Вторсырьё.


Комедия
                в одном действии

                Действующие лица:

Ю л и й А в г у с т о в и ч Ж у р б а, хозяин цеха по переработке вторсырья; молчалив, нелюдим; в прошлом комсомольский вожак.

К о л я, грузчик, отсидел 22 года; бывший «смотрящий» на зоне; чахоточный.

Б о р я, старый работяга; не признается, что еврей.

С е р е г а, 1-й рабочий пресса; нацист-фанатик. Свою комнату в общаге превратил в музей фюрера; зимой ходит в эсэсовской шинели.

В о л о д я, 2-й рабочий пресса; патриот; поехал на войну, но сразу же вернулся; любит покурить план.

С т а р ы е  и  м о л о д ы е  б а б е н к и; сортировщицы, подавальщицы и вообще чего скажут.

В а л е р и а н Ю л ь е в и ч, сын Юлия Августовича; депутат горсовета.
С т а р у ш к и, б о м ж и.

                ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Сцена изображает собой ужасно грязный двор, весь в разноцветных лужах.
Справа в раскрытые ворота виден цех по переработке вторсырья. Переработка эта не совсем переработка, а просто мусор разбирают по принадлежности: бумага – к бумаге, пластик – к пластику, тряпки – к ветоши и т.д., прессуют в тюки и везут на машинах туда, где с ними знают что делать.
На дворе ни деревца, ни кустика, ни травинки. Запах, видимо, ошеломляющий, так как все действующие лица не снимают респираторов в продолжение всей пьесы, разве что когда перекуривают.
По случаю лета один пресс вытащен на двор; к нему тянется из-за кулис кабель.
Слева сцены высятся горы пластиковых канистр из-под химикатов, кучи смрадной ветоши, огромные мешки, «биг-бэги», содержащие в себе книжный фонд какой-нибудь районной библиотеки. Шныряют бутафорские крысы.
На заднем плане очередь бомжей и старушек-пенсионерок в живописных отрепьях. В руках у них связки бумаги, картонки, пластиковые бутылки и узлы с тряпьем, стащенные ими сюда со всего района, вернее, со всех его помоек и мусорных баков.
На сцене тем временем кипит работа. Девчата весело, с огоньком, таскают канистры из-под ядохимикатов, кидают в пресс; Володя, оператор пресса, нажимает кнопку; пресс гудит и плющит канистры; из-под станины бегут кроваво-красные вонючие ручейки. Работа спорится и, в общем, смотрится как сценка из катаевской «Время – вперед!».
Из ворот цеха выходят перекурить Боря,Коля и Серега.

Б о р я /с еврейским акцентом/ .Гаспгоклятая жизнь, чтоб я так жил!

С е р е г а /со свастикой на грязной, потной груди/ .Майн гот, ферфлюхтэ тойфель! Я-я!

К о л я /мучительно кашляя/ . Мы уже сами как вторсырье, в натуре!

                Пауза.

Б а б е н к а – п о д н о с ч и ц а /с фингалом под глазом и без передних зубов/ . Хлопцы, дайте закурить, я отработаю!

                Делает неприличный жест.

За сценой раздается рокот джипа. Появляются Ю л и й А в г у с т о в и ч и В а л е р и а н Ю л ь е в и ч.
Сын зажимает нос и с отвращением смотрит на папино производство.
Отец протягивает руку жестом римского императора:
- Деньги не пахнут!
С т а р у ш к а  и з  о ч е р е д и /в сторону/ . Сталина на вас нет!

                ЗАНАВЕС.
­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 28.04.2021 в 13:21
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1