Белая примета


­­­Комбат Сухарев вызвал в штаб старшину Петра Гармаша. Там же в кабинете находился замполит батальона майор Борис Плоткин.— Вода в Днестре прогрелась, людей потянуло на пляжи, а для нас возникла проблема. Из военной комендатуры поступил первый тревожный сигнал. Двое наших рядовых задержаны на берегу реки. Купались недалеко от железнодорожного моста, — сообщил подполковник. — Надо, что-то делать? Иначе, если нарушения станут хроническими, то информация из комендатуры дойдет до командира дивизии. Тогда нам не поздоровится, генерал вынужден будет принять меры. Думайте, как пресечь самоволку?
— В качестве профилактики с личным составом проведу воспитательную беседу, предупрежу об уголовной ответственности за дезертирство, — предложил Плоткин. — Полагаю, что это окажет серьезное влияние на поведение подчиненных. От путевки в дисциплинарный батальон все шарахаются, как черт от ладана.
— Хорошо, майор, но имейте в виду, что это все равно, что запретить кувшину по воду ходить. Прежде тоже проводились беседы, звучали угрозы, однако с наступлением лета, солдат на реку, словно калачом манит. Есть бесшабашные парни, которых всякие запреты вдохновляют на «подвиги». Недаром говорят, что запретный плод всегда слаще…
— Это касается любовных отношений, — напомнил замполит.
— Так и я о том же, — усмехнулся Сухарев. — На пляже, что на подиуме, очень много запретных полуобнаженных плодов, при виде которых у молодых ребят бурлят гормоны, кровь закипает. Есть среди прелестниц и девушки легкого поведения. Они сами жаждут скусить райский плод. Мало того, что солдаты бегают в самоволку, так еще рискуют заразиться. Тогда уж точно скандала не избежать, на Военном совете и прочих совещаниях попадем под артобстрел. Необходимо срочно, пока гром не грянул, принять эффективные меры.
— Товарищ подполковник, да разве солдат в казарме удержишь, — посетовал Гармаш. — Погода, словно на экваторе, зной, пекло, температура выше тридцати градусов. Всех тянет к реке, каждый желает окунуться в прохладу. На пляже и в диких местах, негде яблоку упасть. Не ходить же нам, как пастухам или чабанам, целый день вдоль берегов для опознания своих подчиненных, других армейских забот хватает.
— Да, хватает, — подтвердил комбат. — Патрульным из комендатуры сложно отыскать самовольщиков, ведь не знают их в лицо. Приставать к каждому юноше призывного возраста, требуя предъявить военный билет, не годится. Можно было бы определить по обмундированию, но ушлые пацаны прячут гимнастерки, галифе и сапоги в зарослях прибрежного камыша или в других местах. Насчет опознания ты, старшина, вовремя напомнил. Есть примета, по которой патруль сможет опознать самовольщиков.
— Какая примета? — спросил Плоткин.
— Трусы, — ответил комбат. — По цвету трусов на пляже легко будет отыскать наших подчиненных. Старшина, закажи у интендантов к следующему банному дню пятьсот трусов белого цвета.
— Очень хитрое, оригинальное решение, но сомневаюсь, что на базе есть трусы такого цвета. Обычно они черного, коричневого, серого или цвета хаки, — сообщил Гармаш.
— В таком случае закажи на швейной фабрике. Прошло три месяца, как наше болеро, несмотря на конфуз, отважно исполнило танец маленьких лебедей. Наверное, девушки не забыли тот потешный номер, до сих пор заходятся от смеха? — напомнил подполковник.
— Яркое зрелище им надолго запомнилось, — усмехнулся замполит.
— Так вот, — продолжил Сухарев. — Пусть швеи и их худрук, которые настаивали на гастролях нашего балетного квартета, решат, что мы заказали такое количество белых трусов, чтобы весь личный состав батальона приобщить к высокому искусству, задействовать в балете…
— В таком случае, — не дал ему договорить старшина. — Предлагаю заказать белые трусы с кружевами. Мы сразу одним выстрелом поразим двух, а может и трех, зайцев. Во-первых, если патруль увидит на пляже парня не просто в обычных белых трусах, но еще и с кружевной оторочкой, то безошибочно определить, что это наш боец. Во-вторых, не каждый из самовольщиков рискнет купаться, по сути, в женских трусах. Его ведь на пляже засмеют…
— Невелика проблема, перед тем, как пойти на пляж сорвут с трусов кружева и все дела, — возразил Плоткин. — Поэтому овчина выделки не стоит.
— Майор прав, — поддержал его Сухарев. — Кружева отставить, чтобы никаких финтиклюшек. Во-первых, это излишество, чреватое затратами; во-вторых, начфин упрется рогом, заявив, что это не целевое использование финансов, что наказуемо. А за обычные белые трусы претензий не будет. Проведем эксперимент. Старшина, я сам переговорю с начальником материально-хозяйственной части полка. Не сомневаюсь, что он одобрит мое предложение. Самоволку, как говорится, следует пресечь на корню.
Благодаря настойчивости комбата, через две недели в распоряжение старшины со швейной фабрики из Тирасполя поступило пятьсот трусов белого цвета, подобные тем, что у футболистов-динамовцев.
Попарившись в просторной колхозной бане, солдаты с удивлением надевали белые до колен трусы.
— Ребята, я догадался. После успешного дебюта с исполнением танца маленьких лебедей из балета Чайковского нас готовят к бразильскому карнавалу, — предложил версию сержант Олег Наседкин.
— Зачем всех, достаточно квартета, — заметил рядовой Иван Кучер.
— Для массовки, участия всего личного состава, — ответил сержант.
Со стороны служивые выглядели римскими патрициями, но в укороченных одеяниях.
Хитрый замысел комбата раскрылся лишь тогда, когда патруль безошибочно задержал на пляже четырех солдат во главе с ефрейтором, санинструктором батальона Бахтияром Турдиевым. Начальник патруля, старший лейтенант авиации потребовал предъявить военные билеты.
— Мы уже отслужили в армии, — в один голос заявили обладатели белых семейных трусов.
— В таком случае, прямо в трусах доставим вас в комендатуру для установления личностей, — пристально взирая на Турдиева, типичного узбека, которого невозможно было спутать с местными аборигенами, молдаванами и болгарами, заявил офицер.
Опустив коротко остриженные головы, Бахтияр и его сослуживцы под надзором патрульных извлекли из густых камышей обмундирование. Надели гимнастерки, галифе, сапоги и вскоре оказались в военной комендатуре.
Этот поход на берег Днестра ради купания и созерцания соблазнительных девичьих тел, ефрейтору, как старшему по званию, обошелся в десять, а остальным — в шесть суток гауптвахты. Любители речных купаний из этой истории извлекли урок — приобрели в магазине «Промтовары» плавки. Безденежные выбирали на берегу дикие, заросшие кустарником места и купались нагишом, поневоле превратившись в нудистов.
Наступил день, когда патруль не обнаружил ни одного пловца в белых семейных трусах. Информация поступила к Сухареву. Он понял, что его оригинальный план потерпел фиаско. Срочно требовались коррективы. Вызвал в штаб Гармаша.
— Воины для физической и психологической закалки обязаны стойко переносить все тяготы и лишения армейской службы. Недаром великий полководец Суворов завещал: тяжело в учении, легко в бою, — напомнил комбат. — Однако лишь запретами и наказаниями проблему не решить. Уставы — не панацея, их сочиняют люди, неспособные учесть все нюансы. Следует мыслить здраво, проявлять житейскую мудрость и хитрость.
— Так точно! — подтвердил старшина.
— Приказываю на летние месяцы вместе с командирами рот и взводов согласовать график выезда личного состава на берег Днестра для занятий по физической подготовке. Наметьте даты соревнований по плаванию на короткие и длинные дистанции и эстафету. Пусть ребята закаляются, ведь плавание для человека самый универсальный вид спорта.
— Комбат, это самое оптимальное решение! — восхитился старый служака. — Ребята наплаваются от души, сразу пропадет желание бегать в самоволку. А что делать с белыми трусами?
— Замени на обычные, из темной ткани, а белые оставь солдатам на память. Не барчуки, не барышни, чтобы носить белизну. Самые сообразительные догадаются использовать белую ткань на подворотнички, — велел подполковник, с иронией признался. — Солдаты оказались хитрее нас, не оплошали, нашли выход из ситуации, а значит, на учениях не подведут, проявят смекалку.
В тот же день он поручил Плоткину и мне, как редактору боевого листка, организовал вечер встречи с молодыми работницами швейной фабрики. Пусть, мол, ребята повеселятся, потанцуют, ощутят теплоту родного дома. Улыбнувшись, напутствовал:
— Когда-то все были молодыми и озорными. Главное благо — бодрое настроение и душевное общение!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 14.05.2021 в 08:03
Свидетельство о публикации: №1210514419991
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1