Франция... в морг или в реанимацию?


Франция... в морг или в реанимацию?
­И все-таки там, в лихолетье страшнейшей из бед,
Она ведь возможна, ты зачем закрываешь уши?
Запомни, не важно, ты будешь одет иль раздет…
Облекайся в Любовь! [1] Так спасаются Богом души…

Люблю собственные статьи обрамлять историями из своей, и не только, жизни, разнообразными историями, юмором, в особенности, черным, и конечно же, анекдотами. Так оно вроде живей, естественней – простите, если Вам кажется иначе...

Больной: - Сестра, куда Вы меня везёте?

Сестра, та, которая медицинская: - В морг, как сказал доктор…

Больной: - А может, лучше в реанимацию?

Сестра, та, которая медицинская: - Доктор сказал, в морг!.. Значит, в морг!..

8 мая 2017 года я написал коротенькую статью под названием «Франция умерла»



Франция... в морг или в реанимацию?

«07. 05. 2017 года, 21.00 парижского времени, закончилось земное существование в любой из знакомых нам форм государства французского. Западно-Франкское королевство, Королевство Франция, Республика, – как бы мы тебя не называли, вчера ты умерла, Франция.
           Ты выжила в битве при Креси, и в битве при Пуатье, и в битве при Азенкуре, и ещё поднялась с колен с Жанной.
           Ты падала, расстрелянная пушками революций – Великой, Июльской, Февральской, Сентябрьской, но поднималась.
          Ты жила под немецкой оккупацией, и брила головы своим женщинам, но еще не вся была ты мертвой…
          Ты деколонизировалась, но еще дышала, и в мире жила Франкофонией, когда уходили последние твои пассионарии во главе с Жаном-Мари Бастьеном-Тири.
          Вчера, спустя 1531 год со своего основания, ты умерла, Франция. Помним, любим, скорбим…
          Завтра, 9 мая 2017 года, мы помянем тебя, Франция, когда подымем третий свой тост. И помолчим…

P.S. Иногда молодость – большое везенье. Америку-то поволокли в реанимацию…»



Франция... в морг или в реанимацию?

В свете последних событий, должен признать свою ошибку… По-моему, я рано, подобно той сестре, которая медицинская, отправил больного в морг. В свете последних событий, может быть больного, т.е. Францию, еще спасут в реанимации?

А события, напомню читателям, развивались так.

По инициативе Жан-Пьера Фабр-Бернадака, кадрового офицера и редактора сайта «Place Armes», около двадцати генералов, сотня старших офицеров и более тысячи других военнослужащих подписали призыв о возвращении чести и долга в ряды политического класса. «Valeurs actuelles» с их разрешения публикует письмо, проникнутое верой и верностью этих людей, любящих свою страну.

Письмо прелюбопытнейшее, но длинное, и всё-таки я перепечатал его полностью. Я советую не пожалеть на это чтение лишние 5 минут, и ознакомиться с содержанием. Это стоит Вашего времени… это крик Души, который в западном, «цивилизованном» обществе, уже давно заменили на урчание живота…



Франция... в морг или в реанимацию?

«Господин Президент, уважаемые дамы и господа, члены правительства, леди и джентльмены!

Настал серьезный час, Франция в опасности, ей грозит смертельная опасность. Мы, кто даже в отставке остаются солдатами Франции, не можем в нынешних условиях оставаться равнодушными к судьбе нашей прекрасной страны.

Наши трехцветные флаги — это не просто кусок ткани, они символизируют вековые традиции тех, кто независимо от цвета кожи и веры служил Франции и отдал за нее свою жизнь. На этих флагах золотыми буквами написаны слова «Честь и Отечество». Однако сегодня наша честь требует от нас осудить развал нашей родины.

— Развал, который, используя антирасистскую риторику, на самом деле преследует единственную цель: вызвать на нашей земле у людей чувство недовольства, а может быть, даже и ненависти. Ненависти между разными этническими общинами и другими сообществами.

Сегодня некоторые говорят о мультикультурализме (во французском варианте он называется расиализмом — теорией параллельного существования внутри одного общества множества замкнутых культур — прим. ред.). Говорят еще об автохтонизме и деколониальных теориях, но за всеми этими терминами прослеживается желание развязать расовую войну. Ту самую войну, к которой явно стремятся фанатичные сторонники вышеупомянутого развала. Они презирают нашу страну, ее традиции, ее культуру и хотят видеть, как она разрушается, отнимая у нее ее прошлое и историю. Таким образом, они нападают, открыто демонстрируя неуважение к памятникам, а заодно и к былой воинской и гражданской славе. Для своих нападок они цитируют неудачные высказывания, сделанные нашими героями много веков назад, когда представления о приличиях были другими.

— Развал, который, используя идеологию исламизма и наличие молодежных банд в пригородах, приводит к отделению от страны множества ее частей (общин) и превращению их в территории, которые подчиняются своим средневековым обычаям, противоречащим нашей конституции. Между тем по нашим законам, каждый француз, независимо от его веры или неверия, повсюду во Франции должен чувствовать себя как дома; не может и не должно существовать города или района, где не действуют законы Республики.

— Развал, при котором ненависть превалирует над братством во время демонстраций, при котором власти используют полицейских в качестве солдат-наемников и козлов отпущения в борьбе со своими же французскими согражданами в желтых жилетах, которые пришли выразить свое отчаяние. То же самое происходит, когда люди в масках под шумок этой борьбы грабят магазины и угрожают нашим правоохранительным органам. Власти мы напоминаем: силы порядка действуют только в рамках директив, иногда весьма противоречивых, которые даете вы, руководители.

Опасностей становится все больше, насилие растет день ото дня. Кто бы мог предположить десять лет назад, что однажды обезглавят школьного учителя, выходящего после работы? Однако мы, слуги нации, которые всегда были готовы положить свою жизнь в любом, даже самом безнадежном сражении, — как того требовал наш воинский долг, не можем оставаться пассивными наблюдателями, видя, что происходит.

Поэтому абсолютно необходимо, чтобы те, кто управляет нашей страной, нашли в себе мужество ликвидировать эти опасности. Для этого зачастую было бы достаточно бескомпромиссно применять уже существующие законы. Помните, что, как и мы, подавляющее большинство наших сограждан потрясены вашей нерешительностью и преступным молчанием.

Как сказал примас Бельгии, кардинал Мерсье: «Когда повсюду благоразумие, мужества нигде нет». Итак, дамы и господа, хватит промедления, ситуация серьезная, работа будет колоссальной; не теряйте время и знайте, что мы готовы поддерживать политиков, которые займутся спасением нации.

С другой стороны, если ничего не делать, в обществе будет неумолимо распространяться попустительство, что в конечном итоге приведет к взрыву и вмешательству действующей армии, которая возьмет на себя опасную миссию по защите наших ценностей цивилизации и охране соотечественников на территории страны.

Как мы видим, времени на промедление нет, иначе завтра гражданская война положит конец этому нарастающему хаосу, и количество смертей, за которое вы будете нести ответственность, начнет исчисляться тысячами.»



Франция... в морг или в реанимацию?

Напомню, что письмо датировано 24 апрелем 2021г.

Даже после прочтения столь волнующего текста, что-то или кто-то внутри меня процитировал слова сестры, той, которая медицинская:

- Доктор сказал, в морг!.. Значит, в морг!..

Но не тут-то было. В течение нескольких последующих дней ходили слухи о том, что военные собираются обратиться с новой петицией. По сообщению активистов, она составлена в продолжение ранее опубликованной в «Valeurs actuelles».



Франция... в морг или в реанимацию?

«Господин Президент Республики, дамы и господа, министры, члены парламента, генералы!

Мы больше не поем седьмой куплет Марсельезы, известный как «детский куплет». Тем не менее, он богат уроками. Давайте обратимся к нему:

«Мы войдем в каменоломню, когда наши старейшины уйдут. Мы найдем там их прах и следы их добродетелей. Гораздо менее стремясь пережить их, а более стремясь разделить с ними гибель за родину, мы будем с гордостью мстить за них и следовать за ними».

Наши старейшины — это бойцы, заслуживающие уважения. Это, например, старые солдаты, честь которых вы попирали в последние недели. Именно эти тысячи слуг Франции, подписавших петицию здравого смысла, солдаты, отдавшие свои лучшие годы, чтобы защитить нашу свободу, подчиняясь вашим приказам вести ваши войны или осуществлять ваши бюджетные ограничения, были очернены вами, в то время как народ Франции поддержал старых воинов.

С этими людьми, которые сражались против всех врагов Франции, вы обращались как с бунтовщиками, хотя их единственная вина заключается в том, что они любят свою страну и оплакивают ее видимое падение.

В этих условиях именно мы, недавно начавшие военную карьеру, должны выйти на арену, чтобы просто иметь честь сказать правду.

Мы — то, что в газетах назвали «порождением огня». Мы, мужчины и женщины, активные солдаты всех армий и всех рангов, всех настроений, мы любим нашу страну. Это наши единственные титулы славы. И если мы не можем, как бы то ни было, высказаться с открытым лицом, то молчание для нас так же невозможно.

В Афганистане, Мали, Центральноафриканской Республике и других местах, некоторые из нас испытали на себе вражеский огонь. Некоторые оставили там своих товарищей. Они положили свою жизнь, чтобы уничтожить исламизм, которому вы идете на уступки на нашей родной земле.

Почти все мы получили опыт патрульной операции «Страж». Мы своими глазами видели заброшенные пригороды, районы с высокой преступностью. Мы подверглись попыткам использовать различные религиозные общины, для которых Франция ничего не значит, — для нее у них нет ничего, кроме сарказма, презрения и даже ненависти.

Мы прошли маршем 14 июля. И эта доброжелательная и разношерстная толпа народа приветствовала нас потому, что мы являемся частью этого народа. Нам же месяцами запрещали передвигаться в военной форме, делая нас потенциальными жертвами на земле, которую мы, тем не менее, способны защищать.

Да, наши старейшины правы относительно содержания их обращения в целом. Мы видим насилие в наших городах и поселках. Мы видим, как коммунитаризм (жизнь страны в виде отдельных, не связанных друг с другом этнических и религиозных общин — прим. ред.) закрепляется в общественном пространстве, в общественных дебатах. Мы видим, как ненависть к Франции и ее истории становится нормой.

Вы будете спорить, что это, может быть, не дело военных, — говорить о таких вопросах публично. Напротив: поскольку мы аполитичны в своих оценках ситуации, мы констатируем происходящее с профессиональной точки зрения. Потому что мы видели подобный декаданс во многих странах, переживающих кризис. Он предшествует краху. Это предвещает хаос и насилие, и, вопреки тому, что вы говорите то здесь, то там, этот хаос и насилие будут исходить не от военного, а от гражданского восстания.

Какими нужно быть трусами, чтобы придираться к форме обращения наших старейшин вместо того, чтобы признать очевидность их выводов. Какими нужно быть лживыми, чтобы ссылаться на неправильно истолкованный долг сдержанности военных, чтобы заставить замолчать французских граждан. И какими извращенными нужно быть, чтобы побуждать высокопоставленных военных разоблачать самих себя, прежде чем злобно карать их всякий раз, как только они напишут что-либо, кроме своих воспоминаний о былых сражениях.

Трусость, обман, извращение — это не наш взгляд на иерархию. Напротив, армия — это как раз то место, где мы говорим правду, потому что мы ставим на кон свою жизнь. Именно к такому доверию к армии мы и призываем.

Да, если разразится гражданская война, армия будет поддерживать порядок на своей собственной земле, потому что ее попросят. Это соответствует определению гражданской войны. Никто не может желать такой ужасной ситуации, как гражданская война: ни наши старейшины, ни мы. Но да, во Франции назревает гражданская война, и вы это прекрасно знаете.

Тревожный крик наших старейшин, наконец, возвращается к более отдаленным отголоскам. Наши старейшины — это и бойцы сопротивления 1940 года, к которым довольно часто такие люди, как вы, относились как к бунтовщикам, и которые продолжали борьбу, в то время как законники, охваченные страхом, уже делали ставки на уступки злу, чтобы ограничить ущерб. Это и пехотинцы 1914-го, которые умирали за несколько метров земли, в то время как вы сейчас, не реагируя, оставляете целые районы нашей страны закону сильнейшего. Все они мертвы, знаменитые и безымянные, павшие на фронте или во время воинской службы.

Неужели все наши старейшины, те, кто сделал нашу страну такой, какая она есть, кто сформировал ее территорию, защищал ее культуру, отдавал или получал приказы на ее языке, боролись только за то, чтобы вы позволили Франции стать несостоятельным государством? Вы, прикрывающие свою становящуюся все более очевидной импотенцию верхов жестокой тиранией против тех слуг Франции, которые все еще полны решимости предотвратить все это?

Примите меры к защите Родины, дамы и господа! На этот раз речь идет не об эмоциях по команде, готовых формулах или простом информировании общественности. Речь идет не о продлении ваших полномочий или получении новых. Речь идет о выживании нашей страны, вашей страны».



Франция... в морг или в реанимацию?

После прочтения столь волнующего второго текста, что-то или кто-то, внутри меня уже не так уверенно процитировал слова сестры, той которая медицинская:

- Доктор сказал, в морг!.. Значит, в морг!..

Появились сомнения… И к категоричному голосу сестры, той, которая медицинская, добавился голос больного (т.е. голос Франции):

- А может, лучше в реанимацию?

Дальше больше…Более 160 тыс. человек подписались под письмом, в котором французские военные выступили в поддержку отставных генералов, предупредивших об угрозе распада страны. Об этом сообщается на сайте издания» Valeurs actuelle»s.
«В понедельник в 17:00 (18:00 мск) текст подписали 163 137 человек», — указываются  на многих информационных сайтах.



То ли министр, то ли придурок... знакомьтесь - министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен

То ли министр, то ли придурок... знакомьтесь - министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен

На новое письмо также отреагировал министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен, передает» LeParisien».

«Очевидно, что это за несколько недель до первого тура региональных выборов и за несколько месяцев до первого тура президентских выборов, это весьма грубый маневр», — сказал он, и посоветовал военным назвать свои имена.
Лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен призвала власти серьезно отнестись к петиции. «Если бы это был призыв к мятежу, я бы его не поддержала. Это лишь наблюдение, которое сделали тысячи французов, и исполнительная власть должна серьезно отнестись к нему», — сказала она.
Так что, Франция? В морг… или всё-таки в реанимацию?

Мне, как старому франкофилу (или галломану), всё-таки предпочтителен вариант с реанимацией…



Франция, которую я любил... и по которой я тоскую... Катрин Денёв и Ален Делон

Франция, которую я любил... и по которой я тоскую... Катрин Денёв и Ален Делон

[1] Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства.
Послание к Колоссянам апостола Павла 3:14.

***




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: Политика. Франция. письма генералов. мультикультурализм.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 12.05.2021 в 14:56
Свидетельство о публикации: №1210512419751
© Copyright: Олег Фурсин
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1