Розовые сады. Глава 5.


Розовые сады. Глава 5.
ГЛАВА 5

Превозмогая страшную усталость и помня о предназначении пери везде и всюду сеять доброе и вечное, Ифат ринулась в ту сторону, где находилось село, в котором жила Ильнур.

Что это? - в воздухе осязаемо носился запах горячей крови, злобы и жестокости, а жгучий поток страха иболи тяжело ранил душу.

«Ой, как же мне больно! Не могу пошевелиться! Даже закричать и позвать на помощь не могу. Сколько вокруг крови! Неужели моя? Ничего не вижу! Мне конец! Как жить с таким лицом? Господи, спаси меня! Все свои деньги отдам на церковь, только бы жить! Как трудно дышать! За что, Господи? Кто так завидовал моему успеху? Мне еще рано умирать, я обещала матери построить дом, хотела родить и воспитать ребенка. Господи, что это? Как будто кто-то идет? И светится!» - раненая женщина с изрезанным лицом со стоном пошевелилась. На нее пахнуло свежим ветром.

«Не бойся, Ольга!»- раздался певучий женский голос в ее голове. Как будто чьи - то легкие и нежные руки коснулись лба истерзанной женщины. Сквозь кровь, залившую глаза, Ольга пыталась рассмотреть лицо незнакомки. От рук, прикоснувшихся с участием ко лбу женщины, исходил такой покой и умиротворение, что Ольга легко им доверилась.

«Не всегда и не все возможно, не так ли? И женщины могут завидовать и ненавидеть! - промолвил всезнающий голос. - Не беспокойся, у тебя впереди долгая и счастливая жизнь; и деток народить успеешь», - нежные руки ласково поглаживали лоб раненой.

«Помоги ради Бога - беззвучно простонала раненая стриптизерша, - ввек не забуду».

«Конечно, помогу. Как называется эта улица?»

«Цветочная», - промелькнуло в голове Ольги. Ее ничуть не удивляло, что незнакомка понимает ее без слов.

«Обещай мне кое - что».

«Что угодно, только спаси», - бессильно вздохнула Ольга.

Через несколько минут приехали «Скорая помощь» и полиция, но мальчишка, вызвавший их, пропал без следа.

Умиротворенная Ифат вспоминала о своем путешествии, ощущая телом, настоящим женским телом, мягкость постели, вдыхая пряный аромат полыни за окном. Она вернулась к Ильнур в последних лучах заходящего солнца, стала родинкой за ее ушком, используя исчезающие способности пери. Всем своим существом она пыталась создать образ женщины, состоящий из сущностей двух других женщин, с которыми она заключила договор. Проснувшись утром, поняла, что чувствует только запахи и прикосновения. Ушли в никуда сверхчувствительность и Знания пери. Ифат, может быть, и ощущала неуклюжесть и неуверенность своего нового состояния, но Ильнур сразу после пробуждения почувствовала бодрость и энергичность. Умывшись холодной водой под стареньким дребезжащим рукомойником и яростно почистив зубы, она прошла в свою комнату. Мрачно оглядев незатейливую обстановку, она причесалась, глядя в небольшое зеркало, висевшее на стене.

«О, Аллах! На этом лице горох, что - ли, молотили? Ни фига, сколько угрей!» – выпалила она с досадой и осеклась, увидев входящую мать.

- Что случилось? – с подозрением спросила Юлдуз - аба.

- Ничего, мам, ничего, - пробормотала Ильнур. пряча глаза. - Чай есть?

- Поставь себе заново, - ответила мать, выходя их комнаты.

Но до завтрака ей пришлось перемыть гору посуды, которая осталась после вчерашнего дня, и выгнать назойливых мух, облепивших грязную посуду. Уже уставшая, Ильнур стала собираться на праздник Последнего звонка. Какие - то необъяснимые предчувствия бередили ей душу.

На празднике, как обычно, было много речей с поздравлениями, словами благодарности и прощания, поэтому никто не обратил внимания на изменившееся внезапно поведение одной из учениц. Ильнур чувствовала себя неуютно и ощущала недовольство собой. Внимательно разглядывая своих одноклассниц, она снова и снова находила их безобразными и гадкими. Раньше таких чувств она не испытывала, потому что завидовала их красоте и бойкому характеру.

«Выпуск 2006» - гласила написанная яркой красной гуашью надпись на плакате. И ниже –

«Прощай, школа!»

«Прощайте, придурки! Ненавижу, задаваки, вас!» - удивилась Ильнур своим мыслям.

Такие мысли никогда раньше не приходили ей в голову; она всегда была незлобивым и безобидным человеком.

Запах сирени приятно будоражил обоняние, создавая праздничное настроение.

«Как я люблю этот день – двадцать пятое мая! Наконец - то все оставят меня в покое, никто не будет приставать с опостылевшими уроками. И одноклассники доставать не будут».

«О, Аллах! Какой отстой эта черная сатиновая юбка! И блузка не лучше – затасканный китайский ширпотреб! А про туфли и говорить нечего: коровьи копыта - и то лучше!» - ну, все, абсолютно все не нравилось сегодня девушке.

Ильнур ушла с праздника, не дождавшись его конца - дел и дома хватает, нечего прохлаждаться. Ее уход остался незамеченным, настолько безразличными к ней были ее одноклассники. По дороге домой она размышляла о том, что что - то изменилось внутри ее, как будто кто-то сидит в ее душе и направляет мысли.

Придя домой, Ильнур неожиданно для себя довольно быстро закончила уборку дома, недоуменно замечая сноровку и последовательность своих действий. Все вещи, которые обычно валялись по всему дому, нашли свои места, а полы засверкали чистотой. Потом Ильнур перестирала свои вещи, все полотенца и все занавески, удивляясь своей необычной работоспособности и неутомимости.

«Надо еще собой заняться», - подсказал ей кто–то, и Ильнур бросилась искать шампунь. Как обычно, в доме его не оказалось и ничего не оставалось, как проверить куриные гнезда. Найдя пару яиц, Ильнур отмыла до блеска свои обычно тусклые волосы и вымыла тело.

«Какая убогость и нищета», - думала Ильнур, оглядывая комнату. И вдруг поймала себя на мысли, что никогда об этом не думала.

«Хватит заниматься глупостями! - кто–то мысленно приказал ей. - Лучше посмотри на себя в зеркало!»

Подчинившись, она села за материнский трельяж. На нее глядело лицо - свое и чужое. Уверенное, дерзкое, насмешливое. Палец начертил на поверхности зеркала: ОЛЬГА, САЙРА, ИЛЬНУР – НАВСЕГДА ВМЕСТЕ. Что это значит? Испугавшись не на шутку, Ильнур стала горячо молиться, прося у Бога прощения за все совершенные и несовершенные проступки.

Постепенно успокоившись, она услышала внутренний голос, объяснивший, что Ольга и Сайра - ее подруги, которые будут направлять и оберегать ее от тягот жизни. С их помощью она сможет стать сильной, смелой, удачливой и красивой. Объяснение было сделано с таким участием и верой, что Ильнур безоговорочно поверила ему. Таких откровений не звучало никогда более, и Ильнур постепенно стала думать, что это ее мысли и деяния.

Через несколько дней она пришла к выводу, что сидеть все лето в захолустном селе нелепо и возмутительно. Девушка стала просить мать, чтобы та отпустила ее в город торговать молоком и маслом. Мать, привыкшая к послушанию и сговорчивости и не ожидавшая такой прыти от дочери, категорически отказалась пустить ее в маленький, но известный своим криминальным прошлым город. Ильнур начала плакать и кричать, что ей нечего надеть и все, кому не лень, могут ткнуть ей этим в глаза. Ведь только недавно она осознала, что отец и мать ничего не могут дать ей и ее младшему брату. Их никогда не беспокоила одежда детей, никогда не проявляли они своей заботы и ласки. Возмущение поведением родителей и обида захлестнули душу Ильнур. Настойчивое поведение дочери довело мать до слез, а отца, обычно невозмутимого, до крика и ругани. Непослушание никогда не было чертой их дочери. За малейшую провинность ее строго наказывали, а отец иногда даже бил. Но сейчас он побаивался подойти к восставшей дочери, чувствуя справедливость высказанных в глаза претензий.

- На куче скота сидитеи всетрясетесь, боитесь потратиться на собственных детей! Позор! - в порыве гнева Ильнур сорвала с себя заношенную кофту и бросила ее на пол.

- Давай, давай, перережь весь скот, пусти по миру ради своих тряпок! - кричал, брызгая слюной, отец. Он был возмущен до глубины души - до сих пор ни одна женщина в его семье не имела права голоса.

- Весь ваш скот мне и не нужен, а вот две телочки, за которыми целый год я сама ухаживала, мои. Давайте продадим их. И в город пустите, чтобы зарабатывать я могла, - Ильнур с чувством собственного достоинства ушла в свою комнату.

Как-то очень быстро Ильнур научилась быть настойчивой, бойкой, стремительной. Она находилась в постоянном движении, словно спешила наверстать то время, когда была медлительной и меланхоличной. Хотелось красиво одеться, сделать хороший макияж. А для этого нужны, хоть и небольшие, наличные.

- Почему так дорого? – возмущались горожанки, пробуя молоко и сметану, с утра привезенную девчонкой в город.

- Если тебе нужен обрат, то и покупай его по низким ценам, - отвечала Ильнур с достоинством.

Не всегда расходился весь товар, но в доме появился стиральный порошок, шампунь, конфеты, чай, сахар. В июле Ильнур заговорила о поездке к тетке в Россию и неспроста.

- Это же бриллианты! - воскликнула Ольга внутри Ильнуры, любуясь переливающимися камнями - слезами пери Аль - Нури, лежащими у нее на ладони.

- Что такое бриллианты? – спросила у нее мысленно пери Ифат, зная, что такого добра у пери Аль – Нури каждое утро целый таз.

- Они стоят больших денег, а мы и за малыми мотаемся каждый день в город. И все из-за тебя! - Ольга с осуждением смотрела на Ифат. - Зачем засунула нас в эту никчемную девчонку? Сама никчемная и нас такими делаешь! - негодованию Ольги не было предела.

- Даже птица не гадит в своем гнезде, а ты живешь здесь, с нами в одном теле! - справедливо упрекнула Ольгу Сайра. - Где сейчас мы были бы, не забыла? А как хорошо опять чувствовать себя бодрой и здоровой в молодом и энергичном теле!

- Ха, одно на четверых! – не унималась Ольга.

- Ни на четверых, а на троих. Я как пери в человеческом теле не нуждаюсь, а рядом с вами нахожусь, чтобы контролировать ваши действия, которые могут навредить Ильнур. Ифат с осуждением посмотрела на Ольгу, виновато отведшую взгляд.

- Вы не представляете, как изменится наша жизнь в лучшую сторону, когда я толкну брюлики знакомому ювелиру! Конечно, подешевле, зато оптом и деньги сразу, -радостно воскликнула Ольга.

- И сколько это выйдет? – недоверчиво спросила Сайра, никогда не имевшая дел с драгоценностями.

- Лет пять можно жить в Москве, не работая.

- Ну, а здесь, в ауле вместе с Ильнур?

- Зависит от цены доллара в настоящий момент.

- Ну, вот мне, например, хватило бы двух бриллиантов на шмотки, если бы я жила прежней жизнью?

- А откуда ты все это знаешь?

- О, спросила тоже! Да вокруг меня такие мужики вертелись! При бабках, при тачках, при пушках! Улыбайся им и имей с них. И никаких там соплей и мечтаний, тогда точно не промахнешься! Я их пачками укладывала у своих ног. И имела с них вот так! – рука черкнула по горлу – И хату себе купила в Москве, да вот…

- Жена твоего …э-э…покровителя наняла головорезов, - закончила Ифат.

- Слушайте, девочки, нам срочно надо сделать из этих камушков деньги. Вот тогда многое и в нашей, и в ее жизни поменяется в лучшую сторону!

- Купим ей и новую одежду, и косметику, и самый лучший магнитофон, и всякое такое…- дополнила Сайра.- Вы не представляете, какое это счастье – ходить на высоких каблуках без протеза!

Ильнур всхрапнула во сне и перевернулась на другой бок.

- Она будет и рада, и счастлива! – закончила Ольга. - Мы из нее такую цыпочку сделаем – пальчики оближешь!

- Но ты ведь говорила, что твой ювелир аж в России? - засомневалась Сайра.

- Велика проблема – прочапать туда!

-Родители точно не отпустят Ильнур.

- Ее не отпустят в Россию просто так, подышать свежим воздухом? – стояла на своем Сайра.

- Не переживайте, найдем повод, - успокоила всех Ольга.



В начале лета работящая, требовательная Сайра руками Ильнур сажала огород, выгуливала скот, следила за порядком в доме. Ольга с усмешкой наблюдала за столь бурной деятельностью и заставляла Ильнур ухаживать за ногтями – подпиливать их и полировать, учила девочку накладывать на лицо всевозможные маски, благо фрукты и овощи росли прямо во дворе, а короткие стриженые волосы Ильнур становиться блестящими и шелковистыми.

Ифат делилась с воспитанницей постоянным хорошим настроением, умением радоваться жизни. У Ильнур резко изменился характер – она стала целеустремленной, настойчивой, трудолюбивой. Пришедшую к матери за подачками сноху, жену ее брата, Ильнур с позором выставила за дверь:

- Мяса хочется? Разводи скот сама или приди и попаши тут с мое!

Родители теперь практически не возражали, видя, как твердой рукой держит Ильнур дом и хозяйство.

Ильнур была счастлива - у нее все получалось, она была довольна своей жизнью. В конце августа Сайра помогла выгодно продать скот, выручив приличную сумму, Ольга вместо пункта назначения «тетин дом» прокатила Ильнур к знакомому ювелиру и продала ему бриллианты и один из изумрудов. Но этих денег хватило лишь на обратный проезд да на походы по бутикам. Из-за покупок Сайра и Ольга яростно спорили. Сайра все время напоминала, что Ольга теперь не длинноногая рыжая красавица - стриптизерша, а маленькая брюнетка с азиатской внешностью, к тому же школьница. Ольга безудержно тратилась на лосьоны для лица. утверждая, что с их применением все прыщи на лице Ильнур обязательно исчезнут. А еще она накупила кучу средств для ухода за волосами.

- Да что ты жадничаешь, денег на все хватит! Тем более что это я их достала!

- Охлади свой пыл, мы еще продукты домой должны купить! - настаивала Сайра, - а про магнитофон и телевизор ты не забыла?

- На, вот возьми половину того, что осталось и трать по своему усмотрению!- отмахнулась от нее Ольга.

- Не пора ли вам успокоиться? – подала голос Ифат, - хватит уже спорить!

- Разобрались уже, - хором ответили девушки.







­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: фэнтези, гурии, пери, розовые сады пери,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 27.04.2021 в 06:59
© Copyright: Валентина Грибиниченко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1