РИСТАЛИЩА АБСУРДА И АСПИДЫ ТЩЕСЛАВИЯ


СТИХИ   О   МНОГОМ   И   РАЗНОМ

   Свитки     грез

У Полякова Юры с неба
Звезда красот .
Он уплетает дольки хлеба
И мед из сот .
Редактор он Литературки ,
Словес Стрибог .
И в благозвучные фигурки ,
Он дул как мог .
Кого угодно он печатал ,
Но не меня .
И джинна счастья запечатал
В бутыль огня .
Пылает матрица улова
Вокруг раба .
Но у поэта из Тамбова
Своя судьба .
Кому - то снова развороты
Газетных крыл ,
А у меня в стихах фокстроты
Свинячьих рыл .
И вьюги свищут над полями ,
Февральских дней .
И лунный свет над тополями ,
Как сон о ней .
Пусть Юрий джинна запечатал
Навек всерьез .
Я с музой образы печатал
На свитках грез .
Драматургию  судеб  видят ,
Творцов  князъя .
И  Полякова не обидят ,
В  СП  друзъя  .
Для Ивановых Юрий  дока
И  личность ВИП .
А я в стремнине  литпотока ,
Тамбовский  тип .
Ему  помогут  дорогие ,
Быть  медом   сна  .
А  мне сказали не благие:
-- Пошел  ты  на ...

                ***
Поляков  написал  налегке ,
Как  козленок созрел в молоке .
Анатолий  Труба  бесподобен ,
В  молоке  нобилиссимус - овен .
И  лоснится  Труба  из  Козлова ,
Рядом  с  емкостью  пунша  слова .

                ***
Драматургов  завел  Поляков ,
Как Сусанин в АСПИДНЫЕ   сети .
Но  Алешин с  Семеном  таков ,
Возопил : -- Мы не сукины  дети !
Не  русалок  мы отпрыски все ,
Сочинители  вкуса   черешни .
Мы  блуждаем  по  лунной  росе
И  сплетаем  воздушные  стрешни --
 
                ***
Когда  ты  первый  секретарь ,
Ты  в  СПР  крутой  понтарь .
И  книга  личная  в  чести
И  все  секретари  в  горсти .

А  что  творца  палач  сечет ,
Для  венценосного не  в  счет .
Судилище  Тамбовских  злых ,
Лишь  Миша  отрицал  Белых .
               
                ***
А  за  туманом  есть Мучкап ,
Он  для  желаний  не  сатрап .
Кому  юдоль  теплом   мила ,
Кому  подарит  два   крыла .
Кто цезарь в Петербурге света ,
Кто  женщина  мечта  поэта .
Мучкап -- маяк  любви   дорог
И  мир  взывающих не  строг .
Весной  за  кронами  ракит  ,
Сирень  цветеним   кипит .
И  соловьи  поют   легко ,
Степной  простор  недалеко .

                ***
Павел Кренев  северянин ,
Дон   полюбил   душой .
Шолохов  Миша  мирянин ,
Русский  писатель  большой .

Павел  в  архиве  края ,
Вызнал   расстрельную  суть:
Власть  казаков  презирая,
Пули   пускала   в  грудь .

Лейба  Давидович  Троцкий ,
Свердлов  и  весь кагал ,
Мир   убеждали    флотский ,
Что бы   полками   шагал .

Волны  взыграли  Дона ,
Грозы   бураны    нашли .
И  из  времен  поддона  ,
Грешные  страсти   взошли .

Бил  казаков  Подтелков ,
Били   станичники  гнусь .
Вот и Харлампиев с толком ,
Храбро сражался за  Русь .

То за Буденного встрянет ,
То  за  Донскую   власть ,
То  с  земляками  воспрянет ,
Что бы  с  жидами  не  пасть.

Шолохов  в  книге  емкой ,
Все   написал  как  смог .
Павел  Кренев  не  ломкой ,
Сутью   святой  занемог .

Ныне  в  творцов    Союзе ,
Лейбы  Бронштейны  одни ?
Светлой  небесной  музе ,
Смутные   дарят   дни .

В  храме  меня  осудили ,
Отпрыски   гнавших  Христа .
Злыдней  потом  наградили ,
Падших   вовек  неспроста .

Правду  Кренев  вещает ,
С  катом  Трубой  мудрит .
Шолохова  он  защищает ,
Суд  надо  мной  не  зрит .
 
               ***
Иван  Тараев  не  Таранов
И  сайт  писателей не храм .
Ты  не  паси  сети   баранов ,
С  адептами   душевных  ран .

История  страны  не  рига
Не  ожерелье   на  кону  .
И  Тихий  Дон такая книга ,
Где  нет  покоя  никому .

Григорий Мелехов за красных ,
Рубил  исконных    мужиков .
Потом  на  берегах  прекрасных ,
Рубил  вовсю  большевиков .

Я  патриот  России  духом ,
Судьбой  и  строфами   творца .
Меня  же  очернили  слухом ,
Четыре  лживых   подлеца  .

В  твореньях  пламенеют  грани ,
Событий  с   вязями   причин .
Иван  Тараев   местом  дани ,
Становиться  притон   личин .

Ненадо  исключать  поэта ,
За то что  в  перьях  голова .
В  посыле  Нового  Завета ,
Творца  не  судят за  слова .

Фрондера доля не закута ,
В России с флагами царей .
Он вожделеет у редута ,
Понюхать порох батарей .
   
                ***
Был Рахманинов печальным ,Ссорясь с музыкантом взгальным.
А  в  Ивановке сирень , Гонит запахами хрень .
Гонит тонкий  аромат , Из ума  нечистый  мат .
Добрых хочется любить ,Человеком светлым быть !

          ***
Чет  или  нечет ,
Слава меня не влечет .
Дар  не желаю терять ,
Ближним хочу  доверять .
Слово  мое  не пустяк ,
Веры  в  Россию  костяк .
Свет  ,  озаряющий   дух ,
В  Слове  моем  не потух .
Ближних  любить  и  беречь ,
С Господом  Родины   Речь .
С  небом  молитвы  людей ,
Добрых не в путах идей .
В храме творца  осудить ,
Сердцу   грехом  навредить .
Злыдни  судилищь  вблизи ,
Души   купают  в  грязи .
Взоры  у  падших черны ,
Богу  они не  верны .
В Пушкинке ведает Пронина ,
Валя  теперь   Бесовонина .
Дымку  Наследкин  умело ,
Спермой   кропит   Азазелло .
Виден   Рашанский  снова  ,
Лысым  козлищем  Козлова .
Вновь   Кочуков - Варенуха ,
В  облаке  серого  пуха .
Юрий  Щеряк  за  Пилата ,
С  рожей  поветрий  кастрата .
Рядом  Иуды  и  фурии ,
В  масках кошачей Лемурии .
Скопом   вопят  - Осуди !
Нечисти   злом  угоди ! --
Шабаш   ликует  вокруг ,
Где поручительства  круг .

              ***
Дело не в Диме Глуховском ,
Много  евреев  в  миру .
Дело  в Кагале Козловском ,
Шулеров   длящем  игру  .

Лейба Давидович  Троцкий ,
Ставку  в  Козлове  имел .
Кушал  вкуснейшие  клецки
И  от  расстрелов  балдел .

Признаки  зла  децимаций ,
Гои   приемлют  в  краю .
Сети   плетут   ситуаций ,
Славят   общину   свою  .

Ныне   еврейская   доля ,
Местной  казны  на  виду  .
Русскому  вольная  воля ,
Золото   в   руки   жиду .

Валя  Двурожкина  в  цацках ,
С  ляжек   до  головы .
Толя  Труба   на   лацкан ,
Лепит   червонцы    увы .

Счет  потерял  наградам ,
Хитрый  Халерий   Рашан .
Кукиш   сует  ретроградам ,
Рьяно   хулит   Криушан .

Хуже  с  личиной   еврея  ,
Писарь   Юрок Мещеряк .
С  рожей  лоснится  ливрея ,
Идола   злых   раскоряк .

Рядом  седой  кардиналом ,
Серж  Канчуков  мельтешит .
Падшего   смерда   финалом ,
Днесь   интриганов  смешит  .

Дима  Глуховский  узким  ,
Горлом  не  силиться  петь .
Тяжко   в Тамбове  русским ,
Власть  жидовскую   терпеть .

                ***
Под ним  река стремлений обмелела ,
Над  ним  висел  судилища  клинок .
Подруга   его  искренне  жалела ,
Любила  - и  поэт   не  одинок .

Нет  теоремы  правды  доказательств
И  каждый  может  втуне   уповать .
Но  человек  в  капкане  обстоятельств ,
Не   станет  невиновных  предавать.

Когда  в  пушку   изменчивые  рыла
И   бездуховность  смрадная  вблизи ,
Клеветникам  Двурожкина  Сивилла ,
Творца рисует в солнечной грязи .

Объятые  греховностью  надмекнной ,
Клянут   творца   подонки  огулом .
И  в  бездне пролыхающей бездонной ,
Анчутки   ворсторгаются  с  козлом .

              ***
Души  изменчиво  влеченье ,
Со  временем  ее  судьбы .
Гольфстрима  бурное теченье ,
Не  в  русле  свареной  трубы .

Во  льдах  поверхность  океана ,
Гольфстрим  горячий  подо  льдом .
Души   пылает  долго   рана ,
Пронзенная   в   миру  судом .

Обычные   по  виду  люди ,
Судившие   творца  к  стыду ,
Вздымали  гордо  свои  груди
К  вражде  духовной  на  беду .

Разнятся  смыслами  теченья ,
Энергий   духа  и   ума ...
Событий  каверзных  стеченья ,
Вбирает   в   образах  сума .

Поправшие  Завет  не  внемлют ,
Лучам    спасительных   небес .
Заблудшие  у   бездны  дремлют
И   водопады    крутит    бес .

           ***
Наседкин Коля  остроухий  ,
Оклеветал  творца  легко .
Валерий  Марков  карнаухий ,
Взметнул  пороки  высоко .

Мещеряков  сдурма   гордыню ,
На  выси   поднял  стервеца .
И  духа  светлого  твердыню ,
Разрушил  злобой   подлеца .

Труба   судимый  осуждая ,
Поэта   мазал   сапухой .
Дорожкиной  вновь   угождая ,
Анчуток   потчевал   ухой .

Вокруг  сады  и  перелазы ,
Фонтанов  царских   миражи .
Аршанский  с  семенем  проказы
И  Кочуков  с  огнем  спаржи  .

Алешин  лысиной  о  Фикус ,
Стучит  с  упорством  жениха:
-- Обманщицы  творите  искус
И  пропадайте  от  греха ! --

               ***
Сафронов  Никас  не  намаз ,
Приемлет  на  страстной  неделе .
Душой  художник   богомаз
И  разумом с Христом  доселе .

Его  грехи  не  халцедон ,
В  оправе  смутного  прикида .
Сафронов  у  картин  Мадонн .
Всегда  сиятельного  вида .

Сафронов Никас  портретист ,
Манерой  стольника  известный.
Машков  написанный   артист
И втуне бросовой  чудесный .

И  Пугачева  не   дурна ,
В  лихом  порыве голосистом .
Софи  Лорен  времен   княжна
И  Джуна в образе  пречистом .

Но в облаке печальных  грез ,
Рисует  Никас  пламя  ада .
Сжигает  падшую  всерьез
И  каждого  Иуду - гада .

         ***
Иванов Николай не Крабаш ,
Чех  паливший и в казака .
Не Чистилище - сущий  шАбаш ,
В  СПР  где  реформа  пока .

Заменяют  билеты  Союза ,
На билеты  Союза  творцов .
И   ярма  тяжелеет  обуза  ,
Управителей  дел  подлецов .

Наложили на творчество вето ,
Обвнившие  в  храме   меня .
Шабаш  это ! Судилище  это !-
Охранителей  бездны  огня .

Беззащитны от фурий  навета ,
Беззащитны  от  злых   клеветы ,
Фавориты  небесного  света
И  духовных  широт  красоты .

Николай  Иванов  блефует ,
Хочет   Джокера   заиметь .
Лицемеров   колоды  тасует ,
Что бы  фишками  погреметь .

            ***
Рогаткин  Саша  непоседа ,
Рискует  жизнью  у  черты .
С  сестрой Матюшиной беседа ,
По  телефону  доброты  .

У  Маргариты  путь Тамбовский ,
У   Александра  путь  иной .
Рогаткин  журналист Московский
И  режиссер  страны Родной .

Войну  Донбаса  и  Магриба ,
Корит  Рогаткин  не  в  бреду .
Сломались  крепи   от   изгиба
И   ветры   принесли   беду .

Порывы  чуткой   Маргариты ,
Необъяснимы  для   меня  .
Исчадий   славила   элиты
И  фурий  творчества   огня .

Мою  поэму  не  хулила ,
Антоновщина  вся  в  строках .
Смысл  Маргарита  похвалила ,
С  талантом  автора  в  веках .

             ***
Выгнали  в  Омске  творцов ,
Из  библиотеки  Пушкина .
Словно  залетных  скворцов ,
Из  пивоварни  Кадушкина .

Стулья  остались  чинам ,
Из  Справедливой  России .
Будет  сметана  к  блинам ,
Как   пожелали   витии .

Любит  Миронов  своих ,
Членов парламенской  партии .
Меру  пивка   на   троих  ,
Выпьет  с  призывами  хартии .

Юрий  Перминов  бредет ,
С  видом  поэта огромного :
-- Всех  губернатор   ведет ,
К  проруби  как  Верховного .

Буд - то бездомных собак ,
Гонят  поэтов   из  Омска .
Светел   у   речки   кабак ,
Легче   дорога  до  Томска .

Лучше б в Тамбове зверей ,
Из   библиотеки  изгнали
Ангел  поклич   егерей  ,
Что б  паразитов   пинали .

Небылью   члены   суда  ,
Скопом   Союз  опозорили .
Черной   мастикой   вреда ,
Души  с  грехами  узорили .

Там  где  молились Христу ,
Службы   Пасхальные   бдили ,
Светоча   Слова  к  кресту ,
Шельмы   хулой   пригвоздили .

Всех  безобразных   изнать ,
Из  библиотеки  Пушкина !
Глупо  талант   распинать ,
Вмасть  клевете  Маркушкина .

В Омске  изгои  творцы ,
Втуне времен не увядших  .
Портят  Тамбов  подлецы ,
Злобой с судилищем падших --

               ***
-- Времена можно  завизировать ,
Если  нравственность приватизировать,
Если мы - безопасность страны ,
В СПР  и  дела   без  цены  .
Виноваты  другие  Союзы ,
Отрицавшие  всякие  ТЮЗЫ .
Не коммерческих членов комиссия ,
В  СПР  и  приема  эмиссия .
Не  смутит   неподкупных порок ,
Брать с  сиятельных  членов  оброк .
Я  с   билетом даю  индульгенцию ,
Обретайте   великих   тенденцию .
Вы  безгрешны  в   житейском  аду ,
Члены   все  у  меня  на  виду .
Иванов  Николай  не   келарь ,
В  СПР  я  божественный  царь --

                ***
Весну  не выпить из бокала ,
Она  не   бражное  вино .
Округа  голой вся предстала ,
Как  ритмом  времени   дано .

Снега  растаяли  округи
И  солнечный  полет  стрижей ...
Оставили  в  покое вьюги ,
Ребенка  бликов  миражей .

Дитя  весны  еще  бушует ,
Играясь  с  талою  водой .
И  пейзажист  грачей   рисует ,
Как днесь  Саврасов молодой .

И  синь  сосет глаза поэта ,
На  берегу  реки  Ока .
И  края  не видать  рассвета ,
Из  окон  дома  казака .

Шумит  протока   водопадом ,
Смывая   прошлое  до  дна .
Душа  повеселела  взглядом ,
Ей  Горка  Красная видна .

          ***
Иванов Николай  к  позору ,
Дал  продажным  Иудам  фору .
-- Предавайте творцов огулом ,
Бейте щедро Ваалу  челом ! --

В  регионах Иуды от  века ,
Осудили  с  душой   человека .
В  Оренбурге кричат -- Победим !
Поцелуем   и  злу  предадим !--

И  в Тамбове  судили поэта ,
Члены  шАбаша  без  Завета .
О  суде  -  изреченье  попрали
И  судьбину  творца  обокрали .

Есть в Воронеже Лютый Иуда ,
Рядом  Щелоков Ваня паскуда .
Обвинили  с толпой  Лисняка
И  распяли  вблизи  сосняка .

Сын  священник не возразил ,
Троеперстием   крест  водрузил .
Псы   грызут  Златоустов  основ ,
Как   велел  Николай   Иванов .

                ***
Прекрасен  был Союз до Ивановых ,
Правителей  писучих  величин .
Для Медных, Добродеевых , Пановых ,
Для  бледных  и  пылающих личин .

Но расцвела  махрово показуха ,
Бессовестных  кропателей   словес .
Нагрянула   Союзная   проруха
И  карнавал  тщеславия   повес .

Билеты   СПР  так  заменили ,
Как смутные  видения  в  бреду.
Талантов  безобразные   казнили
И   шабаш   утвердили  на беду .

Казнить , нельзя помиловать поэта !
Кричат  все  обновленцы   палачи .
Для  Ивановых   Грешного  Завета ,
Вий   божество  оттенка   саранчи .

Тотального   диктата   не  убудет ,
Тотальному    диктанту  на   права .
К  лукавым   бездуховное  пребудет ,
Кому  плевать  на  Господа  слова  .

Вам Яхина  противна с Эшелоном ?
В Тамбове есть Дорожкина Гузель.
С  безбожным ,интригующим  уклоном ,
Продажных уполонила в  Газель .

И к бездне ада повела машину ,
Горит  Газель  у   края  бытия .
Пометила  мордягу   и  личину
И   души  вертит  черная   шлея  .

Союз  прекрасен без Мещерякова
И Кочукова с Знобищевой - Бьюз.
Без падшего Наседкина , Хорькова ,
Аршанского  прекраснейший  Союз.

                ***
Андрей  Антонов  нас  немного ,
Правдивых  искренним  умом .
Народ  России  весь  убого ,
Копается  в  себе  самом .

Не  ощущая   лучик  света ,
Небесных  ярких   величин ,
В  Тамбове  обвинят  поэта
И  меты  обретут   личин .

Дары  озлобленных   лукавы ,
С  печатью  гибельных властей .
С  Дорожкиной  в  пылу  Варравы ,
С  Мещеряковым   до  костей .

Улыбка   ухаря    седого ,
Притворна  в  шабаше  дурных .
Награды   грешника   худого ,
Черней   порочных   остальных  .

В России  рыночной  несчастье:
Предателям  почетенья   бум .
Творцам  сплошное  безучастье
И  обвинений   жутких  шум  .

           ***
С  кем  воюешь ЕрпЫлев Иван
И  кого  победишь  в  Оренбурге :
Не  Краснова  Петра  хитрован ?
Не  Орлова  орла  в   Петербурге ?

Может  ухарь  Диану  Кан ,
Победишь  на  ристалище края ?
Поглядит  на  тебя  истукан
И  изгонит  из  Орена - рая.

Отвернуться  друзья огулом ,
Победителя  зло  критикуя .
Побредешь  отпущенья  козлом ,
За  воротыми   Бурга  тоскуя .

Ты забудешь о - Мы  победим !-
Лозунг  странный  не окрыляет .
Только  призрачной  речки  налим ,
Греханоса   игрой   умиляет .

Ерпылевы   бегут  по   степи ,
Из Тамбова , Тобольска , Брянска ...
Злопыхателей  жизнь  ослепи ,
Духом  воинов  Волоколамска .

              Новые    цыгане
               
Под  тенетами  летнего  бара,
Я   увидел   цыгана   Зобара,
И   увидел   цыганочку   Раду,
Ту  , с  какой  не  имеется  сладу

Ах  ,  как  были  красивы  цыгане!
Словно  всполохи  неба  в  тумане.
Было   весело   им  и   смешно,
Делать  то, что  почти  не  грешно.

Пел  Зобар,  под  игру  на  гитаре,
О  влюбленной ,  неистовой  паре.
Рада   лихо  кружилась  юлой
И  амур  метил  в  сердце  стрелой.

Только   не было   крытой   кибитки
И  коней,   подвозящих   пожитки.
Посмотрел   я ,…  и   табора нет:
Ни   вдали  ,  ни  у  края   тенет.
               
Бесподобно   крылатая   пара,
Поддавала   в  движениях  жара.
Так   плясали  ромалы   вдвоем,
Что   декорный   дрожал  окоем.

Эх,  заблудшие !  Что  вы  творите?!
В   обоюдном   порыве  горите,
Накануне   любви  не  святой,
Выбивая   грома  под  пятой.

Наваждение   или   причуда?
Пусть  продлится  явление  чуда.
Кто  - то  тихо  сказал: "Не позеры,
Репетируют   в   баре   актеры.

Вот  за  Раду  Елена Дронова
За  Зобара  племянник  Миронова .
Расплясались  вовсю  театралы
И  айфонов   взыграли   хоралы "

Режиссер  подошел   неспеша
И   моя    озарилась  душа.
Выпил   я   за  удачу  вино--
Что  б   цыгане   блистали  в  кино!

 ***
Здесь  энергия  древних времен ,
Сохранилась  и  бродят  фантомы .
Без  своих  нареченных  имен ,
Без  знамен  и  звездою  ведомы .

Лабиринты  Мещеры  в  лучах ,
Вековечных  Стожар  негасимых .
И  Судьбины  кресты  на  плечах ,
Из  событий  людских  выносимых .

Сердце бьется  времен  глубины ,
Для  провидца  духовного  зримо .
Святогору   все   дали   видны ,
Время   силы   мечтой   озаримо .

У Шатуры наследницы стать ,
Пребывает  в  живой   исполати .
В  лабиринтах  камней  обретать ,
Возрождение  Истины   рати .

Переменчивый Брод  не прельстит ,
В  ослепительных латах  блистая .
Кто  за  крепи  Руси  постоит ,
У  того  и  стезя  золотая  .

­СТИХИ  О   ПАДШИХ   И   ЗАБЛУДШИХ 

       Аспиды  тщеславия

Толмачев  и  Федорова Таня ,
Печатайте  вдрызг  палачей .
Рашанский  отпетых  матаня
И  Мраков  филер рвачей .

Печатайте извергов одуревших ,
Судивших  творца   огулом .
Безбожник  похвалит осатаневших
И  вас  наградит  козлом .

Кумир  шабашА  заблеет
И  сивой  тряхнет  бородой .
С  анчутками вас пожалеет
И  канет  мирок худой .

Вы  служите  не  святым ,
Порочным  до ужаса  доли .
Подонкам  поете  пустым ,
Газетные  гимны  юдоли .

Шедевры  поэта  прочь ,
На свалку истории  края .
И  славите  Аспидов  ночь
И  день  христиан  презирая .

       Меченые  бездной

Они безжалостны к поэту
И им судилище не крах .
Придут жестокие к ответу ,
Когда зачахнут на ветрах .

Забыто доброе  начало ,
Одно  отмщение  в  умах .
Висит  прогнившее мочало ,
В  иллюзий  славы  теремах.

Свои хвалили их за строки ,
Друзья из круга вахлаков.
И повязали всех   пороки ,
Незримой  сцепкою  оков .

Ни капли жалости  у своры ,
Ни толики  духовных  дел .
Как  бездны  роковые  воры ,
Опустошают  грез  предел .

Тотальная  война  поэту ,
Сплошное  хамство  и  хула .
Гонимый  воздавал  рассвету
И  ликам  красного  угла .

              Лишенцы 

И  вас судьба  лишит  билета ,
Когда  окончится   стезя  .
Союз  писателей  как  мета ,
Исчезнет  в  прошлое  скользя .

Вы  осудили  личность  подло ,
Не  дав  ответствовать   творцу .
Сыграл  нечистый  злыдне  соло
И   ад  раскрылся  подлецу .

Вы  веселитесь  до предела ,
До  исступления   в  бреду .
Морока   вами   овладела
И  нагнетает  всем  беду .

Не  будет  доли  пониманья ,
Разоблачат  лжецов  стихи  .
И  вы  страдая  от терзанья ,
Боль  обретете  за  грехи .

Заплатите  за   осужденье ,
Поэта   света  с  горяча ...
Гроза  в  ужасное   мгновенье ,
Пронзит  с   билетом  палача .

        Паства   зверя

В Тамбовский Союз писателей ,
Я  после  суда  не  верю .
И  вестнице   гробокопателей ,
Не  поклоняюсь как  зверю .

Двурожкина  всех   искусила ,
Лукавством тщеславного подкупа .
В  судилище  падших  сила ,
Объяла  с грехами  откупа .

Творца  обвиняли   злобные ,
Над  местом креста распятия .
Порывы  паденью  подобные ,
Где бездны нечистая братия .

Возвысят  порочного изверга ,
Обманут  в  любви безгрешного .
И  честный  на  грани  выбора ,
Заложник  греха   потешного .

Не верю  бездушным  особям
И  хищным ехиднам не верю .
Меня  осудившие  походя ,
Беды  поклоняются зверю .

    Призрачное  величие

За козни злобные ответят :
Хвалешин , Валя и Юрок …
Их бесы черные пометят
И увлекут в гнилой мирок .

Они поплатятся за козни ,
Душою падших на краю.
Страдая на жаровнях розни
И полыхая не в раю .

Ну а пока они в фаворе ,
В кругу тусовки подлецом .
И горе грешникам не горе ,
Под блеском призрачных венцов .

Вершат грехи невозмутимо ,
Решают -- "Быть или не быть ",
Тому кто искренне и зримо ,
Стремится Родину любить .

                ***
СКУЛЬПТОР БЮСТЬ СЛЕПИЛ БЕЗ МУЗ ,
МЫСЛЯМИ ГУЛЯЯ ...
ПРИМУТ  СКУЛЬПТОРА В СОЮЗ ,
ЧЛЕНОВ ТРЕГУЛЯЯ .
У КОТЬКАЛО ВЗОР НЕ ЗЛОЙ ,
РУКИ В ЧИСТОЙ ТКАНИ .
ДЕНЬГИ ПОКРУЖИ ЮЛОЙ
И МЕТНИ НА ДЛАНИ .
ПОХЛОПОЧЕТ   О   ТЕБЕ ,
ГЛАСОМ  ГРЕЗ   КОТЬКАЛО .
И  СПОЕТ  ДЕЛЬЦА   СУДЬБЕ
ДАРЬЯ  БУРЛЮКАЛО .
А ПОТОМ  ТВОРЦА   СУДИТЬ ,
УСТРЕМЯТСЯ  В  ХРАМЕ ,
БЮСТЫ СКОПОМ ГОНДОБИТЬ ,
ИЗ  ИЛЛЮЗИЙ  ДАМЕ .
Я  КАК  ДАНИЭЛЬ  ДЕФО ,
ОТКРОВЕНЕН  В  СЛОВЕ --
ЛИЦЕМЕРАМ  КОМИЛЬФО ,
ПРОЖИВАТЬ  В  ТАМБОВЕ .

                ***
ВРЕМЯ ЖИВОТНЫХ СТРАСТЕЙ ,
ДЛЯ БЕЗДУХОВНЫХ ВЛАСТЕЙ .
СЛАВЯТ ВОВСЮ ДЕПУТАТЫ ,
ЧЛЕНОВ  ПИСУЧИХ ПАЛАТЫ .

СЛАВИТ  ПИЛАТА  ВАЛЕРИЙ ,
ЦЕПЕШ  ЗЛОДУМСКИХ  МИСТЕРИЙ .
СЛАВИТ  ПИСАК   НИКОЛАЕВ ,
ПАДШИХ  ДУШОЙ   САМУРАЕВ .

СЛАВИТ САБЕТОВА  ХАМА ,
СЛОВНО И НЕБЫЛО ХРАМА .
В СВЕТЛОМ ЗАКУТЕ ПОСТРОЕК ,
БЫЛ КРЕСТОНОСНЫЙ ДО ТРОЕК .

ЗДЕСЬ  ОСУДИЛИ  ПОЭТА ,
КАТЫ  ГУДРОННОГО  ЦВЕТА ,
ПАТРИНА  ДАСТ   НЕЗАБУДКИ  ,
ИЗВЕРГУ   С  МЕТОЙ   АНЧУТКИ .

И  ОКРЫЛЕННЫЕ  ВЛАСТЬЮ  ,
ЗЛЫДНИ   НАПОЛНЯТСЯ  СТРАСТЬЮ .
СТАНУТ  ПОЭТА   ОТ  БОГА ,
ВНОВЬ  ОСУЖДАТЬ  БЕЗ  ИТОГА .

ЛЖИВОЙ  УЛЫБКА  СТРАШНЕЕ ,
НЕТ  ЕЕ НЫНЕ  ГРЕШНЕЕ .
РАДИ СТИХОВ В АЛЬМАНАХЕ ,
БОГА  НЕ ВИДИТ В РАЗМАХЕ .

ЛЮДИ ФАЛЬШИВОЙ  ЗАКВАСКИ ,
НОСЯТ ЛИЧИНЫ  И  МАСКИ .
СНОВА  ГРЕХОВ  ПАНДЕМИЯ ,
КРЕДО  ЛУКАВОГО  ЗМИЯ .

МУДОСТИ НЕТ У  БЕЗДУШНЫХ ,
ТОЛЬКО  ИГРА  РАВНОДУШНЫХ .
ВЫ  ОСУДИЛИ  СЕЙЧАС ,
ЗАВТРА  ОСУДЯТ  ВАС .

В ШАБАШЕ    ВЛАСТНЫЕ   БОНЗЫ ,
С БЮСТАМИ  НЕТЕЙ  ИЗ  БРОНЗЫ  .
БОГА   ПОПРАВШИХ   ЗАВЕТ ,
ЗЛОМ   ОЧЕРНЯЮЩИХ   СВЕТ .

                ***
НЕ  АНАРХИСТ  ЛИ ТЫ  ТРУБА ,
В  КАЛИНИНГРАДЕ  НЫНЕ .
АНДРЕЙ КРОПОТКИН НЕ РАБА ,
ГРЕХИ   СПАЛИЛ В  КАМИНЕ .

ОН  КНИГИ ПРАЩУРА СПАЛИЛ ,
В  НЕМЕЦКОМ  СТАРОМ  ДОМЕ .
И  ДУШУ  ВЕРОЙ  ЗАКАЛИЛ ,
НА  ВЫБОРА  ИЗЛОМЕ .

КРОПОТКИН ПРАДЕД АНАРХИСТ ,
НО  БЛИЗОК  НЕ  ПО  ДУХУ  .
АНДРЕЙ  В ДЕЛАХ  МАКСИМАЛИСТ ,
И  НЕ СТЯЖАЛ  ПРОРУХУ .

ОГРОМНЫЙ  ГОРОД  И  НАРОД ,
ВСЕЙ  СУТЬЮ   ПРИБАЛТИЙСКИЙ .
НЕ  БРОСИТ КАМЕНЬ В ОГОРОД ,
ИЗ - ЗА ПРОБЛЕМ   РОССИЙСКИЙ .

ТЕБЕ  ТРУБА ПОРЯДКА  МАТЬ ,
АНАРХИЯ   НЕ  К  ЧУДУ .
ТЫ РВЕШЬСЯ  БЕРЕГ   ОБНИМАТЬ ,
ЯНТАРЬ СГРЕБАЯ  В ГРУДУ .

                ***
Свистульки мальчик налепил из глины ,
Крылатые  с  порывами   птенцов .
И  оглашал   он  Родины  долины ,
С  наделами  покосными  отцов  .

Ночной костер -- дыханье  Прометея ,
Весь  полыхает согревая   свист .
Вновь  горками  горшечников   затея  ,
Лежит  и  круг творения не  мглист .

Для пахарей  вместительные чашки
И  кружки   обожженные  для всех .
Пусть просолились потные рубашки ,
Есть  сувениры  свадебных  потех .

Все  хорошо но Маша  вертихвостка ,
Знобищева  осудит над  крестом ,
Поэта  , злая правнучка  подростка,
Но  этот  грех  произойдет  потом .

Свистульки  не  поступки  очумелой ,
Судилища  зачинщик не скостит .
Знобищева Мария ходит смелой ,
Душою  шельма  демону свистит .

                ***
Слепит  Остриков бюсты  катам ,
Осудившим  поэта  времен .
И  расставит по смутным  закатам ,
Отцветающих  гнусных  имен .

Вот Щеряк  приоткрывший  губы ,
Волком  выглядит  во  плоти .
Кочуков с Чистяковой  грубы ,
К  храму бесятся  по пути .

Вот Алешин целует  поэта
И  Алешин  творца  предает .
И продажным двойного цвета ,
Раздвоением  бес воздает .

Селиверстов  хитрит безобразно ,
Осуждая  безбожно   творца .
А в суде  он благообразно ,
Адвокатом  корит  подлеца  .

Слепит Остриков бесов падших,
Много , много  как  наяву .
В Трегуляе  у  сосен  увядших ,
У отпетых  поставит в  траву .

                ***
Наши предки  рубеж защищали
И Тамбовщину Бог  сохранил .
Кочуков же Сегрей за  медали ,
Над  распятьем творца осудил .

Ради  не осененной  подачки ,
Кочуков  вновь охаял  творца .
Стал пред  идолом  на  карачки
Где  музейный  закут  подлеца .

Угодил  бездуховным  личинам ,
Послужил   безобразным  зело .
По отвратным порочным причинам,
Преумножил  безбожное  зло .

Он  постится  и  возглашает :
-- Я  неистово  верю  в  Христа --
Но поступки  потом совершает ,
Буд - то нету  у  ката креста .

Депутаты от бесов в Тамбове ,
Не  от  Бога  лукавая  власть .
Кочуков  же неискренний  в слове ,
Не страшиться  Иудой  пропасть.

              ***
Убегая  от  зимы  ,
Напиши  о  глине .
Злобу не бери взаймы ,
На  прибрежной льдине .

Над  долиной  холода ,
Зиму  всю  кружили .
Вновь с дыханием  следа ,
Стылых дней дружили .

Строфы вьюга заметет
И  растопит  солнце .
Круглый образ обретет ,
Для  стрижей  оконце .

Полетят стрижи к реке ,
Доли   видя  пульку .
Удержи в своей  руке ,
Светлых грез свистульку .

Убегая  от  зимы ,
Напиши  о  лете .
Там неведомые мы ,
На любом  рассвете .

             Тени     зла

Когда тени лежат под ногами
Головастыми черными кобрами ,
Я встречаюсь нежданно с врагами
И встречаюсь с прохожими добрыми .

Обменявшись холодными взглядами ,
Мы с противником видимся прежними .
Словно тени студеными ядами ,
Напитали нас зимами снежными .

Не развеять душевные замети ,
Без прощения и покаяния .
Все дороги расходятся в памяти ,
У вражды без границ расстояния .

Зло чужое наветами славится ,
Отражаясь в душе моей кобрами .
Верю я моя жизнь не отравится ,
Исцелю ее встречами добрыми .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 27.04.2021 в 10:09
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1