю жизнь, когда же сильные обосрутся нам на радость. Мы за любую выскочку готовы топить, если эта выскочка случайно подсидит «Баварию», на.
- А почему так? Разве чужое горе может быть в радость? Я думал, что присказка про сдохшую соседскую корову - всего лишь фигура речи. Ну, типа из одного ряда с водкой, медведем и балалайкой.
- Да не в радость это, на. Слишком много было бы тогда радости, а нам это нельзя - подавимся еще. Нам всего лишь немного надежды, что когда-нибудь и мы со своего пробитого днища сможем кого-то там подвинуть. Того, кто сверху вниз смотрит. Хотя на хрен мы им сдались, смотреть на нас?
- Не получится. У нас если начнешь двигать, могут и ОМОНом покрошить, как говаривал один персонаж.
- Определенно не получится, на.
- Может тогда Франция?
- Да хрен с ней, с Францией. Ты же сейчас «ПСЖ» назовешь, и меня стошнит, а водку жалко. Пропало настроение про футбол, на. Давай лучше накатим.
- Давайте. За что?
- Просто так, Санек. Просто так, на. В любой пьянке может наступить момент, когда отсутствие тоста красноречивей любых слов. Хххуууу. Половину съели. Темп держим. Ходу еще часа два. Осилим?
- Я так понял, что вариантов у меня нет, но уже сейчас страшно встать из-за стола: - не уверен в своих ногах.
- Не ссы, курсант. Срочников напряжем - донесут будущего лейтенанта до корабля. Это их по важности вторая задача после марша с песней. Ротной. Желательно про подводную лодку, на.
- Да уж.
- Пора, наверно, и познакомиться, Александр. Давай, рассказывай.
- Что рассказывать?
- Откуда родом. Как угораздило попасть в военно-морской вуз. Добровольно же вроде в такое не вляпываются?
- Я с юга страны приехал. Из небольшого военного городка. Так что мне военная служба не в новинку.
- Батя военный?
- Ага. И батя, и матушка.
- Т.е. строем ходишь с самого детства? Странно, что тебя не пихнули в Суворовское или Нахимовское. Популярная тема в семьях военных.
- Были и такие мысли, но матушка сказала, что не хочет отпускать. Типа маленький еще, чтобы так далеко от дома учиться. А батя хотел отправить. Мол чем раньше начать лепить мужика, тем быстрее слепится. В споре победила мама, поэтому поехал после одиннадцатого класса, когда уже и не маленький вроде. Вот вы скажите, Владимир Михайлович, у вас есть дети?
- Есть. Две дочери.
- Ну это тогда немного не то, вы же надеюсь из них мужиков не лепите с самого детства?
- Да из них сама жизнь лепит так, что будь здоров, на. Ты вот с борта на пирс сойдешь, по сторонам глянь, и может немного поймешь, что это место не то, что детям, оно и взрослым категорически противопоказано.
- Настолько все уныло?
- Не настолько, Санек, а еще унылее, на. Если читать мою жизнь, как рассказ, то ни один читатель даже и представить себе не сможет в начале книги, что где-то через двадцать страниц у главного героя родится старшая дочь. Потом младшая. Да, главный герой на 4 курсе встретил девушку. Да, целый год с ней встречался. Но это, на, второй по величине город страны. Ты сам там учишься, все знаешь. Там немудрено встретить девушку. Но какой шанс, что эта девушка после года отношений поедет с этим героем служить на край света?
- Ну если там любовь и все такое, то почему нет? С милым, как говорится…
- Да не говорится так уже давно, Саня. Потому что любовь, на - это все херня, которую даже обыкновенный быт затоптать может. А что такое быт? Грязные носки? Невкусный борщ? Борщ, Сашка, борщ любовь побеждает. И носки, на. А если этот быт за полярным кругом? Вообще тогда мандец получается? Какие, на, шансы у любви на победу?
- Да я не знаю, Владимир Михайлович, но разве ваша жена не пример? Она же поехала с вами? Правильно?
- Вот и я охренел тогда, Саня. И до сих пор охреневаю, на. Это сейчас денег государство на военных не жалеет, потому что только военные смогут их защитить от гражданских. А с гражданскими они творят такое, что тут и до революции недалеко. А эти ссыкуны из политическо-олигархической верхушки на вилы ой как не хотят. Им не до того, на. Они еще не все нефтегазовое бабло растащили по карманам. Вот им и нужна армия, которая в случае чего рога народу будет отшибать. А я, Саня, уезжал служить за такие копейки, что стыдно вспоминать. Реально тогда во дворах подметать явно оплачивалось солидней, чем служба молодых лейтенантов.
- И она все равно поехала...
- И она поехала, Саша. И она вышла за меня замуж и через два года родила первую дочь. Туда, на. Прямо в сугроб, на.
- Как в сугроб?
- Да не слушай, товарищ офицер херню несет, на. Давай за мужественных женщин. Как бы это не звучало.
- Ага.
- Хххуууу. Так, о чем это я?
- О сугробе.
- О сугробе... это даже не сугроб. Это дырка в сугробе, куда запихали бригаду пограничных кораблей. И людей сыпанули. Живите, на, охраняйте, служите. И рождение детей в такой дыре - вот настоящее чудо.
- Почему вы тогда не уехали? Можно же было через пять контрактных лет уволиться?
- Можно было, конечно. Но мне, Сашка, через пять лет уже уезжать и не хотелось. Втянулся что ли. Привык. Да и плюсов по сравнению с большой землей там тоже много.
- Еще пару часов назад вы называли свое место жительства, простите, жопой. А какие плюсы могут быть у жопы?
- Молодой ты еще. Не научился еще на вещи смотреть шире и глубже, на. Но научишься. Это именно то качество, которое вырабатывается с годами. У всех вырабатывается, кому повезет пожить подольше. Чем дольше живешь, тем яснее понимаешь - не то важно, что видно поверхностным взглядом. Твоим языком если выразиться - с возрастом понтов становится меньше. А суть любого понта - показать окружающим, что бы ты мог себе купить, если бы умел на это заработать. Так вот и та жопа, куда мы сейчас направляемся, она жопа только в первом приближении. Оно, это приближение, одинаково для большинства, на. Для тебя, для меня, для моей жены, которая, сойдя впервые на причал, долго не могла поверить, что я ничуть не приукрашивал и не шутил, когда заранее пытался ее подготовить к тому, что она здесь увидит. И ты уедешь через четыре недели обратно в свой мегаполис и всем будешь рассказывать, в какой дыре ты побывал, но эти все рассказы не будут иметь ничего общего с реальностью, на. Это будет плод анализа на основе поверхностного осмотра, на. Как перелом диагностировать без рентгена. Эй. Курсант?! Ты меня вообще слушаешь? Давай ка голову со стола поднимай. Участвуй что ли как-то в беседе, Санек. Дядя Вова это не про монологи. Хотя под водочку, еще как про монологи, на.
- Да я не сплю, Владимир Михайлович. Притомился немного, аж голову тяжело держать.
- Давай взбодримся. За нас с тобой и хрен с ними. Ххуууу. Запивон кончился. Не хорошо это конечно. Пойду на мостик схожу, может у капитана что есть, на. Эй, курсант, ты давай пей. Я ж не уйду, пока не опрокинешь... Ну вот, молодцом. Сиди, никуда не уходи, скоро вернусь.
- Рота, подъем! Не таращись так, это я. Подорвался, как карась-первокурсник. Ты же без пяти минут офицер, имеешь право и послать, на.
- Извините, товарищ командир, совсем сморило. Больше не повторится.
- Ну ты сейчас батарейку свою малость подзарядил. На полчаса хватит, на. Смотри, что я нарыл у капитана. Минералочка. Ее, конечно, бы завтра, но у нас сегодня безвыходная, на, ситуация. И давай, это, доставай свои бич-пакеты. Хавчик тоже обнуляется быстро. Погрызем, что есть.
- Так их же заваривать надо, Владимир Михайлович.
- Ой ли. Ты хочешь сказать, что за пять лет в казарме ни разу не грыз эту лапшу сухой? Это же первое дело, когда дневальным вторую половину ночи стоишь. Ну или в ДВ. Помню, захрустишь такой брикет, водичкой запьешь из-под крана. Оно там на дно желудка комочком упадет и разбухает потихоньку. Да, не вкусно, но чувства голода, как и не было. Водички у нас особо и нет, но водочка есть, на. На чем мы там остановились?
- На плюсах жизни в дыре, вроде.
- Да. Точно. Давай от обратного, чтобы ты снова не уснул, на. Ты мне будешь накидывать, почему в цивилизации лучше жить, а я буду парировать. Короче в диалог поиграем, а не монолог дяди Вовы, на.
- Цивилизация.
- Что цивилизация?
- Ну в большом городе помимо жизни, как выживания, есть еще культурная жизнь. Социальная жизнь. Есть выбор в вопросах что купить, куда пойти, кем и где работать. Как организовать свой досуг в конце концов. А что там с этим в этом вот вашем захолустье?
- С козырей ходишь, на? Но у меня башка она тоже знаешь ли не только чтобы жрать. За двадцать лет знаешь сколько раз я об этом передумал? Да еще и с женой на эту тему общался, потому как понимаю, что в большинстве своем женщины более зависимы от осознания собственной полноценности или ущемленности в каких- то аспектах жизни. Я за каждого не скажу, но по мне все тобой перечисленное - это категория надуманных потребностей. Вот если бы у меня здесь за полярным кругом отобрали возможность срать, то я бы тут сроду не остался, на. Или тут нельзя было бы жрать или спать, или трахаться наконец. Но все это возможно и здесь, и там у вас в мегаполисе. А по факту, на, отняли у меня доставку пиццы, кинотеатр да китайские подделки брендовой одежды. Грош цена тому мужику, который сильно расстроится, потеряв нечто подобное. Вот бабам сложнее. Они грустить начинают по любому поводу. Им надо чтобы все, что есть в рекламе, на фотографиях в социальных сетях, в квартирах знакомых, было не только им по карману, но и доступно прямо за углом. А мужику надо обеспечить семью. И здесь на севере у меня старшая дочь питалась нормально. Если болела, ее лечили в санчасти получше чем в ваших зачуханных районных поликлиниках, где можно сдохнуть прямо в очереди. Учили ее родители ее же одноклассников. И всех детей, которых в каждом классе по три или пять человек, учат как своих родных. И знания дают лучше, чем, когда в классе тридцать человек и только к 11 году обучения учителя запоминают каждого не только по фамилии, но и по имени, на. И воспитание на мой взгляд более правильное у нас. Наши дети умеют жизнь воспринимать такой, какая она есть. Они умеют радоваться тому, что им жизнь дает. А что там у детей мегаполиса? Когда каждый день они видят вокруг что-то новое, половина из этих неокрепших умов считает жизнь говном только потому, что не все из этого они могут получить.
- Справедливо, Владимир Михайлович. Да, современным детям сложно чувствовать себя уверенно в компании сверстников, когда они в чем-то им уступают…
- Говори, Санек, прямо, на. В бабле уступают. И не они, а их родители. Все просто, на…
- Хорошо. Но вот как только родителям у вас на севере слова правильные подобрать, когда ребенок спросит, почему он за свою пусть и короткую еще жизнь так ничего и не увидел? Он не был в театре, не был в цирке, не был в зоопарке, не был на теплом море. Да и общение в кругу лишь трех или скольких-то там сверстников явно не способствует развитию кругозора. Вот уехала у Вас старшая дочь в институт учиться. Не кажется ли вам, что ей одна дорога - женой офицера либо на север, либо на дальний восток?
- С чего это ты решил, на, что у нас тут люди дремучие?
- Так вы же сами говорили. У вас же там даже машин нет. Где научиться дорогу переходить? Где научиться с людьми находить общий язык? Как строить отношения с противоположным полом?
- Знаешь, что? Со мной в роте учился один курсант, так он до конца 8 класса жил в этой вот бригаде, пока отец не закончил служить. Потом они переехали в большой город, где он доучивался 3 года и оттуда уже поступал в шарагу. С 6 лет занимался рукопашным боем вместе с матросами. С золотой медалью школу. В шараге дослужился до гкс. Как начал с комода, так до зкр на 5 курсе прошел все должности. Участвовал в олимпиадах и по учебе, и в спортивных от института. Закончил так же с золотой медалью. Его куда только не звали служить, а он поехал вместе со мной сюда. Точнее, я вместе с ним. И поехал не один, а привез с собой будущую супругу. А ведь он знал, что здесь жопа, а все равно поехал. Знаешь почему?
- Нет. Может ностальгия по малой родине? Мне вот тоже кажется, что нет на земле места лучше, чем мой маленький военный городок на юге страны. Но я это понимаю как бы сердцем, а мозг говорит, что жить надо в большом городе, раз есть такая возможность. Мне кажется, что это женщинам свойственно решения принимать по зову сердца, а мужчина всегда должен думать головой и анализировать, а только потом действовать.
- Так вот и я про то же, на. Он просто понял, что в дремучей жопе намного проще стать белым пятном, чем среди напомаженных зализанных городских мажоров, которые на службу ездят на дорогих иномарках. В большом городе твоя светлая голова - не более, чем одна из тысяч таких же голов. А здесь, за полярным кругом, он буквально за несколько лет не просто заимел место среди командования, но и получил право голоса, с которым считались. Он добился того, что военнослужащие нашей части получили право участвовать в отборе на службу в охране отечественных посольств за рубежом. И абсолютно непринужденно все эти отборы проходил. Так он за 20 лет по два года прожил в пяти различных странах. Присмотрелся, как сам говорил, и выбрал. В прошлом году по окончании контракта эмигрировал в штаты. Вот так, Санек, выглядит карьера умного человека. А жопа или мегаполис тут совсем не при чем, на.
- Достойно уважения. Может за умных людей?
- Вошел во вкус, Александр. Матросов, на. Хорошо, не Пашка Корчагин.
- Кто?
- Не отвлекайся, курсант, прольешь. Хххууух. Хорошо, на, сидим. Не поешь, случайно? Я уже бы и затянул что-нибудь из Расторгуева.
- Что не делаю?
- Да ты, сынок, не оглох бы. Вроде не сивуха, на. Песни, говорю, не поешь?
- Не, не пою. Я нашу музыку не перевариваю, а иностранную петь на могу:- трояк всегда был по английскому. Это в шараге меня за уши натянули как обычно на пятерку. В школе было сложнее.
- Хоть это радует, что современную нашу эстраду не перевариваешь. Сам такой, на. Раньше пели вообще ни о чем, но было понятно, что поют. Теперь же с претензией на многозначительность, недосказанность, витиеватость... но непонятно же ни хрена. Поют, как хер во рту перекатывают. Ну как поют... так, пытаются что-то сказать, не вынимая член, на. Пердеж казарменный и то полезней слушать, чем современную эстраду.
- Это вы их, Владимир...Мих... Можно же просто дядя Вова? А то что-то уже не получается полностью...
- Конечно. Я с самого начала разговора уже знал, что к этому придет. Предчувствовал. Шестое, на, чувство.
- А вы вот мне скажите, какую музыку слушать? Я имею в виду из отечественного. Импортное легко найти. Там непонятно, что поют, поэтому воспринимается и переваривается без проблем. А нашего ничего не могу найти. Не лежит душа ни к чему, что попадается на радио или музыкальных каналах.
- Санек, ты же умный вроде пацан, сам должен понимать, что советы из разряда что смотреть, что читать, что носить, что слушать, где отдыхать, во что играть, за кого болеть и все в этом роде, это все не от большого ума, на. Нормального человека от недалекого отличает фраза "я считаю". Ну или подобная фраза. Нельзя сказать, что эта или та музыка хорошая. Нет абсолютного хорошего. Но можно сказать, что мне нравится, или я думаю...
- Так я потому, дядя Вова, и спрашиваю, что слушаете вы. Музыка - не кино. Ее можно намного быстрее проверить на предмет нравится/не нравится.
- Я если уж строго, на, то я далеко не меломан, но если появляется необходимость что-то послушать, то вместо современной эстрады включу что-нибудь древнее. «Многоточие» или «Сектор Газа», там. Лысикова раннего до сих пор могу послушать с удовольствием. Слышал что-нибудь из этого?
- Только «Многоточие». Это же рэп вроде?
- Рэп, вроде. Да мне неважен стиль исполнения. Если текс мозг задевает, то пусть хоть русско-народная будет. Не нравится тупой подбор рифм, на. А «Сектор Газа» не слышал?
- Не. Не довелось. Тоже рэп?
- Не рэп, на. Панками они себя, вроде, считали, на. Они распались еще до твоего рождения, так что не знать их – это нормально. А Лысиков - это «Дельфин».
- А-а-а. Тот, чьи стихи в интернете пластилиновая оппозиция читает?
- Какая еще оппозиция? Да ты Санёк уже до политики допился, на? Это же последняя стадия, на. А ну давай догонять.
- Не...не. мне уже хватит, дядя Вова. Шея уже башку не держит.
- Да такая гусиная шея вообще странно, что то-то держит, на. Не дрейф, курсант. На, держи. За Юру Клинских, хоть это имя тебе и ни о чем не говорит. Поверь дяде - достойный тоста был мужик.
- Давайте последнюю.
- Последняя, товарищ курсант, определяется не желанием, а наличием. Ххууух. На, кожурой от колбасы занюхай. С харчами чет просчитался я маленько.
- Это я просто все сожрал. В поезде одно печенье ел сутки, вот и прорвало. Простите.
- Ой, забудь, на. Жратва – не главное. Так что ты там заикался про оппозицию? И почему это она пластилиновая?
- Потому что мягкая и пушистая. Ну такая, которая только имитирует борьбу, а на деле ни за что не станет кусать руку из которой кормится.
- И зачем нашей олигархии ручная оппозиция, на?
- Показуха, дядя Вова. Для западных смотрящих оппозиция - это признак здоровой демократии, а наша верхушка любит играть в эту самую игру.
- Какую игру, Санек? Эко тебя понесло. Да ты, смотрю, за политику затирать горазд, на.
- Игра в демократию. Жить в демократию, как это делают на западе, мы не можем, а вот играть для видимости - это всегда пожалуйста. А жить в демократию они боятся даже попробовать, т.к. прекрасно понимают, что мигом окажутся на дне своего родного болота, из которого они дружно качают газ.
- Я, Санек, с трудом отдупляю, что там в политике происходит, на. Просто не люблю лезть туда, где меня все равно не примут ни с моей рожей, ни с моими идеями.
- Владимир Мих...ыч, но так же нельзя. Вот именно из-за нашей политической неграмотности, когда обычный народ уже и не пытается в ней разобраться, власть легко и непринужденно доит самую богатую страну в мире, и никак сука не подавится.
- Да не разоряйся ты так. Нервы побереги. Неправильно так реагировать на то, на что ты повлиять не можешь, на. Вот ты можешь сделать так, чтобы прекратился дождь, или вышло солнце, или чтобы курс валюты иностранной понизился?
- Не могу.
- Так ты и не можешь поменять власть в стране. И как не стоит париться по поводу черной тучи с дождем, так и не парься по поводу мафии у руля страны, на. Разница только в том, что если ты со шваброй полезешь на крышу, на, разгонять тучи, то будешь выглядеть клоуном. А вот когда все прутся на эти выборы без выбора, то с таким серьезным видом это делают, мол они на три головы выше тех, кто ищет счастье со шваброй на крыше. Но по сути, на, они одно и то же. Клоуны.
- Но неужели нет справедливости? Дядя Вова, вы же все знаете, объясните дураку.
- Ну, за политику я тебе уже все сказал. Я в ней разбираюсь не более, чем в том, зачем нужны яйца глубоководным ослам. Не знаешь зачем?
- Что зачем?
- Яйца, на.
- Да причем здесь яйца? Вы вот можете сказать, есть ли предел у этой пропасти между доходами и уровнем жизни обычного народа и олигархией из правящей верхушки? они когда-нибудь перестанут от нас отдаляться, или эта пропасть может увеличиваться бесконечно?
- На этот вопрос, товарищ курсант, у нас уже времени нет. Нам еще четверть приговорить надо, а хода осталось не больше часа.
- Да не вопрос. Позволите, я сам начислю?
- Валяй. Руку не меняют, но товарищ офицер уже не молодой, у него рука может и устать, на.
- За то, чтобы хотя бы наши дети или внуки прожили бы свои жизни не с таким ощущением собственной бесполезности и никчемности, как у нас.
- Ххууух. Не, Санек, я хоть и бахнул, но не за никчемность. Не может каждый быть мировой звездой, достаточно быть значимым хоть для кого-то. Тогда все не зря, на. Быть говном по жизни- это зря...
- Да какая разница, говно ты или нет, если тебе на вещи дороже тысячи баксов приходится копить всей семьей? И я бы не парился, если бы у кого-то гребаные запонки не стоили дороже, чем твоя квартира, на которую ты собирал восемь лет.
- Ты то куда с квартирой? Не молод еще?
- Да это не я собирал, а мои родители в свое время.
- Ничего не попишешь тут. Что я сделаю, на? Раскулачивать пойду? Власть олигархии отличается в первую очередь раскормленностью всякого рода силовых структур. Армия, полиция, внутренние войска, всякие гвардии с казаками… Они же наделены всей полнотой власти над обычным народом, на. И мы с тобой в армии, не забывай. И платят нам не то, чтобы до хера, но больше, чем в среднем у работяг на гражданке. Не, Саша, мы раскулачивать не пойдем, мы будем этих упырей защищать, когда народ устанет и возьмется за вилы.
- Да я лучше шмальну себе в голову, чем буду стрелять в народ.
- Погоди ты себя валить. Нам может еще родину защищать придется. Не любят нас в мире, конечно, но это все от зависти.
- Да, как тут не завидовать, когда самая большая страна в мире еще и умудряется какие-то клочки у соседей отжимать? У нас и так плотность населения не ахти, а тут еще и площадь увеличиваем. И живем всей толпой в столице…
- А этих кимоно то херовато как корчит от того, что мы им острова отжатые по итогам войны не отдаем....
- Вот и поэтому еще зарплаты у военных подскочили. С такой политикой не сегодня, так завтра они от санкций к военным действиям перейдут.
- Не ссы, курсант, шансов у них нет, на. Поэтому, кстати, они и не дергаются. Воевать на такой площади на сегодня ни одна армия мира не готова. Потерь будет настолько много, что их же любимое демократическое общество задрочит правительство акциями и митингами антивоенными. А они всего этого боятся, как огня. Так что замочим любого, на.
- А вы вот не думали, что нас можно победить и мирным путем?
- Ты это про санкции? Да что от них толку, на. Все эти санкции один хрен на плечах народ обычный вывозит. А верхушке срать. Ну заберут у них виллу на юге Франции, ну не пустят в Лондон: - место у кормушки все равно никуда не денется.
- Да не, не про санкции. Развитые страны могут легко нагнуть нашу страну, дав любому желающему нашему жителю что-то вроде политического убежища. Типа того, что мол даем арендное жилье. Подростков определяем в сад либо школу или универ. Взрослым обеспечиваем начальную работу из разряда уберись, принеси, подай. Если это будет Северная Америка или цивильная Европа, то, думаю, за пару лет у нас в стране не останется населения. Останутся только те, кто у корыта место имеет, потому что они и сейчас могу собраться и уехать, но там, за бугром им никто так воровать не позволит. И будут они печальные к кормушке подходить, а там пусто, ведь у станка, в шахте, в поле раба уже нет. Все рабы уже уехали.
- Да, Санек. Тебе бы утопическую прозу писать. Знаешь, на, в чем подводный камень твоей схемы?
- Ну и?
- Никому там в западных странах мы не обосрались. Реальные беженцы и вынужденные переселенцы там батрачат за троих и не брезгуют никаким трудом. А наш человек даже если сортир почистит, то руки потом обязательно вытрет об занавеску. Там за бугром только наше бабло приветствуется. Наворовал - милости просим. Вот только не работать, а проматывать халявные деньги, на. Потому как работать - это не про них. А про них максимум - это управлять теми, кто работает. А из достоинств у них только то, что когда-то они сидели за одной партой, жили в одной парадной, занимались спортом на одном мате с нужными людьми. Вот и все, на. А кому с этим не свезло, те у нас в стране называются народом и населением. И да, ты прав, по поводу того, что шмалять в свой народ западло, на. Валить народ, который просто хотел бы знать, куда же на подевалась его часть природных ресурсов страны, как-то по-скотски. Ты ведь в курсе, Санек, что наши ресурсы - всенародное достояние?
- Да в курсе. А что толку?
- Толку то никакого, но мне вот интересно, та часть нефти, которая моя, уже добыта? Продана? Бабло с продажи осело в нужных карманах? С твоей вот части природного газа вполне мог уже получиться неплохой камин на вилле в Марбелье какого-нибудь жопошника из касты сосущих газ. Не думал об этом? А?
- Нам этого знать не положено по Уставу. Думать даже об этом не положено. Команды не было. По Уставу положено быть голодным и недалеким. Голодным народом проще управлять, так как он живее реагирует на брошенные ему кости.
- Скажешь, тоже, кости. Пенсию на 1.5% поднять - это не кость, это объедки, на. А бакс несколько месяцев подряд поднимают. Суммарно рублей на 10, на. А потом рубль скинут на неделю и верещат со всех ящиков, что валюта наша укрепилась. Смотрите, какая сильная экономика. А сами потные ладошки потирают, мол наше быдло нищебродское скоро ничего импортного купить не сможет. Это наш ответ на западные санкции, на. Импорт мол перестанем покупать. А где, скажите мне, отечественные автомобили? Отечественные телефоны? Отечественная одежда? Отечественные компьютеры? Или мы в настолько великолепной стране живем, что все это нам просто ненужно?
- Да в жопу эту политику и этих политиков, дядя Вова. А то как-то в грустное русло разговор повернуло.
- Согласен, на. Давай лучше за позитивное отношение к жизни. Во всем найти положительнее стороны - сильное умение. Дано не каждому.
- Даже если из позитивного можно лишь отметить, что просто проснулся утром?
- Угу. Хотя иногда кажется, что позитивней было бы наоборот. За жизнь, на. Ххуххх.
- За жизнь, дядя Вова.
- Ну а ты чего, на, думаешь по окончании учебы? Служить будешь или побежишь из армии? У тебя все козыри, на руках. Можешь выбирать где служить. И север уже посмотрел, а здесь и служба быстрее идет и деньги по нынешним меркам неплохие.
- А вы знаете, до сегодняшнего дня я сомневался, что это мое. Не люблю всех этих ограничений, связанных с армейской службой. Но если большинство офицеров в бригаде похожи на вас, то, как говориться, где еще мне искать такой коллектив?
- Не сомневайся, Санек, другие офицеры у нас еще круче, на. Мех на твоем корабле вообще мировой мужик. Познакомишься скоро. Но я тебе скажу такую вещь, что для людей это свойственная черта - собирать вокруг себя нечто подобное в плане схожести мыслей. Даже не самих, на, мыслей, а их направленности что ли. У нас каждый второй сбегает из бригады. Кто через 5 контрактных, а кто и раньше ухитряется, но они все чудесным образом как на подбор инакомыслящие оказывались. А тебе могу сказать, что можешь не очковать, на. Ты уж точно без проблем вольешься, если решишь к нам распределяться.
- Спасибо, тащ командир. Очень приятно осознавать, что такой человек как вы меня уже готов принять за своего.
- Не разрыдайся, Санек, на. А то стадия у нас пошла взаимного уважения. И из нее нам вряд ли выйти - там на пару стопок осталось, на.
- Дядя, Вова. Как мне не выходить в море?
- В смысле, на?
- Боюсь я, дядя Вова, идти на дежурство.
- Да брось ты, на. Чего там бояться?
- В том и дело, что не знаю. Все эти рассказы про морскую болезнь. Да еще с моим желудком. Буду там весь зеленый заблевывать гальюн. А там ведь срочники. Засмеют.
- Хрена ты мнительный. А так и не скажешь. Вроде уверенно себя держишь, рассуждаешь здраво. И давно это у тебя, на?
- Сколько себя помню. Я ведь все детство таким вот дрыщем рос, а там, откуда я родом, это почти смертный приговор. Законы эволюции во всей красе.
- Ну и чо, на? Я сам до 30 лет весил при моем росте 60 кг. Знаешь какое погоняло мне здесь дали, когда я приехал служить?
- Не знаю. Меня вот сухостоем и кощеем называли, а еще...
- Херня все это. Вслушайся лучше в такое. Не дуй ветер, на.
- Как?
- Не дуй ветер.
- Это типа монетку в карман положил?
- Ага. Оно самое. А здесь на севере, сам знаешь, ветра такие, что все, что легче трех килограмм, летает. Если не прибито, конечно.
- Жестко.
- Во-во. А ты говоришь, кощей, на. И мне ой как несладко было тут в первые пять лет службы. Именно из-за постоянной неуверенности. Но потом к нам на корабль пришел коком срочник, который запомнился мне тем, что выносил меня как будто я дитя малое в шахматы, и рассказал, как мне набрать вес. Запоминай, на, курсант. Мудрость старшего поколения. Меня учил гуру камбуза... И шахмат… А я, на, всегда думал, что неплохо играю…
- Не томите уже, тащ командир. Я уже вообще мало что улавливаю. Чем меньше информации, тем больше гарантий, что запомню. Так что там за секрет?
- Жри на ночь.
- Жрать на ночь?
- Ага. И занимайся спортом, на, чтобы в грушу не превратиться. У нас в бригаде есть спортзал. В течение года я через день, кроме периодов, когда был в море, на, ходил тягать штангу перед ужином. Большие веса брать не надо. Задачи накачаться не было. Была задача нагружать те мышцы, где хотелось бы, чтобы вместо пуза откладывался жирок. Вот я делал 4 упражнения по 3 подхода. Потом ужинал. А потом часов в 10 вечера съедал либо жареных гренок с яйцом. Либо блинов. Иногда оладий. Короче набивал кишку знатно.
- Ну результат я вижу у вас сохраняется до сих пор.
- А результат этот, Саня - это итог тяжкой борьбы с комплексами и неуверенностью. За первый год я набрал 25 килограмм. Сечешь, какая нагрузка свалилась на организм? Все суставы скрипели от непривычки, тяжко им было тушу таскать. Ну я и начал еще и бегать. Два раза в неделю. В сторону сопок по тропинкам.
- Сейчас каждый второй бегает. Мейнстрим.
- Это у вас там в городе мейнстрим, а здесь меня считали за придурошного. С одной стороны, мол водяру жрет на равных, а потом типа в спортсмена играет. А я, Саня, не играл. Мне просто в западло было пивной животик ремнем перетягивать и свисающие бока под рубашкой прятать.
- Блин, я тоже так хочу.
- Ну так озаботься ночными приемами пищи и флаг тебе в руки. Давай за спорт, на. Ххххууух.
- За спорт.
- А в море все равно боюсь, дядя Вова...
- Ладно, не ной. Таскать курков в море тоже то еще удовольствие. Поговорю с комбригом. Распределим тебя на корабль, который сейчас в море не ходит. Но будь готов, на, батрачить там на офицеров. Чертежи делать. Какие-нибудь журналы переписывать. Бумажная короче работа, на.
- Да я и не против. Мне не сложно. Правда попросите?
- Конечно, на. Я не из тех, кто станет тебя судить за это. Из моего выпуска служат только половина. Из твоего, возможно, будет и того меньше. Сейчас молодежь она какая-то более свободная что ли. Причем свободная от такого чувства, как чувство долга. Каждый себе на уме, на. Соцсети, видосики, зависть к чужой жизни из фотографий... Армия это все убивает на корню.
- Владимир Михайлович, простите меня за мою трусость. Да, есть у меня эта неуверенность, но чувство долга у меня есть. Просто 5 лет назад я не знал, что такое армия изнутри. И сейчас, когда я понял, что это не мое, нельзя меня за это винить. Это как подсунуть на десерт говна в красивой обертке, а потом упрекать, что мол почему добавку не просишь.
- Не гунди, на, никто тебя не обвиняет. С аллегориями у тебя я смотрю все в порядке. Читаешь?
- Да тоже на правах мейнстрима.
- Э, не, брат. С чтением несколько иначе. Можно читать запоями, но, когда смотришь на список литературы такого читающего, можно понять, что он ничего толком и не прочитал, на.
- Вот тут уже я не соглашусь. Чтение - это не конкретное произведение. И не автор. И не жанр. И не формат книги, ее объем или еще что-нибудь. Чтение не про это.
- А про что же оно, на? Просвети дядю. Дядя, знаешь ли, тоже любит читать.
- Про то, что вся литература - это смешение огромного количества "зачем", результатом которого получается произведение, которое может занять миллион уровней между рукописью, так никем и не прочитанной и мировым бестселлером.
- Любопытный заход. Вижу, владеешь материалом. Но только мне кажется, ты как-то дюже витиевато озвучил популярное мнение, что литература - это товар. А на каждый товар, на, есть свой покупатель. И если на какую-то книгу не нашлось читателя, то это еще не значит, что она дерьмовая. Быть может ее просто не продавали...
- Во-во. Конфликт двух "зачем". Зачем книгу написал автор? Зачем я сел читать? Если автор хотел кого-то научить жизни, а я сел читать, чтобы эту самую науку познать, то блин классное произведение...
- А если сел развлечься, то произведение уже получается отстоем, т.к. учиться жизни - то еще развлечение.
- Ну хоть в этом мы похожи. Я-то думал, что вы начнете хаять то, что я читаю. Всякие любители Гегеля и Аристотеля любят говнять все, что не философия, типа оно бесполезно. Мозг не задевает и все такое.
- Похожи, не похожи. Неважно, на. Тут вроде все понятно, типа не хочешь не читай. Но блин есть ведь абсолютно убогие книжонки.
- Есть конечно. Мне кажется, что такой непременно станет книга, которая написана ради денег. Вот говорят писателю, мол напиши, а мы тебе бабла зашлем. Он пишет. Ему засылают...
- Ага. А пишет, как напишется. На отвали. Бабла, на, все равно срубит.
- И в чем он неправ?
- Ни в чем.
- А те, кто это читает?
- В общем-то тоже, на. Но почему- то все равно бесит.
- Да много что бесит....
- Взять хотя бы этих экспертов из интернета. Любую проблему с компом гуглишь, обязательно вылезет тот, кто первым делом советует переустановить винду.
- Ага. А если фара не горит, то надо движок оказывается перебрать. Самостоятельно.
- У тебя что тачка есть, на?
- Да не. Но половина местных на службу гоняют уже на машинах. Рассказывают потом всякое.
- Каждый раз убеждаюсь, что подобные высеры лучше пропускать, но они же везде. И в топах. Смотришь отзывы к фильму там или книге. Новой игре. Какой-нибудь электронике.... 100 отзывов на 5 звезд, и один высерает свое говеное мнение, ставя 1. Бесят педики, на.
- Согласен. Был такой комментарий на памяти. Видеокарту новую смотрел. Все пишут, мол мощная, холодная, тихая. И тут вылезает говно-эксперт. Знаете, что он там услышал?
- Нет.
- Дроссели, сука, пищат. У видеокарты последнего поколения. За 100 штук. А когда пищат? Да, когда в доме гробовая тишина. Соседей тоже нет. И тогда слышен писк. 1 звезда от него, епта. Простите за мой французский… накипело.
- Нашел за что извиняться, на. Ты вообще, Санек, дюже мало для военнослужащего материшься. Похвально, на. Я уже давно так не могу. И сдерживать себя забываю. Поздно видимо уже это исправлять. Хотя, являясь большим поклонником литературы, всегда был на стороне чистого русского языка.
- Давайте, дядя Вова, последнюю за качественную литературу, хоть мы и не успеем уже ее обсудить. Но я был бы не против.
- Давай, Санек. Хороший тост. Но обсуждать тут нечего. Учитывая обилие литературы, мы можем за всю жизнь не прочитать ни одного одинакового произведения.
- Кроме школьной программы, конечно.
- Произведения из школьной программы может и не плохи сами по себе, но нам их преподавали однобоко с четким делением на героев и злодеев. Формировали так сказать типовое мнение в наших неокрепших головах, на. Но после школы так перечитывать ничего и не захотелось. Разве что Достоевского.
- В точку. Было такое. Два балла мне впаяли за то, что в сочинении на тему Данко-герой, я написал, что он гондон, который не имел никакого морального права вести людей из одной жопы в другую.
- Это тот, что с сердцем что ли?
- Угу. Он самый.
- Хрена, на. 30 лет прошло, а еще помню, на. Может тогда просто без названий. Есть у тебя прям любимый автор или авторы? Настолько, что даже если напишет несколько раз подряд плохо, не перестаешь его читать?
- Да есть конечно. Пелевин. Уэлш. Драйзер.
- Блин, ну я как с зеркалом сегодня пообщался. Именно в твоем возрасте я зачитывался этими авторами.
- Т.е. вы сейчас можете мне озвучить то, что я буду читать через 20 лет?
- Не знаю, Санек, что будет через 20 лет. Но если это будут Кизи, Маркес, Кутзее, то значит мир действительно развивается или деградирует по спирали.
- Огоньки впереди появились. Вы их тоже видите, или это мой собственный глюк?
- Да я бы и не удивился, если бы наша бригада была не более, чем чьим-то глюком....
- Приснившаяся бабочка, которой снится сон...
- Нормальный ты парень, Санек. Хоть и бытует мнение, что куда курсанта не целуй - везде жопа, твоя жопа на нужном месте и в единственном экземпляре, на. Так что ничего не бойся. Ты для всей матросни - младший лейтенант, который через полгода добавит по одной звездочке на каждый погон. Попрошу комбрига, чтобы тебя распределили на приваренную посудину, отсидишься свою практику. Но верю, что, понюхав север, посмотрев на зимнее открытое море, ты все же захочешь туда сходить. Записывай мой телефон. Если что -набирай.
- Спасибо вам, дядя Вова, за все. Хоть служба в армии - та еще задница, но эта задница соткана из множества белых лоскутов, которыми являются такие вот офицеры, как вы. Это даже по учебе в шараге было заметно. Те преподаватели, что пришли с флота, они все норм мужики. А те, кто на борту никогда и не был, с ними нельзя ни поговорить, ни договориться...
- Ну-ну, ты еще всплакни, на. Все нормальные, просто каждый по-своему, поэтому и не суди всех одинаково. Давай, запрыгивай в шинель. Швартуемся, на. Здравствуй, дом родной.
- Чет рукав не находится.
- За стол придержись, а то еще свалишься да расшибешься. Давай помогу, на.
- Спасибо, дядя Вова. Спасибо за все… Еще раз… Чет меня шатает.
- Руку давай на плечо. Пошли потихоньку. Сумку куда схватил? Я понесу. Спасибо, что тощий, дотащу обоих. Не ссы….
- Всегда пожалуйста, Владимир Михх...
- На трапе осторожно. Сергеич, здорово. Пришли, будь добр, парочку вахтенных, мне тут курсанта надо помочь до места проведения практики проводить. Благодарствую.
- Дядя Вова. Но все же. Вот я все понимаю, тема принципиальная и запретная….
- Давай уже, не томи. Мы же уже породнились почти. Спрашивай, на.
- Вот в РПЛ. Какой клуб?
- А ты, Санек, попробуй догадайся. Я не хотел тебе говорить, потому что почти уверен, что ты топишь за тех, кого я недолюбливаю. И тогда у нас не получилась бы столь милая пятичасовая беседа.
- За ромб?
- Пусть это останется на уровне догадок. Ок?
- А я почти сразу догадался. Я вот болею...
- Не надо, Санек? Не произноси вслух. Не порти ничего...
- А я и не испорчу. Точно не испорчу. С юга я дядя Вова. Оттуда, где нет футбола своего. Совсем нет… Там не надо болеть по принципу "один город..." и прочая дичь. И я не ведусь на блевань, которую про количество футбольных болельщиков в стране ручной ВЦИОМ извергает из себя. У меня получилось выбрать достойную команду. Вот сюда гляньте...
- Ээээ ты что, дружище, брось заголяться. Мороз на улице. Застудишь себе чего...
- Не, не. Вы посмотрите, посмотрите, дядя Вова.
- Забирайте его, парни. На бабуина приваренного тащите.
- Погодите. Отставить меня тащить. Я еще не успел показать. Дядя Вова. Вот здесь, видите?
- Не слезешь с живого, зануда пьяная. Давай, чего там у тебя, показывай, на. Ого, Санек, епта. Это... это то, что я думаю? Ты себе ромбик наколол под сердцем? Как же так вышло?
- Батя в детстве научил….
- Правильный. Правильный у тебя батя. Так, отставить бабуина. Тащите его ко мне. У меня будешь практику проходить. И отставить возражения. В море пойдешь со мной, на. Мы просто еще не договорили.

=И.Югов. Май 2021 г.=











Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 19.05.2021 в 16:24
Свидетельство о публикации: №1210519420509


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1