ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА НА ЗЕМЛЕ.


ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА НА ЗЕМЛЕ.
­­ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА НА ЗЕМЛЕ.

Рядовой Семён Сватов № В-977 прибыл в расположение боевой части на рассвете, как только вражеские беспилотники перестали кружить над позициями. Хотя ПВО и сбивало их сотнями, но они всё равно почти каждую ночь летали над укреплёнными стальными листами окопами, мешая прицельным бомбометанием передислокации подразделений.

Сватов обошёл обугленного, изрешечённого бронебойными снарядами шагающего робота с оплавленными лазером культями ног. Он узнал в груде искорёженного, пахнущего сгоревшей человеческой плотью железа, грозу танков «Метеор-500». Шагающая смерть жгла их из плазменных пушек, как дворовый оболтус муравьёв увеличительным стеклом.

Семён прошёл дальше, переступая через остатки тактической брони кого-то из погибших штурмовиков. Впереди дымился сбитый ночью беспилотник, возле которого копошился техник. Тот в редкие минуты затишья, снимал уцелевшие аккумуляторы и другие полезные вещи с поверженной техники.

- Добрый день, - поздоровался Семён.
- Ты что только из учебки? – хмуро спросил техник. – Какой он к дьяволу добрый? Потери мама не горюй.
- Ясно, - смутился Семён. – А где тут рота капитана Шкварина № Р-264?
- Рота, - ухмыльнулся техник, - скажешь тоже. Взвод. Вон там, - он указал отвёрткой в сторону разрезанного лазером на пополам двухбашенного танка, - за двухголовым в блиндаже.

- Спасибо, - Семён поспешил в указанное место.
Блиндаж представлял собой зарытый в землю яйцеобразный бронированный бункер с толстенной стальной дверью, способной выдержать прямое попадание бомбы с беспилотника.

Семён спрыгнул в окоп, пробравшись мимо отдыхавших бойцов, подошёл к двери, постучав в неё ногой, потянул за ручку. Взору новоприбывшего открылось прокуренное помещение со столом, койками, приборами наблюдения за поверхностью и оружейными шкафами.

За столом сидел капитан, что-то изучавший в планшете.
- Разрешите войти гражданин капитан?! – отчеканил Сватов.
- Разрешаю, - ответил капитан, не отрываясь от планшета. – Дверь закрой.
- Рядовой Семён Сватов № В-977 прибыл в ваше распоряжение, готов служить и защищать, - произнёс он стандартную форму доклада.
- Угу, - пробурчал капитан.

Он повернул экран планшета к Семёну, там шёл видеоролик, на котором БТР ПВО разрывало в клочья выстрелом из неизвестного оружия.
- Новейшая ультразвуковая мобильная пушка в работе, - прокомментировал капитан. – Каждый месяц противник радует всякой убойной шнягой, а у нас ни один штурмовой самоходный заслон с силовым полем не фурычит. Как в наступление пойдём?
Сватов пожал плечами.

- Присаживайся, - капитан указал на табуретку, сделанную из рук роботов сапёров. – Рассказывай какими судьбами в нашу мясорубку.
- Я вообще то должен был попасть на Южный фронт, но в военкомат прилетела болванка со спутника, как выяснилось с нашего.
- О, это они могут, по своим засобачить, - улыбнулся капитан.
- Здание в пыль, файлы о назначении сгорели, куча народу погибла, ну и меня запихнули в бригаду, которая шла к вам, на Северный фронт. Командование справило документы и после учебки сюда.
- Значит не по предписанию попал?
- Так точно.

- Охренеть дурдом, ну да ладно, - он достал из ящика, стоящего под столом, противогаз, протянул его Семёну, - возьми, носи всегда с собой. Время от времени нас что свои, что чужие опыляют с тропосферных шаттлов всякой дрянью. В основном «Пыльца». Изучал?

- Конечно, проходил в учебке курс боевой химии, тяжёлая порошковая смесь, растворяет лёгкие и глаза, но через час теряет свои свойства распадаясь на безопасные соединения.

Капитан поднялся, открыл оружейный шкаф, достал оттуда видавший лучшие дни электромагнитный автомат на самозаряжающейся батареей с прикреплённым под стволом плазменным штыком, способным распороть бок лёгкого БТРа или тактическую броню штурмовика. Достал рюкзак, набитый патронами, каску, передал всё это Семёну.
Сватов обратил внимание, что на поясе у капитана в кобуре висит обычный тридцатизарядный пистолет.

- Пороховой? - кивнул на оружие Семён.
- Да, - ответил капитан. – Советую обзавестись. Иногда бывает так, что ни одна батарея не работает, а этот всегда выстрелит. Сходи на кухню, она в трёхстах метрах влево в воронке от гиперфугаса, на крайняк по запаху найдёшь, он нажал на экран планшета, - На довольствие я тебя уже поставил. Как поешь, дуй обратно.
Семён быстро отыскал кухню, расположившуюся в огромной воронке со стеклянным дном и склонами, образовавшимися от воздействия высокой температуры.

- Новенький? – спросил повар, наливая в миску горячий борщ.
- Только прибыл, - ответил Сватов.
- Не вовремя ты, - он положил на стол рядом с Семёном горбушку чёрного хлеба. – На днях вроде наступление намечается, опять терабайт похоронок отправят.
Семён тяжело вздохнул. Повар поставил на стол кружку тёплого компота.
- Потом за вторым подойди, - произнёс он. – Раньше новобранцев вагонами присылали, а теперь ты один приехал.

- Нас двадцать было, всех по Северному фронту распределили.
- При наступлении на минуту боя, - обнадёжил повар, отправившись к плите.
Чуть позже Семён стоял в строю оставшегося от роты взвода, внимая инструктажу капитана, ходившего перед ними заложив руки за спину.
- На днях намечается наступление, - говорил он, - но это, сами понимаете, секретная информация.
- Уж такая секретная, что диву даёшься, - ухмыльнулся кто-то из бойцов, - каждая собака знает.
- Пиз***ть команды не было, рядовой Залупин, - парировал капитан.
- ЗалуГин, - поправил тот. – От слова «за лугом».
- Мне виднее от какого слова, – капитан сделал вид, что разозлился. – Рядовой Зулупин выйти из строя.
Недовольный солдат сделал шаг вперёд.
- Вася, - обратился к нему капитан, - всё мы чтим твои заслуги, парень ты героический, но, если ещё раз в строю откроешь хлеборезку, поедешь на «губу». Ясно?
- Так точно гражданин капитан. Разрешите встать в строй.
- Шагом марш.
Рядовой быстро вернулся в строй.

- Итак, - продолжил капитан, - всем привести оружие и амуницию в полный порядок, приготовить, как можно больше боезапаса. Наш участок должен занять вражеские окопы и удерживать их до подхода основных сил. А теперь по поводу сухпайка….
Однако договорить он не успел, над окопами прозвучала сирена воздушной тревоги.
- Воздух! – крикнул капитан.

Взвод быстро попрятался по бронированным трёхместным схронам, врытым в стенки окопа. Семён попал в один схрон с Залугиным и рядовым Петром Блоком, который запер сильно помятую дверь на сделанный из лома засов. Замка не было, на месте его зияла рваная дыра. Все легли на холодный стальной пол.

Наверху заработала ПВО, осыпая самолёты и беспилотники противника огнём из сотен крупнокалиберных пулемётов вперемежку с самонаводящимися ракетами и снарядами самоходных зениток.

- Что-то сегодня рановато, - посетовал Пётр.
- Похоже у них командование сменилось, - предположил Вася, -вот и скачут на цирлах, показывают профессионализм.
Земля задрожала от множества взрывов, в дыру от замка проник едкий запах гари.
- Бомбят? – спросил Семён.
- Бомбят, - ответил Вася, отмахнувшись.
Совсем рядом послышался гул, похожий на электрический, после чего что-то сильно грохнуло.
- Наши лазерную башню включили, - кивнул Пётр.
- И похоже попали во что-то весомое, - согласился Василий, - возможно в гусеничный сапёрный дракар, представляю какая у них там воронка.
Рядом прозвучал оглушающий взрыв такой мощности, что схрон перевернулся на бок, благо углов в нём не было.
- Вот сволочи, - выругался Вася, - бомбами глубокого проникновения шмаляют. Так и нас зацепить могут.
Семён закрыл голову руками, мелко задрожав.
- Страшно? - толкнул его в бок Пётр.

Семён несколько раз кивнул. Его мутило, страх загонял разум куда-то в темноту, хотелось бежать куда подальше, голова отключилась, предоставив свою функцию спинному мозгу, у которого была одна мысль, выжить.
- Всем страшно, - сказал Вася, - однако привыкаешь.
Где-то вдалеке ударила артиллерия, заставившая землю дрожать ещё сильнее. Так продолжалось еще минут пятнадцать - двадцать, потом канонада стихла. Все, кто был в схронах высыпали наружу, заняв отведённые им позиции.

Со стороны противника послышался железный лязг, но что там двигалось было непонятно из-за плотного дыма и пыли, ещё не рассеявшихся после бомбёжки.
Дрожащий Семён, готовый вот-вот потерять сознание от нервного перегруза или обделаться от скрутившего спазмом желудка, поглубже натянул тактическую каску со встроенной рацией и экраном информатора. В переговорном устройстве послышался суровый голос человека, проведшего всю жизнь в сражениях:
- Внимание всем подразделениям! Говорит полковник Ермаков! Танковая атака противника при поддержке шагающих роботов! Стрелять по готовности!

В это мгновение из дыма показалась шеренга быстроходных танков, рядом с которыми шагали гигантские роботы поддержки. С обоих сторон ударила артиллерия. Землю вывернуло наизнанку, несколько танков вспыхнули, выпустив в небо густой чёрный дым.  Один робот завалился на бок и больше не шевелился, из него выскочили пилоты, которых тут же скосила пулемётная очередь. Мясорубка началась.
Двое солдат расчехлили стоявшую недалеко от Семёна мобильную силовую установку, быстро приведя её в боеготовнось, выстрелили плазменным шаром в идущий на них танк, превратив его в оплавленный кусок металла. Из-за застывшей машина показалась шеренга закованных в броню штурмовиков, поливавших окопы автоматными очередями.

- Сватов! – из рации донёсся голос капитана, - Почему не стреляешь?!
- Я…, я…, - не знал, что сказать Семён.
- Головка от культиватора! Огонь, твою за ногу!
Плохо понимавший, что делает, новобранец открыл огонь, уложив двоих штурмовиков и заставив остальных спрятаться за воспламенившиеся останки танка. По позиции тут же ударил ракетный шквал, Семён лёг на дно окопа, а когда поднял голову увидел раскуроченные тела солдат рядом с установкой.
Крепкая рука Залугина схватила его за шиворот, потащив к окровавленному оружию.
- Шевелись! – кричал Вася, отпихнув в сторону попавшуюся на пути оторванную взрывом голову одного из бойцов.

Оглушённый всем происходящим Семён уткнулся лицом в ящик с батареями, от шока он был не в состоянии что-либо делать физически, а соображать тем более.
Залугин схватился за ручки установки, нажал на кнопку пуска, но выстрела не последовала. Он взглянул на индикатор заряда, тот был в красной зоне.
- Батарею боец! – приказал он.

Семён непонимающе посмотрел на него. Метров в двадцати от них упала ракета земля-земля, превратив часть окопа в воронку. Почва вздрогнула так, что Залугин с Семёном повалились на трупы солдат. Залугин быстро поднялся, отвесил Сватову «волшебную» затрещину, которая привела того в чувство.
- Батарею! – крикнул Василий ему в ухо и вновь схватился за ручки, ловя в прицел робота прикрытия, - Ба-та-ре-ю!

Послышался заглушаемый боем гул лазерной вышки противника. Красный луч в мгновение ока спалил один из стоявших в тылу артиллерийских расчётов.
Семён поднял ставшее ватным тело, оно не слушалось и хотело уползти в спасительный схрон, но дремавшая внутри воля и чувство долга заставили руки открыть ящик, достать полную батарею и заменить ей севшую.

- Молодец зелёный! – похвалил Залугин, выстрелив в ближайшего робота.
Плазмоид угодил в кабину, робот вспыхнул, стал падать вперёд. Соседний робот ударил из всех пушек по установке. Вокруг позиции вскипел грунт, окровавленная земля пришла в движение будто хотела сбросить с себя жалящие её машины смерти.
Залугин выстрелил ещё раз, плазмоид прошёл в сантиметре от стрелявшего робота, слегка оплавив броню, батарея разрядилась. Наконец горящий робот рухнул, а через мгновение рванул его боезапас, осыпав всё вокруг осколками ферросплавов, из которых тот был сделан.
- Батарею!
Семён вытащил севшую, вставил новую.
- А вот вам грузделей в лукошко с отсосиновиками! – рявкнул Залугин, сделав два выстрела подряд.

Второй робот застыл с двумя здоровенными дырами в корпусе, из которых рекой текла расплавленная сталь, смешанная с человеческим пеплом.
- Батарею!
Семён вновь повторил манипуляцию, вдруг заметив, что в пылу боя они забыли про штурмовиков, короткими перебежками приближавшихся к их позиции. Он схватил автомат дав по ним длинную очередь.
- Штурмовики! – заорал Семён, перезаряжая автомат.
Но Залугин не слышал его, он ловил в прицел танк пытавшийся обойти их сбоку. Откуда-то ударил крупнокалиберный лазеромёт, короткими лучами начавший выкашивать бронированную пехоту.

- Слышу тебя, - донёсся из рации голос капитана.
Совсем рядом с окопами взорвался танк, который Вася всё-таки поймал в прицел. Горящая башня взлетела метров на триста вверх и описав дугу упала где-то в тылу.
Над полем боя раздалась разрывавшая перепонки сирена, легко заглушавшая звуки сражения. Рация зашипела предупреждением капитана:
- Химическая атака!

Семён взглянул в почерневшее от дыма небо, где-то там высоко-высоко летел шаттл распылявший густую жёлтую смерть, опускавшуюся вниз непроглядной занавесью. Солдаты стали спешно надевать спасительные противогазы, молясь чтобы в них не было микротрещин или других неполадок.

На стонущую от войны местность опустилась непроглядная, ядовитая ночь, наполнившуюся предсмертными хрипами с обоих сторон фронта.
- Внимание всем, внимание! – донесся из раций голос полковника. – Новая вводная! Поступил приказ немедленно контратаковать и на плечах противника занять его позиции!
- Не херово девки пляшут! – выругался Залугин.
- Разговорчики! – послышался из рации голос капитана. – Нам в помощь идут роботы-пехотинцы и переоборудованные для боя киберпогрузчики с противопехотными ракетами.

- Они бы еще пылесосы прислали или тостеры! – опять подал голос Василий.
Из рации донёсся смех всех, кто это слышал.

В небе послышались реактивные моторы неповоротливых бомбардировщиков и юрких беспилотников, начавших расчищать местность для контратаки. Жёлтая ночь вспыхнула огненным адом, в котором словно демоны заметались отступавшие штурмовики, сшибаемые одноколёсными дискоходами десанта. Затем ударила артиллерия, ракетные комплексы и лазерные вышки, после чего ад показался Семёну курортом.
Через полчаса огненного смерча, когда сквозь облака ядовитого порошка стало пробиваться клонившееся к закату Солнце, прозвучала команда атаковать. Участок Северного фронта пришёл в движение, солдаты поднялись из спасительных окоп, бросившись на встречу неминуемой смерти. Впереди пошли танки, огромные роботы поддержки и БТРы на дистанционном управлении. За ними роботы-пехотинцы с бестолковыми киберпогрузчиками пулявшими ракеты куда ни попадя, а уже потом солдаты со штурмовиками.

Семён бежал рядом с Залугиным совсем не ориентируясь в происходящем, вокруг всё стреляло, взрывалось и горело, видимость была практически на нуле. Пробегая мимо развороченного БТРа, Семён потерял Василия из виду, но продолжал бежать. Внезапно он столкнулся с капитаном Шквариным, несшим на себе реактивный гранатомёт с зарядом повышенного поражения.

- Почему отступаешь?! – схватил его за фильтр противогаза рассвирепевший капитан. – Расстреляю!
- Что?! – обалдел Семён. – Я иду в атаку! Я бежал вперёд!
- В атаку в другую сторону! – крикнул капитан. – За мной!

Семён побежал за капитаном. Через несколько сот метров они свалились во вражеский окоп, где шла рукопашная, если эту кровавую свалку можно было так назвать. Роботы шинковали людей, люди взрывали роботов, роботы ломали роботов, люди резали людей и над всем этим плотным, разноцветным ковром летали пули, трассеры, лазерные лучи, плазмоиды и противотанковые ракеты.

Капитан тут же шмальнул из гранатомёта в ближайшую лазерную вышку, разнеся ту на атомы. Семён включил плазменный штык, засветившийся ровным красным цветом, и вовремя, что-то железное прыгнуло на него их жёлтой взвеси. Это был вражеский робот-диверсант со светившихся синим светом видеокамерами глаз, у него давно кончились патроны и тот рубил противника стальной секирой с вибролезвием, способным разрезать рельс.

Робот замахнулся на Семёна и тут же лишился руки с оружием, капитан ударил по ней сверхострой сапёрной лопаткой из синтетического металла. Робот обернулся на капитана, Семён не стал ждать что будет дальше, а пронзил его штыком в место расположение процессора, то бишь в спину на уровне левой лопатки. Робот вздрогнул, видеокамеры погасли и тот упал в кровавую грязь, где уже нашли свой конец несколько человек.

Рядом грохнула ракета, взрывная волна швырнула Семёна в ячейку с мертвым пулемётчиком. В глазах померкло, время потеряло ход, вдруг мозг обожгло резким запахом нашатыря, Семён открыл глаза. Он лежал на дне окопа на грязной плащ-палатке уставившись в звёздное небо, в котором вспыхивали и гасли сигнальные ракеты.

Стояла тишина, сражение закончилось взятием вражеского укрепления. Над ним склонился капитан, Залугин, Пётр и ещё какой-то солдат.
- Мы думали ты того, - произнёс Залугин, - окочурился. Третий час в отключке.
Семён сел, облокотившись спиной о холодную, стальную стену окопа, жутко болела голова, наверное, сотрясение.
- А ты молодец, – похлопал его по плечу капитан. – Для первого дня неплохо, даже не обделался.
- Я бежал вперёд, - попытался оправдаться Семён.
- Да понял уже, - кивнул капитан. – Тут сам чёрт ногу сломит в такой кутерьме. Снайперского дела касался?
- Ускоренный курс прошёл, - ответил Семён.

Капитан протянул ему новейшую, вражескую, снайперскую винтовку крупного калибра СВ-1011, с самонастраивающейся оптикой и дистанционным экраном прицеливания, похожим на геймпад. Благодаря ему можно было установить винтовку чуть ли не за три километра от стрелка и поражать противника словно в компьютерной игре, попутно делая фотоснимки жертв.

- Нулёвая, - улыбнулся Пётр. – Даже счётчики пустые.
Винтовка была так же снабжена счётчиками поражённых целей, от дронов и роботов, до людей и самоходок. Каждая жертва фиксировалась в памяти оружия.
- А вы что? – спросил Семён, принимая оружие.
- Слишком скучное дело, терпения не хватает, - отозвался Вася, - а снайпер нам нужен. Осваивай.

- По местам, - скомандовал капитан, - держим оборону до подхода основных сил.
Все, включая роботов заняли свои места, Семёну выделили позицию под разбившимся истребителем. Настроив винтовку на ночную стрельбу и предварительное фотографирование жертв, принялся ждать.

Глубоко за полночь к нему подошёл капитан, дабы проверить бойца.
- Не спишь? – спросил он.
- Принял стимулятор бодрости «Крепыш-25», - доложил Семён.
- Назовут тоже. Смотри не злоупотребляй «колёсами», крыша съедет раньше времени.
- Гражданин капитан разрешите вопрос, - обратился Семён.
- Слушаю.
- Когда подойдут основные силы, пойдём дальше?
- Удержаться бы. Мы тут в восьмой раз и это только на моей памяти. Обычно пару месяцев по обороняемся, потом они нас выбьют, потом мы их и так без конца. Только людей за зря губим.
- Как это? – удивился Семён.
- А вот так рядовой, вот так.
- Вы помните, с чего война началась? – вдруг спросил Семён.
- Разве в школе не проходили?
- Там как-то всё размыто и без дат совсем.
- Я и не могу помнить, - сказал капитан, - она же при деде моём началась вроде, если не раньше.
Шкваров задумался.
- А с кем воюем хоть? – вновь поинтересовался Семён.
- С противником, - уверено ответил капитан.
- С каким?
- Не морочь мне голову рядовой, - нахмурился капитан, - следи за обстановкой, да не забывай врага бить.

С этими словами он пошёл дальше проверять позиции, бубня под нос, что-то типа: «С каким, с каким, а шут его знает с каким». Семён примкнул к экрану геймпада, просканировал местность в разных спектрах, в одном из которых увидел копошащегося в земле робота-сапера. Мерзкая железная тварь откладывала в вырытую ямку взрывоопасную личинку, способную разорвать человека пополам.

Семён сделал снимок адской машины, навёл перекрестье прицела на корпус и нажал на кнопку «Огонь», выпустив электро-бронебойный патрон. Тихо прошелестел выстрел, ничем не выдав местоположение винтовки. Робот на экране вздрогнул, заискрив пробоиной, потом покрылся тонкими голубыми молниями электро-разряда и грохнулся на собственную мину, украсив тишину ночи громким салютом из запчастей и осколков.
В углу экрана загорелась надпись «Робот-сапёр» и цифра «1». Обрадованный Семён вновь приступил к охоте на врага. Вот среди обуглившегося леса, черневшего частоколом в паре километров от позиций, припарковался одноколёсный десантный дискоход, серьёзно помятый в бою. Похоже он еле доехал до своих.

Дверь кабины отошла в сторону и наружу выпрыгнул штурман в чёрном шлемофоне. Он быстро отошёл в сторону, присев возле дерева. Семён поймал его в прицел, примостив перекрестье на лбу, сделал снимок, однако не спешил с выстрелом, убить человека, справляющего нужду, это западло, требовалось подождать, пока солдат облегчится.

Пока боец высиживал, Семён увеличил яркость экрана, чтобы рассмотреть лицо будущего покойника и замер, уставившись на него.
- Какого лешего? - невольно вырвалось у Сватова. – Что это на хрен такое? Не может быть.

Пока он пялился на фото, штурман спокойно сделал свои дела, скрывшись за деревьями.
- Гражданин капитан, - промямлил Семён в рацию, - Где вы находитесь?
- В чём дело солдат? – отозвался тот.
- Есть информация. Где вы?
- У минометного расчёта, - ответил тот.
Семён схватил винтовку, рысью бросившись к расчёту. Через минуту он стоял перед капитаном, помогавшим бойцам заряжать автоматический миномёт фугасными зарядами.
- Что случилось рядовой? - капитан подошёл к Сватову.
- Вот, - тот предъявил геймпад.
- Что вот? Воин серит, что тут странного?
- Лицо.
Капитан вгляделся в фото.
- Очень похож на тебя.
- Это я, - тяжело сглотнул Семёнов. – Видите шрамик у виска, у меня такой же. В пять лет упал с велика.
- Да ну, брось, - капитан забрал у него прибор, рассматривая вражескую физиономию.

Он активировал встроенную программу распознавания лиц, сфотографировал Семёна, сверил. Программа показала сто процентное совпадение.
- Какая-то ошибка, - не поверил капитан, сканируя сетчатку глаз обоих солдат.
Программа вновь выдала полное совпадение, у капитан отвисла челюсть.
- Этого не может быть, - сказал он. – Клон что ли?
- Тогда бы у него не было шрама, - ответил Семён. – Они вылупляются без повреждений, но на войне их не используют.
- Знаю, - отмахнулся капитан, - живут всего ничего и тупые, как брёвна, сколько раз по своим палили.
- Тогда что это? – мандражировал Семён. – Кто это?
- Надо потолковать с полковником Волковым, - предложил капитан, - Пойдём-ка к нему в логово.

***
Логово полковника было в бронированном штабном блиндаже.
- Разрешите войти, - отчеканил Шкваров, открыв дверь блиндажа, вталкивая внутрь Сватова.
- Входите, - разрешил полковник, разглядывавший интерактивную карту на штабном телестоле.
В блиндаже по мимо него находился подполковник и два майора. Они недовольно уставились на вошедших, помешавших совещанию.
- В чём дело капитан? – спросил полковник, выключив карту.
Шкваров коротко, но тем не менее подробно объяснил причину своего появления. Полковник взял геймпад, подключил его по сети к столу выведя на экран изображение вражеского штурмана, потом взглянул на Семёна.

- Хм, одно лицо, - задумчиво произнёс он. – Странно.
- Гражданин полковник, - обратился к нему один из майоров, - как-то был похожий случай, лет семь назад. Лётчик-истребитель расстрелял в лоб самолёт противника успев сделать фото пилота, как выяснилось его двойника. К сожалению, на этом всё закончилось, самолёт сгорел в воздухе, от пилота ничего не осталось.
- Вот что, - сказал полковник, - надо быть уверенным, что это не клон и не ошибка электроники. Приказываю притащить этого, - он постучал пальцем по изображению, - на допрос и ДНК экспертизу. Капитан, бери людей из своей роты и вперёд, да захвати робота разведчика, пригодится.

- У меня от роты отделение осталось, - произнёс капитан, - Надо бы пополнение.
- Пополнения пока не будет, могу дать пару роботов-пехотинцев.
- И на том спасибо. Разрешите идти?
- Идите.
- Гражданин полковник разрешите вопрос, - вдруг спросил Семён.
- Да.
- Вы помните почему началась война?
- Что за вопрос рядовой? Это всем известно почему. Потому, что…, - полковник задумался и не найдя ответа произнёс. – Иди займись делом и не задавай тупых вопросов.

Капитан забрал геймпад, схватил Сватова за рукав потащив к остаткам роты.
Для вылазки были выбраны следующие кандидаты: сам капитан, рядовой Сватов, Залугин и Пётр Блок, идти решили следующей ночью.

Весь день противники вели позиционную войну, обменивались артиллерийскими, ракетными и лазерными ударами, тревожили снайперским, пулемётным и минометным огнём. Как стемнело группа во главе с капитаном и болтавшимся под ногами роботом-разведчиком, перебиравшим паучьими ножками на бочкообразном капсульном теле, прибыла к одной из железных стеновых панелей окопа.

Два солдата из инженерного батальона с приборами ночного видения на шлемах, открутили крепёжные болты. За панелью была закопчённая пожаром дыра в человеческий рост, в которой виднелся проходческий робот для рытья подземных ходов и несколько обгоревших тел.
- Рано утром пытались до нас добраться, но прибор контроля целостности почвы их засёк, - пояснил «инженер». – Вызвали огнемётчика и поджарили, потом добавили противопехотной ракетой. Взрыв был вон там, - он указал в сторону разбитой самоходки метрах в пятистах от окопа. Оттуда рукой подать до леса.

- Замечательно… б***дь, - покачал головой капитан, забираясь в нору.
Когда вся группа скрылась в тёмном проходе, солдаты прикрутили панель обратно.
В туннеле отвратительно воняло обгоревшей человечиной, сгоревшие тела лежали не только у машины, но и на протяжении нескольких десятков метров вглубь. Идти по хрустящей корочке из отпадавшего с костей мяса было не очень-то приятно. Как Семён не держался, его всё же вырвало у последнего трупа, когда он, насупив ему на череп содрал то, что ещё утром было лицом.

- Сэмэн, - поморщился Залугин, - тут и так нечем дышать, а ты, ко всему прочему, окончательно испортил воздух. Лучше б напердел просроченной капустой.
Пётр с капитаном засмеялись, робот-разведчик одобрительно замигал светодиодами.
- Отвали, - ответил Семён, вытирая рот рукавом.

Где-то через час они подошли к пробитому противопехотной ракетой своду туннеля. Рядом с пробоиной лежало с десяток нашпигованных осколками тел вражеских солдат, дальнейшее продвижение под землёй было невозможно, от взрыва туннель полностью обвалился. Трупы накидали друг на друга, соорудив из них холмик для выхода на поверхность.

Первым пошёл робот-разведчик, машина высунула на поверхность видеосканер на метровой антенне, просканировала местность и убедившись, что опасности нет, вылезла на верх, отправив по рации: «Путь свободен», следом выбралась вся команда.

Прикрываясь уничтоженной техникой, прячась в воронках и среди тушек подбитых роботов-пехотинцев, команда добралась до расположения противника. Однако на этом везение закончилось, по всему периметру не только бродили патрули, но и стояли суперсовременные кибер-часовые. Это было нечто похожее на шестигранные железные столбики двухметровой высоты, снабжённые всевозможными датчиками, сканерами и системами распознавания свой-чужой. Мало того, что они сразу сообщали всем о появлении противника и включали отупляющую сирену, так ещё могли выпустить мину-лягушку, скрывавшуюся под пластиковой крышкой в вершине столба. Мина поражала живую силу в радиусе трёхсот метров.

- Так, - капитан, лежавший в воронке от снаряда, отложил в сторону бинокль ночного видения. – Тут не пройдём, кибер-часовые через каждые двадцать метров.
- И чё делать? – спросил лежавший рядом Пётр.
Капитан задумался.
- А пусть Сэмэн сходит, - предложил Василий. – Они его за своего примут, он же один в один штурман. Разденется до трусов, чтоб форму не спалили, возьмёт пистоль и фляжку, типа пьяный, и вперёд.
- Это мысль, - кивнул капитан, посмотрев на Сватова.
- Во-во, - одобрил Пётр, - притащит языка, мы прикроем и ходу.
- Да вы чего? – перепугался Семён, - А если не сработает? Меня киберы в раз на куски разнесут.
- Какие-то ещё есть предложения? – поинтересовался у него капитан.
Сватов обречённо вздохнул, принявшись раздеваться. Через минуту он стоял в берцах, трусах, ремне с кобурой и пистолетом, а также с флягой Петра, наполненной кислой травяной брагой.
- Орёл, - одобрительно похлопал его по плечу капитан.

***
Кибер-часовой выпустил синий луч, преобразовавшийся в сканирующую решётку, расчертившую на квадраты тело Семёна. Тот замер, боясь пошевелиться, мочевой пузырь отозвался пульсирующими спазмами.
- Доброй ночи штурман Сватов, - произнёс кибер-часовой стальным голосом, - проходите.

«Так у него и фамилия моя», - подумал Семён, проходя мимо часового.
Дойдя до ближайшего дерева, Семён остановился, надо было срочно облегчиться, мочевой пузырь взывал о помощи. Уже почти закончив дела, он услышал шаги позади себя, обернулся, прямо перед ним стоял патруль из двух рядовых и сержанта.
- Зашибись, - недовольно упёр руки в боки сержант, - А я думаю, кто во время комендантского часа труселями светит, а это штурман.

Семён на мгновение потерялся, но тут же пришёл в себя, протянув сержанту флягу с вонючим пойлом и пьяным голосом произнёс:
- Хлебнёшь, вояка?
Сержант взял флягу, отпил, поморщился, протянул солдатам. Те тоже отпили, вернув её сержанту.
- Фу, дрянь, но забористая, - сделал вывод сержант, отдавая флягу. – Шлёпай в своё подразделение, а то под арест загремишь.
- Оставь себе, - Семён отстранил ёмкость, чем обрадовал сержанта.
Приняв подарок патруль отправился дальше.
- Сержант, - окликнул Семён, - а ты не помнишь почему война началась?
- Хрен её знает, давно это было, - ответил тот. – Бывай.
- Где моё подразделение? - опять спросил Семён, деловито покачиваясь.
- Да ты совсем мозги пропил. Вон там, - он указал рукой в сторону расположения дискоходов.
- Благодарю командир.

Сватов, по-пьяному шатаясь и насвистывая раздражавшую всех в учебке хвастливую, вражескую строевую песню: «Мы вас покрошим в винегрет», направился в указанном направлении. Вот и знакомая дискообразная машина, через пробоины в бортах которой доносится чей-то разговор и вспышки электросварки. Семён подошёл к задней двери для высадки десанта, она была заперта. Дотронулся до электронного замка, на экране которого тут же вспыхнула надпись: «Для разблокировки приложите большой палец».

Недолго думая, Сватов выполнил указание, папиллярные линии совпали, шипя гидравликой двустворчатые двери распахнулись, явив взору внутренности машины. Семён быстро выхватил из кобуры пистолет, снял с предохранителя, переключив на бесшумную стрельбу и шагнул внутрь.

Впереди, в моторном отделении, спиной к нему стояли двое мужчин, техник в засаленной бейсболке со сварочным аппаратом и штурман.
- Прижми тут, - сказал техник штурману.
Тот упёрся доской в какую-то деталь, произнеся:
- Опять разойдётся.
- Теперь нет, - ответил техник, - Сейчас шину наварю в три слоя.
- А что сразу так нельзя было?
- А меня кто спрашивал?

В это мгновение Сватов задел ногой валявшийся на полу гаечный ключ, отлетевший в кучу наваленных рядом инструментов. Штурман с техником испуганно обернулись, Семён тут же нажал на спусковой крючок отправив техника на тот свет с лишней дыркой в голове.
Штурман непонимающе уставился на Семёна, его не пугало оружие, его ввело в ступор лицо человека.
- Руки чтоб я видел, - тихо произнёс Семён.
Штурман поднял руки вверх.
- Ты кто? – спросил он.
- Кто я, я знаю, - ответил Семён, - а вот кто ты?
- Я штурман десантного дискохода Семён Сватов.
- А я рядовой Семён Сватов. Оружие на пол.
Штурман достал из кобуры пистолет, бросил на пол.
- Всё оружие, - прошипел Семён.
Штурман достал из-за пояса ещё один пистолет, нож и гранату, всё это также полетело вниз.
- Рожей к стене и не двигаться, застрелю, - продолжал Сватов.
Штурман подчинился. Семён быстро раздел техника, переоделся в его одежду, натянул пониже бейсболку, встал за спиной у двойника, обернув пистолет ветошью.
- Что происходит? – спросил штурман.
- Мне тоже интересно. Если мы хотим узнать в чём тут дело, иди куда скажу и без глупостей, а то завалю на месте.
- Хорошо, - кивнул штурман.
- Тогда вперёд.

***
- Доброй ночи штурман Сватов, доброй ночи штурман Сватов, - дважды повторил кибер-часовой, когда они прошли мимо.
Семён с пленником почти добрались до ждавшей их группы, в этот момент над позициями взвыла сирена, в воздух полетели световые ракеты.
- Техника обнаружили, - догадался двойник, наблюдавший за полётом ракет. – Вам абзац.
- В банку его, - приказал капитан.

Робот-разведчик выстелил в штурмана парализующим лучом, открыл капсулу, приняв в неё бесчувственное тело, которое опутал крепёжной сетью, захлопнув дверцы.
- Домой, - скомандовал капитан.

Группа ведомая роботом, что есть сил побежала к спасительному входу в туннель. Позади застрекотали автоматы, чьи пули подняли фонтаны пыли рядом с бегущими. Сбоку ухнул танковый снаряд, обдав людей земляными брызгами.
- Говорит капитан Шкваров, - произнёс он в рацию, - нахожусь в семнадцатом квадрате, тащу важного языка. Мы конкретно встряли, поддержите огнём.
Позади зарокотали моторы мотоциклов и шестиколёсных мини-вездеходов с крупнокалиберными пулемётами на крыше, опасная для обеих сторон погоня набирала обороты.

- Бегите, прикрою, - капитан залёг за подбитым БТРом, открыв стрельбу короткими очередями по преследователям.
Рядом с ним примостился Пётр, остальные продолжали бежать к туннелю, настигаемые миномётным обстрелом. В небе появилось звено беспилотников с ракетами на борту. Тем временем капитан с Петром уложили двоих мотоциклистов и подорвали один вездеход.

Наконец Семён с Васей и роботом достигли туннеля, робот первым сиганул в тёмное нутро, а люди забрались под самоходку, теперь они прикрывали отход капитана и Петра.

- Капитан, отходите! - крикнул Вася в рацию. – Мы прикрываем!
Ударили беспилотники, чуть не засыпав проход, в котором, в ожидании людей, нетерпеливо перебирал лапками робот-разведчик. Вокруг самоходки разверзлась геенна огненная, выжегшая кислород, от чего бойцы чуть не задохнулись, однако пламя быстро спало, оставив после себя раскалённую почву, по которой, поднимая пыль бежали капитан с Петром.

Рядом с ними упал объятый огнём беспилотник, в бой вступило подразделение зенитчиков и группа с ПЗРК. Откуда-то сверху обрушился шквал реактивных снарядов, превративший ночь в день, начался обоюдный массированный обстрел.
Вдруг Петр дёрнулся, распавшись на кровавые куски, пули с вездехода достигли цели. Капитан нырнул в туннель, скатившись вниз по горке из трупов, за ним сползли Семён с Васей. Они успели пробежать всего несколько метров, туннель вздрогнул, попавшая в него термитная ракета превратила недавний вход в расплавленное озеро, состоящее из земли, самоходки и трупов.

Солдаты инженерных войск открыли панель, пропуская робота с задыхавшимися от дыма людьми. Отряд Шкварова повалился на землю, тяжело дыша. Там, где они ушли под землю рвались снаряды, падали беспилотники, разлетались на части подоспевшие к концу разборки роботы-пехотинцы, громыхали ракеты, горела земля и небо.

***
Пленный штурман вместе с Сватовым сидели на стальных табуретках в штабном блиндаже, ворчливый полковой медик заканчивал делать ДНК тест и проверять зубы. Только что его оторвали от подготовки к ампутации ноги одного из офицеров, и он был очень недоволен. Остальные, посвящённые в данный бардак, стояли вдоль стен наблюдая за действиями медика, сверявшего образцы крови и слюны.

- Хм, - задумчиво произнёс тот, взглянув на мобильный анализатор. – Какая-то чертовщина. Это не клон и не близнец, это один и тот же человек, они оба настоящие, даже пломбы идентичные.
- Как вы можете сие трактовать? – спросил полковник.
- Чудо, - ответил медик, убирая анализатор в сумку.
- Это не объяснение, - продолжал полковник. – По-научному можно?
- Не знаю. Впервые сталкиваюсь с подобным. По этому случаю можно диссертацию написать, минимум Нобелевка на мороженное обломится. Чтобы понять в чём тут дело, нужно ещё несколько подобных пациентов. Вы делали перекрёстный допрос?
- Да, - кивнул полковник, - их прошлое полностью идентично, за исключением некоторых событий, имён и названий.
- Вы можете предоставить мне копию допроса? – попросил медик. – Поразмышляю.
- Конечно. Сброшу на лаптоп. Только постарайтесь дать ответ завтра к обеду.
- Ну вы даёте гражданин полковник, загадку века просите решить за ночь. У меня операция. Всего вам наилучшего.

С этими словами медик откланялся. Когда он ушёл полковник связался с уважаемым всеми бойцами боевым генералом Смертиным, доложив ему о происходящем. Тот не стал вызывать всех к себе, а сам явился в блиндаж вместе с адьютантом.
Смертин был очень опытный вояка, повидавший многое на своём веку, поэтому его не очень удивил двойник рядового Сватова, похоже, что у него была какая-то теория-догадка о происходящем и ему требовались лишь доказательства.

Внимательно выслушав все стороны, отдал следующий приказ: В тайне от главного штаба, под видом суперсекретной операции, навести справки по всем фронтам о подобных инцидентах, собрать как можно больше информации о двойниках со стороны противника. Подключить к делу отдел кибер-безопасности, хакерских атак и спутникого слежения.

Пленного штурмана посадили в карцер, точнее в закопанный на пять метров под землю стальной куб размером с кухню в малометражке. Охранять поставили остатки отделения капитана Шкварова и двух роботов-пехотинцев. В обед, когда стихла трёхчасовая канонада, явился медик, сказав, что таких совпадений не бывает и у него нет теорий на этот счёт, кроме, как попадание штурмана к нам из параллельной реальности. Командование никак не прокомментировало данное предположение.
Примерно дня через четыре стали приходить странные новости со всех фронтов, информация стекалась к генералу Смертину и полковнику Волкову. Ещё через день генерал вызвал к себе всех участников событий.

- Итак, - сказал он, когда Шкваров запер дверь штабного блиндажа, а штурмана приковали наручниками к ножке прикрученного к полу телестола. – Вы правильно сделали что притащили двойника, ему тоже стоит послушать.
- Кто ещё из нас двойник предстоит выяснить, - пробурчал штурман.
Адъютант сдёрнул ткань с экрана, висевшего на стене, генерал нажал кнопку на пульте управления и тот явил взору собравшихся десятки одинаковых лиц в разной форме, от пехотинца до подводника.

- Это такие же двойники по одному с каждой стороны фронта на разных его участках, у всех сетчатка глаз полностью совпадает. Интересно то, что если один находится на северном, то другой обязательно на южном фронте, если же на западном, то второй строго на восточном, они не пересекаются. На лицо курирование данного дела вышестоящей организацией. В случае с рядовым Сватовым произошла накладка. Пока о ней знаем только мы, а так вполне можно было ожидать покушения.

- И что нам теперь делать с этой информацией? – спросил полковник Волков.
- Использовать в целях прекращения бесконечной войны, голода в тылу, мора в госпиталях и гигантского зла и горя во всём мире. Уже никто не помнит, как началась война, может эта информация специально скрывается, чтоб не случилось восстания, чтоб все «курили» выдуманный для нас псевдо-патриотизм.
Присутствующие удивлённо переглянулись.

- Пора завязывать, - продолжал генерал. – Я думаю, что наш доктор, - он указал на медика, - абсолютно прав. Мы воюем с параллельной реальностью, с нами самими, мы убиваем самих себя из мира, образовавшегося на мгновение раньше или позже нас. Города горят, люди гибнут миллионами.
- В чем же смысл? – спросил удивлённый штурман.
- А в чем был смысл истребления индейцев в Америке? - генерал включил медленную перемотку лиц на экране, они потекли нескончаемой рекой.
- Как мы могли столкнуться? – снова спросил пленённый штурман, внимательно слушавший генерала. – Как встретились наши миры?

- Сложно сказать, - генерал задумался. – Может коллайдер глюканул, может вспышка на Солнце, а может ещё чего по хлеще. Но в любом случае те, кто стоит за правительствами в обоих реальностях, вошли в сговор, устроив кровопролитие. На данный момент на Земле нет ни одной семьи, в которой кто-то не погиб, моя семья погибла вся.

- Что же сделать, чтоб прекратить бойню? - произнёс Шкваров.
- Всё будет зависеть от вменяемости так называемого врага, - ответил генерал. – Для начала нужно слить всю полученную инфу по обе стороны фронта, поэтому кое-кому, надо будет кое-куда сходить, - он взглянул на двойников. – А я пока созвонюсь с командующим войсками противника. Все свободны.
Когда в блиндаже остался один Смертин, он настроил рацию на волну штаба генерала Хаба.

- Приём, как слышите? – сказал он.
- Слышу вас хорошо, - ответил на том конце адъютант. – Кто это? Представьтесь.
- Говорит генерал Смертин. Позовите генерала Хаба.
- Откуда у вас эта частота? – удивился адъютант.
– Ну, давайте теперь делать удивлённые глаза адъютант, - поморщился Смертин. – Будто у нас в разведке ясельная группа. Я даже знаю какая бутылка стоит у вас на столе.

Адъютант испугано покосился на початую бутылку коньяка.
- Сейчас позову, - обречённо сказал он, отключив рацию, которая ожила через пять минут.
- Говорит генерал Хаб, слушаю вас.
- Честь имею, - произнёс Смертин. - Прошу прекратить огонь на данном участке. Высылаю вам очень интересных парламентёров с ещё более интересными данными, одного из них мы похитили из вашего лагеря.
- Какого чёрта? Переговоры должны быть согласованы с генеральным штабом, - возмутился Хаб.

- Я бы очень советовал никому ничего не сообщать, пока не поймёте в чём дело, генерал. Эта информация касается всех и каждого. Прошу мне поверить.
- Просите? Ну, ладно, - в голосе Хаба послышались нотки заинтересованности, - запускайте парламентёров, гарантирую им жизнь.
- Жду вашего звонка, когда разберётесь что к чему, а после предлагаю личную встречу в сбитом штабном вертолёте.
- Где это?
- Неужели вы забыли место самой кровопролитной рукопашной в истории этой войны? – сказал Смертин.

- А менее проклятого места нет? – спросил Хаб.
- Это оптимальная позиция. Магнитная аномалия находящаяся там искажает любые волны, портит технику и не даёт спутникам ничего просканировать.
- Уговорили, - Хаб отключил рацию.
Через десять минут оба Сватовы, ведомые капитаном Шкваровым с белым куском бинта в руке, шли в направлении окоп неприятеля ожидая пулемётной очереди или миномётного удара, но ни одного выстрела сделано не было, Хаб держал слово.
Когда они спустились во вражеские окопы, сбежавшиеся посмотреть на парламентёров солдаты лишь открывали рты дивясь двойникам. Пришлось проталкиваться сквозь толпу к штабному блиндажу.

- Штурман, - донеслось из толпы, - это чё твой братан? Какого хера он на их стороне?
- Это не братан, - отвечал тот, - это я.
- Не понял. Как это?
- Я бы тоже хотел знать как.
- У каждого из вас, - вмешался капитан Шкваров, - есть такой же братан на каком-то другом участке фронта.
Толпа зашумела, закачав оружием, зазвенев штурмовыми латами.
- Что ты несёшь капитан? – не унимались солдаты.
- Я говорю правду. Именно поэтому мы здесь. Можете сами всё проверить, отключите блокировку планшетов, пошарьте по фотографиям со спутников, с геймпадов снайперских винтовок, камер боевой техники, кибер-часовых и беспилотников. Это не такая секретная информация, как вы думаете, многое в свободном доступе WARNETa, спасибо хакерам, храни их господь или то, что им притворяется. Мы убиваем самих себя!

Толпа подняла невыносимый гвалт, но сразу расступилась перед парламентёрами, пропуская вперёд.
- А я знал! - крикнул кто-то, - Я знал, что с этой войной что-то не так! Знал всегда! Знал! Знал! Знал!
Наконец переговорщики достигли штабного блиндажа, быстро миновали обыскавшую их охрану, войдя внутрь заперли дверь, блокировавшую шум снаружи.
Генерал Хаб, протиравший платком кортик, сидел за телестолом с адъютантом и несколькими полковниками. Вошедшие представились, сидевшие тоже.
- Что такого интересного прислал генерал Смертин? – спросил Хаб, уставившись на двойников.
- Сейчас мы вам всё объясним, - Шкваров достал флешку, вставил в гнездо телестола. – В общем дело такое….
На столе показались лица двойников со всех фронтов. Через четыре часа обсуждения, Шкваров с Семёнами вышел из штаба. К ним подошёл задумчивый генерал Хаб.
- Я распорядился чтоб вас накормили и отправили к своим. Штурман, останется у нас, - сказал он. – Передайте генералу Смертину, что я согласен на встречу.
Ранним туманным утром, когда Солнце только начинало вставать, оба генерала вместе с охраной уже находились в сбитом вертолёте.

- Какое жуткое место, - произнёс Хаб, смотря в развороченный взрывом иллюминатор. – Кажется будто призраки погибших бродят в тумане.
- Вам не кажется генерал, - сказал Смертин, встав рядом с ним, - Они действительно тут бродят, наши пулемётчики, время от времени, принимают их за противника. Так что будем делать?
- Надо заканчивать балаган, - сказал Хаб. – Мне эта война поперёк горла, я потерял двух сыновей.
- Давно ли видели пополнение?
- Давно. Сейчас формируют женские батальоны, есть планы на детские.
- Почти также у нас, - вздохнул Смертин. – А еще моду взяли дезертирам, уголовникам и рецидивным штрафникам в голову чип вкручивать, обматывать взрывчаткой и управляя ими через лаптоп, пускать на танки. Типа смыли позор кровью. У нас теперь нет дезертиров в принципе.

- С псевдо-беременными сталкивались? – спросил Хаб, посмотрев на Смертина.
- Это у которых в пузе термитный заряд? Да. Грёбанные фанатички. Но какие красивые, чистейшие гены, им бы детей рожать, - погрустнел Смертин, вспомним несколько жутких случаев.
- На это и рассчитано. Солдат беременную красавицу не обидит, а скорее накормит в блиндаже. Предлагаю, для начала информировать все войска на всех фронтах, предоставив неопровержимые доказательства.

- А как же трибунал? Те, кто этим занимается сразу прибегнут к расстрелу по законам военного времени. По факту это измена.
Хаб зло улыбнулся, сказав:
- Измена чему? И кто же приведёт приговор в исполнение, если за вами хорошо вооружённая армия преданных людей?
- Мятеж?
- Мятеж. Мятеж по обе стороны фронта. Интересно кого они выставят против сотен дивизий, если все, кто может воевать здесь? – продолжал ухмыляться Хаб.
- А если кто-то не поддержит? – спросил Смертин.
- В наших войсках не сомневаюсь, последний рейтинг показал 99,9% противников войны. Никто уже не хочет воевать, как раньше. Люди понимают её бессмысленность и теперь у них есть твёрдый фундамент, основанный на правоте своих убеждениях.
- Всё как у нас, - произнёс Смертин, - Плюс, все без исключения отличные войны.
- Согласен.
Генералы пожали руки.
- По кому-то истосковались телеграфные столбы, - сказал Хаб.
- И гитарные струны, - подтвердил Смертин.

***
С самого утра в генштабе объединённых армий стоял переполох, неожиданно пропала связь со всеми группами войск, спутники не отвечали, флот молчал. Последняя информация была о быстром обмене какими-то медиафайлами среди всех подразделений включая вражеские.

Маршалы, главнокомандующие, президенты и главы комитетов собрались за большим круглым столом, чтобы обсудить создавшееся положение. Главком электронной разведки включил огромный настенный экран, принявшись водить по нему лазерной указкой.

- Нам удалось получить некоторые данные, касающиеся произошедшего, - сказал он, когда на экране появились фотографии двойников. – Эти фото были первопричиной, после, между двойниками начались многочисленные переговоры и сообщения.
Находящиеся за столом занервничали, кто-то побледнел.
- Примерно к середине дня был прекращён огонь по всем линиям фронтов. Ни одного выстрела с тех пор, - продолжал главком. – Вот последнее фото со спутника-шпиона, перед его отключением.

На экране появилось изображение, на котором солдаты и офицеры обоих враждующих армий, прямо на изрытом воронками поле боя жарили шашлыки, варили похлёбку, пили пиво, гоняли футбольный мяч, играли в городки и карты. Складывалось ощущение, что старые друзья приехали на уикенд.
- А сегодня мы окончательно потеряли связь и рычаги управления армиями, - подвёл он итог. – Тоже самое происходит с войсками противника.
Присутствующие затихли, они вполне понимали, что произошло и чем это может кончиться, как для них, так и тех, кто стоял над ними.
- Но ведь такого не должно было случится, - слабо, почти шёпотом, подал голос кто-то из президентов. – Десятилетиями всё шло, как положено, как указано. Что нам теперь делать?

- Надо найти зачинщиков и под трибунал с публичной казнью за измену, - грозно сказал один из маршалов. – Пошлём военную полицию.
- Вы понимаете, что говорите? - произнёс главком, - Какую полицию? Там объединённые армии, вышедшие из-под контроля. Любую полицию к стенке поставят через секунду поле прибытия. К вашему сведению, уже начались нехорошие брожения и во вне фронтовых подразделениях.
- А ополчение? – спросил маршал.
- Гражданские без опыта боевых действий против стальных дивизий? Не смешите мои регалии.

- Ну надо же что-то делать? – повысил голос президент. – Давайте ударим по ним ядерным оружием.
- Ещё раз повторяю, у нас нет связи и управления ни одной группой войск включая РВСН. Пусковые системы выведены из строя неизвестным вирусом. Военные спутники, недавно сбивавшие друг друга, хороводы водят на орбите наплевав на команды. Думаю, что тут замешаны отделы кибер-безопасности и хакерских атак.
В дверь постучали.
- Войдите! – сказал главком.

Вошёл щуплый секретарь в больших очках с листом бумаги в руках.
- Срочное донесение офицера особого отдела Гнатюка из населённого пункта номер П-373, зачитываю: «Вижу движение огромных масс военной силы, танков, роботов, самоходок, пехоты, штурмовиков и прочего. Идут через наш населённый пункт в сторону главной столицы. Население приветствует войска, в которые вливаются добровольцы, тут же получающие довольствие и оружие. Что происходит?»
Все присутствующие схлынули с лица, главком уронил указку.

- Перехваченное сообщение противника, - продолжал секретарь, - зачитываю: «Докладывает майор службы безопасности города номер К-40490 Абрамсонс. Большая масса войск движется в сторону основной столицы. Мирные жители приветствуют солдат. Верная правительству администрация города расстреляна на центральной площади, мэр повешен на гитарной струне возле вокзала, официальное обвинение: участие в античеловеческом заговоре. Тыловые подразделения примыкают к армии, не смотря на приказ остановить её продвижение любой ценой. Отдел приступает к эвакуации».

- Это черт знает что такое, - произнёс маршал, вытирая вспотевшую шею галстуком.
- Ну вас на хер, - только что говоривший о ядерном ударе президент, вскочил с места бросившись за дверь.
Его примеру последовали все остальные, чуть не сбив секретаря с ног.

***
Стальным цунами двигались армии в сторону своих столиц сметая вялое сопротивление, лишь изредка ещё подконтрольные генштабу отряды роботов пытались задержать продвижение уставших от бесконечной войны людей, но после первого же столкновения бездушные железяки отправлялись в металлолом.

Высокие чины, пленённые по пути, поначалу не шли на контакт с полковой разведкой, но после появлении пары добрых молодцев с паяльниками и кусачками, раскалывались за шесть секунд, сдав всех и вся, не желая умирать за чужие хотелки. В результате военный трибунал приговорил к тюрьме, а после к «вышке» большую часть известных людей потакавших кровопролитию, прославлявших войну и агитировавших за её продолжение, наживавшихся на горе, гревших руки на крови. Их не надо было выявлять, за время войны они сами обратили на себя внимание, показали себя делами, высказываниями, речами, законами, распоряжениями и поведением. Вся грязь была, как на ладони.

Сопоставив полученные сведения, командующие армиями пришли к выводу, что предположение о над правительственной верхушке, развязавшей кровопролитную бойню, было верным, тем более что несколько раз в допросах проскочили названия каких-то кланов.

Высланные вперёд диверсионные группы, умело захватывали начавшихся прятаться «по щелям» главкомов, маршалов и президентов, причём приставленная к ним охрана не делала попыток защитить высокопоставленных особ, а наоборот с радостью сдавала недавних боссов в руки диверсантов. Они тоже нашли своих двойников по ту сторону фронта и поняв в чём дело, перешли на сторону мятежников.
От пленённых были получены сведения о местонахождении их хозяев. Часто упоминались кланы под названиями букв греческого алфавита, среди них выделялся клан Альфа.

Почти одновременно в обеих реальностях начались поиски, аресты, ликвидации виновников «торжества» и их прихлебателей. Их, вместе с семьями, охраной, наложницами, слугами и рабами, выкуривали из бункеров глубокого заложения, доставали с подводных и Арктических баз, выковыривали из древних подземных городов, ловили на космодромах с вагонами добра, отрезая путь к готовым для взлёта космическим кораблям окололунного базирования.

Перед публичной, транслируемой на весь мир, казнью они рассказали, как им удалось столкнуть лбами параллельные миры. Многие люди думали, что тому виной коллайдер, но они ошибались. Всё началось с установок типа ХААРП, якобы построенных для исследования ионосферы и развития систем противоракетной и противовоздушной обороны. На самом деле эта машина влияла на резонанс Шумана, понижая его, тем самым снижая мыслительную активность населения. Однако система работала из рук вон плохо, поэтому было решено её усовершенствовать. Так появился МЕГАХААРП, он то своим излучением и открыл проход в параллельный мир.

Когда теневые правители увидели мир, как две капли воды похожий на их, они разыскали там самих себя, вступив в сговор. Они решили расправиться с выходящим из-под контроля населением путём бесконечной войны, одновременно прибрав к рукам планету уже почти готовую к заселению немногословными, верными, работящими людьми с целиком переформатированным сознанием, содержащихся в искусственном сне в подземных хранилищах.

Конфликт был раздут из спланированного теракта случившегося на стадионе во время футбольного матча. За ним последовала излишне кровавая контртеррористическая операция, унёсшая множество непричастных к взрыву жизней, за которой вновь произошёл ещё более страшный взрыв. И понеслось….

Вся наука и роботизированное производство было приспособлено для кровопролития, заводы двадцать четыре часа в сутки выпускали смертельный металл, а учёные разрабатывали новую технику для уничтожения самих себя. Так длилось десятилетиями, пока рядовой Сватов не попал туда, куда его не предписывали.
Тем временем разрушенные войной города начали восстанавливаться, люди возвращались к спокойной жизни без бомбёжек и ракетных обстрелов. Поднявшая было голову преступность, ОПГ и прочие мафиозные структуры, тут же пожалели о своём решении. Войсковая разведка быстро навела порядок огнём и мечом, практически полностью истребив замаравшихся в кровавом бизнесе.

Наконец войска вышли к последнему форпосту людоедской, античеловеческой системы. Последние, самые основные семьи теневых кукловодов укрылись в огромном неприступном бункере, вырытом в гранитной горе под названием «Семечка», что она в принципе и напоминала.

Неделей ранее в параллельном мире двойника «Семечки» уже очистили от засевшей в ней поголовно практикующей инцест нечисти. К счастью, обошлись минимальными потерями.

Присланные трофейные чертежи внутреннего строения горы вызывали много вопросов, так как эта гора немного отличалась от той, что находилась в ином мире. У неё не было посадочной площадки для летальных аппаратов, находившейся ближе к вершине. Площадка уходила в бронированный авиационный ангар, в ворота которого влепили болванкой со спутника. Его чудовищная энергия снесла вершину горы обнажив проходы.

Дальше дело взял десант и штурмовые бригады, однако «правители» заперлись в непробиваемой части мини-города в подножии горы. Командование армий, уже располагавшее захваченной схемой бункера, предложило гарнизону и обслуживающему персоналу жизнь в обмен на головы хозяев. Утром следующего дня ворота бункера открылись, выпустив наружу пикап с кузовом, доверху набитым холёными харями. Командование сдержало слово, отпустив обслугу с охраной.

А сейчас войска под командованием генерала Смертина, окружившие проклятую «Семечку», стояли в нерешительности, не зная, как подступиться к тёмной цитадели.
- Ваши чертежи не вызывают доверия, - говорил генерал Смертин, связавшись по рации с генералом Хабом. – Думаю внутреннее устройство совершенно другое. Узнав о том, что миры схожи, они могли всё переделать. Эти твари таковы, что легко могут подставить самих себя из вашей параллели. Доказательство тому, расположенные вокруг горы минные поля, которых не было у вас.

- Это всё, что у нас есть, - отвечал Хаб. – Мы выслали вам в помощь одну десантную, одну штурмовую дивизию, бомбардировщики, ударные спутники и тяжёлые шагающие ракетоносцы.
- Спасибо конечно, но мы тут тоже не с рогатками собрались.
- Не отказывайтесь генерал, пригодится. Удачи.
- Ладно, приступим, - он сбросил вызов, переключив рацию на другую волну. – Полковник, - сказал генерал, - пустим пробный шар. Направьте к горе двух радиоуправляемых роботов поддержки, три беспилотных БМП и парочку дронов-смертников, посмотрим на их реакцию.
Остатки роты Шкварова, состоящие из Сватова, Залугина и самого капитана, обедали сидя на нагретых Солнцем валунах. Мимо них, поднимая пыль промчались три БМП, за ними, вызывая небольшие землетрясения прошагали роботы поддержки, над которыми парили дроны-смертники.

- Похоже разведка боем, - произнёс капитан, облизывая ложку. – Скоро начнём.
- Какая-то хилая разведка, - ухмыльнулся Залугин, - Думаешь поведутся?
- Если реально очкуют, то да.
- Скорее бы всё закончилось, - произнёс Сватов. – Домой хочу.
Тем временем машины миновали разминированный участок поля, направившись к подножию горы. Когда до него оставалось примерно десять километров, в склоне открылись несколько хорошо замаскированных ДОТов, ударивших по приближавшемуся противнику шквалом огня.

Не прошло и тридцати секунд, как дроны были сбиты, а наземная техника превращена в оплавленный хлам.
- Ни фига себе заявочки, - присвистнул капитан, отложив котелок в сторону. – Это ж у них поди такой красотой все склоны нашпигованы. Их через каждые сто метров ставить можно, а то и чаще.
 - Вроде, как на другой горе такого не было, - встал с места Сватов, наблюдая, как горят машины. – У них только авиация была, которая так и не взлетела.
- Сдаётся мне, - вставил свои «пять копеек» Залугин, - это не все сюрпризы.
Генерал Смертин убрал от глаз мощный электронный бинокль, через который наблюдал за уничтожением техники.

- Этого нет на схеме, - сказал он адьютанту.
- Надо вдарить болванкой, - произнёс тот, передавая генералу рацию.
Смертин переключил рацию на нужную частоту:
- Говорит генерал Смертин, прошу нанести удар болванкой по ранее отмеченной цели.
Ударный спутник выпустил по указанным координатам сверхскоростную болванку из высокопрочного металла. Примерно через минуту копьеобразная железяка врезалась в склон горы, вызвав взрыв колоссальной силы, высвободив огромную кинетическую энергию. Облако пыли скрыло «Семечку» из виду, а когда она развеялась то взору армии предстала небольшая обуглившаяся воронка в месте попадания, гора была невредима.

- По данным из параллельного мира гора из обычного гранита, - сказал удивлённый адъютант.
- У них может и так, - ответил генерал, снова наблюдавший через бинокль. – Миры не во всём абсолютно одинаковые, есть небольшие различия и тут они коснулись состава материала цитадели.
Генерал взял рацию:
- Приказываю отвести войска на двадцать километров от горы и укрыться. – Он переключил чистоту. – Через час давайте всё что у вас есть.
- И «Жирдяев» тоже? – донеслось из рации. – Их всего два осталось.
- Давайте оба.

«Жирдяем» называли самый большой и мощный спутниковый снаряд с начинкой из синтезированного урана. Взрыв кошмарный, радиации ноль.
Когда войска отошли на безопасное расстояние, из космоса ударил смертельный дождь стальных болванок, пролитый из большой группировки спутников, согнанных сюда специально для поддержки штурма. Гора содрогалась в течении часа, но не уступила. Только пара дотов были разнесены на осколки, но защитники цитадели быстро залили образовавшиеся проходы быстротвердеющим бетоном.

В ход пошли «Жирдяи», взрывная волна от которых снесла несколько находившихся рядом скал и брошенную деревню в десяти километрах от места удара. «Семечка» вновь устояла, но потеряла макушку в которой не было никаких ходов.
- М-да, - произнёс Залугин вылезая из-под танка, засыпанного мелкими осколками камня со склонов горы. – Эдак мы их до второго пришествия выбивать будем, а то и до третьего.

- «Жирдяи» способны уничтожить всё, что угодно, но тут промашка вышла, - сказал подошедший, вместе со Сватовым, капитан Шкваров. – В последний раз, когда их использовали, снесли хорошо укреплённый полуостров, там теперь до дна моря больше двух километров.
- Внимание, внимание! – прозвучало из скрытых в горе мощных динамиков. – Говорит клан Альфа! Ваши действия бесполезны! Мы приказываем вам, чернь, остановиться и сдать мятежных командиров на наш суд! Остальные должны сложить оружие и преклонить колени! Все виновные в уничтожении других кланов понесут заслуженное наказание! В противном случае мы применим «Химеру»! Не сдадитесь, умрут все, сдадитесь умрёт лишь большинство! Даём, трое суток на выполнение приказа!
Шкваров удивлённо посмотрел на подчинённых.
- Она что, существует? – спросил он. – Это не выдумка?
- Выходит, что да, - ответил Залугин. – А за гнилой базар ответят, мало не покажется.

- Что это? – поинтересовался Семён.
- Некое вещество, - ответил капитан, - которое при вступлении в реакцию с кислородом, превращает воздух в яд. При определённо количестве можно уничтожить всю жизнь на Земле. Оно держится в атмосфере примерно год, затем нейтрализуется Солнечным светом. Все думали, что это выдумка конспирологов.
- Раз нельзя взять их сверху, возьмём снизу, - предположил Семён. - Надо сказать генералу.
- Думаю, он уже догадался, - закивал Залугин.
В течении следующих суток к горе были доставлены три проходческих щита с лазерными бурами, плавившими любую породу. Щиты использовали для строительства туннелей, в сутки они легко проходили несколько километров. Прибыв на место, машины тут же всверлились в грунт, направившись к горе. За ними, по образовавшимся туннелям следовали облегчённые роботы прикрытия, роботы-пехотинцы, танки, штурмовики, десант, пехота с затерявшейся среди неё группой Шкварина, которую неожиданно нагнал уже знакомый дискоход.
- Эй! Кочкалазия! – крикнул им высунувшийся в люк штурман Сватов. – Нас к вам в подмогу прислали! Залазь!

Задние двери открылись, пропуская троицу внутрь, усевшуюся на ящики с боеприпасами посреди скамей с угрюмыми десантниками.
- Это ты что ль двойник штурмана? – спросил один из них Семёна.
- Это он мой двойник, - ответил тот.
Десантник улыбнулся, пожал ему руку со словами:
- Без вас это бы никогда не закончилось.
- Добьём тварей и по домам, - произнёс сидевший рядом с ним, дюжий детина. – Мои заждались.

- Добьём, - согласился Сватов.
- Чур мне скальпы на тапочки, - добавил Залугин, однако десант шутку не оценил.
Через несколько часов щит неожиданно остановился. Оператор высунулся из кабины, взглянув на солдат.
- Мужики. Через десять метров, туннель, - сказал он. – Остальные щиты примерно на таком же расстоянии.
- Готовность номер один! – крикнули командиры. – Ждём отмашки генерала!
Солдаты сняли оружие с предохранителей, приготовившись к последнему бою. А их лицах читалась ненависть, усталость и надежда на скорейшее окончание войны.
Генерал Смертин взял радиомикрофон, соединённый со звуковой системой, установленной на нескольких грузовиках.

- Говорит командующий северным фронтом генерал Смертин! – обратился он к засевшим в цитадели. – Сдавайтесь! Сопротивление не имеет смысла! Обещаю, что виновные в столкновении миров и геноциде будут преданы справедливому суду! Также гарантирую жизнь обслуживающему персоналу и гарнизону! Однако в случае попытки защитить своих хозяев, будете уничтожены! И по поводу «Химеры»! Можете распылять сколько угодно, посмотрим на сколько хватит вашей системы вентиляции, ведь одним из её свойств является растворение фильтров! Час на размышление!

Генерал подождал ответа, но его не последовало, тогда он взял рацию и отдал приказ к штурму, а осаждённым сообщил:
- Ну, раз так, то увидимся в аду!

Щит двинулся вперёд и через несколько секунд ворвался в гранитный туннель, вырытый под горой. Роботы, железной волной устремились вперёд, за ними пошли люди. Складывалось ощущение, что они вошли не во вражеский бункер, а минимум в Третьяковку или Лувр. Антураж проходов представлял из себя настоящий музей эпохи Возрождения. Подлинники скульптур, картин, фресок украшали стены, на потолках висели золотые люстры, обрамлённые хрусталём, на каждом повороте стояли настоящие китайские вазы из старинного фарфора.

- Люстры, Карл, люстры! – вскрикнул Залугин, - И это только обычный коридор, представляю, что в уборной! Бриллиантовые унитазы с платиновыми ёршиками! Совсем охренели недоноски!
- Смерть упырям! – крикнул кто-то из штурмовиков.
- Смерть! – повторили за ним все подразделения, устремившись по туннелю к центру горы.

Неожиданно путь им преградили выкатившиеся из стен толстые стальные ворота, с расположенными в шахматном порядке бойницами из коих ударили крупнокалиберные пулемёты, пушки, огнемёты и лазерный лучи.

Через десять секунд боя горящие роботы завалили проход до потолка. Включилась система ливневого пожаротушения и противопожарной вентиляции, откачивающей дым из помещения. Пламя стало гаснуть, дым рассеиваться.

Штурмовики, используя роботов как баррикаду, стали обстреливать ворота кумулятивными зарядами из гранатомётов, однако те устояли. Подъехавший танк пальнул из нейтронной пушки, проделав в стали метровую пробоину, куда тут же влетел десяток противопехотных ракет, превратив «Лувр» в решето. Стрельба из бойниц прекратилась, но как только штурмовики пошли вперёд, возобновилась снова. Танк пальнул второй раз, сделав ещё одну дыру и вспыхнул поражённый лазерным лучом.

Роботы прикрытия принялись полосовать ворота лазером вперемешку с высокотемпературными плазмоидами. Наконец одна воротина упала, срезанная с выдвижного механизма. Войска пошли в атаку, поливая свинцом всё, что двигалось.
Три дискохода, среди которых был дискоход штурмана Сватова, влетели за ворота, давя держащих оборону кибер-солдат неизвестной конструкции. Задние двери машины распахнулись, выпуская десант, уничтожавший всё на своём пути бронебойными пулями с двухсекундной задержкой взрыва.

- Это ещё что такое? – капитан Шкваров пнул ногой раскуроченного киборга.
- Первый раз вижу, - сказал Залугин.

Верхняя часть киборга представляла собой похожий на человеческий торс корпус, вместо ног был скрытый под бронёй мотор на гусеничном ходу, либо паучьи лапы из сверхпрочного металла, либо резиновый шар с протектором, способный двигаться в разные стороны. Вместо рук торчало разнообразное стрелковое оружие, а там, где должна была быть голова стоял блестящий ящик со множеством датчиков и видеокамер.
Так разрушая ворота за воротами войска двигались вглубь вражеского логова. На второй день боёв удалось пробиться в центральный холл диаметром в километр, одновременно с других сторон туда же вышли остальные две группы. Кибер-солдат поубавилось, появились напрочь зомбированная охрана, с новейшими лазерными автоматами стрелявшими широким веером. Промытомозговые стояли насмерть за хозяев.
Одного удалось взять в плен. Времени «колоть» его не было, поэтому использовали ультрановую сыворотку правды с побочным эффектом в виде обширного инфаркта. В информационно-стратегическом плане от пленного не было толку, зомбак нёс откровенную ахинею, особенно огорчило то, что он считал хозяев богами. На лицо было серьёзное перепрограммирование сознания и личности.

На третий день, после того как от попадания реактивного снаряда рванул главный генератор и во всех катакомбах вырубилось освещение, вышли к последней линии обороны, вмурованному в гору стальному шару диаметром в двести метров. В нём засел клан Альфа так и не решившийся на применение «Химеры», слишком хотели жить и жить в роскоши, до последнего надеялись, что наказание обойдёт стороной.
Войска окружили шар на сколько позволяли туннели, приготовив лазерные пушки и установки для стрельбы плазмоидами.

- Внимание! – донеслось со стороны шара из скрытых динамиков. – Мы заплатим столько, сколько попросите, даже больше, в обмен на жизнь и свободу передвижения.
- Зачем?! – крикнул капитан Шкваров. – Всё ваше и так наше! Вам ничего не принадлежит, вы никто! Вы кроме фекалий ничего никогда не производили!
- Погоди, - осадил его генерал Смертин, подошедший ближе к шару. – Говорит генерал Смертин! Выходите и примите судьбу! Даю, вам время до утра, а потом мы пробьём в шаре отверстия и зальём его сверхпрочным бетоном по самые помидоры! Даже если там есть второй шар, вам из него никогда не выбраться, никогда! Выходите на суд или сдохните в муках! Время пошло!

Он засёк время на наручных часах, отправившись ужинать. Подразделения выставили охрану, так же приступив к приёму пищи. Её разогревали на походных газовых горелках или просто ставили котелки на раскалённые моторы военной техники.
К горелке, вокруг которой сидели Шкваров, Залугин, оба Сватова и несколько десантников, подсел штурмовик огромного роста. Он поставил к огню ящик пива с мешком консерв, сказав:
- Здорово бойцы. Вскрыли тут склад с харчами, там чего только нет, мама дорогая. Командир разрешил из спиртного только пиво, по ящику на отделение.
- Так шёл бы к своему, - произнёс капитан.

- Успею, - ответил штурмовик. – Они все на том свете.
- Тогда ладно, - Шкваров взял бутылку, сбив пробку об автомат.
Собравшиеся последовали его примеру.
- А ещё, - продолжал штурмовик, - нашли «Химеру», целый ангар. И много ещё чего, например: завод по производству роботов и всякой техники, больницу, аэропорт, спорткомплекс со стадионом, огромный бассейн, короче тут целое мини-государство.
- М-да, - промычал один из десантников, - бассейн, а кое-где у людей в тылу обуви нет, запенивают ступни из строительных баллонов и ходят, как в колодках.
- А баллоны то откуда? – поинтересовался штурман.
- Этого добра завались, не хлеб же, - ответил десантник.
- Как вы думаете, - вдруг спросил Семён, - почему так всё обернулось? Имею в виду то, что мы положили этому конец.

- Всё когда-то кончается, - сказал Залугин, отпив из горла.
- Сколько верёвочке не вейся…, - ответил капитан, - Это должно было когда-то случится, ибо никто не может быть хозяином Земли. Нельзя быть хозяином своей матери. Все думают, что пришли навсегда, хапают, хапают и вдруг бац, добро пожаловать на кладбище. Неожиданно, правда?

- Выходит, - произнёс Семён, - то, что было неправильным по началу, то есть моё предписание, оказалось катализатором мира. И то попадание в военкомат болванкой со спутника, своего рода перст судьбы.

- Или просто бухой наводчик пальнул наугад, - улыбнулся штурмовик.
- Это и есть перст судьбы, то, что невозможно просчитать, - подвёл итог Залугин.
Спать улеглись далеко за полночь, а утром, так и не дождавшийся ответа от клана, генерал Смертин приказал пробить борта шара, залив внутрь бетон. Так и сделали, проплавив лазером и плазмоидами метровые дыры в верхней части сферы. Закончив заливку, убедившись, что бетон схватился, начали вывозить всё, что имело ценность. После недели перевозок, заложили несколько тысяч тонн самой мощной взрывчатки и только после этого подразделения вышли наружу, взорвав гору к чертям.

В течении следующих шести месяцев войска повсеместно наводили порядок, отстреливая криминал, мародёров, уцелевших пособников кланов и прочую шушеру. Наконец наступил долгожданный мир, которому предшествовала последняя война на Земле.

2021.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: война, двойник, плазмоид, лазер, пули, фронт, беспилотник,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 17.05.2021 в 23:32
Свидетельство о публикации: №1210517420370
© Copyright: Владимир Самсонов
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1