Розовые сады. Глава 9


Розовые сады. Глава 9
 ГЛАВА 9

«Может, ты и не поверишь, но мне и правда больно оттого, что ты делаешь,» - вдруг раздался певучий мелодичный голос. Диля оторопело оглядела комнату ошалевшимии глазами. Что это, уже галлюцинации, что ли? Да и выпила ведь совсем немного! От противоположной стены отделилась, возникнув прямо из воздуха, призрачная фигура. Приблизившись, она стала хорошо видимой. На Дилю смотрела стройная брюнетка с лицом необыкновенной красоты и бездонными прекрасными глазами. Дилю поразил наряд прекрасной женщины: длинное белое платье переливалось бликами утренней росы.

- Здравствуй, Дильназ! - улыбнулась незнакомка, и ее голос показался Диле знакомой странной мелодией. Будто слышала она когда-то этот голос.

- Ты Ангел? - только и смогла выдавить из себя Дильназ, увидев сияние, исходившее от прекрасной незнакомки.

- Нет, - улыбнулась та, отчего Диле стало так хорошо, что она тоже заулыбалась. - Я так и знала, что ты не узнаешь меня!

- Мы разве знакомы?

- О, да! Я часто играла с тобой, когда твоя мать оставляла тебя одну. Мы от души веселились, устраивая всякие милые игры.

- Но … Я не помню, -нахмурилась Диля.

- Дети, обычно, то, что было с ними до трех лет, ничего не помнят. Так и ты.

- Вообще, ничего не понимаю, - пробормотала Диля, - хоть имя у тебя есть?

- Амиран мое имя. Я из мира пери. Я - гурия. Сегодняшний день - это день моего пребывания в вашем мире среди людей. И поэтому здесь и сейчас я сочла уместным появиться перед тобой воочию.

«Все понятно, я гоню», - вздохнула Диля, подбирая потухшую сигарету.

«Нет, я слышала, что по пьянке мерещатся чертики, зеленые человечки. Но вот райская дева почему-то только мне. Почему же?»

Дева Амиран, не думавшая исчезать, улыбнулась.

- Итак, ты гурия, - закурив, сказала Диля, - что - же, очень приятно. А я спившаяся вконец дура. Сейчас я заведу будильник, лягу в постель, закрою глаза и посчитаю до двенадцати. А когда их открою, тебя уже не будет, так ведь?

- Хорошо,- засмеялась та, что называла себя Амиран, - смертные такие недоверчивые! Я очень долго ждала встречи с тобой, но не могла себе представить, что она пройдет так.

- … Девять, десять, одиннадцать… черт, ты еще здесь? - обалдело уставилась на красавицу Диля, заметив ее сидящей у своих ног на кровати.

- Не ругайся, - перебила пери, - и так смрадно от грязных неприличных слов. Или ты забыла, чему тебя учила твоя тетя?

- Моя тетя уж год как в могиле, - процедила сквозь зубы Диля, - и не трогай ее память.

- Знаю, дорогая, - кротко ответила неземная красавица, - и я вижу, что тебе трудно. Мы, пери, просто так не появляемся перед людьми. Одиноко тебе.

- Поэтому я удостоилась такой чести? - саркастически осведомилась Диля.

- Твое обаяние и притягательно, и ядовито. Впрочем, не мне тебя учить. Я пришла к тебе сегодня, потому что это важно для меня, ведь я дала клятву твоей матери, что буду оберегать тебя.

- Если ты так прекрасно все обо мне знаешь, то и должна знать, что моей матери давно нет на свете. От тебя идет столько света. Но если ты и пери, это не значит, что тебе можно издеваться над чувствами простых смертных… -Дильназ заплакала, уже никого не стесняясь.

- Да ты не просто смертная, - Амиран хотела коснуться плеча Дили, но почувствовала столько горя, боли и ненависти, что отпрянула.

- Ты так молода, а уже так ненавидишь?! - Амиран протянула белую тонкую руку с длинными пальцами, и на ней появился ожог. - Мне больно от твоей ненависти. Ненавидеть себя - дважды грех, Дильназ!

Диля не обернулась, продолжая всхлипывать.

- Я не хочу ранить твое сердце, дитя мое! Но я должна сообщить тебе нечто важное. Твоя мать была моей лучшей подругой. Я встретила ее недавно, и она слезно просила меня позаботиться о тебе. Мы не вмешиваемся в дела смертных, но ты и не простая смертная, ты - дочь пери, Дильназ!

- Вздор!- крикнула Диля, удивляясь самой себе. - Моя мать была обыкновенной женщиной, простой учительницей музыки и матерью - одиночкой. Ее не стало, когда мне было одиннадцать лет, и я мало ее помню.

- Это было первое ее земное воплощение, она нечаянно оказалась в бренном вашем мире в образе смертной. Это очень длинная и печальная история, которую ты не сможешь понять. Когда я встретила ее, она направлялась в Обитель Душ, чтобы ответить перед Судом за то, что она, пери, посмела своевольно родиться в этом мире. С меня она взяла обещание всегда оберегать тебя и не давать тебе забывать о своем происхождении. Ты наполовину человек, наполовину пери.

- Почему же это никак не проявлялось? Чем докажешь, что ахинея, что ты несешь, правда?- с вызовом спросила Дильназ.

- Хорошо, - серьезно взглянув, медленно ответила Амиран. На какое-то мгновение ее рука зависла в воздухе у окна и на подоконнике возникла белая позолоченная амфора, полная благоухающих белых роз. Лепестки цветов переливались то сиреневатым, то голубоватым оттенками. Дильназ заворожено глядела на чудо, затаив дыхание.

- Это тебе мой подарок, девочка. Наши розы из розовых садов пери живут вечно, никогда не увядая. Пусть их аромат всегда напоминает тебе о нашей встрече.

Амиран подошла к Диле и погладила девушку по волосам.

- Погляди на себя, - кивком указала Амиран на зеркало трельяжа, и Дильназ, повернувшись к своему отражению, вскрикнула от удивления. Сожженные перекисью водорода волосы очень быстро отрастали, струясь по груди и плечам девушки блестящими шоколадными волнами.

- Это со мной происходит? - щипая себя за руку, спросила Дильназ, - даже не знаю, что и сказать…

- Ничего и не надо говорить, - прервала ее пери. - Береги себя, содержи свое тело и душу в чистоте, не позволяй низкому и грязному касаться твоей души. Не отягощай душу плохими помыслами и желаниями, старайся быть снисходительной к проявлению слабости у других людей. Твоя душа сама тебе подскажет, как верно поступить. Сегодня раскрывается твоя внутренняя сущность, и жизнь твоя изменится. То, что душа твоя без страха потянулась ко мне, доказывает, что ты - одна из нас.

- Я чувствую, что знала тебя всегда, хотя не помню ни твоего лица, ни твоего имени. Ну и что! Мне сейчас так хорошо! - выдохнула Диля.

- Это еще одно доказательство, что ты из пери - низость и подлость тебя лишают сил, а красота и любовь питают тебя. Поглощать и впитывать в себя радость и восхищение и делиться ими - это особенность пери.

Слова Амиран Дилю не убедили.

- Она жила на грешной земле, где никто не застрахован от хамства, распутства и унижений.

«Почему, почему, - мысленно спрашивала Дильназ, - ты не появилась раньше? Перед тем, как умерла тетя Минслу? Или перед тем, когда мне пришлось делать аборт от мужчины, которому я оказалась не нужна? Почему не предостерегла от козней Ритки? Ведь я так нуждалась в поддержке!

- Я не имела права вмешиваться, - ответила на ее мысли Амиран. Отрицательный опыт тоже необходим: горькие уроки жизни, которая является совершенствующим душу путешествием, усваиваются, когда прочувствованы сердцем. Ни одна книжная истина не научила еще никого, как жить правильно. Просто нужно идти к своей жизненной цели, не оглядываясь на ошибки и промахи и не зацикливаться на боли от неудач и потерь, твердо веря в себя и свою мечту. Только такие счастливы даже после тяжких испытаний судьбы.

- Легко сказать! - возмутилась Дильназ, - Я о многом мечтала в детстве, ходила в художку и на танцевальный кружок. Умерла мама - этого не стало. Из Лисаковска перебрались в Костанай, тете было не по карману оплачивать и художку, и танцы. По карману пришлось только отделение в педколледже, хотя я мечтала стать дизайнером. Всю жизнь занималась тем, что мне не интересно, а то, что я хочу - это уже неважно, мне надо выплачивать долги…

- За комнату, которую твоя тетя купила, взяв большой заем в денежном доме, - продолжила Амиран, - и весь твой заработок уходит на оплату этого долга. Но сама подумай, ведь тетя не знала, что больна. Я знаю, ты нуждаешься. Ты смертная и живешь в мире людей, тебе нужна пища, одежда. Как видишь, я все о тебе знаю. И читаю в твоих мыслях сомнения, обиду, ревность и тоску.

- Да, - согласилась Диля, -сегодня я разуверилась в дружбе. Да и не бывает ее, наверное! Как жить после этого? Вроде, я права, что выставила Риту, а ведь мне плохо от того, что не с кем будет перемолвиться словом после работы. Все меня предали…

- Ты говоришь о мужчине, которого, как тебе кажется, ты еще любишь? Как уязвимы смертные женщины!- Амиран читала мысли девушки, и это только сейчас стала понимать Дильназ. Но остановить ее уже было невозможно.

- Его увела девчонка, с которой мы играли еще в детстве во дворе. В Нину всегда влюблялись все, но этого ей показалось мало, и она увела моего Радмира. Шалава проклятая, не прощу! Я совсем не ожидала, что он уйдет к другой после всего того, что между нами было. Он был моей первой любовью, моим первым мужчиной, и мы жили, как муж и жена.

- И ты была в таком бешенстве, что облила соперницу горячим маслом, а ее брат избил тебя до неузнаваемости и пригрозил подать в суд; а потом вы договорились, чтобы ты не появлялась в том месте, где находится Нина. Я правильно поняла твои воспоминания? - улыбнулась Амиран.

- Как тебе это удается? – поразилась Диля, - я не рассказывала об этом никому.

- Способность читать мысли у тебя есть тоже, тебе по силам овладеть ею. Но не это главное. Отпусти эти воспоминания, они сыграли свою роль на твоем жизненном пути. Забудь все обиды. Научись жить так, чтобы не тяготиться своим одиночеством и стать интересной самой себе.

- Я не могу думать, как ты, - решительно замотала головой Диля, - это невозможно. День такой хороший, хотя недавно я хотела удавиться… - от последних слов лицо Амиран болезненно исказилось.

- Тетя никогда не говорила со мной так откровенно, как ты. Как хорошо, что ты пришла именно ко мне, Амиран! Я не знаю, как ты это умеешь делать, но очень надеюсь, что ты часто будешь меня посещать.

- Увы, нет. Сегодняшний день заканчивается, мне пора покидать тебя и твой мир. День этот был нелегким, но прекрасным: я подарила вдохновение трем молодым поэтам, двум музыкантам и начинающей актрисе. Также я подарила надежду четырем женщинам с разбитыми сердцами на новую любовь и дала возможность поверить в счастье. Представляешь ли ты, как это упоительно - знать, что в твоих силах изменить безнадежную ситуацию в лучшую сторону.

- Понятия не имею, о чем это ты… - пожала плечами Диля.

- Самым трудным заданием в этом вашем «сегодня» была ты. Нелегко было вытеснить злость и обиду из твоего сердечка, чтобы там поселить спокойствие и любовь. Ты слабая женщина, нуждающаяся в заботе и нежности, и, в то же самое время, ты – сильная личность, нуждающаяся в уверенности и вдохновении. - Амиран говорила горячо и страстно, глядя на Дильназ любящим взглядом. Когда Диля сравнила себя с бездарным художником, не нарисовавшим ни одной мало-мальски стоящей картины, Амиран стала уверять ее, что жизнь - это самое огромное и всепрощающее полотно. Жизнь свою можно написать, как душе угодно, главное - искренне любить себя.

- Вот, смотри, - пери нагнулась и вытащила из-под кровати небольшой сундук размером немного меньше тех, что готовят невестам в приданое. - Это зарок того, что дочь пери никогда не будет нуждаться, бедность никогда не унизит тебя.

- Что это? - спросила озадаченная чудом Дильназ.

- Это не простой сундук, это умный сундук, - с этими словами Амиран открыла крышку. - Он служил еще древним правителям. С его помощью расцвела и разбогатела Османская империя, а моголы основали царскую династию. Правда, пришлось его забрать, когда в этих семьях начались кровопролития из-за престолонаследования и братоубийства. Сундук не служит людям с черной душой.

- И в чем же его ценность, - как всегда скептически улыбнулась Диля, - дает советы?

- Не совсем так. Например, скажи-ка, дитя, хотелось бы тебе обладать сокровищами иранской цивилизации?

- Да хоть и папуасской, лишь бы были они настоящими, - усмехнулась Диля, не принимая всерьез слов пери.

- Когда я создала этот сундучок, мои подруги стали называть его умным, так как он сам знает, что подарить своему владельцу. Бессмертные не интересуются этими преходящими ценностями, к которым стремитесь вы, смертные. Подарить навсегда тебе сундучок я не смогу. Скажем так, я оставлю его тебе лет на двадцать - тридцать, а заберу, когда в нем станет острая необходимость.

- Кстати, - пери постучала по крышке сундучка. Раздался звук, и из сундучка поднялась пожилая женщина, набеленная и насурьмленная, в парчовых одеяниях, увешанная дорогими украшениями.

- Представляю тебе Зулейку - хатун, слугу этого сундучка, - игнорируя выражение шока на лице Дили, обратилась к девушке пери.

- Зулейка - хатун, это твоя новая хозяйка. Служи ей верой и правдой, как при жизни служила домоправительницей в знатных домах. Люби и оберегай как дочь, Дильназ не должна ни в чем нуждаться. Будь всегда справедлива. Перед тобой дитя гурии, и отныне ты за нее в ответе.

Старуха придирчиво осмотрела «дитя гурии» с головы до пят.

- На мой взгляд, девица слишком тоща и бледна, не мешало бы ее немного подкормить, недовольно проворчала Зулейка - хатун.

- Ну, так что - же ты стоишь? - спросила Амиран, улыбаясь.

- Слушаю и повинуюсь, быть мне прахом у твоих ног! - склонилась в поклоне перед пери старуха и вдруг обернулась к Диле:

- Девушка, если ты хочешь, чтобы я была тебе доброй кормилицей, то запомни, что я не служу убийцам, лжецам, распутникам и неблагодарным. Ты меня поняла?

- Да, - пролепетала обескураженная Дильназ.

- Сейчас подам что нибудь, - буркнула старухаи каким - то непостижимым образом втянулась в сундук. (Непонятно, как она там поместилась?)

Пери закрыла сундук, задвинула его под кровать и улыбнулась Диле:

- Она ворчливая и строгая, но добрей и заботливей ее не найдешь, - успокоила напуганную девушку Амиран. Под кроватью у тебя еще много чего интересного. Я никогда не понимала тяги к зеленым бумажкам, которыми меряются у вас успех и состоятельность. Сегодня сорок мошенников и воров лишились своих средств, нажитых нечестным путем. Теперь эти деньги принадлежат тебе, можешь распоряжаться ими, как хочешь, но с условием, что половина будет потрачена на милосердные дела.

Дильназ заглянула под кровать и рядом с сундуком увидела кучу новых и старых купюр. В руки они все сразу не уместились, даже трудно было представить, сколько здесь долларов, евро, рублей и тенге. «Отдам половину в фонд помощи женщинам, болеющим раком матки, от этой болезни умерла моя тетя», - думала Дильназ, перебирая купюры.

- Да поможет тебе Всевышний, дитя мое! - промолвила небожительница.

- Одна очаровательная лицемерка, нахально изменяющая своему мужу - купцу во время его отлучек, завтра обнаружит пропажу своих белил, румян, духов, а также одежды. Она посчитает, что это дело рук воров, но на деле - это кара за ее неблагодарность, так как мужа она не любит, детей ему не рожает и живет с ним, чтобы наряжаться и есть досыта. Женщина эта такого же телосложения, как и ты…Понимаешь, что я хочу сказать?

- Понимаю, я девушка не гордая и, если эта одежда мне подойдет, я буду ее носить, - кивнула Дильназ.

- А теперь самое главное, что я тебе хотела отдать на прощание, - пери взяла лицо Дили в свои руки, - я принесла тебе поцелуй твоей матери. Она сказала, что не почувствовала боли и что последние перед смертью ее мысли были о тебе.

Дильназ заглянула в огромные голубые глаза Амиран и почувствовала легкое дуновение ветерка, прикосновение нежности и тот смутно знакомый запах сладких духов. Так пахла ее милая мама, когда приходила с работы и, не раздеваясь, бросалась обнимать и целовать свою малышку Дильназ. Все чувства смешались в самом прекрасном -материнском поцелуе.

- Спасибо, - с закрытыми глазами, стараясь удержать на ресницах слезы, прошептала Дильназ. Это самое дорогое воспоминание о матери девушка пронесет сквозь все года своей жизни. Все чувства у Дильназ перемешались, и она с головой спряталась под стареньким одеялом.



­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: фэнтези, гурии, пери, розовые сады пери,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 02.05.2021 в 16:49
© Copyright: Валентина Грибиниченко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1