Сука


Показывая, каким бывает морщинистым, скукоженным лицо у "суки", он защемлял себе пухлыми подушечками пальцев кожу возле уголков губ и поворачивал её.
За собой он следил и, в свои немолодые годы, был гладенькой, лощёной сукой, продуманной сукой ещё той, какую поискать надо!
Всё было ему не так, всё не то в России, в которой родился, вырос и стал известным. Всё не слава богу для него: история, обычаи; природа однообразная, не такая, как где-нибудь в Альпах.
И неверную веру выбрали, потому и живут хуже. И не так как надо спасли мир от людоедов и победили нацистскую Германию.
Всё не то, всё неправильно в родной стране!
Пренебрежительно относился к простому народу, считал всех "этих" Васек, Ванек, Петек, Сашек ленивыми, неряшливыми, завистливыми. Говорил, пьянь да рвань кругом неграмотная, а правительство, как недалеко падает яблоко от яблони, выражает волю и национальную идею этого народа, то есть вся правда его и сила в невежестве, наглости и хамстве.
Непомерная громадность, и великие достижения России только раздражали его. В споре он любил ввернуть, как бы вскользь, что даже современный литературный русский язык создал потомок негра. А чертежи атомной бомбы и космической ракеты они украли за границей.
Кивал на бомжей и пьяниц, мол, полюбуйтесь на этот могучий русский народ, на что такой способен? И утверждал: ну, не могли вот эти выиграть войну у самой боеспособной армии мира, которая всего лишь за несколько месяцев покорила высокоразвитую Европу! А чем, думаете, взяли они Германию, голытьба? Так же примитивно, как и Наполеона - не геройством и не военным искусством, а непролазными дорогами, гигантской территорией, лютыми морозами, жестокостью командиров и огромным числом мобилизованного люда, которому ничего не оставалось, как только идти в атаку под дулами пулемётов заградотрядов НКВД. А все их Матросовы, Космодемьянские, Гастелло - криводушная пропаганда Кремля.
С ностальгией вспоминал 90-е, - мрачное время для подавляющего большинства граждан Росси, когда к власти пришли демократы и либералы и отдали страну на разграбление... а он называл это - свободой. В 93-м, в октябре, с большим удовольствием смотрел, как расстреливали в Москве Дом Советов, и никакой жалости к погибающим не было. А потом откровенничал: "Я наслаждался зрелищем..."
Когда Запад объявлял непокорной России санкции, он злорадствовал и думал про её народ, куда вы, сермяжные, денетесь, загнётесь скоро со своей сермяжной, нищенской правдой, превратитесь в пещерных людей, и рассыплется ваш глиняный колосс на мелкие куски... Вздыхая, сокрушался, рассуждал: "Недоумки не отдались, в 812-м, Наполеону, не пожелали освободиться с его помощью от крепостного права. Надрали ему задницу вместо того, чтобы поклониться в ноги. Теперь были бы вполне приличным, цивилизованным европейским народом".
Примазав на себе ядовитую усмешку лукавым выражением, он сетовал своим поклонникам, обожателям, впитывающим чутко в себя каждый звук, каждый вздох кумира: "Надо же выдумать, и теперь им за каждым углом мерещится русофобия и русофобы. Лучше, чем охотиться на ведьм, оглянулись бы на своё прошлое и подсчитали. Элементарно всё просто: во время сталинских репрессий было уничтожено более ста миллионов, а это в несколько раз больше всех погибших за годы Отечественной войны. Так кто из них самый - Сталин или Гитлер?"



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 28.04.2021 в 21:45
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1