Подарок тёще


­                             Подарок тёще

За тёщу много суток не дали, но и не дать вовсе тоже не могли.
Закон есть закон, и получил Николай пять суток.
Женщина-судья, белокурая, красивая, выслушала его вни­мательно и только сказала укоризненно: «Что же ты, Молчанов, руки в ход пустил, надо было попросить её вежливо, удалиться и всё». - «Да я уже не мог её терпеть! Поймите меня правильно. А сама уходить не собирается, говорит, что квартиру она нам подарила, она ей принадлежит. Так, что же, всю жизнь нам с Наташей терпеть её выходки?» - «Хорошо, а зачем тогда ты пил?»
- вопрошала судья. «Ну, выпили мы с друзьями по работе немного, пришёл домой, жена и не думала ругаться, зато тёща отвязалась».Поморщилась судья, не понравилось ей послед­нее слово: «Пять суток тебе хватит, Молчанов, чтобы подумать, как себя вести дома. Да и за это скажи спасибо, есть заявление ещё от тёщи твоей, а тут такого понаписано, что и пятнадцатью сутками не обойдёшься. Вот и подумайте оба, остудите свой пыл. Посидишь, пока пар у обоих и выйдет».
Посадили милиционеры Колю в «воронок». Там было ещё трое таких бедолаг, повезли.
С визгом и лязгом открылась железная дверь и приняла новых квартирантов тесная камера. Грохот двери и лязг запоров оповестил, что дороги назад нет, привыкайте к новой жизни, ребята. Тут же начались расспросы, кому, сколько суток дали, и за что. Дошла очередь и до Николая. Долго смеялись суточники, когда узнали, что сдала его теща. «Вот тебе и теща - друг родной, - скалился в гнилом оскале Витек, весь в синих татуировках. - Устраивайся на нарах, привыкай к настоящему комфорту, да благодари свою тещу».
Жизнь в камере шла своим чередом, лязгнуло и отворилось окошко для раздачи пищи. «Ну что спите, принимайте обед», - проворчал недовольно дежурный милиционер. Тут же поднялись осужденные, очистили место на нарах от всякого барахла и
давай принимать алюминиевые миски с едой. «Присаживайся, - предложили Николаю. - Бери ложку и ешь. Война войной, обед по расписанию», - и заржали на все голоса мужики. Перекуси­ли, что бог послал, и полились разговоры. «Ты знаешь, анекдот про тещу? - вопрошал Витек Николая и, не дожидаясь ответа, начал рассказывать. - Встречаются два офицера. Один уже до подполковника дослужился, а другой всё капитан. А в училище они вместе учились. Взяли друзья бутылку коньяка и решили отметить встречу. «Пошли ко мне, - предложил капитан, - не смотри, что я только до капитана дослужился, зато дома у меня порядок». - «А у меня неважно дома, - посетовал подполков­ник. - Жена да тёща за человека не считают, а чтобы выпить дома, то и речи нет, зато на службе всё хорошо»
Пришли друзья к капитану домой, что тут началось! И жена, и тёща заметались, не знают где посадить и как приветить друга. Удивляется подполковник. Выпили по первой рюмочке. А жена и тёща суетятся, чуть друг друга с ног не сбивают, всякие закуски пододвигают, угощают друга. Вдруг, тёща подлетает к капитану: «Разрешите обратиться, товарищ капи­тан?» - «Разрешаю, - отвечает тот. «Вам одной бутылки мало будет, надо ещё одну взять, - говорит тёща. - Всего на двад­цать минут отлучусь». - «Двадцать минут много, пятнадцать хватит, идите», - говорит капитан. И бросилась тёща со всех ног выполнять приказание зятя. Уже вторую бутылку начали друзья, подходит жена и говорит мужу: «Разрешите обратиться, товарищ капитан!» Подполковник вилку из рук так и выронил - вот это дисциплина! «Да», - отвечает тот. - «Нужно ребёнка из садика забрать, на пятнадцать минут отлучусь». «Много, десять хватит, исполняйте», - и та полетела исполнять приказание. «Как ты такого добился? Мои, жена и тёща дома меня, просто не замечают, не то, что считаются со мной, - спрашивает подполковник своего друга. «У нас тоже было так, сначала. Я ещё лейтенантом был, - рассказывает, капитан. - Жили мы у тёщи. Прихожу я на обед, у тёщи рожа недовольная. Швырнула она мне на стол тарелку холодного борща, расплескала на скатерть, и всё молчком. Но стерпел я, взял ложку, и стал хлебать холодный борщ. А тут хозяйский кот прыг на стол и из тарелки мясо утащил. Отодвинул я тарелку и говорю коту: первое предупреждение. Ушел голодный на работу. На второй день всё то же самое, хозяйка недовольная, борщ холодный.
Швырнула тарелку на стол, все расплескала на скатерть. Я опять смолчал и хотел, было, уже есть борщ, как кот прыг снова на стол и мясо утащил с тарелки. Второе предупреждение, - пригрозил я коту и снова ушел голодным на работу. На третий день все в том же исполнении. И опять кот мясо утащил с тарелки. Не стерпел я больше такой обиды, достал пистолет и пристрелил кота. А сейчас у тещи два предупреждения, а у жены одно»
Вся камера содрогнулась от хохота, даже милиционер при­бежал посмотреть в глазок, что здесь творится, но ничего подо­зрительного не заметил и удалился.
А один из сокамерников посоветовал Николаю: как придешь отсюда, с санатория, то теще своей под дверь насыпь цемента, высокой марки, и помочись на него. Тот быстро схватится, и замуруешь свою милую тещу заживо. И опять вся камера тряслась от смеха. Но не до смеха было парню. Двадцать пять лет всего ему. Только жить начали хорошо с Наташей. Купили мебель и одежду, а тут теща костью в горле встала, еще немного и рухнет семья. Нет сил, терпеть ее постоянные упреки. У нее еще квартира кооперативная есть, а в доме чего только нет. Мужа вот нет, не дожил бедный до свадьбы Наташиной, в гроб загнала его теща, вот такие дела.
Ох, и дали жару парню ночью клопы, все тело горело от укусов. А утром Николая еще и на работу не вывели: «Без вывода у тебя здесь стоит», - тыкал в журнал пальцем сержант на вопрос Коли, почему его на работу не берут. «Теща поза­ботилась о тебе. Приходила сюда и просила, чтобы тебя не выпускали никуда раньше срока», - Все закипело внутри у парня. «Ну, погоди, змея, я тебе припомню всю твою доброту. Долго будешь помнить меня», - он бессильно скрипел зубами. Все оставшиеся дни думал, что же преподнести теще, как с ней посчитаться, и придумал всё же.
И вот последняя ночь перед освобождением. Никто не спит, все сокамерники упорно выискивают клопов в тряпках. Ползают, с радостными восклицаниями показывают друг другу свою добычу. «Посмотри, какой матерый клопяра мне попался, прямо танк, какой. Весь бронированный, хорошее потомство даст в тещиных хоромах!» И смеясь, мужики клали клопов в гильзу от валидола, что держал в руках Коля. «А этот-то, гляньте, весь бесцветный какой-то! Тоже подойдет для коллекции», - неслось
с другого угла. Не до сна было мужикам. Веселились они. Какой там сон, выручать надо человека, и хлопали они по-дружески Колю по плечу: «Не унывай, полбаночки набралось уже породистых. Таких клопов и не выведешь, только разве что хоромы тёщины палить». Провожали мужики Николая, жали ему руку и просили донести до тещи подарочек. «За всех мужиков её отблагодари, не одного они со свету сжили - ведьмы окаянные. Зачтется тебе это богом, обязательно, зачтётся».
Такая, уж русская душа. И в плохом и даже тяжелом положении найдет, что-то веселое. Всех увлекает, всех заразит веселостью - дети малые, да и только.

                                                                                                                4 января 1994 г



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 09.05.2021 в 06:41
Свидетельство о публикации: №1210509419458
© Copyright: Григорий Хохлов
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1