Единое море и Бессмертный воробей


Единое море и Бессмертный воробей

­­­­­­Приблизительно в полдень - насколько мы могли судить - наше внимание опять привлек  странный  вид  солнца.  От  него исходил  не свет, а какое-то мутное, мрачное свечение, которое совершенно не отражалось в воде, как будто все его лучи были поляризованы. Перед  тем  как погрузиться  в  бушующее  море, свет в середине диска внезапно погас, словно
стертый какой-то неведомою силой,  и  в  бездонный  океан  канул  один  лишь тусклый серебристый ободок.

Эдгар Аллан По. Рукопись, найденная в бутылке.

Осенний ветер, промозглый и сырой, дул с Единого моря неутомимо, завывая в затянутом полупрозрачной облачной пеленой свою обычную песню о дальних берегах около Гибралтарского хребта, который опять беспокойно трясся от внутреннего огня и выдал позавчера несколько новых лавовых рек. От этого пар и пепел смешались между собой на целой половине моря и жидкой грязью рассеялись в воде, обитатели которой были даже рады подобному. Опять будет цветение водоросли и раздолье китовым гольянам!

И каменным тернам тоже!

И гнездящимся на ним крупным светло-серым птицам, чьи птичьи базары давненько облюбовали эту часть берега именно благодаря обилию роста морского тернового дерева. Чем больше у них корней, тем больше там прячутся рыбки и прочая мелкая живность, которую так легко выуживать длинными зазубренными клювами! Пара птиц, проснувшихся раньше времени, решили на рассвете подкрепиться именно таким образом. Вскоре, после утреннего спаривания, крепкие когти без всяких плавательных перепонок держались на наименее колючие корни, а клювы мощными зазубринами доставали мальков. Насытиться не составило труда, как и увернуться от местного хищника - чёрного стокилограммового мауса, чьи острейшие, как ножи на кухне суши-повара, зубы сомкнулись в воздухе в сантиметре от самца авларового рыбака, тогда как самка уже носилась кругами сверху и приступила к выполнению второй части плана по отношению к хищнику.

Самец с трудом ценой двух перьев таки улетел от неминуемой, казалось бы, участи и сел на ветку, дразня мауса, а самка кинулась ему в морду и двумя ударами клюва лишила охотника обоих глаз. Самец, крича, не давал ослеплённому и ревущему от боли охотнику достать его жену, заводя его на обрыв, под которым были самые старые и потому наиболее шипастые корни. Оказавшись на земляном обрыве, ничего не соображающий от боли маус своим весом продавил его и вместе с землёй не замедлил упасть вниз и погибнуть, пронзённый упомянутыми выше тридцатисантиметровыми шипами со стороны брюха и морды с грудью.

Немного подёргавшись и пролившейся в море кровью дав сигнал рыбе в воде, что им достанется пожива из остатков того, кто чаще ловит их самих, хищный зверь разодрал могучими когтями убивший его корень, погрыз его и испустил дух. Черных мех, залитый кровью, показывал скоротечность любой охоты и жестокость природы этого края.

Сородичи авларовых рыбаков мгновенно проснулись, всполошившись рёвом и триумфальными криками пары, которая не подпустила к туше никого, пока не наелась сама, и лишь потом разрешила сородичам немного отведать остатки. Кости и шкура упали в воду, и рыбы с радостью подчистили за летунами всё до кусочка.

Сегодня у рыбы и птиц - сытный пир. после него можно не охотиться целых три дня, благо другим любителям убоины не добраться сюда, и сам убитый маус был редким исключением из этого правила из-за рыхлой скользкой почвы и крутой возвышенности, на которой в шесть утра пятнадцатого октября десятимиллионного года и произошло всё, описанное выше.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: альтернативная история, будущее, спекулятивная биология,
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 15.05.2021 в 16:14
Свидетельство о публикации: №1210515420154
© Copyright: Старый Ирвин Эллисон
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1