Дружеская вражда. Часть 4. Вариант 1


­Глава 1

Все шло своим чередом. Ирине и Леше пришлось попрощаться не только со Львом, но и с Олегом: он ушел к Диане. Правда, не встречаться с другом все-таки было нельзя, и местом для встреч стал театр "Дельта", в котором все продолжали работать. Кстати, Диана Блисталова сменила Дарью Ватрушкину и в личном разговоре с мужем упрекнула дочь певца за безответственность:

- Как услышала, что папа в Одессе, сразу телепортировалась! Вот вы всегда находили замену!

- Разве мы на «вы»? – удивился Олег.

- Нет, вы – это ты и он.

- Его нет, - возразил Блисталов. – Давай о нем забудем.

- Его нет! - хмыкнула Диана. - Ты так говоришь, как будто он умер, а он всего лишь уехал! Смешно ссориться из-за каких-то клонов!

- Может быть, это действительно смешно, но, если бы не он, я бы не так сильно страдал из-за тебя! Если бы не он, я бы не женился на Режине! Если бы не он, мы были бы вместе уже после Олимпиады! Если бы не он, меня бы не заставили двадцать лет работать в Куябе! Если бы не он, я бы не стал наркоманом во второй раз! Да, ты меня не переубедишь, ведь клоны - самые настоящие наркотики. Я не сидел бы в тюрьме сразу после свадьбы!

- Если бы не он, - возразила Диана, - нас бы уже не было в живых. Эта Шевелева убила бы всех. Он пытался помочь тебе забыть меня. Ради этого все и делалось. Если бы не он, никто бы не сходил с ума от Леандру Ватруша, а теперь…

Диана замолчала. У кого-то на телефоне играли песни Ватруша.

- Я знаю, почему ты говоришь о нем плохо, - наконец сказала она. – Но я знаю лучший способ тебе помочь. Ты готов?

И вскоре Диана Блисталова забеременела. Блисталовы надеялись, что у них родится нормальный ребенок, не испытывающий на себе воздействия непонятного колдовства. Так и случилось. Девочка не была клоном Дианы и никаких других нарушений не имела. Ее назвали Маргаритой. Но врачи напугали родителей, сказав, что их дочь растет до 15 лет. Как Дианинья…

Может быть, все нарушения вскроются потом? Но пока лучше об этом не думать - пока ребенок абсолютно здоров.

Когда Диана и Олег гуляли с шестилетней Маргаритой, их увидел Сергей Юнцов. Он еще надеялся, что Диана одумается, но теперь понял: все кончено.

- Нет, Диана! – воскликнул он. – Ты не могла!

- Ты был моим мужем, Сережа. Имея такое счастье, ты позволял себе на меня орать. А разве Олег в те 60 лет, когда пытался добиться моей руки, орал на меня или на тебя?

- Разве не 85? – удивился Юнцов. – Ах, да, вспомнил! А я вот ни разу не сидел в тюрьме!

Олег улыбнулся и вызвал одного из знакомых Рикардо.

- Осознанное создание клонов, Сергей Юнцов, - произнес тот, кто, в отличие от Оливейра, все еще имел право арестовать человека, потому что продолжал работать в соответствующих органах. – Блисталов не знал, что из этого выйдет, поэтому он невиновен! А вы знали! 50 лет тюрьмы!

- Только не это! – воскликнул Сережа, но его никто не слушал. Знакомый Рикардо нарушил закон, ведь за создание клонов не полагается никакого срока, но это никого не интересовало...

- Какое совпадение, - улыбнулась Диана.

- За что? – спросила Маргарита. - Это же нарушение закона!

- Подрастешь - узнаешь, - ответила Диана.

Теперь пора рассказать, как жил Лев Ватрушкин. Как вы помните, он занял место Олега в «Золотой рыбке»: стал режиссером и ведущим актером. Наученный лучшим другом, он показал Роману Ильину все, что умел сам.

- Теперь тебе не будет совестно, если тебя опять выберут кумиром!

Теперь именно Рома стал другом Льва. Почему не Моня? Дело в том, что Моня обещал помочь в воссоздании клонов, но так и не откликнулся на просьбу певца. А Роману, своему новому другу, Лев рассказывал о том, что с ним было. В том, что произошло в последние дни страданий, он Олега не винил.

- Ты молодец, - сказал Ильин. – Он тоже. Мне кажется, вы достойно выдержали это испытание.

22 октября Ватрушкин вспомнил, что ровно 85 лет назад собирался сходить к мудрой Ольге.

- Я знала, что вы придете, - улыбнулась Ольга. – Что же вы хотели узнать?

- А шо я хотел? Уже не помню. Кажется, я хотел спросить шо-то за какие-то экзамены.

- Кажется, теперь, спустя 85 лет, вы понимаете это как никто другой. Вспомните, что было вначале: вы не понимали, что делать дальше, даже не могли вести себя по-человечески. Потом жизнь посылала вам всё новые и новые испытания. И вы всё успешно прошли! А теперь я задам вам вопрос, который раскроет все тайны: готовы ли вы еще раз это пережить?

- Чего? – возмутился Ватрушкин. – Ни за что!

- Это был экзамен, показывающий, насколько вы сильны. Вы его не сдали. Вас ждет пересдача.

Но никакой пересдачи не было. Все шло своим чередом. Росли Рома и Маргарита. Маргарита росла как ребенок, а Рома – как актер.

Однажды Олег решился приехать в Одессу. Он созвал всех на Дерибасовскую и закричал:

- Кто переделал песню «Somos cariocas»?

Оказалось, эту песню никто не знал.

- Повторяю вопрос: кто написал песню «Мы все одесситы»?

Услышав название этой песни, все улыбнулись: всё, что связано с Ватрушкиным, вызывало такую реакцию.

- Олег, это они переделали специально для меня, - улыбнулся Лев. – А я шо? Я не против!

- Ну, тогда ладно. Я-то думал, что они издеваются над твоим творчеством!

- Нет, Олег, можешь не беспокоиться. Если надо будет, я тебя приглашу... но мягким способом. Я, конечно, не буду так резко вызывать!

Больше Олег в Одессе не появлялся. А Лев вдруг затосковал. Все это видели, но не решались спросить, в чем дело. А он все повторял: «Нет, судьба меня не обманет. Мне нельзя».

Все спрашивали Рому, ведь он был лучшим другом, а Ильин отвечал:

- А я знаю?

Поведение Льва напоминало поведение влюбленного человека, поэтому Лилия спросила:

- Кто она?

А потом добавила:

- Ты можешь уйти к ней, Левушка.

- Но это не она, а он.

- Он? Олег, да? Тогда понимаю! У тебя не могла не возникнуть привязанность к такому другу...

- Нет, не Олег. Близко.

- Моня?

- Нет, не Моня.

Так и не удалось выяснить, в чем дело, а «Золотая рыбка» опустела. Каждый раз приходило все меньше и меньше зрителей.

«Почему театр меня не интересует? – думал Лев. – Он же… Может быть, нам нужен Елисей Романович?»

Бывший режиссер сразу появился и сказал, что попробует помочь театру. Когда он пришел, все стало гораздо лучше. Журналисты писали о втором рождении "Золотой рыбки", которая даже после возвращения Ватрушкина не смогла стать такой, как до "запрета" на творчество Олега Блисталова... Елисей Романович решил, что останется на режиссерском посту до конца сна - ему было больно смотреть на разрушенное детище. Правда, он сразу начал критиковать Ватрушкина за постановку последних спектаклей. И тогда Лев вспомнил «Дельту»… Никто не спорил с авторитетом режиссера Олега Блисталова. Даже постановки двух бездарных актеров остались в репертуаре, когда "близнецы из Одессы" вышли из своих "тюрем"... Ватрушкин вздохнул и решил уволиться.

- Чего? – закричал Елисей Романович. – Да на тебе театр держится!

- Ничего на мне не держится! Я стал гораздо хуже играть!

- Это неважно! Это у всех бывает! Ты же человек, а не робот, и зрители это прекрасно понимают!Ты Ватрушкин, тебя все любят, поэтому к тебе ходят! Да, сейчас ходят меньше, но не из-за твоей мнимой бездарности, а из-за того, что все хорошее когда-то надоедает! И почему бы тебе не взять какую-нибудь студию?

- Я следую традициям Олега Блисталова, поэтому не хочу брать никого, кроме "пятерки", а "пятерку" Рома ни за что не отдаст, – возразил Лев.

- Будем заниматься вдвоем, - предложил Рома. – И ты смотри… никто не должен знать, что у тебя такое состояние.

- Никто не должен знать, что теперь я вынужден страдать всю жизнь? Это, конечно, понятно, но все-таки...

- Да нет, это пройдет. Даже если не пройдет, то при чем тут вся жизнь? Ты хотел сказать "весь сон"?

- Кто знает, кто знает… Не исключено, что проснусь в таком же состоянии.

- Тихо! - крикнул Елисей Романович. - На первом месте работа, а потом уже все остальное!

Вдруг Лев почувствовал, что не может так все это оставить. Он вспомнил о волшебных грибах, найденных в море. Может быть, они помогут?

- Не надо! – воскликнул Рома, знающий историю Олега. – Ты же уже получил высшее астральное образование, тебе та учеба уже не поможет! Для тех, кто все знает, программа более сложная! Давай лучше вызовем Олега! Только предупредим друзей, чтоб не вызывали раньше времени. Скажем, когда придет время.

Глава 2

- Диана на чемпионате мира! – воскликнул вызванный Олег (настойчивому Роме невозможно было отказать!). – Маргарита осталась одна. Значит, вы вызвали меня по важному делу.

- О, у тебя дочь! – удивился Лев, который старался избегать бразильского прошлого, поэтому ничего не знал. – А сколько ей лет? До скольких она растет?

- Моей Маргарите шесть лет, она растет до 15. Но разве дело в этом? Ты просто оттягиваешь начало не очень приятного разговора... Рома, извини, но тебе пора уйти. Так, хорошо. Ну, вот! Я снова прибыл в Одессу! И это, я так понимаю, не связано с песней "Мы все одесситы", поэтому я пробуду здесь не один день. А ты чего? 85 лет! А вспомни, сколько лет я пытался добраться до Рио, и ничего, не боюсь!

- Замолчи! – завопил Ватрушкин. – Я не могу. Мудрая Ольга обещала гарантированное повторение ситуации.

- Ольга, в отличие от ПК и Магисы, всегда права. Тогда действительно не стоит ко мне приезжать. Лучше расскажи, что у тебя случилось.

- Это и случилось. Почему-то я хочу нормально отдохнуть в Рио... Пересдача, конечно, будет препятствием на пути к этой обычной цели.

- Так и будем тудой-сюдой? – усмехнулся Блисталов. - Ой, да что же это я...

- Да я сам себя не понимаю. Я не понимаю, зачем мне все это! Разум ясно говорит: «Вспомни, сколько крови у тебя выпил Рио. Неужели мало?» А сердце говорит, даже не говорит, а поет: «Это неважно!»

- Сходи к Ольге, - посоветовал Олег, скрыв, что ему было очень приятно снова услышать живое пение Ватрушкина. – Неужели ты думаешь, что я в этом разбираюсь? При чем тут я?

- Это Рома посоветовал тебя вызвать.

- Ладно, держись, Лева! Все будет хорошо! Можешь не идти к Ольге. Думаю, через месяц или два все наладится. Я кое-что придумал.

Елисей Романович в это время вел себя очень странно. Он заставлял всех работать в любимом режиме Олега Блисталова, то есть от восьми часов утра до трех часов ночи без перерыва. А перерывы и не нужны, ведь во сне естественные потребности – только развлечение, и можно спокойно обойтись без них.

- Она же в тюрьме! – как-то воскликнул Рома. Все одесситы прекрасно понимали, что он имеет в виду: он решил, что Сабина Витальевна сбежала из тюрьмы и превратилась в Елисея Романовича. Все логично - настоящий режиссер не хочет работать, но изменение решения не вызывает никаких подозрений, поэтому преступница спокойно может превратиться в Дедушкина!

- Нет, это не Сабина Витальевна, - возразил Лев. –Она всегда проверяет информацию о тех, в кого собирается превратиться. Олег рассказывал, что Елисей Романович всегда был против такого режима.

- Так люди меняются, - возразил Рома. - Сабина Витальевна думала так: "В его жизни могло произойти то, что заставило полюбить этот режим".

- Да нет, Рома, не пугайся. Скорее всего, это Олег попросил. Я уже замечаю действие постоянной работы. Теперь понятно, почему он выпрашивал такой режим!

Через два месяца напряженной работы был показан лучший спектакль. И Елисей Романович объявил:

- Собирайтесь!

- Где собираться? – закричали все.

- В Рио-де-Жанейро. Театр «Дельта» во главе с предателем…

- С кем?

- Да с Олегом Блисталовым, при котором расцветала «Золотая рыбка»! Итак, театр «Дельта» во главе с Олегом Блисталовым вызывает нас на соревнования! Оба театра покажут два разных спектакля: один в Рио, другой – в Одессе. Сначала два месяца репетиций, потом показ! Все репетиции проверяются комиссией. По окончании спектакля выставляются баллы по нескольким параметрам. У кого в сумме будет больше баллов, тот и победит! Я, к сожалению, помочь не могу, потому что по правилам этих соревнований режиссер не должен иметь соответствующего образования. Итак, режиссером будет Ватрушкин.

Ватрушкина же волновала не переэкзаменовка, а другое:

- И что, весь мир будет за этим следить? Мы же друзья!

- Так надо, Лева! Блисталов сообщил мне, что это тебе поможет. Ничего не бойся: у нас будут невидимые опознавательные знаки.

- Вот молодец! – воскликнул Лев. – Я никогда не думал, что он на такое способен! Я знал, что Олег - настоящий друг, но чтобы настолько...

«Золотую рыбку» встретили торжественно. Все восторженно кричали. Им навстречу двинулась «Дельта». Режиссеры обменялись рукопожатиями. Поклонники Ватрушкина были в полном недоумении: за кого же им болеть, если лучший актер - свой, а лучший певец – чужой? Блисталова бразильцы не считали одесситом... Всё же кариоки разделились на два лагеря.

Режиссеры решили провести вступительные занятия и настроить своих актеров на победу.

- Вспомните, что сказал Елисей Романович! – воскликнул Лев. – При Олеге расцветала «Золотая рыбка»! Давайте же покажем, что мы не хуже! Нет, мы лучше! Победа будет за нами!

- Это хорошо, что они выбрали Лео, - сказал Олег своей команде. – У него меньше опыта. Вот если бы они выбрали Елисея Романовича, тогда бы пришлось поднапрячься.

Ирина же подружилась с Ромой. Несмотря на театральное соперничество, они обсуждали соревнования и ни разу не ссорились. Казалось, они понимают друг друга с полуслова.

- Ты победишь! – сказал однажды Ильин. – Мне победа не нужна! Мне нужна только ты! Ирина, солнышко, я тебя люблю! Спасибо этим соревнованиям за то, что они помогли понять это! Жаль, что они пройдут только один раз... Вот если бы они проходили каждый год, то каждый год было бы напоминание о нашей счастливой встрече...

Ирина сначала говорила, что совсем не любит Ильина, но сразу поняла, что обманывает сама себя. Ей пришлось сдаться, несмотря на то, что она боялась любви из-за истории Олега с Дианой. Роман Ильин и Ирина Андреева решили пожениться сразу после соревнований. Олегу же это совсем не нравилось. Он вызывал Андрееву и говорил:

- Ирина, ты понимаешь, что полюбила врага?

- Врага! – усмехнулась девушка. – Ты же с ним дружил! Ты пытался его перевоспитать! Надеюсь, Льву удалось завершить эту работу!

- Я раньше дружил с Ромой. Сейчас мы соперники.

- Кажется, эти соревнования дурно влияют на тебя! А что скажет на это Лев?

- С Левой мы не будем видеться – некогда. Но он должен думать, что я так же к нему отношусь – как к сопернику. Это поможет мне победить.

- Вот комиссия узнает! – пригрозила Ирина. – Вспомни, кто был комиссией в прошлый раз!

Но на этот раз комиссия была настоящей. Двенадцать человек разделились на две равные группы: одна группа наблюдала за "Дельтой", а другая - за "Золотой рыбкой". Каждой из команд вручили сценарий для выступления в Рио-де-Жанейро. Режиссеры возражали, говорили, что у них есть подходящие сценарии, но их никто не слушал.

- Сейчас мы ознакомимся со сценарием, - стараясь говорить весело, произнес Олег и начал читать.

Текст никому не понравился. Всем хотелось спать, но никто не мог этого сделать из-за строгой комиссии. Все закончилось очень быстро, но всем показалось, что первая часть репетиции длилась очень долго...

- Теперь распределите роли, и на этом сегодняшняя репетиция будет окончена, - произнес один из членов комиссии. – Когда мы подадим сигнал окончания, вы обязаны завершить работу, даже если еще не выполнили план - такая система воспитывает дисциплину! Проводить репетиции без нас запрещено. Режиссеры проверяются специальным прибором. Итак, распределяем!

Олег окинул всех присутствующих взглядом и быстро распределил роли.

А Лев согласился с выданным сценарием быстрее, чем его соперник. Он старался читать скучное произведение с выражением, используя свою неповторимую мимику. Он быстро придумывал мелодии к песням, которые надо было долго репетировать, поэтому спать никто не хотел, ведь для одессита самое большое счастье – это пение Льва Ватрушкина! Роли же Лев Олегович распределял долго. Он просил каждого сказать по одной фразе каждого персонажа. И вот прозвучал сигнал.

- Распределите на завтрашней репетиции, - сказал один из членов комиссии. – Соперник справился. Один-ноль.

- Как – один-ноль? – удивился Лев. – Разве за репетиции ставятся баллы?

- Пока они никуда не идут. Они прибавятся, если по окончании двух спектаклей у вас будет одинаковое количество баллов. Если и при прибавлении будет ничья, мы случайно выберем одного из нас. Он и скажет, чей спектакль ему больше понравился.

Конечно, тут ничья невозможна с литературной точки зрения: обычно это самый предсказуемый результат. Или побеждает положительный герой, но и Олег, и Лев являются таковыми. Победитель в этом тексте нужен для того, чтобы избежать банальности.

Читатель может выбрать сам, за кого ему болеть. Но пусть он знает, что не сможет испытать однозначных эмоций по поводу победы или поражения своего фаворита.
Глава 3

Лев был шокирован успехом Олега, поэтому вызвал его и спросил: - Как ты это сделал?

- Многолетний опыт. И вообще, неужели ты думаешь, что я буду помогать сопернику?

Льва очень расстроили эти слова. Неужели он теперь не друг, а соперник? Вот как Олег ему помог! Елисей Романович, сам того не зная, был прав - Блисталов оказался предателем! А ведь друзья вместе страдали восемьдесят пять лет... Неужели Лев проходил свое испытание не с тем человеком? Это трудно принять. Даже когда понимаешь, кем на самом деле оказался твой друг, хочется вернуть былые отношения...Лев не выдержал этого удара и упал в обморок.

Очнулся он в каком-то доме, в котором не было совсем ничего. Одна комната. Только пол, стены и потолок. Дверь не открывалась. Что это? Где он находится? Может быть, это специальная больница для участников соревнований? Но почему тогда это здание оставляет желать лучшего? Врачей нет... Нужно позвонить и спросить, в чем дело! Лев полез в карман за телефоном. Телефона не было. Может быть, это психиатрическая больница? Или в отношении Льва Ватрушкина было совершено преступление? Первое никак не подходило: вроде бы он не подавал повода. Значит, второе…

Тогда он представил всю картину: он упал в обморок, кто-то забрал у него телефон и притащил певца сюда. Но это не облегчало положения. Кто его теперь найдет? Ведь он выяснил с помощью специальной техники, что этот дом невидим! Пропажу, конечно, обнаружат и начнут поиски, но это ничего не даст. Но, может быть, каким-то чудом что-нибудь изменится... Когда прошла неделя, Ватрушкин решил, что заперт навсегда, поэтому приспособился к новым условиям. Он пел и привык к тому, что ему никто не мешает хулиганить, петь мимо нот, использовать вокальные приемы там, где не надо. Но я думаю, что даже такое пение Ватрушкина понравилось бы всем. Льву же уже понравилась такая жизнь.

Но сообщение пропаже почему-то не поступало. И вот к Ватрушкину пришло спасение в лице феи Магисы:

- Все, хватит! Лев Олегович, вы свободны!

Все правильно - это был первый приход. Ватрушкин жил не своей жизнью и радовался этому как дурак... Но неужели он должен был ждать, когда его выпустят, и в ожидании совсем отчаяться?

Лев сразу вызвал Олега и спросил:

- Надеюсь, ты без меня не репетировал? Как комиссия справилась с отсутствием режиссера?

- Как – без тебя? – удивился Блисталов. – Как - с отсутствием режиссера? Ты даже один раз раньше меня закончил!

- Что? Я? Олег, я когда-то выдумал твое помешательство, но теперь, кажется, оно действительно наступило... Я был только на одной репетиции!

Ватрушкин рассказал, что произошло.

- Странно, - протянул Блисталов. – Разве пропал ты? Я знаю, что у вас пропал Рома, и вы репетируете без него.

Из-за этих противоречий следующая репетиция была перенесена. «Золотая рыбка», «Дельта» и комиссия собрались на Маракане, чтобы выяснить, что же произошло на самом деле. Там появился и Рома.

- Странный случай, - произнес один из членов комиссии. – Леандру Ватруш говорит, что в течение недели был заперт в невидимом доме, но мы все видели, что он репетировал! К тому же, появился пропавший Роману Ильинья. Может быть, он объяснит, в чем дело?

- Я только пришел! – воскликнул Рома.

- А где вы были со своей включенной защитой от вызова?

- У меня было срочное дело. К сожалению, не успел предупредить... Я думал, что из-за пропажи актера соревнования перенесены!

- Это только в случае пропажи режиссера, - произнес другой член комиссии. – Как оказалось, у нас возникла именно такая ситуация – пропажа режиссера. У меня вопрос к "Дельте": кто запер Ватруша? При признании с вас просто снимается один балл. Если вы не признаетесь, и мы вас раскроем, вы будете исключены из команды.

Но никто не признавался. Вдруг Лев увидел свой телефон, который уже не надеялся найти.

- Преступник сидит здесь! – воскликнул певец. - В том доме у меня пропал телефон, а сейчас он появился!

- Тогда мы посадим всю «Дельту» туда, где вы были заперты, без права проведения репетиций. «Золотая рыбка» должна наверстать упущенное. Ильинья, можете присоединиться. Вопрос превращения неизвестного лица в Леандру Ватруша слишком труден, поэтому требует гораздо больше времени. Мы уверены, что Ватруш не врет - ему незачем это делать.

Рома был явно недоволен задержанием «Дельты»:

- Я не хочу победы! Я болею за них, а их вот… Я возьму все на себя.

- Не получится, - сказал Лев. - Что ты можешь сделать с законом? Если это сделал кто-то из «Дельты», то только с целью помешать сопернику, а если из «Золотой рыбки» - цель непонятна, но это уголовное преступление. "Золотая рыбка", давайте подождем комиссию и начнем репетировать. Неужели это действительно сделал кто-то из "Дельты"? Я не верю, что мои соперники на такое способны! Я-то считал их достойными людьми...

- Давайте без меня, как привыкли! – неожиданно крикнул Рома и убежал.

Комиссия прибыла. В этой шестерке были не только те, кто наблюдал за первой репетицией, но и другие члены. Это неудивительно: каждый должен наблюдать за обеими командами, чтобы потом честно выставить баллы.

- Зачем вы задержали "Дельту"? – спросил Лев. – Не надо! Из-за кого-то одного (догадываюсь, из-за кого) страдают все!

- Ну, вы же согласны с тем, что они неделю не будут репетировать? А задержание - лучший способ ограничить их творчество!

- Они все забудут за неделю. Лучше снимите с нас временное ограничение, и мы нагоним, а потом вернемся к нормальному режиму!

- Сложно, - удивился один из членов комиссии. – Но возможно. Мы разрешаем. За последующие репетиции ставится гораздо больше баллов, чем за первую. Скорость оценивать не будем. Но почему вы догадываетесь, из-за кого все страдают? Вы разве можете предположить, кто именно совершил преступление? Хорошо, будем разбираться. Кого вы подозреваете, Ватруш?

- Блисталова. По-моему, больше некому это делать. До соревнований мы были лучшими друзьями. Теперь он говорит, что я не друг, а соперник. Именно эти слова тогда шокировали меня, поэтому я и упал в обморок. Очнулся там. Телефона не было. Кто-то вернул его мне на Маракане.

- Спасибо, Ватруш. Кажется, это действительно Блисталов. Репетировать будете завтра.

Члены комиссии даже не собирались доказывать преступность Блисталова...

И вот Олегу сообщили, что он отстранен от руководства театром "Дельта" за совершение преступления.

- Я этого не делал! – воскликнул Блисталов. – Я увидел, что мой друг упал в обморок, мне стало стыдно за свои слова, и я убежал! И вообще, неужели вы считаете, что я его подменил? Но раздваиваться даже во сне никто не умеет. Вся «Дельта» была на месте. За Ватруша репетировал кто-то другой.

- А никто и не говорит, что вы его подменили! Вы только заперли, а подменить уговорили другого!

- Неправда! Я этого не делал!

Олег еще долго пытался отпираться, но все-таки его отстранили и позволили ему сказать последнее слово своей команде. Надо сказать, что сейчас его положение было лучше, чем после увольнения из "Золотой рыбки": теперь он может пойти в любой другой театр. И от актерской работы его никто не отстранял, а, если бы продолжались соревнования, Олег не исполнял бы никаких ролей. Правда, именно "Дельта" - его детище... Именно Олег Блисталов как режиссер всегда поднимал этот театр. Он раньше не задумывался об этом, но по сути после окончания мучительного брака с Режиной сделал то же самое, что и Елисей Романович с "Золотой рыбкой". Разве можно расставаться с таким театром? Но Олег пребывал в таком шоке, что даже не задумывался о дальнейшей жизни...

- Я ошибся, взяв на себя такую ответственную работу, - сказал Блисталов. – У нас никогда не было кастинга режиссеров, поэтому я не знаю, кого брать теперь. Отбор займет очень много времени. Лео за это время победит уже сто раз. Давайте же сразу признаем поражение. Лео победил нас хитростью. Я уверен, он все это подстроил, чтобы я не мог принимать участие в соревнованиях!Но все-таки… может быть, это не его хитрость? Может быть, в «Дельте» есть преступник? О небо, он здесь?

Побежденный овладел этой техникой недавно, сразу, как только она появилась.

- Нет! – ответил чей-то голос. – Ищи преступника в другом месте!

- К сожалению, эту технику нельзя применять дважды в одной ситуации, - вздохнула Диана. – Олег, если бы ты предупредил, мы бы записали астральный ответ на камеру.

- В общем, картина ясна: Ватруш подговорил кого-то запереть его и перевел все это на меня! Теперь необходима последняя встреча режиссеров.

Комиссия удивилась такой необходимости, но разрешила режиссерам обсудить все вопросы в последний раз. Может быть, они решат, что теперь будет с "Дельтой"? Все настроены на работу, а режиссер отстранен... Никто не намерен поступать по закону, то есть переносить соревнования на неопределенный срок.

- Лева, эти соревнования никому не нужны, - начал Олег. - Они мешают нам дружить. Думаю, пришло время завершить их досрочно. Мы признаем свое поражение.

- Что за шутки! – воскликнул Ватрушкин. – Ваше положение лучше! Если ты действительно хочешь спасти дружбу…

- Меня отстранили из-за преступления, которое я не совершал. И никто из «Дельты» этого не делал: я проверял по технике преступника. Говорю правду!

Последние слова были применением техники правдивости.

- Ерунда! – удивился Лев. – Кто же тогда подложил мне телефон? Кто еще мог это сделать? Точно! Совсем забыл за новую технику: предмет можно перенаправить к конкретному человеку, не находясь рядом с этим лицом. Значит, это твои болельщики, Олег. Можешь продолжить. Я с ними как-нибудь справлюсь. Этот вопрос решится быстро, ведь справедливость все-таки должна восторжествовать! Сам потерпевший скажет, что подозреваемый не виноват!

Ситуация действительно очень быстро разрешилась в пользу Олега, и репетиции возобновились. Возобновились и расследования.

Маргарита же вообще ничего об этом не знала. Она просто болела за своих родителей. Но странный арест повлиял на Льва, поэтому певец стал избегать и ее.Маргарита, как и все маленькие дети, не могла этого не заметить.

- Вы же лучший друг моего отца! – воскликнула девочка. – Почему вы меня избегаете?

- Я дружу с твоим отцом, но его болельщики выпили мне много крови.

Глава 4

Никто не знал, что случилось с Маргаритой, только она начала грустить. Диана и Олег даже не могли понять, в чем дело: они все время обсуждали спектакль. Девочка чувствовала, что родители о ней забыли, поэтому ничего им не говорила. Но Диана как мать все-таки должна была обратить внимание на страдания дочери, поэтому однажды она сказала:

- Олег, по-моему, с Маргаритой что-то случилось.

- Да что с ней могло случиться?

Олег не верил, что его дочь может по-настоящему страдать: он думал, дети всегда только притворяются!

- Не знаю. Это похоже на взрослую хандру. Нужно развлечь Маргариту! Может быть, устроим праздник «Дельты»? Ну, можно еще позвать Ватрушкина и Ильина, ведь они - наши друзья.

- Леву и Рому на праздник «Дельты»? – удивился Олег. – Может быть, мы не будем называть это именно так? А вообще, идея хорошая.

- Тем более, я болею за Ватрушкина, - сказала Маргарита. – Сообщите ему. Если я буду болеть за него, он не будет меня обижать.

- Так вот в чем дело! – воскликнули родители.

Проблема болельщиков обострилась. Надо было ее как-то решить. Бразильцы даже стали носить футболки с буквами B и V. У Маргариты было две таких футболки, и она упорно надевала V.

- Маргарита, это ты совершила преступление, - сказал Олег. – Ты знаешь, что скоро всех моих болельщиков вызовут и попросят совместно сочинить песню обо мне. Все понимают, что это самый настоящий абсурд. Отдельные группы болельщиков могут сочинять песни, но, если с этой целью вызовут всех, это будет очень странно... Знаешь, для чего на самом деле нужна встреча? На ней и найдут преступника. А ты боишься, поэтому и носишь предательскую футболку! Разве можно не болеть за родного отца? Да, теперь-то ясно, что на самом деле ты болеешь за меня, причем болеешь так, что даже заперла моего врага. Поскольку это преступление надо скрыть, ты притворяешься, что болеешь за него. Но я все равно скажу Леве, что ты ни в чем не виновата. В следующий раз прикрывать тебя не буду.

А Ватрушкин тем временем пришел в себя и понял, что Маргарита не может его обижать. Но, увидев девочку в футболке с V, он сразу вернулся к своему первоначальному мнению: виновата Маргарита Блисталова.

- Ты ж за Олега болела! – воскликнул Лев.

- Болела, пока ты не стал меня избегать, дядя Лева. Я болею за тебя, чтобы ты перестал это делать.

- А я все понял, Маргарита. Тебя нужно тоже посадить туда, чтобы ты поняла, что так делать нехорошо. Почувствуй то, что чувствовал я.

Лев привел Маргариту в тот самый дом и сообщил властям, что преступник найден. Даже родители не защищали свою дочь.

Маргарите было всего шесть лет, но она уже поняла, что жизнь жестока и несправедлива. Как она могла совершить преступление? Ведь она даже не знала, в чем оно заключалось! И вообще, она не могла из-за каких-то соревнований поднять руку на лучшего друга своего отца! «Неужели все спокойно живут в полной несправедливости? – думала девочка. – Да, и мой отец… Он сам попадался ни за что и считал это нормой! А его отношения с матерью! Он вообще не жаловался, а пытался победить судьбу! И эти люди называют себя слабыми! Они все время искали выход! А у меня теперь выхода нет!»

Маргарита от отчаяния ударила головой в дверь. Дверь открылась. Лев забыл ее запереть. Но девочка не радовалась своему спасению: она знала, что в Рио ее не любят. Может быть, ее полюбят в Одессе? Она считала Одессу стоящим городом, из-за которого можно страдать 85 лет, как Ватрушкин!

Маргарита знала от мамы техники телепортации и отключения возможности вызова, поэтому сразу их применила. Она считалась преступницей, поэтому сразу прозвучал сигнал о ее исчезновении.

- Господи! – воскликнула Диана. – Неужели умерла? И кто виноват в ее смерти?

- Я, - сказал Олег. – Это я придумал театральные соревнования.

- Так это Льва Олеговича в Рио потянуло, поэтому ты и придумал соревнования!

- Не потянуло бы, если бы он никогда не был в Рио, - возразил Олег. – А в том, что я его вызвал, виновата ты.

- Нет, скорее Сережа: он говорил, что нельзя вызывать Ватрушкина, но не объяснил, почему.

- Если бы не Сабина Витальевна, мы бы вообще не познакомились: я ведь не ходил на его концерты. А зря! Может быть, тогда бы…

Олег замолчал, что-то скрывая.

- Вы бы не познакомились, если бы не школа! – продолжила Диана уже, казалось, завершившуюся цепочку. - А о том, что тебе нужен учитель астрального языка, сказал ты! Ты был прав, когда сказал, что виноват!

- Нас мог выучить и Леша, но он не согласился. Он мог нас телепортировать, когда соблюдение закона еще не так строго контролировалось…

- Но это вы с Ириной забыли, что в вашем случае главное условие -телепортироваться вместе!

Олег объяснил всю эту цепочку Ирине, целовавшейся с Ромой, и сообщил, что должен вместе с ней добровольно пойти в тюрьму.

- Этого не будет! – воскликнул Рома. – Я с вами! - добавил он, стараясь показать себя с лучшей стороны рядом с возлюбленной.

- Виноват Гонсалу Коэльо, - возразила Ирина. – Если бы не он, не было бы этого замечательного города, из-за которого все это произошло.

- Это справедливо, – согласился Олег. –Если бы не он, мы бы об этом не мечтали, не просили бы Лешу нас телепортировать, после его отказа не делились бы своими планами с Сабиной Витальевной, я бы не познакомился с Левой и Дианой, и мне не пришлось бы из-за Левы устраивать эти соревнования. И, к сожалению, во сне возможно не все... У нас двадцатый век объединен с двадцать первым, а Коэльо мог находиться в другом сне, если ему выпала такая честь - возможно соединение родственных душ и их знакомых из двух времен. Гонсалу Коэльо мы не встретим.

Но проснемся ли в своем времени?

Олег много лет задавался этим философским вопросом.

- Вы хотите узнать это, Олег Львович? - спросил приятный женский голос. - Хорошо, я скажу, но вы уже никогда не будете счастливым ни во сне, ни наяву.

- Не говорите! – попросил Блисталов. – Лучше этого не знать! Но что делать с Коэльо?

Голос объяснил, что вся эта цепочка – ерунда. Откуда Коэльо мог знать, что Рио окажется городом, из-за которого совершила самоубийство Маргарита? Виноват все-таки Олег, но второй виноватый – не Ирина, а Диана. Родители отдались театру и забыли о своей дочери, преступление которой еще даже не доказано.

- Какой ужас! – воскликнула Диана. – Я убила Маргариту! Видно, нет нам счастья с детьми, Олег. Давай признаем поражение "Дельты" и отправимся на поиски дочери! Может быть, она еще жива!

- Мы не будем признавать поражение, - возразил Олег. – Мы попросим перенести соревнования.

Узнав, что причиной переноса стала дочь режиссера одной из команд, сбежавшая из своей «тюрьмы», комиссия согласилась.

- Проведите воспитательные работы, - попросил один из ее членов. – Мы отправим вас в Одессу. Да, полиция выяснила, что она там. Даже не знаю, радоваться вам или нет, что такая ужасная девчонка жива!

Перед отъездом все друзья собрались у Ирины с Лешей.

- Рома тоже скоро уедет, - сказала Ирина. – «Золотой рыбке» приказали вернуться. Я с любимым.

- Ну, тогда и я с вами! – воскликнул Леша.

- Я тоже буду искать Маргариту, - сказал Лев. – Ведь все это произошло отчасти из-за меня. В чем-то эта цепочка верна. Моня говорил об эффективном действии метода цепочки... Ну, я к «Золотой рыбке»…

- Ты с нами, если хочешь искать Маргариту, - строго сказал Олег.

- Да я – это лишние деньги, а с командой бесплатно!

- А я не рассказывал за опыт Мейтона?

Уже который раз Блисталов не знал, почему у него вырвалось это "за"... Он никогда не произносил его в Одессе, но в Рио оно то и дело отравляло ему жизнь. Одесский язык выделяется даже на астральном... Но зрители, несмотря на эту особенность Олега, считали его своим.

Глава 5

Как читатель может догадаться, телепортация подняла на ноги одесскую полицию.

- Маргарита Блисталова! – объявили по громкоговорителю. – Вы обвиняетесь в телепортации из Рио-де-Жанейро в Одессу, и вас приговаривают к 25 годам тюремного заключения.

«Никогда не телепортируйся за границу», - вспомнила девочка слова матери. Все всегда вспоминается слишком поздно...

- Так вот ты какая, Маргарита Блисталова! – удивился полицейский.

- Да. Я дочь Олега Блисталова и прошу меня простить. Я больше не буду телепортироваться за границу.

- Дочь Олега Блисталова! – усмехнулся полицейский. – Вот выдумала!

- Нет, я говорю чистую правду. Мать – Диана Блисталова. Я дружу с актерами «Дельты» и «Золотой рыбки», особенно с Рикардо Оливейра…

- Какое совпадение! – засмеялся полицейский. – Я работал в Рио-де-Жанейро, и моего лучшего бразильского друга и коллегу звали Рикардо Оливейра. И он признался мне по секрету, что всю жизнь мечтал стать актером.

- Это он! – воскликнула Маргарита. – Он признался и моему отцу. Теперь работает в «Дельте». Неужели вы об этом не знали? А еще друг!

- Ну, Блисталова, теперь я тебе верю и меняю театр: болею за «Дельту», за Рикардо.

- А мне приходится болеть за «Золотую рыбку»! – вздохнула девочка. – Дело в том, что я дружу с Ватрушкиным, а он из-за какого-то преступления против него стал избегать всех болельщиков моего отца. Вот так я сменила театр, и поэтому подумали на меня и куда-то заперли. Правда, оказалось, что Ватрушкин забыл запереть дверь, но я этому совсем не обрадовалась. Родители от меня отвернулись, поэтому я и телепортировалась. Пожалуйста, простите! Я не хочу провести детство в тюрьме!

- Не проведешь, - улыбнулся полицейский. – Маленьким детям разрешено телепортироваться за границу: им хочется поиграть. А за более тяжкие преступления малыши наказываются исправительными работами. Ты впервые в Одессе, Блисталова?

- Да.

- Где же ты будешь жить?

- О, не волнуйтесь, - с недетской улыбкой произнесла Маргарита. – Родители научили меня создавать дома.

- Да, только в Рио детям до 18 это позволяется, а в Одессе – нет. И вообще, возможно, ты еще этого не знаешь, но это право самое странное: у одних оно есть, а у других - нет. Если не знаешь, есть оно у тебя или нет, лучше не создавать. Будешь жить у меня. Я сделаю из тебя человека!

- Я и так человек, - возразила Маргарита, но полицейский ее не слушал.

Пока они шли, маленькая Блисталова успела познакомиться с одесским характером и языком. Ей казалось, что у ее спутника две работы: он был полицейским, когда договаривался с ней, а сейчас работал одесситом, и ей захотелось научиться этому искусству.

- Научишься, - сказал полицейский, когда они пришли к нему домой. – Но для начала вымой посуду.

Так он заставлял Маргариту работать, повторяя, что только работа сделает ее настоящей одесситкой. Иногда они вдвоем катались по Одессе на снобусе.

Снобус – это экскурсионный автобус, подстраивающийся под особенности сна. Сначала он (да, именно сам снобус) вкратце рассказывал историю какой-либо достопримечательности, а потом его пассажиры переносились в то время, откуда начиналась эта история, и наблюдали за ходом событий своими глазами. Маргарите очень нравились такие экскурсии.

Конечно, она общалась и с другими одесситами и в один прекрасный день почувствовала, что научилась от них всему.

- Я уже стала настоящей одесситкой, - сказала она полицейскому. – Можно мне не работать, Кирилл Юрьевич?

- Если будешь работать, то, когда тебе будет пятнадцать лет, я открою тебе страшную тайну.

Вскоре Маргарита привыкла к работе и забыла об обещанной тайне. Она жила в закрытом помещении с отключенной возможностью вызова. Добрый Кирилл Юрьевич специально это сделал, чтобы она не попадалась на глаза родителям.

А родители и Ватрушкин спрашивали всех подряд:

- Маргарита Блисталова. Вы не знаете, где Маргарита Блисталова?

Все одесситы говорили, что где-то слышали это имя, но не помнят, где. Общались с ней каждый раз разные люди. Они узнавали ее имя, но тотчас же забывали. Но вдруг кто-то вспомнил:

- Она была в снобусе!

- Чего? – удивилась Диана.

Она впервые была в Одессе и не знала, что такое снобус. А Олег и Лев спрашивали:

- У нее персональный снобус?

- А я знаю? – отвечал одессит.

- А номер не помните?

-Да я на разных снобусах катаюсь, откуда же мне знать, на каком была та девочка?

Тогда Олег решил идти в полицию. Там точно знают, какой персональный снобус у Маргариты Блисталовой.

В кабинете сидел полицейский с мальчиком на коленях.

- Олег, вы по поводу дочери? – спросил полицейский. – Она в больнице. Ее явно будут лечить более семи лет. Мне запретили говорить вам, где находится больница. Но у меня есть для вас небольшое утешение: Ватрушкины развелись. К Леве пристает какая-то Розане. Теперь вы снова страдаете вдвоем, близнецы из Одессы!

- Они решили развестись из-за Розане? – удивился Олег.

Было это так: да Силва тайно приехала в Одессу, дождалась, когда ее возлюбленный вновь отправится на поиски Маргариты, а сама сказала его жене о многочисленных противоправных действиях, совершенных певцом. Ватрушкина была так шокирована, что даже не стала проверять информацию... На такое доверие и рассчитывала Розане.

- Какой ужас! – воскликнула Лилия и произнесла заклинание развода.

А Розане стала предлагать Ватрушкину свадьбу.

Олег же знал, что его дочь жива, поэтому не печалился. В общении с преступницей он не нуждался. Ирина и Рома решили подождать со свадьбой. Соревнования были отложены надолго.

Прошел год. Блисталовы пытались найти больницу дочери, но так не смогли этого сделать. А Лев однажды пришел к друзьям с печальным известием:

Дарья пропала!

Тут уже было не до смеха. «А при чем тут вообще смех?» - спросите вы. Вспомните название третьей части: «Близнецы из Одессы». Вот и сейчас Олег и Лев очень похожи в своих страданиях: у обоих есть дочери, у обоих они сейчас находятся в неизвестном месте. Но сейчас, повторюсь, было не до смеха.

- Вы поссорились? – спросил Олег.

- Да только в очередной раз с Розане! Вообще не хочется с ней общаться! Ты же знаешь, с Дашей мы никогда не ссоримся!

Вдруг Ирина заплакала. Леша сразу понял, в чем дело:

- Лева, научи, пожалуйста, нашего отца быть таким же хорошим, как ты! А то мы родителей из-за него в Рио не взяли! Мы могли взять маму, но она сказала, что не сможет жить без папы...

- А еще что-нибудь? - спросил Олег. - Может быть, несчастная любовь?

- Замолчи! - воскликнул Лев. - Неужели моя Даша могла... совсем неправильно на это отреагировать? И вообще, я отец, я все знаю. Никаких изменений в состоянии дочери не наблюдал.

- Значит, Дарью похитили, - подвел итог Олег. – Но кто же мог это сделать?

И тут все хором воскликнули:

- Розане!
Глава 6

Розане да Силва действительно держала у себя Дарью Ватрушкину.

- Вы не понимаете, что я сделала для вашего отца! – воскликнула она. – Вы знаете, что он был в ссылке в Куябе?

- Розане да Силва! – вспомнила Даша. – Та самая смешная история! А я-то все никак понять не могу, что за женщина к папе приходит! Думала, любовница! Да и мама так подумала, и это, к сожалению, кончилось разводом...

- Да я одна его поддерживала! – вспыхнула Розане. – Смешная история! Неблагодарный! Сообщи ему, что вернешься домой, если он согласится на мне жениться!

- Блисталов так себя не вел, - заметила Дарья. – Он разговаривал с Дианой, но не лез к ней с такими просьбами. Я ничего не буду сообщать. Папа не будет жить с нелюбимой.

Но, несмотря на отсутствие сообщения, Лев пришел, и не один. С ним были все актеры «Золотой рыбки», несколько актеров «Дельты» (думаю, вы поняли, кто это был) и Моня! Последний сначала ничего не знал. Он просто увидел, что Ватрушкин ведет куда-то огромную толпу, и присоединился. Розане же применила технику отталкивания, и из всей толпы с ней остался только Лев.

- Теперь ты мой! – объявила да Силва. – Ты никуда от меня не денешься. Не убежишь, я всегда поймаю! Забыл? Не телепортируешься – со мной возможности телепортации любого человека ограничены. Предупредила? Теперь мы можем пожениться! Я уже все приготовила! Пошли!

- Нет, Розане!

Праздновали так же, как и в Рио-де-Жанейро, ведь свадебные законы распространяются на весь астральный мир: было арендовано помещение, приготовлено угощение, и специально вызванный человек в нужный момент объявил двоих мужем и женой.

На этот раз Лев никак не мог привыкнуть к Розане: Одесса – не Куяба. В Куябе было совсем нечего делать, вот он и отвлекся на любовь. А в Одессе это только мешало нормальной жизни. Но, несмотря на тяжелую семейную ситуацию, Ватрушкин все равно начал вести обещанные родительские курсы, и Порфирия Вениаминовича очень возмущало присутствие Розане:

- Что она здесь делает? Это только для красоты так называется - "родительские курсы"! На самом деле они для пап, а не для мам! Девушка, выйдите, пожалуйста.

- Она не выйдет, - вздохнул Лев. – Это долгая история. Итак, начнем. На чем мы вчера остановились?

- На том, что бывают папы, которые придираются к каждой мелочи, - ответил кто-то.

- Правильно! А в чем причина появления таких пап?

- Тяжелая ситуация, - ответил Порфирий Вениаминович, самый запущенный папа.

- У меня тоже тяжелая ситуация, но меня же не волнует, сколько времени моя взрослая дочь чистит зубы!

Все, кроме Порфирия Вениаминовича, засмеялись и переглянулись: кто же говорит взрослому ребенку такие вещи?

- Кстати, у того, кто это делает, плохо развито чувство времени, - улыбнулся Ватрушкин. – Ирина... все, конечно, сразу поняли, о ком я говорю, поэтому я не стесняюсь называть имя дочери. Итак, Ирина из-за него даже включает трехминутные песни во время чистки зубов, но и это не помогает!

- А она не чистит! – закричал Андреев. – Все стоматологи так говорят!

- Многим такое говорят, - возразил Ватрушкин. – Домашнее задание: сходить к стоматологу на консультацию, объяснить ребенку тяжелую ситуацию и понять, что не стоит придираться к детям. До свидания.

- Может быть, споете?

- Если вы не можете что-то сделать, объясните, почему, - вздохнул Лев. – Я все время вижу перед собой эту страшную рожу жены. Не беспокойтесь, она по-русски не понимает. Так вот, я не в силах петь, когда вижу эту рожу.

Но петь приходилось: заставлял Елисей Романович. Он снова стал режиссером, но это ему совсем не нравилось. Уволиться было невозможно: без театра Одесса не проживет, а тот, кто может заменить Ватрушкина, ищет пропавшую дочь.

Так в страданиях одесситы провели девять лет. Конечно, они забыли о запланированных соревнованиях.

Кирилл Юрьевич понял, что пришло время раскрыть Маргарите Блисталовой страшную тайну:

- Знаешь, почему ты здесь, Маргарита?

- Нет, - ответила девушка. Кирилл Юрьевич изменил ей память, и поэтому она забыла бразильское детство. - Я знаю, что мои родители умерли, но не знаю, почему меня направили именно к вам, к полицейскому.



- Они не умерли. Я расскажу всю твою историю. Ты родилась в Рио-де-Жанейро. Твои родители – Олег и Диана Блисталовы. Все шло хорошо, пока ты не познакомилась с лучшим другом отца – Львом Ватрушкиным.

- Я познакомилась с Ватрушкиным? – удивилась Маргарита. Все одесситы узнают его имя в детстве, вот и девочка, забывшая о личных встречах, не стала исключением.

- Ты знаешь, что Ватрушкин играет в «Золотой рыбке», а у твоего отца был театр «Дельта». Они решили устроить соревнования. Тебе так хотелось победы отца, что ты заперла Ватрушкина. Потом он хотел запереть тебя в наказание, но дверь не закрылась, и тебе удалось телепортироваться. Наверное, стало стыдно, и ты не хотела видеть родителей. Я забрал тебя, пообещав счастливую жизнь, но знай: это были исправительные работы. Теперь я тебя отпускаю.

Блисталова была в шоке. Разве могла она, одесситка, совершить преступление по отношению к Ватрушкину? Такой человек одесситом уже не считается... А не считаться одесситкой - самая большая трагедия для Блисталовой. Теперь в жизни девушки нет никакого смысла... Каждое ее действие было подчинено Одессе, а теперь это глупо...

- Убейте меня! – воскликнула Маргарита. – Что же я наделала! Подняла руку на самого Ватрушкина! И что обо мне теперь думают?

- Родители уже все забыли. Они просто тебя ищут. Вот их адрес. А вот адрес Ватрушкина.

Маргарите, конечно, хотелось пойти к родителям, но она понимала, что сначала нужно попросить прощения. Понятно, что это не поможет ей снова стать одесситкой, но все-таки нужно это сделать... Потом Маргарита хотела покончить с собой. Она много читала, но ни в одной книге не встречала героя, который был лишен права быть достойным своего города без соответствующих санкций... Девушка просто не понимала, что в этом случае, как и во многих других, можно найти другой смысл. И не успела она еще понять, в чем заключается высшая идея, которую может отнять только такое чудо, которого не бывает и во сне.

- Не надо пользоваться нашей известностью! – воскликнула Дарья, услышав стук в дверь.

- А я и не пользуюсь. Я Маргарита Блисталова.

- Маргарита! – воскликнул Лев, открыл дверь и обнял девушку. – Где же ты была, солнышко?

- Вы не Ватрушкин, - испугалась Маргарита. – Вы другой. Настоящий Ватрушкин должен злиться на меня за то, что я его заперла. Я, собственно, пришла попросить прощения.

- Нет, я настоящий, просто не знал, что это действительно была ты. Преступник так и не найден. А теперь, когда ты призналась, прощаю.

- Так моя вина не доказана? – удивилась девушка. - А полицейский сказал, что это точно я! Сама не помню, давно это было. Так значит, я еще могу считаться одесситкой?

- Полиция уверена в твоей виновности, - улыбнулся Лев. – А знаешь, почему? Когда преступление было совершено, я отвернулся от болельщиков Олега, среди которых была и ты. А все болельщики носили футболки B и V. Поскольку мы с Олегом друзья, у тебя было две футболки. И вот ты надела V. Ты хотела помириться со мной, но дело в том, что в тот день собирались проверять болельщиков Олега, вот я и подумал, что ты скрылась, что ты решила не идти на встречу.

- Понятно, - вздохнула Маргарита. – Живу и не знаю, виновата или нет! Пойду к родителям.

- Подожди! – взмолился Ватрушкин. – Ты можешь спасти меня от этой женщины! Просто скажи, что ты моя дочь, что я умудрился изменить ей! Говори на астральном языке - по-русски она не понимает.

Блисталова так и сделала. Розане поколотила Льва и убежала. Теперь Маргарита могла идти к родителям. Родители встретили ее очень тепло. О преступлении они не говорили. Олег почему-то был очень счастлив и говорил, что пребывание у Кирилла Юрьевича стало настоящим воспитанием, которое не могли дать Блисталовы. Теперь же с Олегом и Дианой будет жить почти взрослая, всему научившаяся дочь. Она не ходила в школу (а Блисталовы хотели, чтобы она прошла через этот этап), но все равно получила хорошее образование. Жалко только, что Кирилл Юрьевич не очень интересовался театром, ведь пройдет еще год, и соревнования театров «Дельта» и «Золотая рыбка» продолжатся.

Глава 7

Ирина и Рома прогуливались по Копакабане. Ильин разговаривал по телефону:

- Алло. Привет, Марк! Так что насчет нашего договора? Хотя что я тебя спрашиваю! Ты не сможешь не согласиться. Только, пожалуйста, не упоминай Одессу в разговоре! Это может обратить на тебя внимание. Если очень уж захотелось, сказать шо-нибудь за Одессу, говори «наш город». Да, временно Одесса становится твоим городом! Надеюсь, это быстрее войдет у тебя в привычку. Я составил для тебя план. Сейчас я с помощью специальной техники перенесу его тебе. Вот так. Помни, что ты умрешь, если нарушишь этот план! Пока!

- Что это за Марк? – грозно спросила Ирина. – Почему ты хочешь его убить? И почему он должен временно стать одесситом?

- Ты слышала о столетках? – по-одесски ответил Рома.

- О стодневках слышала, а о столетках - нет.

- Ну, для сна на миллион лет ста дней мало! Если человек хочет пройти столетку, он должен обратиться к своему другу и объяснить цель. Друг составляет для него план. При нарушении этого плана человек автоматически умирает. При желании бросить столетку нужно обратиться к другу за расторжением договора. Вот, я подписал такой договор с Марком, которого ты, конечно, знать не можешь, но наверняка слышала о нем. Он уже едет к нам.

А на вопрос об Одессе Рома так и не ответил… Но никакого Марка Ирина не видела. А Ватрушкин сошел с ума.

На репетициях он говорил так, что можно было назвать "тыкал на «вы»". Это значит, что он ни к кому не обращался по имени, а тыкал пальцем и говорил «вы встаете сюда», несмотря на то, что давно перешел со всеми на «ты». Он не сразу откликался на имя Лев и даже не понял, когда его назвали Лео. Репетиции проводились в обычное время, но Лев приходил еще и вечером, уверяя комиссию и актеров, что он не репетировал.

- Да репетировали вы! – говорила комиссия. – Это даже проверять не надо!

- Тогда я отказываюсь! – в бешенстве воскликнул Лев, но все равно продолжил репетировать. Его вторая семья (а с первой ему удалось наладить отношения – Лилия поняла, что Розане соврала, и вернулась) этого не видела, но знала, что он каждый раз в одно и то же время после телефонного звонка вздыхает и выходит из дома.

«Золотая рыбка» видела, что Льва что-то беспокоит. Может быть, он переживает из-за того, что у него меньше репетиционных баллов?

- Все гораздо серьезнее, - вздохнул Ватрушкин. – Бедный Лева! (он, как и все сумасшедшие, говорил о себе в третьем лице)

- Что, опять по Одессе соскучился? – спросил один из актеров.

- Нет, я не соскучился по…

Дальше он не мог говорить: слова застряли у него в горле.

- Соскучился, я вижу! – воскликнул бывший психолог Женя.

- Все гораздо серьезнее, - повторил Лев. – Дело в том, что я не тот, за кого вы меня принима…

Он умолк. Еще совсем недавно все было относительно нормально, а теперь великому певцу и актеру, ставшему на время режиссером театра "Золотая рыбка", грозит смертельная опасность. Что же будет с Одессой, если умрет Ватрушкин? Тогда сразу умрет и Одесса... Посредственный актер Степан Борисов, выступающий в роли певца, ничего не сможет сделать: слишком плохо он играет эту роль, как и роль Андрея Волкова. Актеры «Золотой рыбки» (как и «Дельты») понимали: только из таких талантов, как Блисталов и Ватрушкин, другой талант, Елисей Романович, мог что-то сделать. А Льву становилось все хуже и хуже. Казалось, он пытается сдержать кашель. Его лицо позеленело.Все понимали, что болезнь его вот-вот убьет.

- Я Наполеон! – воскликнул Лев и упал без сознания.

- И где его теперь? – робким голосом спросила Мануэла.

- Ну, где, где... Где надо! Остались мы без нашего символа! Это подстроено! Мы, настоящие одесситы, будем мстить за смерть великого певца, актера, режиссера и поэта!

- Не надо мне вот этого вот! Он жив! Его нужно просто отправить в психушку!

- Нет, в нормальную больницу!

Репетиция уже давно закончилась, а актеры и комиссия все еще решали, жив «наполеон» или нет.

- Он будет жить! – воскликнул Рома, и Ватрушкин очнулся. Никто не понял, как это произошло, но все-таки, взглянув на своего спасителя, Лев заплакал и запричитал:

- Нет, я этого не вынесу! Я должен сказать, кто я такой! Я совсем не Ватрушкин! Я… я…

- Наполеон, мы поняли, - улыбнулся Ильин. – Знаешь, где отправляются наполеоны?

И Ватрушкина положили в психиатрическую больницу. Все думали, что сумасшествие естественно во время соревнований. А Лев, несмотря на тяжелые условия, как будто обрадовался своему положению и решил пролежать в больнице целую вечность. Понятно, что соревнования пришлось прекратить.

Конечно, весть о болезни Ватрушкина быстро разнеслась по Рио-де-Жанейро. Одесситов, которым повезло остаться дома, решили не волновать.

- Сумасшедших надо жалеть, - говорили болельщики Олега. – Будем болеть за него! Нет, ни за кого не будем болеть - нельзя же предавать Олега! Но мы не можем быть равнодушными к Ватрушу...

- Говорите, с ума сошел? – покачал головой один старик. – А на недавних концертах выглядел неплохо! Неужели я не скоро смогу насладиться его пением? Очень жаль. Его концерты вдохнули в меня новую жизнь, а теперь...

Весть о «недавних концертах» услышала Ирина.

- Были концерты? – спросила она у Олега.

- Какие концерты? – удивился Блисталов. – Этот старик сам сумасшедший! Давай лучше навестим Леву!

- Я пойду с Ромой, - возразила девушка.

Она действительно пошла к Ватрушкину с возлюбленным. Олег же шел с Лешей. Ирина уже привыкла к постоянным разговорам Ромы с каким-то Марком. Ей это даже нравилось: о чем говорить, она не знала, а слушать голос любимого она могла бесконечно. Оказалось, таинственный Марк прервал столетку, но через три недели должен ее возобновить.

- А почему он прервал столетку? – спросила Ирина. Разговоры о Марке были общей темой.

- Заболел, - резко ответил Рома. – Две недели поболеет и недельку отдохнет. Он очень ответственно выполняет свою работу. Жить-то хочется! Вот перед самой болезнью чуть не раскрыл рабочую тайну, но, к счастью, вовремя опомнился.

Разговоры с Марком и о Марке прекратились, но с Ромой было легко разговаривать. Он сам раскрыл Ирине «рабочую тайну» о том, чего не хватает спектаклю «Золотой рыбки». Недостатков было много. Во-первых, актеры просто произносят выученный текст, если они его вообще выучили. Во-вторых, каждый актер пытается сообщить зрителю, что он Дмитрий или Василий, а не изображаемый персонаж. В-третьих, Ватрушкин ввел в спектакль большое количество песен и танцев, никак не связанных с сюжетом. В-четвертых, текст произносится только для членов комиссии, а случайный зритель, который может находиться в двух метрах от последних, не услышит ничего.

- Если этот сумасшедший ничего не исправит, победишь с крупным счетом, - улыбнулся Рома.

Ирина и Рома первыми пришли к Ватрушкину. Увидев Ильина, он почему-то заплакал.

- Отставить! – приказал Рома. – Шоб больше никогда не плакал!

К удивлению Ирины, Лев сразу вытер слезы.

- Он не имеет права тебе приказывать! – возмутилась девушка. – Ты же не Марк!

- Ой, да... Я не Марк, моя задача другая – изображать сумасшедшего. Это мне нравится даже больше, чем предыдущая задача!

- И ты сам изъявил это желание? – удивилась Андреева.

- Нет, план для меня… и, конечно, для Марка… составил Рома. Расторгнуть договор он не захочет.

- Значит, ты помнишь… Лева… что скоро уже не будешь изображать сумасшедшего? – уточнил Ильин.

- Но мне все равно придется!

- Почему это?

- А сейчас, девушка, я попрошу вас выйти, - улыбнулся Ватрушкин. Видимо, теперь он решил обращаться на «вы» даже к тем знакомым людям, с которыми давно перешел на «ты»... Может быть, в реальной жизни у него сейчас происходят какие-то возрастные изменения?

Он объяснил Ильину, что, хоть этого и не будет в плане, он просто не может не быть сумасшедшим. Какая-то тут была загадка…

Когда Лев вылечился, он стал говорить, что снова был заперт в том самом доме и после своего отказа не репетировал. Тогда все решили, что он обманывал и раньше, поэтому комиссия должна была все проверить: никто его не заменял и он не был заперт.

- Но репетирует же! – говорили члены комиссии. - Значит, все нормально!– Ладно, пусть сумасшедший репетирует!

Но, чем лучше он репетировал, тем хуже ему становилось…А Рому он по непонятной причине выгнал из театра. Ильин почему-то никак на это не отреагировал, хотя многие друзья и коллеги были готовы встать на его защиту. Те, кто не участвовал в соревнованиях, ничего не знали...

Глава 8
Члены комиссии говорили «Дельте», что Ватрушкин болен, но продолжает репетировать, поэтому ему ставятся дополнительные баллы. Однако дома это совсем не ощущалось.

- Говорят, что ты болен, - заметил Олег. – Что-то я этого не вижу.

- Кто говорит? – возмутился Лев. – Я здоров! Завтра на праздник пойду, послезавтра с твоими встречусь…

- Здоров! – хмыкнул Блисталов. – А зачем ты больным притворяешься? Специально, чтоб… (Олег хотел сказать «специально, чтоб получить больше баллов», но боялся ответа)

- Я не притворяюсь больным! Кто вам такое сказал?

- Ты работаешь с больным видом, - выкрутилась Ирина. Под этим словом могли подразумеваться и репетиции, и концерты. Кстати, последние действительно были.

Может быть, Льву было плохо только на репетициях? Ведь он действительно почему-то ставил очень слабый спектакль. Но, так или иначе, один из наших друзей снова заболел по-настоящему. На самом деле он еще не успел стать нашим другом... Я имею в виду Марка.

- Врача вызвал? – спросил Рома. – Как – здоров? Что тогда с тобой? Я же вижу, что ты никакой! Я, кажется, понял. Это усталость. Но твой план не требует труда, от которого можно так уставать! А что психологически? Это работа, Марк. Если предложат бросить, ни в коем случае не соглашайся!

- Рома, пожалей больного! – взмолилась Ирина. – Почему ты издеваешься над этим Марком?

- Я не издеваюсь. Столетки очень тяжело проходить. Он сам выбрал эту дорогу.

- Но почему он не может с нее сойти?

- Не все так просто, как ты думаешь, - вздохнул Рома. – Отказавшихся от столеток все ненавидят. 

- Может быть, познакомишь меня со своим Марком? Всех твоих друзей знаю, кроме него!

Тут Рома достал телефон и позвонил, как выяснилось из разговора, Ватрушкину и попросил его объяснить Ирине, почему она не может видеться с Марком. Видимо, он взывал Льва сразу после репетиции – тот очень плохо выглядел.

- Ревнует, - кратко сказал Лев. – В этого Марка все женщины влюблены. Я соврал! Какой ужас! Извини меня, Ирина, но ты не поймешь, почему нельзя. Это слишком научное объяснение.

- Подожди, Лева! – воскликнула девушка. – Почему ты дома выглядишь лучше?

- Пошли, - оборвал ее Рома. – Это его личное дело.

Дома же Лев сказал, что ничего не запрещает Ирине.

- Что-то не так, - заметила Андреева. – Скажи честно: что происходит, когда ты выходишь из дома?

- Кто-то бьет по голове, и я теряю сознание, а потом иду по делам. С этим ничего нельзя сделать – это Рио-де-Жанейро. Говорят, если я не буду выходить или заявлю в полицию, то сразу умру – «маленький план» наложили! Обычно я после этого удара ничего не помню. Ничего, кроме Марка, с которым я недавно познакомился! А я запрещал тебе видеться с ним? Вот совсем ничего не помню! Наверное, я после удара каким-то сумасшедшим становлюсь! Хочешь, завтра познакомлю? А потом на праздник!

Ирина очень удивилась и позвонила Блисталову.

- Кто такой Марк? – спросила она. – Ты должен его знать – это новый приятель Левы.

- Какой еще Марк? – удивился Олег. – Ничего не знаю! Я только знаю, что у Ромы есть друг Марк, о котором ты мне рассказывала!

- Это он и есть! Мы с Лешей с ним завтра познакомимся. Можешь приходить с Дианой и Маргаритой!

Ирина, Леша, Лев, Олег, Диана и Маргарита пришли к Марку.

- Это твои друзья, Лео? – спросил Марк. – Все из Одессы?

- Это Леша и Ирина, брат и сестра, - ответил Лев. – Это их друг с самого начала сна – Олег. Вот эти трое из Одессы. Да, у Ирины с Лешей сложная история, но во сне это неважно… Это Диана, жена Олега. Она из Краснодара. А это Маргарита, их дочь, родилась в Рио-де-Жанейро.

- Очень приятно, - улыбнулся Марк. – Вы все участвуете в соревнованиях?

- Нет, я не участвую, - ответила Маргарита. – Во время первой попытки мне было всего шесть лет, а сейчас я не знаю, за какой театр выступать.

- Как – за какой? – удивился Марк. – Твои родители в «Дельте», значит, за «Дельту»!

Тогда Маргарита сказала, что это, конечно, правда, но она провинилась перед Ватрушкиным. Или не провинилась? Непонятно…

- А в чем заключается ваша столетка, Марк? – спросил Олег, решив сменить тему. – Если не секрет, конечно.

- Почему же секрет? Я стремлюсь стать счастливым.

- Как это? – удивился Лев. – Мне казалось, что ты счастлив! У тебя же все есть!

- Нет, не все, - вздохнул Марк. – Если некоторые и считают меня счастливым, то это очень грустное счастье. Я попал в тяжелую ситуацию. Вы знаете, что такое «маленький план»? Вижу, что некоторые не знают. Так вот, это как столетка, только меньше, и участников заставляют следовать плану. Желания попасть в "маленький план" может и не быть. У Магисы есть законы, связанные с этой техникой. Даже официальный отказ от выполнения плана кончается смертью. Вот так я и попался. Меня заставили отравлять жизнь одному очень хорошему человеку. Через полгода он повесился. Я пошел в полицию, думал, меня накажут. Но вместо этого арестовали того человека, который заставил меня так поступить. Двадцать лет прошло, а мне до сих пор стыдно! Я должен был умереть!

- Ты – нет, - серьезно сказал Ватрушкин. – Ты не виноват, ведь ты попал под влияние «маленького плана»! А вот Рикардо, сволочь… хотел простить, но не смог. Помнишь, я тебе рассказывал, как он меня чуть не убил?

- Помню. Ты в прошлый раз на этом остановился.

- Может, сегодня кто-нибудь другой расскажет дальше? – предложил Лев.       

Но Марк отказался от рассказов других, сказав, что мог бы обсудить кое-что с Олегом, если бы не познакомился с его женой.

- Я-то тут при чем? – удивилась Диана.

- Олег все-таки завоевал вас, - объяснил Марк. – А тот, кого я убил, не оживет…

И тут все всё поняли: Марк подружился с певцом и, вкратце узнав о страданиях одесситов, воспользовался этим в своих целях. Он слушал эту историю, чтобы понять, как забыть свое несчастье. Узнав, что оба решили свои проблемы, он расстроился.

- Все будет хорошо! – воскликнула Ирина. – Дело в том, что хозяин вашей столетки – мой жених! Вместе мы что-нибудь придумаем!

- Он придумает, - подтвердил Олег. – Именно благодаря ему ко мне в третий раз пришла Магиса!

                                                         Глава 9

Ирина прибежала к Роме.

- Я познакомилась с Марком, - воскликнула она. – Знаешь, как он страдает! Ты должен найти способ помочь ему!

Рома почему-то побледнел.

- Познакомилась… с Марком? – выдавил он. – А как ты узнала, что это он?

- Что за странный вопрос! Лева познакомил!

- Тогда все нормально! – облегченно засмеялся Ильин. – Я все понял! Но я еще не готов ему помочь. Я должен разработать план.

- Давай вместе, - предложила Ирина.

- Нет, Ирина, это наши мужские дела. Беги на праздник – твои заждались.

- А ты?

- А я побеседую с Марком.

На празднике Олег и Диана сразу обратили внимание на очень красивую девушку. Она им кого-то напоминала, но они не могли вспомнить, кого именно.

- Не смотри на нее, Олег! – строго сказала Диана на астральном языке – специально, чтоб девушка поняла ее.

- Диана, не узнаешь? – весело засмеялась девушка. – После Мони я все-таки решила официально зарегистрировать свое перевоплощение в красавицу!

- Режина! – обрадовалась Лазарева. – Ты это сделала! Маргарита, познакомься – это Режина, бывшая жена Олега. Помнишь, я тебе о ней рассказывала?

- А сейчас-то вы замужем, Режина? – спросила Маргарита.

- Нет, - ответила она. – Ищу подходящего партнера. Например, такого, как этот.

Она указала на Марка, разговаривающего с Ватрушкиным.

- Ты попала в точку, Режина! – воскликнул Олег. – Ты поможешь ему избавиться от страданий.

Блисталов все рассказал. Режина не удивилась действию "маленького плана". Она просто кивнула и подошла к друзьям.

- Здравствуйте, Ватруш, - сказала она.

- Вам что-нибудь нужно? - удивился Ватрушкин. - Извините, автографы я раздаю только после концертов, на вопросы отвечаю только некоторым людям. Да, я не помню ничего из спектакля, который приходится ставить, так я еще и не помню вас!

- Неудивительно, что вы меня не помните: вы меня знаете, но в другом обличье. Тогда я была полной противоположностью того, что вы видите сейчас.

- Режина! – догадался Лев. – Какая встреча! Марк – Режина.

- Режина! – улыбнулся Марк. – Я о вас слышал. (Ватрушкин незаметно отошел) Как поживает ваш Моня?

- Мы давно расстались, - вздохнула Режина.

- Извините, не знал. А сейчас вы замужем?

- Нет. Слушайте, может быть, знаете… Почему Ватрушкин остался в Рио? Я же знаю, что все наладилось!

- Он не остался, - объяснил Марк. – Он снова приехал. На соревнования. К сожалению, об этом событии знают далеко не все. О первой попытке, конечно, много говорили, но, когда началась вторая, никто этого не заметил... Ой! Режина, а вы знаете, что во сне люди, сделавшие новый облик, умирают? И в реальности не просыпаются. Это произойдет завтра в два часа дня. Поверьте мне, я знаю.

- В полном одиночестве! – воскликнула несчастная. – Да, в полном одиночестве, потому что моим друзьям теперь нужна только моя красота...

- Я побуду с вами. Только мне нужно знать вашу фамилию и возраст.

- Бриту, 27 лет.

- Хорошо. А я Марк Морис, мне 30.

Марк Морис – это его псевдоним. Настоящее имя я раскрою позже.

Так или иначе, Режина ждала смерти, а Марк за ней ухаживал, выполняя все ее капризы.

- Поцелуй меня! – вдруг попросила она.

Морис обрадовался такой просьбе и сказал, что полюбил ее, поэтому будет рад поцеловать любимую перед ее смертью.

Наступило два часа. Режина все еще была жива.

- Задерживается смерть твоя, - сказал Марк. – Ты останешься со мной. Не помирать же в одиночестве! Мы будем ждать! Я всегда буду с тобой! А давай в последний раз сходим в ресторан!

Так у них и пошло: давай в последний раз то, давай в последний раз это. Режина, к сожалению, не догадалась сделать Марка полностью счастливым, сказав, что хочет в последний раз увидеть счастливого мужчину. Хотя почему к сожалению? Может, и к счастью. Почему? Узнаете в конце. Только не заглядывайте туда прямо сейчас, иначе ничего не поймете! Заглянули? А я пошутила. К счастью, Режина так не поступила, потому что Марк, услышав такие слова, привел бы другого!

Потом они, конечно, поженились, ведь Режина должна была умереть, будучи женой Марка… но не буду забегать вперед. 

Именно в день счастливого спасения Режины Диана и Олег должны были идти на встречу «Дельты» с Ватрушкиным. Они сказали об этом Маргарите, и девушка стала собираться на репетицию вместе с ними.

- Встреча для взрослых, - строго сказала Диана. – Никто из актеров не придет с ребенком. На репетиции присутствие посторонних запрещено.

Вдруг у родителей закрылись глаза, и они долгое время не могли их открыть. Когда им это удалось, Маргарита уже убежала. На репетиции ее арестовали как постороннюю - невидимое присутствие тоже не допускалось, и об этом даже было специальное объявление. И никакие просьбы родителей не могли помочь. Лев же сказал, что хотел видеть Маргариту. Без девушки праздник лишался своей значимости... Что же делать? Да, Маргариту арестовали справедливо, но, если разобраться, никакого серьезного преступления она не совершила. Поэтому известие об аресте Маргариты вызвало у Льва очень тяжелое душевное состояние, а родителям, сосредоточенным на соревнованиях, было все равно. Но, может быть, можно что-то изменить? Люди иногда тянутся к местам, связанным с неприятными воспоминаниями, потому что на это надеются. Поэтому встреча пройдет в тюрьме. Только нужно договориться с кем-нибудь из друзей Рикардо.

Один из друзей Оливейра разрешил встречу. Олег, Диана, Ирина и Леша должны были собрать остальных членов «Дельты», но Лев сказал, что займется этим сам. Приняв такое решение, он совершил большую ошибку.

Катарина пожала Ватрушкину руку и сказала:

- Здравствуйте, сеньор Ватруш!

- Какой еще сеньор? – опешил Лев. – Мы же друзья! А вот наши планы изменились. Вы ни за что не догадаетесь, где пройдет сегодняшняя встреча!

- Где же? – засмеялись актеры.

- В тюрьме!

Тут члены «Дельты» перестали смеяться и начали расходиться.

- Где же вы? – закричал Лев.

- Жаловаться! – строго сказал Рикардо. – Вы хотели нас арестовать и придумали с этой целью какую-то встречу! Это нарушение по отношению к соперникам! Вы будете наказаны!       
Глава 10

Ватрушкин вызвал Блисталова и рассказал ему о случившемся. Олег снова созвал всех членов «Дельты» и сказал:

- Вы должны понять. Дело в том, что произошло недоразумение. Встреча пройдет в тюрьме, потому что моя дочь находится там. Пойдемте.

Но актеры вновь стали выражать свое недовольство:

- Мы все поняли, Олег!

- Ты хочешь сдаться!

- А мы – нет!

- Мы будем бороться!

- Ватруш будет наказан!

- Мы будем жаловаться!

И все разбежались. Теперь вызвать актеров "Дельты" было невозможно.

- Ладно, - вздохнул Лев. – Я один пойду к Маргарите.

Они говорили о несправедливости. Во время этого разговора Маргарита поняла, что ее положение лучше: она еще не успела столкнуться с предательством. А Ватрушкин не знал, кому сейчас хуже: ему или Марку. Но у Марка есть Режина, а Лев еще не скоро увидится с женой и дочерью. Если вызовет, потеряет все баллы, ведь его "девочки" не работают в "Золотой рыбке"! Таковы странные законы соревнований.

Лев потерял все баллы, никого не вызывая. В тюрьму явились члены комиссии и объявили об этом:

- Театр «Золотая рыбка» теряет все репетиционные баллы из-за попытки Леандру Ватруша арестовать всех актеров театра «Дельта».

- Не было такой попытки! – воскликнул Ватрушкин, но члены комиссии уже удалились.

И что делать? Когда-то он попал в тюрьму за то, что Сабина Витальевна нанесла Диане колдовскую рану... Сейчас творилось нечто похожее. Неужели судьба к нему настолько неблагосклонна?

– Я бы сориентировался в спектакле, но зачем? Лучше как-нибудь переговорить со своими и сдаться.

- Нет, не сдавайся! – воскликнула Маргарита. – Ты должен победить!

- Да я и не соревноваться приехал.

Встреча с «Золотой рыбкой» состоялась, и… опять недовольство!

- Что ты наделал, дурень!

- Теперь точно проиграем!

- Почему не мог по-честному?

- Обмануть Олега решил!

- Козел!

- Нет, вы не поняли, - попытался объясниться Лев.

- Все правильно поняли!

- Сдаемся! – воскликнул Ватрушкин. – Я не в силах терпеть эту несправедливость! Ухожу и из «Золотой рыбки». Да, я не шучу! У вас снова будет кризис. Сами виноваты. Сейчас я позову комиссию, и наше поражение будет признано официальным.

- Согласна! – выпалила Мануэла. – С твоим уходом! А с поражением – нет! Ильин, кажется, знает, что у нас происходит! Вызывай комиссию, заявляй об уходе, подписывай Ильина… а где этот ненормальный? Убежал, мерзавец!

***

Олег и Диана, несмотря на кажущееся равнодушие, все-таки думали, что делать с Маргаритой. Они не могли найти никакого решения. Вдруг к ним вломился Ватрушкин и объявил:

- С меня хватит! Уезжаю в Одессу!

- Ты с ума сошел! – воскликнул Олег. – Через две недели показ!

- Меня это уже не касается, - вздохнул Лев и рассказал о том, как его встретили актеры «Золотой рыбки». – Я поставлю их в затруднительное положение: не буду подписывать Ильина, а сам сбегу!

- Как же ты сбежишь? – возразил Блисталов. – Опозоришься на весь мир! Может, я смогу объяснить этим обормотам, в чем дело?

Олега встретили радостно. Каждый вспоминал самые приятные моменты работы с ним.

- Как жаль, что ты нас покинул! – говорили актеры.

- Да мне и самому жаль, - вздохнул Блисталов. – Но я не могу вернуться – «Дельта» без меня ничего не может.

- Мы тоже не можем! Ты лучший актер в мире! И твоя жена тоже!

- А знаете, почему моя дочь не может принять участие в соревнованиях? Да, все верно, моя дочь – потенциальный член «Дельты». Но ее арестовали как раз в день планируемой встречи с Ватрушкиным. А она так хотела попасть на эту встречу! Поэтому Лев Олегович решил навестить ее. Но его неправильно поняли. Сами знаете, чем все закончилось. Считайте, что баллы у вас отняла Маргарита Блисталова.

- А за что ее арестовали? – спросил Дима.

- За то, что пришла на нашу репетицию.

- Это полный бред! – воскликнули актеры. – Значит, это поганая комиссия решила отнять у нас баллы! Но мы все равно победим!

Потом они долго болтали обо всем. Олег вспомнил, что самое большое его счастье во сне было именно в «Золотой рыбке». Он старался улучшить все свои роли, а потом передавал эти навыки детям. Он вспомнил неоконченный список. Вспомнил, как отдал Роме «пятерку»… Но, несмотря на Просветление, на этом счастье закончилось.

Ирина и Леша уже давно спали, а Лев никак не мог заснуть. Его мучило предательство обеих команд. Теперь он думал, что вновь наступил на те же грабли – его опять ненавидит весь Рио-де-Жанейро: его болельщики злятся, а болельщики «Дельты» смеются над ним.

Вдруг он услышал чьи-то шаги. Это была Диана. Она сначала подошла к Ирине, потом к Леше, а потом…

- Лев Олегович, вы не спите?

- Как видите, Диана Андреевна.

- Олег у вас? – спросила Блисталова.

- Нет.

- Какое несчастье! – воскликнула Диана, разбудив Андреевых. – Сначала я потеряла дочь, а теперь еще и мужа! Я заявлю в полицию!

- Не надо, - сказала Ирина. – Завтра на репетиции выяснится, что его нет, и комиссия объявит розыск.

- Можно уже сейчас сообщить комиссии, - предложил Лев. – У них есть ночное дежурство. Так и сообщим, что Олег Блисталов скрывается, потому что не хочет проводить репетиции.

- Нас же оштрафуют! – возразил Леша. – Мешаешь соперникам?

- Нет, что ты! - улыбнулся Ватрушкин. – Я в этом совсем не заинтересован. Просто так Олег быстрее найдется: услышит и прибежит! Если оштрафуют, сам попрошу снять штраф!

- Нет, - возразила Диана. – Никто этот штраф не снимет. Принято решение Ирины Андреевой - ничего не делать и ждать репетиции. Может быть, ты еще знаешь, что делать с Маргаритой, Ирина?

- Нет. Понятия не имею, - ответила девушка.

Блисталова вздохнула, попрощалась со всеми и ушла. Ирина и Леша снова быстро заснули. Лев же понял, что Мануэла дала правильный совет: подписать Рому, а самому выйти из соревнований. Но Ильин, наверное, уже спит…

Глава 11

На репетиции Олег объявился. Оказалось, он провел всю ночь с «Золотой рыбкой». Но не подмена ли это? Или что-то случилось?

- Блисталов, вы сегодня работаете хуже обычного, - заметил один из членов комиссии. – За качество будет меньше баллов. Впрочем, вам все равно – Ватруш уже ничего не получит.

- Да я…

И тут Диана снова начала ревновать.

- Я ничего не сказала, услышав, что ты провел всю ночь с «Золотой рыбкой»! – воскликнула Блисталова. – Но, увидев твое состояние, я сразу все поняла! Опять Нюра, да? А ты еще врал, что она просто коллега! Я желаю тебе счастья, Олег. Поэтому мы должны развестись. Не смей даже появляться в моем доме!

Олег забыл бы обо всем, что должен был сделать, если бы не увидел, как Лев активно что-то обсуждает с Ромой.

- О чем это вы? Лева, у тебя все нормально. Твои простили.

- Но я уже согласился быть вместо него! – воскликнул Рома.

- Приходи на второй этап, - предложил Олег. – В любую команду.

- Олег, давай вместе! Нам этого так не хватало! И с Ириной в одной команде!

- После первого и подпишем тебя, - решил Блисталов. Потом он понял, что на этот раз не будет страдать из-за Дианы еще 85 лет - можно просто обратиться к Роме за планом! – А как поживает Марк? Рома, ты разработал какой-нибудь план?

- Давно, - ответил Ильин.

- Можно тогда тоже к тебе записаться? Диана опять с ума сходит, разводиться хочет! Теперь вместе с ней я потеряю и Маргариту! Правда, свою дочь я уже потерял...

- Не понял! – удивился Рома. – Тебе такой план, как у Марка?

- А какой у Марка?

- Значит, ты не знаешь?

- А откуда?

- Не надо ничего подписывать, - улыбнулся Рома. – Превращаешься в красивого мужчину и идешь на ее любимый пляж!

Так Блисталов и поступил. Диана, как и все девушки, на него засмотрелась. Все хором воскликнули:

- Молодой человек, можно с вами познакомиться?

- Конечно, можно! – ответил Олег. – Но только с одной из вас. Самый красивый мужчина должен любить самую красивую женщину! Такую, как вы!

Он указал на Диану.

- Очень кстати, - улыбнулась она. – Как раз произнесла заклинание развода.

Олег решил прикинуться дурачком:

- А почему?

- Да он с Нюрой из «Золотой рыбки» дружит!

- А я ведь играл в «Золотой рыбке»! – сказал Блисталов и вдруг неожиданно пустил слезу. – Дружил с Нюрой… но никогда не любил. Таких не любят, с такими дружат.

- Вы играли там до Олега Блисталова? – поинтересовалась Лазарева.

- Нет, вместе с ним. Нас было пятеро. Пятеро лучших друзей: я, Олег, Дима, Нюра и Мануэла. И никто никого не любил. Теперь показать вам настоящую внешность?

- Давайте не будем ссориться, - улыбнулась Диана, догадавшись, в чем дело. – Я поняла, кто ты такой! – вдруг воскликнула она. – Но мне еще нужно убедиться в том, что ты сказал! Поговорю с твоей Нюрой!

Нюра действительно назвала всех друзей. Исключая пятого, конечно, ведь его на самом деле не было.

- Диана, дело не в Нюре, - наконец признался Блисталов. – Я просто вспомнил, как хорошо там было. Вот если бы мы с тобой перешли в «Золотую рыбку»…

- Ерунду не говори! «Дельта» без тебя не может!

- Вот видишь… где я найду замену? А всё эти тупые иллюзии! Я это и Леве объясню, чтоб больше не качался на своих качелях!

- Чего? – удивилась Диана. – Лев Олегович давно уже не ребенок! Какие еще качели?

- Качели – это то, из-за чего проходят эти дурацкие соревнования. Каким дураком я был! Потерял столько времени!

- Но, если бы не иллюзии, мы бы не познакомились, - возразила Диана. – И вообще, тогда бы с тобой не происходило ничего интересного! И Ирину бы ты помнил так же, как и доктора Робидора: это было давно, в самом начале сна. И чем бы ты занялся?

- Даже не знаю… Конечно, если сейчас начать с нуля, то я пойду в театр, но разве тогда я мог предположить, что стану замечательным актером и режиссером? Конечно, я приобрел большой опыт. Для этого и нужен сон на миллион лет. Я теперь навсегда привязан к «Дельте». Уйти – значит сделаться слабым. Забудем «Золотую рыбку»… забудем Одессу… Но есть вещи, о которых нельзя забывать. Даже не вещи, а люди. Это я о Маргарите. Это я только притворялся, что не переживаю, а на самом деле ночами не спал... Кажется, у меня есть план. Она будет с нами! Правда, недолго! К тому же, для этого мне самому нужно совершить преступление...

- Нет, не надо совершать преступление, - возразила Диана. - Если ты чего-то очень хочешь, представь, что это действительно происходит. Тогда все честно - ты не собирался делать ничего плохого, а только подумал! К сожалению, эта техника очень редко работает, и в этом несовершенство сна на миллион лет. Но сейчас все получится! Я почему-то в этом уверена!

Итак, скоро весь Рио-де-Жанейро знал, что сгорела тюрьма, в которой содержались самые опасные преступники: Маргарита Блисталова, Сергей Юнцов и… Сабина Шевелева! Никто не знал, почему первые двое попали в эту категорию, но в квалификации последней никто не сомневался...

- Все как всегда, - вздохнула Диана. – Теперь придется защищать тебя от этой гадины, Маргарита! Теперь и ты узнаешь, что это за женщина, которая, как чума, то прячется, то становится более активной!

- А что теперь будет с соревнованиями? – спросила Маргарита. - Нельзя же проводить их в таких условиях!

-Точно! – воскликнул Олег. – Мы должны расторгнуть договор! Сейчас позвоню Леве, и он, как и мы, соберет своих. Здравствуй, Лев. Понимаешь, почему звоню? С Маргаритой даже не удалось нормально встретиться! Ты же слышал, что вместе с дочерью я и Сабину Витальевну освободил? Да нет, не в этом дело! Зови «Золотую рыбку», отменим соревнования! Теперь это решаешь ты сам, но вспомни, как ты с уничтожителями клонов воевал! Кажется, сейчас те твои слова более уместны. Значит, не собираешься заново раскрывать Шевелеву? Хочешь показать себя трусом? А давай этот вопрос решит комиссия!

Вдруг из ниоткуда прозвучал голос:

- Маргарита Блисталова, сейчас вас вызовут на официальное освобождение! Все преступники, содержавшиеся в тюрьме, арестованы по ошибке или по неправильному закону - они не представляют общественной опасности. Но есть одно исключение - Сабина Витальевна.

Все сразу же нормализовалось. Соревнования и не собирались прекращаться. Олег позвал на праздник по этому поводу всю «Дельту» и рассказал актерам, из-за какой ерунды они презирают Ватрушкина.

А сам Ватрушкин встретился с Розане.

- Опять ты, гадина! – воскликнул Лев, испугавшись повторения ситуации, возникшей во время перерыва в соревнованиях.

- Все нормально, у меня завтра свадьба. Приходи!

- Не могу. Дело в том, что я иду на другую свадьбу – Марк Морис женится на Режине Бриту.

- Но у нас очень интересная свадьба. Мы оба делаем это, чтобы забыть своих возлюбленных. Я уже пригласила Диану Блисталову.

Лев позвонил Диане.

Глава 12

Вы думаете, что Лев позвонил Диане и спросил, позвала ли она Олега с Маргаритой. Нет, в этом он даже не сомневался. Он не знал, как сказать Марку, что из-за его чувства юмора Морису придется страдать. «А при чем тут чувство юмора?» - спросите вы. Потерпите, сейчас вы все узнаете! Но сначала Лев придумает какую-нибудь уважительную причину, чтобы не идти на свадьбу к Марку.

- Да, Марк, привет. Я не приду сегодня на твою свадьбу. Дело в том, что мы целый день сдаем экзамен на достойных актеров. Да, недостойные вылетят, и, если это произойдет, нам дадут новый сценарий. Если выгонят меня, никто не покажет свой спектакль. «Дельте» автоматом дадут сто баллов, и мы поедем в Одессу. Это очень важный экзамен. Как? Марк, ты с ума сошел! Возможно ли это? Хорошо, тогда я приду.

Марк позвонил Режине и сообщил о переносе свадьбы на завтра.

- В чем дело? – удивилась Бриту.

- Ватрушкин сказал, что не придет из-за экзамена. Значит, его подруга тоже не придет.

- А зачем тебе его подруга?

В голосе Режины не было никакой ревности - ей просто было интересно, почему Марк выделяет конкретную гостью.

- Как – зачем? Ее жених поможет мне стать счастливым! Помнишь, я тебе о Роману рассказывал?

Ирина знала, что ей надо будет привести Рому, и сказала ему, что они вместе должны прийти на свадьбу к Марку.

- И я попробую помочь ему, - улыбнулась девушка. – Человека не по своей вине убил! Ужас!

Вдруг Рома побледнел и убежал.

- Ты куда, Рома? Вернись!

После свадьбы Розане она видела Рому. Он гулял с другой девушкой. Но сейчас речь пойдет не об этом…

Олег очень удивился, увидев Сережу. Он шепнул Маргарите:

- Помнишь, доченька, я знакомил тебя с этим человеком?

- Нет, не помню. Давно было, - вздохнула Маргарита.

- Это Сергей Юнцов, первый муж твоей мамы. Когда ты его впервые встретила, его посадили за создание клонов.

- Да, припоминаю, - улыбнулась девушка. – Что-то такое Кирилл Юрьевич рассказывал. Кстати…

Юная Блисталова взглянула сначала на Юнцова, потом на Ватрушкина. Последний, видимо, понял, к чему она клонит, и решил проявить свое чувство юмора, из-за которого пришлось перенести свадьбу Марка и Режины:

- Сергей, помните, вы говорили, шо следующая свадьба будет лучше тех трех, на которых вы были? Я еще спросил, когда ваша свадьба! Так вот, я приехал специально для испортить вам этот праздник!

- Значит, вам не повезло, - улыбнулся Сережа. – Вы не испортили мне праздник. Тогда вы поступили правильно. Я изменил свое отношение к вам и понял, что не нужна мне эта сволочь Диана!

- Все-таки заставляете меня смыться, - вздохнул Лев.

- Почему вы так решили?

- Потому что сейчас я окажусь сволочью! По мнению Розане, конечно. Открою вам тайну: это я - тот, кого она пытается забыть.

И тут Розане заплакала. Она вспомнила, как хорошо им было в Куябе и как Диана все испортила, вызвав Мануэла.

- Сволочь все-таки Диана! – воскликнула да Силва. – Лев не виноват, что мы расстались! Это она нас разлучила! Если бы не она, мы бы давно были вдвоем в Сан-Паулу!

Несмотря на то, что Ватрушкину не досталось оскорблений, он почувствовал себя сволочью.

- Розане, а какие плюсы были бы в твоей жизни, если бы я был твоим мужем?

- Ну… возможность почти все время видеть любимого мужчину…

- Будешь смотреть на мою фотографию.

- Но не разговаривать же!

- Не беспокойся, не заберут.

- Но… хорошо, Ватруш, поняла. Буду слушать твои песни! Но как же самое главное?

- Сережа разберется. Но у меня есть отличная идея! Замечательная пара! Я и Диана! Превращайтесь! Забудьте, что это не так!

«Лев Ватрушкин» и «Диана Блисталова» поцеловались. Проблема решена.

- А мне где найти такого Рому? – спросила Ирина.

- А мне бы любую, - вздохнул Леша. – Подожди, а Рома разве бросил тебя?

- Кажется, - вздохнула девушка. – Наверное, это из-за Марка. По-моему, Рома его нагло развел. Не собирается он помогать Марку! Я заговорила с ним на эту тему, а он убежал!

- Да успокойся ты, - улыбнулся Олег. – Может, дела у человека! Может, ты сказала о Марке, а он об этом вспомнил и побежал к нему!

Как вы помните, после свадьбы Ирина убедилась в обратном. Теперь пришло время познакомить вас с новой девушкой Романа Ильина. Наши друзья знают ее давно. Она играет в «Дельте», и зовут ее Паула. «Идиотка! – подумала Ирина. – Я отказываюсь с ней работать! Вот прямо сейчас и скажу ей об этом!»

- Эй, Паула!

- Ой, Ирина, привет! – воскликнула новая возлюбленная Ромы. – Смотри, это Рома – мой парень! Рома, это Ирина, она в «Дельте» играет!

- Мы знакомы, - сухо произнесла Андреева. – А с тобой я больше не хочу работать! Вместо тебя будет Маргарита Блисталова!

- Ой, как страшно! Ты забыла, что это Олег решает?

- Нет, не забыла. Это ты забыла, что он мне как родной! Скажу – сделает! Если от моего парня не отстанешь!

- Ах, он твой парень? Извини, девочка! Но уже ничего нельзя сделать! Не собираюсь я отставать!

Ирина никак не могла заснуть, поэтому решила пойти к Олегу и попросить его уволить Паулу.

- Это не повод увольнять ее, - нахмурился Блисталов. – Но я знаю, что это такое, поэтому буду к ней придираться – уйдет сама. А потом замучаю ее, она решит, что это Рома приносит ей несчастья, и бросит его! А он, может быть, вернется к тебе!

- Олег, ты несешь какую-то чушь! И вообще, кажется, пока он дружит с Марком, наши отношения невозможны, - вздохнула Ирина. – Может быть, Паула тут ни при чем, но я слышала, как он говорил по телефону: «Марк, теперь можешь не прятаться: он не поймет, кто ты такой».

- Марк говорил, что хозяин его столетки придет на свадьбу? Вот и отлично! Я с ним поговорю!

Ирина будто бы знала, что ей не стоит идти на свадьбу к Марку, ведь то, что случилось с ней на этой свадьбе, гораздо хуже того, что с ней случилось сегодня! Но изменить свою судьбу уже нельзя. Теперь Андреева должна сделать серьезный выбор. О том, что же произошло с ней на свадьбе Марка и Режины, читайте в следующей главе.
Глава 13

Вам, наверное, неинтересны столь частые рассказы о свадьбах. Но мне это тоже наскучило, и я даже не знаю, как лучше описать очередное подобное мероприятие... Меня совсем не интересует Режина. «А Марк?» - спросите вы. Прямо сейчас вы узнаете, что, если бы не Марк, Ирина никогда бы не попала в такую непростую ситуацию.

Итак, Морис сначала посмотрел на одного из своих чернокожих приятелей, а потом на Ирину. Затем последовал вопрос, адресованный последней:

- А почему вы не хотите сесть со своим женихом?

- Потому что он мне больше не жених, - тихо произнесла девушка и заплакала.

- Это что такое, Роману? – возмутился Марк, повернувшись к приятелю. – Ты почему девушку бросил?

Тот, кого назвали Роману (нет, это был не Рома!) посмотрел на Ирину, понял, как она красива, и сказал:

- Она никогда не была моей девушкой, но может принять этот статус! Девушка, как вас зовут?

Марк был в шоке, а Ирина все поняла и объяснила: так получилось, что два Марка – Морис и еще какой-то – проходят столетку у людей с похожими именами. Рома давно понял, что Ирина познакомилась с другим Марком, но почему-то не признался в этом, а бросил ее.

- Я вместо него буду, - улыбнулся Роману. – Только я, в отличие от того парня, действительно пытаюсь помочь Марку, но, к сожалению, не вижу результатов. Ирина, так ты будешь моей девушкой?

Так из-за этого простого вопроса Ирина попала в непростую ситуацию. Если сказать «нет», она заставит его страдать, а если «да», то сама будет страдать еще больше.

- Я подумаю!

- Нет, ты не думай, ты сразу говори!

Ирина посмотрела на Олега, а потом на Режину. Она вспомнила, что говорил Блисталов об этой женщине: время, проведенное с ней, казалось ему тюрьмой.

- Нет, - резко ответила Андреева.

- Нет?

Роману упал в обморок. Праздник пришлось прервать.

- Это все из-за меня! – причитала девушка по дороге на репетицию.

- Нет, - возразил Олег. – Ты должна забыть об этом и сосредоточиться на репетиции. Это Рома не предупредил, что помогает другому Марку. Так, пришли. Забудь обо всем! Ты не Ирина, ты Дамиана!

- Хорошо. Минуточку… Паула!

- Не Паула, а Каролина, - напомнил Олег.

- Хорошо. Каролина, передай своему Лукасу из реальной жизни… то есть из реального сна… тьфу… в общем, передай ему, что я знаю все – он помогает не тому, о ком я думала. В общем, не Марку Морису, а другому Марку!

- Обязательно передам, Дамиана, - улыбнулась Паула-Каролина.

Придраться к ней было невозможно: она делала все на отлично. А вот Ирина то и дело сбивалась. Олег даже грозился ее уволить.

- Да я сама уйду! – воскликнула девушка. – Я с этой Каролиной работать не буду!

- Хорошо, Паула не будет играть Каролину, - спокойно ответил Блисталов.

- Она никого играть не будет! Или я, или она!

- Она, - отрезал Олег. – Она играет лучше. Уходи. Я в период своих любовных страданий нормально играл! Я даже знаю, кого взять вместо тебя! Режину!

Конечно, за скандальное увольнение Ирины «Дельта» потеряла все баллы. Но, поскольку это не было нарушением закона, этот театр еще мог их заработать. Ирину же это совсем не волновало. Она спешила к Роману в больницу. Она понимала, что жизнь ее "парня" висит на волоске.

- Роману, я буду твоей девушкой, - прошептала Ирина.

- Да нет, я все понимаю… Тебе некогда… «Дельта»…

- Я ушла из «Дельты» ради тебя!

- Вернись, - строго сказал Роману. – Тогда мы сможем быть и друзьями, и врагами. Дело в том, что я на втором этапе играю в «Золотой рыбке»!

- Не напоминай! – воскликнула Андреева. – Мой бывший будет в «Дельте» на втором этапе. Даже не знаю, как я буду с ним работать!

Ирина еще думала, что когда-нибудь все-таки сможет переносить совместную работу с Ромой, ведь это была первая настоящая любовь, а первая любовь часто забывается.

- Кстати, мой друг Лева… ну, тот, который Ватруш… вчера был на другой свадьбе. Оба сделали это, чтобы забыть прежнюю любовь. И у невесты была история с ним самим! Так знаешь, Роману, что он придумал?

- Что?

Ирина рассказала о хитрости Ватрушкина и предложила новому другу поступить так же.

- Так не пойдет, - возразил Роману. – Ты должна любить меня, а я тебя!

Теперь девушке надо было поговорить с капитанами обеих команд. Блисталов нужен ей для того, чтобы попросить прощения, а Ватрушкин – чтобы пожаловаться, что с Роману его гениальная идея никогда не сработает.

Когда Олег узнал, зачем пришла Ирина, он наорал на нее:

- Нормально играть надо было! Я уже взял Режину! Сейчас она совсем другая, и у меня нет повода выкидывать ее с позором! Тебе остается только то, что сделал твой драгоценный Роман Ильин, который, между прочим, считал меня чужим, связал моих студийцев и занял место моего лучшего друга! Да, такой он дрянной человек! Так вот, тебе остается сделать то, что сделал он – зарегистрироваться на второй этап! Ужас! Вылетела за неделю до показа! Что мы теперь будем делать? Не хочу с тобой разговаривать!

Блисталов еще не знал, что в «Золотой рыбке» вот-вот наступит более серьезная перемена… А Лев не удивился, увидев Ирину в тяжелом состоянии.

- Не расстраивайся, ты уволена всего на неделю!

- Да, я знаю. Но с моим твой способ забыть несчастную любовь не помогает.

- Тогда попытайся полюбить Роману. Он же не Розане – красивый ведь, да?

- Красивый…

- И умный?

- И умный.

- Тогда в чем дело? – засмеялся Лев. – Выстраивай с ним отношения, забывай Ильина… Кстати, проконсультируйся с Олегом – он совсем не думал о Диане, когда был с Режиной.

- Я не могу проконсультироваться с Олегом, - вздохнула Ирина. – Он не хочет со мной разговаривать.

- Да? – удивился Ватрушкин. – Из-за какой-то мелочи? Не переживай! Я сам с ним поговорю!

- Спасибо тебе, Лева! Ты настоящий друг!

Глава 14

Лев пошел к Олегу, но по дороге произошла необычная встреча: по улице шла точная копия Ватрушкина. «Это Сережа! – догадался Лев. – Только он может так выглядеть!»

- Здравствуйте, Сергей! – закричал главный актер «Золотой рыбки». – А где Розане?

- Какая Розане? – спросил странный человек, и Ватрушкин понял, что это не Сережа. Но, вспомнив «себя и Диану», он все понял:

- Лео! Ты жив! Как это получилось? А Дианинья и Одессакопия? Они есть?

- Только я выжил, - вздохнул Лео.

- А кто тогда второй погибший ребенок?

- Это какой-то друг Дианиньи. Я выжил. То, что мы сейчас с тобой разговариваем – лучшее доказательство.

И тут Лев стал о чем-то догадываться.

- Подожди, - нахмурился он, - а это ты, что ли, бил меня по голове, а потом шел репетировать? Нам придется переигрывать?

- Не придется, - возразил Лео. – Сейчас спектакль уже готов. Они делают прогон, а потом я делаю замечания. На следующей репетиции мы отрабатываем трудные места. Ты готов меня сменить, Лева?

- Конечно, готов! Даже комиссии жаловаться не будем – не за этим я сюда приехал!

- Я только позвоню, - сказал выживший и доложил кому-то о какой-то большой проблеме. Завершился разговор тем, что «это уже не страшно».

- Значит, слушай сюда, Лео… Шоб я был спокоен, встретимся после окончания соревнований…

- Честное слово, я больше не буду! – воскликнул Лео. – Я приеду сразу после тебя и уже не буду над тобой издеваться!

Итак, Лев пошел к Олегу уже в приподнятом настроении. Он с порога закричал:

- Олег, знаешь, кого я встретил?

- Олег скоро придет, - ответила ему Диана. – Проходите, Лев Олегович. Так кого же вы встретили?

- Я встретил Лео. Он жив.

- Лео? – обрадовалась Блисталова. – Мой сын?

- Вашего сына, к сожалению, уже не вернуть. Это мой сын, сделанный по такому же принципу.

- По такому же принципу? Тогда я все равно очень рада! А по какому делу вы пришли к Олегу, Лев Олегович?

- Это мужской разговор, - отмахнулся Ватрушкин и повернулся к Маргарите: - Как у тебя дела, дорогая?

- У меня все нормально, у вас тоже! Я все объяснила, и теперь «Золотая рыбка» снова будет набирать баллы!

- Молодец, - прокомментировала Диана. – Честно поступила. Я бы так не смогла.

И тут вошел Олег. Он внимательно осмотрел всех присутствующих и заявил:

- Вам не кажется, что здесь кто-то лишний?

- Мы с Маргаритой, - сказала Диана. – У вас сейчас будет мужской разговор.

- Если так, тогда ладно, - вздохнул Блисталов, и девушки ушли в другую комнату. – Что, Лева, хочешь заставить меня сдаться?

- Нет. Мне просто интересно, как Режина заставила тебя забыть Диану.

- Неужели влюбился? – засмеялся Олег.

- Как ты мог такое подумать! Не я, а моя подруга! И у нее даже есть другой парень, ну, который может ей помочь…

- Это твоя подруга из «Золотой рыбки»?

- Нет, из «Дельты», - ответил Лев.

- Из «Дельты»? Тогда я больше тянуть не буду! Итак, во-первых, меня тогда ненадолго вылечило время, во-вторых, жизнь с этой дурой заставила меня забыть обо всем на свете! То есть она умная, но мне с ней было некомфортно. Так и скажи своей подруге! Я не знаю, что еще сказать!Кстати, как ее зовут? Буду следить за ее состоянием.

- Ирина ее зовут, - ответил Ватрушкин и убежал.

- Ну и пусть Ирина, - пробурчал Блисталов. – Можно будет вернуть ее со спокойной душой.

***

- Паула, - сказал Рома, - я говорю тебе то, что говорил когда-то Ирине, но это неважно, ведь Ирина мне неинтересна. Я люблю тебя, Паула, и хочу сделать тебе предложение!

- Предложение? – смутилась Паула. – Рома, я не могу так сразу… Мне надо подумать!

- Думай, Паула, думай! Я даю тебе срок. Но в Одессу поедешь без меня! Победишь одна, и никто не будет тебя поздравлять!

- Хорошо, - согласилась Паула-Каролина. В этот период соревнования были превыше всего. Рома смеялся над этой психологией и пользовался ею в своих целях. – Я согласна. Но только если «Дельта» победит! Ведь ты же должен быть мужем победительницы!

- «Дельта» должна победить на первом этапе или вообще? – поинтересовался Рома.

- Только на первом этапе! Потом все уже будет решено! Мы поженимся сразу после окончания соревнований!

- Да, моя птичка!

- Но Ирина, наверное, страдает! – вспомнила Паула. - Я просто не знала, когда познакомилась с тобой... Мне очень жаль, что так вышло. Она же из-за этой истории уволилась!

- Она не уволилась, - возразил Рома. - Насколько я знаю, это ее уволили.

- Можно считать, что сама - она не станет просто так портить спектакль!

- Смотри! – улыбнулся Ильин. – Вон она идет, и не одна! Да, у нее есть парень!

- Ах, у нее есть парень? Теперь я спокойна - все в порядке.

Роману привел Ирину к себе домой и сказал:

- Теперь ты моя! Я могу сделать с тобой что угодно! Твой бывший, наверное, никогда такого не предлагал! Это делается так…

Ирина поначалу испугалась действий, показанных Роману. Она понимала, что это какое-то волшебство, но его по каким-то причинам следует избегать. Роману, видимо, знал о сомнениях, связанных с неизвестным процессом, поэтому сказал так:

- Ирина, либо ты соглашаешься, либо мы разрываем наши отношения.

- Хорошо, Роману. Но мне страшно!

- Ничего страшного в этом волшебстве нет, Ирина.

После акта волшебства, суть которого девушка так и не смогла постичь, она все же поняла, что в этом действительно нет ничего страшного. Это даже приятно! Век бы занималась этим странным волшебством! Теперь и Рома забыт, ведь с ним такого не было...

- Еще, Роману, еще! – кричала она, забывшись.

- Ладно, хватит, - строго сказал Роману. – Теперь объясняю, что это было: я закрепил наши отношения. Теперь ты не имеешь права их разрывать. Понятно тебе?

- Да, понятно, - улыбнулась Ирина и с громким смехом побежала на улицу. Она вызвала Паулу и сказала ей:

- А вот мой Роману делает то, что никогда не делал твой Рома!

Но на следующий день Паула ее немного (совсем немного) разочаровала:

- Рома тоже закрепил наши отношения! А знаешь, почему? Смелее нужно быть с парнями!

Жизнь Ирины превратилась в сказку. С Роману было интересно, не то что с Ромой, который с определенного момента говорил только о Марке. Роману говорил и на другие темы, но о своем Марке заботился больше, чем Рома о своем.

- Я придумал! – наконец заявил он.
Глава 15

- Что ты придумал, Роману? – спросила Ирина.

- Моему Марку нужен друг – человек, попавший в такую же тяжелую ситуацию. Они должны жить вместе. На почве совместного проживания у них возникнет новый тип отношений - они будут чувствовать себя братьями, готовыми делиться друг с другом всеми своими переживаниями. Один будет подсказывать другому, как справиться с этим... Путем такой дружбы они и вылечатся. Только где мне найти этого друга?

Режина одобрила эту идею и сказала, что сама займется поисками: ее красота может заставить любого раскрыть все тайны. Марк с ней согласился:

- Ты должна успеть это сделать!

- Хватит уже шутки шутить, Марк, - улыбнулась его жена.

А теперь пора объяснить, почему хорошо, что Режина не сказала Марку о желании в последний раз увидеть счастливого мужчину. Да-да, именно поэтому в конце ничего нет, если вы туда заглядывали! Я объясню это сейчас! У Магисы все продумано. Если бы Марк Морис излечился, а Рома все еще звонил бы своему Марку, то Ирина потребовала бы объяснений. Неизвестно, чем закончилась бы эта история... А с другим Марком Ирина знакомиться не должна, ведь отношения с Ромой навсегда разорваны. Андреева еще не знала, как ей повезло…

Но пора рассказать о Льве. Грешно оставлять его в таких тяжелых условиях и совсем не писать о его репетициях. Итак, он всего лишь во второй раз пришел репетировать. Спектакль показался ему ужасным.

- Каким дураком я был! – воскликнул Ватрушкин, имея в виду своего клона. – Вот, я все записал. Будем отрабатывать эти места. Как дела у Олега?

- Быстро не закончит, - ответил один из членов комиссии. – Как вы думаете, Ватруш, почему вы справляетесь раньше? Не знаете? Просто Блисталов делает все то же самое, но все время повышает качество, и поэтому у него больше репетиционных баллов.

- Значит, начнем сегодня! – воскликнул Лев. – Будьте готовы: работы много. Потом все объясню. Дело в том, что до этого с вами был… не совсем я. Итак, начинаем!

Ватрушкин работал в безумном темпе. За два дня он исправил половину спектакля и даже успел объяснить, что вместо него был Лео. Актеры знали о клоне, поэтому даже не обиделись. За следующие два дня была исправлена вторая половина спектакля.

- Все, - сказал один из членов комиссии. – Завтра итоговый прогон и сравнение прогнозов. Сейчас вы имеете право сделать еще одну полезную вещь для своей команды.

Лев скопировал листочки с записями и раздал их всем актерам. Конечно, ночью никто не спал. У Олега была такая же ситуация, но не совсем: в «Золотой рыбке» актеры готовились, чтобы не подвести своего руководителя, а «Дельта» боялась сделать что-то не так: любое трудное место повторялось безумное количество раз, если даже со второго раза становилось идеальным. А если сделать это на итоговом прогоне, Блисталов может даже накричать…

Вот мнения руководителей после прогона, описывать который нет смысла, потому что он проходил точно так же, как и показ:

- «Золотая рыбка» справилась идеально. Все сделали то, о чем я просил. Прогноз: 100 баллов.

- «Дельта», в принципе, справилась, но Рикардо немного забыл, что он не полицейский – разговор с провинившейся дочерью должен быть другим. По какому параметру снижать баллы?

- Если вы так считаете, можно снизить один балл по параметру «Характер персонажа». Всего параметров десять. Так каков же ваш прогноз, товарищ Блисталов?

- 99 баллов, - ответил Олег. – Когда мы можем это исправить?

- Завтра нельзя, завтра отдых. Послезавтра обе команды идут в театр «Дельта». «Золотая рыбка» приходит к десяти, чтобы ознакомиться с территорией…

- Я знаком, я объясню! – воскликнул Лев.

- Тогда все собираются в 10:30. Комиссия зачитает правила, вы отработаете трудные места, и в 12 часов начнется… нет, не спектакль. В 12 часов начнутся небольшие вступительные речи, а потом уже будет первый показ! Все понятно? До свидания!

Наконец-то появилась возможность отдохнуть! Лев вспомнил, что так и не рассказал Олегу о замечательной встрече. Он пошел к своему другу.

- Лева, ты мешаешь Диане! – закричал Блисталов. – Ты забыл, что завтра даже один человек не может отработать трудное место?

- Но я просто хотел сказать…

- Завтра скажешь! – завопил Олег, и Ватрушкин удалился.

- Ты поступил нехорошо, - нахмурилась Диана. – Нельзя так обращаться с лучшим другом! И вообще, зачем ты выставляешь меня в таком свете? Лев Олегович теперь думает, что я такая же злая, как ты!

- И обо мне у него теперь совсем другое мнение, - вздохнула Маргарита. – Раньше я была спасительницей, избавившей его от надоедливой Розане, а теперь… теперь я та самая девочка, которая заперла его, чтобы обеспечить родителям победу.

- Это действительно ты? – нахмурился Олег.

- Я не помню, - вздохнула девушка. – Это было так давно… Запомнились только истории, которые ты, папочка, мне рассказывал. А вот Одессу я помню хорошо. Кирилл Юрьевич хотел меня наказать, а вместо этого сделал самым счастливым человеком на свете! Но срок кончился. С ним кончилось и мое счастье.

- А что сейчас не так, солнышко? – поинтересовалась Диана.

- То, что вы носитесь со своими идиотскими соревнованиями! Кстати, на втором этапе я тоже буду в команде и покажу вам, как надо себя вести! После этих слов Диана поняла, что проводит с дочерью слишком мало времени. Это нельзя так оставлять! Пусть лучше "Дельта" потеряет несколько баллов - нельзя допустить, чтобы ребенок страдал! Так Блисталова-старшая и сказала:

- Хорошо, доченька, я отдохну. По-моему, у «Дельты» и так все хорошо. Прогуляемся?

- Нет, Диана! – воскликнул Олег, но было уже поздно: Диана и Маргарита вышли на улицу. Олег очень переживал: что же теперь будет с соревнованиями? Он был настроен на безоговорочную победу, а для этого надо много репетировать...

– Честное слово, убить готов родную дочь! Она снимает нам баллы! Если не носиться, как она выражается, опозоримся на весь мир! Что ж, я к этому уже готов! Готов!

Приближение соревнований вызвало у каждого соответствующую реакцию, иногда даже невротическую.

Неудивительно, что следующий день был напряженным у обеих команд…

                                                         Глава 16

Леша и Лев… Я даже знаю, чего ждут читатели, которые не забыли, что эти два человека, два певца находятся в разных командах! Вы ждете конфликта, дорогие мои друзья! Но, к сожалению для вас и к счастью для всех остальных, конфликта у них не было, а был спокойный разговор.

- Ума не приложу, что делать с Рикардо, - вздохнул Леша.

- Что? – удивился Лев. – Рикардо предал меня, а не тебя!

- Он всех нас предал, всю «Дельту»! Забыл, что он уже не полицейский! Так Олег сказал. Потеряем баллы и проиграем!

- Не переживай! Ты же знаешь, Олег ко всему придирается! А вот я, наверное, что-то упустил. Вот позорище будет, если комиссия раскроет все самые очевидные ошибки! Ну, я же певец, а не режиссер! Значит, не надо было за это браться... Никогда не прощу себе этой ошибки!

- У тебя актеры менее замученные. Сколько раз ты заставляешь их повторить трудное место?

- Пока не получится.

- А мы в любом случае повторяем каждую сцену бесконечное количество раз!

- Может быть, эта стратегия и верна. Чтобы получить сто баллов, нужно немного попотеть. Даже много, а не немного. Это я делаю неправильно, то есть не потею и не заставляю потеть других.

- Тебя они слушаются из уважения, а Олега мы все боимся! Но любим.

Так они говорили, и, в конце концов, оба перестали бояться. Ведь не для победы они участвуют в этих соревнованиях, а для популяризации своих театров в мире! Леша выйдет на сцену! Что может быть лучше? На втором этапе Лев тоже будет наслаждаться игрой: по правилам режиссерам на следующем этапе дают роли, чтобы они попытались справиться с двумя задачами сразу.

Хорошо иметь друга из команды соперников! Сейчас вы в этом убедились: только при перечислении недостатков одной команды можно подбодрить члена другой.

Олегу и Диане не повезло: они играли в одном театре. Блисталов ругал свою дочь за то, что она требовала внимания. Он был готов к провалу.

- Другого исхода я и не жду, - сказала Диана. – Я обязательно подведу, потому что вчера не готовилась!

- Правильно, дура! Ты вчера не готовилась из-за Маргариты! Это она во всем виновата!

- Да не она, а мы! Мы о ней совсем забыли, а не она о нас!

- Маргарита не в команде! Сейчас не до нее!

- Когда я буду в команде, вам тоже будет не до меня, - загадочно улыбнулась девушка. – И не отрицайте: очень скоро вы поймете, почему я так говорю!

- Выпендриваешься тут, - пробурчал Олег. – Еще говорит, что ей счастья не хватает! Живет себе спокойно, а мы тут опозориться боимся!

Маргарите, конечно, не нравилось, что отец перешел на третье лицо, но она промолчала.

- Надеюсь, Рикардо уже не будет вспоминать свою предыдущую работу! – добавила Диана.

- А как же Кирилл Юрьевич? – возмутилась Маргарита. – Он все время вспоминает своего лучшего друга Рикардо Оливейра! Надеюсь, и Рикардо его вспомнит. Уж на этот раз ему придется приехать в Одессу! А то они очень похожи на папу и Льва Олеговича: привязаны к своим любимым городам! Но Кирилл Юрьевич действительно не может приехать: специализация у него такая. Он ждет Рикардо…

- Нет, - возразил Блисталов, не желая вспоминать, как специализация Кирилла Юрьевича повлияла на его жизнь. – Это, конечно, интересно, но нашим соревнованиям эта встреча будет мешать!

И тут вошел счастливый Ватрушкин…

- Откуда такой? – удивился Олег. Он не думал, что во время серьезных соревнований можно быть таким счастливым.

- Во-первых, от Леши, а во-вторых…

- Вы же в разных командах!

- Мне все равно. Ты лучше угадай, кто запер меня в том доме, а сам пошел репетировать! Правда, о первом я ему не напоминаю.

- Да ну? – удивился Олег. – Разве это не Маргарита?

- Нет, не она. Попробуй угадать: он репетировал вместо меня, пока мы не встретились. Я его сначала за Сережу принял!

- За Сережу? Да не может этого быть! Твой любимый Лео?

Ватрушкин кивнул.

- Ой! – смутилась Диана. – Это я должна была сказать. Олег, Лев Олегович уже говорил мне об этом. Представляешь, только Лео выжил в решающей битве!

- Неужели он смог так поднять тебе настроение? - удивился Олег. – А как же то неприятное чувство, о котором ты мне рассказывал? Тебе же должно казаться, что у тебя забрали важную часть...

- Чувства нет, - пожал плечами Лев. – А вот до такой степени настроение поднял вовсе не Лео. Это был Леша - мы с ним очень хорошо поговорили о своих командах. Ладно, не буду мешать тебе настраиваться на завтрашний бой! Пока, Олег!

- Пока, Лева!

Остаток дня абсолютно все члены команд провели молча. Ночью почти никто не мог заснуть, а тем, кто спал, снилось самое страшное – команда проигрывает именно из-за него. Каждый думал, что в таком случае его обязательно уволят. Режиссеры же боялись набрать мало баллов – в этом случае виноваты будут они, а не актеры.

И вот наступил день показа. В театре «Дельта» собралась огромная толпа. Ровно в 10:30 в театр телепортировался один из членов комиссии и стал читать правила:

- Уважаемые участники соревнований! Напоминаем вам, что сегодняшние показы будут транслироваться по всем каналам, а также за кулисами ведется видеонаблюдение. Участникам запрещается: разговаривать за кулисами, передавать записки, занимать не те места, вставать с мест сразу после оглашения результатов команды соперников, сообщать свои результаты команде соперников до их официального объявления. За нарушение любого из этих правил вы будете дисквалифицированы. Итак, порядок проведения соревнований: вас отводят в разные кабинеты, где вы делаете последние приготовления. По сигналу вы идете в зрительный зал и занимаете любые места в секторе своей команды. Режиссер обязательно должен выбрать место в первом ряду. Мы произносим речь и вызываем первую команду. По правилам театральные соревнования открывают гости.

Ватрушкин понял, что не может пошевелиться. Член комиссии продолжил:

- Режиссер произносит вступительную речь и садится на свое место. По окончании спектакля он встает, чтобы посмотреть на табло. Количество баллов видят все, кроме команды соперников. Кстати, эмоции не запрещены, если они не могут сказать точно, сколько у вас баллов. Потом все то же самое делают хозяева. Мы официально объявляем результаты. Обе команды идут на праздник, где режиссеры дают интервью. Праздник тоже показывают по телевизору. Потом все расходятся. На следующий день после проведения соревнований обе команды в 7 часов утра вылетают в Одессу на специальном самолете. Кстати, сообщите эту информацию тем, кто собирается регистрироваться. Вам все понятно?

- Да! – ответили все.

Льву по-прежнему было плохо, о чем он и сказал члену комиссии.

- Мы можем перенести показ, - решил он.

Это было гораздо хуже... Зачем заново переживать это волнение? На втором этапе наверняка будет легче... Во-первых, это будет в Одессе, во-вторых, Лев почувствует себя увереннее после первого режиссерского опыта.

- Нет, не надо переносить! Я справлюсь!

Обе команды пошли готовиться.

- За час? – возмутился Блисталов. – Мы же все не отработаем! Это перед обычным спектаклем можно прогнать только трудные места, а перед соревнованиями необходимо повторить все...

И вдруг он услышал из соседнего кабинета:

- Дима, какие замечания я тебе делал?

- Прекрасно! – воскликнул Олег. – Будем действовать так же! Начнем с тебя, Рикардо. Какое последнее замечание я тебе сделал?

- Я забыл, что я не полицейский, а отец.

Рикардо старался правильно говорить с Паулой, но режиссер все равно был недоволен.

- Считай, что ты снова полицейский, Оливейра!

- А ты объясни мне, как это сделать! У тебя, в отличие от меня, есть родная дочь!

- Есть, - вздохнул Олег. – Но, к сожалению, отношения с ней совсем не складываются…

Блисталов даже не догадывался, что в плохих отношениях с Маргаритой виноват он сам.                  
 Глава 17

В «Дельте» был аншлаг. Олег и Лев увидели это и сразу успокоились: когда они были обычными актерами, а Блисталов еще и режиссером, так было всегда. И вот на сцену вышел член комиссии…

- Дамы и господа! Сегодня у нас премьера! Премьера не только двух спектаклей, но и таких крупных театральных соревнований! Пока за ними следят только жители двух городов, но, если это мероприятие повторится, то остальные обязательно присоединятся!

- Пусть присоединяются сейчас, - сказал другой член комиссии. - Спектакли показывают во всем мире. Теперь продолжайте!

- Сейчас я приглашу человека, проделавшего большую работу для проведения этих соревнований. Олег Блисталов, на сцену!

Вот это поворот!

Вот это неожиданность! Сказали же, что начинают гости! Значит, порядок странным образом поменялся... Удивляться нечему - это сон на миллион лет. Но порядок сдачи экзаменов в школе астрального языка и не думал меняться, значит, официальные мероприятия также не должны быть подвержены странностям сновидения...Олег, так и не решив, в чем дело, медленно пошел на сцену как на казнь.

- Олег Блисталов отобрал нас – 12 самых профессиональных театралов Рио-де-Жанейро и Одессы - режиссеров и театроведов. Он показал нам спектакли своего театра "Дельта" и театра, который он вызвал на поединок, - "Золотая рыбка". Мы одобрили оба показанных Блисталовым спектакля и решили, что они достойны таких крупных соревнований. Блисталов также вложил в этот проект немалую сумму. Но почему вы решили это сделать, Блисталов?

- Я это сделал, чтобы мой друг мог спокойно приезжать в Рио-де-Жанейро, - с облегчением сказал Олег. Почему-то после этого вопроса он сразу понял, что все в порядке, правила не меняются: начнут гости. – Он зарегистрирован как член театра «Золотая рыбка», поэтому сможет покинуть Рио-де-Жанейро при любых обстоятельствах!

Зная, что Блисталов не назовет друга, член комиссии решил прояснить ситуацию с помощью вопроса:

- «Золотая рыбка», кто из вас уже был в Рио-де-Жанейро?

Один Ватрушкин поднял руку.

- Мы так и думали. Цель соревнований ясна. Блисталов, как вы познакомились с Ватрушкиным? Мы наконец научились правильно его называть! Певца, актера и режиссера такого уровня нужно называть правильно!

- Мы встретились на Олимпиаде в Розотюльпанске. Меня туда привезла помощница Сабины Витальевны.

Все в ужасе вскрикнули.

- Не беспокойтесь, со мной ничего не произошло. Тогда я знал Шевелеву как Наймарк, и она ничего не сделала. Тем более, на тот момент она уже давно не работала в школе астрального языка, где я тогда учился. Помощница Сабины Витальевны - Эсмеральда, прошедшая путь исправления. А Ватрушкин сам не знает, кто заставил его участвовать. В общем, так мы и подружились, особенно сблизившись в Рио-де-Жанейро.

И вот наконец «Золотая рыбка» вышла на сцену. Актеры пошли за кулисы, а режиссер произнес вступительную речь:

- Как вы уже знаете, я приехал сюда отдыхать, и моя команда прекрасно совместила работу и отдых. А вот за неделю до спектакля нам пришлось поднапрячься. Надеюсь, мы покажем все, что делали в течение этой недели и не только!

Теперь нужно сделать самое страшное: крикнуть волшебное слово.

- Начали! – с трудом сказал Лев.

В главной роли была Нюра. Она играла младшую сестру, которую ненавидят и две старшие, и родители. Ей хотелось уйти из этого дома, но ее все время сопровождал охранник – нейтральный персонаж, выполняющий поручения. Эту роль мог сыграть только самый настоящий профессионал, но Лео этого не знал – он все перераспределил и выбрал Диму. Дима тоже справился неплохо. Охранник мирно беседовал с девушкой, но та все время вырывалась, хотя в сценарии этого не было. И вот после важного звонка члены семьи вместе с охранником пошли в здание суда.

В сцене суда были задействованы все остальные. Кроме Володи. Он еще появится! У каждого был свой образ, что очень понравилось комиссии. В суде родители нашей страдалицы разводились. По судебному решению дети достались маме.

И тут настал звездный час Димы-охранника: побег. Причина проста: мама девочек ему совсем не платила. Зато вместе с охранником от детей ушла и мама. По лицу Мануэлы было понятно, что она выходит замуж. Она легко бросила дочерей, потому что не любила ни одну из них. Конечно, мама вышла замуж не за охранника, а за кого-то другого. Оставшись без охранника, наконец сбежала и Нюра. Сестер не изменила семейная ситуация, поэтому они не перестали обижать младшую. Младшую приютил незнакомый мужчина – Володя. А его жена оказалась ее мамой…

И тут прозвучала очень сложная реплика. Сложно в ней было то, что зритель должен увидеть радость, но актриса должна ее скрыть, сухо сказав: «Приведи сестер!» И потом благодаря Володе жизнь героини Нюры наладилась.

Лев вышел на сцену. Сначала никто не поверил, посмотрев на табло. А потом все поняли, что «Золотая рыбка» действительно набрала сто баллов!

- Ура! – закричали актеры, а потом на сцену вышла «Дельта».

- Мы серьезно готовились, - сказал Блисталов. – У нас даже не было времени на личную жизнь. И не будет, потому что впереди второй этап. Надеюсь, актеры не подведут. Я спокоен, потому что это напоминает работу с обычной театральной студией. Начали!

Сценарий для «Дельты» оказался таким же дурацким. Вы уже знаете, что Каролину играла Паула, а ее отца – Рикардо. Лукаса – парня Каролины – играл Жозе, о котором вы слышите впервые. Сюжет заключался в следующем: Каролина и Лукас так полюбили друг друга, что забыли обо всем на свете. Пауле было легко – она представляла Рому. У Жозе девушки не было, но он справился со своей задачей. Читатель, наверное, хочет узнать, за что же Рикардо ругал Паулу. Причина очень проста: героиня Паулы прогуливает лекции и встречается с идиотом! Олег понял: бывший полицейский Оливейра неисправим. Ну не может он быть отцом! Роли, как и в сцене суда, не отличались разнообразием – каждый играл того, кто считает влюбленных сумасшедшими. Но, как и в суде, у каждого был свой образ. Роль, похожую на Володину, Олег отобрал у Ирины: именно Дамиана изменила судьбу героев. Лукас увидел красивую девушку (да, эта роль больше подходит Режине!) и ушел к ней.

Все очень радовались тому, что у Каролины все кончилось. Паула представила, что у нее отняли Рому, и расплакалась! В сценарии этого не было! Было же только отравление. А плакали только родители и Лукас. Он разлюбил Дамиану, но жил с ней, боясь повторения ситуации.

Результат такой же! Сто баллов! И вот об этом объявили:

- Театр «Золотая рыбка» набрал сто баллов. Театр «Дельта» набрал сто баллов. Это значит, что мы прибавим один балл тому, у кого больше репетиционных баллов. Он репетировал качественнее. Это Олег Блисталов. По итогам первого этапа счет 101:100 в пользу «Дельты»!

Невозможно описать, как обрадовалась "Дельта". Крики и аплодисменты не смолкали. Члены комиссии с ужасом думали, что из-за этой бурной радости придется перенести начало праздника.

- Я же говорил! – воскликнул Олег.

- Тихо, тихо! – прикрикнул один из членов комиссии. – Отмечать победу будете потом! Сначала нужно отметить окончание первого этапа. И, кстати, Рикардо, вы совсем не напоминаете полицейского. Блисталову так только кажется.

- И что теперь скажет Ватрушкин? – шепнул Блисталов своей команде. Ватрушкин все слышал.

- Я скажу, что игра еще не окончена!

Читатели, вы думаете, что Льва захватил азарт, но, если бы вы были членами комиссии, вы бы поняли: он очень устал и, если бы не скрывал своих чувств, с сожалением сказал бы свою фразу о неоконченной игре.

Глава 18

- Блисталов, что вы скажете о первом этапе? – спросил один из членов комиссии, когда все уже сидели за столом.

- Это было легко, ведь раньше я работал с театральными студиями! Правда, там был один недостаток: дети не могли работать в моем любимом режиме и быстро уставали. А сейчас сбылась моя мечта: когда разрешили, я стал работать до упора. Надеюсь, моя дочь, которая планирует играть в «Дельте» на втором этапе, возражать не будет. В общем, полтора месяца я наслаждался процессом, а потом просто доводил до идеала, и мне это удалось. Я и не сомневался в победе – моя стратегия действительно лучше. Что касается актеров: я прошу многоуважаемую комиссию меня извинить, но я все-таки недоволен Рикардо Оливейра. Это не я придираюсь, а вы не заметили. Остальные молодцы. Мне очень понравилась Режина Бриту. Диана, ты тоже была восхитительна. Объективно. Какой контраст с мужем – Рикардо! Интересно, смотрит ли это Ирина, которую я вначале брал на роль Дамианы?

Ирина действительно смотрела интервью и расплакалась. Слова Олега дали ей повод для слез. На самом же деле она плакала из-за того, что знала слова Паулы об условиях свадьбы с Ромой. Андреевой нравился Роману, но она не могла забыть Ильина…

- Минус балл на следующем этапе, Блисталов, - сухо произнес один из членов комиссии. – Мы замечаем всё. А вы, Ватрушкин, не будете нас оскорблять? Расскажите, пожалуйста, о своем первом этапе.

- Оскорблять не буду, но попрошу не отнимать баллы у моего друга. Это несправедливо. Настоящий режиссер всегда критически оценивает игру своих актеров. Итак, о первом этапе: я, в отличие от Олега, не так долго работал с театральными студиями, поэтому совсем не знал, что делать. Члены комиссии могли принять это за лень, но я не ленился, а плутал, не зная, какую дорогу выбрать. Олег говорит, что у него не было времени на развлечения, а мне он обещал полноценный отдых. Это не обман: мы просто по-разному устроены, несмотря на все наши сходства. Нужную дорогу я нашел только за неделю до показа. Это и была дорога моего друга, но у нее есть одно отличие: Олег исправлял ошибки актеров, а я – свои. Теперь я знаю, что делать, и обещаю победу «Золотой рыбки» хотя бы только на втором этапе! Актеры справились замечательно. Они сделали даже больше, чем я просил, особенно Нюра и Мануэла. У меня все.

- А теперь самая приятная часть! – объявил один из членов комиссии. – Вы это заслужили! Каждый получает фейджоаду в подарок! Угощайтесь! А также все актеры «Дельты» получают медали с надписью «Победитель первого этапа»! Олег Блисталов получает волшебные наушники! Блисталов, как только кто-то пройдет мимо вас, он через эти наушники услышит, что вы победили! Давайте испробуем – это самый первый экземпляр. Но пробовать буду я. Сейчас сделаю так, чтобы все, что услышу я, было слышно и по телевизору. Наденьте наушники!

Член комиссии услышал голос своего коллеги:

- Он репетировал качественнее. Это Олег Блисталов.

Потом зазвучал голос Блисталова:

- Я и не сомневался в победе.

Члену комиссии показалось, что Олег снова сказал эти слова ему. И наконец прозвучал незнакомый голос:

- Поздравим же театр «Дельта» с победой!

- Сам в шоке, - признался член комиссии. – Вы можете нажать кнопку, и тогда другие услышат то же самое, а вы – красивую музыку! Но пора приступить к «Золотой рыбке». Им полагается утешительный приз – касина. Кхм… Как бы объяснить… ну, чтоб конфликтов не было…

- Дело в том, что бразильская касина выглядит как пустая тарелка, - объяснил Лев.

- Ты пробовал? – удивились актеры.

- Нет, видел на свадьбе. А вот Олег пробовал! Ему хватит!

И вот "Золотой рыбке" принесли волшебную касину. Ватрушкин уже после первой ложки почувствовал, что готов продолжать. Он совсем забыл об усталости! На этом праздник кончился, и все разошлись.

Олег и Лев пошли в одну сторону. Блисталов решил прогнать своего соперника и достал наушники.

- Я к Роману иду, - сказал Лев. - Ты не забыл, что он будет играть в "Золотой рыбке" на втором этапе?

- Тогда не беспокойся, я сам ему скажу! Правилами это не запрещено. А я иду к Ирине.

Олег уже забыл, что наговорил во время интервью, поэтому очень удивился, увидев плачущую девушку.

- Ирина, что случилось?

- Ты меня уже не возьмешь, да? Ведь Режина сыграла лучше! И вообще…

Ирина шепнула Олегу о Пауле. Блисталов объяснил, что это они так пошутили: если люди любят друг друга, они не будут всерьез так говорить. Нужно просто привыкнуть к Роману, и ничего больше.

- Ладно, Ирина, мне некогда. Иди к Леве, может, он что-нибудь дельное скажет. А мне пора. Ой, совсем забыл, зачем пришел! Вылетаем завтра в семь часов утра! Да, Ирина, ты снова в команде! Все, я пошел!

Леша же, увидев Льва у себя, также предложил ему пойти к Андреевой:

- Может, пойдешь к Ирине? А то меня целый день не будет!

- Я пойду к Лео или к Олегу, - ответил Ватрушкин.

- Нет, - начал Леша, подбирая слова. – Олег занят. Ты не сможешь к нему прийти. А вот с Лео можешь встретиться.

- Чем же Олег так занят?

- Тем же, чем пойду заниматься и я, - уклончиво ответил Леша. – Мы будем вдвоем. (а это уже оказалось неправдой)

И тут вошла Ирина и сказала, что все прекрасно понимает, но, несмотря на это, не может отпустить Рому. Олег не может ничего посоветовать. Леша незаметно вышел.

- Но ты уже меньше страдаешь, верно?

- Верно…

- Значит, все в порядке! – воскликнул Лев. – Главное – полностью отдаться театру, и тогда все забудется. Конечно, для этого лучше поменяться – лучше, чтобы в "Золотой рыбке" был Рома, а в "Дельте" - Роману… но они сами сделали свой странный выбор. Интересно, чем это занимаются Олег с Лешей?

- А ты бы не хотел поболтать с Лео? – предложила Ирина.

- А почему бы и нет?

Олег пригласил всех актеров «Дельты» отмечать победу. Маргарита сначала хотела уйти с праздника, но отец ее остановил.

- Я все смотрела, - сказала юная Блисталова. – Да, и интервью тоже. Папа, ты был прав, когда сказал, что я с удовольствием буду работать в твоем режиме.Я все сделаю ради своей команды. Я не знаю, прав ли ты насчет бездарности Рикардо, но в одном ты точно ошибся. В чем, узнаешь завтра!

- Но мою ошибку не заметила комиссия, - возразил Олег.

Маргарита же сказала, что комиссия не может этого знать: это известно только ей.

Праздник кончился. Все пошли по домам. Нужно хорошо выспаться перед завтрашним перелетом! Не спалось только Маргарите. Она не знала, как сказать родителям о своем безумном решении. Потом она все-таки заснула и проснулась за два часа до подъема, как и Лев. После этого пробуждения Ватрушкин заснул быстрее, ведь у него было меньше забот…

Глава 19

Кажется, одного самолета вполне достаточно, но только не для соперников: в одном самолете они обязательно переругаются, вот их и решили разделить.

- «Дельта», ваш самолет! – объявил один из членов комиссии. – Блисталов, садитесь назад. Остальные актеры «Дельты», встаньте в очередь! Блисталов, сверяйте по списку! Все пришли? Блисталов, можете пересесть. Полиция, проверьте невидимые знаки, ведь сегодня в Одессу вылетают только участники соревнований! «Золотая рыбка», теперь вы! Ватрушкин, назад! Актеры, в очередь! Проверяем… Полиция, ваша очередь работать! Внимание! Скоро начнется регистрация новых участников! Ответственные, по местам! Те, кто собирается регистрироваться, пожалуйста, пройдите в соответствующие самолеты!

Ирина и Рома направились к самолету «Дельты».

- Начинаем с дам, - объявил другой член комиссии. – Девушка, как вас зовут?

- Ирина.

- Пойдемте. Блисталов, как ее зовут?

- Ирина.

- Она собиралась регистрироваться?

- Да.

- А почему мы должны ее взять?

- Я ее несправедливо уволил.

- Если вы сказали, что несправедливо кого-то уволили, это действительно так. Ирина, вы приняты. Следующий!

О Роме Олег сказал, что именно благодаря этому человеку был счастлив 33 года. Ему удалось передать краткое содержание длинной истории, и это помогло благополучно принять Рому в "Дельту".

- Блисталов, все зарегистрировались?

- Нет, - ответил Олег. – Еще Маргарита Блисталова должна пойти ко мне в команду.

- Хорошо, мы подождем.

Ватрушкин сам позвал Роману и сказал, что этот человек желает попробовать себя в театральном деле, Потом он добавил, что Роману – хозяин столетки, поэтому Марка тоже нужно взять с собой.

- Согласен! – воскликнул Марк, когда его вызвали. – С Режиной не придется разлучаться!

Все решили, что Марк вылетит завтра, ведь закон нарушать нельзя.

И тут в самолет «Золотой рыбки» вошла Маргарита…

- Ты перепутала, - сказал Лев. – Это моя команда.

- Я ничего не перепутала, - сказала девушка. – Я говорила, что буду в команде, а в какой, не уточняла. Я буду в команде человека, который не забывает о своей дочери! Как часто ты ей звонил?

- Каждый день, Маргарита. И тебя я готов принять как родную дочь. Маргарита Блисталова, уважаемая комиссия, желает соперничать со своим отцом. Обратите внимание на ее фамилию - Блисталова! Неужели ей не передался талант отца?

- Вы приняты, Маргарита. Ватрушкин, все зарегистрировались?

- Все. Передайте «Дельте», что Маргарита у нас, а то они не вылетят!

И полетели… "Дельта" хотела продолжить свой праздник, но все пошло совсем не так… Блисталовы ругаются, и никто не может их остановить. А виновата в этом Маргарита… Она предала своих родителей, она ушла в другую команду!

- Я ее верну, - сказал Рикардо. – Придется мне снова поработать полицейским!

- Нет, - возразила Диана. – Тебе, Рикардо, не придется. В Одессе есть полицейский, который на нее уже влиял.

А в «Золотой рыбке» два человека очень волновались. Это, конечно, были новенькие. Дело в том, что Лев совсем не знал, какие из них актеры, поэтому решил провести кастинг. Он напишет сценарий для двоих, они подготовятся и покажут сценку комиссии. Проходной балл очень высокий – 90. Член комиссии, отвечающий за этот самолет, согласился.

Ватрушкин поставил последнюю точку, и два самолета одновременно приземлились. Маргарита взяла сценарий и пошла к своим родителям.

- Если ты думаешь, что теперь мы будем жить впятером вместе с Ириной и Лешей, ты ошибаешься, - строго сказал Олег. – Тебе вправит мозги Кирилл Юрьевич, а мы тебя даже видеть не хотим!

- Маргарита, иди ко мне, - предложил Лев, ставший невольным свидетелем этой сцены. – Даше как раз подруг не хватает!

- Она пойдет в полицию, а не к вам! – закричала Диана.

- Я бы с удовольствием, Лев Оле…

- Чего? Маргарита, какой еще Лев Олегович? Давай как раньше – дядя Лева, и на «ты»!

- Хорошо, дядя Лева, - согласилась Маргарита, вспомнив, что общалась с Ватрушкиным в детстве, но ее уже увели. Она не знала, что делать. Как спокойно жить после того, как тебя выгнали из дома, причем по такой смешной причине? Жизнь всегда была к ней слишком несправедлива...

– Подождите! А как же Рикардо? Ну вот! Не смогут встретиться!

Кирилл Юрьевич, когда к нему привели несчастную девушку, понял суть проблемы и сказал, что на этот раз Маргарита ни в чем не виновата – родители не должны наказывать из-за ерунды. Полицейский решил обсудить с Маргаритой регистрацию в "Золотую рыбку" и попросил девушку привести похожий пример из соревнований.

- Похожий пример? Легко! Это Роману и Ирина, парень и девушка. Он в «Золотой рыбке», если возьмут, а она в «Дельте»!

- Вот видишь!

- Кстати, я могу привести вас к Рикардо. Он, как вы знаете, участвует в соревнованиях, поэтому живет в специальном отеле «Дельты».

- Давай, Маргарита, веди! – воскликнул Кирилл Юрьевич. Он с трудом сдержал слезы радости. – Я тебя наказал, а ты мне такие подарки делаешь!

- А потом я вас оставлю – текст надо выучить и с Роману отрепетировать. Даже соревнования позже начнутся из-за нас, из-за новеньких.

Кирилл Юрьевич и Маргарита направились к отелю «Дельты». Пройти было легко – все подумали, что Рикардо провинился, и именно поэтому к нему идет полиция. А девушка - еще одна наказанная. Никто не удивлялся тому, что у Маргариты Блисталовой проблемы с законом - она уже стяжала репутацию преступницы. Многие до сих пор думали, что Ватрушкина заперла именно она, ведь сам певец не стал говорить правду, чтобы спасти жизнь и достоинство Лео.

- Кирилл! – воскликнул Рикардо. – Не забыл! А я как раз хотел тебя разыскать! Вот совпадение! Я-то думал, что наша дружба уже давно сошла на нет... (Маргарита незаметно вышла и пошла готовиться к кастингу) Ты уж меня извини… Театр заставил меня забыть обо все на свете! Но кто сказал тебе, что я здесь?

- Маргарита Блисталова.

- Что? – удивился Оливейра. – Она же в другой команде! Почему она это сделала?

- Потому что не думает о таких мелочах, - объяснил Кирилл Юрьевич. – Рикардо, а ты вообще как живешь? Ты счастлив?

- Быть актером – это настоящее счастье.

- Может быть, мне тоже следует так поступить? А то я уже устал от своей работы! Но дело в том, что все считают меня единственным нормальным полицейским в Одессе - я не могу уйти, пока не найдется достойная замена.

Они болтали целый день, а Маргарита не поняла этого, поэтому подумала, что Кирилл Юрьевич попал в беду, и ему нужна помощь. Она позвонила Льву – больше некому. Ватрушкин сразу принял вызов и пришел в отель «Дельты». Он увидел, что Рикардо и Кирилл Юрьевич спокойно разговаривают.

- Кирилл Юрьевич…, - начал Лев, но его остановил Рикардо.

- Что ты здесь делаешь? – строго спросил он.

- Маргарита беспокоится.

- Скажите ей, что я теперь буду здесь скрываться, - неожиданно произнес Кирилл Юрьевич.

- Скрываться?

- Не хочу работать, - объяснил Кирилл Юрьевич.

Маргарита поняла, что пока у полицейских все хорошо, несмотря на странные слова Долгова, и пошла к Ватрушкиным. Она сразу же подружилась с Дашей.

- Как смешно! – воскликнул Лев. – Лилия, пора тебе с Дианой… да-да, все правильно, ведь скоро все это закончится, и у меня снова будет лучший друг! Так что знакомься с женой Олега Блисталова, Лилия! Будем дружить семьями! Кстати, Маргарита, я снова буду вести курсы для пап. Олега я обязательно позову!
Глава 20

И тут вошел сам Олег, ведь Кирилл Юрьевич, не признавший наказания, сказал ему, куда пошла Маргарита.

- Ты предатель, Лева! – воскликнул Блисталов. – Ты отобрал у меня родную дочь! И почему она к тебе так привязана? Тебе своей дочери мало? Мою хочешь? Не дам! И вообще, неужели ты думаешь, что я после этого буду с тобой дружить? Да никогда! И после соревнований я верну свою дочь через суд!

- Приглашаю на курсы для пап, - тихо сказал Лев.

- Пусть твой Лео ведет! – заорал Олег. – Ты все понял? Прощай, идиот!

- Я отказываюсь от участия в соревнованиях и возвращаюсь к родителям, - сказала Маргарита. – Мне эти переживания не нужны.

- Да брось ты, - улыбнулась Дарья. – Мой папа не такой идиот, чтобы из-за какой-то ерунды выгонять тебя!

- А мой папа полный... то, что ты сказала, - вздохнула Маргарита. – Конечно, не такой ужас, как Порфирий Вениаминович, но жить с ним все равно тяжело.

А Порфирий Вениаминович и не подозревал, что уже вся Одесса знает его как самого плохого папу. Но поговорим о кастинге Маргариты и Роману.

Ватрушкин придумал сценку «Поступление в институт». Поскольку Маргарита была младше, поступала именно она. Но дело в том, что по сценарию она ничего не знала и порола всякую чепуху. Экзаменатор Роману слушал и всем своим видом показывал, что ему это совсем не нравится.

- А зачем вам это, Блисталова? – с усмешкой спросил он.

- Родители заставляют. А я не хочу! На самом-то деле я все выучила.

- Хорошо. Если вы это докажете, то не поступите.

И Маргарита правильно ответила на все вопросы.

- Надо подумать. А пока идите домой, милочка.

Я пересказала краткое содержание: пьеса длилась 45 минут. И об итогах экзамена ничего не было сказано... Члены комиссии поставили высший балл.

- Завтра начнем, - улыбнулся один из членов комиссии. – На этот раз будете действовать по-другому, Лев Олегович? Будете стремиться к победе?

- Да, и даже с папами буду заниматься индивидуально. Кстати, у кого из вас есть дети?

Все подняли руки.

- А у кого не складываются отношения с детьми?

Такая ситуация была только у троих.

- Приглашаю на курсы для пап! Сегодня составлю расписание, завтра позвоню!

На самом деле расписание появилось само - для его составления Ватрушкин использовал технику нахождения. Лев собрал своих, и «Золотая рыбка» целый день отмечала появление новых актеров. К ним присоединились и Ирина с Лешей. Олега не было. Никогда больше он не войдет в этот дом. Никогда… Ватрушкин вспомнил об этом и заплакал.

- Перестань, - сказала Ирина. – Вспомни, кем вы себя называли! Правильно, близнецами! Не забывай, что теперь у тебя есть настоящий близнец – Лео! И какая тебе разница, что он младше тебя?

- Странно, - удивился Лев. – Лео выглядит точно так же! Надо спросить, в чем дело.

Выяснилось, что это война заставила Лео расти дальше. Олег тоже об этом узнал, и теперь Лев мог его обмануть: ему надо самому провести занятие, представившись Лео. В тот день сначала планировалось занятие, а потом – первая репетиция второго этапа.

- Здравствуйте, Олег Львович, - непривычным образом поздоровался Лев. – Что вас беспокоит?

- Дочь, - ответил Олег. – Я играю в «Дельте», а она – в «Золотой рыбке». Не знаю, что я с ней буду делать, когда придет время уезжать!

- Ничего. Лев Олегович сам ее отдаст, ведь это ваша дочь, а не его! И разве то, что вы в разных командах, что-то значит? С лучшим другом вы тоже в разных командах!

- Он мне не друг! – воскликнул Блисталов. – Я звонил Маргарите, и она говорила, что хочет остаться в Одессе! Это он ее отобрал!

- А почему вы не можете остаться в Одессе? – спросил Ватрушкин.

- Потому что это значит признать самое большое поражение. Я все время вспоминаю «Золотую рыбку», но, если… сколько лет уже прошло с начала сна? Вот столько лет я тогда потеряю.

И тут Ватрушкин забылся...

- Почему же? Я, чтобы не потерять те 85 лет, решил изредка приезжать в Рио-де-Жанейро.

- Хорошая идея! – согласился Блисталов. – Подожди… ты? 85 лет? Лева, ты меня обманул!

- Но зато решил все твои проблемы. Маргарита может идти домой?

- Нет, - ответил Олег. – Я ее простил, но, если она будет жить у нас, и еще Роману, нас будет слишком много. (дело в том, что одесского дома у Олега все еще не было, поэтому знаменитому актеру приходилось жить у Андреевых. В отеле "Дельты" он жить не хотел) Вот если Порфирий Вениаминович исправится…

- Я постараюсь, - улыбнулся Ватрушкин.

Обе команды пошли на репетицию. На этот раз сценарии были не такими дурацкими. «Дельте» достался «Евгений Онегин», адаптированный под количество актеров. Почему-то комиссия сразу решила, что Онегина будет играть Олег Блисталов.

- Я? – удивился режиссер. – Но это невозможно!

- Возможно. Ваш соперник будет играть Раскольникова.

- Да это же его роль, с которой он начал очень необычное мероприятие! – воскликнул Олег.

- Вообще-то, мы знаем. Но с нами он будет играть по-другому.

После репетиции (первая репетиция, как и в прошлый раз, была очень короткой) Блисталов сообщил о своем решении после соревнований перейти в «Золотую рыбку». Но такому решению обрадовались только его друзья. Они сказали, что перейдут вместе с ним. На это согласилась даже Ирина. Остальные же закричали:

- Ты обалдел!

- Ты не имеешь права!

- Не имею права? – удивился Олег. – Но вы же с пониманием отнеслись к уходу Ватрушкина!

Тогда актеры «Дельты» ничего не сказали и пошли обдумывать свои роли. Конечно, Диане досталась роль Татьяны: реальная история Блисталовых похожа на «Евгения Онегина» с продолжением. И, кстати, продолжение похоже на конец романа: по правилам герой должен либо погибнуть, либо обрести полное счастье, а у Пушкина нет ни того, ни другого. Как вы уже знаете, у наших героев все пошло по второму сценарию.

Не думаю, что успею назвать все интересные нам роли до конца главы. Поэтому я скажу, что у Олега Блисталова сегодня день рождения. Да-да, я и пишу это 25 июля! И именно поэтому у него пока нет никаких проблем с «Дельтой». И даже на Льве это отразилось: Олег пригласил оба театра и сказал, что руководитель «Золотой рыбки» будет почетным гостем.

- Правда, не знаю, как вас различать, - усмехнулся Блисталов. – Ведь Лео я тоже пригласил!

Глава 21

Но сначала поговорим о ролях, а потом о празднике. Это не свадьба, поэтому я не повторяюсь. День рождения в этом сне – бесполезная штука. Он может пригодиться, если человеку необходим праздник. Но сначала (теперь придется повториться) поговорим о ролях.

Ирине досталась роль Ольги: человека такого возраста могла играть только она. Диана легко перевоплощалась в молодую, а потом более зрелую Татьяну, а сделать то же самое с Ольгой могла только Андреева... Вы думаете, что Ленского будет играть Леша, ведь все наши знакомые должны играть главные роли. Вы ошибаетесь: Ленский – Жозе, но под очень большим вопросом: эта роль больше подходит Роме, но пока это невозможно психологически. Леша же играл Енисеева – придуманного комиссией друга Ленского. Они вдвоем иногда осуждали Онегина. Зарецкого играл Рикардо (как сказал Олег, для него это идеальная роль). Паула играла самую старшую сестру, тоже придуманную комиссией, – Еву Ларину. А мать – Режина. Думаю, если сказать, что у Евы есть любимый муж, то вы догадаетесь, кому режиссер дал эту роль. Их счастливая любовь закончилась очень необычным образом…

Теперь поговорим о «Золотой рыбке». Вас интересуют двое: Маргарита и Роману. Может быть, еще Нюра. Остальных актеров вы знаете плохо. Так вот, Маргарита – Соня, Роману – Разумихин. Нюра играла придуманную роль – роль подруги Раскольникова. И не думайте, что ее роль неинтересна! На этот раз комиссия постаралась.

А теперь о дне рождения. Как вы уже знаете, пришли оба театра, и еще Лео с Лилией и Дарьей Ватрушкиными. Роману увидел Ирину, и в нем еще сильнее разгорелась никогда не угасавшая страсть. Он прямо спросил:

- Почему ты ко мне не приходишь, милая? Мы могли бы пожениться после соревнований!

- А к кому тогда пойдет Олег? – спросил Рома. – Я в этот день женюсь на Пауле!

- Я пойду к Ирине, - сказал Блисталов. – Не понимаю, почему ты ее бросил! Она знает, что ты помогаешь не Морису, а другому Марку!

- Я понял, - вздохнул Ильин. – Паула успела сказать мне об этом, но я ее уже полюбил.

- Тогда в каком городе вы будете жить?

- В Рио, конечно! Мы же актеры «Дельты»!

- А Ирина с Роману?

Ирина ответила, что будет жить в Рио-де-Жанейро. Она была так молода, что, в отличие от Олега, не догадывалась о своей ошибке и просто чувствовала «непонятную тоску». О решении уйти из "Дельты" она уже забыла. В Рио Андреева объясняла свое состояние тем, что привыкла к нему и никак не может отделаться, а сейчас она считала, что у нее настоящая трагедия. Эх, Ирина! Ты еще не знаешь, что такое настоящая трагедия! Ты любишь, поэтому не понимаешь, как страдают Леша и Маргарита! Они решили поговорить на эту тему.

- Влюблялась ли ты когда-нибудь, Маргарита? – спросил Андреев.

- А когда мне? – ответила Блисталова. – Я смогу влюбиться только после соревнований.

- Значит, хотела бы?

- Конечно!

- У меня была любовь, - вздохнул Леша. – Я любил какую-то дуру. Дуру по имени Дора. Она даже родила мне двух дочек – Манну и Канну. Ты знаешь, сейчас их нет – убила Сабина Витальевна.

Маргарита вскрикнула. Она знала эту историю, но упоминание Шевелевой в разговоре пугало всех.

- Спокойно, Маргарита, - улыбнулась Даша. - Не забывай, что сейчас нет никакой опасности - ты вышла из тюрьмы, а эта женщина еще сидит и долго будет сидеть! Прогуляемся?

- Боже мой! – воскликнула Диана. – Моя дочь дружит с дочерью Ватрушкина? Какая честь! Теперь мне осталось подружиться с вами, Лилия Митрофановна, но я понимаю, что это невозможно.

- Возможно, Диана Андреевна! – воскликнула Лилия. – Лева как раз мне это предложил! Будем дружить! Нам нужно получше познакомиться. Может быть, мы с вами прогуляемся, поговорим?

- Да и нам с Олегом не помешало бы просто поболтать, - вздохнул Лев, решивший, что навсегда потерял друга.

- Сегодня можно! – разрешил Блисталов. – И Лео тоже бери! Кстати, как я вас различаю? Выглядите одинаково, а я все-таки знаю, где ты, а где он!

И все отправились на прогулку. Ирина гуляла с Роману. Леша почему-то присоединился к Даше и Маргарите.

- Чего тебе? – удивилась Ватрушкина.

- Ничего. Просто решил к вам присоединиться. Маргарита, ты кого играешь?

- Софью.

- А я Енисеева.

Леша объяснил, кто такой Енисеев, и Даша вздохнула.

- Что с тобой? – с какой-то тревогой в голосе спросила Маргарита.

- Нет, ничего, - ответила Ватрушкина. – Просто жду, когда соревнования закончатся, и можно будет выступать в свое удовольствие. А Лешу я не трогаю.

- Зачем его трогать? – засмеялась Блисталова. – Он не игрушка!

- Да ладно тебе, - улыбнулась Дарья. – Я же все вижу, поэтому сразу успокаиваю!

И тут Маргарита Блисталова поняла намек и сказала, что она не может любить Алексея Андреева, потому что Блисталовы и Андреевы – это братья и сестры. После этих слов Леша больше ничего не сказал. Он просто слушал разговоры девушек.

Но пора рассказать об Олеге: что произошло с ним в его день рождения? А вот что: как будто Магиса пришла к Блисталову в четвертый раз, несмотря на то, что все знают – это невозможно. Он решил, что смысл жизни в дружбе. В счастливой дружбе. Да и вообще в дружбе. И дружба эта будет существовать, несмотря на соревнования. Все равно скоро в «Золотой рыбке» будут и победитель, и побежденный. Нет, я неправильно сказала! Нужно так: в «Золотой рыбке» будут и победители, и побежденные. Смысл этих слов вы поймете позже. А «позже» наступит прямо сейчас: вы же знаете, что из «Дельты» в «Золотую рыбку» перейдет не только Олег! Перейдет Ирина, когда осознает свою ошибку. Счастливый Леша тоже вернется в Одессу. Блисталов начал понимать, что соревнования приводят к серьезным негативным последствиям, поэтому посмотрел на Льва с немым вопросом: может, прекратить эти соревнования? Ведь из-за них люди страдают! Нужно с этим покончить и объявить уход обеих команд. Но Ватрушкин так же без слов ответил Блисталову: «Ни в коем случае! Я хочу отыграться!» Лео так посмотрел на свой оригинал, что друзьям показалось: он хочет сказать «посмотрим». А потом он покраснел и расплакался.

- Лео, что с тобой? – удивленно спросил Олег.

- Я считаю, что нужно прекратить соревнования, - ответил Лео. – Вы считаете, что мне все равно, но это не так. Я больше не могу терпеть и умру, если вы не откажетесь!

- Да брось, - улыбнулся Лев. – Неужели ты совершил какое-то преступление? Я все прощу и постараюсь освободить тебя от наказания – ты и так наказан!

Они обнялись. Все в порядке, соревнования продолжатся. И вы, любезнейший читатель, знайте, что логичный конец все-таки будет. А кто победит, решать вам. Только не думайте, что я подробно опишу спектакли, и вы будете их оценивать! Результаты будут, но что могут сказать голые цифры? Будет один победитель, будет и второй… Но вы не забыли, что у нас есть еще загадки, страдания влюбленных и Марка Мориса? Да, Режина пытается найти мужу друга, но это у нее никак не получается…

Глава 22

Время репетиции было назначено, но «Золотая рыбка» уже полчаса стояла в Треугольном переулке. А знаете, почему? Потому что на Малой Арнаутской не было «Дельты». Вызвать актеров не удавалось.

- Маргарита, сходите к отцу, - приказал один из членов комиссии.

Маргарита увидела такую картину: Ирина и Роману целовались, а Олег и Диана орали на Лешу, лежащего в кровати.

- Не будет никакого Енисеева! – орал Блисталов. – Тебя даже заменять не надо, как я заменил Ирину! Мы ничего не заканчиваем, а просто продолжаем без тебя! Но почему ты не хочешь?

- Я ничего не хочу, - слабым голосом ответил Леша. Можно было заметить, что у него дрожат колени.

- Девушка ему нужна, - объяснила Маргарита.

- Пусть родители девушку тебе ищут, - строго сказала Диана. – Самому себе не доверяй, иначе попадешься! Вот исправит Лев Олегович Порфирия Вениаминовича, и он найдет!

- Да я…

- Неужели влюбился? – удивился Олег. – Что происходит? Все влюбляются! Одна ты, Маргарита, пока не попала в плен. Я знаю, кто она, Леша. Это Даша Ватрушкина.

- Нет, не она, - вздохнул Андреев.

Да и Маргарита объяснила, что она тоже влюбилась, но не смеет сообщать отцу его имя. Во-первых, потому что не имеет права влюбляться в этого человека, а во-вторых, он влюблен в другую. Оказалось, что у Леши точно такая же ситуация.

- Да можете не называть их, - разрешил Олег. – Но запомни, Алексей: жизнь на этом не заканчивается. Ты должен оценить свое счастье. Ведь твой отец скоро исправится! (Ирина и Роману по-прежнему целовались) А твой отец, Маргарита, уже стал хорошим! Я прав, доченька? И ты, кстати, можешь снова жить с нами, ведь у «Дельты» есть отель, в который можно отправить Ирину и Роману, так что… Ирина, Роману, извините меня, но вы будете жить в отеле.

Маргарита очень обрадовалась, Леша тоже.

- А ты чему радуешься? – спросила Диана.

- Я? – Леша покраснел. – Я…

- Леша, так кто она? – спросила Маргарита. – Мне ты можешь сказать, мы же друзья!

- Это ты, Маргарита! – воскликнул мальчик.

- Здорово! – воскликнула юная Блисталова. – Я тоже тебя люблю!

Все разрешилось, и обе команды пошли на репетицию. «Дельта» на этот раз не заработала ни одного балла, и все знали, что в этом виноват Леша. Но после репетиции актеры накинулись на Олега по другому поводу:

- Сравнил себя с Ватрушкиным, да?

- Разве твой друг знал, что будет играть в «Дельте»?

- Но я сам не знал, что собираюсь играть в "Дельте"! – воскликнул Блисталов.

- Да, этого ты не знал!

- Но знал, что собираешься остаться в Рио-де-Жанейро!

- А Ватрушкин этого не знал!

- Значит, ты остаешься в «Дельте»!

- Не смей переходить в «Золотую рыбку»!

- Мы без тебя не можем!

- У тебя теперь долг перед нами!

Так они ругали Олега, и он решил, что не сможет уйти. Правильно - он не должен быть слабым! Разве можно так терять время? Все разошлись, и наши друзья остались вчетвером: Олег, Диана, Ирина и Леша.

- Ты поступил нехорошо! – завопил последний. – Трудно было не согласиться? Что теперь делать мне?

- Да, понимаю, - вздохнул Блисталов. – Мне тоже будет больно уезжать, но нам придется это сделать. У всех нас есть долг перед «Дельтой». Маргарита, конечно, тоже будет у нас. Я у нее не спрашивал, но Лева обязательно отдаст. Теперь тебе легче?

- Нет, - прошептал Андреев. – Я все понимаю: долг есть долг. Но как подготовить Маргариту? Я и то с трудом согласился снова покинуть Одессу, а Маргарита все-таки девушка…

- Я знаю, что с ней делать. Нужно придумать такие обстоятельства, которые заставят ее слушаться родителей. Например, можно наврать о смерти близкого человека прямо в день показа. Да, так я и сделаю. А сейчас я схожу к Ватрушкину: это из-за него мне будет больно уезжать!

Олег пришел к другу и, совсем как тогда, когда решался вопрос с Маргаритой, с порога заорал:

- Вот теперь я точно не буду с тобой дружить! Это ты, ты раскрыл мои карты, о которых я сам не знал! Теперь я не смогу спокойно покинуть Одессу!

- А зачем? – не понял Ватрушкин.

- «Дельта», придурок! «Дельта»! Я не могу просто так взять и уйти! Мне никто этого не простит! Я даже не думал об этом, но ты все испортил! Я теперь буду страдать из-за тебя! И откуда ты свалился на мою голову? Вот не познакомились бы мы с тобой, все было бы гораздо лучше! Понятно?

Олег вышел, а Лев понял, что на этот раз дружба кончилась навсегда, и на курсы Блисталов ходить не будет. Значит, на завтра можно записать члена комиссии, у которого проблемы с ребенком. Кстати, как зовут каждого из них, никто не знал. Они не представлялись, чтобы не было возможности оспорить решение. Да, и на курсах они по-прежнему будут «членами комиссии».

Но теперь поговорим о другом. Лев очень расстроился, ведь только что он потерял лучшего друга! Друга, с которым он прошел тяжелое испытание, поначалу надеясь снова увидеть Моню, но нет… Те 85 лет заставили его понять, что Моня – это совсем не то. Но все-таки можно вспомнить старые времена и попытаться найти в нем Олега…

- Чем я хуже? – улыбнулся вызванный Моня. – Я дал действительно ценный совет!

- Вот именно! – вздохнул Лев. – От тебя я слышал одни советы… Никакого сострадания!

- Не считаю это нужным, - сухо сказал Моня. – А тебе снова нужен метод цепочки! Например, подружиться с его женой!

- Подружиться? С ней недавно подружилась моя жена. У меня же с Дианой Андреевой только приятельские отношения, и я пока не считаю нужным увеличивать их до дружбы.

- Да брось ты! Я сам видел, как ты ее целовал!

- Врешь, - очень холодно произнес Ватрушкин и ушел.

Вот и все… Теперь у него нет даже Мони… Разве можно выдумывать такие вещи?

Конечно, это могли быть Сережа и Розане, но они не собирались приезжать в Одессу! Может, Лео решил похулиганить? Нужно доказать, что это сделал кто-то другой! Лев позвонил Диане. Она не ответила. Он вызвал Блисталову, но она сразу скрылась. Неужели она теперь думает на него? Может быть, стоит пойти к ней домой? Но там, услышав стук, спросили пароль.

- Что? – встревожился Лев. – Неужели опять кто-то?

- Вам сюда нельзя, Лев Олегович, - объяснила Диана. – Все остальные наши знакомые пароль знают. И они не могут сообщить его вам – на них «маленький план». Если они скажут или напишут пароль на любом языке, то сразу умрут! Тайный язык или язык жестов тут не поможет!

- Диана Андреевна, но это не я! Это, наверное, Лео!

- Это исключено, вас тогда разоблачили, - строго сказала Блисталова. – Вы тогда проболтались, и…

- Но я узнал за это от Мони! Значит, Лео решил притвориться мною! Вы же знаете, что я не буду к вам приставать!

- Приставать? – удивилась Диана.
Глава 23

Пришлось уйти. Но почему Диана так удивилась слову «приставать»? Может быть, она решила изменить Олегу и сама попросила об этом того, кого приняла за Ватрушкина? Что ж, завтра после репетиции можно будет выяснить это у Маргариты. Как хорошо, что она решила пойти в «Золотую рыбку»!

Итак, Раскольников притворялся, что хочет сделать замечание своей Соне, но не может сделать это при всех: она все-таки самая младшая. Он попросил ее остаться.

- Итак, ты неправильно поняла, - сказал режиссер. – Наш разговор со спектаклем не связан. Комиссия может уходить, а вы останьтесь: поговорим и пойдем на курсы. После вас у меня сразу Порфирий Вениаминович! Маргарита, я не целовал Диану. Наверное, это сделал Лео. Я хотел объяснить ей, но она меня не пустила.

- Ты тоже неправильно понял, - улыбнулась Маргарита. – Целовались Сережа и Розане, я с ними говорила. Тебя не пускают из-за ссоры с папой. Из-за тебя ему будет больно уезжать. Не мог бы ты это объяснить? Где уезжать и почему больно?

Ватрушкин забыл, что девушке сейчас лучше об этом не говорить, и все рассказал.

- Нет! – воскликнула Блисталова. – Неужели я тоже? Да не может этого быть! Я не поеду! Я сбегу к тебе!

- Я думаю, папа тебе все объяснит. Но давай не будем за него говорить. Иди пока к нему. Если бежать, то после церемонии награждения. Поняла? Иди!

Ватрушкин поцеловал Маргариту как родную дочь и повел члена комиссии на курсы. Всю дорогу его мучили тяжелые чувства, а вместе с ними вопрос: зачем приехали Сережа и Розане, сбив с толку и его, и Моню? С Моней, как оказалось, дружить можно, с Лео тоже. Лев и Олег считались близнецами, и вот нашелся настоящий близнец Ватрушкина! Значит, можно будет найти Блисталова в нем! И вот они пришли.

- Еще раз здравствуйте, - поздоровался член комиссии начальственным тоном. – Ой, извините! Я не скоро привыкну к тому, что теперь вы главный, Лев Олегович. Так вот, я не строгий дядька. Я очень добрый человек. Но мои дети пользуются моей добротой. Я все делаю для них и ничего для себя! А отказать им не могу…

- Замечательно! – воскликнул Ватрушкин. – Добрый папа! Я, конечно, понимаю, что злым стать непросто, да я от вас этого и не требую. Вот мне вы сказали, что вы не строгий дядька. Детям вы можете сказать обратное.

- Детям? – удивился член комиссии. – Значит, это будет звучать примерно так: «Я бездушная сволочь, отнимающая баллы за каждую мелочь!»

- Это не вы, - улыбнулся Лев. – Это Порфирий Вениаминович. Он отнимает то, что важнее баллов, – счастье. Кстати, у меня есть идея. Конечно, ваша временная работа скучнее, чем работа актера, но почему бы вам не устроить соревнования в семье? Давайте составим список правил, и вы будете по нему прибавлять или отнимать баллы своим детям.

- А почему вы не можете предложить это всем отцам? Тогда не нужны никакие курсы!

- Порфирию Вениаминовичу не поможет, - вздохнул Ватрушкин. – Этот список у него будет постоянно пополняться, и каждый штраф будет сопровождаться криком. Я знаю его недавно, но слышал много: мой соперник дружит с его дочерью. Тогда с ней дружил и я. Мне казалось, что я и сейчас с ней дружу, но нет… она Блисталову как родная, а с ним мы поссорились навсегда. Думаю, он не разрешит нам видеться.

- А сын? Он с Блисталовым не дружит?

- Дружит, но у них простая дружба, а Ирина – родственная душа Олега.

Они разговорились. Порфирий Вениаминович уже пришел, а они и не собирались заканчивать. Оба рассказывали о своей жизни, заново радовались и грустили… Теперь Лев понял, кто ему нужен вместо Олега. Он настоящий друг, но все же соблюдает все правила.

- Я же знал, что все наладится! – воскликнул Ватрушкин. – Но как вас зовут? Я на вас жаловаться не буду.

- Нет, - ответил член комиссии. – Я буду соблюдать все правила. И, кстати, соревнования моих детей продлятся до конца сна: дети о них забудут, но правила будут соблюдать. Главное правило – не дергать папу!

- Эй, можно? – не выдержал Порфирий Вениаминович.

- Да, конечно, - ответил Лев Олегович. – Вот у него, друг (не знаю вашего имени, буду называть вас другом), будет совсем другой план. У каждого он свой. Вы, друг, кстати, можете предложить это своим коллегам. Хотя нет, не надо, я попробую подружиться и с ними.

- Странно звучит, - усмехнулся член комиссии. – Как будто вам это нужно для победы! Вот вы мне рассказали, как потеряли друга, и я все понял. А мои коллеги считают, что вы будете выдумывать грустные истории. Я пытался сказать им, что они могут оказаться правдой, но они не понимают. Ладно, не буду вам мешать! До свидания!

С Порфирием Вениаминовичем все оказалось гораздо труднее: он не признавал профессию своих детей. Ну не нравилось ему, что они актеры! Надо было выяснить причину: может быть, он поступает так, как Ирина когда-то с Олегом? Может, у него есть мечта, а театр почему-то мешает?

Как выяснилось, дело тут совсем не в этом. Просто Ирина очень хорошо училась в школе, и отец надеялся, что она будет заниматься умственной деятельностью. Этот вопрос решился быстро: Лев объяснил, что родители не должны оказывать влияние на выбор детей. И лучше не ругать их за бытовые мелочи: если что-то мешает, то можно исправить. Пора уже привыкнуть к астральному миру! Четверть сна позади! Многие бытовые вещи не нужны вообще! Но Порфирий Вениаминович за все это время не использовал ни одной специальной техники. Он даже не знал, умеет он это делать или нет: он ни разу не пробовал, потому что был слишком реалистичен.

- Так вот в чем дело! – воскликнул Ватрушкин. – Если вы научитесь техникам, то будете таким хорошим папой, как я! Это я вам гарантирую! Мы можем начать прямо сейчас. Самое простое умение – это полет. Правда, я давно этим не занимался: я летаю на сцене. А вы попробуйте!

Порфирий Вениаминович взлетел. Ему понравилось. Лев решил, что для этого Андреев должен учиться у собственного сына. Кстати, не только он, но и Ирина с Роману должны вернуться к родителям: места в доме хватит. Да, Леша и Маргарита больше не будут жить вместе. Но что будет, когда они решат пожениться? Тогда они, конечно, будут жить с родителями одного из них, то есть Маргариты! Ведь Ирина и Роману, когда уедут в Рио, поселятся у Юлии Егоровны и Порфирия Вениаминовича.

Да, Роману-Разумихин перейдет из «Золотой рыбки» в «Дельту». Маргарита-Соня тоже. Родители не знали, что она задумала побег. А Леша узнал, что она все знает, и пытался что-то объяснить, но не смог.

- А если будет траур? – спросил он. – Будешь слушаться родителей?

- Если траур, то, скорее всего, буду.

- А он будет, - загадочно произнес Андреев.

Глава 24

Рома и Паула теплым летним вечером прогуливались по Дерибасовской. Они весело болтали обо всем, время от времени одаривая друг друга комплиментами. Вдруг Паула посмотрела по сторонам – нет ли знакомых? Были. Леша и Маргарита. Но они тоже были заняты друг другом, поэтому девушка решила спросить:

- А ты не боишься?

- Чего не боюсь? – не понял Ильин.

- Своих проделок с Марком, конечно! Неужели ты думаешь, что тебе это простят?

- Да кто меня выдаст? Марк? Не смеши мои тапочки: мой друг так не поступит. И вообще, нервная ты моя, я пошутил: у Марка не «маленький план», а столетка! И заключается она вовсе не в том, что я сказал. Поняла, бестолковая ты моя?

- Поняла, - ответила Паула.

Они разговаривали о том дне, который сделает их обоих навеки счастливыми. «Почему навеки?» - спросит внимательный читатель, запомнивший, что ни один брак, заключенный во сне, не длится более тысячи лет. Но Олег тогда забыл сказать, что это относится только к бездетным бракам. Ребенок есть – отношения спасены. А детей Паула и Рома планировали. Они хотели пожениться, а потом сразу начать это дело.

Чуть позже на Дерибасовскую вышли еще две пары: парень с девушкой и два парня. Наверное, взрослые читатели подумали об особых людях, но я имею в виду Ватрушкина и члена комиссии. А парень и девушка – это Роману и Ирина.

- Ирина Андреева, - вздохнув, сказал Лев своему новому другу.

На Ирину такое же впечатление произвел Рома. Ее сердце сжалось, и она сказала:

- Пойдем отсюда, Роману.

Но Лев Олегович еще не успел увидеть Ильина, поэтому, решив, что эти слова связаны с его присутствием, заплакал.

- Лева, что с тобой? – услышал он голос младшего Андреева.

- А нам разве можно общаться? – по-одесски ответил Ватрушкин.

- Мне можно, Ирине тоже, - ответил Леша. – А вот Маргарите нельзя общаться с Дашей, и Диане с Лилией! Кончилась ваша семейная дружба!

- Что? – взбесился Лев. – А что Даша Маргарите сделала? Что Лилия сделала Диане? Мне все равно – у меня новый друг! У Лилии подруг достаточно! А что делать моей дочери? Леша, передай ему: пусть найдет для нее новую подругу. Друг, пойдемте отсюда, - сказал он, обратившись к члену комиссии.

И тут Андреев понял, с кем подружился Ватрушкин. Он был в шоке, Маргарита тоже.

- Хоть мы с ним и друзья, я на него пожалуюсь, - сухо сказал Леша. – Это будет справедливо. Нельзя так поступать! Нельзя!

- И ты туда же! – воскликнула Маргарита. – Неужели ты думаешь, что дядя Лева подружился с членом комиссии с целью вырвать победу? Не забывай, что член комиссии является еще и обычным отцом, который пришел на специальные курсы, после чего они и подружились!

- Все равно я расскажу Олегу.

И на следующий день в «Дельте» был скандал. Блисталов спросил, есть ли среди сегодняшних членов комиссии подлец, и Леша сказал, что есть.

- Вот этот, - показал он.

- Что я вам сделал? – возмутился член комиссии.

- А что вы обсуждали с моим соперником? – заорал Олег.

- Да то, что он раньше обсуждал с вами. Мы говорили о жизни, Олег Львович. Несмотря на дружбу с Ватрушкиным, я по-прежнему буду честно ставить баллы. И, если вы сейчас же не успокоитесь, я честно их отниму. Я ведь тоже человек! Почему у меня не может быть друзей?

- Тогда давайте и я буду с вами дружить, - улыбнулся Олег. – Для него вы будете вместо меня, а для меня – вместо него!

- Я знаю от него, что вы за человек, - сухо сказал член комиссии. – Вы обвиняете друга в том, что у вас есть чувства. И это не он их раскрыл. Они могли раскрыться в любой момент. Значит, пока вы не дружите с ним, вы не дружите и со мной.

Злость овладела Олегом, и поэтому он сегодня набрал максимальное количество репетиционных баллов, чего еще никогда не было на соревнованиях. После репетиции он взял тетрадь и стал что-то сочинять, но, видимо, никак не мог придумать хороший сюжет. И вот Блисталов увидел в окно, как Лев целуется с Дианой. Последняя была дома, поэтому он догадался, что это Сережа и Розане, но все-таки их сфотографировал.

Потом Олег выбежал на улицу, объяснив жене, зачем это нужно. Он прикинулся дурачком и закричал, обращаясь к Розане:

- Диана, таким способом с ним тоже нельзя общаться! Забыл поставить ограничение!

- Олег, ты все забыл. Я не Диана, я Розане.

- Еще и врет! – заорал Блисталов. – Почему ты его целуешь, дура?

- Потому что я его люблю.

Олег записал на диктофон этот краткий диалог. Запись вместе с фотографией долетела до Балаболкина – известного распространителя слухов. И скоро вся Одесса узнала, что Лев Ватрушкин изменяет своей жене с женой Олега Блисталова. Лев пытался объяснить, в чем тут дело, но ему никто не верил, и все над ним смеялись. Даже Лилия спросила:

- Ты ее любишь?

- Сережа и Розане это! – заорал Лев. Он не ожидал такого отношения со стороны одесситов, в том числе Лилии, поэтому впервые в жизни орал на жену. – Помнишь, я рассказывал о Сереже, первом муже Дианы? Он ее не забыл. Помнишь мою смешную историю с Розане? Она меня не забыла. Они встретились и решили забыть своих возлюбленных. К сожалению, им это не удалось. Вот они и превратились: Сережа в меня, а Розане – в Диану!

- А что они в Одессе делают? – спросила Лилия.

- Вот этого я не знаю.

- Не знаешь? – нежно уточнила Ватрушкина. – Значит, это не они. Это ты и Диана Блисталова. Если хочешь, я помогу тебе отнять ее у Олега.

Тогда Ватрушкин понял, что жена ему никогда не поверит, и решил действительно от нее уйти, иначе она ему житья не даст. Ее спокойное отношение к любовницам только усугубляет ситуацию... Но, конечно, Лев пошел не к Диане. Он пошел к Андреевым и Роману и объяснил ситуацию. Никто не комментировал эту историю. Его приняли, а Ирина сказала, что попробует подружиться с Дашей.

- Это здорово! – воскликнул Порфирий Вениаминович. – Тогда вы, Лев Олегович, можете меня контролировать. А ты, Леша? Когда мы начнем занятия?

- Нет, не сейчас, - покраснел Андреев. – Сейчас я должен сделать предложение.

- Я рада за тебя, - улыбнулась Юлия Егоровна.

- Сумасшедшие! – заорал Порфирий Вениаминович. – Я смирился с этим Роману, но твою корову, Алексей, я терпеть не буду! Так и скажи, что я против твоего брака!

Лев пытался напомнить Порфирию, что такое любовь, но у него это не получилось. Сегодня Леша не сделает Маргарите предложение. Но ему придется учить папу тому, чему его когда-то учила Дора.

- Итак, начнем…

Глава 25

Сережа узнал, что думают о Льве, поэтому сказал Розане:

- Думаю, нам больше нельзя превращаться в этих людей. На невинного человека из-за нас наговаривают! Мы должны попробовать полюбить не этих людей, а друг друга. Превращайся обратно в Розане. Живо, живо! Вот так. Теперь я.

- Тогда я ухожу от тебя! – воскликнула Розане. – Мне нужен не ты, а он! Вот он! Лева!

Но это был не он. Это был Лео. Но сеньору Силва устроил и такой вариант. Сережа, конечно, был подавлен, но он решил, что это не повод забывать свою вину. Он должен был привести Розане к Балаболкину и все объяснить.

- Розане! – закричал Юнцов. – Дело есть! Мы должны успеть до репетиции! Пошли в полицию!

- В полицию? – взвизгнула Розане. – Что я тебе сделала?

- Да ничего! Ничего страшного не будет, поверь мне! Нам нужно доказать, что это мы, а потом мы вместе с полицейским пойдем к Балаболкину и все объясним. А потом, я так понимаю, начнется совсем другая жизнь... Ты будешь с Лео... Значит, мне останется только оплакивать погибшую "возлюбленную" - Дианинью.

***

Кирилл Юрьевич и Рикардо обсуждали соревнования. Да, Долгов с приездом Оливейра утратил свою «правильность». Возможно, скоро с него снимут почетный статус, и он сможет приезжать к своему другу.

- Дела идут замечательно, - улыбнулся Рикардо. – Вот у нас все было одинаковое количество баллов, а вчера мы набрали максимум! Ладно, мне пора! Скоро репетиция начнется.

- Не начнется! – завопила Розане, ворвавшись в кабинет.

- Нет, наверное, вам нужен я, - улыбнулся Кирилл Юрьевич. – Я полицейский, а Рикардо – актер. В полиции он больше не работает.

Сережа объяснил ситуацию с Ватрушкиным, и все трое (у двоих теперь были опознавательные знаки) пошли к Балаболкину и приказали ему сейчас же признать ошибку. Все. Ватрушкин спасен, а Розане да Силва будет встречаться не с ним, а с его клоном.

У «Дельты» репетиция прошла нормально, а вот Маргарита Блисталова не справлялась со своей задачей. В тот день друг режиссера наблюдал за «Золотой рыбкой», поэтому Лев решил поговорить с ней при нем.

- Очень плохо, - строго сказал он. – У тебя много ошибок. (он перечислил все) Что у тебя случилось?

- Леша меня не любит!

- Как это? Почему ты так решила?

- А он предложение не делает! – заплакала Маргарита. Ватрушкин вздохнул. Неужели эта девушка, которая на весь сон останется пятнадцатилетней, всегда будет так рассуждать и никогда не повзрослеет? Почему обязательно нужно сразу делать предложение? Маргарита ответила, что Андреев говорил о сюрпризе, но в тот день, когда должен был преподнести этот сюрприз, не пришел вообще. Лев объяснил, что Леша собирался сделать предложение, но ему помешал Порфирий Вениаминович. Наверное, Андреев сделает это сегодня после занятия с отцом. Маргарита после репетиции сразу пошла домой ждать Лешу. И вдруг она услышала голоса родителей из соседней комнаты:

- У тебя было что-нибудь с Ириной Андреевой, Олег?

- Было, но быстро прошло.

- Правильно! А почему прошло?

- Потому что Андреевы и Блисталовы – это братья и сестры.

- Вот! Значит, и у Маргариты не должно быть никаких отношений с Лешей!

- Конечно, я с тобой полностью согласен!

Маргарита поняла, что тут с родителями не поспоришь: они правы. С Лешей нужно порвать, причем так же легко, как это в свое время сделали Ирина и Олег. Но сможет ли она сохранить свою дружбу с Андреевым? В этом она сомневалась, да и зачем это делать? Ей, в отличие от Дарьи Ватрушкиной, подруг хватает.

Но тут пришел Леша и сделал предложение.

- Решайся, доченька, - улыбнулся Олег. – Совсем повзрослела!

- Я не буду портить отношения с родителями, - тихо сказала Маргарита. – Леша, я отказываюсь от тебя, потому что Блисталовы и Андреевы – это братья и сестры.

- Вот и молодец! – похвалила дочку Диана. – Понимаешь, что родители против!

- А мой папа согласился! – закричал Леша. – Это после занятия, да! Он теперь добрый! Маргарита, ты из-за них? Не смей этого делать! Согласись! Умоляю тебя!

- Леша, я люблю тебя, но родители против нашего брака. Я не могу согласиться.

Тогда Андреев выбежал, хлопнув дверью. Прибежав домой, он крикнул папе, что больше не будет его учить.

- Это еще почему? – удивился Порфирий Вениаминович. – Я что-то не так сделал?

- Найди себе другого учителя, а я утоплюсь.

- Что, отказала?

Леша кивнул. Порфирий Вениаминович вообще не понимал, в чем заключается проблема сына, ведь он сам никогда никого не любил. Поэтому он не знал, что делать с Лешей.

- Я же не собираюсь этого делать! – напомнила брату Ирина. Они между собой разговаривали по-русски, поэтому Роману ничего не понял.

- А у тебя этот есть! – закричал Леша. – Ты нашла его как раз вовремя, а мне никто не нужен, кроме нее!

- Да успокойся ты, - улыбнулась Юлия Егоровна. – Вы же будете вместе!

- Откуда ты знаешь? – уже спокойно спросил Леша.

- Вы будете вместе играть в «Дельте».

- Мама…

Мальчик хотел закричать, но вместо этого посмеялся.

- Ладно, интернет мне поможет. Я найду какие-нибудь советы.

Маргарита тоже решила забыть Лешу. Сейчас у нее была другая задача: помочь своей команде набрать больше репетиционных баллов. Она начала повторять свою сцену. Олег сначала хотел помочь дочке, а потом вспомнил, что она в другой команде, и сказал:

- Татьяна, мы должны последовать ее примеру.

- Хорошо, Олег, - согласилась Диана. – Будем отрабатывать их образы.

- Только я теперь не Олег, а Евгений! Забыла? Значит, этим вечером мы должны стать Евгением и Татьяной, а Маргарита – Соней.

Диана хотела было возразить, но соревнования есть соревнования: когда ты кого-то играешь, ты невольно входишь в образ, и твои реальные чувства пропадают. Так все Блисталовы провели этот день: никто не был собой. День прошел, и наступила ночь. Все легли спать со спокойной душой.

Если бы Олег знал, какие мучения будут его преследовать, он бы сейчас думал не о спектакле, а о более важных вещах. Те вопросы, на которые он пытался бы ответить, не давали ему покоя в Рио-де-Жанейро, когда Ватрушкин впервые посетил этот город. Но сейчас, повторюсь, Блисталова не мучили главные вопросы.

А Порфирий Вениаминович стал совсем другим. Теперь дети довольны своим отцом. Они оба почувствовали себя счастливыми. Леша забыл о своем решении, ведь от такого папы уходить нельзя!

А вот Дарья Ватрушкина страдала: теперь у нее не было подруг. Ирину она не интересовала. Лев сказал ей, что Маргарита Блисталова ничего не стоит, поэтому нужно найти другую. Может быть, это будет Люся – дочь члена комиссии? Даша согласилась попробовать с ней подружиться – опять будет семейная дружба!

- Люся завтра в восемь часов вечера будет на Молдаванке с очень высоким парнем, - улыбнулся Лев. – Удачи тебе, доченька!

А Олег…
Глава 26

Олег во сне почувствовал, что его руку кто-то режет. Он закричал и открыл глаза, но никого не увидел. Резать продолжали.

- Диана! – заорал Блисталов. – Вызови полицию! Убивают!

Маргарита тоже проснулась и заплакала. Диана вызвала Кирилла Юрьевича, быстро сообщив, что происходит.

- Преступник, приказываю появиться, - строго произнес полицейский. – Иначе срок будет добавлен! Странно, обычно после этих слов сдаются… Ничего, сейчас он появится. Убежал, подлец! Блисталов, как вы?

- Никак, - слабым голосом произнес Олег. – Я умираю. Вы только посмотрите, как меня изрезали! Я уверен, это сделал Ватрушкин!

- Ватрушкин? – удивился Кирилл Юрьевич. – Да не мог он так поступить! Зачем ему вы? У него новый друг!

Блисталов уже готов был сказать, что не подумал, ведь во время соревнований обвинение Ватрушкина во всех преступлениях было его главным правилом, которое иногда доходило до абсурда, но вдруг он вспомнил, что вечером делал с Дианой. Может, и Лев решил войти в роль Раскольникова? И полицейского, помешавшегося на соревнованиях, это убедило. Олега положили в больницу. Надежда на спасение еще была, а Ватрушкина было решено поймать после репетиции. Да, Блисталов решил сбежать из больницы и показать, на что он способен, – может быть, за это ему добавят баллы!

Итак, изрезанный Олег пришел на репетицию и пытался показать себя с лучшей стороны, но у него ничего не получилось. Лев еще ничего не знал, поэтому хорошо справился со своей задачей. У обеих команд снова было одинаковое количество баллов. Однако Маргарита осталась со своим другом и режиссером после репетиции:

- Дядя Лева, зачем ты пытаешься его убить?

- Что? – не понял Ватрушкин. – Кого убить?

- Кого? – завопила Блисталова. – Да отца моего, болван! Разве не ты его изрезал?

- Да ты шутишь!

- Кирилл Юрьевич разберется! – закричала Маргарита и убежала.

- Здравствуйте, Лев Олегович, - поздоровался полицейский. – Дело в том, что у вас появилась новая работа.

- И где я буду работать?

- В тюрьме, мой дорогой! Пойдемте, я сейчас все объясню. Дело в том, что Диана и Маргарита Блисталовы проснулись от крика Олега. А почему он кричал? Потому что его резали! Он пошел на репетицию, но сейчас лежит в больнице. Может быть, мы уже никогда его не увидим. Как известно, главный соперник Блисталова – это вы. Скорее всего, отсидите десять тысяч лет. Если он выживет, то всего тысячу.

- Вы не смеете! – заорал Ватрушкин. – Я его не трогал! Я спал!

- Кто-нибудь может это подтвердить? – сухо спросил Кирилл Юрьевич.

- Нет… Жена и дочь тоже спали. Теперь и они наверняка считают меня убийцей…

И певец заплакал. Он не знал, в каком состоянии находится Олег, и допускал, что никаких проблем у Блисталова нет, и все это подстроено его соперником. Но решится ли этот вопрос? Может быть, эта случайность сломает судьбу великого певца! Что тогда делать? Уж лучше было навсегда остаться в Рио-де-Жанейро, чем провести в тюрьме тысячу лет и выйти забытым и никому не нужным исполнителем! О десяти тысячах Лев не думал, потому что не осознавал, что Олег может умереть. Тогда, в Рио, картина смерти была привычной, но сейчас...

Вскоре вся Одесса знала, что Льва Ватрушкина, знаменитого певца Льва Ватрушкина, посадили за покушение на убийство, и «Золотой рыбке» автоматически засчитали поражение. Балаболкин рассказал об этом всей Одессе. Он и его друзья опрашивали всех знакомых Льва. Вот что сказали опрошенные:

Лилия Ватрушкина: Вот до чего довели эти дурацкие соревнования! Убить человека хотел! Вот теперь я не хочу быть его женой!

Дарья Ватрушкина: Хороший папа оказался плохим человеком. Я огорчена. Хочу сказать Люсе, которая в восемь вечера будет на Молдаванке с очень высоким парнем: я не собираюсь с ней знакомиться. Это ведь был его совет...

Олег Блисталов, в скорой смерти которого уже никто не сомневался: Я сам виноват. Не надо было прекращать дружбу из-за ерунды. Но я не ожидал, что он на такое способен! Что ж, это даже красиво получается - я умираю за театр! Но только почему меня должен был убить именно Ватрушкин?

Диана Блисталова: В этом и моя вина. Это из-за моего упрямства началась дружба, которая так трагично закончилась. Я надеюсь, что мой муж будет жить!

Маргарита Блисталова: Если бы соревнования продолжались, я бы перешла в «Дельту». Я и сейчас могу это сделать: я уже меньше привязана к родному городу этого идиота. Папа, живи!

Лео Ватрушинья (Ватрушкин решил дать ему именно такую фамилию): Не ожидал… Но пока не буду раскрывать свою тайну.

Ирина Андреева: Я живу с Олегом с самого начала сна. Неужели он умрет? Я этого не вынесу!

Алексей Андреев: Раньше я ненавидел пение Ватрушкина, а теперь – его самого!

Юлия Андреева: А я на его концерты ходила!

Порфирий Андреев: Никогда не был его фанатом, а сейчас ненавижу!

Роману: Дал мне возможность поверить в себя, и вдруг…

Марк: А я ведь тоже с ним дружил!

Лучшее из речей «Дельты»: Мы хотели победить. Мы добивались победы. Но мы не думали, что это будет так. Нам ничего, а им – позор! И вообще, мы потеряли своего руководителя. Мы знаем, что потеряли. Он не выживет. И как мы будем без него?

Лучшее из речей «Золотой рыбки»: Теперь к нам никто не будет приходить: все будут помнить поступок Льва Ватрушкина. Никто и не вспомнит, что нам помогал и Олег Блисталов. Мы навсегда отстранены от любых соревнований, и это справедливо. Мы больше не актеры.

Моня Рабинович: Я же совсем недавно с ним виделся! Нормальным человеком был!

Кирилл Юрьевич Долгов: Не думал, что у адекватной Маргариты Блисталовой такой друг. Сам отвел его в тюрьму.

Тот самый член комиссии: Теперь понятно, почему Блисталов от него отвернулся – чувствовал перемены. А я, дурак, не сообразил! Я даже рад, что все закончилось.

Розане да Силва: Теперь я готова выйти замуж за Сергея Юнцова, потому что тот, кого я любила… короче, Лев Ватрушкин!

Сергей Юнцов: А я не собираюсь снова жениться на Розане да Силва. Я сделаю предложение Диане Блисталовой, ведь она потеряла своего мужа!

- Говорите по существу, - напомнил Балаболкин. – Что вы скажете о поступке Льва Ватрушкина?

- Ничего не скажу. Я буду продолжать с ним дружить. Дело в том, что я был на четырех свадьбах, две из которых – мои. Так вот, он был на всех этих свадьбах, как и Олег Блисталов, но Олега уже скоро не станет. Поэтому я продолжу дружить с Ватрушкиным и буду ходить к нему в тюрьму!

Сережу после этих слов также стали ненавидеть все, особенно Блисталовы: в такой критический момент сделать Диане предложение!

- Но что в этом такого? – задумался Олег, когда все Блисталовы были в больнице. – Ты будешь после моей смерти одна воспитывать Маргариту? Нет, ты должна выйти замуж. Думаю, теперь, когда у тебя есть дочь, у вас все получится. Вы ведь из-за Лео расстались?

- Да, - призналась Диана. – Если бы он тогда не погиб, мы бы до сих пор были вместе. Его смерть подкосила нас, и мы уже не могли продолжать те отношения, которые были до этого...

- А сейчас Лео жив, - улыбнулся Блисталов. – Значит, вы можете начать с нуля! Маргарита, вместо меня теперь будет Сергей Юнцов.

- Хорошо, - ответила девушка и заплакала.

Вся «Дельта» оставалась в Одессе: все надеялись на спасение своего руководителя, поэтому не спешили уезжать. Но, похоже, он все-таки умрет: врачи не знают, как его вылечить. Они хотели избавить его от страданий, но он сказал, что попробует выжить.

Глава 27

Ночью Олега опять резали, и он опять заорал не своим голосом:

- Помогите! Ватрушкин сбежал!

- Об этом пришло бы сообщение, - сказала медсестра. – Боже мой! Опять режут! Полиция! Это не Ватрушкин!

Полицейские прибежали и опять никого не нашли.

- Вот теперь я точно скоро умру, - тихо сказал Олег. – Телепортируйте меня, пожалуйста, к Ватрушкину: я хочу в последний раз его увидеть. И извиниться перед ним... Зачем же я сказал, что меня убил Ватрушкин, когда это сделал кто-то другой?

Его просьбу выполнили. Лев, увидев состояние своего бывшего друга, испуганно закричал.

- Теперь я знаю, что это не ты, - улыбнулся Олег. – Прости меня за все, Лева. Прости.

Блисталов сказал так и заплакал, забыв о том, что за ним наблюдает полицейский.

- Вы закончили фразу, Блисталов? – послышался голос с неба. Никто, кроме Олега, его не слышал. – Если закончили, кивните.

Олег кивнул и умер.

- Вот и все, - произнес полицейский. – Но есть и хорошая новость – вас признали невиновным! Вы свободны!

- Он мог бы еще жить, - возразил Лев. – Он умер не от ранений, а от общения со мной. Я хотел помочь его дочери, а вместо этого потерял друга и убил его.

- Подождите, но это он забыл об ограничении! При чем тут вы?

Лев рассказал, что соревнования проходят по его вине.

- Его можно оживить, - сказал полицейский. – Немногие жертвы "маленького плана" удостаиваются такой чести. Только он станет другим человеком. То есть эту внешность уже не вернуть, но можно создать нового человека с его душой! Этим займется мудрая Ольга.

И эта информация дошла до Балаболкина. Ольга начала создавать нового Олега, опрашивая всех его живых друзей и восстанавливая магические символы его души. Как радовалась «Дельта»! Как радовалась Одесса! Одному Сереже это не нравилось. Он надеялся, что Диане не понравится новый облик мужа, но это было маловероятно.

- Лев Олегович, теперь Олег Львович снова будет вашим другом? – поинтересовался член комиссии.

- Нет, - вздохнул Ватрушкин. – Я не уверен. А что с нашими соревнованиями?

- Продолжатся, - улыбнулся член комиссии. – Надеюсь, теперь у нас все будет хорошо! А что Даша говорила о моей Люсе? Она хотела с ней подружиться?

- Да. У нее же нет подруг!

Ольга занялась Олегом, но, если описать все сложные манипуляции, которые она проделывала, придется написать отдельную книгу. Я просто скажу, что все кончилось хорошо: из дома мудрой Ольги вышел человек с душой Олега Блисталова. Он ничего не забыл и все-таки не помирился с Левой: по его мнению, именно Ватрушкин заставил его ненадолго умереть.

Диана не знала, как теперь выглядит ее муж. Она ждала его от Ольги. С ней ждали Маргарита и Сережа. Сердце последнего стучало так, что девушки это слышали.

- Успокойся ты, - улыбнулась Диана. – Если он мне понравится, мы с тобой все равно будем в хороших отношениях. Да что с тобой? Любовная лихорадка, не иначе!

- Что с покушением на убийство? – спросил Сережа. – Что-нибудь известно?

- Известно, что это человек не из театра: у него нет специального театрального знака. Если его не найдут до конца соревнований, Даша Ватрушкина не сможет пойти в «Золотую рыбку». Еще одна новость: теперь только отмеченные могут выезжать из Одессы.

Сережа вскрикнул. Он подумал о Розане.

- Диана, а если не понравится, мы будем вместе? – спросил он. – В любом случае? Даже если ты узнаешь обо мне что-то плохое?

- Говори, - улыбнулась Диана. – Я в любом случае все прощу.

- Тогда... Диана, я... Нет, не могу! Не могу!

- Хорошо, потом расскажешь.

А за Розане Сережа переживал зря: она, в отличие от Ватрушкина, легко могла навсегда остаться в другой стране. И тут вошел Олег. Совсем не тот Олег, который приходил раньше. Но Диана его сразу узнала. Она даже не думала, что это может быть другой мужчина. Это был он. Как она поняла? Да так, как он отличает Льва от Лео!

- Олег, наконец-то! – воскликнула Диана, обнимая его. – Любимый вернулся! Маргарита, папа пришел!

Маргарита обнялась со своим отцом.

- Здравствуйте, Олег Львович, - поздоровался Сережа.

- Подождите, - оттолкнул его Блисталов. – Что вы здесь делаете?

- Понимаешь, любимый, если бы твой новый облик мне не понравился… если бы я тебя разлюбила…

- Что? – закричал Олег. – И ты это могла допустить? Ты считаешь, что могла меня разлюбить? Или ты меня уже разлюбила, планируя свадьбу с Сережей? Тогда между нами все кончено. Я ухожу. А ты, Маргарита, можешь приходить к Андреевым – я буду у них. Прощай, Диана!

Блисталов убежал, хлопнув дверью.

- Наконец-то! – воскликнул Сережа. – Теперь мы можем пожениться!

- Нет, - возразила Диана. – Я не понимаю… Так страдал из-за меня, а теперь сам прогнал! Может, он давно меня разлюбил и просто ждал удобного случая?

Диана заплакала. Сережа обнял ее и сказал:

- Ты не думай… Со мной тебе будет хорошо. Давай забудем прошлое. Знаешь, почему тогда так получилось? Потому что у нас не было настоящих детей. Один Лео. А сейчас у нас есть Маргарита. Диана, я буду любить ее как родную дочь! Может быть, у нас появится кто-то еще… Маргарита, что с тобой? Почему ты плачешь?

- Я больше не смогу видеть папу, - ответила девушка. – Я никогда не пойду к Андреевым.

- Это еще почему? – удивился Сережа. – Что они тебе сделали?

Маргарита покраснела и ничего не ответила. Диана обняла ее, и они вместе заплакали.

Официально решили ничего не менять: Диана по-прежнему была Дианой Блисталовой. Она надеялась, что Олег одумается и вернется к ней, ведь на последующих репетициях он ее как-то выделял.

На этот раз Олег практически не страдал: он был занят соревнованиями. И вообще, правильно ли поступили Блисталовы, приняв решение о браке? Да, сначала все было идеально, но потом родилась Маргарита. У Олега не было опыта в воспитании детей, поэтому Диана его ругала. Это не напоминало отношения с Сережей, но все-таки было тяжело. А бездетные браки во сне всегда заканчиваются. Значит, Олег и Диана не могут быть вместе.

Глава 28

А как же те 85 лет страданий? А их и не жалко: на Рио-де-Жанейро Олег убил гораздо больше времени. Теперь можно спокойно жить и искать новую жену, которая поможет забыть прошлое. Но где ее взять? Кто может помочь ему в этом? Нужно найти родственную душу, то есть человека, у которого тоже никого нет. Таких знакомых было двое: Моня и Дарья Ватрушкина. Но Моня не сможет помочь Олегу в поисках. Значит, придется обсудить этот вопрос с дочерью бывшего друга.

А Дарья Ватрушкина все-таки в восемь часов вечера пришла на Молдаванку. Она сразу поняла, где Люся: девушка беседовала с очень высоким парнем.

- Люся, привет! – закричала Даша. – Ты же Люся, да?

- Да, я Люся.

- Может быть, это просто совпадение, - улыбнулась Ватрушкина. – Мне нужно знать твою фамилию.

- Костюмова.

- А отчество?

- Владимировна. Моего отца зовут Владимир Николаевич Костюмов.

- А я Дарья Ватрушкина.

- Ватрушкина? – в испуге закричала Люся. – Дочь того самого?

- Да, я дочь Льва Ватрушкина.

- Тогда придется найти нового члена комиссии.

- Это еще почему? – удивилась Дарья.

- Потому что твой отец знает, как зовут моего!

- Так он же не знает! Это я знаю!

- А разве ты не расскажешь? – улыбнулась Люся.

- Нет, не расскажу! Пусть тайна раскроется после соревнований!

Все наладилось – Костюмова подружилась с Ватрушкиной. Теперь осталось подружиться их матерям.

А встреча Владимира и Льва после общения дочерей прошла не очень хорошо:

- Вы знаете, как меня зовут? – спросил Костюмов.

- Нет, понятия не имею!

- Не врите, Лев Олегович. Тайна раскрыта. Скажите же, как меня зовут!

- Откуда я знаю? – возмутился Ватрушкин. – Дочь мне рассказала, что смогла подружиться с вашей Люсей, а больше ничего! Вот такая смешная история - знаю, как зовут вашу дочь, но не знаю, как зовут вас!

- Если будете врать, мы с вами разойдемся. Говорите, как меня зовут!

- Да я не знаю! – Лев начал понимать, что это не шутка, поэтому уже плакал.– Не уходите! У меня же никого не останется, если вы уйдете!

- Мне все равно. Вы врете.

- Может быть, я вам спою?

И он спел. Ватрушкин увидел, что Костюмову совсем не понравилось: у него было то же строгое выражение лица. И член комиссии ушел от певца. Уже навсегда… А на следующий день Люся рассказала Даше, что отец всю ночь плакал и не мог объяснить, что случилось. Через некоторое время в сценарий «Золотой рыбки» было добавлено несколько песен Раскольникова, чему Лев очень обрадовался. Но Костюмов не признавал, что его поразило пение Ватрушкина. Теперь у Льва были только жена и дочь… Он злился на последнюю, ведь она подружилась с Олегом Блисталовым! Но Даша не знала о чувствах отца.

Пора рассказать, как именно началась дружба Ватрушкиной и Блисталова. Олег спросил:

- Даша, а ты бы хотела выйти замуж?

- Да, - вздохнула Дарья. – Но я понимаю, что это невозможно.

- Почему невозможно?

- Ты же понимаешь, бездетные браки, заключенные во сне, всегда заканчиваются. А я не могу иметь детей.

- Ты проверяла? – спросил Олег. – Тебя наказали?

- Почему наказали? Я и в реальности не могла иметь детей.

- В реальности! – усмехнулся Блисталов. – А во сне детей не могут иметь только наказанные. Значит, у тебя все будет хорошо! У меня к тебе предложение: будем вместе искать мне жену, а тебе мужа!

- Хорошо, - согласилась Даша и запела. Она пела специально для него.

- А почему ты раньше одна не пела? – удивился Олег, пораженный этим исполнением. – Так хорошо поешь со своим отцом… а сейчас я понял, что ты и одна можешь!

- Все дело в папе, - вздохнула Ватрушкина. – Меня все воспринимают как его дочь. Я иногда устраиваю концерты, но на них практически никто не ходит – я без отца неинтересна.

- Да это же несправедливо! – возмутился Блисталов. – Хочешь, я буду с тобой петь? На меня все клюнут. Я пою хуже, и все поймут, что ты можешь петь без партнера!

Так они и сделали. На первый концерт Олега Блисталова и Дарьи Ватрушкиной пришла почти вся Одесса, но никого не интересовала дочь известного артиста – все хотели услышать пение великого актера. Но им пришлось разочароваться: как вы уже знаете, Даша пела гораздо лучше.Все опять сравнили ее с отцом, однако это не мешало Ватрушкиной процветать.

Конечно, Лев Ватрушкин радовался за свою дочь, но ему было обидно, что она может дружить с Олегом, а он – нет! Хотя… разве, когда Олег придет мириться, Лев согласится? Нет, ни за что! Или все-таки вернет лучшего друга? Но Ватрушкин понимал, что ему незачем решать эти вопросы: Олег Блисталов не придет никогда. И член комиссии тоже, ведь Даша молчала о его имени…

Блисталов и Ватрушкина совсем забыли, что хотели найти вторую половинку. Они пели и собирали народ. Но совсем скоро, через месяц, их счастье закончится вместе с соревнованиями. Ведь Олег должен уехать вместе с «Дельтой», а Даша очень похожа на отца – не собирается навсегда расставаться с любимым городом!

За Диану Олег радовался: она произнесла заклинание развода и снова вышла замуж за Сережу. Правда, если бы Блисталов был на этой свадьбе, он бы понял, что Диана по-прежнему из-за него страдает. А решение о браке она приняла из-за Даши, посчитав, что Ватрушкина полюбила Блисталова.

Олег не сразу начал думать о своей любви к Даше. Сначала он просто считал ее очаровательной партнершей, а потом во время репетиций «Дельты» стал думать и о других репетициях – с ней. Но количество баллов по-прежнему было одинаковым – таково мастерство Олега! И вот Блисталов понял, что влюбился. Он боялся сказать об этом своей партнерше: все-таки она – дочь его бывшего друга! Как пойти к нему за согласием? И вообще, скоро им придется расстаться. Олег понял, что это неразрешимая проблема, и на этот раз лучше забыть возлюбленную, иначе придется страдать весь сон. Тогда нужно наконец позволить Дарье Ватрушкиной выступать без партнера…
Глава 29

Олег Львович, Порфирий Вениаминович и Юлия Егоровна заметили, что Леша очень сильно изменился. Он почему-то постоянно пел, а Ирину это раздражало. Она кричала на него:

- Хватит орать, Леша!

- Я не ору, я пою, - отвечал мальчик.

- Да разве это пение?

- Да! Все профессионалы скажут, что я попадаю во все ноты!

Андреева продолжала давить на брата, и он пел все реже и реже. В остальное время он плакал – вспоминал Маргариту. Неужели никогда? А что думает по этому поводу Сережа? Ведь Диана заставила его считать Маргариту родной дочерью! Но идти к ней снова Леша боялся. Он понимал, что при отказе точно пропадет, поэтому лучше спасаться пением. А петь лучше на улице – Ирина не будет приставать! Молодой уличный певец сразу стал популярным, но до Ватрушкина не дотянул – Андреев пел только голосом, который у него, кстати, лучше, чем у Льва Олеговича.

Маргарита же как раз вспоминала песню Ватрушкина о Мишке из группы 5. Эта песня очень подходила девушке: хоть в «Золотой рыбке» и не было студий во время соревнований, она понимала, что ей, как и Мишке, нужно все время думать о театре и продвигать свой коллектив. А личных проблем в театре не существует. Но кто может помочь ей, кроме любимого отца? А к нему она не пойдет – там Леша, с которым она быть не может. Если бы Маргарита спросила у Сережи, что он думает по этому поводу, он бы сказал:

- Я столько лет страдал! А зачем это тебе? Я не запрещаю тебе быть с Лешей.

Да и Диана после ухода Олега изменила свое решение. Но Маргарита ничего не спрашивала – боялась. «А где сейчас Мишка? – подумала она. – Если дядя Лева споет, мне этого совсем ненадолго хватит – то, о чем там поется, делать очень сложно!»

Этот вопрос Маргарита задала маме.

- Мишка вернулся в Омск, - ответила Диана. – В какой-то момент его перестала интересовать работа в "Дельте". Но давай по специальной технике посмотрим, где наш Мишка! Он снова в Рио! Что он сейчас там делает, не понимаю, но планирует остаться там на несколько лет. После соревнований ты сможешь с ним пообщаться.

Маргарита согласилась, надеясь сразу после общения с Мишкой сбежать в Одессу. Через месяц ее жизнь наладится, а пока придется потерпеть.

Отец ее решил, что не сможет забыть Дарью Ватрушкину. Он долго думал, что делать, и наконец решил все-таки опозориться перед «Дельтой» и после соревнований перейти в «Золотую рыбку».

«А если Ватрушкин победит? – думал Олег. – Тогда некрасиво получится. Даже если объявить заранее, это не поможет. Тогда все подумают, что я знал о своем падении, и поэтому… Значит, нужно уже начинать работать в любимом режиме, чтобы не возникало подобных подозрений! Но сначала пойду мириться!»

Лев был удивлен визиту Олега. Он не знал, что сказать гостю. Даша же улыбнулась и бросилась к нему на шею.

- Подожди, милая, - отодвинул ее Блисталов. – Мне нужно поговорить с твоим отцом. Лева, я был неправ. Во всем виноваты эти дурацкие соревнования. На этот раз я просто испугался чужого мнения. На самом деле никто мне не мешает после соревнований перейти в «Золотую рыбку». Я разозлился на тебя из-за ерунды. И в смерти своего тела виноват я, а не ты и даже не тот, кто меня изрезал. Теперь я это понял. Кстати, этого преступника еще не нашли, но ясно, что он был отмечен каким-то знаком – не театральным, а другим. У этого человека была отметка, что это он. Было темно, и полиция не смогла разглядеть. Под подозрение попала Розане да Силва, которая из-за этого сидит в тюрьме. Ей, конечно, незачем это делать, но ты же рад ее аресту, не так ли? Но это мелочи... Главное, что она жива! И... прости меня, Лева!

- Да, хорошо, что Розане в тюрьме, - сухо произнес Лев. – Значит, я могу спокойно общаться с Лео.

- А как же я?

- А что ты? Мне надоело. Ты понимаешь, каково мне? У нас сейчас не очень хорошие отношения: мы постоянно ссоримся. Я предлагаю навсегда прекратить нашу дружбу. Так будет лучше для нас обоих. И в «Золотую рыбку» я тебя не пущу! Сам отвезу тебя в Рио-де-Жанейро – у тебя долг перед «Дельтой»! А Маргарита останется здесь. Не надо было с Дианой расставаться! Да, я все знаю: снова был на свадьбе Сережи. И она, кстати, плакала!

- Какой же я урод! – воскликнул Олег. – А я уже полюбил другую!

- И кто же она? – с обидой в голосе спросила Даша.

- Это ты!

- Мерзавец! – воскликнул Ватрушкин. – Ты только из-за Даши пришел ко мне мириться? Не ожидал я от тебя такого! Уходи и больше здесь не появляйся! Даша, ты поняла, что это за человек? Он меня использует!

Даша, услышав признание, сразу поняла, что без любви к ней Олег никогда не пришел бы к ее отцу, поэтому сразу решила прекратить отношения с Блисталовым.

- Я поняла, что это за человек, - ответила Дарья. – Я его уже разлюбила.

Олег закричал и выбежал из дома. Андреевы и Роману увидели его неадекватное состояние.

- Что случилось? – спросила Ирина. – У нас репетиция скоро!

- Ах, да! Репетиция!

Олег не хотел признаваться другим в любви к Ватрушкиной, поэтому ничего не мог объяснить. Если бы у него был лучший друг, он бы помог это пережить, а сейчас и друга нет…

Конечно, на репетиции «Дельты» все заметили, что с Блисталовым что-то не так. И баллов в этот раз было очень мало. А Ватрушкин успел поговорить с Лео. Теперь он был счастлив, и поэтому набрал максимальное количество баллов. После репетиции Диана подошла к Олегу и спросила:

- Что, соскучился?

- Диана, я тогда, конечно, погорячился, но сейчас не могу тебя осчастливить.

- Потому что ты любишь Ватрушкину? – догадалась Диана.

- А откуда ты знаешь?

- Ты же с ней все время пел! – воскликнула Юнцова. – А она? Понятно. Я бы хотела, чтоб ты вернулся: с Сережей так скучно! Он только и делает, что пишет и читает! Поговорить с ним не о чем! У нас с тобой больше общих интересов. У нас есть Маргарита. Я ее уговорила уехать в Рио после соревнований, сказав правду о Мишке из группы 5.

- Мы остаемся в Одессе, - возразил Олег. – Не думаю, что Лева действительно силой потащит меня в Рио-де-Жанейро! Кстати, я хотел с ним помириться, а он сказал, что нужно навсегда прекратить нашу дружбу…

- Так ты вернешься ко мне?

Глава 30

Олег ничего не ответил. Диана смотрела на него и плакала.

- А как же Сережа? – вспомнил Блисталов. Он не мог признаться, что не хочет быть с той, из-за которой 85 лет страдал. – Кстати, он встречался с Розане. Может быть, он знает, о каком знаке этой женщины идет речь?

- Олег, тут все просто: Сережа и Розане специально ходили к полицейскому, когда Ватрушкина обвиняли в приставаниях ко мне. Они отмечены знаком, что это именно они.

- Так вот кто хотел меня убить! – воскликнул Олег и сообщил Диане недавно услышанную информацию о преступнике.

И как Сережа дошел до такой жизни? Неужели он думал, что это поможет вернуть Диану? Теперь нужно идти с ним к Кириллу Юрьевичу.

- Я постараюсь что-нибудь придумать, - сквозь слезы произнесла Диана. – Если я смогу отправить его в тюрьму, ты… будешь моим?

Олег снова ничего не ответил.

- Будешь моим? Я же от тебя не отстану! Отвечай!

- Дай мне подумать, Диана.

- Пока ты думаешь, я найду способ оправдать Сережу и буду его женой!

- Только не это! – воскликнул Олег. – Я готов к тебе вернуться. Я понял, что Даша Ватрушкина ничего не стоит. Я готов с ней петь, но…

- Ты не будешь с ней петь, - строго сказала Диана. – Когда наша свадьба?

- Завтра.

- Льва Олеговича приглашаем?

- Ну, попробуем, - вздохнул Олег.

***

Кирилл Юрьевич разговаривал с Рикардо. Диана, Сережа и Маргарита вошли, но вдруг из другого кабинета вышел начальник Долгова. Он направился прямо к нашим друзьям-полицейским.

- С кем это вы разговариваете, Кирилл Юрьевич? – спросил он.

- Это мой друг Рикардо Оливейра, - ответил полицейский. – Он играет в «Дельте».

- А я болею за «Золотую рыбку»! – усмехнулся начальник. – Но не в этом дело. Почему вы не выполняете служебные обязанности, товарищ Долгов? У вас столько дел, а вы… Извините, но придется вас уволить.

- Нечего извиняться, - улыбнулся Кирилл Юрьевич. – Я давно об этом мечтал! Рикардо, теперь я буду приходить к тебе в отель, а потом сразу приеду к тебе в Рио!

- Вы не приедете в Рио, - возразил начальник. – Я уже убрал ваш опознавательный знак, а сейчас из-за того, кто изрезал Олега Блисталова, из Одессы никого не выпускают!

- А мы как раз знаем, кто это сделал! – воскликнула Диана. – Это Сергей Юнцов!

- А это более вероятно, чем Розане да Силва, - заметил Кирилл Юрьевич.

- Не валяйте дурака, - строго сказал начальник, тоже догадавшийся, почему Сережа совершил преступление.– Вы этими делами уже не занимаетесь. А вы, Сергей, пройдите в тот кабинет, мы с вами поговорим.

- Да неправда это! – завопил Сережа. – Я не мог так поступить! Это кто-то другой!

- А в чем ты хотел мне признаться? – напомнила Диана. – По-моему, именно в покушении на убийство... Или ты хочешь, чтобы твоя ненаглядная Розане сидела в тюрьме?

- Конечно, нет! – опомнился Юнцов. – Но помни, что она не ненаглядная: я люблю только тебя! И именно поэтому изрезал Олега! Я хотел убить его и жениться на тебе! Не убил, но жениться получилось.

- Получилось! – хмыкнула Диана и произнесла заклинание развода.

- Так я могу идти? – осторожно спросил Рикардо.

- Вы можете и остаться, - сухо произнес начальник. – Я же вас не знаю! А вот вы, Кирилл Юрьевич, уже должны были покинуть помещение. Или мне и с вами поговорить в том же кабинете?

- Нет, нет! – закричал Долгов и выбежал из помещения. За ним вышла и Маргарита Блисталова.

Старые друзья весело болтали. И вот вышел Рикардо… Он увидел, что Долгов общается с Маргаритой, и закричал:

- Эй, дурак! Я с тобой больше не дружу! Ты забыл, что она в «Золотой рыбке»?

- Но мы дружим! – не понял Кирилл Юрьевич. – При чем тут театр? Ты забыл, что именно благодаря ей мы снова можем видеться?

- Выбирай, Кирилл: или я, или она!

- Конечно, ты! – улыбнулся Долгов. – Зачем мне эта глупая девчонка, которая попала под подозрение? Теперь я знаю, что не она заперла Ватрушкина, но не надо было так странно себя вести!

- Тогда все в порядке! – воскликнул Оливейра, а Маргарита в слезах убежала.

Она пришла к Ватрушкину и рассказала о своем горе. Почему именно ему? Она надеялась, что он споет, и все встанет на свои места. Но он не спел, а сказал:

- Забудь! Это друг недостойного человека.

- Понятно! – воскликнула Маргарита. – Попал в тяжелую ситуацию и предал, значит, недостойный человек! Но это могло случиться со всеми, и с тобой, я думаю, тоже.

- Да нет, Маргарита. Сейчас объясню: твой отец приходил ко мне мириться, так я ему отказал. И ты, когда придет время, откажешь Долгову. Да, именно из-за Рикардо Оливейра ты ему откажешь.

- Не может быть, дядя Лева!- воскликнула Блисталова. – Почему ты не захотел мириться с моим отцом? Значит, на свадьбу завтра не придешь?

- На какую свадьбу?

- На свадьбу моих родителей. Ты же понимаешь, что, если ты не придешь, никакого праздника не будет!

- Праздника не будет, - отрезал Лев. – И вообще, Маргарита, я должен предупредить Лео… До показа всего месяц. Мы уже должны начать работать в любимом режиме твоего отца. Я тебя спрашиваю, потому что ты у нас самая младшая и, в отличие от своего ровесника, совсем недавно начала заниматься актерским мастерством. Итак, ты готова?

- Готова! – воскликнула Маргарита. – Хотя нет, не готова – ты еще должен спеть песню о Мишке!

- Из группы 5?

- А у тебя есть другие песни о Мишке?

- Приписывают иногда, - вздохнул Ватрушкин и запел. Конечно, эта песня подарила юной Блисталовой правильный актерский настрой.

Глава 31

Олег узнал, что завтра репетиция будет в самое раннее время – в восемь часов утра. Он удивился, но принял это время: все-таки сейчас очередь хозяев его назначать! При несогласии начнется серьезный суд.

Лео совсем не расстроился, узнав о режиме. Он сказал своему оригиналу:

- Это значит, что я могу спокойно гулять с Розане! А ты должен победить – я в тебя верю!

В этот день «Золотая рыбка» закончила «Преступление и наказание». Теперь надо отрабатывать все трудные места, да еще в таком же режиме. Но время репетиции закончилось: часы показывали полночь.

- Маргарита, ты не устала? – спросил Лев.

- Конечно, нет! – ответила девушка. – Я все время вспоминаю твою песню о Мишке! И, кстати, теперь я понимаю папу – мне уже легче!

- Маргарита, но мы уже до конца будем так работать. Ты это понимаешь?

- Да, понимаю, дядя Лева. Но мне бы хотелось в нормальное время увидеться с папой. У меня будет такая возможность?

- Будет, - строго сказал Ватрушкин. – В день отдыха.

Маргарита вздохнула, но поняла, что тут ничего не поделаешь: такова работа актера. А вдруг именно она, Маргарита Блисталова, сможет принести «Золотой рыбке» победу? А репетиционных баллов у театра Ватрушкина стало больше. Но почему Олег не догадался о таком режиме соперников? Он же не виделся с Маргаритой! Дело в том, что он особо не задумывался о дочери и просто решил, что у нее новый парень. А старый еще страдал.

- Да перестань ты, - говорила Юлия Егоровна. – Мама у тебя хорошая, папу ты сам исправил, любимая работа есть… И тебе еще чего-то не хватает?

- Ее…

- Ты же так легко разделался с Дорой! – напомнил Порфирий Вениаминович.

- Легко? – возмутился Леша. – Да я уже потерял счет тем ужасным столетиям!

- Но тогда ты так себя не вел, - напомнила Ирина.

- Правильно! Тогда вы с Олегом с ума сходили, поэтому я старался держаться! Сейчас психические заболевания ни у него, ни у тебя не замечены. Кстати, наш друг остается в Одессе, но «Дельте» он еще об этом не говорил. А ты как поступишь?

- Ерунду не говори! – воскликнула Андреева, которая все еще не смогла осознать свою ошибку, поэтому постоянно меняла свое решение. – Я после соревнований уеду в Рио!

Тогда Леша попросил Порфирия Вениаминовича поговорить с ней. Раньше папа уже пробовал что-то объяснить, но его тон заставлял считать все его слова бесполезными. Теперь они целый час говорили, и девушка все поняла. Но одного не поняла Ирина:

- А как же мой Роману?

- Роману? А знаешь, Ирина, что Олег решил? Он будет изредка туда приезжать.Тебе советую поступить так же. Вы будете приезжать в Рио-де-Жанейро. Роману, по-моему, готов эмигрировать.

Ирина согласилась.

Олег очень хотел помириться с Ватрушкиным. Он думал: «Вот приду на его концерт, и тогда, может быть, найду нужные слова, ведь его песня – это наше все!» Лев обещал, что в сентябре споет, но он почему-то отменил концерт. Олег решил послать Маргариту к нему домой, но не смог вызвать дочь.

- Маргарита в беде! – сказал он Диане.

- Что случилось? – испугалась Блисталова.

- Не знаю! Ее не вызвать! И Ватрушкина тоже!

- Может быть, они на репетиции? – догадалась Диана. – Может быть, они работают до упора? Иначе зачем назначать репетицию так рано? И баллов у них сейчас больше!

- Выясним у комиссии, - произнес Олег. – Мы должны их догнать!

Но догнать «Золотую рыбку» не получалось. Вот готов «Евгений Онегин», и Ватрушкин уже исправил больше половины.

- Да плюньте вы на эти репетиционные баллы, - говорил Олег своим. – Мы начинаем, потому что мы гости. Наши сто баллов – это чистая победа. Кстати, что тогда будет? Будет ли «Золотая рыбка» выступать?

- Будет, - сказал один из членов комиссии. – Разве вы забыли, что они не будут знать о вашем результате?

- И вообще, Ватрушкин так поет! – вздохнул Костюмов. – Вот он спел тогда, и я с тех пор все слушаю его записи…

- А его самого не попросить было? – нахмурился Олег. - Знаком с великим певцом и не пользуется этим счастьем!

- А он не хочет признаваться, что знает мое имя! Но, может быть, он действительно не знает? В день отдыха обязательно пойду мириться!

- Не думаю, что у вас получится, - заметил Блисталов. – Со мной он мириться не захотел. Хотя ладно, что мы болтаем! Татьяна, любовные письма пишут не так! Давай еще раз отработаем эту сцену!

На следующей репетиции Костюмов наблюдал за «Золотой рыбкой». Лев не считал нужным репетировать свои песни – он просто быстро проговаривал слова. Комиссия разрешала так делать таким певцам, как он (если бы те одесситы читали этот текст, они бы на меня обиделись: таких, как он, не бывает!), но на этот раз Владимир Николаевич сказал:

- Нет, Лев Олегович, так нельзя. Я понимаю, что все разрешают, но мне очень хочется… Пожалуйста, спойте в знак нашей дружбы!

- А мы дружим? – удивился Лев. – Я же знаю, как вас зовут, но скрываю это от вас!

- Нет, - улыбнулся Костюмов. – Теперь я знаю, что не знаете. Если вы хотите со мной помириться, спойте!

И Ватрушкин спел. Он понимал, что член комиссии, в отличие от Олега, поступил так по недоразумению.

И вот оба спектакля полностью готовы. Итоговый прогон, прогнозы… На этот раз оба актера-режиссера довольны, но обоих беспокоят успехи соперника: Олега – репетиционные баллы "Золотой рыбки", а Льва – баллы "Дельты", полученные на предыдущем этапе.

Ватрушкин шел с прогона по пляжу и увидел, что группа людей, держащихся за руки, тонет. Он заметил, что кто-то один тянет всех вниз. Лев понимал, что самостоятельно не спасет этих людей, и хотел позвать на помощь, но перед этим зажмурился. Кто-то силой открыл ему глаза. Люди исчезли. Магиса объяснила, что это просто видение (нет, это не редкий приход, а официальный визит). Потом Ватрушкин решил пойти на Привоз. Там появился новый продавец, предлагавший чистое золото за какие-то копейки! И в чем смысл? Лев потрогал золото и закричал: это была грязь.А золота уже не было, и продавца тоже. Опять видение!

Последнее видение Ватрушкина было не таким странным, если учитывать его роль: это была сцена, где он убивает старуху. Но только почему выяснилось, что «старуха» была молода?
Глава 32

На этот раз день отдыха был более напряженным. В семье Блисталовых волновались все трое. Маргарита понимала, что с отцом на эту тему лучше не говорить: разговор получится не таким, как у Льва и Леши на первом этапе. Она решила пойти к Ватрушкину: все-таки они в одной команде! Но Льва Олеговича не было дома. Вызвать его тоже не было возможности.

Олег и Диана переругались – так они нервничали. Завтра решится все! Победители станут театром мира, а над проигравшими все будут смеяться! Что тогда делать с тем, кто подведет всю команду? Ведь такие обязательно будут!

Лев решил на этот раз поговорить со своим клоном. Он застал Лео с Розане. Ватрушинья пел для своей девушки.

О, как он пел! Что может быть лучше для человека, потерявшего Ватрушкина? Конечно, другой исполнитель его песен! А кто из них поет лучше всех, хоть и не во все ноты попадает? Это, без сомнения, Лео Ватрушинья! Розане понимала, что перед ней не ее настоящий возлюбленный, но все же он оказался похожим не только по внешности: те же движения и то же душевное пение!

- Он, он! – изредка восклицала да Силва. Да и сам Ватрушкин удивился, услышав пение своего клона.

- Извини, любимая, но мне придется прервать свой концерт, - сказал Лео. – Сегодня такой день… вернее, завтра. Завтра финал театральных соревнований. Ты придешь? Но учти, что два спектакля вместе идут шесть часов. Перерыв между ними пятнадцать минут. Из-за такой продолжительности спектаклей и праздника вылет в Рио-де-Жанейро будет позже, чем вылет в Одессу после первого этапа.

Слово "Одесса" Лео произнес через "э".

- Что ты сказал? – нахмурился Лев. – Розане, отойди, мы сейчас будем разбираться!

Да Силва послушно удалилась.

- Так что ты сказал? Я хотел сегодня услышать от тебя слова поддержки, а ты…

- А что я сказал? – удивился Лео.

- Вот именно! Повтори последнюю фразу, которую ты сказал, когда здесь еще стояла Розане!

- Я сказал, что вылет в Рио-де-Жанейро будет позже.

- Позже, чем что?

- Чем вылет после первого этапа.

- Чем вылет после первого этапа в какой город?

- Ну ты даешь! – воскликнул Ватрушинья. – В твой любимый!

- А как мой любимый город называется? Как ты его назвал?

Ватрушкин бросился на клона с кулаками.

- Ой, прости, - смутился Лео. – Понимаешь, есть у меня такая особенность: я знаю, как правильно, но не могу переучиться. Поэтому мне лучше этот город вообще не называть.

Услышав эти слова, Лев вспомнил, что ему рассказывала Ирина: Рома просил Марка не упоминать Одессу в разговоре. Наверное, по той же причине.

- Марк! – воскликнул он. – Нет, не тот! Марк Морис! Спасла ли его Режина? Совсем о нем забыл! Какой же я дурак! Подожди, Лео. Сейчас я позвоню своему другу. Марк, привет! Извини, что я с тобой долго не общался. Как Режина и Роману? Они что-нибудь придумали? Как? Совсем о тебе забыли? Это все дурацкие соревнования! Я уверен, они закончатся, и все наладится! Держись, Марк! Пока! Лео, а я что-то не понял… ты в детстве говорил правильно!

- Когда это? – удивился Лео.

- Когда говорил мне, что песня «Somos cariocas» тебе не подходит, потому что ты в душе не кариока, а одессит!

- А что это за песня? – спросил Ватрушинья.

- Как – что за песня? Ты разве забыл? Она в Рио стала очень популярной. Я ее первый исполнитель. Я узнал эту песню именно от тебя. В Одессе она звучит по-другому.

И Лев спел «Мы все одесситы».

- Вот эту песню я знаю, - улыбнулся Лео.

- Очень странно… Ах, точно! Ты же другой Лео! Ты не можешь помнить то, что помнит твой первый образ! Тогда расскажи, пожалуйста, как ты жил до встречи со мной.

- Ужасно жил, - нахмурился Ватрушинья. – Может, лучше поговорим о соревнованиях? Я знаю, что ты победишь. На этот раз у тебя больше репетиционных баллов!

- Это ничего не значит: если «Дельта» наберет сто баллов, я уже ничего не смогу сделать.

- Не наберет. Я в этом уверен, - загадочно улыбнулся Лео.

- Мне пора. И больше ко мне не подходи!

Ватрушкин в расстроенных чувствах пошел к Костюмову. Конечно, я так пишу, потому что вы уже знаете его фамилию, а Ватрушкин-то не знает! Он рассказал члену комиссии, что уже навсегда потерял еще одного друга.

- Да бросьте вы, - улыбнулся Владимир Николаевич. – Нашли из-за чего ссориться!

- Но это ругательное слово произнес человек, который всегда в душе был одесситом. И, главное, держался! Не называл Одессу! Но тогда он разговаривал не со мной, а с Розане. Да-да, именно с той, с которой я встречался! Она до сих пор не может меня забыть! Поэтому она и общается с Лео. А его пение – это что-то: понятно, что это не я, но все же хочется сказать, что это я! Поэтому Розане его и выбрала. Так вот, он разговаривал с ней и случайно упомянул Одессу. Неправильно упомянул. Забыл, что я рядом. Теперь только вы, друг, у меня остались. Но будет ли наша дружба продолжаться в случае полного провала?

- Ну, я же не только строгий дядька, отнимающий баллы, - улыбнулся Костюмов. – Я еще и добрый человек, а также ваш друг навеки! Я заменяю вам Олега Блисталова, разве не так?

- Я не стал с ним мириться, - ответил Ватрушкин. – Он любил мою дочь и только из-за этого хотел помириться. Нет, Олег Блисталов – это пройденный этап. Наверное, нам надо было разойтись тогда, когда все наладилось, и больше не встречаться. Но, если бы мы не продолжили дружбу, не было бы соревнований, и я бы не познакомился с вами! И, конечно, не поехал бы в Рио – Ольга обещала мне стопроцентное повторение ситуации. Но когда оно будет? Скорей бы все это еще раз пережить и забыть!

- Десяти лет хватит? – спросил Владимир Николаевич. – Хотя нет, это была шутка: вы работаете в другой сфере, и в нашем путешествии вам делать нечего!

- А что, вы продолжите работать членом комиссии?

- Да, мы все будем оценивать разные спектакли в разных странах мира, а потом снова станем актерами. А что ваша дочь? Она еще любит Блисталова?

- Нет, - ответил Ватрушкин. – Я ей все объяснил, и она его разлюбила. После соревнований планирует играть в «Золотой рыбке». Ей очень не нравится соперничать.

- Спойте что-нибудь! – попросил Костюмов.

И Ватрушкин начал петь, но песня не шла: он еще не вышел на сцену, поэтому очень волновался.

- Нет, не могу.

- Да что вы! Вы всегда можете! Даже если вы потеряете голос, ваша песня мне понравится!

Глава 33

И вот наступил день соревнований. Один из членов комиссии решил, что нужно объяснить новые правила, связанные с продолжительностью спектаклей:

- Вы прекрасно знаете, что каждый из ваших спектаклей длится ровно три часа. Поэтому после выступления «Дельты» будет пятнадцатиминутный перерыв, во время которого можно будет выходить всем, кроме «Золотой рыбки». Почему? Потому что наши хозяева могут обсудить спектакль, если позволить им выйти. «Золотая рыбка», специально для вас будет организовано питание. Да, во сне в нем нет необходимости, но закон есть закон. Конечно, потом мы идем на праздник. В Рио вылетаете завтра в 15:00. А старые правила помните?

- Да!

- Тогда готовьтесь.

Оба театра стали готовиться. На этот раз оба руководителя опрашивали всех актеров, не забывая и о своих недостатках: Олег, возможно, иногда переигрывает, а у Льва совсем нет голоса. В последний момент режиссеры пытались исправить свои актерские ошибки, но остальные считали, что в этом нет необходимости:

- Им это должно понравиться! – говорили Блисталову.

- Ты все равно хорошо поешь! – говорили Ватрушкину.

И вот… скоро начало. Олег думал, что не сможет выйти на сцену, но он ошибался. Почему-то члены комиссии пригласили совсем не его.

- Сегодня решится все, - сказал один из членов комиссии. – И это относится не только к соревнованиям. Все знают, что у каждого из нас есть своя тайна. Мы не хотим ее раскрывать, но одному из зрителей все же придется это сделать. Итак, свою страшную тайну раскрывает Марк Булкин!

Марк Булкин, тоже известный артист, вышел на сцену, улыбнулся широкой улыбкой и сказал:

- Лев Олегович, я обращаюсь к вам. Вы думаете, что на первом этапе к вам пришла огромная радость, но на самом деле это был я. А на втором этапе к вам пришло разочарование, но это был тоже я. Лео никогда не воскреснет, Лев Олегович. Это был я. Но, может быть, мы продолжим нашу дружбу?

- Нет! – в гневе воскликнул Ватрушкин. – Зачем вы это сделали? Вы испортили мне жизнь!

И тут что-то щелкнуло. Марк переменился в лице и закричал:

- Простите меня, Лев Олегович! Я не хотел! Я расскажу вам все с самого начала! Сначала на вашем месте был Рома. Ну, вы поняли, что я хотел сказать. Вас, кстати, запер именно он, а вы заставили страдать бедную Маргариту! Когда соревнования возобновились, Рома обратился ко мне. Я попал в «маленький план», то есть должен был выполнять его приказы под страхом смерти. Я понимаю, что должен был умереть, но меня остановил страх. Я по приказу ставил очень слабый спектакль. Когда мы с вами встретились, Рома приказал мне притворяться Лео и поднимать вам настроение. Я хотел признаться после соревнований, но поступил приказ сделать это сейчас. Я знаю, для чего он это сделал – во всем виновато желание победить. Но я все-таки болею за вас, Лев Олегович!

Но Лев Олегович как бы не услышал эти слова. Он знал самое главное: теперь его клон потерян навсегда, а Рома оказался гадом. Булкин ни в чем не виноват – это Ильин заставил его стать преступником!

- Роман Ильин, после вашего спектакля просьба подойти к нам, - сказал один из членов комиссии. – Если вы не подойдете, то мы отнимем у «Дельты» тридцать баллов. И не думайте, что мы об этом забудем!

- И ты думал о нашей свадьбе? – нахмурилась Паула. – Моим мужем должен стать хороший человек!

И девушка заплакала. А Ирина смогла полностью избавиться от своих страданий, поняв, что за человек ее возлюбленный. Теперь с Роману все решено: она почувствовала, что по-настоящему его полюбила. Немногим людям, пережившим несчастную любовь, так везет, но Ирина, видимо, попала в число избранных - она знала, что теперь никогда не будет вспоминать утраченного Рому. Даже о его преступлении не будет думать!

- «Золотая рыбка», готовы выступить вне очереди? – спросил один из членов комиссии. – Просто у «Дельты» сейчас такие эмоции из-за Ильина…

- Нет, - сказал Лев. – Вы не понимаете, что нас это тоже задело? Я потерял своего лучшего друга. Давайте лучше подождем, пока все успокоятся!

- Чего ждать, Лев Олегович? – вздохнул Костюмов. – Кто-то же должен начать соревнования! «Дельта», соберитесь!

- Паула, я исправлюсь! – воскликнул Рома. Но он и не думал исправляться...– У нас будет свадьба!

- Тогда все в порядке, - улыбнулась девушка. – Я дам тебе шанс. Только ты забыл, что я уже не Паула? Я Ева Ларина!

- Ева Ларина, на сцену, - скомандовал один из членов комиссии. – Вы уже подготовились к показу. А муж ее готов?

- Только если вы объясните, что меня ждет! – закричал Ильин. – Не хочу жить в неизвестности!

- Да? Не притворяйтесь! Вы уже все знаете!

- Ничего я не знаю! Скажите, что меня ждет!

- Вас как мужа Евы Лариной не должно это интересовать, - строго сказал один из членов комиссии. - Любите ее? Подготовились? На сцену!

Рома вздохнул и пошел на сцену. Нет, он все-таки не мог понять, что комиссия хочет с ним сделать. Похвалить или… нет, о другом Ильин даже подумать не мог! Что, если они устроят ему «маленький план»? Тогда придется умереть, потому что он не будет терпеть издевательства над собой.

А лучший актер Одессы и Рио-де-Жанейро все еще не мог войти в роль. Он понял, что его бывший друг Рома ничего не понял! Да, он действительно притворялся, что тоже достиг Просветления, иначе бы он так не поступил!

- Блисталов, мы уже целый час потеряли, - строго сказал один из членов комиссии.

- Ну, не из-за меня же!

- Из-за вас последние двадцать минут, товарищ Блисталов. Может быть, «Золотая рыбка» начнет? Да, нам придется издеваться над Ватрушкиным. Хотя ладно, это не аргумент. Если вы сейчас же не выйдете на сцену, нам придется отнять у вас пятьдесят баллов!

Услышав эти слова, Олег выбежал на сцену.

- Речь произносить? – спросил он.

- Да, произносите. Только нужно включить камеру. Мы ее специально выключили и заколдовали тех, кто смотрит по телевизору, так, что они не заметили задержку.

- На этот раз мы подготовились плохо, - начал Блисталов. – И еще эти события… Я ничего скрывать не буду. Роман Ильин устроил «маленький план», и знаете, кому? Булкину! Булкин по его приказу превратился в Ватрушкина и называл себя Лео. Сегодня Булкин смог во всем признаться. Именно поэтому я сегодня не уверен в своей победе. Рома, ты ведь этого хотел? Хотел победы «Золотой рыбки»? Ты все перепутал! Ты в «Дельте»! Не забыл? Но и я, к сожалению, еще не забыл, что моя дочь в «Золотой рыбке». Но это ничего. Скоро мы будем в одной команде. Да, я уйду сразу после соревнований. Такое решение я принял из-за Ромы. Конечно, и он нас покинет, но я не могу работать в театре, в котором совершил ошибку, взяв его. «Дельта», вы согласны?

- Да!

- Начали!

Глава 34

Как играли Олег и Диана! Кто-то из зрителей даже шепнул: «Это же они… Онегин и Татьяна!» Нет, этот человек не знал об их реальной истории с продолжением. Но никому не понравились Ева Ларина и ее муж: Паула и Рома все делали правильно, но почему-то не впечатлили зрителей. Публике больше понравился Енисеев.

- Считаешь ли ты Онегина сумасшедшим, Ленский? – ехидно спрашивал Леша и не получал ответа. – А я вот считаю!

А с Онегиным при встрече общался очень любезно. У Андреева хорошо получилось сыграть эти два состояния.

Ирина делала то, что делала Паула на первом этапе: по роли она должна была любить Жозе, но она сказала себе, что это ее Роману.

И вот самое интересное – Ленский вызвал Онегина на дуэль. И, когда Владимир в последний раз видел Ольгу, весь зал расплакался – так хорошо сыграли Ирина и Жозе!

Конечно, эта постановка «Евгения Онегина» - не опера, но все же некоторые герои должны были спеть свои арии. И вот поет Ленский-Жозе… Зрители сразу мысленно сделали его лучшим вокалистом «Дельты». Но, может быть, не только «Дельты»?

- После такого певца и Ватрушкин не нужен, - отчетливо произнес кто-то из зала.

- А я это пел, - тихо сказал Лев. – Да, я пел арию Ленского в детстве.

- И Раскольникова играл, и арию Ленского пел! – шепнул один член комиссии другому. – Мы и не знали, что подобрали сценарии специально для него!

Жозе кончил. Аплодисменты. Сцена дуэли. Всё. Зрители стали осознавать, что он больше не выйдет – не может же один человек играть Ленского и еще кого-то!

После дуэли закончилась счастливая любовь Евы Лариной и ее мужа. Как? Да очень просто: они все время плакали о Ленском и стали неинтересны друг другу. Совсем неинтересны! Почему же Паула делает вид, что еще любит Рому? Никто из зрителей этого не понял. Некоторые обменялись вопросительными взглядами.

Последняя сцена полилась сама собой. Вспомнил ли Олег то, что было раньше, или это просто совпадение? Да и Диана точно так же второй раз отказывала Олегу. Разница была только в том, что теперь это были Онегин и Татьяна.

«Дельта» вышла посмотреть на табло. 99 баллов! Значит, в сумме 200! Все обрадовались этому результату. Да, все, кроме Олега, и это было видно. Лев понял, что «Золотая рыбка» еще может победить. После перерыва он вышел на сцену.

- У меня двое новеньких, - начал Ватрушкин. – У Олега тоже, но мои раньше никогда не занимались актерским мастерством. Но они оба – Маргарита Блисталова и Роману Симас – очень хорошо работают. И вообще, я думаю, сегодня хороший результат покажут все. Начали!

Льву было комфортно в этой роли, ведь он играл ее раньше! И за кулисами он, готовясь к следующей сцене, вспоминал события реальной жизни, наиболее подходящие к тому, что он должен изображать. Роману помогал ему вспомнить молодость – он отличался от Разумихина только цветом кожи. И вдруг у Ватрушкина в голове после сцены убийства сразу промелькнуло событие... Это было то, что сделал именно он, Ватрушкин! Он вспомнил убитого уничтожителя клонов. И кто-то из зала прошептал:

- Да он хорошо знает это все! Откуда?

Сможет ли Лев сейчас спеть? Заиграло длинное музыкальное вступление. Все знали: это значит, сейчас споет Ватрушкин. Но Паула почему-то произнесла заклинание глухоты: теперь она его не услышит. Лев решил понять, в чем дело. Он как бы по роли кинул взгляд на сектор «Дельты» и увидел, что там нет Ромы. Что с ним случилось? Но сейчас Ватрушкин поет – ему не до этого! Все признали, что он лучше Жозе.

А Маргарита! Как удалось человеку, любящему ее как родную дочь, хоть она и не относилась к таковым, полюбить ее по-другому – как девушку? Зрители увидели именно это, и Олег воскликнул:

- Лева, теперь мы квиты! Ой… не снижайте, если он засмеется!

Но Ватрушкин не смеялся: он чувствовал себя несчастным и считал, что нельзя об этом забывать. Он очень надеялся, что после спектакля «синдром Раскольникова» пройдет – все-таки тогда война была!

И вот он признается Маргарите в убийстве и… забывает слова! Импровизируя, рассказывает о своем случае, то есть выходит из образа! За это снимут два балла. Но Маргарита не растерялась:

- А кто такие клоны и зачем их уничтожать?

- Необразованная! – выкрутился Ватрушкин. – Это я на тайном языке, чтоб никто не подслушал. Я… о том…

Девушка кивнула. За кулисами раздался громкий смех, и это не было нарушением правил.

А что же Нюра? Из-за ее героини все пошло совсем не по Достоевскому: как вы помните, она была подругой Раскольникова, но Соня приняла ее за другую девушку и бросила Родиона.

- Прощай, смысл жизни! – воскликнул он, и на этом спектакль закончился.

«Золотая рыбка» посмотрела на табло. 98 баллов. Лев понял, что это он подвел всю команду, и подумал: «В любом случае ухожу! У них Олег будет! И вообще, придется навсегда попрощаться с Одессой и начать работать за границей!»

И вот официально были объявлены результаты. «Да, проиграли из-за меня», - подумал Ватрушкин. Вдруг он почувствовал, что его кто-то обнимает.

- Но тебе нельзя, любимая! Запрещено! Или ты не Лилия?

- Я не Лилия, но почти: Розане.

- Розане? – возмутился Ватрушкин и оттолкнул ее от себя. Да Силва упала на пол.

- Подожди! Прости, Розане! Я не хотел! Сильно ударилась? Я доведу тебя до больницы, хорошо? Господи, что же я наделал! Да, Розане, конечно, сама виновата - ясно же, что наши отношения невозможны! Ну да... Лео... Может быть, из-за этого... У нее теперь нет выхода, а я так грубо... Комиссия разрешит мне немного опоздать?

- Я разрешаю, - сказал Костюмов. – Довести девушку до больницы – это важное дело. Но представляться я пока не буду: официальное завершение соревнований будет только после праздника. Идите, мы предупредим телезрителей!

Ватрушкин повел Розане через Ланжерон – свой любимый пляж. Она вдруг спросила:

- Левушка, ты будешь со мной дружить?

- Конечно, буду, Розанинья.

- А любить? Любить будешь?

- Нет, Розане. Я поумнел и больше не бегаю за девушками, потому что у меня есть жена.

Вдруг Розане оттолкнула Льва и сказала, что ей нужно отлучиться. Она разделась и нетвердой походкой пошла в море. Она стояла. Долго стояла. А потом закричала и утопилась. Действительно утопилась, потому что она по-настоящему этого хотела.

- Какой же я урод! – воскликнул Ватрушкин и заплакал. – Это я ее убил! Я!

Он долго не мог успокоиться. Вдруг он услышал чей-то голос:

- Лев Олегович, пора на праздник!

К комиссии его пришлось нести, потому что он упал в обморок.
Глава 35

- Очнитесь, очнитесь, Лев Олегович! – кричали члены комиссии. – Довели девушку свою до больницы?

- Что? -обиделся Лев. – Во-первых, она мне не девушка, а просто подруга, а во-вторых, ее уже нет.

- Да не могла она от такого удара умереть! – сказал член комиссии, который в реальной жизни был врачом.

Ватрушкин все рассказал.

- Садитесь, - приказал один из членов комиссии. – Значит, у нас вторая потеря – Паула Диас пошла по сценарию первого этапа и выпила яд.

- Как? Почему?

- Потому что Рома в тюрьме, - кратко объяснил Рикардо.

- Включаем камеру, - объявил Костюмов. – Дорогие друзья, эта задержка была явной, но мы вынуждены перед вами извиниться. Дело в том, что мы потеряли двух девушек. Первая – это Паула Диас, актриса, сыгравшая Еву Ларину. Причина смерти: погибшая действительно любила Романа Ильина, сыгравшего ее мужа, а он сейчас находится в тюрьме из-за преступления, совершенного во время соревнований. Вот она и выпила яд. А Розане да Силва, которая оказала косвенное влияние на смерть многих людей, утопилась. Причина ее смерти – безответная любовь.

- Причина смерти Розане – я, - сказал Лев и сам испугался своих слов. Он убил человека, но совсем этого не хотел!

- Вы не собирались убивать Розане да Силва, - сказал другой член комиссии. – Вашей вины тут нет. Никакого наказания, конечно же, не будет, потому что наказывать не за что - у человека просто была психическая болезнь! У нас такой вопрос: кто планирует остаться в «Дельте»? Поднимите руки!

Руки подняли все, кроме Олега и его друзей.

- Олег Львович, а куда вы собираетесь идти?

- В «Золотую рыбку», - ответил Блисталов. - Я же говорил, что нужно отделаться от воспоминаний о преступлении Ромы...

Олег надеялся, что все забудут о деятельности Ромы в "Золотой рыбке".

- Хорошо. А остальные в связи с трагическими событиями смогут вылететь в Рио-де-Жанейро через 40 дней. А сейчас самое приятное… если это можно так назвать. Блисталов, вы знали, что те деньги, которыми пользуетесь вы, уже потеряли свою актуальность? Да, об опыте Мейтона уже все знают, и его применение считается преступлением, но, если деньги, полученные в результате этого опыта, появились до принятия закона, никакой ответственности не будет - просто попросят расплатиться по-человечески. Вот вам наушники и медаль победителя, а это сундук с бесконечным количеством реальных денег. А вот подарки для остальных актеров «Дельты». Все они подписаны.

Каждый получил то, о чем давно мечтал. Ирине досталась познавательная книга, Леше – новая модель телефона, Диане… Олег! То есть такой Олег, который был раньше. На нем было написано: «Диана». Один из членов комиссии заклинанием стер надпись и продолжил:

- Актеры «Золотой рыбки», а это вам! Здесь тоже все подписано.

Не было двух имен: Льва и Маргариты. Но последней была предназначена особая награда.

- Маргарита Блисталова, вы отличились, поэтому получаете наушники и медаль «Юное дарование»! Помните, что наушники и медаль нельзя носить вместе – это приведет к тому, что вы доживете до конца сна, а потом не проснетесь.

- А я никогда не была в реальной жизни, - сказала девушка.

- Все равно нельзя –в таком случае умрете сразу.

Тишина. Ватрушкин почему-то вспомнил фильм, о котором говорится во второй части, и задался вопросом: неужели ему теперь совсем ничего не дадут? Но на этот раз он ничего и не заслужил.

- Лева, теперь я могу представиться, - сказал Костюмов. – Меня зовут Владимир Николаевич Костюмов, для тебя просто Володя. Во-первых, ты получаешь наушники и медаль «Лучший актер и герой театра», во-вторых… ты думал о работе за границей? Всем приказываю уйти, а мы с Ватрушкиным обсудим это дело! Дело в том, что мы с ним успели подружиться, - объяснил он другим членам комиссии, когда все ушли, - и я благодаря ему наладил отношения со своими детьми, а моя Люся подружилась с его дочерью!

- Откуда ты узнал, что я думал о работе за границей? – спросил Лев.

- А мы решили сделать тебе такой подарок, как актерам «Дельты»! Короче, помнишь, я тебе рассказывал о наших планах? Тринадцатым будешь? Или тебя интересует актерская деятельность?

- Нет, актерская не интересует. Я думаю, что не скоро к этому вернусь. Я с удовольствием буду оценивать и рекомендовать спектакли.

- Мы ничего не ели, - усмехнулся один из членов комиссии. – Что вам в рот положили? Почему вы так странно разговариваете?

И тут ранее державшийся Ватрушкин расплакался как ребенок и закричал:

- Не нужна мне ваша работа! В тюрьму мне надо! Я убил Розане!

- Лева, успокойся, - обнял его Костюмов. – Пойдем, я провожу тебя до дома.

Дарья Ватрушкина сразу обняла отца, а он понял, что возненавидел свою дочь, да и жену тоже, и вообще весь мир! Но он же не мог сказать об этом своей семье! Теперь он совсем ничего не мог сказать и только плакал…

***

- Папа, ты не должен так поступать! – кричала Люся. – Сначала он должен выздороветь!

- Но Люся, он будет долго болеть. Это называется каду. Избавиться от каду можно тремя путями. Лева как раз идет по первому пути: проходит курс лечения, который длится от ста до пятисот лет. Второй путь – перебороть себя и вылечиться самостоятельно. Это очень быстро, но очень сложно. Но третий путь – это когда кадуту удается исполнить свое желание, то есть совершить самоубийство.

- А у всех кадутов такое желание? – спросила Люся.

- Да, доченька, - ответил Владимир Николаевич. – У всех одинаковые признаки: постоянные слезы, неспособность нормально говорить, ненависть ко всему миру, желание совершить самоубийство и убежденность в своей ненужности.

- А отчего возникает эта болезнь?

- От сильного стресса. Например, таксист Денис недавно болел. Ему показалось, что все эти несчастья во время поездки в Вилково не могут обрушиться на реального человека. Но… слушай, доченька, я действительно подожду. Дело в том, что Денис тоже лежал в больнице, а потом пошел по второму пути, а ведь он тоже одессит! Значит, и Ватрушкин должен справиться!

Все дела были отложены из-за болезни лучшего одесского певца, но не свадьба Ирины и Роману: они боялись, что за время лечения их любовь пройдет.

Кстати, что же Леша и Маргарита? Они забыли, что совсем недавно любили друг друга. Теперь их объединяло желание помочь Ватрушкину. Но ему было не до них. Он не поздоровался с Кандиду – новым актером «Дельты» - и не считал это грехом, потому что не здоровался ни с кем. Но Лев заметил, что почему-то перестает плакать, когда к нему приходит этот человек.

Его навещали все актеры «Дельты» и извинялись за предательство.

- Если у нас еще будут соревнования, мы все равно будем дружить! – воскликнул Рикардо.

Даже через 40 дней они не перестали приходить:

- Остаемся пока. Ждем твоего выздоровления. Будем работать в Одессе.

- Думаешь, что мы повторяем твою историю? Нет, мы знаем, что это ради тебя!

Из «Золотой рыбки» приходили не только те, кто остался в театре, но и Елисей Романович.

- А еще Булкин, - произнес бывший режиссер.

Глава 36

Лев с трудом произнес первую фразу:

- Что Булкин?

И Елисей Романович уже не стал объяснять, «что Булкин». Он рассказал врачам, что Ватрушкин уже начинает говорить. Конечно, врачи начали к нему приставать:

- А скажите еще что-нибудь!

- Либо в тюрьму, либо в ад, - сказал Лев, как будто ему «что-то положили в рот», как сказал один из членов комиссии. Кстати, он приходил извиняться.

- Нет, - вздохнул один из врачей. – К сожалению, это еще не прогресс.

Даша и Лилия рассказали, что они обе теперь играют в «Золотой рыбке» под руководством Олега Блисталова. Но при упоминании его имени Ватрушкин впал в истерику. И тут пришел Кандиду…

- Где у нас случилось? – спросил он, а потом ойкнул.

- Ничего плохого в этой фразе нет, - сказала Даша. – Все правильно делаете: в Одессе надо говорить по-одесски. Кстати, папа уже немного успокоился. И как вам удается так на него влиять?

- А я знаю?

Странно, но больше никто из «Дельты» не стал таким «одесситом», как Кандиду. Все разговаривали на привычном астральном языке, надеясь, что на него Лев отреагирует быстрее, чем на португальский.

«Что же скрывается под маской его веселья? – думал Ватрушкин, глядя на него. – Он новенький, и, может быть, я ему совсем не нужен! Но почему он так на меня действует? Может быть, он делает как Моня?»

Лев уже начал говорить, но только при Кандиду. Нет, к нему еще не вернулась речь нормального человека – он по-прежнему с трудом выговаривал каждую букву.

- Кандиду, ты так напоминаешь одессита… Я знаю, с чем это может быть связано. Наверное, тебе стоит вернуться в Рио.

Вдруг новый актер «Дельты» замахал руками и заорал:

- Лева, ты с ума сошел! Не смей напоминать!

- Прости, - смутился Ватрушкин. – Я тебя прекрасно понимаю, сам через это прошел. Рассказать?

Лев Олегович начал повествование, но Кандиду его перебил:

- Вообще-то, я одессит.

- Одессит? Настоящий? А почему у тебя бразильское имя? Почему ты просишь не напоминать о Рио?

- Имя у меня бразильское, потому что так решили родители. А почему прошу не напоминать… сказать все как есть?

- Скажи.

Странно, но Кандиду рассказал, что всю жизнь мечтал о Рио-де-Жанейро. Попав в сон, он искал все новые и новые способы осуществить свою мечту или забыть о ней. Удивительно, что у него была и партнерша, а у нее был младший брат, которому не нравилась эта идея. И вот судьба привела Кандиду в театр, где он забыл обо всем. Партнерша напомнила, и он пошел в школу астрального языка. Отучившись, он прибыл в Рио с невестой, которая бросила его за неделю до свадьбы. Потом спустя много-много лет они все-таки поженились, и Кандиду считал себя счастливейшим человеком в мире, пока не решил приехать в Одессу. Он понял, что привязан к своему родному городу, и Рио ему совсем не нужен. Столько лет потерял!

- Несмотря на это, сейчас я счастлив, - заключил Кандиду. – Только одного мне не хватает – того, с кем я случайно познакомился во время обучения. Того, кто был со мной в Рио. Того, с кем я поссорился во время соревнований.

- У Олега Блисталова все было точно так же, - заметил Лев. – И мне его тоже не хватает. Ты можешь его заменить. А как звали твоего друга? Я буду вместо него.

Кандиду почему-то ничего не ответил. Он покраснел и убежал, но после этого разговора больной уже не плакал.

- Таблетки от слез действуют! – радовались врачи.

- А у Булкина ситуация тяжелая, - вздыхали они. – Заболел в тот же день, а еще говорить не начал! Может быть, Ватрушкин сможет ему помочь?

Булкина положили к Ватрушкину, и тогда он наконец заговорил:

- Лев Олегович, простите меня. Я должен был умереть, а вместо этого довел вас до болезни. Если вы скажете, что прощаете меня, я сразу излечусь, но все-таки всю жизнь буду страдать!

- Не будете, - улыбнулся Лев. Да, он смог улыбнуться! – Я знаю, как избавить от страданий вас и одного моего друга. И вообще, давай на «ты», привыкли же! Итак, я скоро выйду. На следующий день мы с тобой и с «Дельтой» вылетаем в Рио-де-Жанейро. Я тебе помогу.

И вот Ватрушкин уже другой. Он стал прежним. Он снова нормально разговаривал, шутил и развлекал других больных своими песнями.

- Как не хочется вас отпускать! – сказал врач после одного из его больничных концертов. – Но мне кажется, что вы уже здоровы. Или нет? Ведь самые веселые люди самые депрессивные в душе! Что у вас внутри?

- Инструмент для пения, - улыбнулся Лев.

- Вы имеете в виду сердце?

- Да. И, если оно снова вышло на работу, значит, я здоров!

Но на самом деле Ватрушкин все еще чувствовал себя виноватым, ненавидел весь мир и хотел его покинуть. Это он собирался сделать после доброго дела.

- Потом выйдешь на работу, - сказал ничего не подозревающий Костюмов. – Ты знаешь, а я с тобой в Рио – интересно, что ты придумал!

Лев заметил, что в специальном самолете нет Кандиду, и обрадовался: значит, его новый друг счастлив! Но все же решил уточнить:

- Кандиду в «Золотой рыбке», да?

- Какой Кандиду? – дружно спросили все актеры.

- Понятно. Он от вас ушел, и вы делаете вид, что не знаете его.

- Да не было у нас Кандиду! – воскликнула Режина. – От нас Олег ушел, а не тот, кого вообще не было!

- Это он помог мне выздороветь! Он представился как актер «Дельты»! Может, он перепутал названия?

И все с этим согласились.

В этот вечер Ватрушкин, Костюмов и Булкин прогуливались по Рио-де-Жанейро…

- Пора, - сказал Лев и привел друзей к какому-то дому. – Марк, объясни ситуацию. Мы тебя подождем.

Булкин вошел в дом и увидел знакомую парочку из самолета.

- Я по поводу «маленького плана», - сказал он.

- Это ко мне, - сказал муж красивейшей из женщин. – Наконец-то меня решили наказать!

- Но это меня надо наказать! Я Марк Булкин!

- А я тоже Марк, только Морис! Это я попал под влияние «маленького плана»!

- Я тоже!

Они рассказали все друг другу и вскоре стали лучшими друзьями. Марк Морис вернул свое настоящее имя – Маркус Морейра. Через некоторое время оба перестали страдать.

- Молодец, - похвалил друга Костюмов. – Победил такую болезнь ради друга!

- Ничего я не молодец, - вздохнул Лев. – Я только притворился победителем. Я еще болен.

- Притвориться победителем – это тоже победа!

- Правда?

- Конечно! Так начнем?

- Я должен попрощаться с Одессой.

Они прилетели в Одессу.

- Володя, дай же мне в последний раз взглянуть на Ланжерон! – крикнул Лев после того, как пообщался с Дашей и Лилией.

- Где утопилась Розане? – тоном строгого члена комиссии уточнил Владимир Николаевич. – Девушка, которая никогда не была для тебя примером?

- Пожалуй, ты прав, - вздохнул Лев. – Она и на этот раз не будет для меня примером. Пока у меня есть ты, пока у меня есть жена и дочь, я буду жить!

31 января – 10 сентября 2017 г.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 02.05.2021 в 06:23
© Copyright: Инна Альбрехт
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1