Вера


Вера
­­­

Глава 1

С некоторых пор, Альбина стала замечать за собой особенность, любила она посидеть с кружкой чая на широком кухонном подоконнике. Оттуда весь двор был как на ладони. Вот собачники ходят со своими питомцами по проторенной тропинке на большом газоне сразу за автомобильной парковкой, вот мамаши с детишками гуляют на новой игровой площадке. Через открытое окно до неё долетал их веселый детский щебет. Оборудование для детских игровых площадок было новенькое, даже отсюда, с окна, было видно, как играет на весеннем солнышке свежий, блестящий пластик детских горок, маленькие игровые домики и сиденья качелей.
Она вздохнула и перевела взгляд правее. Вон Дэн из соседнего подъезда в очередной раз пытается реанимировать умершую много лет назад отцовскую "четверку" жигулей. "Упрямый малый, лишь бы до холодов успел, а то опять "подснежник "получится, как в прошлом году": подумалось ей. В условиях жесткого дефицита парковочных мест, который только обострялся зимой, её, как автомобилистку, "подснежники" бесили больше, чем бездарно и эгоистично припаркованные соседские машины.

Пустая чашка давно остыла в её ладонях. Она этого не замечала, увлекшись наблюдением. Альбина могла часами сидеть и смотреть на это непрерывное действо за окном, как зритель в кинотеатре. Она могла себе позволить столь расточительно тратить свое рабочее время, потому, что с некоторых пор перешла работать на "удаленку", а работодателю был важен объем и сроки исполнения. Черт возьми, удобно, когда не стоят над душой и работа спорится!
 На самом деле, задержалась Альбина на подоконнике этим июньским утром потому, что очень ждала еще один персонаж бесплатного дворового спектакля, наверное, самый загадочный и интересный. Она посмотрела на часы - без четверти десять - вроде пора уже. И, как по мановению волшебной палочки, из-за угла дома показалась бабуля. Самая обыкновенная бабушка лет 80-ти. Темный головной платок, платье и жакет черные. Достаточно бойко шла, если учитывать то, что время и остеопороз сделали с ее спиной, согнув бабулю буквально пополам. "Опаздывает, наверное...., она всегда опаздывает" - подумала Альбина.

А через пятнадцать минут зазвенели колокола в недавно отстроенной церкви через дорогу от их дома. Альбина перекрестилась, она всегда так делала, когда слышала колокольный звон , хотя была некрещеной. Выросшая в семье атеистов , мамы, руководителя партийной ячейки на заводе и папы, сотрудника идеологического отдела при райкоме, она тем не менее любила ходить в церковь, когда выпадала такая возможность. Вот и в ближайшую новую церковь она заходила часто. А любовь к церкви ей с детства привила бабушка Ефросинья, папина мама. В её далеком детстве, в обласканном солнцем и ветрами приморском городе, бабушка часто брала её ,маленькую на утреннее богослужение в находившуюся в квартале от них русскую православную церковь. Это был их маленький секрет, родители не должны были знать, куда она с бабушкой ходит по утрам. И она молчала, чтобы на следующий день снова пойти с бабушкой в "этот большой красивый дом ". А ещё, ее всегда завораживала внутренняя атмосфера и убранство: иконы, свечи, запах ладана, тихий шепот прихожан и церковный хор , поющий псалмы.

Пожилая женщина, которую она почти ежедневно наблюдала в окне, почему-то притягивала к себе ее внимание, и Альбина все пыталась выяснить причину этого. Она давно хотела узнать, из какого же подъезда соседская бабушка, но никогда не встречала её во дворе, она даже вблизи её ни разу не видела, а только из окна квартиры на седьмом этаже, ну что там можно разглядеть. То, что бабушка каждое утро спешит на богослужение, Альбина уже догадалась. И вот однажды ей повезло, бабуля стояла у дверей соседнего подъезда, в обеих руках у нее было по авоське. Она оглядывалась в поисках помощи, а тут как раз Альбина выходила из своего. Кинулась помогать, вроде что-то уважительное сказала. Взяла авоську, чтобы руки бабушке освободить, и встретилась с ней глазами. Альбина выдержала пронзительный взгляд незамутненных светло-карих глаз. Это длилось всего лишь секунду, потом бабуля открыла дверь подъезда, поблагодарила, и , уже заходя внутрь обернулась, снова посмотрела на Альбину и сказала :
- Вижу тебя в церкви, крестишься ты странно...
- А я вас ни разу не встречала ...
Сказала Альбина и тут же пожалела об этом, а потом спохватилась:
- Ой, это у нас вера такая, григорианская, бабушка меня так научила, да я все равно не крещенная, просто люблю ходить в церковь, благостно мне там....
Откуда ей пришло это слово "благостно", Альбина не знала.
Бабушка кивнула, улыбаясь одними глазами, и исчезла в дверях.
Время шло, Альбине дали новый проект, который нужно было сдать в максимально короткие сроки . Она была загружена на столько ,что посиделки на подоконнике уже были непозволительной роскошью. Та встреча с пожилой соседкой постепенно размылась в её памяти.

Глава2

Лето пронеслось быстро, почему-то, оно тут всегда пролетало быстрее, чем остальные времена года. Наступила осень, самая красивая пора. Пару раз, мельком Альбина видела бабушку-соседку в неизменной черной накидке, спешащей на службу, и снова погружалась в работу. А однажды, промозглым ноябрьским вечером, Альбина возвращалась домой с работы. Ей по контракту приходилось периодически ездить в центр Москвы, в головной офис для передачи материалов . Пораньше уйти не удалось, задержал работодатель, и возвращаться пришлось по адским московским пробкам. Она проголодалась и была изрядно измотана дорогой. Поднялся сильный ветер, дождь усилился и швырял потоки воды ей на лобовое стекло. И вдруг, справа на тротуаре, сквозь мокрое от дождя стекло, она увидела знакомый силуэт. Альбина не долго думая, притормозила, взяв правее, чтобы не мешать потоку машин, опустила правое стекло и тут вспомнила, что не знает, как зовут старушку. Пришлось посигналить, бабуля обернулась не сразу.
 -Садитесь, подвезу до дома, нам ведь в одну сторону...- крикнула Альбина, перекрывая шум непогоды.
Старушка остановилась в нерешительности. Пришлось выйти под холодные, хлесткие струи дождя и пригласить в машину, хорошо, что не пришлось долго уговаривать. Пожилая женщина предпочла сесть сзади. Обе успели сильно промокнуть.
- Далеко же вы забрались от дома. По делам тут?- Вежливо осведомилась Альбина, поймав в зеркале заднего вида все тот же пронзительный взгляд.
Старушка ответила не сразу:
 - Да пришлось вот...
- Меня Альбина зовут, хотя, наверное, уже пора по отчеству, Альбина Сергеевна.
- Я Вера-  ответ пришел как информация . Никаких голосов в голове, как у шизофреников , просто в следующую секунду Альбина знала ,что бабушку зовут Вера, как будто бы знала это всегда, хотя та и рта не открыла. От неожиданности она дала по тормозам и встретила улыбающийся взгляд в зеркале. Ошибки быть не могло, и ей ничего не послышалось. Пока она пыталась понять, что же сейчас произошло, опять пришла информация:
-Все верно поняла, меня зовут Вера.
Пытаясь остановить начинающуюся панику, Альбина повернулась к своей попутчице:
-Вы Вера ?
Наступила пауза, старушку явно забавляла реакция Альбины, наконец она сжалилась :
-Ну ты ведь услышала меня.....
Резкий сигнал машины сзади вернул Альбину к реальности, они продолжили свое неспешное движение домой. Старушка молчала, лукаво улыбаясь. Альбина пыталась осознать произошедшее. Наконец она бессильно спросила:
- Как вы это делаете?
- Я отдаю информацию - ты принимаешь, все просто ...
Телепатия - подумала Альбина
Называй этот как хочешь
Дальше ехали молча. Молча для стороннего наблюдателя.
- Значит, и вы мою информацию принимаете?
Конечно!
- Я всегда так умела, или это благодаря вам ?
- этому нельзя научить, ты пришла сюда с этим даром...
- а когда вы это поняли?
- я таких людей сразу вижу, и тебя заприметила, еще в первую встречу, кстати и бабушка твоя это тоже видела ....
- Стивен Кинг нервно курит в сторонке
- Альбина просто подумала, а бабушка тут как тут:
- ты про кого это?
- писатель ..... я могу принимать информацию от всех, или только от таких как мы с вами?
- это уж как ты разовьешь свой дар, "слышать" можно всех , даже животных, а вот ответить может далеко не каждый
- но я не хочу "слышать " ничьи мысли, от этого можно смертельно устать.... И потом, есть личная
информация , только моя , а я перед вами как на рентгеновском снимке...
- не переживай, это вопрос времени, ты научишься "закрываться от всех", ну или почти от всех, я помогу....


Альбина не помнила как наконец приехали . Высадила бабушку у подъезда, припарковалась. Пришла в себя только дома. Было ощущение, будто ее только что самопроизвольно приняли в гильдию магов, пока в ясельную группу, не хватало только колпачка и палочки. "Дурацкое состояние"- разозлилась она на себя.
"Так, соберись, нужно покушать и успокоиться, ничего не произошло, просто ты только что узнала, что обладаешь чем-то ,что скорее всего усложнит твою жизнь, потому, что ты теперь не такая, как все.... интересно, бабушкин "передатчик" ловит сквозь бетон ? ". Эта последняя мысль по -настоящему испугала Альбину. Она прислушалась к себе – тишина ... "То ли не ловит, то ли бабушка опять заигрывает со мной" Оставалось только гадать....

Глава3

Прошло больше месяца с той встречи с Верой, встречи, поделившей жизнь Альбины на до и после. Если разобраться, жизнь её нисколечки не изменилась. Все было как раньше, работа дома, звонки, общение по скайпу с коллегами и родными, редкие выходы в магазин( обычно старалась заказывать продукты на дом). За окном стоял холодный, серый, неприветливый декабрь, с его мокрым снегом и студеными ветрами.

Альбина подошла к окну, на часах было четыре. За окном наступали ранние серо-синие московские сумерки. Оглядела пустой двор, вспомнила Веру, в сотый наверное уже раз, и задумалась. Она уже начинала забывать то удивительное ощущение познания, когда общалась с Верой. Порой даже сомневалась, а было ли это вообще. ? И тут перед ней вставала дилемма : с одной стороны ей хотелось продолжить это своеобразное общение, пару раз она даже звала её, но безответно, а с другой стороны ,если бы Вера ответила, то выходило, что все это время, со дня из последней встречи она слышала Альбину, наблюдала за ней. А вот этого Альбине хотелось в последнюю очередь. "Надо будет узнать, в какой квартире она живет, схожу к ней, пусть научит меня "закрываться": решила она для себя, и вроде как успокоилась.

Каждый год в середине декабря она сдавала очередной проект и брала отпуск на месяц. Раньше она предпочитала проводить Рождество в Европе, но последние несколько лет её стали привлекать поезди в заморские колонии. Её не пугали дальние перелеты, тропические страны, маленькие островные государства. Не останавливала и высокая стоимость таких поездок. Страсть к путешествиям была одним из немногих удовольствий в её жизни. А на удовольствии она не экономила. Предвкушение радости от поездки было сродни ликованию ребенка, в ожидании обещанного подарка. Готовилась она к отпуску еще в сентябре, выстраивала маршруты, покупала билеты, бронировала отели, оформляла визы. Это была своего рода прелюдия к путешествию, прелюдия, которую она смаковала, как опытный знаток человеческих наслаждений. В этом году, в сентябре взор её был обращен в сторону Французской Полинезии. Сначала Таити, затем Бора-Бора, Муреа, а дальше- куда успеет. Весь маршрут был методично расписан по дням, со всеми пересадками, отелями, забронированными заранее на сайте экскурсиями, если это требовалось. И как всегда, несколько дней оставляла на свободный выбор времяпровождения... Все было готово к вылету на 15 декабря. Но, увы, в этом году её планам не суждено было свершиться....
Заболела мама, которая , после смерти папы жила со старшей сестрой Лялей , её мужем Вадимом и сыном Даником в подмосковном Лыткарино. Хорошо жили, мирно, без скандалов. Альбина ежемесячно переводила сестре некоторые суммы денег. Ляля после каждой СМС-ки о поступлении денег на карту, звонила и возмущалась. "Ну зачем,? нам хватает, и мамина пенсия.... Вадим хорошо получает ".... Это был своеобразный ежемесячный ритуал, установившийся между сестрами. Конечно, деньги для Ляли были не лишними, лишних денег не бывает по - определению. Бывают те, которые пока не нашли правильного применения, но никогда не лишние. Потом они говорили о Данике, какой он умница и Лялина гордость, о том, когда ждать Альбину в гости, и что ей приготовить вкусненького... тему мамы всегда оставляли на конец разговора.

Вообще об их матери нужно сказать отдельно. Пожилая женщина, 70 с небольшим, всю жизнь проработала на руководящей должности, наложившей отпечаток не только на ее характер, но и на общение с близкими. Ее авторитарность и чрезмерная опека утомляли и раздражали Альбину даже в те короткие моменты, когда она бывала в гостях у сестры. У нее никогда не было духовного единения со своей матерью, они любили друг друга безусловной любовью близких людей. Но порой Альбине казалось, что их, кроме кровной близости, больше ничего не связывает. На ее взгляд, мама видела в младшей дочери свой неудачный проект, и использовала любой повод высказать, как она подвела свою мать, не реализовавшись в этой жизни ни как жена, ни как мама . А возможностей-то было предостаточно..." вот у Ляли все сложилось хорошо, а ты что ???" А на деле, старушку просто разрывала жалость к Альбине, но, как это обычно бывает у людей такого склада характера, жалость эта трансформировалась в бесконечные укоры и выговаривания, в том, что та осталась у "разбитого корыта". " Разбитое корыто" всегда было последним аргументом, после которого Альбина вставала и уходила, сославшись на очередное неотложное дело. Ее потом долго не отпускало после этих встреч с мамой, словно той каждый раз удавалось отравить как саму Альбину, так и их отношения. Встречи с мамой происходили все реже, Ляля все понимала и не обижалась. Она неоднократно пыталась донести до нее, что скоро Альбина даже по телефону перестанет с ней общаться, но без толку. Маме и в голову не приходило, чем это она может ранить дочь? Она же любя, она же плохого не пожелает. .... И со временем эти встречи так и сошли на нет, мама обижалась, звонила и выговаривала ей, какая она дочь, но это только увеличивало пропасть между ними. А ежемесячные денежные переводы, по мнению самой Альбины, служили своеобразной компенсацией за сэкономленные нервы и не пролитые в подушку ночью женские слезы.

Но, как-то днем, в конце ноября, позвонила Ляля и сообщила, что мама больна и хочет видеть Альбину.
- А что с ней, Ляль?
- Пока не знаю, жалуется на боли в пояснице, были в поликлинике, врач направил на МРТ
- А когда МРТ?
- Записалась на завтра в 14-00
-Я подъеду , кинь адрес .

Глава4

А  через два дня сестры уже знали о том, что мама умирает и жить ей от силы месяц. Неоперабельная остеосаркома нижнего отдела позвоночника с метастазами в область органов малого таза.  Химию или другие процедуры делать уже поздно, плюс возраст, в общем только человека мучить. Вот так, тихо и обыденно, в дом приходит беда, и ты начинаешь по-другому смотреть на близких, ваши отношения, переосмысливаешь всю прожитую  рядом с ними жизнь. Казалось ,мама была всегда, еще задолго до Альбины и Ляли, мама -это огромный кусок их жизни , да это вся их жизнь.... А теперь мама уходила и жизнь менялась вокруг них, менялись и они сами.

Маме сказали, что это нерв ущемился нужно пропить  обезболивающее и  переждать  приступ.  Никто не знает, чувствовала ли она свой скорый уход, или нет, но она все время хотела видеть Альбину.  Та приезжала к Ляле каждый день, сидела возле мамы подолгу, взяв ее за руку, и готова была говорить с ней о своей неудавшейся женской доле, о том, что сама же счастье свое прозевала, о том что не родила, когда была возможность. Она готова была обсуждать с мамой что угодно, лишь бы мама не уходила. Но мама умирала: тихо, медленно, секунда за секундой, капля за каплей жизнь покидала её. 

Через две недели мамы не стало.  Организацию похорон  и всего того, что сопровождает уход человека взял на себя Вадим. За что Альбина была ему очень благодарна. Она сидела на кухне в своей квартире опустошенная и потерянная, ничего не соображая от горя. Проект должен был  быть сдан еще неделю назад, но в офисе  знали о ее несчастье и терпеливо ждали. "Попробую завтра собраться и  отослать проект. Он ведь уже закончен, его только оформить и переслать", так Альбина  планировала вечером . А утром садилась,  и подолгу смотрела  пустыми глазами в черное зеркало монитора, упрашивая себя хотя бы начать, ну хоть по чуть- чуть, нужно было как- то двигаться вперед, делать работу. В эти минуты в голове у нее рождался диалог:

-Вон Ляле не легче, она испытывает тоже самое, но ведь живет как-то, ради сына, ради семьи

- Ну разумеется , - отвечала  она сама себе -Ляле есть ради кого жить, у нее муж, семья, а что есть у тебя , кроме работы?  Дура ты одинокая... 

-У меня есть Ляля, она меня любит....

- Не придуривайся, ты меня прекрасно поняла...

Устав от этого изнурительного самокопания, она хлопнула крышкой ноутбука, резко отодвинула стул и подошла к окну, прислонилась горячим лбом к стеклу ... Перед ней лежал пустой, заснеженный двор. Шел сильный снег. Ни души. Даже ворон не было слышно. Альбина обулась, схватила куртку и выбежала из квартиры. На улице  ей стало легче, она подняла голову, подставив лицо щедрому потоку снежинок.... 

В церкви в этот час  почти никого не было. Она подошла к поминальному столику, слева от входа, зажгла свечу и поставила ее в свободный подсвечник. Перекрестилась  и тихо прошептала заупокойную , так, как знала и умела. Альбина  уже собралась уходить, как  вдруг вспомнила про Веру. Она и не забывала о ней, просто события последнего месяца отодвинули эти воспоминания  далеко в ее памяти. Но Веры в церкви не было,  и тогда она подошла к пожилой женщине, убирающей огарки свечей, церковной служащей.

- Я ищу бабушку, ее зовут Вера, она старенькая  такая, сгорбленная.

Женщина покачала головой:

-Давно ее тут не видела, с месяц наверное, видать  приболела бабушка, а может и померла .

Окаменевшая, Альбина пошла обратно домой. Январский холод гулял в распахнутой куртке, но она ничего не чувствовала. Черная волна отчаяния накрыла ее с головой. Пришла домой озябшая, замерзшими, непослушными пальцами долго пыталась расстегнуть молнию на сапогах. Наконец разулась, прошла в спальню и со стоном упала на кровать. Рыдания душили ее, она плакала в голос, она снова была маленькой, испуганной девочкой в этом большом и враждебном мире, только теперь не было мамы, некому было  больше приласкать и утешить ее. Очевидно наплакавшись, Альбина заснула. Медленно и неохотно выплывала из спасительного сна. За окном было темно, на часах восемь вечера. Минут десять она лежала  уставившись в потолок, потом глубоко вздохнула, закрыла глаза и позвала, сначала тихо, а потом все громче и громче ВЕРАААААА!!!!!!

Глава5

Звала она Веру долго , но ответом ей была тишина. А она продолжала звать в упрямом исступлении. Тишина. " Вот и Вера померла .... ну как же так!!!!! ".
- Ну вот еще ! я пока здесь .....
- ВЕРА! ЖИВАЯ!!!
- Да не кричи ты так .... пулей ко мне! сейчас же! третий этаж, квартира 87.

Через пять минут Альбина уже стояла перед дверью подъезда Веры, напряженно вслушивалась в гудки домофона. От волнения и спешки она выбежала на улицу без куртки, и январский морозец быстро пробрал ее до самых костей. На гудки долго не отвечали. Наконец мужской голос спросил:
- Кто там?
- А мне бабушку Веру ... - растерялась Альбина.
Дверь открылась, она, наконец, попала в теплый подъезд, поднялась на третий этаж. Паренек лет двадцати уже ждал ее на лестничной площадке. Глянул с любопытством в ее исстрадавшееся лицо .
- Баба Вера наша соседка - указал он на соседнюю дверь, - Она перед отъездом ключи оставила, чтобы мама за цветами ухаживала, и про вас предупредила. Возьмите ключи.
Парень исчез за дверью, а она осталась стоять, тупо уставившись на тощую связку чужих ключей от чужой квартиры.
- Ну и долго ты там стоять будешь? Сказали же, 88 квартира, только нужно перевернуть верх ногами номер на дверях, иначе действительно попадешь в пустую квартиру с цветочками...

Старая, обитая черным дерматином дверь. В верхней части посередине серебристый стеклянный ромб с номером 88. Она неуверенно подносит руку к номерку, он сначала холодный, стеклянный, вдруг нагревается под ее руками, ей остается только плавно его повернуть.
" 88...88.... почему так дрожат руки??? Что за слабость и шум в голове???"
- Поторопись!
Наконец, с десятой попытки ключ все же входит в замочную скважину, ей даже удается повернуть его пару раз в нужном направлении ... Дверь тихо отворилась, в нос ударил тяжелый запах давно не проветриваемого помещения. В квартире было темно. Наугад нащупала выключатель на стене справа. Маленькая прихожая залилась желтым светом.
Сняла сапоги и вошла в единственную комнату.
- Заходи скорее и закрой за собой дверь!
- Свет включить?
- Не надо…
- А форточку открыть, проветрить бы тут…
Альбина стояла на пороге Вериной комнатки в полосе света, падающего из прихожей и кроме отражения своего силуэта в большом окне напротив, пока ничего не видела.
Заходи уже, я тут, на кровати, включи ночник, он на тумбочке.
Глаза постепенно привыкли к темноте. Комната оказалась меньше, чем она себе представляла, квадратов двенадцать. В углу, справа от окна стояла узкая кровать, рядом тумбочка, на ней маленький ночник.
Подошла, нащупала выключатель ....
Альбина стояла над кроватью, увиденное сковало ее ледяным ужасом, крик застыл в горле...
На кровати в своем неизменно черном одеянии лежала мертвая Вера. Осунувшееся, желтое, восковое лицо было чуть запрокинуто назад, отчего беззубый рот широко открылся в жутком немом крике, а острый старушечий подбородок смотрел в потолок… Худые, коричневые руки с узловатыми пальцами лежали вдоль тела.
В ногах покойницы что-то темнело, приглядевшись, Альбина увидела большого серого кота. Животное свернулось колечком, положив лобастую голову на скрещенные передние лапки, и тоже не дышало. Глаза были закрыты и у бабули и у котика.
На миг Альбине показалось, что она все еще спит и ей приснился ужасный в своей реалистичности кошмар, и нужно немедленно просыпаться. Она попыталась метнуться к двери, но ужас не отпускал ее.
- Вера!!! Ты умерла, ты знаешь?? Ты мертвая разговариваешь со мной оттуда?????
- Хватит так орать! Я и так спасаю ситуацию, как могу. Мало того, что ты выдернула меня оттуда как морковку из грядки, так еще и привлекла своим криком весь потусторонний бомонд….Ты знаешь какой сейчас «сходняк» вьется над этой квартирой за дверью, за окнами, над крышей…?.Хорошо, что ты пока не видишь это…И чего мне стоит их удерживать ….Слетелись, как стая оголодавших хищников на огромный кусок свежайшего мяса. И этот кусок мяса - ты, моя дорогая! И защиты у тебя нет никакой. Поэтому пришлось тебя спешно сюда привести. Согласна, вид у меня сегодня не самый презентабельный, а что делать? Оставь я тебя в твоей квартире, ты бы до утра не дожила…Выпили бы всю тебя до последней капли…. Пугает мой вид?, можешь закрыть бабуле рот, поправить голову, волосики пригладить, только без фанатизма..…
- Мне страшно…как ты мертвая со мной разговариваешь?
- Я не мертвая, ты что чувствуешь запах разложения?
Альбина брезгливо втянула носом воздух,
- Вроде нет …..
- Ну вот, а я уже месяц так....
- А где ты? что все это значит???
- Я уже здесь, но тело пока не мое, на раз-два я не оживаю... не все так просто. Да и ты меня еще дернула со всей своей мощи... Ты пока не осознаешь свою силу и, прости, что тебе пришлось это увидеть, если бы ты потерпела хоть один день, такой бы ты меня не застала, а тут пришлось спешно возвращаться к тебе....
- Верочка, моя мама ...
- Не надо, я все знаю, все с твоей мамой в порядке и место хорошее и папа твой с ней ... У НИХ ОБОИХ ВСЕ ХОРОШО, гораздо лучше, чем ты даже можешь себе представить. Слово РАЙ сейчас самое подходящее для твоего уровня знаний обозначение этого места. А мы с тобой вот как поступим, хватит для тебя шокирующих откровений на сегодня. Отправляйся ка ты домой, купи завтра мяса и свари мне супчику понаваристей, завтра я буду ну оооочень голодная
- А покойница- то проголодалась....а котику что принести?
- Ничего! Микаэл сам себя кормит.
- Вера , а " закрываться" научишь?
- Спасибо, что напомнила, посмотри в ящике тумбочки у кровати шкатулку
.....
Альбина нашла в ящике черную лаковую шкатулку, открыла ее , и взяла крохотный нательный крестик .
-Я ж не крещенная...
- Это очень сильный оберег, когда-то он и меня спас... носи и не снимай, а то порвут на кусочки и не заметишь как ... и останется от тебя только оболочка, вроде той, что ты сейчас видишь на кровати....
Альбина сегодня впервые ложилась спать с легким сердцем, несмотря на то, что жуткая картина смерти все еще стояла перед глазами...
"Главное, с мамой все в порядке и папа с ней, так Вера сказала, а Вере я верю».




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: Жизнь после смерти, Оккультизм, Психология личности, Телепатия, Телепортация,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 02.05.2021 в 13:42







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1