Dum spiro, spero или мировоззренческие аспекты суицида.


­В нашем мире властвует энтропия с ее, казалось бы, неудержимым стремлением уничтожить всё телесное и вещественное, которое она осуществляет последовательностью причинно – следственных отношений.
Но есть во Вселенной силы, противостоящие энтропии. Это силы самовосстанавливающего всё и вся разума.
Разумная жизнь не имеет ни начала, ни конца, она не имеет границ, её нельзя оконтурить. Она есть нелокальность, т. е., то состояние, в котором точка есть всё, и одновременно всё есть точка.
Энтропия с её последовательностью причинно – следственных отношений может уничтожать только то, что имеет границы, то, что оконтурено.
Чтобы понять окружающий мир, исследователи с причинно – следственными отношениями должны фиксировать фрагменты действительности и доводить эти объекты до полного выявления их особенностей. Но нелокальную жизнь мы не сможем так просветить. В нелокальности возможно только творчество. А что есть творчество? Творчество внезапно врывается в наш мир из ниоткуда, и, оставляя продукты творчества, исчезает в никуда.
Жизнь для причинноследственности – тайна за семью печатями, Она не подвластна энтропии. И в этом смысле наш мир принципиально непознаваем.
Вот и получается, что с одной стороны мы имеем причинно – следственные отношения, которые есть насилие предсказуемости, а с другой – ненасилие, творчество, суть которого в спонтанности, в принципиальной неопределённости.

Но всё это присказка, а суть в том, что люди, которые решаются на самоубийство, причинноследственность возводят в культ: для них становится главным определить, что полезно, а что нет. Именно это считается у них высшим проявлением разума. Им даже в голову не приходит, что делить окружающую действительность на полезное и неполезное есть всего лишь один из способов мышления, что есть и другие.
Они игнорируют то, что, если полезное не всегда приятно, то это нужное, необходимое, это уже насилие причинноследственности, которую курирует энтропия.
Конечно не все, кто руководствуется культом причинноследственности, идут до конца. Тут надо быть с волей. И недаром многие считают самоубийство слабостью сильных волевых людей.
Но надо иметь в виду и то, что причинно – следственные отношения используются нами в двух ипостасях. В одном случае это отношения «чужой – чужой». При этих отношениях человек, решившийся на самоубийство, очень остро воспринимает враждебность окружающего мира. К сожалению, в нынешнем мире отчуждение между людьми нарастает и нарастает, что, конечно, ведёт к росту самоубийств.
В этом мире всё меньше и меньше остаётся мест, где к людям относятся как к своим, как к родным. Именно отношения семейные, отношения «свой, родной – свой, родной» снимают, убирают связь причинно – следственныхотношений с энтропией, ибо в такой целостности убирается обособленность, отдельность, чуждость людей друг от друга.

Если подвести итоги, то способ мышления, когда мы руководствуемся тем, что полезно доминирует в сознании людей. Одним из побочных эффектов этого является рост самоубийств. Культ пользительности, его железная, неумолимая логика, ведущая, в конечном счете, к энтропическим настроениям, может и толкает людей к суициду.Поэтому надо всегда помнить, что нельзя просчитать причинноследственностью наш мир, ибо наша жизнь гораздо сложнее, чтобы разделять её на полезное и неполезное. Наша жизнь – это приобщение к ненасилию, к творческой составляющей нашего мира. Пока мы живём, мы надеемся.







Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 28.04.2021 в 08:15
© Copyright: Виктор Сапрунов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1