Ужас.


Заверяю вас честным словом сочинителя, что эта ужасная история случилась на самом деле, тридцать лет назад, в Цветочном переулке. Живы еще свидетели и участники тех событий, например, дед Коля, хотя остальные почти все перемерли от старости.
Нет уже и главного героя истории, молодого парня Володи. Но он умер не от старости, а повесился, чтобы отомстить жене Светке. Но это уже совсем другая история.
Хотя, возможно, истощение нервной системы, приведшее Володю к мысли о роковой петле, началось именно тогда, жаркой июльской ночью 198.. года.

1. Ночная смена.

Володя работал грузчиком на втором хлебзаводе.
Ему было идти в ночь, а он даже не поспал, так как никак не мог оторваться от книги. Книгу, «Темную половину» Стивена Кинга, короля ужасов, Володе дали на два дня, а он ее еще не дочитал. Сейчас он лихорадочно дочитывал рассказ «Ночная смена», последний в сборнике.
- Читатель! – гадливо сказала жена Светка. – А в сарае убрать некому!
Володя, делая вид, что ничего не слышит, читал дальше. В рассказе писалось об одном парне, Холле, который устроился на одну старую фабрику, а его послали с другими чистить подвал, а там оказалось море крыс.
Володина впечатлительность плюс могучий талант Стивена Кинга привели к тому, что у Володи волосы на голове стояли дыбом:
              «…Холл не сразу заметил, что на груди у Кармайкла
              болтается огромная крыса… Крыса мертвой хваткой
              вцепилась зубами в грудь Кармайкла и с остервенени-
              ем лупила мощными задними лапами по животу…»

Володя громко сглотнул.
Дальше шло про то, что под подвалом с крысами оказался еще один, неизвестный, подвал, и там уже начался тихий ужас.
Володя вышел на крыльцо и покурил. Рассказ «Ночная смена» произвел на него самое тяжелое впечатление. Дело в том, что, к своему стыду, Володя боялся крыс. Если бы об этом узнала Светка, издевательствам не было бы конца, да еще, конечно, она бы растрезвонила об этом на весь переулок: мужик, а боится крысок! Пацюков!
Володя и сам понимал, как это смешно, но поделать с собой ничего не мог. Этот страх, а проще сказать, переляк, напал на него в армии. Он служил в Прибалтике, в Риге, и там крысы были совсем не то, что дома, огромные наглые крысы, как будто плодимые самим городом, холодным, мрачным и сырым.
Однажды Володя проснулся ночью. Дело происходило в Ворошиловских казармах, на окраине. Раньше они жили в Пернавских, в центре, и там все было четко, но в Ворошиловских, старых, запущенных, было мама караул. Достаточно сказать, что старики спали здесь на верхних койках, а молодые на нижних.
Володя, молодой боец, проснулся от тяжести на сердце. Он сонно приоткрыл глаза. На его груди сидела крыса. Она сидела на задних лапах, как Чучундра из мультика «Рики-тики-так» и прихорашивалась. Володя с испугу дернул головой, крыса тоже испугалась, быстро укусила его за нижнее веко, потом тяжело свалилась на пол и убежала.
В госпитале Володе вкололи столько уколов в живот, что мама не горюй. Хорошо хоть глаз остался целый.
Здесь, в Цветочном, в старом доме на восемь входов, в тесном дворе с сараями и пристройками, крыс было не много. Но они были. Соседи с той стороны держали нутрий, в сараях жили кролики, а возле туалета стоял ящик для помоев, так что крысам было с чего жить, не говоря уже о самом сортире, который они просто обожали, считая его, видимо, своим клубом или дворянским собранием.
Володя научился довольно спокойно смотреть на их беготню, и все же, когда юркое и в то же время угловатое серое тельце прошмыгивало под ногами, все у него сжималось так, что даже болела мошонка.
Иногда приезжала санстанция и травила крыс, отчего они становились еще здоровее; вообще же надо сказать, что остальные жильцы, включая детей и кошек, к крысам относились с полным равнодушием, как если бы это были какие-то безобидные создания вроде сусликов или хомячков. Конечно, это еще больше пристыживало Володю, взрослого парня, можно даже сказать, верзилу.
Володя вернулся в кухню, сел и стал читать дальше:

          «Оглушенная могучими кулаками Кармайкла, крыса валя-
          лась совершенно без движения и только судорожно подер-
          гивала лапами, крепко сжимая в зубах страшный кусок
          человеческого мяса…»

Володя поглядел в окно. На дворе быстро темнело. Ему было на двенадцать, а еще нужно было собрать тормозок. Светка смотрела «Рабыню Изауру» и просить ее было бестолку
Володя читал:

       «В следующее мгновение, не успев опомниться, он уже
        почувствовал ее тяжелую, дряблую и теплую тушу на се-
        бе – крыса сбила его с ног… Крыса была размером со 
        здорового годовалого теленка…»

Володя давно уже ерзал на табурете, переплетая ноги, но все же малая, а также и большая, нужды, заставили его вскочить, сунуть ноги в галоши и поспешить в туалет в глубине сиреневых кустов.
Было темно. Ночь была жаркой и душной. Вдали погромыхивало.
Нервы у Володи были напряжены после прочитанного, а последняя сцена так и стояла перед его внутренним взором: омерзительная, похожая на свинью, крыса, одним движением отрывает руку Уорвику.
Он подумал, что если сейчас встретит хоть маленького крысенка, то обмочится на месте.
Он был уже возле туалета. Дверь была приоткрыта, внутри сортира царила могильная тьма. Володя чиркнул спичкой, и тут кусты сбоку пошевелились. Володя подскочил на месте: «Собака!» - подумал он. Из-за туч вынырнула луна, и он увидел ее…
В следующий миг он уже, спотыкаясь, бежал назад к дому, беззвучно крича, обмочившись и с полными штанами.
Он хрипел и рвал дверь, забыв, что она открывается в другую сторону, пока не выскочила Светка, а соседи не схватили его и не позвонили в «скорую»…

2. Мрак рассеялся.

Ранним утром на лавочке под каштаном курили Колька и дед Вася из третьей. Было хорошо после сорвавшегося ночью ливня.
- Там какой-то шухер вчера был? – спросил Колька. – Я спьяну ни хрена не понял.
- Да Вовку с белочкой вязали, - сказал дед Вася.
- Ни хрена себе, - сказал Колька. – Ну и алкаш, а еще культурный! В тихом омуте…
К ним подсел Боря из восьмой, сам некурящий, но любящий поговорить.
- Ну и дела, - сказал он. – Представляете, нутрия у нас сбежала – прогрызла сетку и сбежала, что ты станешь делать! А здоровая, килограмм на восемь будет. Правда, шкура не очень, серая.
- Ну, такой кабан далеко не уйдет, где-нибудь в огородах словят, - сказал дед Вася.
- Дай-то Бог, - сказал Боря. – Жалко, кормили, кормили, а теперь что? А они ведь, собаки, говна не едят, это тебе не свиньи. Но зато и мясо у них!..
- А я этих крыс в рот не возьму,- сказал Колька, - брезгую. Этот хвост голый… Ужас!

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 01.05.2021 в 10:33
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1