Противоречивая ученица


­ Идет дистанционное индивидуальное занятие по иностранному языку. Уроки берет молодая мать. Хорошо, что при всей занятости она находит время и силы учиться. В комнату, где идет занятие, заходит ее муж и начинает нянчиться с ребенком, играть,громко с ним разговаривать, мешая занятию. При этом, ученица вместо того, чтобы говорить громче, начинает говорить еще тише, хотя говорила и без того еле слышно. Преподаватель хочет убавить громкость динамиков, чтобы не отвлекаться на посторонние шумы, но не может, иначе совсем ее не будет слышно. Ни муж, ни ученица даже не думают извиниться ради приличия, хотя такие помехи реально утомляют. При этом в квартире есть и другие комнаты, куда можно пойти с ребенком и не мешать занятию, которое и без того явление редкое.

Затем муж ученицы начинает брать новые «вершины», он принимается что-то жевать и громко чавкать, продолжая громко разговаривать с ребенком.

Репетитору приходится делать большие усилия, чтобы различить что говорит его ученица.

Идет работа с аудированием. Во время пересказа содержания диалога она, вдруг, говорит «ой, как плохо я говорю…». – А чему она удивляется? На какой результат она рассчитывает, если домашние задания никогда не делает, с преподавателем занимается в 3 раза меньше минимальной нормы, всего 1 час в неделю, делает многомесячные перерывы в обучении, во время которых не занимается самостоятельно вообще? По труду и результат. Она держится на плаву только благодаря профессионализму и стараниям преподавателя. В реальности ученица говорит не то, чтобы плохо, а не так, как бы ей хотелось. Дольше необходимого подбирает, вспоминает нужные слова и т.п. На это преподаватель ей резонно отвечает, что нужно больше практики, что она занимается всего час в неделю. Однако это предложение ученица оставляет без ответа.

Ученица сама имеет опыт преподавания иностранного языка, а таких элементарных вещей не знает, что минимальной нормой считается 3 астрономических часа с репетитором и самостоятельная работа, хотя бы по часу в день, что обязательно нужно работать самостоятельно.

Ученица с претензией и возмущением, вдруг, сказала, чтобы репетитор присылал ей список слов, буквально несколько слов из аудирования, что много не надо и их потом отрабатывать дополнительно, потому что она не понимает, что они отрабатывают, работая с данным аудированием. При этом на момент этой просьбы все новые и актуальные слова и обороты уже были записаны ученицей в тетради и наиболее сложное репетитором в чате. Ученице хотелось, чтобы именно репетитор сам все писал. Преподаватель все, что было нужно написал, а также попросил ученицу записать себе в тетрадь. Это не тот случай, когда ученица не знает как пишется и сама не способна правильно записать. Спрашивается, зачем репетитору писать, если он и так умеет и знает эту лексику? Как раз необходимо, чтобы сама ученица все это прописывала под диктовку учителя, следуя принципу «кто опишет – читает дважды». Какой толк получить все готовое, не приложив никаких усилий? А когда она записывает, при этом преподаватель все четко и громко проговаривает, повторяя нужное количество раз, то это как диктант, что-то в памяти остается обязательно. Но ученица не хочет делать даже этого.

Ученица явно путает аудирование с лексико-грамматическими упражнениями. Вот там дается какой-то оборот, словосочетание и оно отрабатывается в упражнении. Где она видела, чтобы к аудированию давали список слов и выражений? И каким образом учитель должен вычленить только несколько слов из всего диалога, по какому принципу, а остальное вывести за скобки? Если он так сделает, ученица в присущей ей манере спросит «а зачем мне эти слова, я их и так знаю» или «а зачем мне эти слова, для меня они не актуальны, я их не буду употреблять». Когда работают с аудированием, работают со всеми словами, оборотами, временами, что есть в нем.

Как можно не понять, что отрабатывается, если берется диалог «В магазине одежды»? Очевидно, что отрабатывается коммуникативная тема (это магазин, одежда и покупки) и лексико-грамматическая.

После прослушивания преподаватель просит пересказать диалог, затем задает вопросы, обсуждает услышанное, развивает тему.

В первую очередь отрабатываются навыки понимания на слух и говорения (пересказ и ответы на вопросы учителя). Ученица ранее просила сосредоточиться с ней именно на работе с аудированием, так как посчитала, что у нее в этом есть проблемы. Отрабатываются именно эти навыки посредством изучения определенных, вполне конкретных коммуникативных и лексико-грамматических тем. И после отработки и закрепления этих навыков и тем она ошарашивает таким странным заявлением-претензией, что не понимает, что они отрабатывают. Это шизофрения, придирки из-за плохого настроения, неурядиц в жизни?

До работы с аудированием они работали с объемным диалогом, который читали, переводили и где на каждую страницу текста преподаватель давал фразы на перевод на основе той лексики - для отработки и закрепления, - как раз о чем просит теперь ученица уже по поводу аудирования. Однако она не захотела тут работу доделать до конца, бросила, попросив переключиться на аудирование.

По окончании урока ученица попросила безразлично-деловым тоном, с примесью претензии прислать ей расшифровку, тексты аудирований, которые отрабатывались на уроке. Спрашивается, зачем ей тексты, если, как показывает практика и она сама в этом сознается, никогда в них после уроков не заглядывает, не обращается к ним и с ними никак не работает? Формально это уже доп.услуга, так как преподаватель в свое личное время был вынужден заниматься этим вопросом, имея только бумажную распечатку на руках. Получив тексты, ученица даже не сказала «спасибо».

С одной стороны, ученица просит отрабатывать лексику из аудирования, при этом возмущается когда ей нужно проговаривать во второй раз какое-то слово, словосочетание, отвечая на вопросы преподавателя по прослушанному аудированию. Отработка, закрепление материала предполагает многократное повторение одного и того же, только так вырабатываются навыки и автоматизм. Именно поэтому после того, как ученица пересказала содержание диалога, преподаватель стал задавать вопросы, на что она воскликнула с претензией «я же уже говорила это!». И ученице все равно, что репетитор задает вопросы так, чтобы ее ответ немного отличался от ее фраз во время пересказа, однако она блокирует вопросы и отработку лексики, а потом жалуется, что не запомнила лексику из того или иного аудирования.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: ученица, урок, занятие, обучение, иностранный язык, претензия, аудирование, лексика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 01.05.2021 в 00:47
© Copyright: Алексей Потанин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1