Лето на Родине отца. Приезд.


­­­Лето на Родине отца. Приезд.

Отец мой родился в деревне, затерянной в Калининской области, а говоря по старинке, - в Тверской губернии.
Однако, прожил он там лишь несколько первых лет своей жизни.
Великая Отечественная война вынудила многие семьи переменить место жительства.

- Сын, а хочешь, на время моего отпуска съездим в гости к моей старшей сестре? - спросил меня отец.
- А как же школа? - удивился я: Завтра же контрольная по математике.
- Мне отпуск дали в середине июля, - ответил мужчина.
- Ура! В каникулы? Конечно, хочу! – обрадовался девятилетний мальчуган.
Сказано - сделано.

Многочасовая поездка на загородном автобусе марки "Икарус" была утомительной, несмотря на кресла, подобные тем, что устанавливают в салонах пассажирских авиалайнеров.
В потолке над каждым сидением располагалось устройство для подачи воздуха, температуру которого можно было регулировать от прохладной до согревающей.
Вставать и ходить по длинному коридору во время движения, было нельзя.
Максимум, что позволялось, так это приседать вблизи своего посадочного места.

За время пути было несколько остановок, во время которых мне удавалось пройтись и подышать свежим воздухом.
Спать я не хотел, и отец скрашивал моё угнетённое состояние, угощая спелыми абрикосами.

Наконец автобус остановился вблизи огромного поля, и мы вышли из порядком надоевшего мне транспортного средства.

- Здравствуйте! - поприветствовал нас мужчина, стоявший поодаль от большака на грунтовой дороге: Заждался я вас.
- Здорово! – ответил мой отец, и крепкое рукопожатие завершило встречу друзей, которые каждую зиму или осень находили время, чтобы вместе на законных основаниях поохотиться на зайца, утку, кабана или лося.

Поездке на охоту предшествовал особый обряд, понаблюдать который мне было необычайно интересно.
В центре стола отец устанавливал весы простейшей конструкции, задачей которых было лишь сравнить вес того, что располагалось на двух чашах.
А взвешивались порох и дробь.
Извините, я могу кое-что напутать - сколько уж лет-то прошло!
Например, дымный порох, вполне возможно, отмерялся одним из нескольких мерных стаканчиков.
В картонную гильзу насыпался взрывоопасный порошок, потом вставлялась бумажная перегородка и поверх неё насыпалась дробь.
Шайба из войлока (пыж), являлась пробкой того сосуда, который мой отец называл не иначе, как охотничий патрон.

Особой была церемония чистки ружья до- и по- возращении с охоты.
В этих целях использовался шомпол - длинный металлический прут со съёмной цилиндрической щёточкой на конце.
Им отец чистил и смазывал стволы.
Мягкой тряпочкой, смоченной особым маслом, он удалял нагар от пороховых газов в патроннике и на спусковом механизме, который подвергался особому осмотру и уходу.
Отец даже позволял мне взводить и нажимать на курки (а их было два).
Он объяснял мне, из какого ствола произойдёт виртуальный выстрел, а также, что надо сделать, если необходимо поразить цель пулей, а не дробью.

Добытые отцом трофеи с помощью Трехстволки Бельгийского производства, один из пулевых ходов которой был нарезным, я хорошо помню.
Обычно это был полный рюкзак мяса диких птиц и животных.
Но особо мне запомнились: пушистый хвост зайца-беляка и расправленные крылья утки-кряквы, которые несколько лет украшали стену над моей детской кроваткой в коммунальной квартире.

Пока я вспоминал рассказы своего отца об охоте, встретивший нас дяденька вел меня за руку по полю.
Мы подошли к стреноженной лошади, вольно пасущейся на травяном ковре.
- Хочешь покататься? - спросил меня мужчина.
- Конечно, хочу!
Одним взмахом он усадил меня на широкую, ничем не прикрытую спину коня.
- Держись за гриву и не горбись. - проинструктировал конюх, а сам распустил верёвки с передних ног огромного животного и взял его под-уздцы.

Мы вернулись на грунтовую дорогу, к тому месту, где стояла телега, на которую мой отец отнёс нашу поклажу.
- Хорошенького помаленьку, - сказал местный житель и, потянув за руку, спешил меня.
Конь из кавалерийского скакуна преобразился в тягловую силу.
Втроём мы уселись в деревянную повозку без рессор, но с ворохом ароматного сена, и неспешно поехали в дальние дали за те высоченные дерева, что виднелись у противоположного края огромного поля.

- Ну что, трясёт? - спросил меня отец.
- Ага.
- Тогда спрыгни и побегай, можешь и наперегонки.

На ходу я сиганул с телеги и невероятно счастливый побежал.
Мужчины что-то увлечённо сообщали друг другу, а я резвился, забегая то в траву, то возвращаясь на пыльную дорогу без колеи.

_________________________
Глава 2. Покос.
Глава 3. Рыбалка.
Глава 4. Малина.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 29.04.2021 в 22:56
© Copyright: Вадим Иванов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1