Платок Весны


Платок Весны
***
­  Первый день марта порадовал жителей Подмосковья теплом. Снег уже с конца февраля стал активно таять, весёлыми ручейками стекая по дорожкам. Разомлевшие на солнышке сосульки каплями падали с крыш. В парке по размокшим дорожкам, радуясь наступившей весне, шли в резиновых сапогах две девушки-десятиклассницы. И не только ей, сколько предстоящей встрече с возлюбленными. Настя - с Ильёй, Олеся - с Колей. Но последняя тщательно скрывает эти встречи от своей матери. Она строгая, считает, что сын пьющих родителей её дочери не пара. Но что значат эти материнские запреты, когда в сердце живёт любовь?

  - Смотри, Олесь! - Настя кивнула головой в сторону леса.

  Оттуда медленно выходила светловолосая девушка. Одета она была в платье с открытыми плечами, цвета майской зелени. Его невероятно длинный шлейф украшала россыпь солнечных одуванчиков. На голове у девушки был венок из пёстрых цветов. Улыбнувшись застывшим от изумления школьницам, она прошла прямо по реке, местами покрытой кусочками тонкого льда, махая зелёным, под цвет платья, платочком. Затем так же неожиданно пропала, словно растворилась в воздухе. И только лежащий на снегу платочек напоминал о том, что она здесь была.

  - Бабушка говорила, в первый день марта можно увидеть фею весны, - сказала Настя подруге. - И если обтереться её платочком, будешь красивой.

  - Круто! - обрадовалась Олеся, подбегая к тому месту, где лежал платок.

  Долго и тщательно вытерла она лицо, затем дала подруге. Настя сделала то же самое.

  - Теперь будем красавицами!

***

  Первым уроком была история, которую вела классная - Капитолина Матвеевна. Настя, как, собственно, и все в классе, её недолюбливала за излишнюю любовь к подаркам и предвзятое отношение к ученикам. Олеся её тоже не особенно жаловала, ровно как и её мать, которая, однако же, поддерживала с учительницей дочери дружеские отношения и нередко приносила ей разные презенты. Поэтому Олеся всегда получала по её предмету отличные оценки. Настины родители подношений не делали, поэтому ради пятёрок, которые её подруге доставались легко, той приходилось трудиться. А вот кому совсем не везло, так это их однокласснику Аюбу Хаджиеву. Капитолина Матвеевна даже не скрывала, что ненавидит его всем сердцем. Во-первых, за то, что чеченец, во-вторых, что сын правозащитника, которых она называла не иначе как "врагами России" и "пятой колонной". Хотя справедливости ради, стоит сказать, что историю Аюб знал отлично - именно у него одноклассники частенько списывали на контрольных и домашнюю работу.

  - Олеся, останься на минутку, поговорить надо, - удержала девушку учительница, когда ученики, счастливые, что урок закончился, начали собирать портфели.

  Настя хотела было остаться с подругой, но Капитолина Матвеевна дала понять, что разговор не для чужих ушей.

  - Вот что, Олеся, - начала классная, когда класс опустел. - Я знаю, что ты встречаешься с Колькой Даниловым из десятого "А". Видела, как вы обнимаетесь... Да не бойся, - поспешно заговорила она, увидев испуг в глазах ученицы. - Маме я твоей ничего не скажу. Но только если ты кое-что сделаешь...

  Затем она, оглядевшись, нагнулась к Олесиному уху и стала что-то шептать.

  - Но Капитолина Матвеевна...

  - Я всё сказала. Либо ты делаешь, как я говорю, либо я всё рассказываю твоей маме. И тогда она тебя переведёт в другую школу, и с Колькой ты видеться больше не будешь. Решай, кто тебе важнее.

***

  - Что делать, Коль? - Олеся чуть не плакала. - Вдруг она, правда, расскажет маме?

  Коля нежно прижимал расстроенную девушку к себе.

  - Да сделай, как она говорит. Правда, что тебе этот Хаджиев? Или ты уже его любишь, а не меня?

  - Да что ты, Коль? Как ты мог такое подумать?

  - Ну, тогда сделай. Ради нашей любви. Вот я ради тебя пошёл бы на всё.

  - Тогда, - голос Олеси обрёл неожиданную решимость. - Тогда я тоже пойду на всё!

***

  - Блин!

  Настя уже собрала портфель и хотела выйти из класса, как вдруг увидела, как по новым чёрным колготкам поползла стрелка. А тут ещё этот Хаджиев. Ну, чего застрял? Неужели нельзя собираться быстрее? А стрелка большая, легко заметить.

  В конце концов, единственным способом избежать позора Настя нашла залезть под парту, чтоб никто не видел, и зашить злосчастные колготки. Хорошо, для таких случаев есть иголка с чёрными нитками!

  Только она вдела нитку и принялась за работу, как в кабинет химии вошла Олеся.

  - Аюб, ты сделал домашку по английскому?

  - Да, - ответил парень.

  - Дашь списать? Плиз! А то я реально не успела.

  - Да, возьми...

  Однако не успел он вытащить из портфеля тетрадь, как Олеся вдруг с небывалым остервенением разорвала на себе блузку и выскочила из класса, как ошпаренная. Из коридора доносились её истошные крики: "Помогите!".

  "Чего это она? - думала ошеломлённая Настя. - Как с катушек слетела!".

***

  Ещё больше девушка удивилась, когда на следующем уроке - литературе - в класс вошли директор с завучем в сопровождении Капитолины Матвеевны. По их словам, выходило, что Аюб Хаджиев пытался изнасиловать Олесю Немчинову. Об этом якобы сказала сама Олеся, вбежавшая в кабинет завуча в разорванной блузке, вся в слезах.

  - Не было такого! - возразил Аюб. - Я Олесю пальцем не трогал!

  - Ну да, конечно! - Капитолина Матвеевна была красной от возмущения. - Ещё скажи, что она сама себе блузку порвала. Говорила я, что чечены - они все бешенные, для них девушка и женщина - человек второго сорта! Вот и пожинаем теперь за свою толерантность, будь она неладна!

  - Так и было. Она сама себе порвала блузку.

  - Нет, вы это видели! Вместо того, чтобы ответить за свои поступки как мужчина, он ещё врёт, изворачивается! Ты не джигит, Хаджиев, ты настоящий трус!

  - Он сказал правду, - Настя и сама не поняла, как у неё хватило смелости встать и сказать эти слова, однако язык, по-видимому, оказался быстрее, чем извилины. - Я всё видела. Олеся попросила его помочь с инглишем, потом порвала блузку и выбежала.

  - Всё она врёт, - объяснила Капитолина Матвеевна директору и завучу. - Хаджиев - он же отмороженный! Запугал девчонку, теперь она боится против него слово сказать.

  Напрасно девушка пыталась убедить директора и завуча, что никто её не пугал, и что с Аюбом у неё всегда были нормальные отношения, но если бы он реально обидел её лучшую подругу, она б его не то только не стала выгораживать - придушила бы голыми руками. Никто ей не поверил.

***

  Никогда прежде Насте не приходилось слышать в свой адрес столько обидных слов, как в этот день после уроков.

  - Ну, спасибо, дорогая подружка! - гневно сверкала глазами Олеся. - Не думала, что ты такая стерва! Взяла и при всём классе меня заложила!

  - Так ты сама всё это начала. Нафиг ты врала, что тебя чуть не изнасиловали? Чего Хаджиев тебе реально сделал?

  - Меня классная заставила. Сказала, иначе расскажет мамке, что я с Колькой встречаюсь. Она, если узнает, быстро меня в другую школу. Что мне ещё оставалось?

  - Да ты понимаешь, что из-за тебя человека могут из школы вытурить? А то и посадить.

  - Я не виновата, что он классной не понравился. А мне Коля дороже. Ради нашей любви я готова на всё. Тебе вот мамка с Илюхой встречаться не запрещает. А так, я уверена, ты бы тоже на всё пошла. Если конечно, любишь Илюху по-настоящему.

  Илья тоже был разгневан:

  - Нет, Настюх, ты вообще нормальная! Заложить русских ради какого-то сраного чечена! У меня брат во Вторую чеченскую служил, знаешь, чего он там навидался! А в девяностые они русских, как баранов, резали! Могла бы засунуть свою правду куда подальше и проявить патриотизм.

  - Но ведь Аюб Олеську, правда, не трогал! Ты что, мне не веришь?

  - Да какая разница, трогал - не трогал. Костян, как вернулся, бухать начал, спасибо чеченам! Короче, пошла ты нафиг!

  Плюнув ей под ноги, парень ушёл, даже не обернувшись, чтобы увидеть её слёзы.

  Упрекала Настю в недостатке патриотизма, а также в лживости и Капитолина Матвеевна, прозрачно дав понять, что отныне о хороших оценках по её предмету она может забыть.

  И только Аюб похвалил её за правду, пожал ей руку со словами:

  - Храни тебя Всевышний!

  Однако его слова не очень-то утешили девушку. Домой она пришла вся в слезах. Мама, вернувшаяся вечером с работы, застала дочь лежащей на диване, уставившись в потолок.

  - Вот ты меня учила всегда говорить правду, - рыдала она. - А кому эта правда нужна? И Илью потеряла, и Олесю! И училка теперь будет ко мне придираться!

  - Ты всё сделала правильно, - мать ласково гладила её по головке. - А Илья и Олеся... Знаешь, я не удивляюсь, что они так поступили. Как-то сразу они мне показались людьми не очень хорошими. Не нравились они мне.

  - Да ладно? - от удивления Настя даже перестала рыдать. - Ты же к ним всегда хорошо относилась, слова плохого про них не говорила.

  - А толку, если б сказала? Ты бы и слушать ничего не стала. А так сама убедилась, что за это люди. Но главное, тебе есть за что себя уважать.

  - Так ведь Аюба я тоже не спасла. Его выгонят из школы. Никто мне не поверил. Что толку?

  - Что делать? Жизнь такая, что даже поступая по правде, не всегда добиваешься результатов. Но ты сможешь не стыдиться смотреться в зеркало. А как смотреться будет Олеська после того, что сделала - большой вопрос. Да и грех это большой - напраслину наговаривать! Бог её за это накажет!

***

  "Храни тебя Всевышний!" - говорил Аюб Насте.

  Однако у девушки создавалось впечатление, что Всевышний о ней напрочь забыл. Сначала она думала, что Илья остынет, встретит её, как всегда, горячим поцелуем, улыбнётся, скажет: "Привет!". Но он, лишь только увидел её в школе на следующий день, брезгливо отвернулся. Олеся так и вовсе не пришла на уроки. Капитолина Матвеевна, встретив её в коридоре, ответила на её: "Здравствуйте!" - довольно сухо, давая понять, что решение занести Анастасию Скворцову в список нелюбимых учеников окончательное и обжалованию не подлежит. Хорошо, не было в тот день урока истории, где она могла бы дать своей неприязни полную волю.

  Возвращаясь домой после уроков, она шла через тот же парк, и неожиданно на мосту через реку её окликнул Аюб.

  - А, это ты? - ответила Настя. - Привет!

  - Привет! Ты как? С тобой всё в порядке?

  - Да так. А у тебя как? Дома не ругали?

  - Нет, не ругали. Отец дал мне в руки Коран и сказал: поклянись, что невиновен. Я и поклялся. Ты хорошая, Настя, ты смелая! Отец говорит, Всевышний воздаст тебе за то, что поступила честно.

  - Хорошо бы! - проговорила Настя грустно.

  А сама подумала: "Только что-то не спешит Он мне воздать". Но вместо того, чтобы озвучить это вслух, спросила:

  - Скажи, Аюб, а в исламе ложь тоже считается грехом?

  - Да, одним из самых тяжких.

  Раскрыв рот, слушала Настя рассказ Аюба о том, как другу его отца полицейские подбросили наркотики. Запуганные соседи все как один стали свидетельствовать против него. Но отец Аюба, хоть и опасался за свою семью, такого греха на душу не взял. Сказал прямо, что знает Юсупа с детства как спортсмена и сторонника здорового образа жизни и не то что с косяком, с сигаретой и рюмкой его ни разу не видел. Однако другу это не помогло - всё равно посадили. Но отец Аюба его и тогда не бросил - навещал его в тюрьме, писал письма. Собственно, с того времени он и занялся правозащитной деятельностью.

  С удивлением узнавала Настя и о других нормах ислама. Оказывается, развязывание войн с целью насаждение ислама - это тоже тяжкий грех. И воровать - а ведь прежде девушка думала, что у чеченцев украсть что-то у неверного - чуть ли не долг чести. Но нет - оказывается, не то что самому без спроса взять чужое, но и купить то, что явно воровано, недостойно мусульманина. По крайней мере, отец Аюба никогда не позволял домашним покупать на рынке подозрительно дешёвую муку - лучше бедствовать, чем краденое приобрести.

  И про кровную месть, которая для чеченца является долгом чести, как оказалось, родственники убитого могут простить убийцу, если тот, как велит обычай, покаялся и изъявил готовность помогать им во искупление своей вины. Так поступил двоюродный дядя Аюба, водитель грузовика. Хотя он был не виноват - не в меру горячий джигит из соседнего села выскочил на встречную полосу и врезался в грузовик. Легковушка всмятку, лихача даже до больницы не довезли. Родственники погибшего претензий не имели, но дядя, как велят обычаи, после этого фактически стал затворником, редко выходит из дома.

  Так чуть ли не до вечера гуляли они по парку, и девушка снова и снова убеждалась, как поверхностны и убоги были её представления об исламе и чеченцах. Аюб, которого она в школе фактически не замечала, всё больше ей нравился. Когда он проводил её до дома, и они распрощались, Настин телефон вдруг настойчиво зазвонил. Олеся?

  - Алло!

  - Насть, привет!

  Голос подруги был не то что грустным - в трубке было слышно, что та плачет навзрыд.

  - Олесь, что случилось?

  - Да полный трындец!

  - Слушай, хочешь, я сейчас к тебе приду? Поболтаем.

  - Приходи, Настюх!

  Жили девушки в соседних домах, и через несколько минут Настя уже стучалась в дверь Олесиной квартиры. Подруга, вся в слезах, открыла ей дверь. Увидев ей, Настя чуть не попятилась. Всё лицо Олеси было усыпано крупными пятнами - как в фильме про переболевших чёрной оспой.

  - Олеська, что это с тобой?

  - Да вот сама не знаю. Утром встала, глянула на себя в зеркало - мама родная! Вчера ещё было всё окей, а тут... Колька меня как увидел, сразу бросил. А говорил, что на всё готов ради меня! Кому я теперь нужна, такая? Зачем мне вообще теперь жить?

  Настя уже даже не помнила, как утешала рыдающую в голос подругу, как уговаривала её не комплексовать: мол, что-нибудь придумаем. Хотя что тут можно было придумать? И что вообще произошло? Неужели бабушка ошиблась, и обтереть лицо платком, что выронила фея весны - это не к добру? Если так, получается, она тоже вот так может проснуться уродиной.

  "Не надо было трогать этот злосчастный платок!" - молотком стучало в её голове запоздалое раскаяние.

***

  На следующее утро Настя подходила к зеркалу с опаской. Однако её ожидания не оправдались - вместо изуродованного оспинами лица она увидела себя такую же, как обычно. Даже напротив, кожа будто стала свежее, и юношеские прыщики, которые портили настроение, почти совсем сошли на нет. Повезло? Или расплата за то, что притронулась к потустороннему, отсрочена на время?

  Не случилось страшного и на следующее утро, и через день Настино лицо не стало рябым. Никогда она ещё с таким нетерпением не ждала приезда бабушки, которая, по обыкновению, навещала внучку и её родителей почти каждую субботу.

  - Что же тут не так, бабушка? - спрашивала она, рассказывая ей историю свою и Олеси. - Мы обе видели фею весны, обе вытерли лица её платком. Почему же у меня лицо с каждым днём всё лучше, а Олеся уже назавтра стала уродиной?

  - А всё потому, Настенька, - ответила бабушка, - что если оботрёшься платочком и в тот же день что-то нехорошее, бесчестное совершишь - фея весны сурово накажет и не только красоты не даст - то, что есть, отнимет. Подруга твоя человека ни за что ни про что оговорила. Ты же поступила честно, сказала правду.

  - Ой, а ведь правда! Я и забыла! - Настя ударила себя по лбу.

  "И подругу не предупредила! Но с другой стороны, откуда я могла знать, что она так себя поведёт?".




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 08.05.2021 в 11:35
Свидетельство о публикации: №1210508419367
© Copyright: Ольга Вербовая
Просмотреть профиль автора


Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1