Анализ и коррекция текста на древнерусском языке


Анализ и коррекция текста на древнерусском языке
­­

       «Право на использование для исследования сторонних материалов оговорено в статье 1274 Гражданского кодекса РФ о свободном использовании произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях.»

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

        Есть на литературном сайте Стихи.ру один интересный автор под псевдонимом Ад Минус, который однажды попробовал сделать весьма прелюбопытную попытку написать произведение на древнерусском языке. В плане эксперимента это было, конечно, интересно, но результат по моему мнению был откровенно плачевным. Видите ли, одно дело достаточно хорошо понимать и анализировать какой-то другой язык, а совсем другое что-либо написать на нем. К примеру, на сайте Стихи.ру мне приходилось видеть немало авторов, которые переводили что-то с польского на русский язык, но я редко видел кого-либо, кто переводит с русского языка на польский. И вообще, если честно сказать, не видел на здешних порталах переводов на польский язык произведений Высоцкого и Есенина, что достаточно сложно даже для тех, кто говорит на этом языке с детства. Добавлю только, что на моей авторской странице размещено около восьми десятков переводов произведений Есенина вкупе с другими авторскими произведениями: https://www.chitalnya.ru/users/walwar/
        Возвращаясь к теме экспериментального текста на древнерусском языке вышеуказанного мною автора, я решил внимательно проанализировать его, и нашел ряд существенных недочетов. Во-первых, при ближайшем прочтении я обнаружил, что данное произведение является отчасти компиляцией древнерусского текста «Слова о законе и благодати» — одного из древнейших памятников древнерусской литературы, написанного митрополитом Илларионом в середине XI века, и также текста «Слова о полку Игореве», написанного примерно в XII-ом, что, впрочем, самим автором не скрывалось, так как было написано в плане эксперимента. Дело, однако, даже не в этом, а в том, что в самом тексте обнаружилось немалое количество грубейших ошибок, что говорит, что этот автор знает древнерусский язык на уровне любителя, но не более, что мною будет полностью доказано после подетальной разборки текста. Итак, вот сам оригинальный текст автора Ад Минус (проверить можно также через сохраненные копии оисковиков):

http://www.stihi.ru/2010/12/31/6610


«Бяше Слово искони - иже въ плоть одевься,
Къ живущиимъ человекомъ на землю съниде.
Вера благодетьнаа по всеи земли простреся
И до нашего языка русьскааго доиде.
Слепи бехомъ очима - ныне съмысломъ венчаныи
Не закалаемъ бесомъ другъ друга.
Нъ ослеплени невидениемь очима сердечныими -
Дерзу грозу въерожимъ по яругамъ.
Коли егда хотяше мало ли ны бяшетъ -
Не ковати крамолу, не творити клюкы.
Собьстъво ны растяшеть, бывъши тутън станяше,
Нъ имамы быти - яко веяти подъ облакы.
Заглади рукописание всихъ съблазнъ нашихъ,
Душу съхраньшу съ богатеством добрыими делы,
Правдою бе облеченъ, крепостию препоясанъ,
Не отверзи - въсиа разумъ въ сердци ны.
Быти намъ въ погыбели, еже бесомъ въследовати,
Гугънахомъ языкы нашими - нъ знаеми намъ пути:
Бо есмы въ земли не въ худе, пусте и неведоме -
Нъ въ Руське, яже слышима есть всеми конци земли.»

        Привожу текст данного автора как есть. Поработав над этим текстом, я решил сделать корректировку в качестве варианта для исправления (он будет приведен ниже, после разбора экспериментального текста автора). Сделав правильный и грамотный текст, я смог лучше понять основные критерии и подходы автора к созданию подобного текста. Во-первых, давайте сначала поговорим о том, из какого текста исходил первоначально автор при создании своего экспериментального произведения. Как оговаривалось выше, это прежде всего древнерусский текст «Слова о законе и благодати», написанный под сильный влиянием церковнославянского в отличие от текста «Слова о полку Игореве», который написан на языке народа и на другом наречии. При внимательном анализе мы обнаруживаем сходство со следующими текстами. На автора ссылка выше, на «Слово о законе и благодати» здесь:

http://krotov.info/acts/11/2/ilarion.htm

1. «Слово о законе и благодати», XI век: «Къ живущиимъ бо на земли человекомъ въ плоть одевься приде, къ сущиимъ же въ аде распятиемь и въ гробе полежаниемь съниде, да обои, и живии и мертвии познають посещение свое и Божие прихождение и рзумеють, яко тъ есть живыимъ и мертвыимъ крепокъ и силенъ Богъ.»

Автор Ад Минус, XXI век: «Бяше Слово искони - иже въ плоть одевься,
Къ живущиимъ человекомъ на землю съниде.
Вера благодетьнаа по всеи земли простреся»

2. «Слово о законе и благодати», XI век: «И потыкающемся намъ въ путех погыбели, еже бесомъ въследовати и пути, ведущааго въ живот, не ведущемь, къ сему же гугънахомъ языкы нашими, моляше идолы»

Автор Ад Минус, XXI век: «Быти намъ въ погыбели, еже бесомъ въследовати,
Гугънахомъ языкы нашими - нъ знаеми намъ пути».

Как мы можем сразу заметить, тексты очень близки. Теперь рассмотрим близкие тексты из легендарной русской поэмы «Слово о полку Игореве»:

http://old-russian.chat.ru/05slovo.htm

«Слово о полку Игореве», XII век:

1. «влъци грозу въсрожатъ по яругамъ»

2. «сеяшется и растяшеть усобицами,
погибашеть жизнь Даждьбожа внука,
въ княжихъ крамолахъ веци человекомь скратишась.»

«И начяша князи про малое
"се великое" млъвити,
а сами на себе крамолу ковати.»

«Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше
и стрелы по земли сеяше.»

«А князи сами на себе крамолу коваху,
а погании сами,
победами нарищуще на Рускую землю»

3. «иже истягну умь крепостию своею»

Автор Ад Минус, XXI век:

1. «Дерзу грозу въерожимъ по яругамъ» (опечатка: правильно «въсрожимъ», у него вместо буквы «с» буковка «е»).

2. «Не ковати крамолу, не творити клюкы.
Собьстъво ны растяшеть»

3. «Правдою бе облеченъ, крепостию препоясанъ,
Не отверзи - въсиа разумъ въ сердци ны.»

В общем, мотивы и отчасти заимствования из древнерусских текстов налицо и это вполне нормально в экспериментальных работах. Это ведь эксперимент, не более.

        Теперь поговорим об огрехах этого экспериментального текста. Начнем по порядку. Во вступительной части экспериментатор использовал форму прошедшего времени глагола «быть» — бяше, что является уже само по себе не очень грамотным, так как чаще эта форма употребляется в пояснительной речи, а следовательно, уместнее было бы использовать форму прошедшего времени «бе». И вот вам положительный пример этого из «Евангелия от Иоанна» (в церковнославянском грамматика, в общем,  та же):

http://bibleonline.ru/bible/csl/43/01/

«В начале бе слово, и слово бе к Богу, и Бог бе слово.
Сей бе искони к Богу:
вся тем быша, и без него ничтоже бысть, еже бысть.»

        Как видим, в аналогичной фразе «Евангелия от Иоанна»: «Сей бе искони к Богу», стоит форма «бе» (был, была, было), а у рассматриваемого нами автора «бяше», что не очень грамотно, да и начало фразы непосредственно с глагола уже само по себе не совсем правильно, что больше характерно для вопросительного или пояснительного предложения. Показательным примером для этого служит начальная строка «Не лепо ли ны бяшетъ, братие» из древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве». Наличие частицы «ли» подтверждает, что предложение вопросительного характера. А в произведении автора вопрос по отношению к какому-либо предмету не задан. Также, если у нас должна стоять другая форма прошедшего времени, то соответственно и последующая должна быть другой, а следовательно, должно быть именно так: «Слово бе искони, иже ся одело есть въ плоти.» (глагольная частица «-ся» часто писалась отдельно от глагола и могла стоять совершенно произвольно как самостоятельная часть речи). Но это ладно... Смотрим дальше. А дальше у нас просматривается одна интересная деталь. Мотив самого Слова у автора конечно же проступил из самого текста «Евангелия». И всё бы хорошо, да только в «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона говорится о вочеловеченном Боге, что уже имеет отношение к одушевленному лицу, а вот у современного автора мы имеем дело с аморфным Словом, которое хотя и обожествлено в тексте «Евангелия», но в грамматическом отношении имеет отношение к неодушевленному (вещественному) плану. И хотя в современном языке разницы нет, но в древнерусском, как и в церковнославянском различие было разительное. Человек или Бог мог приходить к людям, а Слово, даже облекшись во плоть, по нормативам того языка могло только появиться среди живущих, т. е. для языка того времени была достаточно устойчивая лексема «въ живыхъ» с парадигмой ударения, характерной и для современного русского языка. Следовательно получаем вот такой текст: «Въ живыхъ убо к человекомъ на землю съниде.» Далее мы опять натыкаемся на один специфический нюанс. Дело в том, что в Древней Руси слово «язык» чаще употреблялось в значении «народ», а для слова «язык» служило другое слово, хорошо известное нам слово «речь». И поэтому в четвертой строке должно уже быть только так: «И въ языцехъ нашихъ къ речи русьтей доиде.» После употребления оборота «къ речи» само собой вытекает пояснительное «ктому» (еще), т. е. мы были еще слепы. Слово «съмыслъ» там должно было употребляться в сочетании с предлогом «въ» после добавочного пояснительного «зато». Следовательно правильно: «Ктому слепи бехомъ очима, зато ж ныне въ съмысле венчаныи.». А вот дальше... Только не падайте со стула, это еще не кульминация! Дело в том, что в древнерусском языке вместо современной формы «друг другу» употреблялась форма «на себе», что мы явственно видим в нескольких местах «Слова о полку Игореве»:

http://old-russian.chat.ru/05slovo.htm

1. «И начяша князи про малое
"се великое" млъвити,
а сами на себе крамолу ковати.»
2. «А князи сами на себе крамолу коваху,
а погании сами,
победами нарищуще на Рускую землю»

        Так что опять неувязочка. Рассматриваемый автор написал «Не закалаемъ бесомъ другъ друга.», а надо было «Не закалаемъ на себе въ бесехъ». Как видите, разница есть. Даже не «бесомъ», а «въ бесехъ», ведь стилистика языка была совсем другая. Далее фраза «Нъ ослеплени невидениемь» совершенно невозможная фраза как для древнерусского, так и современного русского языка. Вдумайтесь только «ослеплены невидением?» Но это же нелепость! Ослепленным можно быть вспышкой, молнией, но никак не собственной слепотой. Это нонсенс. Аналогично звучит фраза «очима сердечныими»... Глазами сердечными? Эта фраза поставила меня в тупик. Я никак не мог понять, что автор имел в виду. В конце концов я тут провел параллель с аллегорией и решил построить фразу таким образом: «Нъ ослеплени бяхомъ взоромъ въ слабосердии». Литературно ее можно было бы интерпретировать «Но ослеплены мы были малодушным помыслом». В таком виде фраза начинает как-то вязаться со смыслом. Фраза с видимой опечаткой «Дерзу грозу въерожимъ по яругамъ.» несколько меня смутила, ибо она почти полностью повторяла фразу из «Слова о полку Игореве»: «влъци грозу въсрожатъ по яругамъ», но была не в контексте волков, а в отношении нас, людей. Если правильно, то надо было поворачивать фразу по отношению друг к другу, а следовательно так: «Дерзу грозу въсрожимъ на себе по яругамъ.» Далее, «коли» и «егда» (когда) никогда вместе не употреблялись, так как они синонимичны. Пример употребления:

http://feb-web.ru/feb/slovoss/ss-abc/ss4/ss4-1201.htm

«Да яже мьньши рыба, то тою се кръмить великаа, да аще и коли се лучить малеи рыб; мьньшю себе пожрети, то бываетъ, егда и обе большия тою рыба пожретъ.» Шест. Ио. екз., 166 об. (1263 г.).

        Как ни крути, тут одно с другим никак не вяжется. Но это ладно (в который раз!!!). А вот эту фразу — «Коли егда хотяше мало ли ны бяшетъ», если читать частями, то это еще ничего, но фраза целиком у человека знающего вызовет улыбку иронии. Вы только вдумайтесь: «Коли егда хотяше мало ли ны бяшетъ» в переводе означает «Коли когда хотело, мало ли нам было»! Сразу вспомнилось «Не лепо ли ны бяшетъ, братие...» из «Слова о полку Игореве». Первый глагол-то по идее должен быть возвратным, ибо по идее имелось в виду «Если же хотелось, мало ли нам было». Получается, проглочена частица «ся». И «коли» и «егда» в этом случае неуместны и очередная фраза должна быть следующей: «Аще же ся хотяше, мало ли ны бяше». В последующей фразе под словом «собьство» скорее всего имелось в виду «своеволие», хотя в других значениях оно переводится как «свойство, сущность, общность, личность, лицо и ипостась». Следовательно далее речь должна была пойти о чем-то родном и свойском для древнерусского человека. Именно поэтому я построил фразу следующим образом: «Собьство ны растяше, бывъши въ своистемъ». А вот следующая строчка ввела меня в ступор: «Нъ имамы быти - яко веяти подъ облакы.», т. е. прямо по-русски «Но имеем быть — подобно веять под облаками». Провертев в голове всё, что могло «веять под облаками», мне вспомнилась довольно устойчивая древнерусская фраза «яко птыць под облаками». Вау! И на этот раз всё срослось! Имеем здесь «Нъ имамы быти, яко птичь подъ облакы.», где «птичь» собирательное, эквивалентное множественному числу. Пример из «Слова о полку Игореве»: «нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди». Далее к фразе «добрыими делы» (добрыми делами) пришлось добавить предлог «съ», так как аналогичная фраза в древнерусском языке часто употреблялась в связке с этим предлогом. Аналогичная ситуация наблюдалась и в староболгарском. Невнятную фразу «Не отверзи - въсиа разумъ въ сердци ны» заменил на более понятную «Не отверзе уст плънымъ умомъ въ сердци ны». А вот далее самое интересное! Называется, добрались. Разбираемый нами автор неправильно употребляет древнерусский падеж, что окончательно меня убеждает во мнении, что о древнерусском языке он имеет представление совершенно поверхностное. Цитирую две последних его строки:

«Бо есмы въ земли не въ худе, пусте и неведоме -
Нъ въ Руське, яже слышима есть всеми конци земли.»

        Это грубейшая ошибка, потому что предложный падеж в древнерусском языке (не нужно путать с церковнославянским) для прилагательных часто имел окончание «ей», а для прилагательного «Руська» (им. п.) в предложном падеже имел форму «Русьтей или «Рустей». И вот убедительные примеры:

1. «Житие Сергия Радонежского»:

http://www.rhistory.ru/Istochniki06_031.html

«при архиепископе Констянтина града Каллисте, патриарсе вселеньском, в земли же Русьтей в княжение великое Тверьское при великом князе Димитрии Михайловичи»

Дополнительно:

«Слава Богу, показавшему нам житие мужа свята и старца духовна, преподобного Сергия в земли нашей Рустей»

2. ЛЕТОПИСЬ ПО ТИПОГРАФСКОМУ СПИСКУ:

http://krotov.info/acts/16/possevino/tipograf2.html

«В лето 6602 створи миръ с Половци Святополкъ и поятъ женоу себе дщерь Тоугортоканю, Половечьскаго князя. В се же лето приидоша пруси на Роускоую землю августа 26 и поядоша всякоу траву и многа жита. И не бе сего слышано въ днехъ пръвыхъ в земли Рустей.»

3. По «Новому летописцу»:

https://history.wikireading.ru/300319

«Бысть в то же время, умножишась разбойство в земле Рустей,
не токмо что по пустым местом проезду не бысть, ино и под Москвою быша разбои велицы»

4. «Сказание о святых иконописцах»:

http://www.sedmitza.ru/text/739635.html

«Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцах, бывших в монастырех, иже в Рустей земле сущих»

5. Летопись, «Степенная книга»:

http://www.rusland.spb.ru/zv_1_3a.htm

«От них же начат быти в Рустей земли ангелоподобное пение, изрядное осмогласие, наипаче же трисоставное сладкогласование и самое прекрасное демественное пение в похвалу и славу Богу и Пречистой его Матери».

Дополнительно, из работы академика А.М. Панченко цитата из «Степенной книги»:

http://panchenko.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=2332
http://fanread.ru/book/12406919/?page=76

«Егда проповедал слово Божие в Синопии и в Херсонии, и оттоле бывшу ему на реце на Днепре, и тамо на горах помолися и крест постави, и благослови и пророчествова на том месте бытие Киева града и всей Рустей земли святое крещение. Оттоле же пришед, идеже ныне Великий Новград стоит, и тамо жезл свой водрузи во веси нарицаемой Грузине, идеже ныне есть церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного. Прообразоваше же... крестом на Рустей земли священное чиноначалие... Жезлом же преобразив Руси царское скипетроправление...»

        Комментарии, как говорится, излишни. Последний прокол со словом «Руське» для предложного падежа в древнерусском, когда правильно «Русьтей» (вариант написания: Рустей), довольно серьезный, но, я полагаю, на ошибках учатся. Таким образом, проработав весь рабочий материал разбираемого автора, что до его экспериментального текста, я получил в качестве варианта текст для корректировки. И вот что мы имеем:

«Слово бе искони, иже ся одело есть въ плоти.
Въ живыхъ убо к человекомъ на землю съниде.
Вера благодетная по всей земли простреся
И въ языцехъ нашихъ къ речи русьтей доиде.
Ктому слепи бехомъ очима, зато ж ныне въ съмысле венчаныи.
Не закалаемъ на себе въ бесехъ,
Нъ ослеплени бяхомъ взоромъ въ слабосердии,
Дерзу грозу въсрожимъ на себе по яругамъ.
Аще же ся хотяше, мало ли ны бяше,
А не ковати крамолу, клюкы же не творити.
Собьство ны растяше, бывъши въ своистемъ,
Нъ имамы быти, яко птичь подъ облакы.
Заглади рукописание всея похоти нашея
Душу съхраньшу въ богатстве съ добрыими делы,
Правдою бысть облеченъ, крепостию препоясанъ,
Не отверзе устъ плънымъ умомъ въ сердци ны.
Быти же намъ въ погыбели, еже бесомъ въследовати,
Гугънахомъ языкы нашими, нъ суть знаеми намъ пути:
Бо есьмы въ земли не въ худей, не въ пустей и не въ неведомей,
Нъ въ Русьтей, яже слухомъ тече по всей земли.»

       Как видите, ничего невозможного нет. Кстати, мне приходилось переводить на древнерусский язык и свой собственный современный текст в плане эксперимента. Текст совершенно оригинальный и не имеет аналогов в отличие от предыдущего. Надо сказать, что всё гладко не обошлось. В древнерусском тексте не было слова «туннель», так что пришлось его специально придумать. В древнерусском тексте слово «туннель» переведено мною как «безвестенъ лазъ». Это было единственно возможным решением для интерпретации. Заимствование из современного языка было допустимо (первоначально я исходил именно из этого варианта), но я решил все-таки найти подходящий эквивалент для интерпретации этого слова. Со словом «плазма» было значительно проще. Слово «плазма» (греч. plasma — вылепленное, оформленное) является греческим, и оно было известно в Древней Руси под своим архаичным значением, так как Древняя Русь была правопреемницей культурного наследия православной греческой Византии. Само собой разумеется, что самого понятия «плазма» в современном понимании этого слова в древнерусском языке не было, как и не было слова «туннель», но мы ведь живем в современном мире, где для многих вещей в древнерусском языке просто не было слов, а следовательно, некоторые слова при переводе на древний язык необходимо интегрировать для текста с проблемными и специфическими местами, где недостает слов, либо их следует создать из того материала, что имелся в наличии в древнем языке. Используя известную близость современного русского и древнерусского языка, это несложно сделать, и это в любом случае пришлось бы делать, если бы вам в голову вдруг пришло перевести учебник физики на вымерший древний язык, который вы хотели бы восстановить среди ныне живущих. И подобный опыт в настоящем имеется, когда в другой такой же древний, но оживленный язык было интегрировано множество недостающих слов из современных европейский языков для использования на Земле Обетованной. Это случай совершенно уникальный, потому что восстановлен был уже практически вымерший один из ближневосточных языков, который вместе с современными языками зазвучал с новой силой. Что касаемо вообще переводов, то казусы при переводах иногда случаются. И это далеко не редкость. К примеру, небезызвестный нам Д. С. Лихачев допустил грубейшую ошибку при переводе фрагмента «Слова о полку Игореве»: «Нъ рекосте: «Мужаемься сами преднюю славу сами похитимъ, а заднюю си сами поделимъ». Последний он переводит так:

«Но сказали вы: "Помужествуем сами:
прошлую славу себе похитим,
а будущую сами поделим!"»
Из перевода Д. С. Лихачева: http://slovoopolku.ru/slovolihachev_7

        Но это грубейшая ошибка, так как в данном тексте под «предней славой» имеется в виду «слава будущая», а «задняя», что естественно, – «прошлая». Ни в одном языке мира корень со значением слова «зад» не выступает ни в одном из слов со значением «будущее», не говоря уже о том, что это само по себе нелогично, а пример из Ипатьевской летописи крайне неудачен («Володимеръ же бь разумьа древняя и задняя»), так как лексема «древняя и задняя» интерпретируется совершенно иначе: «древняя и былая» или «древняя и прошлая». Кстати, большинство переводчиков перевели правильно и они в достаточной степени владели древнерусским, чтобы не перепутать «зад» с «передом». Я мог бы тут упомянуть А.Югова, Н. Заболоцкого, К. Бальмонта, А. Майкова, С. Шервинского, В. Шкляревского и многих других. Об этом подробнее можно прочесть в моей работе «Трагикомический опус вокруг нашего слова» https://www.chitalnya.ru/work/2364835/
        В качестве сравнения, чтобы разбавить довольно весомую порцию неумолимой критики, предлагаю вашему вниманию перевод моего произведения «Притча о грешном человеке» с современного русского на древнерусский язык: https://www.chitalnya.ru/work/2364891/

Валентин Валевский, Притча о грѣшномъ человѣце

        Единъ бѣ человѣкъ, тъй человѣкъ весь животъ свой имяше нужду великую въ любови человѣчьстей, нъ вельми грѣшенъ бысть. Тъй же убо въ грѣсѣхъ своихъ понесе кару и по случаю зѣло же болѣзенъ бысть. Аще бяше въ които вѣки болѣзный, къ долу очи прикрыше на ложе своемъ, иже почуя душу отвѣрсту отъ тѣла любо бысть взяту къ речи из самоихъ чрѣвъ, исшедъ есть самъ паче себе и видя плоть свою грѣшну на ложе трудномъ. Тъй же позре, бо бысть его тѣло вовнѣ, егда го узнаше, ктому мыслію страхъ изумлѣнія. Въ слабомъ уме бысть помутнѣніе въ мыслѣхъ: «Почто же азъ есмь мертвъ уже?.. Нѣчто есмь мертвъ воистину?» Тогда же тугою по унынію своему токмо изорваше тишь крикомъ своимъ... А внѣзапу го ввѣрзе въ безвѣстенъ лазъ аки подземенъ ходъ. И онде же лѣтяше, ажно бързо, бързо. Межъ времѣни же почивавши, онъ тамо сягну паки въ одинъ, а съ того и в другій, понѣже потщися обрѣсти вызволенія. Вотще же дѣя, якоже не по силомъ… Помалѣ тъй впадну въ океяни небесъ. Не бѣ же въ томъ ни облакъ, ни слънца яснаго. Такоже овамо есть обаполы синева и вся пространства сіяху, якобы излучаючи изъ недръ своихъ свѣтло. Человѣкъ тъй плуташе въ океяни небесъ, покуда точію же не почя соглядати протекающія райскія острова, кіито блѣскомъ злата свѣркаючи играху краскою радуги. Отъ того же межъ островами тъй узре безподобная красы существа, плазмовидныя по тѣлесѣмъ. Пролѣтаху мимотекуще и помалѣ исчезаху въ глуби тіихъ кораблій-острововъ. Дондѣже текло се, донѣлеже тіи плазмовидныя существа не узряху го и не стаху притекати, оточати, налѣтаючи сонмомъ нань да вкругѣ него, выявляючи длянь любопытство и изумлѣніе. Внѣгда же ся собрати здѣ великое множество, нежданно ся изъявило есть величайшее изъ плазмовидныхъ существъ, до зѣла наистаршее. Тое притекло къ человѣку, коего видъ бысть по чертомъ своимъ къ вопрошенію: «Почто пришедъ еси въ нашъ высший изъ райскихъ мировъ?» Плоть его плазмовидная изошедши буйимъ отрепіемъ, изъявляла есть гнѣвъ по виду, а по времѣни духну въ человѣка языкомъ пламѣни и человѣкъ съ тоего духновенія отскочи въ безвѣстенъ лазъ аки в побитіе мълній, съ тѣмъ, дабы тъй вновѣ лѣтяше чрезъ лази тіи въ тѣхъ путѣхъ, еже прѣжде, дондѣже вспять въявѣ не вшедъ есть на ложе своемъ въ плоти своистыя. Егда же отвѣрзну очи, то омертвелое тѣло его бысть подобію разуму вопрѣки. Тогда испыталъ есть руци къ движенію, нъ бысть не въ силѣхъ, испыталъ есть гъртань къ речи, нъ звукъ супротиву. А егда омертвеніе изыдя из его плоти, то внѣзапу почуя, иже вновѣ здоровъ есть, понѣ от времѣни его плутанія въ несусвѣтный миръ нѣчто сташе къ измѣненію въ нимъ… Уразуме, иже яко прѣжде ему не быти, а такоже впредь ему не грѣшити, зато въ душе ему бяху радость и миръ, ктому кольми паче уже не бысть страшно, якоже нынче вѣдаеть, еже вѣчна есть душа человѣчія и паче боятися къ ничему.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Оригинал моего произведения на современном русском языке
(«Притча про грешного человека», 03.09.2010) можно прочесть,
если обратиться по ссылке: http://www.stihi.ru/2010/09/03/1072

С уважением ко всем авторам

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

в качестве иллюстрации к материалу произведения
представлен рисунок из следующего веб-источника:
http://joymylife.org.ua/bible/img/big_ostr1.jpg

© Copyright: Валентин Валевский, 2012, Стихи.ру
Свидетельство о публикации №112060400911­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Ключевые слова: Валентин Валевский, Walenty Walewski, Анализ и коррекция текста на древнерусском языке,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 01.05.2021 в 16:52
© Copyright: Валентин Валевский (Walenty Walewski)
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1