Убийство Императора Николая II Лениным из личной мести


Убийство Императора Николая II Лениным из личной мести
­Ларина Ф.Ш.
УБИЙСТВО
ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II
ЛЕНИНЫМ
ИЗ ЛИЧНОЙ МЕСТИ
2020
УДК 94(47+57)
ББК 63.3(2)
Л25
Автор:
Ларина Факия Шавкетовна,
кандидат юридических наук, учёная
Ларина Ф.Ш.
Л25 Убийство Императора Николая II Лениным из личной мести. –
М.: Эдитус, 2020. – 242 с.
ISBN 978-5-00149-427-0
Книга о Величайшем и Прекраснейшем Императоре Николае II. О том, что Им-
ператор Николай II и Его Семья, кроме спасшейся Дочери Императора Николая II
и Императрицы Александры Федоровны: Великой Княжны Анастасии Романовой
(Анны Андерсон) были убиты большевиками по личному приказу Ленина, желав-
шему личной мести из-за того, что его брат-террорист и преступник был повешен в
соответствии с Законами Российской Империи
УДК 94(47+57)
ББК 63.3(2)
ISBN 9978-5-00149-427-0 © Ларина Ф.Ш., 2020
3
Посвящается моим родителям, дедушке с бабушками,
сестренке, братишке, Виргинии Калинаускене и Министерству
Обороны России и Огромное Спасибо:
1. Отцу: Ларину Шавкету Закировичу: Заслуженному
Пилоту России, Государственному Советнику России I класса,
Мастеру Спорта СССР по дзю-до.
2. Маме: Лариной Гульсине Алимовне: домохозяйке.
3. Дедушке: Ларину Закиру Алиевичу: Партизану
(Вторая мировая война), Заслуженному Работнику
Железнодорожного Транспорта СССР.
4. Бабушке: Лариной Алие Айзятулловне:
домохозяйке.
5. Бабушке: Гатиятуллиной Факие Рауфовне:
учительнице.
6. Сестренке: Лариной Алие Шавкетовне и ее Семье;
7. Братишке: Ларину Али Шавкетовичу и его Семье;
8. Виргинии Калинаускене: архитектор-дизайнер,
Мастер Европейской Традиции.
9. Министерству Обороны России;
10. Императору Николаю II и Его Царской Семье;
11. Анастасии Романовой (Анне Андерсон): Великой
Княжне, Спасшейся Дочери Императора Николая II и
Императрицы Александры Федоровны.
Хочу выразить благодарность всем моим друзьям, в
особенности:
1. Сафроновой Нине Владимировне;
2. Регине Тактаевой и ее Семье;
3. Семье: Ляйсан и Николая Цветковых;
4. Ольге Озеровой и ее Семье;
5. Макарову Тимофею Григорьевичу;
6. Ученой, доктору исторических наук, профессору
Лыковой Людмиле Анатольевне, подсказавшей мне идею с
изучением трудов Ленина, чтобы убедиться в его личной ненависти
к Императору Николаю II;
7. Моему научному руководителю: доктору
юридических наук, профессору Курдюкову Геннадию
Иринарховичу;
4
8. Доктору юридических наук, профессору Валееву
Револю Миргалимовичу;
9. ИНИОН и лично Людмиле Винцетовне;
10. Сотрудникам Государственного архива Российской
Федерации и лично директору: Роговой Ларисе Александровне;
11. Сотрудникам Российской Государственной
Библиотеки;
12. Министерству Обороны России;
13. Сотрудникам библиотеки Института Российской
Истории РАН;
14. Российскому Государственному Архиву
Фонодокументов и лично заведующей читальным залом Лазаревой
Марине Геннадьевне.
Запрещаю заниматься экранизацией моих книг следующим
лицам:
1. Всем создателям фильма «Матильда», а также,
причастным к нему лицам (всей съемочной группе, актерам,
режиссерам, продюссерам) запрещаю заниматься экранизацией
моих книг – в частности А. Е. Учителю и всем родственникам с
потомками данных лиц;
2. Коммунистам и лицам, состоящим в
коммунистической или социалистической партии, и
пропагандирующим идеи коммунизма и социализма, а также
всем родственникам и потомкам указанных лиц, всем
родственникам и потомкам В.И. Ульянова-Ленина;
3. Романовой Марии Владимировне (являющейся
самозванкой: родилась 23 декабря 1953, Мадрид, Испания —
единственный ребёнок Владимира Кирилловича Романова,
главы Российского императорского дома в изгнании (сына
российского великого князя Кирилла Владимировича,
провозгласившего себя в 1924 году императором в изгнании) и
ее потомкам, а также всем ее родственникам и потомкам;
4. Всем потомкам и родственникам дочери
Императора Александра III Ксении
Александровны (25 марта [6 апреля] 1875, Санкт-Петербург —
20 апреля 1960, Виндзор, Великобритания) — великая
5
княгиня, дочь Императора Александра III, сестра российского
Императора Николая II.
5. Всем потомкам и родственникам дочери
Императора Александра III О́льги Александровны
Романовой (1 [13] июня 1882 — 24 ноября 1960) — Великая
княжна Российского императорского дома, младшая дочь
Императора Александра III Александровича и
императрицы Марии Фёдоровны).
6. Олигархам, «социально ответственным
бизнесменам» и всем их родственникам и потомкам;
7. Всем частным лицам, являющимися
акционерами нефтяных, газовых компаний, компаний,
добывающими сырье и экспортирующими его, помогая сделать
из России сырьевой придаток, а также всем их родственникам
и потомкам;
8. Всем членам Федерального Собрания
Российской Федерации – парламента Российской Федерации и
всем их родственникам и потомкам;
9. Всем депутатам России и всем их родственникам.
10. Кадырову Р.А. (главе Чеченской Республики) и
всем его родственникам и потомкам;
11. Минниханову Р.Н. (президенту Татарстана) и
всем его родственникам и потомкам;
12. Шаймиеву М.Ш. (бывшему президенту
Татарстана) и всем его родственникам и потомкам;
13. Медведеву Д.А. (бывшему президенту России) и
всем его родственникам и потомкам;
14. Путину В.В. (президенту России) и всем его
родственникам и потомкам;
15. Алине Маратовне Кабаевой (род. 12
мая 1983, Ташкент) — российская спортсменка
(художественная гимнастика), общественный и политический
деятель, менеджер и всем ее родственникам, а также потомкам;
16. Всем сотрудникам Федеральной Службы
Безопасности РФ (бывшим и действующим и всем их
родственникам, а также потомкам);
17. Гражданам Соединенных Штатов Америки,
Федеративной Республики Германия, Французской
6
Республики, Итальянской Республики, Государства Израиль,
Великобритании, Дании, Канады, Австралии, Китая и всем их
родственникам, а также потомкам;
18. Членам правящих королевских семей Европы и
Англии, а также всем их родственникам и потомкам;
19. Собчак К.А. (род. 5 ноября 1981
года, Ленинград, СССР), отец Собчак А.А. (бывший мэр Санкт-
Петербурга), ее матери (Нарусовой Л.Б., член Совета
Федерации Федерального Собрания Российской Федерации ) и
всем ее родственникам, а также потокам;
20. Симоньян М.С. (главный редактор «Russia
Today») и всем ее родственникам, а также потомкам;
21. Аскер-заде Наиле (российская журналистка,
телеведущая «России-1») и всем ее родственникам, а также
потомкам;
22. Боня, Виктория Анатольевна (род. 27 ноября
1979, Краснокаменск, Читинская область) – российская теле – и
радиоведущая. Бывшая участница реалити – шоу «Дом-2» на
телеканале «ТНТ», всем ее родственникам, а также потомкам;
23. Бузовой Ольге Игоревне — российская
телеведущая, певица, актриса театра, кино и дубляжа.
Известна как бывшая участница, а позднее ведущая
реалити-шоу «Дом-2» на телеканале «ТНТ», всем ее
родственникам, а также потомкам;
24. Горбачеву М.С. (советский и российский
государственный, политический, партийный и общественный
деятель. Последний Генеральный секретарь ЦК КПСС.
Последний Председатель Президиума Верховного Совета
СССР, затем первый председатель Верховного Совета СССР.
Первый и единственный президент СССР), всем его
родственникам и потомкам.
25. Данный список не является окончательным и
исчерпывающим и может быть расширен. Экранизация данной
книги и всех книг автором которых является Факия
Шавкетовна Ларина не допускается без ее письменного
согласия, оформленного в соответствии с законодательством
России.
7
Экранизация всех моих книг разрешается только при
моем личном согласии (автора Лариной Факии Шавкетовны),
оформленном в соответствии с законодательством России.
Цитата Государя Императора Николая II:
Я берёг не самодержавную власть, а Россию. Я не
убеждён, что перемена формы правления даст спокойствие и
счастье народу
«В чужой монастырь со своим уставом не лезут»
народная пословица.
Ответственность за развал СССР несет Горбачев М. За
разрушение территориальной целостности страны, продажу
государственного имущества.
Огромное спасибо моему Отцу: Ларину Шавкету
Закировичу (Заслуженному Пилоту России), незаконно
сокращенному правительством России, а в частности, личную
ответственность за это несет нынешний президент В.В. Путин. За
то, что вся наша семья голодала после того, как отец был сокрашен
В.В. Путиным в 2001 г. Я была студенткой второго курса, брат и
сестра были несовершеннолетними, мама была с 20 лет
домохозяйкой и у нее нет профессии. Отец также с 2000 г.
обеспечивал свою родную сестру инвалида I группы, оставшуюся
без мужа, на попечении родного брата.
Медведев Д.А. (бывший премьер-министр и президент
России) все знал и не помог моему отцу с тем, чтобы найти работу
после незаконного сокращения М.Ш. Шаймиевым и В.В. Путиным,
а также подконтрольным ему Правительством РФ.
Я считаю, что вся эта ситуация с моей семьей
осуществлялась В.В. Путиным, но руками третьих лиц
(нижеуказанных):
Моего отца незаконно сократило правительство России
07.08.2001 г. (президентом страны на тот момент являлся Владимир
Владимирович Путин). Маму обеспечивал отец, она была
домохозяйкой, так как занималась воспитанием троих детей,
ухаживала за мужем, больной сестрой инвалидом моего отца. Мне
в 2001 г. только исполнилось 18 лет, а мой брат и сестра были
несовершеннолетними. Наша семья оказалась в тяжелом
финансовом положении. Так как отец один обеспечивал всю
семью. Мой отец, Ларин Шавкет Закирович, на момент сокращения
8
был первым заместителем руководителя Татарского МТУ
воздушного транспорта Министерства транспорта РФ,
Заслуженным Пилотом России, Государственным Советником
России I класса. Мой дедушка был участником Второй Мировой
войны и Великой Отечественной Войны, он был партизаном.
Друзья отца, впоследствии его врагами, принудили его к сбору
подписей против Шаймиева М.Ш. (в 2000 г. был президентом
Республики Татарстан). После отца сократили. Я обратилась к ним
за помощью с банкротством в 2014 г. Однако, они сначала
согласились мне помочь, а впоследствии отказались. Что и привело
к затягиванию процесса. Друзья отца (Газизуллин Фарит
Рафикович, бывший министр имущественных отношений РФ; его
родственник Фаизов Рафаэль Асафович; Фарисов Фарит
Фарисович (председатель Попечительского комитета Совета
муфтиев России), впоследствии я выяснила, что они его враги и
привели к данной ситуации с сокращением, а после с тем, что мое
банкротство было затянуто и меня не освободили от исполнения
обязательств. Они мстили мне из-за того, что отец собрал очень
много подписей против Шаймиева М.Ш. Я считаю, что они искали
предлог, чтобы отца уволили и решили подставить со сбором
подписей против действующего руководства Республики
Татарстан. То есть ввели его в заблуждение, что якобы Газизуллин
Ф.Р. или Алтынбаев Рафгат Закиевич (2005—2012 годах — член в
Совете Федерации ФС РФ от Правительства Рязанской области,
председатель Комитета по делам Федерации и региональной
политике) будет президентом Республики Татарстан и будет
способствовать улучшению положения народа. Но все это
оказалось ложью. О чем свидетельствует копия его трудовой
книжки, свидетельства о рождении, так как на момент его
сокращения брат и сестра были несовершеннолетними, мне только
исполнилось 18 лет, а мама была безработная. Я уверена в том, что
отцу угрожали и поставили перед фактом, чтобы он собрал данные
подписи. Возможно, ему угрожали здоровьем семьи. И это все
было организовано В.В. Путиным, являющимся выходцем из
репрессивной структуры: КГБ – ФСБ, добивающейся подлых целей
путемм применения таких способов, как угрозы, шантаж и т.д.
Данный факт лишил также еды семью из пяти человек с 2-
мя несовершеннолетними детьми (1. Ларин Али Шавкетович, 1984
9
г.р., 2. Ларина Алия Шавкетовна, 1987 г.р.), безработной женой
(Ларина Гульсина Алимовна, 01.01.1962 г.р.), не имеющей
профессии, так как она мать троих детей (многодетная), мне только
18 лет исполнилось (3. Ларина Факия Шавкетовна, 02.01.1983 г.р.)
и сестру моего отца, являвшуюся инвалидом 1 группы на
иждивении моего отца, мне лишь 18 лет исполнилось и я училась в
университете, чтобы получить профессию и работать. Мама
домохозяйка, без профессии (вышла на работу лишь в 2013 г.).
Отцу не дали доработать до пенсии с надбавкой 1 год. Из-за
подписей в поддержку Алтынбаева Р.З., то есть он собирал
подписи в районах Татарстана против Шаймиева М.Ш. Создали
искусственный конфликт и втянули его. Мне правительство
Республики Татарстан и Российской Федерации мстит. Так как
общая практика при банкротстве является таковой, что
освобождают от исполнения обязательств (у судьи Нафиева И.Ф.,
занимавшегося моим делом, практика такова, что он освобождает
должников от исполнения обязательств).
Мой отец был невыгоден правительству России и
руководству Республики Татарстан на своей должности, так как
был ответственным за безопасность полетов на воздушном
транспорте и не допускал перегруза самолетов, а также не брал
взяток. Но это было невыгодно властям России и Республики
Татарстан, так как в то время в России возникло такое явление, как
покупка дешевых товаров в Китае, Объединенных Арабских
Эмиратах и перепродажа их в России по высоким ценам. А
транспортировка осуществлялась на воздушном транспорте. И мой
отец не позволял перегружать пассажирские самолеты, так как это
приводит к авариям и летальному исходу пассажиров и экипажа.
Поэтому власти искали предлог, чтобы отца уволить, так как в
России существует преступная сеть «откатов», когда власть
поддерживает тот бизнес, который оплачивает неофициально
данную поддержку.
Создавали искусственную истерию вокруг вымышленной
истории с тем, что якобы Газизуллин Фарит Рафикович или
Алтынбаев Рафгат Закиевич может быть конкурентом
действующего президента Шаймиева М.Ш., о чем свидетельствуют
статьи из газеты «Вечерняя Казань».
10
Мы остались без средств к существованию. Всей нашей
семье нечего было кушать.
Мама начала работать лишь с 2013 г., а отцу пенсию
назначили лишь в 2008 г. в смешном размере 7 569 руб. 82 коп. И
после того, как он был незаконно сокращен в 2001 г. дохода не
было.
Поэтому отец был вынужден согласиться сотрудничать с
вышеуказанными лицами и мой брат, став профессиональным
боксером, стал рекламировать коммерческий банк «Столыпин»,
принадлежавший Газизуллину Фариту Рафиковичу, Фаизову
Рафаэлю Асафовичу и связанным с ними лицами. То есть отец,
вместо того, чтобы получать пенсию и отдыхать, занимался тем,
что рекламировал их банк. А родной брат вынужден был
совмещать бокс и учебу, что отрицательно сказалось на его
дальнейшей жизни, так как профессиональных боксеров не
принимают на работу в такие организации, как прокуратура и т.д.
Мой отец был морально угнетен после того, как его
сократили. В результате, абсолютно здоровый мужчина, через 9 лет
из-за нехватки денег, постоянного унижения перед теми, кто создал
искусственную ситуацию из-за которой его сократили, стал
инвалидом II группы впервые в 2010 г., а уже через 3 года, то есть
в апреле 2013 г. он умер от заболевания. Таким образом, он умер
очень рано, то есть в 65 лет.
Они обещали мне помочь с адвокатом по банкротству и
обманули. Демаков Александр – помощник Фаизова Рафаэля
Асафовича (родственник Газизуллина Ф.Р., бывшего министра
имущественных отношений РФ) предлагал стать любовницей. Я
отказалась и после моего отказа адвокат (Гафуров Марат),
рекомендованный А. Демаковым, также перестал вести дело о
моем банкротстве.
На непосредственного начальника моего отца Ш.Гумарова
было совершено покушение в 1990-х. Он дал показания в полиции,
что организатором мог быть мой отец. Моего отца арестовали и
закрыли в СИЗО (следственный изолятор). Держали там несколько
дней. Но впоследствии выяснилось, что отец не виноват. То есть
хотели обвинить в уголовном преступлении невинного человека и
сфабриковать ложное уголовное дело.
11
2. Когда я находилась в Италии у меня со счета были
украдены деньги в размере 269.991 рубль, т.е. 6505, 83 евро.
Мошенников так и не нашли, уголовное дело было возбуждено
только в ноябре 2013 г., а деньги были украдены 12.07.2013 г. То
есть следственные органы бездействовали и деньги так и не были
найдены. Я хотела остаться в Италии, работать, но деньги украли.
Муж со мной развелся, когда я была в Италии.
Я после того, как окончила обучение в Италии, уехала в
Объединенные Арабские Эмираты, так как надеялась найти там
работу дизайнером и оплачивать кредиты. И у меня была работа в
ОАЭ. Но мне позвонил муфтий Республики Татарстан (Самигуллин
Камиль) и предложил помощь с оплатой кредитов. Сказал, что мой
бывший муж сообщил ему о моем тяжелом положении и он готов
мне помочь их оплатить. Сначала он перечислил мне 300.000 руб.,
передав их моей маме. И сказал, что эти деньги для того, чтобы я
могла выехать в Россию из Объединенных Арабских Эмират.
Сказал, что помогает мне, так как это его благодарность за то, что
мой брат помог ему остаться в Казани в 2008-2009 гг. Его хотели
выгнать из Казани, то есть он мог перестать быть духовным лицом
(муллой одной из мечетей Республики Татарстана). Но мой
бывший муж Сабирзянов Рустем Дамирович был его другом и
попросил помочь ему. Я попросила брата, так как мне стало жалко
Самигуллина К. и его семью (жена и малолетний ребенок). Ему
помог остаться в Казани Фарисов Фарит Фарисович по просьбе
моего брата.
Далее, Самигуллин Камиль сказал мне, что оплатит все мои
кредиты, как только я вернусь в Казань, в качестве благодарности.
Но как только я вернулась в Казань, он отказался их оплатить, а
сказал, что ему нужна любовница и, возможно, в случае моего
согласия, он оплатит мои кредиты. Но я отказалась стать его
любовницей. И он не оплатил мои кредиты, также угрожал мне, что
сделает так, что я никогда не смогу найти работу. Считаю, что он
действовал по просьбе клана Шаймиева М.Ш. (бывшего президента
Республики Татарстан) и Миннеханова Рустама Нургалиевича
(действующего президента Республики Татарстан). То есть они
мстили мне таким образом, а Самигуллин Камиль стал муфтием
благодаря их протекционизму.
12
Затянувшееся банкротство связано с предвзятым
отношением ко мне из-за отца, так как у того же судьи (судья
Арбитражного суда РТ, Нафиев И.Ф.) все банкротства физических
лиц заканчиваются освобождением от обязательств.
Мама ходила в полицию, писала заявление о нарушениях
Файрушина Ф. А. (финансового управляющего).
Моя мама является косвенной жертвой данной ситуации, у
нее на фоне противозаконного и бесчеловечного поведения и
обращения со мной суда, финансового управляющего, Сбербанка и
моего работодателя (РГУП: Российский государственный
университет правосудия), отказавшегося мне выдавать часть моей
заработной платы лично, была сложная ситуация.
Когда мне было 7 лет я зашла в детскую комнату с книгами,
и хотела прочитать труды Ленина. Но отец, увидев как я пытаюсь
достать один из томов Ленина, сказал мне, чтобы я не читала
книги, автором которых является Ленин и, что именно Ленин убил
Императора Николая II из мотива личной мести за своего
преступника брата.
Я очень благодарна своему отцу за то, что он открыл
мне глаза на убийцу Императора, а именно Ленина.
Соответственно этот беглый каторжник, такой же, как
американцы, Ленин не мог ничего создать хуже, чем коммунизм
в России.
Я считаю, что необходимо запретить в России
коммунизм и коммунистическую партию, так как данная
идеология основана на возвеличивании варварства, насилия и
откровенного убийства из идеологических мотивов. Также
убеждена, что цивилизованная Россия должна убрать из
центра страны мавзолей Ленина, так как он символизирует и
пропагандирует насилие и откровенный призыв к жестокости.
Мои мысли: «Хочу начать свою книгу своими
исследованиями и умозаключениями о том, что
Великобритания и другие европейские страны, а также США
не являются гуманными, все монархические семьи и
европейские страны, а также США – предательски, недостойно,
трусливо и крайне жестоко отнеслись по отношению к
Императору Николаю II и Его Семье, а впоследствии такую же
13
политику проводили и проводят по отношению к другим
странам».
Шишов А.В. (Военный историк и писатель, лауреат
Международной литературной премии по истории имени
Валентина Пикуля и Всероссийской историко-литературной
премии имени Александра Невского) Красные командиры
Гражданской войны – М.: Вече, 2016.
Вышедшая из Первой мировой войны Гражданская война
кроваво покончила со старой Россией, начавшись с
государственного переворота в Октябре 1917 года и закончившись
в 1922 году на берегах Японского моря в Приморье1.
Военная сила красных и белых зародилась в развалинах
петровской Русской императорской армии, которая в начале 1918
года канула в вечность не по доброй воле.
Гражданская война в любой стране и в любую эпоху всегда
была, есть и будет национальной трагедией.
Когда говорят, что наконец-то в истории где-то поставлена
жирная точка, то это самообман.
Считается, что Гражданская война – это, прежде всего,
столкновение классов, сословий, правителей и угнетенных. Тогда,
спрашивается, почему сын николаевского солдата из крепостных
М.В. Алексеев и сын простого сибирского казака и казашки из
кочевого рода Л.Г. Корнилов подняли знамя Белого движения за
старую Россию, не будучи ни помещиками, ни буржуа? И как эти
два незаурядных человека с самой простой родословной стали в
царской России генералами от инфантерии и верховными
главнокомандующими России в мировой войне?2.
Выстроенные в хронологическом порядке документы
высших органов Советской власти дают представление о
пристальном внимании большевистского руководства к Царской
Семье в тобольский период ее заключения.
В биохронике Ленина за 28 апреля 1918 г. указано, что
Ленин ведет переговоры (18 ч. – 18 ч. 50 мин.) по прямому проводу
1 Шишов А.В. Красные командиры Гражданской войны / А.В. Шишов. –
М.: Вече, 2016. С. 3.
2 Шишов А.В. Белые командиры Гражданской войны / А.В. Шишов. – М.:
Вече, 2016. С. 3, 5.
14
с Екатеринбургом. Ленин вместе с Я.М. Свердловым ведет
переговоры (21 час 30 мин. – 23 час. 50 мин.) по прямому проводу с
Екатеринбургом3.
Источниковедческий анализ документов центральных
органов Советской власти позволяет сделать следующие выводы:
Во-первых, утверждения исследователей, что Ленин не
причастен к расстрелу Царской Семьи не состоятельны;
Во-вторых, расстрел Царской Семьи – это инициатива не
Уралоблсовета, а центральных органов советской власти,
В-третьих не исключено, что Ленин вел прямые переговоры
с А.Г. Белобородовым не только 28 апреля 1918 г., но и 7 июля
1918 г. и позже, поскольку был установлен прямой провод Кремля
с Екатеринбургом. Поэтому совершенно необоснован вывод И.Ф.
Плотникова о том, что нет документов, подтверждающих факт
личного общения Ленина с А.Г. Белобородовым4.
Источниковедческий анализ документов высших органов
партийной и советской власти позволил ответить на
дискуссионный вопрос – где и кто принимал решения об участи
Царской Семьи. Ответ, основанный на тщательном
источниковедческом анализе – уточнение и определение даты,
подписей и всей сопроводительной атрибутики документа,
изучение политической и военной ситуации в Москве и
Екатеринбурге в 1918 г., - достаточно достоверен. Решение о
расстреле Семьи Императора Николая II обсуждалось и было
принято в Москве. Екатеринбург был исполнителем воли
центральной советской власти5.
3 В.И. Ленин. Биографическая хроника. М.: Издательство политической
литературы. 1974. Т. 5. С. 413.
4 Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. –
Екатеринбург.: Свердловская региональная общественная организация
«За духовность и нравственность», 2003. С. 147.
5 В.И. Ленин и судьба Царской Семьи // Исторический архив 2005 № 5 С.
3-9.
15
Источниковедческий анализ исследуемых документов
открыл возможность корректировки некоторых из них, касающихся
судьбы Императорской Семьи Романовых6.
Сохранилось множество документов, в том числе счетов и
телеграмм, свидетельствующих о том, что партия Ленина получала
через Парвуса и большевика Г.Н. Ганецкого (Фюрстенбрга), через
германского посла в Дании У. фон Брокдорф-Ранцау немецкие
деньги на совершение государственного переворота в России. На
немецкие деньги издавались большими тиражами газеты и
листовки, закупалось оружие и т.п.
Лично Ленин ничего непосредственно компрометирующего
не подписывал. Он был большевистским вождем и агентом
влияния кайзеровской Германии, который проворачивал руками
других закулисные сделки. Он не был шпионом (Штирлицем в
России), поскольку не имел доступа к государственным секретам и
как шпион был не нужен немцам. Но государственная измена
Ленина налицо.
6 января партия Ленина при поддержке левых эсеров
разогнала Всероссийское Учредительное Собрание,
непосредственного предшественника Федерального Собрания
Российской Федерации. Партия Ленина совершила
антидемократический переворот.
Свержение Временного правительства, разгон
Всероссийского Учредительного Собрания и антироссийский
грабительский Брест-Литовский мир с Германией в марте 1918 г.
стали главными причинами сползания страны в
широкомасштабную гражданскую войну, являющуюся
преступлением против человечности, не имеющим срока давности.
В конце января 1918 г. Совнарком принял решение
перевести Императора Николая Романова из ссылки в Тобольске в
Петроград для предания суду. Однако ни перевод в Петроград, ни
суд не состоялись. Перед большевиками вставал вопрос: за что
судить? Только за то, что он родился наследником и был
6 Лыкова Л.А. Следственные документы по делу об убийстве Российской
Императорской Семьи как исторический источник: автореф. дис. … д-ра
исторических. наук / Л.А. Лыкова; Российская академии государ. службы
при Президенте РФ. – Москва, 2007. – С. 31, 32, 50, 52.
16
Императором? И за что судить его супругу? За то, что супруга? А в
чем можно обвинить больного мальчика и юных девушек? К тому
же суд над ними мог быть только открытым. Поэтому получалось,
что всех засудить не удастся даже большевистским судом. Кроме
того, главным обвинителем намечался Троцкий. Можно
представить: оголтелый машущий руками Лев Давидович и
Смиренный Православный Царь. Закончивший гимназию и
университет Ленин мог почувствовать, что такая дуэль
нежелательна.
Наконец, 16 июля через Зиновьева в Кремль на имя Ленина
и Свердлова передана телеграмма Голощекина и бывшего соседа
Ленина по «пломбированному вагону», члена президиума
Уральского совета большевика Г.И. Сафарова из Екатеринбурга.
Телеграмма местных большевиков вождю своей партии и
председателю ВЦИК сформулирована так, что отсутствие ответной
телеграммы с запрещением предстоящего расстрела
рассматривалось как согласие на расстрел. Ленин и Свердлов дали
как минимум молчаливую санкцию на совершение преступления.
Есть и исторические источники, в которых сообщается, что Ленин
дал прямое предписание расстрелять.
В ночь на 17 июля Николай II и его семья были без суда и
следствия расстреляны и зарезаны чекистами под командованием
Юровского в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге. А
18 июля по докладу Свердлова ВЦИК и Совнарком официально
одобрили и тем самым покрыли это преступление, что, по меньшей
мере, есть соучастие в нем.
В 2008 г. в документальном фильме «Николай II:
сорванный триумф» председатель Государственной Думы Б.В.
Грызлов имел все основания квалифицировать происшедшее в
Екатеринбурге как злодеяние большевиков.
Более того, злодеяния продолжались. Вслед за приездом в
Алапаевск Сафарова, в ночь на 18 июля 1918 г. перед угольной
шахтой близ этого города расстрелян без суда и следствия великий
князь Сергей Михайлович.
Патриарх Тихон поверил в заявление ВЦИК о том, что
решение о расстреле принято в Екатеринбурге. Какие бы слова
сказал патриарх, зная, что невинные девушки зарезаны
17
большевиками с последующим раздеванием для труположества и
ограблением?
Создав именно Союз с правом выхода из него, Ленин
подложил мину замедленного действия под СССР, под нашу
Родину и предопределил трагическое разъединение России
(Великороссии), Украины, Белоруссии… Крупной и до сих пор не
преодоленной ошибкой Ленина было то, что он отказался от
территориального деления страны по губерниям (оно существовало
в Российской империи и после Февральской революции) в пользу
национально-территориального деления по республикам,
закрепленного в коммунистической конституции. Антидемократ
Ленин не мог и подумать, что наступят демократические времена,
когда встанет вопрос о соблюдении демагогической конституции…
Для последовательного интернационалиста Ленина не
существовала действительно великая русская нация, нация
государствообразующая и скрепляющая государство от Балтики до
Тихого океана, как не существовала и великая России
(Великороссия). По Ленину, русская нация являлась нацией-
держимордой, нацией угнетающей, нацией насилий и оскорблений,
нацией «великой» в кавычках, а истинно русский человек (без
всяких кавычек) был для Ленина подлецом и насильником, русским
держимордой.
Ленин и его последователи из ненависти к великой единой
России разделили единую нацию, запретили употреблять имя
Великороссия и даже употребление имени Россия долго не
приветствовали7.
Я считаю, что в октябре 1917 года в России никакой
революции не было, а был захват власти большевиками во главе с
В.И. Ульяновым – Лениным. Другие утверждают, что это был
тактический шаг воюющей Германии, которая через радикально
настроенных большевиков хотела дестабилизировать обстановку в
России и таким путем заставить Временное правительство выйти
из войны, заключив мир с Германией.
7 Лавров В.М.: В.И. Ленин: Имя Россия. Исторический выбор 2008 / В.М.
Лавров. – М.: АСТ: Астрель, 2008. С. 76, 172-176, 187, 251, 252.
18
Важным моментом при подготовке к свержению
Временного правительства для сторонников Ленина являлось
получение средств.
Так, 12 (25) сентября из Стокгольма отправлена следующая
телеграмма: «Господину Фраузеру, в Кронштадте (через
Гельсингфорс). Поручение исполнено, паспорта и указанная сумма
207000 марок по указанию вашего господина Ленина упомянутым
в вашем письме лицам вручены. Выбор одобрен его
превосходительством господином посланником. Прибытие
названных лиц и получение их контррасписок подтвердите. С
уважением, Свенсон».8
Одним из инициаторов финансирования сторонников
Ленина в Германии был эмигрант из России А.Л. Парвус (И.Л.
Гельфанд). Со стороны германского Генштаба контакты курировал
отдел «Стокгольм» под руководством Г. Траутмана. Со стороны
РСДРП (б) за получение средств отвечали казначей партии Я.С.
Ганецкий (Фюрстенберг), М.Ю. Козловский и Е.М. Суменсон.
«Фирма» Парвус-Ганецкий базировалась в Копенгагене,
основной поток средств шел через Скандинавию. Эти средства
позволяли оплачивать печатные издания партии и содержать штат
освобожденных партийных работников. В описываемый период
(1900-1917 гг.) все, повторим еще раз, все политические
революционные силы России финансово подпитывались из
иностранных источников, которые контролировались
соответствующими государственными специальными службами9.
Растянувшийся на год 100-летний юбилей Великой русской
катастрофы вызывает повышенный интерес к свергнутой
династии.10
В летописи истории России символом переломной эпохи
навсегда остался последний Император Николай II Александрович,
родившийся в 1868 году, вступивший на престол в 1894 году,
смещенный с трона в марте 1917 года и убитый в июле 1918 года.
8 Цит.: по Арутюнов А.А. / Ленин: личностная и политическая биография.
– М., 2002. – Т. 1., с. 177.
9 И.Б. Линдер, С.А. Чуркин / Спецслужбы России за 1000 лет. – М.:
«РИПОЛ классик», 2008, с. 533, 534.
10 http://www.bbc.com/russian/blog-krechetnikov-41017447
19
Это не только хронологические вехи судьбы правителя, но и
рубежи русской истории. Он появился на свет, когда в России
происходили бурные социальные изменения, принял монарший
скипетр в момент уверенного движения империи двуглавого орла в
будущее, потерял власть в разгар жестокой мировой войны, а
расстался с земной жизнью тогда, когда на его любимой родине все
безнадежно оборвалось, безвозвратно изменилось и на долгие
десятилетия распалась живая связь времен.
В 80-е годы XIX века известнейший отечественный
философ Владимир Соловьев написал: «Русский народ создал
государство могучее, полноправное, всевластное; через него только
Россия сохранила свою самостоятельность, заняла важное место в
мире, заявила о своем историческом значении. Это государство
живо и крепко всеми силами стомиллионной народной массы,
видящей в нем свое настоящее воплощение».
Прошло немного времени, и историческая твердыня
превратилась в прах. Как горестно написала Марина Цветаева:
С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет.
Той страны на карте –
Нет, в пространстве – нет.
Политические антиподы Императора Николая II
воздействовали на ход событий, а многие и попробовали управлять
страной, и то, что получилось в результате их преобразований,
улучшений и «европеизации», обернулось вселенской трагедией.
Давние главные оппоненты традиционной Царской власти –
либералы, признанные в начале XX века в среде образованного
общества «властителями дум», не переставая ратовали «за
свободу», которую только и видели в облике Прекрасной Дамы.
Когда же, после падения «царства самовластья», вместо желанно-
красивого образа столкнулись с ужасом социальной стихии, то
содрогнулись, оцепенели, а придя в себя, забыв обо всех своих
демократических принципах и свободолюбивых декларациях,
стали ратовать «за сильную власть», «за наведение порядка»,
начали грезить о «жесткой руке». Осенью 1917 года беспощадная
власть утвердилась, но в стране уже не нашлось «свободного
места» никому из тех, кто слыл законодателем общественной моды
и политических настроений в дореволюционной России.
20
Потом уже, вдалеке от России, размышляя о прошлом,
некоторые сделали удивительные для себя и своих современников
открытия. Философ и публицист Семен Франк, например,
заключил: «Замечательной, в сущности, общеизвестной, но во всем
своем значении не оцененной особенностью русского
общественно-государственного строя было то, что в народном
сознании и народной вере была непосредственно укреплена только
сама верховная власть царя; все же остальное – сословные
отношения, местное самоуправление, суд, администрация, крупная
промышленность, банки, вся утонченная культура образованных
классов, литература и искусство, университеты, консерватории,
академии, - все это в том или ином отношении держалось лишь
косвенно, силою Царской власти, и не имело непосредственных
корней в народном сознании. Глубоко в недрах исторической
почвы, в последних религиозных глубинах народной души было
укреплено корнями – казалось, незыблемо – могучее древо
монархии; все остальное, что было в России, - вся правовая,
общественная, бытовая и духовная культура произрастала из ее
ствола и держалась только им». Ранее эту истину исповедовали
лишь последовательные монархисты.
Когда пал царь, не стало и царства, исчезла неповторимая
русская цивилизация, а культура и духовно-нравственная среда
были искорежены до неузнаваемости.
Драматические политические пертурбации, происходившие
в стране, переход власти от «розовых» к «красным», рано или
поздно, но неизбежно должны были отозваться на судьбе
Романовых. В Петрограде, а затем и в других местах
устанавливалась власть Советов. Верховодили большевики.
Правительство теперь называлось Советом Народных Комиссаров
(«Совнарком»), которое возглавлял Ленин.
Потом будет потрачено много слов и бумаги на выяснение
вопроса: знал или не знал «сам Ленин» о подготовке убийства
Царской Семьи. Одни уверенно утверждают: «Знал». Другие же, с
не меньшей категоричностью, говорят «нет». Оправдатели
большевиков, в том числе французский «мэтр» Ферро, приводят в
качестве «бесспорного аргумента» известный факт: отсутствие
документов, удостоверяющих санкцию центральных властей в
Москве. Подобное странно слышать от профессионала: очень
21
многие события в истории не отражены документами прямого
действия.
Надо считать Ленина или очень глупым, или очень
беспечным человеком, чтобы думать, что он, в совершенстве
владея мастерством демагогии и конспирации, стал бы отдавать
письменные приказы. Ни главарь, ни его окружение на это никогда
бы не пошли. Боханов А.Н. Николай II / А.Н. Боханов. – М.: Вече,
2008. - С. 388: «Они были не только циничными и аморальными, но
и прожженными и изворотливыми негодяями».
Но что ленинская клика не могла не знать о подготовке
кровавого злодеяния, в том невозможно сомневаться.
Подтверждений тому более чем достаточно. Отметим одно.
Когда в Перми, за месяц до убийства Царя, «по инициативе
местной революционной власти» расстреляли Его брата, Великого
князя Михаила Александровича, из стана большевистских лидеров
не раздалось ни звука осуждения. Это нарочитое молчание – та
самая «санкция», письменные отпечатки которой безрезультатно
ищут в собраниях архивных бумаг.
Придя к власти, большевики никогда не забывали о
Романовых; о снисхождении к Ним не могло быть и речи.
Правящая верхушка все время была озабочена лишь одним: как
удобней с Ними расправиться. Они боялись Царя. Пока он был
жив, власть коммунистов-изуверов не могла быть прочной. В
сознании многих простых людей Император Николай II был тем,
кем и являлся на самом деле: единственным, законным, исконным
и природным правителем России. Люди невольно сравнивали
положение дел в стране, и мнение было почти единодушным: и при
«временных», а уж тем более при большевиках жизнь стала куда
хуже, чем была при Царе. Память о Царе – смертельная угроза для
новых правителей (Они боялись не только живого Царя, но
старались вытравить и память о нем. Книги, альбомы, журналы,
открытки, портреты беспощадно изымались из обращения и
уничтожались многие десятилетия. При коммунистах открытка с
изображением Николая II в любом доме служила поводом для
ареста хозяев)11.
11 Боханов А.Н. / Император Николай II. - 4-е изд. – М.: ООО «ТИД
«Русское слово-РС», 2006. С. 6, 7, 9, 10, 388, 389, 506, 508.
22
В подневольных мытарствах и скитаниях все члены
романовской семьи вели себя мужественно и достойно. Они
преодолели свой земной срок так, что даже самые жестокие
тюремщики поражались.
Через три дня по прибытии в Екатеринбург Царской Семьи,
из Москвы на имя председателя Уральского областного Совдепа
Белобородова пришла телеграмма от Свердлова: «Предлагаю
содержать Николая Романова самым строгим порядком. Яковлеву
поручается перевозка остальных. Предлагаю прислать смету всех
расходов, считая караулы. Сообщать подробности условий нового
содержания». Кремлевские властители держали все детали
романовского дела под своим неусыпным контролем.
В истории заточения Царской Семьи обращает на себя
внимание одна закономерность. С большинством тех, кто с ними
общался, кому доводилось часто и постоянно наблюдать за царем и
членами его семьи, неизбежно случались превращения:
предубеждения постепенно проходили. Незлобивость, любезность,
искренность Романовых производили сильное впечатление и
невольно вызывали симпатию. Даже сердце такого убежденного
революционера-рецидивиста, как комендант Авдеев, постепенно
смягчалось: заключенным разрешил получать продукты с воли,
стал доставлять газеты, позволил несколько раз устроить
богослужения в доме. Красные начальники были встревожены: в
Облсовет и в ЧК поступали сигналы о «разложении» караула. В
конце концов и этих охранников сменили. За двенадцать дней до
убийства прибыл новый караул, почти сплошь состоявший уже не
из рабочих окрестных заводов и фабрик, а из числа принявших
большевистскую идеологию венгров, австрийцев и латышей.
Предчувствия у узников были тяжелые. Царица давно
ощущала, что «тучи сгущаются», и с каждым днем все больше. Ни
Николай Александрович, ни Александра Федоровна вслух о том, не
говорили, но атмосфера безысходности ощущалась всеми. В конце
июня доктор Е.С. Боткин написал одному своему знакомому: «В
сущности, я умер, - умер для своих детей, для друзей, для дела. Я
умер, но еще не похоронен, или заживо погребен, - как хочешь:
последствия почти тождественны».
С мая 1918 года, впервые в жизни, последний царь перестал
регулярно вести свои дневниковые записи: теперь они появлялись
23
лишь от случая к случаю. Последняя была сделана 30 июня (13
июля) за три дня до смерти: «Алексей принял первую ванну после
Тобольска; колено его поправляется, но совершенно разогнуть его
он не может. Погода теплая и приятная. Вестей извне никаких не
имеем».
Последний их день – 3 (16) июля 1918 года. Солнце взошло
в 5 часов 5 минут, зашло в 22 часа 5 минут. Световой день длился
17 часов. Ничего необычного не случилось. Тот день
зафиксировала в своей записной книжке Александра Федоровна:
«Вторник. Серое утро, позднее вышло милое солнышко. Бэби
слегка простужен. Все ушли на полчаса на прогулку, осталась
Ольга и я. Готовили лекарства. Татьяна читала духовное чтение,
затем они ушли. Татьяна осталась со мной, и мы читали книгу
пророка Амоса и книгу пророка Авдия. Потом болтали. Как
обычно, комиссар пришел в наши комнаты, и наконец, после целой
недели, принесли яйца для Бэби. В 8 ужин. Внезапно вызвали
Седнева повидаться с его дядей, и он исчез. Очень удивлюсь, если
это правда и мы увидим его вновь. Играли в безик с Николаем. 10 с
половиной пошли спать».
Солнца они больше никогда не увидят. Их разбудят в
середине ночи, заставят быстро одеться, проведут в подвал-
кладовую, и там прогремят выстрелы…
В ночь с 16 (3) на 17 (4) июля 1918 года в Екатеринбурге
совершилось страшное преступление. В повале «Дома особого
назначения» варварски убили Императора Николая II
Александровича, Императрицу Александру Федоровну, цесаревича
Алексея Николаевича, великих княжен. Вместе с ними и за них
погибли верные приближенные: доктор Е.С, Боткин, камердинер
А.Е. Трупп, повар И.М. Харитонов, горничная А.М. Демидова.
Организаторы и исполнители прекрасно знали, что творят
злодеяние. Ни с какой точки зрения, ни с какой идеологической
мерки невозможно было понять и принять убийство женщин и
детей. Поэтому публично лишь сообщили, что «Николай Романов
расстрелян, а семья эвакуирована в надежное место».
Февраль 1917 года в России не открыл «новую эру в
истории страны», а стал началом национально-культурной
катастрофы.
24
Тот факт, что различные антиправительственные
фракции получали финансовую поддержку из иностранных
источников, был известен еще до революции: консервативные
издания, например влиятельная петербургская газета «Новое
время», писали о том не раз.
В этой связи часто всплывало имя нью-йоркского
банкира, владельца финансовой компании «Кун, Лейб и К»,
миллионера-еврея Якова (Янкеля) Шифа, умершего в 1920
году.
(Мои мысли: «Странно, но это год появления
Анастасии Романовой (Анны Андерсон) в Германии»).
Этот банкир еще в 1905 году, во время русско-японских
мирных переговоров в Портсмуте, явился к главе делегации
С.Ю. Витте и угрожал ему революцией в России.
Заокеанский банкир переводил деньги врагам русского
правительства и престолоненавистникам, в чем и сам неоднократно
признавался публично. Имеются указания на суммы,
колеблющиеся в пределах от 12 до 20 миллионов долларов. В
любом случае, по тем временам, это были огромные средства (в
1913 году официальный курс доллара составлял 1, 94 рубля).
Уже в эмиграции известный правый деятель В.В.
Шульгин (тот самый, который принимал отречение Николая II
в Пскове) писал: «Яков Шиф перевел на нужды русской
революции 12 миллионов долларов, на каковые деньги, надо
думать, она, революция, и совершилась. Когда сие произошло,
Яков Шиф приветствовал радостной телеграммой нового
русского министра иностранных дел, Павла Николаевича
Милюкова, причем сей последний, то есть русский министр
иностранных дел, имел неосторожность ответить
американскому еврею-миллионщику почтительно-
благодарственной телеграммой». Шульгин упомянул об одном из
самых поразительных эпизодов в биографии Милюкова Сразу же
по вступлению в должность министра отправлять послание
одиозному иностранцу, выражать свою с ним солидарность! Текст
телеграммы, опубликованный во влиятельной «Нью-Йорк
Таймс» 10 апреля 1917 года, достаточно красноречив и не
нуждается в пространных комментариях. «Мы едины с вами в
нашей ненависти и антипатии к старому режиму, ныне
25
свергнутому; позвольте сохранить наше единство и в деле
осуществления новых идей равенства, свободы и согласия
между народами, участвуя в мировой борьбе против
средневековья, милитаризма и самодержавной власти,
опиравшейся на Божественном праве. Примите нашу
живейшую благодарность за ваши поздравления, которые
свидетельствуют о перемене, произведенной благодательным
переворотом во взаимных отношениях наших двух стран»12.
4 июля на смену неуверенности пришел страх. В тот день
пьяницу и вора Авдеева, как и его охранников, состоявших из
фабричных рабочих, заменил отряд чекистов.
Новый комендант, Я. Юровский, мещанин города Каинска
Томской губернии, во время первой русской революции жил в
Берлине. После переворота 1917 года стал членом Уральского
областного совета и областным комиссаром юстиции. Хотя
Юровский держался корректно, от него веяло таким холодом, что
Император понял всю жестокость нового комиссара. «Этот тип нам
нравится все менее!» - записал он в дневнике. С появлением в
Ипатьевском особняке Юровского судьба Царской Семьи была
предрешена. Отряд чекистов состоял не из охранников, а из
палачей.
О том, что должно произойти, превосходно знали Свердлов
и другие московские начальники.
16 июля «Юровский приказал отвести маленького Леонида
Седнева в дом Попова, где находилась русская охрана», - пишет
Жильяр. В четыре часа пополудни государь и великие княжны
пошли погулять в сад. В своей книге Р. Вильтон приводит
показания одного из чекистов, Медведева: «Вечером, часов около
семи, Юровский приказал Медведеву отобрать в команде все
револьверы. Их было 12 штук, все системы «наган». Медведев
отобрал револьверы, принес их в комендантскую и сдал
Юровскому. Последний никаких пояснений этим своим
распоряжениям сначала не давал, но затем вскоре после отобрания
револьверов он сказал ему (Медведеву): «Сегодня мы будем
расстреливать все семейство». При этом он приказал Медведеву
12 Боханов А.Н. / Император Николай II. - 4-е изд. – М.: ООО «ТИД
«Русское слово-РС», 2006. – С. 431, 432, 512, 526, 528, 530.
26
предупредить команду, чтобы она не волновалась, если услышит в
доме выстрелы».
От Царской Семьи все эти приготовления тщательно
скрывались. В половине одиннадцатого Государь и его близкие,
ничего не подозревая, легли спать. В полночь Юровский разбудил
их и велел спешно одеваться и спускаться вниз. Он объяснил, что
на Екатеринбург наступают чехи и белая армия и областной совет
принял решение вывезти семью Царя. По-прежнему спокойные,
члены семьи оделись, Государь и Цесаревич надели фуражки. С
сыном на руках первым шел Император. Не проснувшись
окончательно, мальчик крепко обнял отца за шею. Следом
спустились остальные члены семьи. Анастасия Николаевна несла
своего спаниеля Джемми. Юровский провел узников через двор во
внутренние помещения нижнего этажа, затем в угловую
полуподвальную комнату. Окно, выходящее на Вознесенский
переулок, было забрано решеткой. Комендант попросил обождать,
пока подойдут автомобили.
По просьбе Государя Юровский приказал принести три
стула. Александра Федоровна села на один стул, Император – на
другой. Поддерживая плечом и рукой сына, Государь усадил его на
третий стул. «Государыня, - показал впоследствии Медведев, - села
у той стены, где окно; за ней встали три дочери; за стулом
наследника встал доктор Боткин, служанка Демидова встала у
косяка двери, рядом с ней четвертая Царская Дочь». Лакей Трупп и
повар Харитонов встали в левом от входа углу. У Демидовой в
руках была подушка, в которую была зашита шкатулка с
фамильными драгоценностями Царской Семьи. Маленькие
подушки принесли с собой и великие княжны. Одну положили на
сиденье стула Государыни, вторую – на стул наследника.
Когда все собрались, снова появился Юровский, следом за
ним – вооруженные револьверами палачи из ЧК. Шагнув вперед,
Юровский поспешно произнес: «Ваши хотели вас спасти, но им это
не удалось, и мы принуждены вас убить». Словно пытаясь
защитить жену и сына, Государь начал вставать, все еще держа на
руках Цесаревича. Он спросил: «Что?…» - «А вот что», - сказал
Юровский, вскинул револьвер и выстрелом в голову сразил
Императора. По этому сигналу открыли стрельбу и остальные
палачи. Едва Государыня успела поднять руку и перекреститься,
27
как была убита наповал единственной пулей. Ольга, Татьяна и
Мария Николаевны, стоявшие позади матери, погибли мгновенно,
так же как скошенные градом пуль Боткин, Харитонов и Трупп.
Демидова осталась жива. Палачи не стали перезаряжать
револьверы. Взяв в соседней комнате винтовки, они принялись
колоть штыками убегавшую от них девушку. С воплями
метавшаяся от стены к стене, словно попавший в западню зверь,
она пыталась защититься от катов подушкой. Наконец, получив
тридцать штыковых ран, она упала. Спаниелю Джемми убийцы
размозжили голову прикладом.
В комнате, наполненной пороховым дымом и гарью,
установилась тишина. По полу текли ручьи крови. Послышался
стон. Лежавший на полу наследник, которого по-прежнему сжимал
в своих объятиях убитый Император, приподнял руку, чтобы
ухватиться за китель отца. Один из палачей с размаху пнул
мальчика в голову кованым сапогом. Подойдя к Цесаревичу,
Юровский дважды выстрелил ему в ухо. В этот момент очнулась
потерявшая сознание Анастасия Николаевна и громко закричала.
Вся банда набросилась на великую княжну, нанося ей удары
прикладами и штыками. Мгновение спустя затихла и она.
Злодеяние совершилось.
Через несколько часов после злодеяния в Москву была
отправлена телеграмма. Она поступила в Президиум ВЦИКа 18
июля. Вечером в Кремле заседал Совет народных комиссаров.
Председательствовал В.И. Ленин. С докладом о проекте создания
системы народного здравоохранения выступал нарком
здравоохранения. Войдя в зал, Свердлов наклонился к Ленину и
что-то сказал ему. Прервав выступающего, председательствующий
объявил:
- Товарищ Свердлов просит слова для сообщения.
- Я должен заявить следующее, - сказал Свердлов. – Из
Екатеринбурга получено сообщения о том, что по постановлению
Уральского областного совета там расстрелян Царь Николай
Романов. Президиум Всероссийского центрального
исполнительного комитета постановил: решение и действия
Уральского совета признать правильными.
На минуту воцарилось молчание.
28
- Перейдем к постатейному чтению проекта о
здравоохранении, - как ни в чем не бывало произнес Ленин.
Хотя был назван лишь один Император, Ленин и Свердлов
знали, что на самом деле убита вся семья. Поспешно отступая из
Екатеринбурга, большевики не успели уничтожить телеграфные
ленты переговоров с Москвой после убийства.
Н.А. Соколов приводит текст расшифрованной
специалистом телеграммы, сохраняя орфографию: «Передайте
Свердлову что все семейство постигла та же участ что и главу
оффициально семия погибнет при евакуации».
Другой телеграммой екатеринбургские большевики
запросили у московского центра указаний касательно того, каким
образом им следует оповестить местное население о случившемся.
Очевидно, большевистское руководство решило, что сначала надо
сообщить об убийстве лишь одного лица. Телеграмма гласила:
«Председателю Совнаркома тов. Ленину. Председателю ВЦИК тов.
Свердлову. У аппарата Президиум Областного совета рабоче-
крестьянского правительства. Ввиду приближения неприятеля к
Екатеринбургу и раскрытия Чрезвычайной комиссией большого
белогвардейского заговора, имевшего целью похищение бывшего
царя и семьи (документы в наших руках) по постановлению
Президиума Областного совета в ночь на 16-е [ошибка, д.б. 17-е. –
Примеч. пер.] расстрелян Николай Романов. Семья его
эвакуирована в надежное место. По этому поводу нами
выпускается следующее извещение:
Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной
столице Урала и возможности того, что коронованный палач
избежит народного суда (раскрыт заговор белогвардейцев,
пытавшихся похитить его, и найдены компрометирующие
документы), Президиум Областного совета постановил расстрелять
Царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых
насилиях против русского народа. В ночь на 16 июля 1918 года
приговор приведен в исполнение. Семья Романовых, содержащаяся
вместе с ним под стражей, в интересах общественной безопасности
эвакуирована из города Екатеринбурга. Президиум Областного
совета».
Москва одобрила это решение, вынеся постановление
Президиума ВЦИКа от 18 июля: «Всероссийский Центральный
29
исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских,
красноармейских и казачьих депутатов в лице своего президиума
одобряет действия президиума Областного совета Урала.
Председатель Ц. И. К. Я. Свердлов».
Год спустя, не в состоянии скрыть от людей правду,
большевики сообщили, что казнена вся Семья Императора. Вины
своей они, однако, не признали, а нашли козлов отпущения. Были
арестованы и отданы под суд 28 эсеров, якобы убивших Царскую
Семью с целью дискредитации большевиков. Пятеро были
казнены. В своей книге Быков признался, что обвинения были
сфабрикованы самими большевиками.
В том, что московские вожди одобрили решение
Уральского совета, признался и Троцкий. Он писал, что
намеревался устроить открытый суд над Царем и что
предполагалась прямая трансляция суда по всероссийской сети
радиовещания, но не успел этого сделать, так как отправился на
фронт.
Беспощадность Ленина произвела впечатление на многих
зарубежных политиков, еще не понимавших сущности
большевизма.
Жестокая логика диктовала большевикам необходимость
истребления всех членов Дома Романовых, угодивших им в лапы.
За шесть дней до екатеринбургского злодеяния в Перми был
умерщвлен великий князь Михаил Александрович (Великий князь
Михаил Александрович вместе с его секретарем Николаем
Джонсоном были убиты чекистами в ночь на 31 мая (13 июня) 1918
года). 17 июля, на следующий день после Цареубийства, на Урале
(в Алапаевске) были зверски убиты многие представители
императорской фамилии, в их числе великая княгиня Елизавета
Федоровна, старшая сестра государыни; великий князь Сергей
Михайлович, двоюродный дядя Императора; князья Иоанн,
Константин и Игорь, сыновья великого князя Константина
Константиновича, и князь Палей, сын великого князя Павла
Александровича. Великая княгиня Елизавета Федоровна отвергла
все предложения увезти ее в безопасное место. В 1918 году,
сначала при посредстве шведского посольства, а затем через графа
фон Мирбаха германский кайзер неоднократно пытался
предоставить убежище в Германии женщине, которую он некогда
30
любил. И снова Элла отклонила руку помощи. Высланные
большевиками в Алапаевск весной 1918 года Романовы, под
предлогом перевозки в другой город, в ночь с 17 на 18 июля на
крестьянских повозках были отвезены за несколько верст от города
и сброшены живыми в старую шахту. На головы обреченных
полетели гранаты и тяжелые бревна. Погибли не все сразу. После
того как палачи, руководимые Сафаровым, уехали, один
крестьянин подполз к устью шахты и услышал молитвенные
песнопения, доносившиеся из глубины выработки. Когда в октябре
1918 года трупы замученных были извлечены белыми войсками из
шахты, все увидели, что на голову одного из юношей рукой
Елизаветы Федоровны наложена повязка. В январе 1919 года в
Петропавловской крепости были расстреляны еще четыре великих
князя, в их числе дядя Царя, Павел Александрович, и двоюродный
его дядя, Николай Михайлович, историк-либерал. Друживший с
Лениным А.М. Горький напомнил ему, что великий князь
известный историк, и просил приятеля пощадить Николая
Михайловича. На это Ильич ответил, что революция не нуждается
в историках, и подписал смертный приговор.
Спустя некоторое время выяснилось, что революция не
нуждается ни в нем самом, ни в Троцком. После долгой болезни,
отстранившей его от власти, Ленин умер в 1924 году. Троцкий
позднее утверждал, что Ленин был отравлен Сталиным. Троцкий
был убит у себя на вилле в Мехико-Сити ударом альпенштока по
приказу Сталина.
Через полгода после екатеринбургского злодеяния не стало
и Свердлова. Большевистские руководители заявили, будто бы
причиной смерти была чахотка, хотя ходили упорные слухи, что он
был убит рабочими-деповцами.
Ленину не терпелось приехать в Россию. «Сон пропал у
Ильича с того момента, когда пришли вести о революции, и вот по
ночам строились самые невероятные планы, - вспоминала
Крупская. – Можно перелететь на аэроплане. Но об этом можно
было думать только в ночном бреду». Неожиданно все устроил
германский посланник в Берне. Было решено, что Ленин поедет
через Германию в Швецию, а оттуда через Финляндию в Россию.
Это странное решение, принятое германскими властями,
диктовалось насущной необходимостью. От падения Царизма
31
Германия выиграла немного, поскольку и Временное
правительство намеревалось продолжать войну. Германии нужен
был такой режим, который заключил бы с нею мир. Именно это и
обещал немцам Ленин. Появление Ленина в России будет
достаточно, чтобы посеять раздор и смуту. 9 апреля Ленин,
Крупская и семнадцать других политических эмигрантов, сев на
поезд в Цюрихе, пересекли Германию в пломбированном вагоне.
«Германское правительство, - писал по этому поводу Уинстон
Черчилль, - использовало против России самое страшное
оружие. В пломбированном вагоне, словно бациллу чумы, оно
направило из Швейцарии в Россию Ленина».
На Всероссийской конференции РСДРП на следующий
день после приезда Ленин выступил со своими пресловутыми
«Апрельскими тезисами». Он призывал к свержению Временного
правительства, роспуску полиции, армии и бюрократического
аппарата. Более того, он потребовал положить конец войне и
призвал солдат на фронте брататься с противником.
Противники Ильича критиковали его. Ленин слишком
долго гулял по свету, жил припеваючи за границей. Был доставлен
в Россию усилиями самого деспотичного и империалистического
режима в Европе.
Судебным следствием (акты следствия после 25
октября 1917 года были захвачены большевиками) «было
установлено, что В. Ульянов (Ленин), О.Г. А. Апфельбаум
(Зиновьев), А.М. Коллонтай, М.Ю. Козловский, Е.М. Гуменсон,
И. Гельфанд (А. Парвус), Я. Фюрстенберг (Куба Ганецкий),
мичман Ильин (Раскольников), прапорщик Семашко и
Рошаль в 1917году… на полученные от находящихся в войне с
Россией государств денежные средства организовали
пропаганду среди населения и войск с призывом к отказу от
военных действий… и с 3 по 5 июля организовали в Петрограде
вооруженное восстание, сопровождавшееся целым рядом
убийств и насилий».
Падение правительства Керенского произошло быстрее,
чем это случилось во время Февральской революции. Чуть ли
не на следующий день у кормила государства встал Ленин. Но
управлять огромной страной оказалось делом непростым.
Чтобы закрепить свою власть на местах, большевикам нужен
32
был мир. Любой ценой. И цена, какую запросили немцы,
оказалась непомерной. Россия потеряла почти всю
территорию, приобретенную ею со времен Петра I. Она
утратила Польшу, Финляндию, Прибалтийский край,
Украину, Крым и большую часть Кавказа. На этой территории
площадью в 400 000 квадратных миль проживало свыше 60
миллионов человек, что составляло свыше трети всех
подданных Российской империи. Ленин заключил перемирие. 3
(16) марта 1918 года в Брест-Литовске, штаб-квартире
немецких войск, действовавших на Восточном фронте, Россия
подписала условия перемирия. Они оказались настолько
позорными, а обращение с русской делегацией было настолько
для нее унизительным, что по завершении процедуры один
русский генерал, выйдя из здания, застрелился.
Узнав о Брест-Литовском договоре, Государь,
находившийся в Тобольске, был вне себя от отчаяния и стыда.
Договор явился предательством по отношению к России, и Ленин
это понимал.
Императора Николая II возмутило то, что кайзер, самый
ярый защитник монархического принципа во всей Европе, мог
сотрудничать с большевиками.
Немцы вели себя в России как победители. Чтобы
накормить голодное германское население, немецкие войска
эшелонами вывозили с Украины продовольствие.
Поистине, горе побежденным! В ноябре 1918 года,
Германия сама стала побежденной державой13.
Мои мысли: «Таким образом, можно сделать вывод о том,
что В.И. Ульянов-Ленин совершил уголовно наказуемое деяние. То
есть санкционировал убийство Императора Николая II и его семьи,
желая личной мести за убийство брата, покушавшегося на жизнь
отца Императора Николая II: Александра III».
Необходимо упомянуть о том, что «Великолепная
Матильда» обнародовала свои воспоминания, где написала немало
о последнем русском Царе и об их якобы имевшем место быть
13 Масси Р. Николай и Александра:[роман] / Роберт Масси; [пер. с англ. В.
Кузнецова]. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2012. – 639 с. – (Серия
«Людям о людях»). С. 556-559, 590, 600, 602, 612-617, 620-624.
33
мимолетном романе. Правдивость этого повествования приняли на
веру многие. Утверждения знаменитой балерины стали
фигурировать в книгах, кинофильмах, спектаклях, посвященных
Императору Николаю II. Но на самом деле словам старой
женщины, отдавшей свою жизнь сцене и любви, следует доверять с
особой осторожностью. Она многое перепутала, переиначила и не
обо всем написала. Ее мемуары – это скорее художественное
произведение, чем правдивый рассказ о давних временах и
встречах.
Обладая богатым воображением, Кшесинская запечатлела
слова и ситуации, свидетелем которых никто не был.
Многое, о чем она написала, опровергается достоверными
документами. О важном умолчала. Например, «забыла» упомянуть
о том, что, когда Цесаревич был уже обручен, отвергнутая прима
императорской сцены отправляла его невесте в Англию подметные
письма, где чернила Цесаревича Николая II как могла.
Матильда нашла утешение в объятиях великого князя
Сергея Михайловича (двоюродного дяди Николая II), а
параллельно сожительствовала с кузеном Царя великим князем
Андреем Владимировичем14.
Мои мысли: «Предположительно, и с большой
вероятностью, можно утверждать, что «Великолепная Матильда»
из мести предоставила, убийце и беглому каторжнику с
маниакальной навязчивостью желавшему кровопролитной и
пагубной революции, Ленину, свой особняк.
Матильда Кшесинская – вероятно, агент большевиков,
скорее всего, состояла в заговоре с Лениным против
Императорской Семьи и являлась предположительно сообщницей
заговорщиков и Ленина, и участницей убийства Царской Семьи
Романовых. И она также, с большой долей вероятности,
коммунистка, предоставила большевикам свой особняк. А фильм
«Матильда» - ложь. Создатели фильма «Матильда» все вывернули
наизнанку.
Большевиками все было представлено так, будто у нее
отобрали особняк, с целью обелить ее перед Европой и другими
14 Боханов А.Н. / Император Николай II. - 4-е изд. – М.: ООО «ТИД
«Русское слово-РС», 2006. – С. 67, 68.
34
странами. Будущий Император – Николай II не стал вступать с ней
в интимные отношения, и она решила ему отомстить, потому что
не смогла Его соблазнить. Над ней и будущим Императором
Николаем II никто свечку не держал, так что вся история и
дневники об их отношениях, а также фильм «Матильда» – ложь и
клевета, а также распространение порнографии.
Дневники Матильды Кшесинской - ничем не
подтверждённая ложь, вымысел, клевета, и подделка мошенников
и коммунистов, чтобы в дальнейшем очернять Государя
Императора Николая II.
Этот фильм - подделка, чтобы оправдывать свои
преступные деяния в отношении Царской Семьи и обелять
Матильду Кшесинскую дальше. А она все выдумала специально.
Вечером 16 апреля 1917 года, после десяти лет эмиграции,
Ленин прибыл на Финляндский вокзал Петрограда. Там он был
встречен большой толпой, размахивавшей красными флагами.
Выступив перед встречающими, он на броневике поехал в особняк
знаменитой балерины Матильды.
Во время войны Государь и Императрица истратили все
свои личные средства на помощь армии. Находившиеся в Англии
средства, по распоряжению Царской четы, были изъяты и
доставлены в Россию, где были израсходованы на содержание
лазаретов и санитарных поездов, финансировавшихся Государыней
Императрицей. Деньги эти были переданы ей через английское
посольство в Петрограде. 26 августа 1915 года Александра
Федоровна писала Императору: «Завтра я встречаюсь с
Бьэкененом, так как он снова привез мне из Англии 100 000 фунтов
стерлингов». К концу войны из этих средств не осталось ничего.
В 1960 году покойный сэр Эдвард Пикок, занимавший
должность управляющего Английским банком с 1920 по 1924, а
затем с 1929 по 1946 год, обсуждал эту проблему с канадским
писателем Йеном Ворресом, литературным обработчиком
мемуаров великой княгини Ольги Александровны. По словам
Пикока, он получил личное указание короля Георга V выяснить
состояние финансов его кузины Ольги Александровны. Пикок
авторитетно заявил: «Я убежден, что ни в английском банке, ни в
35
каком-либо другом банке Великобритании не было вкладов,
принадлежавших российской Императорской Семье»15.
Предали Императора даже члены императорской фамилии!
Еще до отречения Царя, 1 марта 1917 года, великий князь Кирилл
Владимирович привел в Думу, состоявший под его командованием
Гвардейский экипаж и встал на сторону новой власти. Это
подразделение императорской гвардии охраняло Царскую
резиденцию, и увод его означал, что Царская Семья бросается на
произвол случая!
Но «глубоко преданного Кирилла» в тот момент не
занимала судьба Царицы и детей. Он устремился в Петроград,
чтобы находиться в центре событий. Решался вопрос о власти.
Кирилл Владимирович оказывался в стороне, что его совсем не
устраивало.
2 марта отправил письмо великому князю Павлу
Александровичу, где сетовал, что «Миша (Михаил Александрович.
– А.Б.), несмотря на мои настойчивые просьбы работать ясно и
единомысленно с нашим семейством, прячется и только
сообщается с Родзянко». Далее внук Александра II счел
необходимым пояснить причины своего поведения накануне и
заметил: «Я был все эти тяжелые дни совершенно один, чтобы
нести всю ответственность перед Ники и Родиной, спасая
положение, признавая новое правительство». Так и осталось
неясным, что и кого он спасал, изменяя клятве, присяге, своему
происхождению16.
Государь не верил, что его противники совладают с
положением: он поэтому до последней минуты старался удержать
руль в своих руках.
Но руль был вырван из рук державного «шофера» -
автомобиль рухнул в пропасть.
«Кругом измена, и трусость, и обман», - начертал Государь
в своем дневнике 2 марта 1917 г.
15 Масси Р. Николай и Александра:[роман] / Роберт Масси; [пер. с англ. В.
Кузнецова]. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2012. – 639 с. – (Серия
«Людям о людях»). С. 557, 633, 634.
16 Боханов А.Н. / Император Николай II. - 4-е изд. – М.: ООО «ТИД
«Русское слово-РС», 2006. – С. 423, 424.
36
Самым трудным и самым забытым подвигом Императора
Николая II было то, что он при невероятно тяжелых условиях довел
Россию до порога победы; его противники не дали ей переступить
через этот порог.
Борьба, которую Государю пришлось выдержать за самые
последние месяцы своего царствования, в еще большей мере, чем
события в конце японской войны, напоминает слова Посошкова о
его державном предшественнике: «Пособников по его желанию не
много: он на гору аще и сам-десят тянет, а под гору миллионы
тянут…».
«…Девять лет понадобилось Петру Великому, чтобы
Нарвских побежденных обратить в Полтавских победителей.
Последний верховный главнокомандующий Императорской армии
– Император Николай II – сделал ту же великую работу за полтора
года. Но работа его была оценена и врагами, и между Государем и
Его армией и победой стала революция», - пишет генерал Н.А.
Лохвицкий.
О том же свидетельствует Черчилль (бывший в момент
революции английским военным министром) в своей книге о
мировой войне17:
«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к
России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду.
Она уже перетерпела бурю, когда все обрушилось. Все
жертвы были уже принесены; вся работа завершена. Отчаяние и
измена овладели властью, когда задача была уже выполнена.
Долгие отступления окончились; снарядный голод побежден;
вооружение притекало широким потоком; более сильная, более
многочисленная, лучше снабженная армия сторожила огромный
фронт; тыловые сборные пункты были переполнены людьми.
Алексеев руководил армией, и Колчак – флотом. Кроме того –
никаких трудных действий больше не требовалось: оставаться на
посту; тяжелым грузом давить на широко растянувшиеся
германские линии; удерживать, не проявляя особой активности,
слабеющие силы противника на своем фронте; иными словами –
17 Churchil W. The world crisis. 1916-1918. London, 1927. Vol. I. P. 223-225.
37
держаться; вот все, что стояло между Россией и плодами общей
победы.
В марте Царь был на престоле; Российская империя и
русская армия держались, фронт был обеспечен и победа
бесспорна.
Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский
строй принято трактовать как слепую, прогнившую, ни на что не
способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с
Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные
представления. Силу Российской империи мы можем измерить по
ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она
пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по
восстановлению сил, на которое она оказалась способна.
В управлении государствами, когда творятся великие
события, вождь нации, кто бы он ни был, осуждается за неудачи и
прославляется за успехи. Дело не в том, кто проделывал работу, кто
начертывал план борьбы: порицание или хвала за исход довлеют
тому, на ком авторитет верховной ответственности. Почему
отказывать Николаю II в этом суровом испытании?.. Бремя
последних решений лежало на нем. На вершине, где события
превосходят разумение человека, где все неисповедимо, давать
ответы приходилось ему. Стрелкою компаса был он. Воевать или
не воевать? Наступать или отступать? Идти вправо или влево?
Согласиться на демократизацию или держаться твердо? Уйти или
устоять?
Вот – поля сражений Николая II. Почему не воздать ему за
это честь? Самоотверженный порыв русских армий, спасший
Париж в 1914 г.; преодоление мучительного бесснарядного
отступления; медленное восстановление сил; брусиловские
победы; вступление России в кампанию 1917 г. непобедимой, более
сильной, чем когда-либо; разве во всем этом не было его доли? Тот
строй, который в нем воплощался, которым он руководил,
которому своими личными свойствами он придавал жизненную
искру, - к этому моменту выиграл войну для России.
Вот его сейчас сразят. Вмешивается темная рука, сначала
облеченная безумием. Царь сходит со сцены. Его и всех его
любящих предают на страдание и смерть. Его усилия
преуменьшают; его действия осуждают; его память порочат…
38
Остановитесь и скажите: а кто же другой оказался пригодным? В
людях талантливых и смелых; людях честолюбивых и гордых
духом; отважных и властных – недостатка не было. Но никто не
сумел ответить на те несколько простых вопросов, от которых
зависела жизнь и слава России. Держа победу уже в руках, она пала
на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями»18.
По соглашению с Москвой или точнее по приказу из
Москвы – говорит Керенский – для исполнения функций
внутренней охраны вступили люди комиссара местной Ч.К.
Юровского. Телеграмма 4-го означала: все готово для убийства и
безповоротно доказывала, что организаторами и исполнителями
екатеринбургского убийства были кремлевские палачи. Здесь
Керенский буквально повторяет Жильяра. («У Жильяра это
логически вытекает из ошибки, допущенной им при
воспроизведении и толковании организации «дела»). Дальнейшее у
Керенскаго протекает соответственно изложению Соколова –
одинаково он толкует и шифрованную телеграмму 17 июля и
разговор по прямому проводу 20-го. Отличие только в том, что к
имени Свердлова присоединяется имя Ленина. Как знает
Керенский, строго конфиденциальное собрание происходило у
Ленина после телеграммы, полученной от Белобородова. Кто на
нем, за исключением Ленина и Свердлова, присутствовал,
неизвестно, но было решено скрыть истину не только от страны, но
и от самого советского правительства. Ленин и Свердлов
присутствовали – это точно известно. Если все детали убийства
заранее были обсуждены, то никакого смущения телеграмма
Белобородова не могла вызвать; очевидно, не было надобности и
собирать особо секретное совещание. Вероятно, однако, то или
иное совещание должно было неизбежно произойти и иметь
секретный характер, так как сообщение Белобородова было,
очевидно, неожиданным. На нем должен был присутствовать и
председатель совнаркома и председатель ВЦИК. Свердлов,
независимо от своего официального поста, всегда был верным
18 Ольденбург, С.С. Царствование императора Николая II / Сергей
Ольденбург. - Москва: Центрполиграф, 2018. – С. 649-652.
39
резонатором мнений Ленина, поэтому естественно связать эти два
имени19.
Немецкие источники склонны «поездку» Ленина
превратить в «посылку» Ленина, как выразился ген. Людендорф в
своих воспоминаниях: «Наше правительство, послав Ленина в
Россию, взяло на себя огромную ответственность. Это путешествие
оправдывалось с военной точки зрения: нужно было, чтобы Россия
пала». Вслед за Людендорфом более определенно высказался и ген.
Гофман: «Разложение, внесенное в русскую армию революцией,
мы естественно стремились усилить средствами пропаганды. В
тылу кому-то, поддерживавшему сношения с жившими в
Швейцарии в ссылке русскими, пришла в голову мысль
использовать некоторых из этих русских, чтобы еще скорее
уничтожить дух русской армии и отравить ее ядом». Через
депутата Эрцбергера он сделал соответственное предложение
мин.ин.дел… Так осуществилась перевозка Ленина через
Германию в Петербург!
Реальные политики в Германии, конечно, довольно
отчетливо представляли себе в то время, что одной красивой
словесностью о братстве народов в жестокое время войны
действовать нельзя. Немецкая демократия приветствовала русскую
революцию. В перспективе рисовался мир, ибо теперь борьба будет
идти, - писал «Vorwarts», - «не с царизмом, а союзом
демократических народов».
Временное правительство, находясь в зависимости от
советов, своим авторитетом покрыло большевиков. Совет «не
позволил расследовать обвинение, выставленное против
большевиков», - категорически и безоговорочно записывает
Бьюкенен в своем дневнике.
Остается до некоторой степени психологической загадкой,
как мог лично Керенский, сделавшись главой правительства после
июльских дней, допустить или, вернее, примириться с фактической
ликвидацией дела о большевиках. Единственное объяснение можно
найти только в том, что сам Керенский до известной степени
поддался «советскому» гипнозу и грядущей контрреволюции, что и
19 Мельгунов С.П. Судьба Императора Николая II после отречения.
Телекс, 1991, Нью-Йорк. С. 404, 405.
40
отмечено в воспоминаниях английского посла. Действительно
характерно, что глава правительства в речи, произнесенной во
ВЦИКе 13 июля, ударным пунктом избрал угрозу подавить самым
беспощадным образом всякую попытку восстановить монархию, а
не искоренение большевицкой «измены».
В кармане Парвуса, связанного и с социалистическим
миром, и с министерством иностранных дел, и с представителями
генерального штаба надо искать тот «золотой немецкий ключ»,
которым открывается тайна необычайно быстрого успеха
ленинской пропаганды. В итог могли быть зачислены и другие
действия той «внутренней акции» по разложению России, которую
вел немецкий генеральный штаб согласно плану, установленному
еще до войны20.
В шестидесятых годах уже нашего века в Москве жила
странная старуха: морщинистое лицо покрывал чудовищный слой
театрального грима, согнутая фигура качалась на высоких
каблуках…Она не желала выглядеть старухой. По Театральной
энциклопедии ей шел тогда девятый десяток.
Это была Вера Леонидовна Ю. – театральная звезда начала
века. Когда-то... Но теперь она доживала в коммунальной квартире
на нищенскую пенсию. И сдавала одну из двух своих комнат мне,
жалкому студенту Историко-архивного института.
По вечерам, возвращаясь домой, я часто беседовал с ней на
коммунальной кухне…Кабинеты петербургских ресторанов,
таинственный Яхт-клуб с великими князьями, дворцы в белой
ночи… Этот затонувший мир Вера Леонидовна насмешливо
называла «Атлантидой»…
«Уже после революции моим мужем стал Михаил К. (К.
был знаменитым журналистом в 20-30-х годах, расстрелян в годы
террора. – Авт.)».
В гостинице «Метрополь» жили тогда видные большевики.
Для развлечения они часто приглашали туда писателей,
журналистов, служивших новой власти. К. часто бывал в
«Метрополе». Однажды он встретил там двоих…
20 Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть. «Золотой немецкий
ключ» к большевицкой революции / С.П. Мельгунов; предисловие Ю.Н.
Емельянова. – М.: Айрис-пресс, 2014. – 640 с. С. 559, 612, 613, 636.
41
Один был главой большевиков в Екатеринбурге, когда там
расстреляли Царскую Семью, другой – руководил расстрелом.
И они вспоминали, как все было…Пили чай вприкуску,
хрустели сахаром и рассказывали, как пули отскакивали от девочек
и летали по комнате… Их охватил страх, и они никак не могли
добить мальчика… он все ползал по полу, закрываясь рукой от
выстрелов. Они только потом узнали: на великих княжнах были
пояса, в них были зашиты бриллианты… Бриллианты их
защитили… К. потом говорил, что наверняка должна была быть
фотография этого ужаса: «Уж очень они гордились – последнего
царя ликвидировали, - не могли они потом не сняться с убитыми.
Тем более что этот главный убийца был в прошлом фотограф». И
К. все искал эту фотографию.
Цареубийцы за чаем… и пули, которые отскакивают от
девушек, и мальчик на полу, и фотография… этого я уже не мог
забыть.
А потом в моем Историко-архивном институте я услышал о
секретной «Записке», которую написал тот самый бывший
фотограф, руководивший расстрелом Царской Семьи. Его звали
Яков Юровский. В этой «Записке» он все будто бы изложил.
36 лет непрерывно вел Император Николай II свой дневник.
Он начал его в 14 лет в 1882 году в Гатчинском дворце и закончил
пятидесятилетним арестантом в Екатеринбурге.
50 тетрадей исписаны от начала до конца его аккуратным
почерком. Но последняя, 51-я тетрадь заполнена лишь до
половины: оборвалась жизнь – и остались пустые, зияющие
страницы, заботливо пронумерованные впрок автором. В этом
дневнике нет размышлений и редки оценки. Дневник – запись
основных событий дня, не более. Но там остался его голос.
Мистическое могущество подлинной речи…
Еще в июне 1906 года Дума отменила смертную казнь.
Во времена его отца был повешен Александр Ульянов.
Казнь брата сформировала характер будущего вождя революции
Владимира Ульянова-Ленина. Казнь и кровь вошли в его
подсознание.
Наступил 1913 год – вершина процветания империи и год
великого юбилея: 300 лет правили Россией его предки и русская
42
история делилась по их именам. И вот ему послал Господь в
благополучии встретить торжественную дату.
В благополучии? Да, после реформ Столыпина начинается
невиданный подъем. Европа с изумлением наблюдает за
поднимающимся гигантом. Правительство Франции направляет в
Россию экономиста Эдмона Тэри, который в книге «Россия в 1914
году» писал: «Ни один из европейских народов не имеет подобных
результатов… к середине столетия Россия будет доминировать в
Европе».
В стране – интеллектуальный взрыв. Родина Толстого и
Чехова становится лабораторией грядущего искусства XX века:
Малевич, Кандинский, Шагал, Хлебников, Маяковский,
Рахманинов, Скрябин, Стравинский, Станиславский,
Мейерхольд…
В Москве возводились огромные дома, в столице
московских царей правили денежные тузы с Таганки и
Замоскворечья. «Манчестер ворвался в Царьград…» То же – в
Петербурге…
Просвещенное общество дружно называло его Царскую
власть азиатчиной и мечтало соединить Россию с Европой.
Да, скоро революция уничтожит Царскую власть. Чтобы
через десяток лет пришли новые революционные цари, и Россия на
долгие десятилетия отгородилась от Европы!
Из дневника Императора Николая II:
«10 февраля 1917 г… В 2 часа приехал Сандро и имел при
мне в спальне долгий разговор с Аликс».
Что сказал Сандро? Впоследствии Александр Михайлович
изложил это в своих воспоминаниях. Но вернее воспользоваться
письмом, которое он написал Николаю тогда, в те дни…
Отрывки из этого письма:
«Мы переживаем самый опасный момент в истории…
Какие- то силы внутри России ведут тебя и, следовательно Россию,
к неминуемой гибели. Я говорю «тебя и Россию» вполне
сознательно, так как Россия без Царя существовать не может.
Правительство сегодня тот орган, который подготавливает
революцию. Народ ее не хочет, но правительство употребляет все
возможные меры, чтобы сделать как можно больше недовольных, и
43
вполне в этом успевает. Мы присутствуем при небывалом зрелище
революции сверху, а не снизу».
В самом конце апреля 1918 г. несчастного инженера
Ипатьева пригласили в Совдеп и приказали в 24 часа освободить
особняк. Впрочем, особняк обещали «вскоре вернуть» (инженер
Ипатьев тогда не понял, как страшно звучала эта фраза). Всю
мебель велели оставить на своих местах, а вещи снести в кладовую.
Цементная кладовая находилась на первом этаже, как раз
рядом с той полуподвальной комнатой – комнатой убийства.
Оба мотора проехали вдоль забора к тесовым воротам.
Они раскрылись – и моторы впустили внутрь. Более
никогда ни Николай, ни Аликс, ни их дочь не выйдут за эти ворота.
Стоя у лестницы, Белобородов объявил: «По
постановлению ВЦИК Царь Николай Романов и Его Семья
переходят в ведение Уралсовета и будут впредь находиться в
Екатеринбурге на положении арестованных. Вплоть до суда.
Комендантом дома назначается товарищ Авдеев, все просьбы и
жалобы через коменданта – в Уралисполком».
После чего оба уральских вождя – Голощекин и
Белобородов – отбыли на моторах, а Семье было предложено в
сопровождении коменданта и Дидковского осмотреть их новое
жилье.
Из дневника Николая: «Мало-помалу подъехали наши, и
также вещи, но Валю не впустили…»
Да, вещи приехали. С ними Боткин и «люди». Но не
приехал Долгоруков. Бедного Валю увезли прямо с вокзала. Куда-
то…
Впрочем, его след можно найти в показаниях князя Георгия
Львова, данных в Париже следователю Соколову.
Опять насмешка истории: князь Львов – премьер
Временного правительства, свергнувшего и арестовавшего
последнего Царя… сам был арестован большевиками после
Октябрьского переворота! Более того, в 1918 году князь Львов
сидел в тюрьме в том же городе Екатеринбурге и весьма недалеко
от дома, который был тюрьмой для арестованного им год назад
царя. И бывший премьер описывает встречу с сидевшим в той же
тюрьме своим петербургским знакомцем, князем Долгоруковым. В
44
тюрьме верный Валя все сокрушался о Царских деньгах, отнятых у
него «комиссарами».
Из рассказа М. Медведева, сына чекиста – участника
расстрела Царской Семьи: «Долгорукова расстрелял молодой
чекист Григорий Никулин. Никулин сам говорил».
Разместились следующим образом: Аликс, Мария и я
втроем в спальне. Уборная общая. В столовой Демидова, в зале
Боткин, Чемодуров и Седнев. Чтобы идти в ванную и ватерклозет,
нужно проходить мимо часового. Вокруг дома построен очень
высокий дощатый забор в двух саженях от окон: там стояла цепь
часовых и в садике тоже».
Здесь развернется последнее действие драмы. Финал
династии.
Прибывшие вещи вынесли в коридор и в присутствии
бывшего воспитанника Кадетского корпуса, а ныне члена
Уралисполкома Дидковского и бывшего слесаря, а ныне
коменданта Авдеева начался осмотр.
Открывали чемоданы, тщательно просматривали.
Осмотрели ручной саквояж Аликс. Забрали фотоаппарат, который
она привезла еще из Царского, и еще забрали, как напишет
комендант Авдеев в своих «Воспоминаниях», - «подробный план
города Екатеринбурга». Как он мог очутиться в ее саквояже, если
они предполагали, что едут в Москву? Впрочем, даже если и не мог
– то должен был там очутиться. (Мои мысли: «Так как убийство
было заранее спланировано в Москве Лениным и для его
оправдания убийце нужно было создать видимость
несуществующего монархического заговора»). Как два
пистолета, которые «нашлись» у князя Долгорукова.
Открыли даже флаконы с лекарствами – перерыли всю ее
походную аптечку.
Из дневника: «17 (30) апреля. Осмотр вещей был подобен
таможенному: такой строгий, вплоть до последнего пузырька
аптечки Аликс…».
Зачем проводили этот обыск?
Была главная причина жестокого досмотра. Со дня
прибытия Семьи в Екатеринбург начинают собирать улики
«монархического заговора». Потому будто бы обнаружилась у нее
45
карта Екатеринбурга – еще улика. Плюс слух о двух пистолетах,
отобранных у несчастного Вали, - уже цепь улик.
С екатеринбургского вокзала началась последняя Игра с
царем: мы назовем ее – «Игра в монархический заговор».
Заговор – на основании которого они должны быть
расстреляны!
«Справедливая кара» была решена с самого начала…
Из дневника: «21 апреля… Все утро писал письма дочерям
от Аликс и Марии. И рисовал план этого дома».
Он хочет, чтобы в Тобольске представляли будущее
жилище. Он подготавливает их к встрече с этим тесным домом. Но:
«24 апреля… Авдеев – комендант вынул план дома, сделанный
мною для детей третьего дня на письме, и взял его себе, сказав, что
этого нельзя посылать».
В своих «Воспоминаниях» Авдеев совсем иначе опишет
этот случай: «Однажды при просмотре писем мною было обращено
внимание на одно письмо, адресованное Николаю Николаевичу (! –
Авт.). При просмотре в подкладке конверта был обнаружен листок
тонкой бумаги, на которой был нанесен план дома». И далее
Авдеев описывает, как он вызывает в комендантскую Николая и
как тот лжет, запирается, просит прощения у коменданта… Это не
просто вымысел. План дома, якобы запрятанный под подкладку
конверта, - еще одно «неопровержимое доказательство». Как и
«испуганный и разоблаченный Николай»… Шьют дело! И ждут.
Пока приедут дети из Тобольска. И с ними приедут
драгоценности.
На Пасху Тобольскому Совету стало известно, что во время
Крестного хода архиепископ Гермоген, предав анафеме
большевиков, задумал вместе с прихожанами прийти к
губернаторскому дому и освободить Алексея.
Была ли это очередная Игра Совета, чтобы получить повод
побыстрее переправить Семью в Екатеринбург? И, как триста лет
назад тезка Гермогена мечтал прогнать поляков, нынешний
архиепископ возымел мечту прогнать из города большевиков.
Во всяком случае, ЧК позаботилась: во время Крестного
хода чекисты смешались с прихожанами. В те дни до всех сроков
наступила в Тобольске жара. Солнце палило нещадно, и прихожане
– все немолодые люди – постепенно покидали процессию. И, по
46
мере ухода верующих, - все ближе к архиепископу теснились
чекисты.
Наконец окружили его. И арестовали.
«А потом я вывез его на середину реки, и мы привязали к
Гермогену чугунные колосники. Я столкнул его в реку. Сам видел,
как он шел ко дну…»
Так, по словам чекиста Михаила Медведева, рассказывал
ему Павел Хохряков. Рассказывал накануне своей гибели.
«Надо отрубить головы по меньшей мере сотне Романовых,
чтобы отучить их преемников от преступлений» (Ленин).
Романовых начинают готовить к концу.
14 мая. Из дневника Николя: «Часовой под нашим окном
выстрелил в наш дом, потому что ему показалось, будто кто-то
шевелится у окна после 10 вечера – по-моему, просто баловался с
винтовкой, как всегда часовые делают».
Я листаю в архиве большую черную тетрадь. Это – дневник
караула:
«5 июня на посту номер 9 часовой Добрынин нечаянно
выстрелил, ставя затвор на предохранитель. Пуля прошла в
потолок и застряла, не причинив вреда».
«8 июня. От неосторожного обращения постового
произошел взрыв бомбы. Жертв и повреждений нет».
Простодушно и вольно обращалась «братва» с оружием.
Так что царь был прав в той своей записи.
Но «баловство» часового тотчас превратилось в историю о
Царских дочерях, подающих кому-то сигналы из окон, и
бдительном стрелке, немедля стреляющем в окно. Так описал этот
случай Авдеев в своих «Воспоминаниях».
Шьют дело…
Увезли из дома храброго Нагорного и лакея Седнева.
Из дневника 14 мая (продолжение): «После чаю Седнева и
Нагорного вызвали для допроса в облсовет».
В эти дни, слоняясь у Ипатьевского дома, Жильяр увидел,
как красноармейцы усаживали в пролетки арестованных Нагорного
и Седнева. Они молча обменялись взглядами, но ничем не выдали
присутствия швейцарца. Больше они не вернулись…
47
«16 мая. Ужинали в 8 часов при дневном свете. Аликс легла
пораньше из-за мигрени. О Седневе и Нагорном ни слуху ни
духу…»
Трудилась ЧК – уже прочесывали и пропалывали в
Ипатьевском доме, сокращая обреченную компанию вокруг Семьи.
Чтобы поменьше было хлопот в решающую ночь. Приближалась,
приближалась та ночь!
И тут пришла пора вспомнить разговор, который вел
комиссар Яковлев с командиром екатеринбургского отряда
Бусяцким по дороге в Тобольск, когда ехал за Царской Семьей.
Посланец Уралсовета Бусяцкий простодушно предложил Яковлеву:
«Во время поездки Романовых, по пути, инсценировать нападение
и убить их!»
Итак, в разгар приготовлений вдруг пришел Авдеев, и
«поездку» Семьи отменили.
Что же произошло?
Скорее всего, «поездка» была решением местных уральских
«якобинцев». Но когда они задумывали уничтожение Романовых,
они были «сами». Москва была для них чем-то далеким. Они гордо
называли себя Уральским правительством – Уральским
Совнаркомом.
Естественно, решение принимал его глава – Белобородов.
Но был еще один человек, без которого Белобородов не мог
действовать: глава уральских большевиков и военный комиссар
Урала Голощекин.
Белобородов был горяч, свиреп и молод. Голощекин –
намного старше. И осмотрительнее. Он непосредственно связан с
фронтом. Когда они задумывали пролетарскую месть –
истребление Романовых, обстановка еще не грозила неминуемой
катастрофой. Теперь военный комиссар Голощекин уже точно
знал: Екатеринбург падет и скоро им придется бежать. Бежать
можно только в Москву. И если вчера они относились к столице с
насмешливым пренебрежением, сегодня это единственный
островок спасения. Нет, без Москвы, без разрешения Ленина
ничего серьезного уже нельзя предпринимать. Уничтожение
Царской Семьи – слишком опасно брать на себя такое…
И, видимо, Голощекин в последний момент отменяет
решение… Он решил заручиться сначала согласием Москвы.
48
Все это задумывалось в Москве – уничтожение обоих
претендентов на русский престол. Но теперь, когда казалось, что
дни большевистской власти сочтены – испугались… решили
ограничиться Михаилом, поглядеть, как отреагирует мир… А
Семью пока оставить, как козырную карту в возможных
переговорах с державами…
Это случилось в июне.
Рано вставать – мучение для нее. Но приходится: утром в
комнаты приходит комендант Авдеев – «проверять наличие
арестованных».
По разрешению коменданта им начали носить еду из
Новотихвинского монастыря: щедротами игуменьи носят сливки,
яйца и молоко в бутылях. И в одной из этих монастырских он и
нашел это письмо.
Тусклый свет сквозь замазанное известью окно. Еще утро.
Еще не жарко. Потом наступит пекло и в комнатах станет
невыносимо. Но окна не разрешают открывать.
Император Николай II мучительно вчитывается в
полученное письмо – в этот ловко засунутый в молочную пробку
клочок бумаги.
Николай не выносит пьяниц. Была легенда о его
собственном пьянстве. На самом деле этот человек выпивал за
обедом рюмку водки, традиционную для мужчин Романовской
Семьи. Иногда по вечерам – стакан французского вина. Бочку с
этим вином и разбили тогда в Тобольске.
Аликс читает загадочное письмо. Письмо написано по-
французски, с подозрительными ошибками. Этот текст: «Мы,
группа офицеров русской армии…».
Так появилось это письмо, в котором им предлагали побег.
Письмо было подписано: «Готовый умереть за Вас офицер русской
армии».
Николай напишет ответ. Так устанавливается эта тайная
переписка.
«Ваши друзья не спят, - сообщалось в очередной записке,
посланной в бутылке из монастыря, - час, столь долгожданный,
настал. С Божьей помощью и с Вашим хладнокровием надеемся
достичь нашей цели не рискуя ничем».
49
И, как всегда, в своем дневнике он аккуратно записывает
все, раскрывая тайну этого заговора:
«14 июня. Нашей дорогой Марии минуло 19 лет. Погода
стояла та же тропическая. Провели тревожную ночь и
бодрствовали одетыми. Все это произошло оттого, что на днях мы
получили два письма, одно за другим, в которых нам сообщили,
чтобы мы приготовились быть похищенными какими-то
преданными людьми! Но дни проходили, и ничего не случалось, а
ожидание и неуверенность были очень мучительны».
Теперь в его дневнике уже была его собственноручная
запись, перед всем миром свидетельствующая «о монархическом
заговоре с целью побега и освобождения семьи».
Но будто кто-то издевался над ними: вместо шороха шагов
крадущихся заговорщиков в раскрытое окно она услышала:
«15 (28 июня), пятница. Мы услышали ночью, как под
нашими окнами очень строго приказали часовому следить за
каждым движением в нашем окне…»
Через 70 лет я сижу в архиве.
«Дело о семье бывшего царя Николая Второго 1918 - 1919»
(ЦГАОР, ф. 601, оп. 2, ед. хр. 35).
В середине папки и находились те самые письма, которые
посылались в молочной бутылке в Ипатьевский дом. Которые
станут одним из оснований расстрела Романовской Семьи.
Вот последнее письмо, за подписью «Офицер». «Мы,
группа офицеров русской армии, которая не потеряла совести,
долга перед царем и отечеством…
Мы вас не информируем насчет нас детально по причине,
которую вы хорошо понимаете, но ваши друзья Д. и Т. (Долгоруков
и Татищев. – Авт.), которые уже спасены, нас знают.
Час освобождения приближается, и дни узурпаторов
сочтены. Во всяком случае, армии словаков приближаются все
ближе и ближе к Екатеринбургу. Они в нескольких верстах от
города… Не забывайте, что большевики в последний момент будут
готовы на всяческие преступления. Момент настал, нужно
действовать. Ждите свистка к полуночи (к 12 ночи) – это и будет
сигналом. Офицер».
Но Долгоруков и Татищев, «которые уже спасены»,
покоились тогда в безымянных могилах.
50
Как странно лжив этот доброжелатель. И при этом как
хорошо осведомлен о том, что Романовы ничего не знают о судьбе
«Д. и Т.»!
И вот, когда я сам устал от своей подозрительности,
однажды позвонил телефон, и тихий старческий голос церемонно
представился: «Владимир Сергеевич Потресов, провел 19 лет в
лагерях».
Вот что рассказал мне 82-летний Владимир Сергеевич:
«Мой отец до революции – член кадетской партии и
сотрудник знаменитой газеты «Русское слово», известный
театральный критик, писавший под псевдонимом Сергей
Яблоновский…»
«В голодном 1918 году отец выехал в турне по Сибири с
лекциями. Весь сбор от лекций моего полуголодного отца шел в
пользу… голодающих! Последняя его лекция была в
Екатеринбурге…
И вскоре во время отсутствия отца к нам в дом пришли
чекисты и произвели обыск. Матери объявили, что
екатеринбургская ЧК заочно приговорила отца к расстрелу за
участие в заговоре с целью освобождения Николая II.
Когда отец вернулся домой и все узнал, он был страшно
возмущен: «Да что они там, помешались? Я по своим убеждениям
(он был кадет, сторонник февральской революции) не могу быть
участником Царского заговора. Я пойду к Крыленко (тогдашний
председатель Верховного трибунала)!»
Отец был типичный чеховский интеллигент-идеалист. Но
мать сумела его убедить, что большевики объяснений не слушают
– они расстреливают… И отец согласился уехать из Москвы, он
перебрался к белым. Потом эмиграция, Париж, нищета – и могила
на кладбище для бедных…
Меня арестовали в 1937 году за участие отца в заговоре, о
котором тот не имел никакого понятия. Вышел я только в 1956-м».
Итак, лжезаговорщик! Что это – ошибка Екатеринбургской
ЧК? Или это делалось сознательно, потому что настоящих
заговорщиков не существовало?
На это ответили сами палачи.
Об их поразительных показаниях я узнал из письма
историка М.М. Медведева, сына чекиста М.А. Медведева,
51
участвовавшего в расстреле Царской Семьи (это письмо стало
началом многих наших бесед).
В 1964 году на Московское радио пришли два старика.
Эти двое были последними оставшимися в живых из всех,
кто был причастен к расстрелу Семьи.
Один из этих стариков был Григорий Никулин – убийца
князя Долгорукова и один из главных участников расстрела
Царской Семьи. Другой был И. Родзинский (кстати, в некоторых
документах он Радзинский. Как все мистично в этой истории!).
И. Родзинский в расстреле Романовых не участвовал, но
был в 1918 году членом Уральской ЧК.
Это приглашение на радио организовал все тот же историк
Михаил Медведев. С большим трудом удалось ему их уговорить
записать свои показания для истории. С таким же трудом удалось
уговорить и власти: только после обращения к самому Хрущеву
была разрешена эта запись на радио. Вопросы задавал М.
Медведев, но в беседе принимал участие и «представитель ЦК».
Долго длилась эта запись. Сейчас нас интересуют
показания чекиста И. Родзинского, который, в частности, поведал
следующее:
«Письма за подписью «Офицер», которым поверил
Николай Романов, были составлены в ЧК. Их автор – член
исполкома Совета Петр Войков».
Петр Лазаревич Войков (1888 - 1927), партийная кличка
«Интеллигент». За революционную деятельность исключен сначала
из гимназии, а потом из Петербургского горного института.
Участвовал в террористических актах. Эмигрировал, жил в
Швейцарии, закончил Женевский университет, в августе 1917-го
вернулся в Россию и примкнул к большевикам. В 1918 году –
нарком снабжения в правительстве Красного Урала. С 1924 года –
посол СССР в Польше. Ему повезло – он не дожил до 1938 года,
был убит в 1927 году в Польше монархистом за участие в расстреле
Романовской Семьи.
Вот этот выпускник Женевского университета и составил,
по словам Родзинского, все эти письма.
Но у Войкова был дурной почерк (а может быть, попросту
не захотел «Интеллигент» оставить доказательств своей роли
провокатора), и письма он предложил переписать Родзинскому. У
52
чекиста был хороший почерк, и он их переписал. Чтобы не было
сомнений в правильности его слов, И. Родзинский тогда же, на
радио, оставил образец своего почерка.
Только когда я уже закончил эту книгу, я получил
возможность проверить этот рассказ Медведева.
В бывшем Центральном партархиве, в секретном фонде
хранилась стенограмма той записи на радио. Наконец-то и она
была рассекречена и мне удалось ее прочесть. Правду говорил
Михаил Медведев. Вот что дословно рассказал тогда Родзинский:
«Мы решили затеять переписку… по тому времени надобно
было… нужны были доказательства, что готовилось похищение.
Надо сказать, что никакого похищения не готовилось. Собирались
Белобородов, Войков и я. Текст составлялся, придумывался тут же.
И дальше, значит, Войков по-французски диктовал эти письма, а я
писал… так что почерк там мой».
Как все поразительно продумано в этой истории, начиная с
еды из монастыря, которую вдруг разрешили приносить
Романовым заботливые уральцы. А потом монастырь становится
каналом, по которому к Романовым приходят «документы
широкого монархического заговора».
Причем делалось все очень ловко. В начале июня приехал в
Екатеринбург некто Иван Сидоров (явный псевдоним), от верных
друзей Царской Семьи Толстых – с большой суммой денег.
Сидоров через доктора Деревенко связался с Новотихвинским
монастырем. Одновременно удалось ему через того же Деревенко
связаться с комендантом Авдеевым. И вскоре вдруг ставший
сердобольным комендант разрешил носить еду из монастыря.
Таким образом, монастырь для Царской Семьи становился как бы
связанным с кругом их добрых, верных друзей. И оттого должно
было быть у них доверие к письмам, пришедшим из этого
монастыря.
А как продумана история с окном!
Закрытое окно – мучительная духота. Эта ежедневная
пытка должны была подтолкнуть, ускорить согласие Семьи на
побег.
А потом простодушный Авдеев вдруг оказался до
удивления бдительным: тщательно проверил все продукты,
доставляемые из монастыря. И «обнаружил» переписку. И наконец
53
– заранее ожидаемый кем-то финал: запись Николая о побеге в
дневнике. Теперь «монархический заговор» был налицо.
Тот, кто все это задумал, знал обычай Николая –
записывать все в своем дневнике.
Без этой записи Игра была бы не законченной. Запись
предполагалась с самого начала как неопровержимое
доказательство.
Итак, в конце июня Уралсовет получил доказательства
«монархического заговора».
Голощекин выезжает в Москву.
Со страхом ждала Москва известий с Урала: как долго
может продержаться Екатеринбург? Что будет дальше? «Двинуть
максимум рабочих из Питера, иначе мы слетим, ибо положение с
чехословаками из рук вон плохо» (Ленин).
4 июля открывается V съезд Советов. Когда-то на этом
съезде предполагалось решить вопрос о суде над царем. Но сейчас
не до суда! Идет схватка революционных партий. Левые эсеры,
покинувшие правительство после «предательского Брестского
мира», дают бой Ленину.
…1918 год. Итак, Голощекин прибыл в Москву…
В будущем все уральские цареубийцы будут единодушны в
своем ответе: Голощекин в Москве обсуждал только зашиту
Екатеринбурга, судьбы Царской Семьи он не касался. Решение о
казни Романовых было принято Уралсоветом по собственной
инициативе.
Логически понятно: это ложь. Мог ли Голощекин, обсуждая
в Москве возможную сдачу Екатеринбурга, не затронуть участь
Царя и Семьи? Не решить, что делать с ними, если город падет?
В своем дневнике Троцкий, вернувшийся с фронта, описал
свой разговор со Свердловым.
« - Да, где царь?
- Конечно, расстрелян (бесстрастное торжество Свердлова:
процесса не будет. – Авт.).
- А семья где?
- И семья с ним.
- Вся?
- Вся. А что? (И опять незримая свердловская усмешка: уж
не жалеет ли их пламенный революционер Троцкий? – Авт.)
54
- Мы здесь решали. Ильич читал, что нельзя оставлять им
живого знамени (курсив мой. – Авт.), особенно в наших трудных
условиях».
Но когда гнев прошел, сверхреволюционер Троцкий,
сказавший в страшные дни революции: «Мы уйдем, но так хлопнем
дверью, что мир содрогнется», не мог не оценить этого
сверхреволюционного решения:
«По существу, это решение было необходимо. Казнь
Царской Семьи нужна была не просто для того, чтобы запугать,
ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть
собственные ряды, показать, что отступления нет. Впереди -
полная победа или полная гибель… Никакого другого решения
массы рабочих и солдат не поняли бы и не приняли. Это Ленин
хорошо чувствовал».
Итак, по Троцкому, все решилось в Москве. Значит, вот о
чем в Москве договорился Голощекин?
История признает документ. Сначала появился его след.
Из письма О.Н. Колотова (Ленинград):
«Могу сообщить Вам интересную подробность по
интересующей вас теме: мой дед часть мне говорил, что царь
расстрелян по телеграмме, которая пришла в Екатеринбург из
Центра. Деду можно было доверять, по роду своей работы он очень
многое знал».
Телеграмма. И она нашлась. Несмотря на то, что ее должны
были уничтожить. Но кровь вопиет…
И вот она лежала передо мной! Душным июльским днем я
сидел в Архиве Октябрьской революции и смотрел на эту
телеграмму, посланную 72 года назад. Она была в архивном деле со
скучным названием: «Телеграммы об организации и деятельности
судебных органов и ЧК. Начато 21 января 1918 года и окончено 31
октября 1918 года». За этим названием и датами – Красный террор.
Среди телеграмм о расстрелах – полуграмотных текстов на
нечистой бумаге – бросился в глаза двуглавый орел! Царский герб!
Это и была она. На бланке, оставшемся от Царского
телеграфа, украшенном Царским орлом, была эта телеграмма –
сообщение о предстоящей казни Царской Семьи. Что это – опять
ирония истории или ирония людей?!
55
В самом верху этой телеграммы на кусочке телеграфной
ленты был адрес: «Москва, Ленину». Ниже – отметка карандашом:
«Принято 16.7.1918 г. в 21 час 22 минуты. Из Петрограда».
Итак, 16 июля в 21 час 22 минуты, то есть до расстрела
Романовых, пришла в Москву эта телеграмма.
Телеграмма шла длинным путем. Ее отправили из
Екатеринбурга «Свердлову, копия Ленину». Но отправили через
Зиновьева, хозяина второй столицы – Петрограда, ближайшего
тогда сподвижника Ленина. И уже Зиновьев из Петрограда
переправил Ленину екатеринбургскую телеграмму.
Отправили эту телеграмму из Екатеринбурга известный нам
Голощекин и некто Сафаров – один из вождей Уралсовета. А вот ее
точный текст:
«Москва, Кремль, Свердлову, копия Ленину. Из
Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее:
сообщите в Москву, что условленного с Филипповым суда по
военным обстоятельствам… ждать не можем. Если ваше мнение
противоположно, сейчас же, вне всякой очереди сообщите.
Голощекин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с
Екатеринбургом».
И подпись – Зиновьев.
Зная, что «товарищ Филипп» - партийная кличка
Голощекина, легко понять условный язык этой телеграммы,
присланной за считанные часы до расстрела Царской Семьи.
«Условленный с Филипповым суд» - так не без лукавства
шифруется условленная с Голощекиным казнь Романовых.
(Николая собирались судить, но истинно революционный суд – это
и есть казнь).
«Военные обстоятельства» - безнадежное положение
Екатеринбурга: со дня на день город должен был пасть.
Итак, содержание телеграммы: через Зиновьева
екатеринбургский Уралсовет сообщает в Москву Свердлову и
Ленину, что условленная с Голощекиным казнь Царской Семьи не
терпит более отлагательств ввиду ухудшившегося военного
положения Екатеринбурга и близкой сдачи города. Но если у
Москвы есть возражения, они просят немедленно им сообщить.
56
После этой телеграммы о миссии Голощекина в Москве
можно говорить определенно: он обсуждал вопрос о судьбе
Екатеринбурга и условился о казни Семьи.
Главная встреча Голощекина – встреча с Лениным.
Могло ли не быть этой встречи? Мог ли Голощекин – член
ЦК, руководитель гибнущего Урала, где, по словам Ильича,
решалась судьба всей большевистской власти, хозяин Царской
Семьи – быть не принят Лениным? И то, что в биохронике вождя
нет этой встречи, лишь доказывает понятное нежелание, чтобы о
ней знали.
Два вопроса, касающихся Царской Семьи, должен был
решить Голощекин на этой встрече: первое – условиться, что
делать с царем, если Екатеринбург падет…
Здесь колебаний не было. Тем более, что можно было
предъявить миру неоспоримые доказательства «монархического
заговора», которые привез Голощекин. И другой вопрос –
условиться о Семье.
Из письма Л.Шмидт (Владивосток): «В журнале «30 дней»
(№ 1, 1934 год) Бонч-Бруевич вспоминает слова молодого Ленина,
который восторгался удачным ответом революционера Нечаева –
главного героя «Бесов» Достоевского… На вопрос: «Кого надо
уничтожить из царствующего дома?» - Нечаев дал точный ответ:
«Всю Большую Ектению» (молитва за царствующий дом – с
перечислением всех его членов. – Авт.). «Да, весь дом Романовых,
ведь это же просто, до гениальности!» - восторгался Нечаевым
Ленин. «Титан революции», «один из пламенных революционеров»
- называл его Ильич».
Троцкий был прав: Ленин знал – опасность расправы за
кровавое деяние должна была сплотить ряды большевиков в эти
ужасные для революции дни.
При этом, предвидя возможный крах, правительство,
конечно же пожелало остаться непричастным к расстрелу. Решение
о казни должно было исходить от членов Екатеринбургского
Совета.
Ленин был прагматиком. Им и был продуман механизм:
сигнал к началу казни Семьи не должен был исходить от яростных
уральских революционеров. Он должен быть подан извне.
57
Таковы должны были быть результаты этой беседы. И
Ленин не мог не чувствовать ее исключительность: июль –
страшный месяц для революционеров. В июле был когда-то казнен
Робеспьер, повешены пятеро декабристов… И вот в июле
наступал час возмездия. Сыну того, кто когда-то убил его
брата. Вековая охота революционеров за русскими царями
заканчивалась…
Видимо, обсуждение участи Царя вызвало у Ленина
определенные ассоциации. Во всяком случае, в эти дни, когда
вокруг все рушилось, он вдруг заинтересовался исполнением
«Декрета о снятии памятников в честь царей и их слуг» (9 июля он
настойчиво ставит этот вопрос на Совнаркоме).
С удивительным энтузиазмом борется Ленин с каменными
изваяниями Романовых.
Из воспоминаний коменданта Кремля П. Малькова: «А вот
это безобразие не убрали… - Ленин указал на памятник,
воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея
Александровича… Ильич ловко сделал петлю и накинул на
памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан
веревками со всех сторон. Ленин, Свердлов, Аванесов… и другие
члены ВЦИК и Совнаркома… впряглись в веревки, налегли,
дернули, и памятник рухнул на булыжник…».
Впрочем, через семьдесят лет начнут сбрасывать с
пьедесталов уже памятники Ленину.
Но вернемся в 1918 год. В Москве заканчивалась
мучительная июльская неделя. Голощекин возвращался в
Екатеринбург. Ильич уехал за город. Выходные дни он провел в
Кунцеве – вместе с женой и сестрой. Он отдыхал.
В Екатеринбурге, в ожидании возвращения Голощекина,
уже шла подготовка к концу Романовых.
4 июля состоялась смена коменданта. Авдеев смещен, и
комендантом стал чекист Яков Юровский. Одновременно заменена
вся внутренняя охрана внутри дома. Но внешняя охрана из
приведенных Авдеевым злоказовских рабочих осталась.
Остался и муж сестры Авдеева, водитель автомобиля при
доме – Сергей Люханов.
58
Внутри дома появились незнакомые светловолосые
молчаливые молодые люди. Это были новые «латыши» из ЧК. Они
заняли весь нижний этаж. И – ту комнату.
А дом уже готовили к последнему событию. Императрица
Александра Феодоровна записала: «25 июня (8 июля). Ланч только
в 1.30, потому что они чинили электричество в наших комнатах».
Итак, драгоценности переписаны, электричество
исправлено.
Из дневника Николая: «28 июня. Четверг. Утром, около
десяти тридцати к открытому окну подошли двое рабочих, подняли
тяжелую решетку и прикрепили ее снаружи».
Ну конечно же, эта решетка – финал. Было в этом что-то
ужасное: входя в комнату, видеть эту темную решетку…
«28 июня (11 июля). Четверг. Комиссар настоял, увидеть
нас всех в 10. Он задержал нас на 20 минут и во время завтрака не
разрешил нам больше получать сыр и никаких сливок.
Рабочий, которого пригласили, установил снаружи
железную решетку перед единственным открытым окном.
Несомненно, это постоянный страх, что мы убежим или войдем в
контакт с часовым. Сильные боли продолжаются. Оставалась в
кровати весь день».
В конце концов, эти сливки, сыр, яйца, которые приносили
из монастыря, были каким-то разнообразием в постоянной скуке
Алексея.
Но Юровский выполнял свою работу.
Жить им оставалось считанные дни, и он уже начал
изолировать их от мира. Он боялся монастыря. Да, это ЧК
придумала передавать им письма от «Офицера», но вдруг еще кто-
нибудь… Он должен был думать об этом «вдруг». В городе
безвластие. Маленький отряд – вот все, что у него есть.
12 июня - на следующий день после решетки –
состоялось… Вернувшийся из Москвы Голощекин собрал
заседание Исполкома Уральского Совета.
Нет, ни слова не сказал верный Голощекин о своем
соглашении с Москвой, о них узнал только самый узкий круг –
Президиум Уралсовета. Рядовые же члены Совета были уверены:
сегодня они сами должны принять решение о судьбе Романовых.
59
Из «Записки» Юровского: «16 июля пришла та телеграмма
из Перми на условном языке, содержащая приказ об истреблении
Романовых. В 6 часов вечера Филипп Голощекин предписал
привести приказ в исполнение».
Что это за телеграмма? И откуда это слово – «приказ»? И
кто мог отдать приказ военному комиссару всей Уральской области
Голощекину?
…Осторожный Филипп Голощекин решает на всякий
случай протелеграфировать в Москву. И он шлет ту свою
телеграмму о том, что условленная с Москвой казнь Семьи не
терпит отлагательств из-за готовящейся сдачи города.
«Если ваше мнение противоположно, сейчас же вне всякой
очереди, сообщите».
Он хочет заручиться прямым приказом Москвы.
Телеграмму эту он шлет через Зиновьева – горячего сторонника
расстрела. Он понимает – Зиновьев не допустит отмены прежнего
решения о казни. Зиновьев пересылает телеграмму в Москву –
Ленину.
В 21 час 22 минуты она была в Москве, как явствует из
пометы на телеграмме.
Был ли ответ Ленина?
11 августа 1957 года в «Строительной газете» был
напечатан очерк под названием «По ленинскому совету». Вряд ли
много читателей было у статьи с подобным названием. И зря –
очерк был самый что ни на есть прелюбопытнейший.
Героем его был некто Алексей Федорович Акимов – доцент
Московского архитектурного института. У Акимова было
заслуженное революционное прошлое, о котором и писал автор
очерка. С апреля 1918 года по июль 1919 – го Алексей Акимов
служил в охране Кремля – вначале он охранял Я.М. Свердлова, а
затем – В.И. Ленина.
И вот газета рассказывает случай, произошедший с
Акимовым летом 1918 года…
«Чаще всего он стоял на посту у приемной В.И. Ленина или
на лестнице, которая вела в его кабинет. Но иногда ему
приходилось выполнять и другие поручения. Мчаться, например,
на радиостанцию или телеграф и передавать особо важные
ленинские телеграммы. В таких случаях он увозил обратно не
60
только подлинник телеграммы, но и телеграфную ленту. И вот
после передачи одной из таких телеграмм Ленина телеграфист
сказал Акимову, что ленту он не отдаст, а будет хранить у себя.
«Пришлось вынуть пистолет и настоять на своем», - вспоминает
Акимов. Но когда через полчаса Акимов вернулся в Кремль с
подлинником телеграммы и телеграфной лентой, секретарь Ленина
многозначительно сказала: «Пройдите к Владимиру Ильичу, он
хочет вас видеть».
Акимов вошел в кабинет бодрым военным шагом.
В этом очерке была одна очень странная деталь: ни слова не
говорилось, о чем была эта «особо важная телеграмма», которую,
угрожая револьвером, отнимал у телеграфиста Алексей Акимов.
Из письма Н.П. Лапика, директора музея завода «Прогресс»
(Куйбышев):
«Есть у нас в музее машинописная запись беседы А.Ф.
Акимова с А.Г. Смышляевым, ветераном нашего завода,
занимавшегося поисками материалов по его истории.
В протокольной записи этой беседы, состоявшейся 19
ноября 1968 года, со слов А.Ф. Акимова записано следующее:
«Когда тульский (ошибка в записи – уральский. – Авт.)
губком решил расстрелять семью Николая, Совнарком и ВЦИК
написали телеграмму с утверждением этого решения. Я.М.
Свердлов послал меня отнести эту телеграмму на телеграф,
который помещался тогда на Мясницкой улице. И сказал –
поосторожней отправляй. Это значило, что обратно надо было
принести не только копию телеграммы, но и ленту.
Когда телеграфист передал телеграмму, я потребовал от
него копию и ленту. Ленту он мне не отдавал. Тогда я вынул
револьвер и стал угрожать телеграфисту. Получив от него ленту, я
ушел. Пока шел до Кремля, Ленин уже узнал о моем поступке.
Когда пришел, секретарь Ленина мне говорит: «Тебя вызывает
Ильич»…»
Итак, в Екатеринбург от СНК и ВЦИК (то есть от Ленина и
Свердлова) пошла эта телеграмма «с утверждением этого решения»
- о казни Царской Семьи.
В Екатеринбурге в этот момент дело уже шло к полуночи.
Они все ждали ответа. И, уже за полночь получив ответ,
Голощекин отправил грузовик. Это и была та причина, по которой,
61
опоздав на два часа, только в половине второго ночи пришел
грузовик с Ермаковым. Об этой задержке с досадой напишет в
своей «Записке» Юровский.
В 1989 году после первой моей статьи в «Огоньке» я
получил прелюбопытнейшее письмо.
Анонимный автор писал:
«В свое время, работая в Центральном партийном архиве в
фонде Ленина, я видел странный пустой конверт со штампом
«Управление делами Совнаркома».
На конверте была надпись:
«Секретно. тов. Ленину из Екатеринбурга. 17.07. 12 часов
дня».
Из этой надписи легко было понять, что в конверте когда-то
хранилась какая-то секретная телеграмма, которая была послана из
Екатеринбурга ранним утром 17 июля, т.е. сразу после убийства.
На конверте стояла также роспись самого Ленина: «Получил.
Ленин». Но самой телеграммы в конверте не было – конверт был
пуст…»
Проверить это письмо я тогда не смог – в партийный архив
меня категорически не пустили…
И вот новые времена, я сижу в бывшем Центральном
архиве Коммунистической партии.
И передо мной лежит этот пустой конверт от секретной
телеграммы с ленинским автографом о ее получении.
И хотя телеграмму предусмотрительно изъяли, нетрудно
догадаться, о чем была эта телеграмма из Екатеринбурга,
поступившая утром после расстрела Царской Семьи в адрес лица
(Ленина – от себя), отдавшего распоряжение об этом расстреле.
…Случилось невероятное: то, что должно было остаться
вечной тайной, предстало во всех деталях… Вся невозможная,
нечеловеческая ночь…
«Истребление Романовых»: хроника Ипатьевской ночи.
Юровский: «Близко к середине июля Филипп (Голощекин)
мне сказал, что нужно готовиться в случае приближения фронта к
ликвидации…
Как будто 15-го вечером или 15-го утром он приехал и
сказал, что сегодня надо это дело начать ликвидировать…
62
16.7. была получена телеграмма из Перми на условном
языке, содержавшая приказ об истреблении Романовых… в шесть
часов вечера Филипп предписал привести приказ в исполнение. В
12 часов (ночи) должна была приехать машина для отвоза трупов».
Итак, 15 июля, получив от Берзина указание: «пора!» -
Голощекин запускает механизм расстрела. Он предупреждает
Юровского и 16 июля телеграфирует о предстоящем расстреле в
Москву – через Зиновьева.
Голощекин ожидает ответа из Москвы. А пока в
Ипатьевском доме вовсю идут приготовления.
Итак, команда латышей-расстрельщиков (это были они)
уже ждет. Та комната уже готова, уже пуста, уже вынесли из нее
все вещи.
Чего они ждут? Того же, что и Юровский, - когда приедет
грузовик и к ним присоединятся последние участники. А в это
время Голощекин и Белобородов тоже ждут ответа из Москвы, и
грузовик с Ермаковым все задерживается…
В 21 час 22 минуты переправленная Зиновьевым Ленину
екатеринбургская телеграмма была в Москве.
По екатеринбургскому времени было 22 минуты
двенадцатого. Но к тому времени в Москве уже решили все
вопросы.
Акимов: «СНК и ВЦИК написали телеграмму с
утверждением решения. Я.М. Свердлов послал меня отнести эту
телеграмму на телеграф, который помещался тогда на Мясницкой
улице».
Ответ из Москвы был получен глубокой ночью.
Павел Медведев: «Еще прежде чем Юровский пошел
будить Царскую Семью, в дом Ипатьева приехали из ЧК два члена.
Один – Петр Ермаков (родом с Верх-Исетского завода), а другой
неизвестный мне…»
Имя другого «неизвестного» сообщает сам Ермаков:
«Получил постановление о расстреле 16 июля в 8 вечера… сам
прибыл с двумя товарищами – Медведевым и другим латышом,
теперь фамилию не помню…»
«Я имел возможность видеть и слушать одного из «героев»,
участвовавших в расстреле Царской Семьи – П. Ермакова. Это
было в 1934 или в 1935 году в пионерском лагере «Ч.Т.З.» на озере
63
близ Челябинска. Мне тогда было 12-13 лет, моя детская память
отлично сохранила все услышанное и увиденное на встрече с
Ермаковым у пионерского костра. Его нам представили как героя…
Свою лекцию Ермаков закончил особо торжественными словами:
«Я собственноручно расстрелял царя и его семью…». Затем он
перечислил всех по имени и отчеству членов Царской Семьи и
какого-то придворного дядьку… Ермаков говорил, что
основанием для расстрела было личное распоряжение
Ленина…»21.
Мои мысли: («О «заговоре»: заговор был придуман
большевиками для того, чтобы был предлог для расстрела Царской
Семьи).
Царский поезд покинул Могилев в ночь с 12-го на 13-е
марта 1917 г. Когда через сутки он подошел к станции Малая
Вишера, стало известно, что станция Тосно, в пятидесяти
километрах на юг от Петрограда, занята мятежниками и что
доехать до Царского Села невозможно. Царь решил проехать в
Псков, где находился генерал Рузский; он прибыл туда 14-го
вечером. Поставленный генералом в известность о последних
петроградских событиях, Государь поручил ему передать по
телефону Родзянко, что он готов на все уступки, если Дума
считает, что они в состоянии восстановить порядок в стране. Ответ
был: уже поздно. Было ли так в действительности?
Распространение революционного движения ограничивалось
Петроградом и ближайшими окрестностями. И, несмотря на
пропаганду, престиж Царя был еще значителен в армии и не тронут
среди крестьян. Разве недостаточно было дарование конституции и
поддержки Думы, чтобы вернуть Николаю II популярность,
которою он пользовался в начале войны?
Ответ Думы ставил перед Царем выбор: отречение или
попытка идти на Петроград с войсками, которые оставались ему
верны; но это была гражданская война в присутствии неприятеля…
У Николая II не было колебаний, и 15-го утром он передал
21 Радзинский Э. Последний царь. Николай II: жизнь и смерть. – М.: Изд-
во Эксмо, 2005. – С. 15-16, 19, 133-134, 173-175, 245-246, 404-410, 422-
423, 433-434, 437-438, 444-445, 447-455, 456, 457, 460, 463-466, 468-472,
475, 477-478, 487-491, 496-497, 531-532, 534-535, 554.
64
генералу Рузскому телеграмму с уведомлением председателя Думы
о своем намерении отречься от престола…22
Пьер Жильяр оставался в добровольном плену. 22 марта
1917 г. Император вернулся в Царское Село, «побледневший и
ослабленный, видно было, как ужасно он страдал».
Говоря о своем отречении, Николай Романов объяснял
Жильяру, что «смута пришла сверху – из Императорской
аристократической Семьи».
Романовы попросили у Временного правительства
разрешения уехать в Ливадию, в Крым. Правительство отказало
Царской Семье, а условия содержания пленников были
ужесточены. Николай теперь должен был жить отдельно от других
членов Семьи. Иногда ему «забывали» принести еду.
Финляндия была лишь в нескольких часах езды на поезде, и
каждый, естественно, думал о бегстве. Находясь под арестом,
Жильяр узнал, «что думский комитет принял решение, арестовав
Императора, отправить нас в Англию. Все было подготовлено,
наняты суда. Из-за болезни детей (сильного жара у М.Н.
(пневмонии у Марии Николаевны)) отъезд был отложен. Позднее,
когда из дворца пришла просьба назначить время отъезда, так как
дети чувствовали себя лучше, было уже слишком поздно, Дума
больше не имела достаточной власти, чтобы устроить наш отъезд,
поскольку против нее выступал Совет рабочих и солдатских
депутатов». Троцкий позже писал, что ни одна серьезная
революция «не выпускала низложенного монарха за границу».
Болезнь революции приняла злокачественную форму с
возвращением из Швейцарии Владимира Ильича Ульянова-Ленина
3 апреля 1917 года.
Жильяр изложил в своей книге результаты расследования
Соколова. 4 июля комиссар Яков Юровский, фотограф и член ЧК,
принял в свое распоряжение дом Ипатьева на Вознесенском
проспекте. Он привел с собой десять человек, двое из которых
были «профессионалами» - Григорий Никулин и Петр Ермаков. В
течение нескольких дней он на лошади объехал близлежащие
лесные массивы, чтобы выбрать место, где можно было бы
22 Жирарден Д., Жильяр П. Рядом с царской семьей. П. Жильяр.
Император Николай II и его семья. – М., Вече, 2006 – С. 227.
65
уничтожить тела. Прибыли двое уполномоченных от Уральского
Совета, «привезя инструкции и директивы из Москвы». Вечером 16
июля Юровский раздал своим людям пистолеты.
Местная газета сообщила «о казни Николая Кровавого,
коронованного убийцы, уничтоженного без буржуазных
формальностей, но в соответствии с принципами нашей новой
демократии». «Новая рабоче-крестьянская власть все же
отказывалась до 1922 года признать факт убийства детей,
единственным «оправданием» которого были месть и стремление к
физическому уничтожению всех Романовых. Вероятно, решение о
казни было принято Лениным, чтобы помешать Троцкому устроить
над бывшим Царем политический процесс, который обеспечил бы
ему большую популярность. А также желание мести Ленина
Императору за повешение его брата Александра Ильича
Ульянова23.
Как вспоминал Жильяр, «Император с тревогой следил за
развертывавшимися в России событиями. Он видел, что страна
стремительно идет к своей гибели…Но вот спустя самый короткий
срок, вслед за удалением Царя появились Ленин и его спутники –
несомненные немецкие агенты, - и их преступная пропаганда
развалила армию и вконец растлила страну».
Когда Николай II отрекался от власти, Он не питал иллюзий
насчет государственных способностей главных думских и
околодумских деятелей24.
Убийство Царской Семьи является самым страшным и
самым зловещим преступлением XX века. Отсюда берут начало
величайшие бедствия нашей страны и мира – большевизм и
фашизм, массовые уничтожения и оболванивание народов, ГУЛАГ
и гитлеровские лагеря. В этом убийстве существа, которых вряд ли
можно назвать людьми, перешагнули ту черту, которая отделяет
человеческое от нечеловеческого, культуру от царства диких
зверей, добро от зла, уничтожили святыни великого народа,
23 Даниэль Жирарден. Гувернер Романовых. Судьба Пьера Жильяра в
России. – М.: Paulsen, 2011. С. 127, 130-131, 157, 160.
24 Боханов А.Н. Николай II / А.Н. Боханов. – М.: Вече, 2008. – С. 382.
66
взорвали его точку опоры, за чем последовало сползание великой
страны в бездну хаоса и анархии, потянувшее за собой цепную
реакцию других мировых преступлений.
Для партии тех, кто совершил убийство, был закрыт путь к
гуманному, правовому обществу, ибо по законам этого общества
они должны были быть судимы как обыкновенные уголовные
преступники. Им оставался только один путь – террора и насилия,
сначала ко всем инакомыслящим, потом друг к другу. Начало
ГУЛАГа как системы – в Ипатьевском доме, а без ГУЛАГа нельзя
понять гитлеровских лагерей.
До убийства Царской Семьи в России существовала
большая вероятность установления конституционной монархии, в
том виде, в каком она существует в современной Англии или
Японии. Монарх – знамя нации, хранитель основ, традиций,
идеалов народа.
Это было бы великим благом для страны. Во всех случаях,
если бы не было этого убийства, история России пошла бы иначе.
Проведенный опрос показал, что почти две трети наших
соотечественников считают убийство Царской Семьи
преступлением, которое нельзя оправдать. А две пятых совершенно
справедливо полагают, что это убийство спровоцировало
гражданскую войну, разрушило общественную мораль.
Решение об убийстве Царской Семьи и вообще династии
Романовых было принято Лениным и Свердловым, тогдашними
руководителями Совнаркома и ВЦИК. Как реальные политики, они
понимали, что их власть не носила законного характера, так как
была захвачена путем военного переворота и с обещанием созыва
Всероссийского Учредительного собрания. Недаром вплоть до
начала 1918 года их правительство называлось Временным рабоче-
крестьянским правительством. Первое заседание Учредительного
собрания показало, что большевиков поддерживало не больше
четверти населения, и тогда собрание было разогнано, а
прилагательное «временное» исчезло из названия большевистского
правительства. Вот тогда и встал вопрос об убийстве последних
законных представителей государственной власти, и недаром
первым был убит великий князь Михаил Романов, так как он
отрекался временно, оставляя окончательное решение за
Учредительным собранием, и поэтому мог законно претендовать на
67
власть. Убийство Царской Семьи было организовано и исполнено
людьми, патологически ненавидевшими Россию, ее святыни,
считавшими, что русский народ живет не так, как надо жить, теми
самыми, которые потом разрушали русские церкви, жгли иконы и
книги.
Важно подчеркнуть, что убийство было организовано и
совершено неполноценными, патологическими типами, которые не
только принесли несчастье многим людям, но и сами не могли
испытать настоящее счастье. Они не умели ни работать, ни любить,
ни отдыхать. Ненависть, подозрительность, неспособность к
нормальным человеческим контактам, духовная импотенция – вот
что характеризует этих людей. Все богатство жизни было для них
тайной за семью печатями, и единственное, что они могли создать,
- это ГУЛАГ. Никто из цареубийц не прожил счастливую жизнь,
все они так или иначе плохо кончили, многие спились, не находя в
себе возможности для нормальной жизни.
До сих пор находятся у нас люди, которые пытаются их
оправдать: мол, «время было такое», «идеи ценились больше
человеческой жизни». Уголовное преступление – злодейское
убийство при отягчающих обстоятельствах – называется
расстрелом или казнью. И вывод один – их надо понять, а значит,
простить. Нет, убийц простить нельзя, так же как нельзя простить
гитлеровских преступников. Их деяния не имеют срока давности. И
столько лет, сколько будет стоять Россия, ее народы будут судить
убийц.
Александр Федорович Керенский, будущий глава
революционного правительства России, еще в 1905 году
вынашивал мысль убийства царя, который по его мнению,
«узурпировал верховную власть и вел страну к гибели», и даже был
готов принять в этом личное участие.
С инакомыслящими разделывались так скоро, что
«шлепнули» ненароком двоюродного брата Ленина Ардашева
Виктора Александровича. Правда, Ардашев как-то публично
заявил, что хоть Ленин ему и родственник, но мерзавец он большой
и много горя принесет России. Ардашева убили «при попытке к
бегству».
В июне Троцкий назначает командующим Северо-Урало-
Сибирским фронтом Берзина, вверив ему неограниченные
68
полномочия. Составляются списки контрреволюционеров и
агитаторов, куда попадает значительная часть населения Урала,
голосовавшая против выбора большевиков в Учредительное
собрание, отказавшаяся признавать законность их власти. Приказ
№ 1 грозит смертной казнью всем представителям этой части
населения.
Такова была обстановка на Урале перед убийством Царской
Семьи. По сравнению с другими частями России позиции
большевиков здесь были самыми прочными, сказалась
«квалификация» старых кадров боевиков. Свердлов лично следил
за уральскими организациями и находился с ними в постоянном
контакте. Его «наместник» Голощекин регулярно курсировал
между Екатеринбургом и квартирой Свердлова в Москве. Все
передвижки в руководстве уральскими организациями
согласовывались со Свердловым. Связь между Екатеринбургом и
Москвой осуществлялась ежедневно (по крайней мере через
Пермь). Все поручения центральной власти уральскими
большевиками исполнялись в точности. Поэтому версия о том, что
решение о казни Царской Семьи могло быть принято Уральским
Советом самостоятельно, не выдерживает никакой критики.
РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО СВЕРХУ
Вопрос о судьбе Романовых неоднократно поднимался на
заседаниях Совнаркома и Президиума ВЦИК. Об этом
свидетельствуют данные биохроники жизни Ленина за первую
половину 1918 года. Правда, там только констатируется
рассмотрение этого вопроса, но мало говорится о его решении. Это
и понятно, содержание вопроса было очень деликатное. Ведь речь
шла о последних представителях законной власти в России. Пока
была жива Царская Семья, руководители большевиков чувствовали
себя узурпаторами. Они-то были реалистами и понимали, что
власть захвачена военной силой и их пребывание у руля далеко не
отражает мнение всего народа. Это продемонстрировали выборы в
Учредительное собрание.
Факт есть факт. После разгона Учредительного собрания в
январе 1918 года представителей Царской фамилии перевозят на
Урал под око Уралсовета. В феврале великого князя Михаила
конвоируют в Пермь, в конце апреля в Екатеринбург из Тобольска
также перевозят Николая Второго, его жену и детей, в мае в
69
Алапаевск под охраной привозят великую княгиню Елизавету
Федоровну (старшую сестру императрицы), великих князей
Иоанна, Константина и Игоря Константиновичей, Сергея
Михайловича и князя Владимира Павловича Палея. Вместе с ними
в заключение едут их домочадцы. После сбора всей Царской
фамилии на Урале закономерно стало убийство законного
претендента на власть в стране Михаила Александровича
Романова. Конкретные исполнители отдельных ролей знали только
то, что им положено. Действовало старое правило уральских
боевиков, которое любил повторять Свердлов: «Говорить должно
не то, что можно, а то, что нужно…»25.
Николай Александрович, члены его семьи и домочадцы
часто хворали. Особенно часто болел сын Алексей, проводивший
большую часть времени в постели. Чувство безнадежности все
сильнее и сильнее охватывает Царскую Семью. Каждодневный
характер записей в дневнике Николая Второго прерывается 7 июня.
С этой даты записи в дневнике отсутствуют по 2 – 3 дня, а то и по
неделе. 10 июня Николай Александрович записывает: «Внешние
отношения… за последние недели… изменились: тюремщики
стараются не говорить с нами, как будто им не по себе, и
чувствуется как бы тревога или опасение чего-то у них!
Непонятно!»
В начале июля 1918 года комиссар Голощекин уезжает в
Москву, где живет на квартире у Свердлова. В эту поездку
назначается конкретный срок убийства Царской Семьи, ибо уже 4
июля первый комендант дома Ипатьева Авдеев под предлогом
злоупотреблений смещается и заменяется Янкелем Юровским (его
заместителем назначается Никулин). Начинается организованная
подготовка к убийству. Прежде всего, Юровский сменяет
значительную часть караула, во внутреннюю охрану вводятся
иностранцы (из числа военнопленных или, как их тогда называли,
«латыши»). Членам караула запрещается разговаривать с узниками
под страхом расстрела. Из посторонних лиц дом посещают только
Голощекин и Сафаров.
25 Урал. – 1988. - № 7. – С. 151.
70
С караулом проводятся специальные занятия,
целенаправленно внушается чувство ненависти к царю. Юровский
умело играет на низменных инстинктах охранников, например,
разжигает зависть, наводит на мысли: почему Царю была дана
неограниченная власть?
Царскую Семью необходимо расстрелять, все ее члены
совершенно взрослые.
Одним из охранников внутреннего караула Юровским был
назначен Нетребин Виктор Никифорович, восемнадцатилетний
парень, написавший в середине 20-х годов об этом событии
воспоминания. Примерно за две недели до его расстрела. «Я и еще
несколько товарищей, - пишет он, - был взят с (военных) занятий
тов. Юровским. Вскоре нам было объяснено, что мы взяты для
охраны во внутреннем карауле б. царя и что возможно нам
придется выполнить казнь б. царя, и что мы должны держать
строго в тайне все могущее совершиться в доме заключения б.
Царя»26.
Юровский готовился к убийству тщательно. 11 июля он
вместе с Ермаковым бродит возле деревни Коптяки в районе
Ганиной ямы, подыскивая место для тайного захоронения. 15 июля
Юровского встречают в этих местах еще один раз. П.Л. Войков
подготавливает серную кислоту, керосин, спирт, сукно для
заворачивания трупов, привлекается «специалист» по сжиганию,
некто чекист Павлушин. На окнах устанавливаются решетки.
Еще 4 июля Юровский переписывает все Царские
драгоценности и оставляет их на столе в опечатанном ящике,
предупреждая Царскую Семью, что будет приходить и проверять
ежедневно.
Конечно, работа ведется не одним Юровским. Для
подготовки убийства создается специальная комиссия. Об этом
пишет в своей автобиографии председатель Уральской областной
чека Федор Лукоянов27. В комиссию входили, кроме Лукоянова,
Голощекин, Сафаров, Войков, Сосновский, Белобородов, Быков,
возможно, и другие лица.
26 СПА, ф. 41, оп. 1, д. 149, л. 173.
27 ППА, ф. 90, оп. 1, д. 11 – 23.
71
Судя по всему, с самого начала разрабатывается несколько
вариантов убийства. И убийство как расстрел, и убийство как
попытка к бегству. Уже в 60-е годы бывший член Уральской ЧК И.
Родзинский (в некоторых источниках - Радзинский) сообщил, что
Уральской ЧК тогда было сфабриковано несколько писем по-
французски с предложением Николаю бежать из заключения за
подписью «офицер» (Вот текст одного из этих писем: «… Мы
группа офицеров русской армии, которая не потеряла совести,
долга перед Царем и отечеством своим. Мы вас не информируем
насчет нас детально по причине, которую вы хорошо понимаете,
но ваши друзья Д. и Г., которые уже спасены, нас знают. Час
освобождения приближается и дни узурпаторов сочтены. Во
всяком случае армии словаков приближаются все ближе и ближе к
Екатеринбургу… Не забывайте, что большевики в последний
момент будут готовы на всяческие преступления. Момент
настал, нужно действовать. Ждите свистка к 12 ночи – это и
будет сигналом. Офицер»). Составил эти письма пламенный
революционер Пинхус Лазаревич Войков (Вайнер) так искусно, что
Царь им даже поверил28. По-видимому, прорабатывался вариант
«побега». Чекисты хотели спровоцировать Царя на побег, добиться
того, чтобы он ответил согласием этому фальшивому «офицеру», а
затем организовать спектакль с бегством, во время которого
ликвидировать Царскую Семью, предъявив всем письменные
доказательства заговора Царя. Царь на провокацию не поддался.
(Надежда на вызволение теплилась у Царской Семьи до самых
последних дней. 27 июня в Царском дневнике запись, что узники
провели тревожную ночь и бодрствовали одетыми. «Все это
произошло от того, что на днях мы получили два письма, одно за
другим, в которых нам сообщали, чтобы мы приготовились быть
похищенными какими-то преданными людьми! Но дни проходили, и
ничего не случилось, а ожидание и неуверенность были очень
мучительны»). И поэтому пламенным революционерам оставалось
только прямое убийство.
16 июля из Москвы через Пермь «была получена
телеграмма на условном языке, содержащая приказ об истреблении
28 См.: Огонек. – 1990. - № 2. – С. 27.
72
Романовых»29. Об этом сообщает в своих воспоминаниях
Юровский. Хотя у него и говорится о телеграмме из Перми, но
ясно, что пермские органы, подчинявшиеся Уралсовету, не могли
ему приказывать, следовательно, приказ шел из Москвы через
Пермь.
Недавно Э. Радзинский обнаружил в архиве телеграмму от
16.7.1918 года, в которой Екатеринбург через Петроград
запрашивал у Москвы подтверждение разрешения на убийство
Царской Семьи.
Телеграмма за подписью Зиновьева Г.Е. гласила: «Москва,
Кремль Свердлову, копия Ленину из Екатеринбурга по прямому
проводу передают следующее: сообщите Москву, что условленного
с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит
отлагательства, ждать не можем. Если ваше мнение
противоположно сейчас же вне всякой очереди сообщите.
Голощекин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с
Екатеринбургом»30.
Филиппов, «товарищ Филипп» - партийная кличка
Голощекина. «Суд» - кодовое обозначение намеченного
злодейского убийства. Из телеграммы ясно, что оно готовилось с
участием Ленина и Свердлова и было одобрено все
большевистским синедрионом.
В тот же вечер Янкель Свердлов отправил человека на
телеграф на Мясницкой улице, вручив ему телеграмму с приказом
на убийство, и сказал: «Поосторожней отправляй», это значит, что
обратно надо было принести не только копию телеграммы, но и
ленту.
«Когда телеграфист передал телеграмму (в Екатеринбург. –
О.П.), пишет исполнитель этого поручения, - я потребовал от него
копию и ленту. Ленту он мне не отдавал. Тогда я вынул револьвер
и стал угрожать телеграфисту. Получив от него ленту, я ушел»31.
Вечером руководитель этого преступления Голощекин дает
приказ Юровскому убить Царскую Семью. Юровский к этому уже
давно готов.
29 СПА, ф. 221, оп.2, д. 497, л.7.
30 Аргументы и факты. – 1990. - № 40.
31 Аргументы и факты. – 1990. - № 40.
73
Свою версию событий дает Ермаков П. З.: «… Когда
позвали меня, - пишет он, - то мне сказали: - на твою долю выпало
счастье – расстрелять и схоронить так, чтобы никто и никогда их
трупы не нашел.
Поручение я принял и сказал, что будет выполнено точно.
Когда я доложил Белобородову, что могу выполнить, то он
сказал: «сделай так, чтобы были все расстреляны, мы это решили».
Дальше я в рассуждения не вступал, стал выполнять так, как это
нужно было».
Четыре лица заявляют о своей личной причастности к
убийству Царя – Юровский, Ермаков, Медведев и Хохряков.
В начале 30-х годов Юровский выступает с
воспоминаниями перед старыми большевиками (сохранилась
стенограмма), в зале сидят живые участники событий и люди,
знавшие о них из первых рук. Юровский прямо заявляет, что
именно он убил Царя. Где-то рядом сидит Ермаков. Если это
неправда, почему он молчит?
А молчит он потому, что еще не настало время
переписывать историю. Оно приходит тогда, когда большая часть
организаторов екатеринбургского убийства оказывается в числе
осужденных за участие в троцкистской оппозиции, за связь с
Троцким. Не умри Юровский раньше (тяжелая болезнь спасла его
от смерти в лагере), и его бы закопали в одну яму с Голощекиным,
Сафаровым, Белобородовым, Сосновским, как их старого
соратника.
Хотя Юровский соединял в себе ненависть к России с
призванием палача, он был далеко не самым главным в галерее
убийц Царской Семьи. А она в 1918 году протянулась от
Екатеринбурга до Москвы.
Ленин считает Юровского «надежнейшим коммунистом»32.
Юровский в 1938 году успевает умереть от рака, не попав в
костедробильный механизм своих соратников.
Голощекин Шая Исаакович, сорокадвухлетний мещанин из
Невеля Витебской губернии, закончил зубоврачебную школу,
никогда не работал, в партии с 1903 года, личный друг Свердлова,
32 Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. – Т. 52. – Письмо № 377.
74
шесть лет провел в ссылке. Историк революционного движения В.
Бурцев, знавший Голощекина лично, характеризовал его так:
«Палач, жестокий, с некоторыми чертами дегенерации»33. Приехав
в Казахстан, он провозгласил там «гражданскую войну» и
«маленький Октябрь», в результате чего люди умирали целыми
семьями, «а трупы штабелями складывали и снегом до весны
присыпали, потому как не было у людей сил долбить мерзлую
землю».
С 1933 года Голые Щеки (Голощекин) – главный арбитр
СНК СССР, «творит большевистскую справедливость» во
всесоюзном масштабе до тех пор, пока не был убит без суда во
дворе Орловской тюрьмы 11 сентября 1941 года34.
Войков (Вайнер) Пинхус Лазаревич, тридцати лет, мещанин
города Керчи (отец Войкова был фельдшером на Надеждинском
заводе, где начинал свою карьеру боевика Белобородов), член
партии с1903 года, участник боевой организации, в 1907 году
бежал из России, учился в Женевском университете, по профессии
химик, впервые применил свои знания при уничтожении трупов. В
1917 году прибывает в Россию вместе с Лениным в
«пломбированном вагоне», в июле 1918 года – комиссар
продовольствия Уралсовета. После убийства снял с одного трупа
перстень с большим рубином и носил его (даже похваляясь). Убит
в 1927 году в Варшаве.
Другой пассажир «пломбированного вагона» Сафаров
Георгий Иванович наряду с Голощекиным был партийным
куратором этого убийства. Двадцатисемилетний Сафаров
(Вольдин) был близок Троцкому. Как член «объединенной
троцкистской оппозиции» в 1927 году был смещен со всех постов,
посажен, хлебнул всех прелестей нового правопорядка и был
уничтожен в 1941 году35.
Его друг и соратник по екатеринбургскому злодеянию
Сосновский Лев Семенович, тридцатидвухлетний партийный
публицист, сторонник Троцкого, прославился сборниками своих
статей, проникнутых ненавистью к России, глумлением над
33 Пагануцци. – С. 62.
34 См.: Вопр. Истории. – 1990. - № 9. – С. 81.
35 См.: Минувшее: Ист. Альманах. - № 7. – Париж, 1989.
75
русской историей. В 1927 году разделил путь Сафарова (хотя и
называл его мелким жуликом). В 1937 году уничтожен (Минувшее.
№ 7. С. 285).
Белобородов Александр Григорьевич (существует версия,
что настоящая фамилия Белобородова - Вайсброт. Однако
разыскания в архивах ее не подтверждают. Белобородов –
обыкновенный деклассированный элемент с уголовным прошлым),
двадцати семи лет, образование начальное, в 1905 – 1907 годах
мальчик на посылках у боевиков. После разгона Учредительного
собрания становится председателем Уралсовета. Пойман за руку на
краже крупной суммы денег. Однако дело оставлено без
последствия и он даже сохраняет свой пост36. Позднее становится
членом ЦК партии. Организует трудовые армии. С 1923 года –
народный комиссар НКВД, активно строит «новый правопорядок».
В 1927 году вместе с коллегами по Екатеринбургу Сафаровым и
Сосновским слетает со всех постов. В 1938 году уничтожен
соратниками по духу.
Весьма характерно, что, когда организаторы убийства
Царской Семьи в звериной борьбе за власть сами попали в
созданный ими зловещий механизм убийств и насилия, то они
повели себя подло и низко.
Все эти сафаровы, сосновские, зиновьевы, белобородовы,
голощекины, как и их соратники бухарины, каменевы, розенгольцы
и прочие представители ленинской гвардии, залившие Россию
морем крови, охотно давали показания, чтобы спасти свою жизнь,
соглашались подписать любую нелепость, любой вздор, лишь бы
только выжить.
Партийный куратор убийства Царской Семьи Сафаров,
чтобы спасти себя заложил всех, кого ему подсказали «заложить»,
и причастных, и непричастных.
Теперь о Сыромолотове Федоре Федоровиче. Этот боевик и
руководитель боевой организации был одной из ключевых фигур,
которые вершили темные дела в Екатеринбурге в 1918 году.
Родился он в 1877 году. Отец сильно пил. Сыромолотову с детства
пришлось заниматься мелкой торговлей, непродолжительное время
36 См.: Пагануцци. – С. 61-62.
76
работал рабочим, а затем на среднетехнических должностях
(закончил горное училище).
Близкий соратник Свердлова, в 1905 – 1907 годах –
начальник сводной боевой дружины, куда входили большевики,
эсеры и анархисты. Активно участвует в грабежах и убийствах.
Часто живет на нелегальном положении, прерываемом
кратковременными отсидками. Постоянно связан со Свердловым. В
1910 году подготавливает его бегство из тюрьмы. В 1912 году
живет с женой Троцкой Х.А. в Екатеринбурге.
Наконец, самый молодой организатор убийства Лукоянов
Федор Николаевич, двадцатичетырехлетний председатель
Уралчека, из семьи чиновников, с юридическим образованием,
любивший выступать в печати под именем Маратов. Как он сам
пишет в автобиографии, «Был членом комиссии, судившей и
руководившей расстрелом семьи Романовых»37. Какие же
«молодецкие» подвиги мог совершить Лукоянов, если в среде
таких матерых пермских головорезов, как Иванченко, Жужгов,
Марков, Колпащиков, Малков и Дрокин, он сумел стать
главарем?!
В бюллетене № 1 Пермского окружного чрезвычайного
комитета, который он возглавлял (а бюллетень выпускала его жена
К.А. Будрина), говорилось:
«Пермский Окружной Чрезвычайный комитет
предупреждает всех, кто будет вести агитацию против советской
власти и распространять ложные нелепые слухи, что они будут
преследоваться Чрезвычайным комитетом путем самых суровых
мер и, в случае поимки на месте преступления, будут беспощадно
расстреливаться»38.
Председатель Уралчека Лукоянов. Прославился массовыми
убийствами мирных граждан, согласно его приказам любое
неподчинение большевистской власти наказывалось расстрелом.
Пишет доносы на своих партийных товарищей, о чем особо
указывает в автобиографии. «… Имел ряд конфликтов с
Бухариным и его ставленниками Цыпиным и Лямом. Подал 2
37 ППА, ф. 90, оп. 2, д. Л-23.
38 ГАПО, ф. Р301, оп. 1, д. 11, л. 84.
77
заявления на Бухарина в ЦК ВКП (б)»39. Умер в Москве в 1947
году.
В галерее убийц Царской Семьи видное место занимают
члены оперативного руководства акцией Чуцкаев Сергей Егорович
(1876 - 1946) – боевик и соратник Свердлова, увезенный в ГУЛАГ с
поста председателя Комитета по устройству трудящихся евреев;
Дидковский Борис Владимирович (1883 - 1938) – соратник
Войкова, вместе учились в Женеве, уничтожен
единомышленниками; Ефремов Михаил Иванович – старый боевик,
один из первых руководителей Уралчека; Быков Павел
Михайлович (1888 - 1953) – «летописец» злодеяния, председатель
Екатеринбургской ЧК; Герцман Михаил Аронович (1888 -1938) –
хранитель оружия боевой дружины в 1905-м, один из партбоссов
Екатеринбурга, уничтожен соратниками; и, наконец, Мячин (он же
Яковлев, он же Стоянович) Константин Алексеевич (1886-1938) –
уполномоченный ВЦИК по перевозке Царской Семьи из
Тобольска, готов был лично уничтожить царя.
В галерее убийц Константин Алексеевич Яковлев занимает
особое место. О нем можно было бы написать не одну книгу.
Закончил жизнь от пули. Совершал кровавые «подвиги», будучи
одним из руководителей уральских банд. В начале 1918 года – один
из руководителей акции по разгону Учредительного собрания, а
также ответственный (по поручению) Ленина за выключение всей
телефонной сети Москвы в день разгона Учредительного собрания
(обо всем этом он геройски сообщает в своих автобиографических
записках)40.
Вот такому-то надежному человеку в определенный момент
хотели поручить ликвидацию Царя, и он был готов это выполнить.
В своих воспоминаниях Яковлев рассказывает, что
однажды его вызвал Свердлов и как старому боевику задал
шутливый вопрос: много, мол, народу перестрелял? Таковы были у
них шутки, и, когда они вволю посмеялись, Свердлов сказал, что
хочет, мол, поручить ему задание государственной важности.
В общем, Свердлов поручает Яковлеву перевезти Царя из
Тобольска по маршруту, который будет сообщен дополнительно.
39 ГАПО, ф. Р301, оп. 1, д. 11, л. 84.
40 Урал. – 1988. - № 7. – С. 151.
78
И вот начинается какая-то странная игра, разработанная,
по-видимому, Свердловым. Поезд, в котором едут Царь с Царицей
и с одной из дочерей, по распоряжению Свердлова следует сначала
в Тюмень, затем в Омск, а потом направляется в Екатеринбург.
Тайный маршрут Царского поезда почему-то становится известен
уральским большевикам. Проносится слух, что Царь бежал.
Объявляется всеобщая тревога. До сих пор в этой истории много
неясного, но, скорее всего, в этой суматохе Царя и Царицу
собирались просто убить, как бы при попытке к бегству, или
устроить исчезновение, подобное «побегу» Михаила Романова.
Какие-то вооруженные люди несколько раз намеревались напасть
на поезд. Но что-то им помешало.
Можно только догадываться, что собирался сделать с
Царской Семьей Свердлов, о чем он не мог сообщить в телеграмме,
которую направил Белобородову и Голощекину (хранится в
ЦГАОР). В ней говорилось: «Все, что делается Яковлевым,
является прямым выполнением данного мной приказа. Сообщу
подробности специальным курьером (выделено мною. – О.П.).
Никаких распоряжений относительно Яковлева не делайте он
действует согласно полученным от меня сегодня в 4 утра
указаниям. Ничего абсолютно не предпринимайте без нашего
согласия. Яковлеву полное доверие. Еще раз никакого
вмешательства. Свердлов»41.
В середине мая 1918 года Яковлев едет в Москву с отчетом,
где его назначают командармом Урало-Оренбургского фронта (без
протекции Свердлова и Троцкого получить такой пост было
нельзя), а затем командируется в Уфу на формирование Второй
армии.
Арестовывается белыми и таинственным образом спасается
от смерти, недоброжелательные соратники утверждают, что ценой
предательства. Бежит в Китай, где выполняет поручение НКВД. По
возвращении в Москву в 1928 году арестован. Тут-то и начинается
его тяжба с соратниками за лавры в деле убийства Царской Семьи.
Быков и Авдеев, чтобы поднять себе цену в деле убийства
Царя, объявили, что Яковлев пытался его спасти и только их
41 ЦГАОР, ф. 130, оп. 29, д. 1109, л. 22-25.
79
вмешательство помешало ему осуществить это намерение. Но
наверху, видимо, знали характер игры, которую вели Свердлов и
Яковлев, и оставили навет без последствий. Правда, Яковлева все-
таки посадили, но уже по другой статье. С 1929 по 1933 год он
сидит на Соловках и строит Беломорканал, в 1933 году досрочно
освобождается со снятием судимости и снова зачисляется в родные
органы НКВД, где занимает руководящие должности по линии
тюрем и лагерей.
В 1938 году уничтожен соратниками по духу.
Теперь непосредственные исполнители. Самой зловещей,
конечно, после Юровского, фигурой здесь является
тридцатичетырехлетний Ермаков Петр Захарович, своего рода
прототип Федьки каторжного из «Бесов» Достоевского. В 23 года
(в 1907 году) у него три пистолета, он уже убил, по крайней мере,
одного человека – отрезал ему голову. Его арестовывают по
подозрению в убийстве, но вину берет на себя другой боевик,
которого по суду присуждают к виселице. А Ермаков снова на
свободе, занимается рэкетом.
Ваганова впоследствии растерзали родственники и близкие
тех людей, которых он зверски убивал и грабил. Такая же участь,
конечно, ждала и главаря шайки Ермакова, но он вовремя исчез.
Теперь иностранные наемные убийцы. Их в галерее семеро:
Андреас Вергази
Ласло Горват
Виктор Гринфельд
Имре Надь
Эмил Фекете
Анзелм Фишер
Изидор Эдельштейн
Иностранные наемники старательно отрабатывают свой
паек. А после убийства первыми принимаются грабить трупы
(Большой вопрос о дальнейшей судьбе этих наемных убийц. Куда
они делись, почему никто из них не оставил воспоминаний? Не
исключено, что их товарищи-чекисты тогда сами устранили, по
крайне мере, пятерых. В окрестностях «Ганиной ямы» были
обнаружены трупы пяти мужчин, носивших австрийскую военную
форму).
80
Политическим «новаторством» большевизма (отличием его
от других политических движений) было смелое вовлечение в
сферу политики деклассированных и бандитских элементов,
активное использование уголовных и аморальных методов борьбы.
Кровью Шатова нигилисты хотели скрепить круговой порукой
кучку своих сообщников. А ведь и скрепили ряды своих боевиков
еще в 190-1907 годы и кровью убитых повязали, попробуй выйти
из организации, ведь ты тоже участвовал в убийствах! Убив царя и
Царскую Семью, большевики теперь уже намертво скрепили
кровью свою организацию.
Отражая мнение верхушки большевиков, Лев Троцкий
писал в своем «Дневнике»: «… Казнь Царской Семьи была
нужна не просто для того, чтобы напугать, ужаснуть, лишить
надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные
ряды, показать, что впереди полная победа или полная
гибель»42 (выделено мною. – О.П.).
Решение об убийстве Царской Семьи было принято
наверху, и Троцкий откровенно признается в этом. «Белая печать,
- пишет он, - когда-то очень горячо дебатировала вопрос, по
чьему решению была предана казни Царская Семья…
Постановление вынесено было в Москве (здесь и далее
выделено мною. – О.П.). В один из коротких наездов в Москву я
мимоходом заметил в Политбюро, что, ввиду плохого
положения на Урале, следовало бы ускорить процесс Царя. Я
предлагал открытый судебный процесс. Ленин откликнулся в
том смысле, что это было бы очень хорошо, если б было
осуществимо. Но… времени может не хватить. Прений
никаких не вышло. Ленин в тот период был настроен довольно
сумрачно, но очень верил тому, что удастся построить армию…
Следующий мой приезд в Москву выпал уже после падения
Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил
мимоходом: «Да, а где царь?» - «Кончено, - ответил он, -
расстрелян». – «А семья где?» - «И семья с ним». – «Все?» -
спросил я, по-видимому, с оттенком удивления. – «Все! –
ответил Свердлов. – А что?» Он ждал моей реакции. Я ничего
42 Родина. – 1989. - № 5. – С. 89.
81
не ответил. «А кто решал?» - спросил я. «Мы здесь решали.
Ильич считал, что нельзя оставлять нам их живого знамени,
особенно в нынешних трудных условиях». Больше я никаких
вопросов не задавал, поставив на деле крест. По существу,
решение было не только целесообразно, но и необходимо.
Суровость расправы показывала всем, что мы будем вести
борьбу беспощадно, не останавливаясь ни перед чем…»43.
Итак, галерея убийц Царской Семьи, начавшаяся в
Екатеринбурге, неизбежно выводила к Москве. Ленин, Свердлов,
Троцкий – верховные руководители убийц, и потому их
деятельность не может расцениваться в категориях политики, а
только по статьям Уголовного кодекса. Даже если бы больше они
не совершили ни одного преступления (а их была тьма), убийства
Царской Семьи им достаточно для полного бесчестья, для
отторжения их от цивилизованного мира, для предания их
уголовному суду.
Убийство Царской Семьи было закономерным актом
сложившейся большевистской антирусской, антинародной
системы. Она не могла развиваться, не убивая своих политических
оппонентов и соперников, главными из которых были тогда члены
Царской Семьи.
Говорят, что убийц всегда тянет на место преступления,
особенно перед собственной смертью. Наверно, это правда.
В апреле 1922 года Ленин рвется в Екатеринбург, точнее, в
местечко Шарташ, в 4 км. От Екатеринбурга, «местность, которую
(по словам М.И. Ульяновой. – О.П.) ему расхвалили уральские
товарищи (большое озеро, сосновый лес)». «Уральские товарищи, -
продолжает М.И. Ульянов, - наспех приводили в порядок домик,
где должен был поселиться Владимир Ильич, а мы начали
готовиться к отъезду» (Известия ЦК КПСС. № 2. 1991. С. 134).
Однако резкое ухудшение здоровья, а затем и смерть не позволили
сбыться желанию вождя пламенных революционеров.
В Москву было вывезено, кроме золота и бриллиантов, три
вагона вещей Царской Семьи. Эти вещи распределялись между
работниками и членами семей большевистского аппарата. Бухарин
43 Московские новости. – 1990. – 22 июля.
82
в одном из недавно опубликованных писем замечает, как жены
народных комиссаров жаждали владеть бриллиантами и
драгоценностями, принадлежавшими Царской Семье.
Полное ограбление Царской Семьи было задумано высшим
эшелоном большевистской власти еще за несколько дней до
убийства. 13 июля 1918 года Совет Народных Комиссаров
принимает декрет «О национализации имущества низложенного
российского Императора и членов бывшего императорского дома».
Этот декрет был опубликован уже после убийства Царской Семьи
(19 июля).
Сам факт принятия этого декрета 13 июля, а опубликования
19 июля лишний раз свидетельствует о том, как тщательно
готовились к убийству большевистские руководители. Пройдет
еще немного времени, и жены руководителей большевистского
режима и советских послов будут щеголять украденными
драгоценностями Царской Семьи. Кстати, еще сам убийца
Юровский, став одним из руководителей Гохрана, будет крайне
удивлен исчезновением неизвестно куда значительной части
Царских драгоценностей (о чем у него завяжется достопамятная
переписка с Ильичем). Но это потом, а сейчас Юровский
складывает в свой баул залитые кровью драгоценности Царской
Семьи стоимостью в десятки миллионов рублей.
После убийства Валтасара пало Вавилонское царство, после
убийства Николая Второго падет русская держава.
ОРГАНИЗОВАННАЯ ЛОЖЬ
Ленин и Свердлов еще вчера согласовывали убийство, а
сегодня делают вид, что первый раз слышат о нем.
Факт убийства всей Царской Семьи был признан
большевиками только в середине 20-х годов.
Наследниками Свердлова, Голощекина и Юровского
задумывается убийство памяти.
Дети Юровского пишут письма в высшие инстанции,
требуя пресечь «подлую клевету» на светлую память их отца. Их
возмущает распространение слухов, что их отец был репрессирован
как троцкист. Эти письма сохранились в архиве. Сын Юровского
Александр, контр-адмирал, напирает на особые заслуги отца,
83
подчеркивает, что он лично расстрелял царя44. Что же это такое,
следует из письма, отец совершил геройский поступок, а никак не
увековечен. Чтобы восполнить этот пробел, друг семьи Юровских
Яков Резник пишет одну из самых фальшивых и лживых книг
своей эпохи – повесть «Чекист». В ней палач, убийца и садист
представлен в образе идейного, порядочного человека.
Исторические события в повести сознательно фальсифицируются.
Более тонкой, но не менее лживой фальсификацией событий стала
книга М.К, Касвинова «Двадцать три ступени вниз». Судя по
всему, она была написана по указанию сверху и в сотрудничестве
со спецорганами. Цель книги – дать выгодную для наследников
Свердлова, Голощекина и Юровского интерпретацию событий.
Интерпретацию, более подходящую к новым историческим
условиям. Книга Быкова для этого уже не годилась.
В 70-е годы в ЦК поднимается вопрос о судьбе
Ипатьевского дома. Занимается им сам Суслов. В Свердловск
командируется министр внутренних дел Щелоков, он осматривает
дом, поднимает материалы об убийстве, хранящиеся в областном
архиве. Политбюро издает секретное постановление о сносе.
Подчеркивается, что к 60-летию убийства около дома могут быть
демонстрации.
В общем, убийство памяти – снос дома Ипатьева –
осуществляется за несколько дней, в сентябре 1977 года45. Место
сноса заваливается камнями и щебенкой. По мнению старожилов,
это делается для того, чтобы постепенно засыпать место убийства,
до неузнаваемости изменив само окружающее пространство.
Итак, делается попытка убить память об этих событиях.
Случайно ли это? Конечно, нет. Перед нами показатель того, что
идеология убийства и ненависти к российским святыням по-
прежнему жива46.
44 СПА, ф. 221, оп. 2, д. 497, л. 14-19.
45 Сообщение краеведа И.В. Бизина.
46 Платонов О.А. Убийство царской семьи. – М.: Сов. Россия, 1991. – С. 3,
4, 5, 35, 67, 68, 69, 70, 100, 104, 105, 106, 107, 110, 113, 114, 115, 118, 119,
120, 121, 122, 123, 124, 125, 129, 130, 133, 134, 135, 137, 138, 141, 162, 166,
185, 186.
84
Убийство Царской Семьи одно из самых отвратительных
деяний мировой истории. Лица, его совершившие, приняли
небывалыя меры, чтобы замести следы своего преступления и
сложить всю ответственность на русский народ. Правда все же
вышла наружу: имена убийц, время, место избиения, все его
подробности восстановлены теперь с полной точностью.
Р.А. Вильтонъ – англичанин, давнишний корреспондент
Times’a в Петрограде. Оказавшись после революции в Сибири, он в
течение многих месяцев находился в ближайшем соприкосновении
с судебным следователем по делу об убийстве Государя, вникал во
все подробности следствия и принимал участие в таких действиях,
к которым следователь допускал только особо доверенных лиц.
В этой монографии автор старался выполнить задачу
историка – осветить страшное, невероятно запутанное дело
жестокаго убийства Императора Николая II и его семьи.
Задача заключается в том, чтобы определить степень
виновности в этом убийстве немецкаго элемента и не только в деле
гибели Романовых, но и в разорении самой России.
Убийство Царя и его семьи, организованное среди главарей
Цика, выполнялось их ставленниками в Екатеринбурге. Не доверяя
русской страже, местные комиссары воспользовались для самого
убийства услугами военно-пленных, служивших палачами при
Чрезвычайке.
В жизни несчастной России в особенности, за мученичество
Царя и его ни в чем неповинных детей, за издевательство над их
душой и телом, за их столь трагическую кончину ответственны
немцы и Ленин, и его товарищи революционеры, задачей которых
являлась и является развалить Россию.
Автор, там в Екатеринбурге, в застенке, где был замучен с
семьей русский Царь, на руднике, в глухом лесу, где так
невероятно надругались над их останками, писал о подробностях
их ужасной в заключении жизни и их столь жестокой смерти.
Париж. Сентябрь 11/24 дня 1920 года. Роберт Вильтон.
Наконец, настало время огласить правду о тяжкой кончине
Императора Николая II и его семьи.
Наш рассказ основан на разследовании, произведенном
автором, на показаниях свидетелей и убийц, на данных
предварительнаго следствия.
85
Когда виновные будут привлечены к ответственности,
судебное разбирательство не сможет ни уменьшить объем
обвинения, ни ослабить силу улик. Но пока час возмездия не
пробил, люди с разных сторон силятся заглушить или хотя бы
исказить ужасную правду, - слишком уж много интересов
затронуто этим преступлением.
Царская Семья с несколькими верными слугами
содержалась большевиками в одном из домов Екатеринбурга; там
она терпела дурное обращение и прошла через настоящую
нравственную пытку.
В ночь с 3/16 на 4/17 июля 1918 г. все эти несчастные – в
числе 11 человек – были отведены в подвальную комнату и
перебиты из револьверов; трупы были вывезены в лес и
уничтожены.
Подготовило эту бойню и приказало привести ее в
исполнение Московское советское правительство.
Нет никакого сомнения, что Император Николай II погиб
из-за своего упорнаго желания остаться верным своему народу и
Союзникам. Немцы делали ему самыя заманчивыя предложения:
они ручались, что жизнь Романовых будет сохранена и что престол
перейдет его сыну. От Государя требовалось только принять
немецкую помощь. Тогда исчезли бы большевики: их выгнала бы
та самая рука, которая прислала их разрушать Россию. Николай II
угадал западню; он отказался быть спасенным ценою бесчестия.
Фельдмаршал фон Людендорф в своих «Воспоминаниях о
войне» намекает на немецкий план весьма ясно: «Мы могли
свергнуть Советское правительство и способствовать утверждению
в России другой власти. В общей картине ведения войны это
представило бы существенный успех. С новым русским
правительством можно было бы заключить относительно
Брестскаго договора новые соглашения». Легко понять свойство
этих «новых соглашений»: то была бы Россия, впряженная в
германскую колесницу с целью раздавить Францию, то была бы
верная победа тевтонов…
В ту пору большевики больше всего боялись, как бы правда
не раскрылась перед русским народом: они знали его слишком
хорошо, чтобы верить в его преданность коммунистическим идеям.
На их агентов была возложена обязанность всеми способами
86
искажать действительный смысл Екатеринбургского деяния и тем
отклонить народный гнев.
Приняв все меры к уничтожению трупов, большевики
упорно распространяли легенду о народном суде, который
приговорил Царя к смерти; в то же время они настаивали на том,
что дети Государя живы.
Текст телеграммы: «Москва
Председателю ЦИК Свердлову для Голощекина.
Сыромолотов как раз поехал для организации дела согласно
указаний Центра опасения напрасны точка Авдеев сменен его
помощник Мошкин арестован вместо Авдеева Юровский
внутренний караул весь сменен заменяется другими точка. – 4558
Белобородов
4/VII Телеграмму принял
Подпись: Комиссар
………..
Телеграмма из Екатеринбурга.
Убийцы доносят, что все готово для убийства».
В начале 1917 года, когда Россия собиралась бросить через
Карпаты и через Балканы 8 000 000 солдат и тем обезпечить
поражение германской коалиции, император Вильгельм и
Людендорф – для спасения Германии – послали Ленина и его орду
сеять раздор и анархию среди русских.
Следствием посылки большевиков должен был быть
разгром держав Согласия. План этот, заблаговременно
выработанный, потребовал больших расходов; Ленин с его
присными работали в течении двух лет в Швейцарии за счет
Берлина (и Вены); профессора в искусстве пропаганды научили их,
как организовать «мирное» завоевание России. Состоя
пенсионерами Германии, они получали причитающееся им
содержание вплоть до того дня, когда все сокровища
опустошенной России перешли в их руки. «Русская» революция
была произведена на немецкие деньги (Эдуард Бернштейн,
социалист, но заядлый враг большевиков, заявил, что ему известно,
что Германия затратила на посылку Ленина 50 миллионов марок
золотом. Республиканское Берлинское правительство уклонилось
от дачи разъяснений по его запросу).
87
Советское правительство было ни чем иным, как
отделением Фридрихштрассе. И действительно, состав этого
правительства был установлен в Берлине, еще до его отъезда в
Петроград.
Брест-Литовский успех, казалось обеспечивал крестным
отцам большевизма мировую победу; хлеб, насильно отобранный у
крестьянина на Украине, кормил Венгрию, Австрию и Германию;
русское золото, под видом возмещения военных убытков, питало
государственные запасы в Шпандау. Большевизм восстанавливал
силы германской коалиции за счет стран Согласия и толкал русские
круги, которые еще оставались здоровыми, в немецкие объятия…
Однако опасения продолжали существовать. Сами авторы
заговора боялись, как бы он не повернулся против них. Вот весьма
многоговорящее место из книги Людендорфа: «Я не сомневался,
что разгром русской армии и русскаго народу представит собой для
Германии и Австрии чрезвычайную опасность… Правительство
наше, отправляя Ленина в Россию, взяло на себя огромную
ответственность! Поездка с военной точки зрения вполне
оправдывалась: было необходимо, чтобы Россия пала. Но наше
правительство должно было остерегаться, чтобы и Германия не
пала в свою очередь».
Меры к восстановлению Царской власти были приняты
скоро после заключения Брест-Литовскаго договора; в апреле
Свердлову было поручено устроить возвращение Государя и
Цесаревича Алексея в Москву.
Отсутствие единодушия у противников большевиков
вскоре осложнилось препятствием: Император Николай II наотрез
отказывался от немецких предложений; царевич Алексей был
болен.
Тогда в Германии проявили нерешительность, и
колеблющаяся политика погубила Германию. Людендорф
прекрасно знал, что эти 30 германо-венгерских дивизий быстро
покончили бы с Советами, что Россия, жаждавшая порядка, не
оказала бы ни малейшего сопротивления тем, кто прогнал бы
большевиков.
Имени Троцкого среди убийц Романовых не значится. Но
взятая им на себя роль воинствующего «патриота» и
88
международного «Наполеона» способствовала убийству Царской
Семьи.
Ленин и остальные начальники Московской чрезвычайки
были, конечно, осведомлены о ходе дела47.
13 июля 1918 г., за четыре дня до расстрела Царской Семьи,
правительством советской России был подписан декрет «О
национализации имущества российского Императора и членов
бывшего императорского дома», опубликованный в газете
«Известия ВЦИК и Московского Совета рабочих и
красноармейских депутатов» 19 июля, два дня спустя после
расстрела Императора Николая II и Его Семьи (статья
подготовлена при поддержке РГНФ (проект № 05-01-01326 а)). В
нем говорилось о том, что «всякое имущество, принадлежащее
низложенному революцией российскому Императору Николаю
Александровичу Романову, бывшим императрицам Александре и
Марии Федоровнам Романовым и всем членам бывшего
российского императорского дома, в чем бы оно ни заключалось и
где бы оно ни находилось», а значит, и документы Царской Семьи,
есть достояние Российской Советской Федеративной
Социалистической Республики48.
Мои мысли: Этот декрет свидетельствует о том, что Ленин
готовил почву для убийства и последующего грабежа Царской
Семьи.
Февральская революция пошла дальше обычной
буржуазно-демократической революции, в ходе ее образовалось
двоевластие49.
47 Робертъ Вильтонъ. Последние дни Романовых. Перевод с английского
кн. А.М. Волконскаго. Издание Книжнаго Магазина «Градъ Китежъ»,
Берлинъ. 1923. С. 5, 7, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 15, 16, 19.
48 Додонов, Б.Ф.; Копылова, О.Н.; Мироненко, С.В. Из истории
публикации документов царской семьи в 1918-1920-е гг. // Отечественные
архивы - М., 2007. - N 1. - С. 3-18
49 Плотников И.Ф. Февральская буржуазно-демократическая революция в
России: Лекция / Уральский политехнический институт имени С. М.
Кирова. Кафедра истории КПСС (Свердловск): Издательство
Уральского политехнического института, 1958. – С.28.
89
Пока Государь Николай Александрович мог управлять
событиями и «отвечать перед Богом за Россию», Он считал своим
долгом оставаться на посту. Но теперь, когда по отношению
высшаго команднаго состава Он видел, что и в армии грозит
междоусобие, Он не стал бороться. Он очень мало верил в то, что
без него управятся, но Сам разваливать фронт – начинать
перестрелку русских войск с русскими на боевой линии – Он не
захотел.
Уже 3-го марта в Ставке стали понимать суть
происшедшаго, и ген. Алексеев должен был с тяжелым сердцем
сознаться: «никогда не прощу себе, что поверил в искренность
некоторых лиц, послушался их и послал телеграмму
главнокомандующим по вопросу об отречении Государя от
престола».
Государю было обещано, что Его с Семьею вывезут в
Англию. Конечно, даннаго Ему слова не сдержали.
… И даже те самые люди, которые взялись за руль в
октябре 1917 года, продолжают править, те же Ленин, Троцкий,
Зиновьев, Рыков, Милютин, Каменев, Сталин и проч.
Ленин, немецкие деньги, пломбированный вагон – какие-то
народные комиссары вместо министров50.
Он пал потому, что «Временное правительство грозило в
случае отказа Императора Николая II отречься от престола –
приостановить снабжение Армии… Возражали Царю во имя
победы; теперь готовы отказаться от победы, чтобы добиться
отречения», - записал в своих воспоминаниях изменивший
Брусилов.
«Император Николай II – один из наиболее оклеветанных
монархов», - сказал англичанин генерал Вильямс.
Падая под тяжестью Креста, Христос сказал
рыдающим женщинам: «Дщери Иерусалимские, не плачьте обо
Мне, но плачьте о себе и о детях ваших».
Император Николай II хотел уехать из России с Семьей и
спастись, так как он знал, что после заговора в отношении Его и
50 Ольденбургъ, С.С. Царствование Императора Николая II: въ 2 т. – Т.2 /
Издание въ авторской дореформенной ороографии. – Н. Новгородъ:
Черная Сотня; 2017. – С. 362, 363, 367.
90
вырванного под угрозой насилия в отношении Его Семьи, мнимого
«отречения», Его Семье и Ему грозит опасность лишения жизни51.
Мои мысли: Временное правительство и действия данного
правительства в отношении Императора Николая II и Его Семьи (в
частности арест и запрет на выезд из России после ареста) также
послужили причиной убийства всей Царской Семьи. И об этом
свидетельствует запись в Дневнике Императора Николая II:
«23 марта 1917 г. Четверг
Ясный день после 2 час. И оттепель. Утром погулял
недолго. Разбирался в своих вещах и в книгах и начал
откладывать все то, что хочу взять с собой, если придется
уезжать в Англию. После завтрака погулял с Ольгой и Татьяной и
поработал в саду. Вечер провели, как всегда.
5 июня 1917 г. Понедельник
Сегодня милой Анастасии минуло 16 лет.
9 июня 1917 г. Пятница
Ровно три месяца, что я приехал из Могилева и что мы
сидим, как заключенные.
28 июля 1917 г. Пятница
После завтрака узнали от гр. Бенкендорфа, что нас
отправляют не в Крым, а в один из дальних губернских городов в
трех или четырех днях пути на восток! Но куда именно, не говорят,
даже комендант не знает. А мы-то все так рассчитывали на долгое
пребывание в Ливадии!
15 августа 1917 г. Вторник
Так как нас не выпускают на улицу и попасть в церковь мы
пока не можем.
29 сентября 1917 г. Пятница
На днях Е.С. Боткин получил от Керенского бумагу, из
которой мы узнали, что прогулки за городом нам разрешены. На
вопрос Боткина, когда они могут начаться, Панкратов, поганец,
ответил, что теперь о них не может быть и речи.
30 марта 1918 г. Пятница
Сегодня Кобылинский принес полученную им вчера бумагу
из Москвы от Центрального Исполнительного Комитета к нашему
51 Позднышев, С.Д. Распни Его: [о имп. Николае II] / С.Д. Позднышев. -
Москва: Вече, 2018. – С. 365, 366, 368.
91
отряду о том, чтобы перевести всех наших, живущих в том доме, к
нам, и считать нас снова арестованными, как в Царском Селе…..
1 апреля 1918 г. Воскресенье
Сегодня отрядным комитетом было постановлено, во
исполнение той бумаги из Москвы, чтобы люди, живущие в нашем
доме, тоже больше не выходили на улицу, т.е. в город.
12 апреля 1918 г. Четверг
После завтрака Яковлев пришел с Кобылинским и объявил,
что получил приказание увезти меня, не говоря куда? Аликс
решила ехать со мною и взять Марию; протестовать не стоило.
Оставлять остальных детей и Алексея – больного да при нынешних
обстоятельствах – было более чем тяжело.
17 апреля 1918 г. Вторник
В 8.40 прибыли в Екатеринбург.
Долго не могли раскладывать своих вещей, так как
комиссар, комендант и караульный офицер все не успевали
приступить к осмотру сундуков. А осмотр потом был подобный
таможенному, такой строгий, вплоть до последнего пузырька
походной аптечки Аликс.
18 апреля 1918 г. Среда
В садик сегодня выйти не позволили!
19 апреля 1918 г. Четверг великий
Все мы, кроме Аликс, воспользовались разрешением выйти
в садик на часок.
1 мая 1918 г. Вторник
Сегодня нам передавали через Боткина, что в день гулять
разрешается только час; на вопрос: почему? – исп. Должность
коменданта ответил: «Чтобы было похоже на тюремный режим».
2 мая 1918 г. Среда
Применение «тюремного режима» продолжалось и
выразилось тем, что утром старый маляр закрасил все наши окна во
всех комнатах известью.
20 мая 1918 г. Воскресенье
Тюремный режим!
31 мая 1918 г. Вознесение
Днем нас почему-то не выпускали в сад. Пришел Авдеев и
долго разговаривал с Евг. Серг. По его словам, он и Областной
92
Совет опасаются выступлений анархистов и поэтому, может быть,
нам предстоит скорый отъезд, вероятно – в Москву!
Авдеев, слегка навеселе, объявил Боткину, что анархисты
схвачены и что опасность миновала и наш отъезд отменен! После
всех приготовлений даже скучно стало!
5 июня 1918 г. Вторник
Дорогой Анастасии минуло уже 17 лет.
9 июня 1918 г. Суббота
По письменной просьбе Боткина нам разрешили
полуторачасовые прогулки. Сегодня во время чая вошло 6 человек,
вероятно – Областного Совета, посмотреть, какие окна открыть?
Разрешение этого вопроса длится около двух недель!
14 июня 1918 г. Четверг
Нашей дорогой Марии минуло 19 лет. Погода стояла та же
тропическая. Провели тревожную ночь и бодрствовали одетые…
Все это произошло от того, что на днях мы получили два
письма, одно за другим, в которых нам сообщали, чтобы мы
приготовились быть похищенными какими-то преданными
людьми! Но дни проходили, и ничего не случилось, а ожидание и
неуверенность были очень мучительны.
28 июня 1918 г. Четверг
Утром около 10 ½ час. к открытому окну подошло трое
рабочих, подняли тяжелую решетку и прикрепили ее снаружи рамы
– без предупреждения со стороны Юровского. Этот тип нам
нравится все менее!
30 июня 1918 г. Суббота
Вестей извне никаких не имеем»52.
Мои мысли: Таким образом, изучив дневник Императора
Николая II, я предполагаю, что Император Николай II и Его Семья
при любой возможности предпочли бы бежать из екатеринбургской
тюрьмы. А все утверждения о том, что он не хотел быть спасенным
– ложь. Так как большевикам нужно было, используя любую
возможность, представить ситуацию таким образом, будто
52 Дневник Николая II (1913 – 1918). – М.: «Захаров», 2007. – С. 391, 366,
368, 407, 408, 419, 424, 431, 460, 461, 463, 465, 466, 470, 474, 476, 477,
478,479.
93
Император добровольно предпочел остаться в России, зная, что Его
и Его Семью ждет убийство.
Мои мысли: еще одно из доказательств причастности
Ленина к убийству Императора Николая II и Его Семьи: «…. Ленин
заметил: «… в России надо отрубить головы по меньшей мере
сотне Романовых»53.
Мои мысли: Является доказательством личной
причастности Ленина к убийству Императора Николая II и Его
Семьи тот факт, что Голощекин перед расстрелом Царской Семьи
поехал в Москву к Ленину за получением разрешения и получив
его, исполнители выполнили приказ Ленина:
«Установив надежный надзор за Романовыми и приняв
меры к предупреждению каких-либо покушений на освобождение
их из «дома особого назначения» (так назывался в то время дом
Ипатьева), Областной Совет занялся вопросом о дальнейшей
участи семьи.
На одном из своих заседаний Совет единодушно
высказался за расстрел Николая Романова. Все же большинство
Совета не хотело брать на себя ответственности, без
предварительных переговоров по этому вопросу с центром. Решено
было вновь командировать в Москву Голощекина для того, чтобы
поставить вопрос о судьбе Романовых в ЦК партии и президиуме
ВЦИК.
По приезде из Москвы Голощекина, числа 12 июля было
созвано собрание Областного Совета.
Таким образом, в ночь на 17 июля семьи Романовых не
стало54».
Пролог Екатеринбургской трагедии. Государем составлена
в Могилеве следующая записка: «Потребовать от Временнаго
правительства следующия гарантии: 1) О безпрепятственном
проезде моем с лицами, меня сопровождающими, в Царское Село;
53 В.И. Ленин – Собрание сочинений, т. XI, часть 2, стр. 11, 429.
54 Быков П.М. Последние дни Романовых; Худож. С. Морозов – М.:
Совместное предприятие «Бук Чембэр Интернэшнл», 1991. С. 11, 90, 97,
98.
94
2) о безопасном пребывании в Царском Селе до выздоровления
детей с теми же лицами; 3) о безпрепятственном проезде до
Романова-на Мурмане с теми же лицами; 4) о приезде по
окончании войны в Россию для постоянного жительства в Крыму –
в Ливадии».
Записка эта 4 марта 1917 г. За № 54 препровождена была
генералом Алексеевым князю Львову, кроме последнего пункта. 6
марта генерал Алексеев получил следующую телеграмму:
«Временное правительство разрешает все три вопроса
утвердительно; примет все меры, имеющиеся в его распоряжении,
обезпечить безпрепятственный проезд в Царское Село, пребывание
в Царском Селе и проезд до Романова-на-Мурмане. 938. Министр-
председатель князь Львов».
Выдав такое обязательство, Временное правительство сразу
же его нарушило. Посланные им члены Государственной Думы
Бубликов, Вершинин, Грибунин и Калинин прибыли в Могилев
якобы для сопутствия Государю. На самом деле это был негласный
арест Его Величества. По прибытии Государя в Царское Село, он
нашел Императрицу под арестом и сам оказался узником
революционной власти.
Сами они – Керенский, князь Львов, Милюков и другие –
сделали все, чтобы вызвать и бунт солдат тыла, и враждебные
движения рабочих масс, и недовольство среди интеллигентных
классов, а потом цеплялись за эти обстоятельства для ареста под
предлогом охранения личности Царя и Государыни.
Вот текстуально показание Милюков, данное Соколову: «У
меня ничего не сохранилось в памяти по этому вопросу. Я не
помню, как и когда состоялся арест Государя и Императрицы.
Насколько я себе представляю, Временное правительство, по всей
вероятности, санкционировало эту меру по предложению
Керенского. У нас было тогда несколько секретных заседаний без
всякой записи протоколов. В одном из таких заседаний, должно
быть, и было принято решение арестовать Государя и
Императрицу. Пресловутая чрезвычайная комиссия, разумеется,
ничего не могла найти, тем не менее арест не был снят, а еще
отягчился ссылкой» (Боткин П.С. Что было сделано для спасения
95
Императора Николая Второго // Русская летопись. Париж, 1925.
Кн.7.)55.
Главный комиссар Урала Голощекин действовал с
одобрения Ленина56.
«Лишение Царя свободы было поистине вернейшим
залогом смерти Его и Его Семьи, ибо оно сделало невозможным
отъезд Их за границу», пишет судебный следователь Н.А. Соколов
( Н.А. Соколов. Убийство Царской Семьи, Буэнос-Айрес, 1969.
Стр. 267)57.
Убийство Царской Семьи было подготовлено в строжайшей
тайне. Оно было совершено в Екатеринбурге по приказу из
Москвы, согласно давно задуманному плану.
Ленин является основным организатором убийства
Императора Николая II. Его должность на момент убийства –
председатель Совнаркома (Президиум Всероссийского
Центрального исполнительного комитета (ВЦИК))58.
Вот уже на протяжении долгих десятилетий исследователей
волнует вопрос о том, как именно была решена судьба Романовых
в тот мрачный, дождливый вечер в номере 3 и, что самое главное,
кто отдал приказ о расстреле. В своей оценке истинных виновников
убийства западные историки всегда следовали версии событий,
изложенной в материалах следствия, проведенного следователем
Белой армии Соколовым. Соколов пришел к выводу, что «судьба
Императорской Семьи была решена не в Екатеринбурге, а в
Москве». Эту точку зрения яростно поддерживали эмигранты, и
она получила широкое признание в работах авторов постсоветской
России, писавших об Императорской Семье. В ней видели
неопровержимое доказательство варварской природы
большевистского режима и самого Ленина. Один из авторов,
55 Тальберг, Н.Д. Русская быль: Очерки истории Императорской России. -
М.: Правило веры, 2006. – С. 719, 720, 722, 723, 739.
56 Труайя А. Николай II / Анри Труайя; [пер. с фр. С. Лосева]. – СПб.:
ООО «Торгово-издательский дом «Амфора», 2015. – С. 380.
57 Алферьев Е.Е.: Император Николай II как человек сильной воли, Свято-
Троицкий Монастырь Джорданвилль, H.I., 1983. – С. 132.
58 Письма святых царственных мучеников из заточения, Спасо-
Преображенский Валаамский монастырь, С. – Петербург, 1996. – С. 338.
96
Роберт Мэсси, утверждал: «Уничтожение Романовых – их убийство
и исчезновение их тел – с самого начала было организовано
Москвой». Голоса исследователей звучат практически единодушно.
Историк Ричард Пайпс: «Установлено, что окончательное решение
о ликвидации Романовых было принято лично Лениным, по всей
вероятности – в начале июля». Эдвард Радзинский: «Все было
решено в Москве». Орландо Фиджес: «Свидетельства,
обнаруженные с тех пор в различных архивах, со всей
очевидностью показывают, что приказ исходил от партийного
руководства в Москве».
Первая официальная дискуссия при Советской власти
относительно участи Романовых имела место в ноябре 1917 г.,
вскоре после того, как Ленин пришел к власти59.
Книга Ивана Федоровича Плотникова «Правда истории.
Гибель Царской Семьи» является попыткой противодействовать
историческому нигилизму. Издаваемая в авторской редакции,
монография ценна прежде всего тем, что ее автор, - большой знаток
Урала, много и плодотворно работавший в местных краевых и
областных архивах. Иван Федорович рассматривает в книге
исследования практически всех отечественных ученых и
публицистов, писавших о екатеринбургском убийстве, в том числе
и тех, кто является противниками признания идентичности
найденных останков Николаю II и его близким (в частности Ю.А.
Буранова). Историографический анализ исследований историка
Ю.А. Буранова, данный автором в примечаниях, можно считать
вполне убедительным. Автор стремится не только доказать участие
в убийстве большевистских вождей во главе с В.И. Лениным, но и
показать насколько аморально было это участие.
Обеспокоенный тем, что в последние годы вопрос об
убийстве Царской Семьи стал исследоваться недостаточно
компетентно, а то и вовсе искажаться, Иван Федорович с
удивительной и подкупающей искренностью взял на себя труд
реконструкции всего процесса подготовки и осуществления
59 Кинг Г. Романовы / Грэг Кинг, Пенни Вильсон. – М.: Эксмо, 2008. - С.
456, 457.
97
большевиками убийства последнего русского самодержца. Им
были детально рассмотрены политические, идеологические,
нравственные (если это слово в данном контексте употребимо)
причины, выдвигавшиеся «рабоче-крестьянской» властью, при
подготовке и осуществлении преступления 17 июля 1918 г. Автор
показывает, что попыток убить Императора было несколько, что
Екатеринбургская голгофа в тех условиях была для Императора
Николая II и Его Семьи неминуемой. Иван Федорович собрал
документы и материалы, показывающие не только руководителей,
но и исполнителей убийства, восстановив список как
непосредственных участников расстрела, так и тех, кто охранял
Дом Особого Назначения.
Иван Федорович полагает, что екатеринбургский этап –
продолжение подготовки заранее задуманного преступления.
Стремясь доказать и показать, как большевики шли к
окончательной «развязке» Царского дела», автор восстанавливает
механизм подготовки убийства, скрупулезно собирая и сопоставляя
все возможные материалы – и давно известные, и найденные им в
архивах впервые. Проводя эту непростую работу, «техническую»
работу, он сумел показать не только то, что контакты с центром
(т.е. московским руководством) будущих убийц Семьи являлись
постоянными, но и то, что большевистские вожди, в лице своих
уполномоченных, осуществляли постоянный контроль за
действиями уральских руководителей, приставленных к Дому
Особого Назначения.
Отдельно следует отметить заключительные главы, где
поднимается вопрос о расстреле и сокрытии тел убиенных. Об этом
писали многократно, существует целая литература (в том числе и
«апокрифическая», в которой можно встретить информацию о
«трех заспиртованных головах», о полном уничтожении тел
Императора, его близких и слуг, о спасении некоторых узников, -
Великой княжны Анастасии или Великого Князя Алексея, и еще
много о чем).
П.М.Быков, в то время член Уралобкома РКП (б) и
исполкома облсовета, в своей статье, дал понять, что вопрос о них
в принципе решался не в Екатеринбурге, а в Москве, при поездках
туда Голощекина. Не случайно его публикации были надолго
засекречены. Между тем современное состояние источников,
98
результаты исследований позволяют определенно указать на факт
решения вопроса, касающегося убийства Императора Николая II и
Царской Семьи в Москве.
В зарубежной литературе на русском языке вопрос о гибели
Царской Семьи рассматривался в книгах С.П. Мельгунова, П.Н.
Пагануцци, М. Ферро, М.Д. Дзулиани и др. Посвящена этой теме
глава в монографии Р. Пайпса «Русская революция», тома которой
в разное время вышли в свет и в России.
С 1970-х годов вопрос о судьбе Царской Семьи стал
объектом специального изучения и освещения и в СССР. Историк
М.К. Касвинов опубликовал монографию «Двадцать три ступени
вниз» в 1972-1973 гг. по частям в журнале «Звезда», а затем, в 1978
г. отдельной книгой. Но даже с учетом тогдашних условий
коммунистической нормированности, жесткой цензуры это
авторское издание не может быть оценено положительно. И не за
умолчание тех или иных аспектов темы, а за фальсификацию
событий, игнорирование уже известных к тому времени
документов и т.д. Ее содержание – всемерное оправдание с
позиций классовой борьбы цареубийства, героизация убийц.
Удивление вызывает факт многочисленных переизданий книги
вплоть до настоящего времени.
В 1990-е годы появился еще ряд книг российских
историков, в частности, О.А. Платонова «Убийство Царской
Семьи», Ю.А. Буранова и В.М. Хрусталева «Гибель
Императорского дома». Авторы этих работ, обратившиеся прежде
всего к ранее закрытым фондам архивохранилищ, раскрывают тему
как никогда прежде основательно. Впервые приводятся некоторые
документы, свидетельствующие о сговоре вождей большевистской
партии с местными функционерами. Принципиальное решение
исходило из центра.
Следует указать и на монографии Д.А. Волкогонова
«Ленин» и «Семь вождей», в которых также получила освещение
тема цареубийства и сделаны совершенно определенные выводы
касательно решения вопроса об уничтожении Романовых именно
Лениным.
Наконец, в известной книге писателя Э.С. Радзинского
(«Господи… спаси и усмири Россию») содержится ряд документов
и материалов, впервые выявленных этим автором.
99
Ее автор сомневается в том, все ли члены Семьи были
казнены (речь идет о вероятном спасении Алексея, Анастасии) и
т.д. В переиздании книги последний вопрос дан уже совершенно
проблематичным, как версия.
Наиболее ценным является специальный обширный
зарубежный сборник «Гибель Царской Семьи», который содержит
большой массив следственных материалов по делу цареубийства
(Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве
Царской Семьи (Август 1918 – февраль 1920). Составитель
Николай Росс. Изд. «Посев». Франкфурт-на-Майне, 1987.).
Весьма ценным является сборник документов и материалов
«Последние дни Романовых. Документы, материалы следствия,
дневники, версии. / [Сост. М. П. Никулина, К. К. Белокуров;
Послесл. В. В. Баженова]. Свердловск, 1991», который вышел в
свет в нашей стране. В нем впервые представлены фрагменты
застенографированного доклада Я.Х. Юровского на собрании
старых большевиков Свердловска 1 февраля 1934 г., а также в
перепечатке из «Огонька» (1990, № 21) «Записка» Юровского
(М.Н. Покровскому) от 1920 г. В сборнике «Гибель Царской
Семьи: мифы и реальность», составленном В.В. Алексеевым, даны
другие фрагменты того же доклада Юровского и много иных
документальных материалов о Романовых и их сокровищах, в том
числе из фондов архивов ФСБ РФ.
Стоит особо указать на документы Юровского, коменданта
Ипатьевского дома, руководившего расстрелом Царской Семьи.
Уже было сказано о его записке Покровскому и докладе на
заседании старых большевиков. Первая из них датируется годом
передачи историку М.Н. Покровскому, т.е. достаточно условно
1920 г., второй – точно, по стенограмме – 1 февраля 1934 г. Записка
не могла быть составлена ранее 1920 г. Полагаем, что при поездке в
июле 1918 г. В Москву, встрече с Я.М. Свердловым, Ф.Э.
Дзержинским и Лениным, Юровский составил какой-то
письменный доклад для них. Его сподвижники по работе в
Уральской облчека предполагали, что таковой мог быть им
составлен. Например, бывший член коллегии облчека И.И.
Родзинский во время беседы в 1964 г. Получил такой вопрос и
ответил на него соответственно: «Исай Ильич, Вы может быть
слышали о том, что разговаривал ли Юровский потом с Лениным.
100
Писал ли он ему какую-нибудь докладную записку?»… «На счет
Юровского так было дело. После расстрела коменданта Дома
особого назначения вызвали в Москву. Это я знаю. Сейчас я не
могу сказать: по вызову ли Ленина он поехал, или по вызову
Дзержинского. Но это, собственно, не важно. Факт тот, что с
докладом вызывали… Но я не сомневаюсь, что когда он был в
Москве, он здесь остался в Москве, потом был членом президиума
ВЧК. После этого, здесь ясно совершенно, что дело устным
докладом, конечно, не ограничилось. Где-то должен быть документ
за его подписью, с его изложением всех обстоятельств, иначе быть
не могло. Я не представляю себе, чтобы от него не потребовали
(доклада), где все это, я не знаю». Достаточно прозрачно писал об
этом Юровский и сам: «На следующий день утром и по поручению
Исполнительного Комитета уехал в Москву с докладом
Председателю Всероссийского Центрального Исполнительного
Комитета товарищу Я.М. Свердлову» (имеется в виду утро 20 июля
1918 г.; как будет показано далее, выехал он в Москву в ночь на 20-
е июля. – И.П.: Алексеев В.В. Гибель Царской Семьи. С. 138).
В связи с «Запиской» Я.Х. Юровского отметим следующее:
Ю.А. Буранов в Российском государственном архиве социально-
политической истории (РГАСПИ) выявил ее текст, написанный
рукой М.Н. Покровского. Он сличил документ с машинописным
оттиском, хранившимся в семье Юровского, скопированным
драматургом Г.Т. Рябовым, только без приписки в конце
машинописного текста рукой М.Н. Покровского о месте
захоронения расстрелянных узников Ипатьевского дома.
Последний в отличие от Ю.А. Буранова и Г.Т. Рябова скопировал
документ в третьем месте хранения – Музее Революции. Имеется
он и в Партийном архиве Свердловского обкома КПСС (ныне –
Центр документации общественных организаций Свердловской
области), куда в виде машинописной копии в 1958 г. Был прислан
А.Я. Юровским, им же вскоре передан и в Москву, в ЦПА (или в
виде копии с копии получен из Свердловска): (ЦДООСО. Ф.221.
Оп.2, д. 497, л. 9-15. В 1958 г. от сына Юровского – Александра в
этот Свердловский архив поступила целая группа документов,
точнее, в большинстве своем, - копий, перепечаток с них,
заверенных подписью приславшего. А.Я. Юровский «Записку»
озаглавил: «Воспоминания коменданта Дома особого назначения в
101
г. Екатеринбурге Юровского Якова Михайловича, члена партии с
1905 г., о расстреле Николая II и его семьи». Своей рукой А.Я.
Юровский дописал, по машинописному тексту копии, слова,
данные в оригинале в сокращениях («ком.» - «комендант», «А.Ф.» -
«Александра Федоровна» и т.д.), неправильно названной в
документе фамилии повара «Тихомиров» приписал – «Харитонов».
Внизу он вписал чрезвычайно важное пояснение: «Этот материал
передан Я.М. Юровским в 1920 году М.Н. Покровскому,
историку». Заверяя документ своей подписью, А.Я. Юровский
поставил дату: «22 января 1958 г.». Данный документ вместе с
другими Юровский прислал не случайно, а в подтверждение того,
что его отец умер 2 августа 1938 г.
Все полученное было оформлено в одно дело и хранилось в
спец. фонде (Партийный архив Свердловского обкома КПСС, ныне
– ЦДООСО. Ф. 222. Оп. 2, д. 497, озаглавленное: «Автобиография,
личные документы, фотографии и воспоминания Юровского Якова
Михайловича»). Это дело находилось и находится сейчас в том же
фонде ЦДООСО, лишь несколько лет тому назад оно пополнилось.
Если раньше «Записка» («Воспоминания») была пронумерована
листами «7-13», то теперь – «9-15».).
Безусловно, находившийся в семье Юровских
машинописный текст отпечатан с рукописного документа,
написанного Покровским. Покровский лишь обработал
представленный Юровским текст, нуждавшийся в доработке из-за
малограмотности последнего. Очевидно, имеется и, надо надеяться,
где-то хранится существующий исходный материал, составленный
Юровским после приезда в Москву во второй половине июля 1918
г. с документами и драгоценностями расстрелянной Царской
Семьи, скорей всего в виде доклада, либо позднее в 1919-1920 гг., в
более конкретизированном варианте. Вполне вероятно, что
Покровский использовал не только текст Юровского, но и его
устные дополнения и разъяснения. В силу того, что текст
«Записки» дооформлялся Покровским, в ней о событиях и
говорится не от первого, а от третьего лица («ком.» - комендант,
«он» и т.д.). Появившиеся в связи с новыми обстоятельствами
публикации об отсутствии документа, составлявшегося Юровским,
и недостоверности, тем более фальсицированности текста
«Записки», безосновательны. В подлинности «Записки»,
102
текстуально дооформленной Покровским, но исходящей именно от
Юровского, очевидного его доклада Свердлову и устных
дополнений, сомневаться не приходится, так же, как и в докладе
1934 г.
Документ – «Свидетельство» Юровского.
Особую группу составляют воспоминания руководителей
Урала, организаторов, охранников, участников и свидетелей
убийства Царской Семьи: А.Г. Белобородова, В.А. Воробьева, М.А.
Медведева (Кудрина), Г.П. Никулина, И.И. Родзинского, П.Е.
Ермакова, А.Д. Авдеева, А.Г. Кабанова, А.А. Стрекотина60, В.Н.
Нетребина и, в определенной мере, И.П. Мейера. Все они, как и
документы-воспоминания Юровского, представляют особый
интерес. В воспоминаниях трех первых авторов помимо прочего
речь идет о связях уральских лидеров с центром, о его
задействованности в убийстве. В деле выяснения обстоятельств
убийства они поистине – первоисточники.
С самого начала вопрос о Романовых был связан с прямым
участием В.И. Ленина и находился под его неусыпным контролем.
Над Николаем II, да и вообще над Романовыми, могла быть
учинена внесудебная расправа, она определенно провоцировалась с
зимы 1918 г., тщательно готовилась и была неизбежна. Этот исход
предопределялся главой большевистской партии и правительства
В.И. Лениным, действовавшим авторитарно. Изучение
совокупности источников той эпохи, большевизма, деятельности
Ленина позволяет уверенно утверждать, что с Романовыми должны
были поступить так, как хотел он – Ленин, и не иначе.
60 Белобородов А.Г. Из воспоминаний. – В кн.: Авдонин А.Н. В жерновах
революции; Воробьев В. Конец Романовых // Прожектор. 1928, 15 июля;
Мейер И. Как погибла Царская Семья: свидетельство очевидца. Лос-
Анжелес, 1956; переиздана в 1990 г. В Москве; Ермаков П.
Воспоминания. – В кн.: Последние дни Романовых. Документы; Авдеев
А.Д. Николай Романов в Тобольске и Екатеринбурге. – Там же; Стрекотин
А.А. Казнь Романовых. – Там же: Кабанов А.Г. Последние дни Дома
Романовых // Труд. 1992, 16, 17 дек.; Стенографическая запись
воспоминаний М.А. Медведева, Г.П. Никулина и И.И. Родзинского,
частично опубликована в сб.: Алексеев В.В. Гибель царской семьи: мифы
и реальность.
103
Ленин издавна был полон ненависти к Царской Семье по
идейно-классовым и лично-семейным побуждениям. Задолго до
революции он охотно говорит об «отрубании» голов «Романовым»,
причем не так, как это делалось когда-то на Западе – одному
монарху, а «сотне».
Троцкий, оценивая действия Ленина по организации
убийства Царской Семьи, высказался прямо и недвусмысленно:
«По существу, решение было не только целесообразным, но и
необходимым. Суровость расправы показывала всем, что мы будем
вести борьбу беспощадно, не останавливаясь ни перед чем. Казнь
Царской Семьи нужна была не просто для того, чтобы встряхнуть
собственные ряды, показать, что отступления нет, что впереди
полная победа или полная гибель. У Ленина было и другое
соображение, касающееся Царской Семьи (мои мысли: Месть за
убийство брата). В судебном порядке расправа над семьей была бы,
конечно, невозможна»61. Троцкий знал, конечно, всю подноготную.
Понимая и домысливая Ленина, он говорил и от себя. Хотелось бы
обратить внимание на заключительную часть его тирады:
необходимость, и значит – неизбежность внесудебной расправы. И
еще: «не успеем», слетим, так хоть больше напакостим России,
окровавим ее!
Ленин так и действовал. Не очень спеша, но и не
откладывая в долгий ящик, вершил задуманное. Как и в других
щекотливых случаях, действовал он чрезвычайно скрытно,
стремясь не оставить следов личного участия в кровавом
преступлении.
В конце июня - начале июля Ленин, очевидно, уже решил
вопрос об убийстве и, действуя через Свердлова, посвящая его во
все и вся, вряд ли мог обойти Троцкого.
Практически полное истребление Романовых – нити
обычно ведут в верхний эшелон – кремлевское гнездо
большевизма, лично к Ленину.
Ключевую роль от начала до конца в убийстве Императора
Николая II играет Ш.И. Голощекин.
61 Троцкий Л. Дневники и письма. М., 1994. С. 118-119.
104
Вопрос о роли центра является одним из главных в истории
гибели Царской Семьи. На Голощекине замыкались контакты с
центром – Я.М. Свердловым, В.И. Лениным, согласование
вопросов, для чего он неоднократно выезжал в Москву. После
отъезда Ш.И. Голощекина в Москву в конце июня руководители
области из числа посвященных во все тайны, руководители
облчека, комендант Дома Особого Назначения (Я: Ипатьевский
особняк, в котором жила Царская Семья), его внутренняя охрана
ждали возвращения его и окончательного решения вопроса о
судьбе Царской Семьи, приказа о ее уничтожении. Об этом
повествуют Я.Х. Юровский, М.А. Медведев (Кудрин), И.И.
Родзинский, Г.П. Никулин, другие чекисты, визовский военный
комиссар П.З. Ермаков, охранники-чекисты А.Г. Кабанов, В.Н.
Нетребин, собственно, все, кто был причастен к трагедии в
Ипатьевском доме и оставил показания или воспоминания. В 1934
г. Юровский вспоминал: «Связь и разговоры по этому вопросу с
центром не прекращались. Примерно, числа 10-го июля уже было
решение на этот счет, что если оставление Екатеринбурга станет
неизбежным…» (как видим, речь также идет о предрешении
вопроса в центре). А несколько ранее, в 1922 г., он указывал еще
более определенно, что решение было принято не где-нибудь, а в
Москве. Он отмечал, что занимался делами ДОНа, ужесточением
режима и прочим, «пока не было никакого определенного решения
из центра»62. При этом он связывает получение «решения» с
возвращением Голощекина. Некоторые из охранников в
воспоминаниях (причем наиболее ранних) о подготовке к казни, об
ожидании решения, приказа извне говорили значительно
определенней. Так В.Н. Нетребин писал: «Вскоре (после
поступления 4 июля во внутреннюю охрану. – И. Плотников) нам
было объяснено, что… возможно, нам придется выполнить казнь
Царя и, что мы должны строго держать все в тайне, все могущее
совершиться в доме… Получив объяснения от тов. Юровского, что
нужно подумать о том, каким образом, лучше провести казнь. Мы
стали обсуждать вопрос… День, когда придется выполнить казнь,
62 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 151, л. 11-12; Алексеев В.В. Гибель царской
семьи. С. 108; Источник. 1993. № 0. С. 109.
105
нам был неизвестен. Но все же мы чувствовали, что скоро он
настанет»63.
Многозначащи в этом отношении воспоминания охранника
А.А. Стрекотина: «В начале июля Юровский куда-то уезжал, и его
не было несколько дней. С приездом его, среди команды появились
разговоры о якобы предстоящем расстреле Царя. Откуда исходили
эти разговоры, неизвестно, но обстановка говорила за это. Так,
среди командующего состава началась сутолока, беготня. В
общежитие к нам никто из них не заглядывал. Появились
разговоры, что Юровский привез из Москвы разрешение на
расстрел Царя, но никто из начальства нам об этом ничего не
говорил»64. В тексте воспоминаний Стрекотина, составленных в
1934 г., значится фамилия «Юровский», хотя их автор точно знает,
что в действительности он был комендантом ДОНа. В данном
случае он допустил описку и определенно имел в виду не
Юровского, а Голощекина. Первый в Москву не ездил. Уезжал в
Москву не Юровский, а Голощекин, и именно с его именем
связывала охрана решение об убийстве Царя, доставке приказа из
Москвы. Голощекина, часто посещавшего дом Ипатьева,
Стрекотин, разумеется, знал, видел его в ДОНе и после
возвращения того из Москвы, перед расстрелом. Так когда же
Голощекин вернулся из Москвы и когда все расстрельное дело
стремительно двинулось к развязке? Юровский в докладе на
совещании старых большевиков говорил: «Примерно… 10-го, 11-го
июля мне Филипп (Голощекин. – И. Платонов) сказал, что Николая
нужно будет ликвидировать, что к этому надо готовиться»65.
Имеются и косвенные, но достаточно убедительные
данные. В окружении Голощекина и его сподвижников имелся
тайный агент спецслужб антибольшевистского движения. От него
субинспектор М. Талашманов а августе 1918 г. Получил сведения
следующего содержания: «Числа около 15 июля с.г., в одно из
воскресений, в лесу была компания гулявших, которая состояла из
нижепоименованных лиц: 1) военный комиссар Голощекин, 2) его
помощник Анучин, 3) жилищный комиссар Жилинский, 4)
63 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 149, л. 168, 169 об.
64 Последние дни Романовых. Документы. С. 270.
65 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 151, л. 10.
106
Уфимцев, 5) Броницкий, 6) Сафаров, 7) Желтов и 8) фамилию
установить не представилось возможным. Все были с девицами.
Будучи в веселом настроении, горячо обсуждали вопрос, как
поступить с Государем-Императором и его семьею. Причем
Голощекин и Анучин, Жилинский и Сафаров категорически
заявляли, что нужно все семейство расстрелять. Другие же, как то:
Уфимцев, Броницкий, Желтов и фамилию которого установить не
удалось, шли против и высказывались, что Царя убивать не надо и
его не за что, а нужно расстрелять Царицу, так как во всем этом
деле виновата она. Причем, не докончив этот разговор, разошлись
по лесу гулять…»66.
Все названные им лица являлись близкими Голощекину
помощниками, друзьями. Можно заключить, что гуляли они в
связи с возвращением Голощекина и обсуждали вопрос, за
разрешением которого он ездил в Москву. Предметом разговора
была Семья Романовых; Голощекин не мог сказать в присутствии
«девиц», агента-человека не своего круга, что вопрос уже решен
однозначно. Обратим внимание на дату «около 15 июля с.г., в одно
из воскресений». Воскресенье приходилось на 14 июля. Среди
гуляющих не было и не могло быть Юровского. По прибытии
утром 14-го июля, в воскресенье, Голощекин, по-видимому, сказал
тому о решении, принятом в Москве, и отдал распоряжение
подготовить все для казни, которая совершится в ближайшие дни.
Юровский сразу же оказался весь в «заботах». По своей ли
инициативе или по решению Голощекина, верхов, но Юровский в
тот же воскресный день организовал для заключенных ДОНа, без
их просьбы, богослужение – обедницу67.
С 14 июля цареубийство стало делом решенным. Открылся
новый, короткий и заключительный акт трагедии.
Голощекин, уезжавший в центр, чтобы определенно
договориться о свершении цареубийства, искомый и ожидаемый
результат получил. Этого и следовало ожидать, исходя из
антиромановской ориентации и поведения первого вождя, о чем
свидетельствуют как приведенные выше документальные данные,
66 Убийство царской семьи. Материалы следствия. С. 66-67.
67 Юровский в свое время, в бытность в эмиграции в Германии, принял
лютеранство, но, разумеется, к 1918 г. был атеистом.
107
так и другие, речь о которых пойдет далее. П.М. Быков
справедливо, со знанием дела писал в своей первой, затем
запрещенной публикации «Последние дни последнего царя»:
«Вопрос о расстреле Николая Романова и всех бывших с ним
принципиально был разрешен в первых числах июля»68. Новым и
важнейшим доказательством решения вопроса об уничтожении
узников Ипатьевского дома именно в Москве является снаряжение
там и посылка в Екатеринбург вместе с Ш.И. Голощекиным
представителя большевистского руководства в сопровождении
специально созданной команды ВЧК. Выясняется, что был
уполномоченный центра, живой свидетель, воплощавший волю
Дзержинского, Свердлова, Ленина в деле уничтожения Царской
Семьи, о котором следует рассказать.
Уполномоченный председателя ВЦИК и председателя ВЧК,
о котором еще пойдет речь, докладывал, что прибыл в
Екатеринбург вместе с Голощекиным именно 14 июля 1918 г.69 К
этому дню в Москве все было решено. К документам,
доказывающим прямую причастность Ленина к решению вопроса о
казни Императора Николая II и его Семьи, давным-давно ставшим
известными следствию, зарубежному, а затем и нашему читателю,
привлекаемым современными российскими авторами, добавляются
и данные об их посланце. Владея этими сведениями, легко
опровергнуть упорных, хотя и немногочисленных зашитников
«величия и чистоты» кремлевских вождей.
Возвращение Голощекина из Москвы вместе с видным
чекистом, уполномоченным вождями на участие в уничтожении
Царской Семьи, и последующие действия являются новым и
наиболее весомым доказательством того, что Романовых убивали в
Екатеринбурге по приказу Ленина и Свердлова, при прямом
соучастии их человека и посланной с ним команды. Кто он – этот
уполномоченный чекист? Данные об этом есть в документах,
докладах, сообщениях этого чекиста высшим руководителям
ОГПУ-НКВД в 1920-1930-х годах, строго секретной переписке с
68 Дом Романовых. К 30-летнему юбилею царствования. 1613-1913.
Последние дни последнего царя (уничтожение династии Романовых). С.
126.
69 Бунич И. Быль беспредела или синдром Николая II. С. 138.
108
ними. Эти документы связаны с сокровищами Романовых,
выявлением которых на протяжении всей своей карьеры и
занимался упомянутый чекист. Со времени командирования в июле
1918 г., участия в уничтожении Царской Семьи, и потом будучи в
генеральских чинах он был связан с этим. Здесь и далее И.Ф.
Плотников опирается на ряд документальных источников, в числе
которых и приводимые в упоминавшейся книге И.Л. Бунича «Быль
беспредела, или Синдром Николая II», совпадающие или
перекликающиеся с другими, в частности с хранящимися в архиве
управления ФСБ по Свердловской области. В книге Бунича
значится, что этот чекист по крайней мере с 1922 г. действовал под
именем Александра Ефимовича Лисицына. По-видимому, как было
принято в спецорганах РСФСР и СССР, фамилия Лисицына была
вымышлена в конспиративных целях; имя и отчество, возможно,
остались собственные.
Агенту ВЧК было дано особое, чрезвычайно ответственное
задание. Его он, как показывал сам, получил непосредственно от
Ленина. Оно было связано с уничтожением Семьи Романовых,
непременным присутствием Лисицына при этом в доме Ипатьева.
Характер задания диктовал необходимость немедленного отъезда
из Екатеринбурга после завершения казни. Лисицын отмечал, что
«выехал из Екатеринбурга в ночь с 16 на 17 июля… мы не смогли
терять времени, поскольку сильно задержались и так, а мне
необходимо было выехать из Екатеринбурга задолго до рассвета,
чтобы не поставить всю операцию под угрозу срыва»70. Выехал
Лисицын, видимо, уже с рассветом, ибо казнь запоздала примерно
на 2 часа из-за задержки получения из Москвы согласия,
распоряжения об убийстве.
Представляется, что главная цель приезда была иной:
осуществить контроль за быстрым принятием в Екатеринбурге
решения об уничтожении Царской Семьи в соответствии с
приказом московских вождей, а если местные чекисты спасуют, то
произвести убийство собственными силами (спрашивается: зачем
посылалась целая команда ВЧК?), захватить важнейшие документы
70 Там же. С. 98, 138, 167.
109
Царя, дневники его и Александры Федоровны, переписку и другие
бумаги, вероятно, проконтролировать тайное, надежное
захоронение трупов, затем скорым специальным поездом вернуться
в Москву, непосредственно проинформировать вождей о
совершившемся, быть готовым осветить все в деталях, «из первых
рук», и передать им документы. Крайняя срочность выполнения
задания диктовалась тем, что на вечер 18 июля было назначено
заседание ВЦИК со специальным вопросом об уничтожении
Царской Семьи и докладом по нему Свердлова. Ему надлежало
выступить «мотивированно»: прибегнув к какой-то аргументации,
ссылаясь на «документы», обвинив Романовых в каких-то
преступлениях, в подготовке к побегу и т.д., попытаться оправдать
убийство. Бумаги срочно нужны были центру также затем, чтобы
подготовить и как можно быстрее опубликовать текст извещения о
казни с извлечениями из них, по крайней мере предметным
указанием на них, в частности дневники, переписку и пр. Обращает
на себя внимание, что в этом извещении от 19 июля в «Известиях»
говорилось о том, что документы – переписка, дневники и прочее –
«будут разобраны, опубликованы в ближайшее время»71. Это
значит, что они были получены только что. За двое суток или даже
меньше при наличии у Лисицына или его помощника особого
мандата за подписями вождей безостановочно мчащийся спецпоезд
(вагон) мог прибыть из Екатеринбурга в Москву. Во всяком случае,
он мог успеть если не к вечернему заседанию президиума ВЦИК 18
июля, то к 19 июля, моменту сдачи извещения о казни в
Екатеринбурге в печать. На мысль о том, что Лисицын спешил
покинуть Екатеринбург еще задолго до рассвета, сетуя даже на
задержку в каких-то два часа как на «сильную», чтобы выехать
именно обратно в Москву, наводят его слова: «У нас была
договоренность, что Юровский… был должен отправиться в
Москву вслед за мной (насколько я помню, примерно, через
неделю)»72.
Лисицын с возвращением в Москву явно спешил. Но
выехал ли он туда немедленно после убийства или после первого
71 Там же. С. 98, 138, 167.
72 Известия ВЦИК, 1918, 19 июля.
110
захоронения утром 17 июля, вернувшись в поезд, скажем, на
полустанке западнее города – неясно.
В книге Р. Вильтона «Последние дни Романовых»,
довольно определенно говорится об этом: «… За последним
(Голощекиным. – И.П.) должен был следовать человек «с черной,
как смоль, бородой» для того, чтобы удостовериться в исполнении
приказания об убийстве Императорской Семьи»73.
Вильтон, участвовавший в следствии, пользовался, видимо,
не только его результатами, но и дополнительными сведениями.
Как журналист, отлично знавший русский язык, он общался с
иностранными представителями, в частности с английским
консулом Т.Г. Престоном; с жителями города, в том числе
железнодорожниками. Его данные очень ценны. Личность и миссия
Лисицына были действительно предельно засекречены, поскольку
были связаны с решением об убийстве, принятым именно в
Москве, Лениным. Об этом не обмолвился в записке и своем
докладе Юровский, он хранил тайну до конца, как и его
помощники. Строжайшая засекреченность Лисицына лишала
следствие и исследователей возможности привлечь и
проанализировать особо ценный, определяющий пласт данных о
решении судьбы Семьи Романовых именно вождями большевизма,
и более того – вовлеченности их в реализацию убийства Царской
Семьи через своего личного представителя.
Загадочный А.Е. Лисицын прибыл в Екатеринбург со
специальной командой, сформированной по распоряжению Ф.Э.
Дзержинского из иностранцев, бывших военнопленных, с
которыми, как утверждается в документах, общаться можно было
только по-немецки. («Я и был выбран для поездки в Екатеринбург
именно потому, что хорошо владею немецким языком, так как меня
сопровождала команда, понимающая только по-немецки», -
отмечал Лисицын74.). Кем могли быть члены чекистской команды,
понимающие только по-немецки? Опять же австро-венграми:
мадьярами и австрийскими немцами (астрийцами), ибо привлекать
в операцию германских немцев для большевиков, скрывающих
свои действия по уничтожению Царской Семьи, «немецких
73 Последние дни Романовых. С. 447, 464.
74 Там же.
111
принцесс», было опасно: могла произойти утечка информации (да и
вероятность отказа немецких военнопленных, знающих о позициях
своего правительства по этому вопросу, от выполнения приказов
была велика). Бывшие бойцы внешней охраны также рассказывали,
что в последние дни (или в самый последний день) перед
расстрелом узников ДОНа в нем появился совершенно новый
человек, которого с 17 июля они уже не видели. Судя по описанию,
он был именно тем самым – «с черной, как смоль, бородой».
Разводящий А.А. Якимов на допросе показывал, что этот человек
пришел 16 июля, и дал описание его внешности: «Лет 30,
низенький, плотный, нос имел длинный, волосы, глаза и брови
черные, средней величины, лицом смуглый». Он общался с
Юровским, с «латышами», то есть охранниками - чекистами,
принимаемыми за латышей, разговаривал с ними не на русском
языке, «а как-то по-другому, как будто…»75. Якимов, некоторое
время являвшийся и начальником внешней охраны, вхожий во
внутренние помещения дома Ипатьева, в комендантскую, хорошо
знал приходивших туда начальствующих лиц и не мог спутать
этого жгучего брюнета ни с Голощекиным, ни с Белобородовым,
ни с Войковым. Да и выглядели они совсем по-другому. Есть
основания предполагать, что это и был А.Е. Лисицын или тот, кто
скрывался под этим именем. Он сам позднее рассказывал, что при
встрече Юровский заговорил с ним по-немецки, приняв его за
иностранца в связи с тем, что тот с командой общался только на
немецком76. Все это лишние доказательства того, что
представитель Ленина Лисицын в полной мере вошел в дела ДОНа,
в подготовку кровавой акции, общался не только с Голощекиным и
Юровским, но и с командой внутренней охраны, с будущими
убийцами. Он осваивался с помещениями Ипатьевского особняка.
Таким образом, как ни засекречены были Лисицын и его
команда ВЧК, теперь известно, что Ленин, Свердлов, Дзержинский
оставили дополнительный и крупный след в руководстве
цареубийством напрямую.
В Москве, Лениным, дан был приказ Царскую Семью
убить, и этот приказ был приведен в исполнение.
75 Гибель Царской Семьи. Материалы следствия. С. 447, 464.
76 Бунич И. Быль беспредела или синдром Николая II. С. 138.
112
Приступим к освещению документов и событий,
предшествовавших трагической развязке в судьбе Царской Семьи, -
принятию окончательного решения о ее уничтожении и
непосредственной подготовке убийства. Выясним во всем этом
роль большевистских вождей, местных руководителей, облчека и
непосредственных исполнителей – палачей и похоронщиков. Все
эти акции замыкались, опять же, на Ш.И. Голощекине как
центральной фигуре, связующей Москву и Екатеринбург, местное
руководство и дом Ипатьева, развязку в его цокольном этаже. Об
этом опять же свидетельствуют документы.
Кстати, важным аргументом к тому, что Ленин и Свердлов
решили вопрос о казни Семьи Романовых именно в дни
пребывания Голощекина в Москве, то есть при прямом контакте с
местным уральским лидером, является и принятие Совнаркомом
декрета «О национализации имущества низложенного российского
Императора и членов бывшего императорского дома» от 13 июля
1918 г. Чтобы не взбудоражить общественность, декрет,
подписанный Лениным, лежал пока «под сукном» и был
опубликован после убийства, вместе с публикацией 19 июля о нем
самом77. То и другое – в единой связке, в одно и то же время.
П.М. Быков напрямую связывал день приезда Голощекина
и проведения решающего собрания, правда, назвав не 14-е, а
приблизительную дату – «числа 12 июля»78. Я.Х. Юровский также
дает подтверждение этому. «15-го июля утром, - рассказывал он, -
приехал Филипп (то есть Голощекин. – И.П.) и сказал, что завтра
надо дело ликвидировать», что решение, как он в другом случае
говорит, уже состоялось (только в его отсутствие)79, то есть оно
состоялось накануне, 14 июля. Все близкие к областным верхам
люди отмечали, что решение принималось узким кругом
руководства. Быков писал, что «президиум областного Совета
подписал смертный приговор Николаю Романову и его семье», а
также, что одновременно «организовать расстрел и назначить день
было поручено президиуму совета»80. В этих положениях как будто
77 «Известия ВЦИК». 1918. 19 июля.
78 Быков П.М. Последние дни Романовых. С. 89.
79 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 151, л. 8, 19.
80 Последние дни Романовых. Документы. С. 142.
113
просматривается противоречие. Но все становится на свои места,
если учесть, что и президиум-то облсовета вечером 14 июля
присутствовал лишь частично. Не приглашались, наоборот,
всячески обходились его члены – левые эсеры. Не случайно
получавший некоторую информацию П.З. Ермаков потом отметит,
что вопрос о расстреле стоял на обсуждении «малого круга
президиума»81. А что значит «узкий круг президиума», без левых
эсеров? Это – его большевистская часть, и то, вероятно, не вся, и
она же – ядро обкома партии, плюс таковое же от ВРК –
персонально почти все те же люди. По принятым нормам,
подобные решения принимались не иначе как партийным органом,
большевистским ареопагом под прикрытием советского; от имени
такового, если требовалось, потом и афишировались.
Кажущаяся тавтология у Быкова объяснима: «организовать
расстрел» было приказано – читай, Москвой или от ее имени:
лично Голощекиным (и Лисицыным) или же вот таким «узким
кругом» - «президиуму совета», имя которого, как органа (а никак
не обкома партии или его президиума) и должно было
фигурировать в документе. Так все и произошло. Реальная власть в
этому времени уже определенно стала партийно-большевистской,
прикрытой Советами.
Совершенно преувеличенными применительно к
рассматриваемому делу являются утверждения некоторых авторов
о сепаратизме уральского руководства, позволяющего действовать
вопреки центру и т.д. Ничего подобного. Партийные руководители
области не могли бы вынести постановления о расстреле
Романовых без согласия центра, тем более при его запрете на это,
тем более решить – единогласно. Сам факт приезда и очевидного
участия в заседании представителя Свердлова, Ленина и
Дзержинского А.Е. Лисицына (или как его там?) исключал
принятие противоречащего их воле постановления.
Итак, судя по совокупности данных, поздно вечером 14
июля по предложению вернувшегося из Москвы Ш.И. Голощекина
и, возможно, реального председателя ВРК (нач. штаба) А. Мебиуса
– А.Е. Лисицына (?) руководство Уральского обкома единогласно
81 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 149, л. 185.
114
принимает постановление о «ликвидации» содержавшихся в доме
Ипатьева узников. Положение постановления о проведении казни
без указания точной даты, в рамках нескольких предстоящих дней
(положим, «не позднее 18-го июля», то есть четверга) многое
разъясняет в последующем поведении руководителей области и
характере их взаимоотношений, контактов с центром, сводящихся
главным образом к согласованию конкретного времени, вплоть до
суток и часов, составления и обнародования соответствующего
извещения, документа.
После выдачи Голощекиным задания на «ликвидацию»
Романовых ее исполнением занялся Юровский, располагавший
лучшим кабинетом в той же гостинице – помещениях ЧК и по
отъезде Лукоянова возглавивший ее и де-факто. Как
свидетельствовал позднее М.А. Медведев, собравшиеся в этом
номере-кабинете, действительно детально рассмотрели дело.
Суть всех материалов, как исходящих от И.П. Мейера, Я.Х.
Юровского, М.А. Медведева, П.М. Быкова и других, так и
советских публикаций о тех июльских днях, в главном
совпадающих, сводится к следующему: по возвращении из Москвы
Ш.И. Голощекина, поздно вечером 14 июля состоялось заседание
узкого круга большевистских лидеров Урала, представлявших
люком РКП (б), президиум облсовета и Военно-Революционный
комитет. На нем было принято постановление об уничтожении всех
членов Семьи Николая II и других заключенных в доме Ипатьева.
Утром 15 июля оно было доведено до комендантов ДОНа, других
причастных к делу лиц. (Нельзя исключать, что, как принято было
в большевистских верхах, и уральские лидеры письменно свои
решения не оформляли). Началась окончательная подготовка к
казни и одновременно к уничтожению трупов. Производилась
подготовка документа для печати, с лживыми мотивировкой и
освещением самой кровавой акции. Вечером 16 июля в помещении
облчека состоялось организационное совещание руководства
области с участием будущих убийц. Через несколько часов
началась реализация установки на «ликвидацию» Царской Семьи.
Но этому сопутствовали и согласование плана, времени проведения
акта с центром, и разносторонние мероприятия в самом
Екатеринбурге и Доме особого назначения. Все проделанное в
Екатеринбурге было не чем иным, как исполнением воли и приказа
115
Кремля, охотно воспринятых местными большевистскими
лидерами и их подручными.
Последние приготовления и точное время
ЦАРЕУБИЙСТВА
Обратимся к изложению всех обстоятельств этого
Юровским. В его «Записке» М.Н. Покровскому от 1920 г. читаем:
«16.7 была получена телеграмма из Перми на условном языке,
содержащая приказ об истреблении Р-ых (Романовых)… 16-го в
шесть часов вечера Филипп Г-н (Голощекин) предписал привести
приказ в исполнение».
Сам Юровский в 1922 и 1934 гг. уже не упоминает Пермь.
Он говорит о принятии решения именно в «центре». В первом
случает – воспоминания 1922 г. – Юровский совершенно
недвусмысленно указывает на решение вопроса, получение приказа
именно оттуда, ожидание его и за недели, и за часы до
совершившейся казни. В воспоминаниях сказано, что «… пока не
было никакого определенного решения из центра по этому вопросу
(выше речь шла о «расстреле». – И.Ф. Плотников)», комендант
проводил лишь предварительную подготовительную работу по
повышению дисциплины в охране и пр. Об этом стало известно
читателю с момента публикации документа в журнале «Источник»
в 1993 г. (и воспроизведения этого положения по архивохранению
Д.А. Волкогоновым в монографии «Ленин», изданной в
следующем году)82. Связывая этот источник с другими,
невозможно оспаривать решающую роль Кремля в судьбе Семьи
Императора Николая II. Но и до этого у отдельных российских
авторов формировалось твердое убеждение, что именно так оно и
было, иначе не могло быть. Например, Г.Т. Рябов уверен, что
уральские власти вообще не принимали соответствующего
решения, документа, лишь получили через Пермь приказ (как
сказано в «Записке» Юровского). «Подтверждением тому, - пишет
Г.Т. Рябов, - служит фраза: «Голощекин предписал привести
приказ в исполнение». Приказ, полученный из Перми, через Пермь
– как угодно, но не приказ Уралсовета, это обстоятельство является
для нас решающим!»83. Это высказывание верно в том, что Кремль
82 Волкогонов Д. Ленин. Кн. 1. С. 379; Источник. 1993. № 0. С. 109.
83 Родина. 1989, № 5. С. 88.
116
принял решение об убийстве в принципе, потом последовало (в
ответ на телеграмму из Екатеринбурга от 16 июля с сообщением о
готовности к казни) согласие на этот момент, который становился
санкционированным сверху, и приказ действовать, убить. Так что
исходно, в принципе – все было решено в Москве.
Голощекин прибыл из Москвы 14 июля вместе с
уполномоченным вождей и ВЧК, несомненно имея приказ
уничтожить Семью Николая II в ближайшие дни.
К 16 июля в Екатеринбурге, ДОНе все было готово. Именно
теперь настал момент для получения последней санкции. Вечером
16 июля руководители области решили связаться с В.И. Лениным и
Я.М. Свердловым по прямому проводу. Но задуманного
оперативного контакта не получилось по непредвиденным
обстоятельствам. Прямая связь между Екатеринбургом и Москвой,
Кремлем оказалась нарушенной. О ее временном нарушении
сохранилось много свидетельств. Вероятно, это произошло именно
16-го, и ближе к вечеру. Произойди это раньше – уральские
лидеры, зная, что придется посылать телеграмму окольными
путями, долго ждать ответа, идущего таким же образом,
поспешили бы, не отложили бы все на вечер, на последний момент.
Во всяком случае, только поздним вечером 16 июля, была
использована прямая связь с Петроградом, главой его власти Г.Е.
Зиновьевым. Ему передали завуалированный текст с просьбой
передать его в Кремль. Напомню содержание документа, причем в
том виде, в каком он лег на стол кремлевских вождей: «Москву,
Кремл Свердлову копия Ленину из Екатеринбурга по прямому
проводу передают следующее: сообщите Москву что условленного
с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпят
отлагательства ждать не можем если ваши мнения
противоположны сейчас же вне всякой очереди сообщите
Голощекин Сафаров снеситес по етому поводу сами с
Екатеринбургом Зиновьев». По получении телеграммы в Москве ее
положили в конверте на стол Ленину. На конверте значилось:
«Москва Ленину», а ниже карандашная отметка: «Принято 16.7.
1918 г. в 21 час 22 минуты. Из Петрограда Смольного. 14288»84.
84 Огонек. 1990. № 38. С. 29.
117
Прежде всего, обратим внимание на то, что телеграмма
подписана Ш.И. Голощекиным и Г.И. Сафаровым. Первый -
фактический руководитель и партийной организации, и всей власти
на Урале вообще (куратор советских органов края), ответственный
за дело Царской Семьи, ее уничтожение, действовавший от имени
В.И. Ленина. Второй – официальный руководитель Уральской
партийной организации, товарищ председателя обкома, в
отсутствие Е.А. Преображенского (был в отъезде) –
председательствующий, лично хорошо знакомый Ленину еще по
эмиграции, для него и Свердлова, как и Голощекин, - местный
авторитет, заслуживающий полного доверия.
Вернулся в Екатеринбург Голощекин – телеграмма
кардинального характера ушла в Москву за его подписью. Она – не
для огласки и публики. В ней подпись официального руководителя
сов. власти не обязательна. Сам текст телеграммы закамуфлирован,
вероятно, в условленном Голощекиным и Лениным варианте, да и
так понятный не только им, но даже Зиновьеву. «Суд» ни в
малейшей мере не готовился, под этим словом, конечно же,
подразумевается уничтожение.
Из документа видно, что телеграмма в Москве была
получена поздно вечером 16 июля, в Петрограде, возможно, часом-
двумя раньше (там надо было с ней ознакомить лично Г.Е.
Зиновьева, если он не находился в это время в Смольном или
непосредственно у аппарата; получить его указание, дооформить
текст и т.д.). Из Екатеринбурга телеграмма и могла быть
направлена около тех «шести часов вечера», о которых в одном
случае говорил Юровский, как о времени предписания о полной
готовности к расстрелу со стороны Голощекина и ожидании лишь
последнего сигнала. Он или уже передал телеграмму в центр, или
собирался это сделать сейчас же после встречи с Юровским. По
московскому времени тогда было еще только около 4 часов дня. Во
всяком случае, в Кремле запрос оказался в половине десятого. В
Екатеринбурге шел уже двенадцатый час ночи. По плану же
именно в 12 должна была начаться казнь. Ответ-сигнал из Москвы
все не приходил. Было от чего волноваться и Голощекину, и
Юровскому, и другим. Все были в напряженном ожидании.
Ленин, судя по воспоминаниям А.Ф. Акимова, составил,
вероятно, не зашифрованный, а именно условный короткий текст-
118
сигнал с вставкой какого-то ключевого слова или фразы. С текстом
этой телеграммы и был отправлен охранник Ленина А.Ф. Акимов
на Главтелеграф на Мясницкую улицу, очевидно на машине, со
строгим указанием Свердлова вернуть текст и даже забрать
телеграфную ленту85. Телеграмма пошла в Екатеринбург, как и
полученная оттуда, опять окольным путем, очевидно, через
Петроград и Пермь. Из Перми она и должна была поступить,
только не днем, до прихода Голощекина в ДОН, а уже потом –
глубокой ночью. Свои люди в Перми (члены президиума
облисполкома Ф.Ф. Сыромолотов, пермский губвоенком М.Н.
Лукоянов, его младший брат – председатель облчека Ф.Н.
Лукоянов, только что посланный туда, или кто-либо иной), с
которыми Голощекин и Сафаров, вероятно, уже созванивались и
поставили в курс дела, могли по получении телеграммы в
оперативных целях просто позвонить, передать текст или условную
фразу телефонограммой. О таком варианте, как телефонограмма,
приходится говорить не только из-за специфической записи
событий Юровским в 1920 г. для М.Н. Покровского, но и потому
что, во-первых, в тексте, переданном им этому историку, в отличие
от оставленного у себя оттиска написано не «телеграмма», а
«телефонограмма», во-вторых, среди массы найденных белыми на
екатеринбургском телеграфе телеграфных лент телеграммы от
Ленина и Свердлова от 16 июля не найдено (конечно, ее могли и
уничтожить, но вряд ли, ибо почти равнозначные следы
преступления там остались в сохранности).
Как мы видели (и это оспаривать никто не берется), Ленин
задолго до революционных событий 1917 г. в России, равно как и в
ходе их, совершенно определенно высказывался за истребление не
только Царя, но и членов Дома Романовых. И здесь не было
гипотетичности, революционной запальчивости. Это было
продиктовано посылкой экстремиста. (Мои мысли: И
одержимостью отомстить за брата, повешенного за попытку убить
Императора). Ленин забрал дело о Царской Семье в ведение
непосредственно им руководимого исполнительного аппарата
власти – Совнаркома, в свое личное ведение под предлогом
85 Строительная газета. 1957, 11 авг; Огонек. 1990, № 38. С. 29.
119
проведения следствия, подготовки документов к судебному
процессу и его организации. По словам И.З. Штейнберга, В.И.
Ленин считал, что его подписи достаточно для легализации,
проведения в жизнь любого правительственного акта. Управделами
В.Д. Бонч-Бруевич утверждал практически то же самое, отмечая,
что декреты приобретали силу закона лишь после того, как их
подписывал Ленин, даже если издавались кем-либо из наркомов86.
Ленин все и вся подмял под себя и стал фактически диктатором. По
вопросу, который взял под свой контроль Ленин, проявляя к нему
непосредственную, личную заинтересованность, никто, даже Я.М.
Свердлов, не посмел бы действовать «помимо и вопреки». А
вопрос о Царской Семье был именно из таких.
Проходили месяцы, и неблагоприятные, и благоприятные
для большевистской власти, в череде которых, вне всякого
сомнения, Семья Николая II могла быть вывезена в Москву, а сам
Император подвергнут суду, но этого не происходило. Не
произошло этого и в месяцы «триумфального шествия Советской
власти», и в условиях разгорания гражданской войны. Дело с
подготовкой суда, его организацией так ни на йоту и не сдвинулось
с места. Ленин его напрочь «заморозил». Как уже говорилось,
нарком юстиции И.З. Штейнберг отмечал, что ни он, ни его
аппарат «никогда не получал «задания» подготовить документы»87.
Так оно и было в действительности. Практические действия
Ленина и его ближайшего окружения были направлены на другой
вариант решения вопроса – внесудебную расправу над бывшим
Царем, а также его Семьей, как и над другими Романовыми, но под
прикрытием местных уральских органов власти, инициирования
экстремизма вначале, возможно, только прозрачными наводками, а
позднее – прямыми приказами. Но и тогда тайные распоряжения
отдавались при максимальном оберегании имени Ленина, сокрытии
от партии и страны его причастности к убийству Семьи
Романовых. Он действовал преимущественно не напрямую, а через
председателей ВЦИК и ВЧК – Я.М. Свердлова и Ф.Э.
Дзержинского. Поощрялось даже распространение молвы, что
последние действуют чуть ли не вопреки мнению и воле Ленина, не
86 Пайпс Р. Русская революция. Ч. 2. С. 199.
87 Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. С. 121.
120
брезговавшего ничем в достижении поставленных целей. Свердлов
охотно взял на себя роль основного прикрытия волевых действий
Ленина по уничтожению екатеринбургскими большевиками Семьи
Романовых. И это как нельзя четко подметил в эмиграции бывший
секретарь И.В. Сталина, а фактически и Политбюро ЦК партии,
Б.Г. Бажанов, чрезвычайно осведомленный в делах
большевистских верхов и, конечно же, в деле Романовых. Бажанов
отмечал, что Екатеринбург всего лишь создал московским лидерам
политическое алиби, взяв решение на себя и «доля ответственности
за это убийство легла на Якова Свердлова, официального главу
советской власти, по поручению Ленина, хитро устранившегося от
формальной ответственности»88. Предположения и утверждения,
что Ленин не причастен к убийству Царской Семьи, что это было
сделано помимо него, высмеял еще более информированный
человек – В.М. Молотов89.
Из воспоминаний Вячеслава Молотова:
« - Говорят, что Ленин не имел отношения к расстрелу
царской семьи в 1918 году, что на это решилась местная власть при
наступлении Колчака… А некоторые говорят – за брата.
- Тогда Ленина изображают чудаком. Это
мелкотравчатые обыватели. А тут даже думать не надо. Это
настолько ясно, что иначе и быть не может. Не будьте наивным.
Мы гуляем по дачному поселку, Молотов вдруг
остановился, ткнул палку в асфальт и посмотрел на меня:
- Думаю, что без Ленина никто на себя не взял бы такое
решение. Когда дело касалось революции, советской власти,
коммунизма, Ленин был непримирим. Да и если бы мы выносили
по каждому вопросу демократические решения, это бы нанесло
ущерб государству и партии, потому что вопрос тогда бы затянулся
надолго и ничего хорошего из такого формального демократизма
не вышло бы. Острые вопросы Ленин нередко решал сам, своей
властью. (23.11.1971, 03.02.1972)»90.
88 Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 92-
93.
89 Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. С. 185-186.
90 Чуев Ф.И. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина / Феликс
Чуев. – Москва: Родина, 2019. – С. 206, 207.
121
- Партийный актив уже хорошо знал, что Ленин давно взял
дело Царской Семьи под свой личный контроль, что оно из числа
принципиальных, которые без Ленина, тем более вопреки ему,
решить не могли. Пользуясь утечкой информации из Кремля,
откровениями в узком кругу Ш.И. Голощекина, намеками,
полунамеками в Екатеринбурге, на Урале, многие понимали, а то и
просто знали, что к чему. Видный местный большевик П.М. Быков
в ранней, довольно откровенной, а потом запрещенной работе
писал, что «Вопрос о расстреле Николая Романова и всех бывших с
ним принципиально был разрешен в первых числах июля» и
организовать это «было поручено президиуму Совета»91. Здесь нет
имен, но ясно, что вопрос решили в Москве, тем более что именно
там, а не у себя на месте, в Екатеринбурге, был уральский лидер и
куратор дела Царской Семьи Голощекин. Один из цареубийц П.З.
Ермаков, откровенничая, всегда говорил (и писал), что на расстрел
дано согласие или указание Москвы, Свердлова, а иногда
произносил и имя Ленина92. Посланец вождей на Урале Я.М.
Свикке также говорил об определяющей роли Ленина в судьбе и
расстреле Царской Семьи93. Другой расстрельщик, видный чекист
Г.П. Никулин, впоследствии высказывался, что Урал сам не мог
принять на себя ответственность за расстрел «без санкции или хотя
бы молчаливого согласия Ленина, Свердлова или кого-нибудь из
руководителей»94.
А как можно игнорировать утверждение Л.Д. Троцкого, что
решение об убийстве Царской Семьи было принято Лениным?!
Уже один этот источник предопределяет выяснение сути вопроса.
Тем более, что Троцкий в рассуждениях сосредотачивается именно
на роли Ленина, мотивах его решения и действиях, оставляя в
стороне личность Свердлова, как второстепенную в этом тандеме95.
Источников, документов такого рода множество. Голощекин с
91 Последние дни Романовых. Документы. С. 141-142.
92 Там же. С. 163; ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 149-а, л. 185; Радзинский Э.
«Господи… спаси и усмири Россию». С. 456.
93 Свикке Я.М. Величайший из великих // Дружба народов. 1960, № 6. С.
173-174; Хейфец М. Цареубийство в 1918 году. С. 318-319.
94 РГАСПИ, Ф. 588, Оп. 3, д. 12, л. 59.
95 Троцкий Л. Дневники и письма. С. 117-119.
122
конца июня – начала июля находится в Москве, едет специально
для встречи со Свердловым, Лениным и, полагаю, с Дзержинским,
для решения вопроса о Царской Семье. Оттуда он шлет А.Г.
Белобородову телеграмму-требование о специальном карауле в
доме Ипатьева. Таковой из проверенных чекистов во главе с Я.Х.
Юровским туда направляется. Юровский начинает готовиться сам
и готовить команду внутренней охраны к участию в расстреле96.
Телеграмма из Москвы стала сигналом к спешной подготовке
убийства, что означало заключение там окончательного сговора.
Юровский писал о своей работе до возвращения Голощекина:
«пока не было никакого определенного решения из центра»,
занимался «ужесточением режима»97, готовил команду к
выполнению решения центра. И он, конечно, знал, что один
Свердлов этого решения не примет. Белобородов не
ограничивается посылкой команды в ДОН. Он срочно вызывает и
надежную команду из Перми – охрану застрявшего там из-за
антибольшевистского восстания в Ярославле поезда Ф.Ф.
Сыромолотова с драгоценностями98. По приводившейся версии,
после отъезда Голощекина из Москвы, но еще до его прибытия в
Екатеринбург между Лениным и Белобородовым по прямому
проводу состоялся продолжительный разговор, касавшийся
Царской Семьи99. После переговоров с Лениным у Белобородова
отнюдь не исчезло желание уничтожить Царскую Семью, он стал
еще более ретиво действовать в этом направлении. Нет, Ленин в
разговоре не запретил ему и его друзьям убивать, ничего похожего
не произошло.
Дело об уничтожении узников дома Ипатьева явно не
терпело отлагательства. Белобородов еще до прибытия Голощекина
должен был к этому готовиться и готовился. Готовятся к этому
также Войков, Юровский и другие. Голощекина встречают 14 июля
целой компанией, несмотря на утренние воскресные часы. Дело не
терпело отлагательств, ибо 13 июля Совнарком принимает декрет
96 ЦДООСО, Ф. 41, Оп. 1, д. 149, л. 167-169.
97 Волкогонов Д. Ленин. Кн. 1. С. 379.
98 Дитерихс М. К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на
Урале. Ч. 1. С. 201.
99 Известия Уральского Совета. 1918, 14 июля.
123
«О национализации имущества низложенного российского
Императора и членов бывшего императорского дома». Ленин под
ним уже поставил подпись, проходит день за днем – декрет не
публикуется. Почему? А чтобы читающая публика, население не
восприняли декрет как предзнаменование, не связали принятие
декрета и последовавшее вслед за ним убийство воедино, не
поняли, что к чему. Декрет публикуется лишь 19 июля вместе с
извещением об убийстве в Екатеринбурге, с его мотивировкой от
имени Уралсовета, его президиума100. Убийство, уже
безотлагательное, Ильичу было очень нужно.
В одном поезде с Голощекиным для завершения подготовки
акции убийства Царской Семьи и участия в ней выезжает
специальный уполномоченный Ленина, Свердлова, Дзержинского,
сотрудник ВЧК с чекистской командой из интернационалистов. В
дальнейшем он всю жизнь ведает делами, ценностями Царской
Семьи, действуя под именем А.Е. Лисицына. Хотя он
инструктировался Свердловым, Дзержинским и не был на приеме у
Ленина, но указывает, что задание исходило от него101, а 14 июля
на заседании узкого большевистского актива, без оповещения хотя
бы облисполкома совета, обкома РКП (б) принимается
постановление об уничтожении Царской Семьи и содержавшихся
вместе с нею бывших придворных. Принимается быстро и
единогласно. Разве могло бы такое случиться, сообщи Голощекин
или Лисицын о том, что Свердлов за казнь, а Ленин – против нее
или хотя бы санкцию на нее не дал?! Решение об убийстве
принимается единогласно, сразу же по возвращении Голощекина от
Ленина и Свердлова и с приездом в Екатеринбург их
уполномоченного.
У московских большевистских вождей, у Ленина на казни
Царской Семьи было завязано многое. Мало того, что ими был
определен жесткий срок убийства не позднее 18 июля
(уполномоченный Москвы имел задание быстрого возвращения, но
только после него), но им непременно следовало знать и
конкретный момент его совершения. Наметив срок акции на
глухую полночь 16 июля, чтобы еще до наступления утра 17 июля,
100 Известия ВЦИК. 1918, 19 июля.
101 Бунич И. Быль беспредела, или Синдром Николая II. С. 71-77, 95-100.
124
когда город проснется, успеть уничтожить следы убийства и
вывезти трупы за пределы города, местные руководители в
завуалированной форме запрашивают такое согласие и последнюю
санкцию. Выше приводился текст телеграммы уральских
партийных лидеров Голощекина и Сафарова, посланной вечером 16
июля через Петроград Ленину и Свердлову и содержавшей
требование их санкции на расстрел в этот момент («условленного с
Филипповым… не терпит отлагательства, ждать не можем»).
Заметим, что отправители запроса адресовались: «Свердлову,
копия Ленину», а Зиновьев, знавший доподлинно, что решающая
фигура не Свердлов, а Ленин, сделал переадресовку: «Москва
Ленину». Телеграмма была принята в 21 час 22 минуты и передана
в конверте Ленину. И уже он знакомил с ее текстом Свердлова102.
Таким образом, Ленин доподлинно, «из первых рук», знал о
подготовленном убийстве Царской Семьи в ближайшие часы и
минуты. И что же он, якобы противник расстрела, предпринял?
Запретил, хотя бы отложил казнь? Потребовал от Свердлова, будто
бы на свой страх и риск за спиной Ленина толкавшего уральских
ленинцев на преступление, прекратить свои действия, остановить
ход дела? Ничего подобного. Уральцы незамедлительно получили
«добро» от Кремля через Пермь (связь Екатеринбурга с Москвой
по прямому проводу в этот день была нарушена). «16.7 была
получена телеграмма из Перми на условном языке, содержащая
приказ об истреблении Р-ых (Романовых)», - указывал
Юровский103. Телеграмма, очевидно, вновь прошла окружным
путем, и не только через Пермь, но предварительно опять через
Петроград, Смольный, Зиновьева. Э.С. Радзинский приводит текст
полученного им письма из Ленинграда от О.Н. Колотова: «Могу
сообщить Вам интересную подробность по интересующей Вас
теме: мой дед часто говорил мне, что Зиновьев принимал участие в
решении о расстреле Царя и что Царь расстрелян по телеграмме,
102 Огонек. 1990. № 38. С. 29.
103 Последние дни Романовых. Документы. С. 154. Д.А. Волкогонов писал,
что «условным сигналом из Москвы через Пермь отдано указание
«закрыть вопрос»» (Волкогонов Д. Ленин. Кн. 1. С. 369). Ссылки на
источник им не дается.
125
которая пришла в Екатеринбург из Центра. Деду можно доверять,
по роду своей работы он очень многое знал»104.
Наш интерес к вопросу полностью удовлетворяется в связи
с тем, что, как оказалось, сохранилось свидетельство о моменте и
обстоятельствах направления Лениным и Свердловым телеграммы
в Екатеринбург через Петроград и Пермь. Оказался в живых
человек, который отправлял эту сверхсекретную кремлевскую
телеграмму. Это А. Ф. Акимов, доцент Московского
архитектурного института, в прошлом, в 1918 г., служивший в
кремлевской охране, охранявшей и кабинеты Ленина и Свердлова.
Об этом речь уже шла. Приведу эти сведения в более полном виде.
В «Строительной газете» за 11 августа 1957 г. был опубликован
очерк журналиста О. Курганова «По ленинскому совету», в
котором рассказывалось о выполнении Акимовым различных
поручений вождя, в том числе по отправке его особо важных
телеграмм, когда приходилось возвращать не только подлинник, но
и телеграфную ленту, не оставлять следов. Спустя 11 лет, 19
ноября 1968 г., были записаны воспоминания Акимова, в том числе
эпизод, проливающий свет на историю с отправкой той самой
сверхсекретной телеграммы: «Когда тульский губком (ошибка в
записи; следовало – «Уральский обком». – И.П.) решил расстрелять
семью Императора Николая II – СНК и ВЦИК написал телеграмму
с утверждением этого решения. Я.М. Свердлов послал меня
отнести эту телеграмму на телеграф, который помещался тогда на
Мясницкой улице. И сказал – поосторожней отправляй. Это
значило, что обратно надо было принести не только копию
телеграммы, но и ленту. (Заметим, что это говорилось задолго до
появления в печати «Записки» Юровского, но с данными в ней
совпадало. – И.Ф. Плотников).
Когда телеграфист передал телеграмму, я потребовал от
него копию и ленту. Ленту он мне не отдавал. Тогда я вынул
револьвер и стал угрожать телеграфисту. Получив от него ленту, я
ушел. Пока шел до Кремля, Ленин уже узнал о моем поступке.
Когда пришел, секретарь Ленина мне говорит – тебя вызывает
104 Радзинский Э. «Господи… спаси и усмири Россию». С. 383.
126
Ильич, иди, он тебе сейчас намоет холку…»105. Ленин пожурил
доверенного охранника, но никак не приказал вернуть на телеграф
ни ленту, ни подлинник текста телеграммы. Можно предположить,
что текст телеграммы составлялся в кабинете Ленина, куда пришел
Свердлов, который затем и наставлял посылаемого на телеграф
Акимова. Акимов в этот момент как раз дежурил у приемной
Ленина. Мы имеем дело с ценнейшим свидетельством именно о
том моменте, когда и было принято окончательное решение, была
нажата «кремлевская кнопка» на спусковом механизме
цареубийства!
Истребление членов Дома Романовых начато было еще до
16-17 июля. В ночь на 13 июня 1918 г. под Пермью местным
губернским руководством, губчека, главным образом усилиями
члена ее коллегии Г.И. Мясникова (сам он в расправе не
участвовал) был убит брат бывшего Императора, великий князь
Михаил Романов, к которому по воле Императора Николая II
должен был перейти, но не перешел трон. Один из участников
этого преступления А.В. Марков впоследствии писал, что при
поездке в 1918 г. в Москву после убийства он зашел по делам к
105 Огонек. 1990, № 38. С. 29; Аргументы и факты. 1990, № 46. Из
материалов, в том числе из названной статьи О. Курганова, видно, что
А.Ф. Акимов – человек, как кремлевский красный охранник вождей и их
порученец, проверенный, показания его заслуживают доверия. Точка
зрения о фактической непричастности В.И. Ленина и Я.М. Свердлова к
принципиальному решению об убийстве членов Царской Семьи
отражается в недавно вышедшей книге Э.Г. Якубовского «Расстрел в
подвале» (Екатеринбург, 1998). Вновь, как и у Э. С. Радзинского,
указывается на приказ из Перми, хотя конкретного лица и не называется, а
в конечном счете делается вывод о «решении Уральского областного
Совета», будто бы реализовавшего то, «что желал царской семье народ
России», выразившего его «общее мнение» (с. 171). Даже руководитель
следствия от Генпрокуратуры России В.Н. Соловьев безоговорочно
заключил: «Вывод такой: вопрос о расстреле членов царской семьи и слуг
ни с Лениным, ни со Свердловым не согласовывался» (см. его интервью:
Родина, 1988. № 7. С. 12-13). Хотя при наличии суммы документов на
нынешнем этапе по этой проблеме такой вывод представляется ничем не
оправданным и необъяснимым для человека со специальным
юридическим образованием.
127
Свердлову, то провел его к Ленину. Ленин расспрашивал Маркова
об убийстве Михаила Романова. «Я рассказал ему, - отмечал
мемуарист, - что сделано было чисто, он сказал: «Ну вот и хорошо,
правильно сделали»»106. Есть основание доверять воспоминаниям
Маркова. Ленин знал об убийстве Михаила, возможно, сам
напрямую через ВЧК потребовал или санкционировал его, во
всяком случае и пальцем не шевельнул относительно наказания
виновных и предупреждения расправы над Семьей Николая II.
Последовало массовое истребление Романовых, прежде всего там
же, на Урале, и безнаказанное, со служебными поощрениями
убийц. В свете данных об убийстве и убийцах Михаила
Александровича нельзя не привести отрывки из письма Мясникова,
ставшего оппозиционером и скрывавшегося от большевистского
руководства, Ленину: «Если я хожу на воле, то потому, что я
коммунист 15 лет, который свои коммунистические взгляды омыл
страданиями, и ко всему этому меня знает рабочая масса, а если бы
этого не было, а был бы я просто слесарь-коммунист того же
завода, то где же был бы я? В Чека или, больше того, меня бы
«бежали», как некогда я «бежал» Михаила Романова, как «бежали»
Люксембург, Либкхнехта»107. Это не просто указание на грязные,
лживо-провокационные методы действий большевистского
руководства, ВЧК, лично Ленина, но и, быть может, на
причастность к убийству Михаила Романова, единение в этом
Мясникова с Лениным. Здесь подчеркивается личная заслуга
первого перед вторым, перед партией. Во всю эту систему вполне
укладывается утверждение американского историка, специалиста
по российским революционным проблемам Р. Пайпса: «Есть
убедительные свидетельства, что вскоре после начала восстания
Чехословацкого корпуса Ленин отдал распоряжение ЧК
подготовить операцию по ликвидации всех Романовых,
находившихся в Пермской губернии, использовав как предлог их
мнимые «попытки к бегству». Получив такой приказ, ЧК
разработала планы провокаций для трех городов, где в то время
находились в заключении Романовы, - для Перми, Екатеринбурга и
106 Литературная Россия. 1990, № 38, 21 сент. С. 19.
107 Огонек. 1990, № 21. С. 19.
128
Алапаевска. В Перми и Алапаевске планы эти удалось
осуществить. В Екатеринбурге от него отказались»108.
К сожалению, Пайпс не привел источника и конкретных
данных об упомянутом ленинском распоряжении ВЧК,
ограничившись лишь известными к тому времени косвенными
свидетельствами. Но такой приказ Ленин мог дать Дзержинскому и
в устной форме. Это могло быть зафиксировано (хотя вряд ли) и в
каком-то документе, который, быть может, когда-то увидит свет.
Весь имеющийся документальный материал логически подводит к
выводу об отдаче Лениным соответствующего распоряжения. Все
разыгрывалось на провокационной основе. То же предпринималось
в Екатеринбурге, но не сработало из-за нежелания Николая
Романова совершить побег, дать себя освободить «друзьям-
офицерам» нападением на охрану, из-за многочисленности этой
охраны, возможных живых свидетелей совершения провокации.
Решили ограничиться в объяснении убийства ссылкой на
существование заговора, документы (сфабрикованные письма) и
угрозу освобождения (а в некоторых случаях, как было показано,
утверждалось, что и попытка самого нападения имела место). В
принципе, в Екатеринбурге применили тот же провокационный
механизм. И, наконец, свидетельством об определяющей роли
Ленина в цареубийстве являются факты, связанные с его реакцией
на само его исполнение. Утром 17 июля, как отмечалось, на имя
прежде всего Ленина, а потом уж и Свердлова непосредственные
организаторы убийства посылают телеграмму о его совершении. Ту
самую телеграмму, которую Ленин получил в 12 часов дня 17
июля, которая затем была передана Свердлову, сохранилась в его
бумагах и дошла до нас. Вечером уже именно Ленину (на имя его
личного секретаря Горбунова) с просьбой передать об этом и
Свердлову посылается новая, уточняющая телеграмма, говорящая о
том, что убиты все члены Семьи (дескать, не беспокойтесь, все
сделано, как надо, утром дан лишь текст в варианте сообщения для
прессы, обмана общественного мнения!)109. У Ленина все это
лежало на столе. Он читал. И никакой отрицательной реакции!
Вечером 18 июля Президиум ВЦИКа по докладу Свердлова
108 Пайпс Р. Русская революция. Ч. 2. С. 453.
109 Буранов Ю., Хрусталев В. Гибель императорского дома. С. 265-267.
129
обсуждает вопрос о казни Императора Николая Романова в
Екатеринбурге и одобряет его решение. В тот же поздний вечер
Свердлов приходит на заседание Совнаркома, наклоняется к
Ленину, сообщает ему об этом, очевидно о том, что на Президиуме
ВЦИКа все прошло благополучно (о самом убийстве Ленин еще
накануне все знал). Ленин, будто бы противник казни Царской
Семьи, и бровью не повел (хотя бы для протокола, для маскировки
своей роли в деле); он предоставляет слово для информации
Свердлову, информация принята к сведению, и Ленин спокойно
продолжает вести заседание.
Запустив дело по упаковке ценностей и имущества Царской
Семьи, подготовке их к вывозу, областные руководители утром же
удалились из дома Ипатьева. Если не рано утром, то в это время
они составили (или доработали) телеграмму с текстом для
публикации известия о расстреле Николая II, с краткой
мотивировкой постановления, принятого президиумом Уралсовета,
и телеграфом отправили ее Ленину и Свердлову в надежде, что те
вступят в переговоры сразу же и дадут разрешение на объявление,
возможно с какими-то коррективами. Почтамт находился
поблизости от ДОНа, почти на углу Вознесенского и Главного
проспектов. О том, что подавал телеграмму не один человек из
руководства, а двое или целая группа, свидетельствует
заключительная фраза: «Ждем у аппарата». Телеграмма поступила
в Москву в 12 часов дня. Ждали ответа, но, как свидетельствуют
телеграфные тексты последующих дней, Москва 17 июля на связь
не вышла, не подтвердила и получения той телеграммы.
Голощекин, Белобородов и Войков, надо полагать, рассчитывая на
переговоры в тот же день, в какой-то форме намеревались
сообщить, что на самом деле Семья Романовых «не эвакуирована
из города Екатеринбурга», а убита. Приказ Москвы выполнен
полностью. Чтобы у кремлевских вождей не возникло
недоразумений и чтобы Ленин и Свердлов не усомнились в том,
что убита вся Семья, им на имя секретаря Ленина и СНК Н.П.
Горбунова, фактически Ленину посылается шифровка о том, что
«все семейство постигла та же участь что и главу официально
130
семия погибнет при евакуации»110. Так заканчивался в
Екатеринбурге день 17 июля, среда. Заканчивалась, казалось, и вся
эпопея – с убийством и захоронением Царственных Особ России111.
Записка Юровского: Приказ получен
Строго придерживаясь документов, проследим, что было
дальше.
В «Записке» Юровского, которая была составлена им в
1920 году для известного историка М.Н. Покровского, дальнейшие
события изложены следующим образом:
«16. VII. (1918) была получена телефонограмма из Перми, -
пишет Юровский, - на условном языке, содержавшая приказ об
истреблении Р(омано)вых…»112. Он отмечает: «В 6 ч(асов) веч (ера)
Филипп Г(олощекин) предписал привести приказ в исполнение.».
На вечере старых большевиков в 1934 году Юровский
заявил следующее: то, что «я здесь расскажу, увидит свет через
много лет», ибо «до революции в ряде стран Европы оглашение
этого прямо или косвенно ничего кроме вреда принести не может».
Что же услышали старые большевики, многие из которых знали не
меньше Юровского, поскольку сами были участниками событий?
«Близко к середине июля Филипп мне сказал, что нужно
готовиться в случае приближения фронта к ликвидации».
«Связь и разговоры по этому вопросу с центром не
прекращались. Примерно числа 10-го июля уже было решение на
тот случай, что если б(ы) оставление Екатеринбурга стало
неизбежным (выделено - Буранов Ю., Хрусталев В.).
110 Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи. С. 310. Обычно пишут, что эта
телеграмма подписана (или подписана) Белобородовым. Но в тексте,
приведенном Соколовым, имени отправителя не значится.
111 Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. –
Екатеринбург.: Свердловская региональная общественная организация
«За духовность и нравственность», 2003. С. 7,8, 9, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22,
23, 29, 30, 31, 32, 34, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 179, 184,
185, 188, 199, 200, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 254, 255, 256, 257, 258, 259,
260, 263, 293.
112 Записка Я.М. Юровского: ЦГАОР СССР. ф. 601, оп. 1, д. 35, лл. 31 –
34.
131
15-го июля утром (Голощекин) сказал, что завтра надо дело
ликвидировать, также было сказано, что Николая мы казним и
официально объявим, а что касается семьи, тут может быть
объявлено, но как, когда и каким порядком, об этом пока никто не
знает».
Тайна приказа
Приготовления шли, но приказа не поступало. В этой
ситуации при отсутствии связи с Москвой Екатеринбург вызвал по
прямому проводу Петроград. Зиновьев по их запросу связался с
Москвой: «Москву, Кремль Свердлову, копия Ленину. Из
Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее:
сообщите Москву, что условленного с Филипповым
(Голощекиным. - Буранов Ю., Хрусталев В.) суда по военным
обстоятельствам не терпит отлагательства, ждать не можем. Если
ваши мнения противоположны сейчас же вне всякой очереди
сообщите. Голощекин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с
Екатеринбургом. Зиновьев».
Содержание телеграммы говорит о многом: Зиновьев, как
член ЦК, был в курсе дела. Ясно, что во время приезда в Москву
Голощекина в начале июля 1918 года вопрос о варианте суда или, в
случае сложной ситуации, немедленного расстрела Николая II
обсуждался в ЦК партии. Вместе с тем последнее слово по
приведению решения в исполнение по-прежнему оставалось за
Москвой. Итак, нужен был приказ, и он был получен, но не днем, а
поздно ночью.
В записке Юровского время получения приказа
(телефонограммы «из Перми») не указано. Зато есть пометка на
петроградской телеграмме Зиновьева: «принято 16.7.1918 г. В 21
час. 22 мин. Из Петрограда Смольного. 14228».
Теперь посмотрим, как развивались события дальше,
учитывая разницу во времени в 2 часа между Москвой и
Екатеринбургом.
Получив телеграмму Зиновьева, Москва в промежутке с 21
час. 22 мин. до 23.00 (по московскому времени) решала вопрос о
санкции на расстрел Романовых, после чего и послала телеграмму в
Пермь. В Екатеринбурге это соответствовало промежутку между
23.00 и 1 час. ночи (по местному времени). После того как
московский приказ из Перми был, видимо, получен, автомобиль, по
132
свидетельству Юровского, пришел к дому Ипатьева «в половине
второго» (от Екатеринбургского ЧК, расположенного в
«Американской» гостинице, до дома Ипатьева - езды на
автомобиле считанные минуты). После прибытия автомобиля, в
котором были Ермаков и «неизвестный чекист», и началась
операция по уничтожению Романовых113.
Записка Юровского: Из стенограммы выступления
Юровского 1 февраля 1934 г.: «16-го ( я - июля 1918 г.) …
Приготовил 12 наганов, распределил, кто кого будет
расстреливать». Отметим, что приготовления шли, но приказа пока
не было…
Екатеринбург
Итак, нужен был приказ, и он был получен поздно ночью 16
июля. В подлиннике так называемой «записки» Я.М. Юровского,
излагающей ход дальнейших событий, информация о приказе
звучит так:
«16. VII (я - 1918 г.) была получена телефонограмма из
Перми на условном языке, содержащем приказ об истреблении
Романовых». Телеграфная связь была кое-где нарушена, но не
везде. Кружным путем: Екатеринбург – Петроград, Петроград –
Москва, Москва – Пермь и наконец Пермь – Екатеринбург
Голощекин, где телеграфом, где по телефону получил
долгожданную санкцию: можно стрелять.
Получив телеграмму Зиновьева, Москва в промежутке
между 21.22 до 23.22 (время московское) решала вопрос о санкции
на расстрел Романовых, после чего и послали телеграмму в Пермь.
В Екатеринбурге это соответствовало промежутку между 23.22 и
1.22 ночи (по местному времени). Поэтому, судя по его записке,
Юровский напрасно ждал автомобиль к полуночи (24.00), т.к. гнать
его распоряжения не было, ибо не было еще московского приказа.
И только после того, как он был получен, автомобиль, по
113 Буранов Ю., Хрусталев В. Гибель императорского дома, 1917-1919 гг.
[О судьбе членов семьи Романовых] / Ю. Буранов, В. Хрусталев М. :
Прогресс, 1992. С. 258, 260, 261, 262.
133
свидетельству Юровского, «в половине второго» пришел к дому
Ипатьева.
Свердлов попытался обезопасить Ленина и себя. Ленина,
как человека, давшего санкцию на расстрел Императорской семьи,
подставив вместо себя Уралсовет114.
Ленин знал, что расстреляна вся семья Царя. Он не просто
знал, но они со Свердловым и Троцким не раз обсуждали этот
вопрос. Для них было ясно: Император Российский должен быть
ликвидирован.
Думаю, что Ленина не мучили угрызения совести. Он
всегда видел в самодержавии смертельного врага. Персональные
носители монархической системы для него давно были «вне
закона». Почему?
Прежде всего, разве не царизм уничтожил его старшего
брата? Разве он может когда-нибудь это забыть? Ленин не хотел
думать о том, что Александр пытался осуществить покушение на
жизнь Царя. Император был готов помиловать студента при
условии, что он раскается в своих деяниях. Этого, к сожалению, не
случилось.
Ленин ценил Нечаева за его волю и революционную
решительность. Бонч-Бруевич вспоминал, как Ульянов говорил об
этом человеке: «…Достаточно вспомнить его ответ в одной
листовке, когда на вопрос: «Кого же надо уничтожить из
царствующего дома?» Нечаев дает точный ответ: «Всю большую
ектению». (В церкви на большой ектении всегда вспоминался весь
дом Романовых. – Волкогонов Д.). Так кого же уничтожить из них?
Да весь дом Романовых – поймет каждый читатель. Ведь это
просто до гениальности!115 Так говорил Ленин».
Далее. Ленин считал естественным уничтожение монарха
не только потому, что так поступила Французская революция.
Такова был установка и российских социал-демократов. Еще на II
съезде партии, в 1903 году, кое у кого была мысль вставить в
программу пункт об отмене смертной казни. Но это вызвало
«только насмешливые возгласы: «И для Николая II?» Даже
114 Буранов, Ю., В. Хрусталев. Романовы. Гибель династии / / Юрий
Буранов, Владимир Хрусталев М. : ОЛМА-пресс, 2000. С. 366, 367, 368.
115 Тридцать дней. 1934. № 1. С. 15-19.
134
меньшевики в 1903 году не посмели поддержать предложения об
отмене смертной казни для царя.116 Естественно, для Ленина на
этой земле места для Романовых не должно оказаться».
Наконец, разве он уже не выражал публично, что русский
Царь должен быть физически уничтожен? Центральный Комитет
РСДРП(б) 21 апреля 1917 года, вскоре после возвращения Ленина
из Швейцарии, принял резолюцию, написанную лично им,
Лениным, где черным по белому было сказано: «… Мы считаем
Вильгельма II таким же коронованным разбойником, достойным
казни, как и Николай II…»117. Можно ли сказать более ясно? Разве
он скрывал свои взгляды в отношении российского самодержца?
В работах, докладах, статьях, речах, воззваниях,
написанных с середины 1916 года до середины 1919-го, за три года,
Ленин упоминает Царя более ста раз!
Наиболее распространенные эпитеты, которыми пользуется
Ленин, упоминая Царя: «Николай Кровавый», «коронованный
разбойник»118.
Ленин все знал о том, что Императора Николая II и Его
Семью будут расстреливать. Ему со Свердловым уже доложили
еще раньше заготовленную версию о том, что «белогвардейцы
готовят нападение на дом Ипатьева, где содержится под стражей
Романов со своей семьей и сопровождающими лицами».
Свердлов доложил Ленину, что условным сигналом из
Москвы через Пермь отдано указание «закрыть вопрос». По этой
команде Уральский областной Совет примет необходимое,
согласованное ранее решение «о ликвидации Романовых». Эта
версия наиболее вероятна.
Впрочем, это не версия. Один из ближайших соратников
Ленина, второй человек в русской революции, в этом вопросе
вполне определенен. Будучи в изгнании, Троцкий 9 апреля 1935
года запишет в свой дневник, как он разговаривал со Свердловым
после падения Екатеринбурга. Троцкий мимоходом спросил
Свердлова:
- А где Царь?
116 Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 39. С. 183.
117 Там же. Т. 31. С. 310.
118 Там же. Т. 11. С. 41, 68, 158, 263, 294, 310, 329, 395 и др.
135
- Кончено, - ответил он, - расстрелян.
- А семья где?
- И семья с ним.
- Все? – спросил я, по-видимому, с оттенком удивления.
- Все! – ответил Свердлов, – а что?
Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил.
- А кто решал? – спросил я.
- Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам
их живого знамени, особенно в нынешних условиях119.
Ясно все: «Ильич считал». В Екатеринбурге все эти
чекисты-убийцы юровские – кровавые исполнители воли Ленина.
При его огромном авторитете слово Председателя Совнаркома –
решающее. Основные, главные цареубийцы находились в
Москве120.
9 апреля /1935 г. /: Белая печать когда-то очень горячо
дебатировала вопрос, по чьему решению была предана казни
Царская Семья… Либералы склонялись, как будто, к тому, что
уральский исполком, отрезанный от Москвы, действовал
самостоятельно. Это не верно. Постановление вынесено было в
Москве. Дело происходило в критический период гражданской
войны.
В один из коротких наездов в Москву – думаю, что за
несколько недель до казни Романовых, - я мимоходом заметил в
Политбюро, что, в виду плохого положения на Урале, следовало бы
ускорить процесс царя. Я предлагал открытый судебный процесс,
который должен был развернуть картину. Ленин откликнулся в том
смысле, что это было бы очень хорошо, если б было осуществимо.
Но… времени может не хватить… Прений никаких не вышло, так
как я на своем предложении не настаивал, поглощенный другими
делами. Да и в Политбюро нас, помнится, было трое-четверо:
Ленин, я, Свердлов… Каменева, как будто, не было. Ленин в тот
период был настроен довольно сумрачно, не очень верил тому, что
удастся построить армию… Следующий мой приезд в Москву
119 Троцкий Л.Д. Дневники и письма. Нью-Йорк: Эрмитаж. 1986. С. 101.
120 Волкогонов Д. Ленин. Политический портрет. В двух книгах, Книга I,
Москва: Новости, 1994. С. 367, 368, 369, 370.
136
выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со
Свердловым я спросил мимоходом:
- А где царь?
- Кончено, - ответил он, - расстрелян.
- А семья где?
- И семья с ним.
- Все? – спросил я, по-видимому, с оттенком удивления.
- Все! – ответил Свердлов, – а что?
Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил.
- А кто решал? – спросил я.
- Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам
их живого знамени, особенно в нынешних условиях121.
Сохранились десятки телеграмм (многие требуют
дополнительной расшифровки), свидетельствовавших о
непрерывно пульсировавшем денежном канале: большевики –
Берлин – Ганецкий – Парвус, с использованием ряда посредников,
ничего не знавших о столь хитроумной подпитке ленинской
партии, превратившейся, по сути, в фактического союзника врага, с
которым сражалось отечество.
Правда, Ленин не «метил» документы собственными
резолюциями, не писал прямых денежных распоряжений.
Исследование, осуществленное в книге «Ленин», не
оставляет сомнений в том, что октябрьский переворот Ленина
опирался на денежную помощь Германии. Она продолжалась и
после захвата власти большевиками. Например, посол Германии в
Москве граф Мирбах 3 июня 1918 года (за месяц до своей гибели,
частично связанной с этой его функцией) отправляет шифрованную
телеграмму в Берлин: «Из-за сильной конкуренции союзников
нужны 3 миллиона марок в месяц». Через два дня, 5 июня, в Берлин
летит новая шифрограмма: «Фонд, который мы до сих пор имели в
своем распоряжении для распределения в России, весь исчерпан.
Необходимо поэтому, чтобы секретарь имперского казначейства
предоставил в наше распоряжение новый фонд. Принимая во
121 Троцкий Лев. Дневники и письма. Под редакцией Ю. Г.
Фельштинского, предисловие А.А. Авторханова. Published by Hermitage,
Tenafly, N. J. 07670, U.S.A.: С. 100.
137
внимание вышеуказанные обстоятельства, этот фонд должен быть,
по крайней мере, не меньше 40 миллионов марок»122. 123
Несмотря на недостаток подлинных советских документов,
Н.А. Соколов пришел к правильному заключению: «Нельзя думать,
что Екатеринбург самовольно не подчинился Москве и сам
задержал Государя. Подписывая одной рукой полномочия
Яковлева, Свердлов другой рукой подписывал иное. Задержала
Царя в Екатеринбурге, конечно, Москва. Свердлов обманывал
немцев, ссылаясь на мнимый предлог неповиновения
Екатеринбурга»124. Создав огромный следственный материал
непосредственно о расстреле, Соколов пришел к категоричному
выводу: «Судьба Царской Семьи была решена не в Екатеринбурге,
а в Москве»125. Этот вывод подтверждается публикуемыми нами
документами126.
В апреле 1917 года из Швейцарии через Германию вместе с
тремя десятками большевиков – эмигрантов возвращается в Россию
Ленин.
Воевавшая с Россией Германия разрешает Ленину и его
сподвижникам беспрепятственно проехать через свою территорию.
Разрешение на эту поездку добился некий Александр Парвус –
совершенно фантастическая личность: социал-демократ,
бредивший всемирной революцией и оказавший огромное влияние
на Троцкого, и одновременно… агент немецкой и турецкой
спецслужб, и еще – гениальный коммерсант, владелец миллионов,
дворца под Берлином и замка в Швейцарии, где в оргиях,
напоминавших Древний Рим, участвовали самые блестящие
122 Germany and the Russian Revolution. London, 1958. P. 138.
123 Волкогонов Д.Д., Млечин Л. 10 вождей. От Ленина до Путина /
Дмитрий Волкогонов, Леонид Млечин. – М.: Эксмо: Яуза, 2013. – С. 47.
124 Соколов Н.А. Убийство царской семьи. М., 1991. С. 141.
125 Там же. С. 305.
126 Алексеев В.В. Гибель Царской Семьи: мифы и реальность. (Новые
документы о трагедии на Урале). Екатеринбург, 1993. V.V. Alexejev. The
death of Emperor’s Family: myths and reality (New documents about the Urals
tragedy). – С. 19.
138
кокотки Европы. Таков был загадочный человек, благодаря
которому Ленин смог выехать в Россию.
Вместе с Лениным в вагоне ехали: его жена Надежда
Крупская, Инесса Арманд и ближайшие сподвижники Ленина –
Зиновьев, Радек, Шляпников… (почти все обитатели этого вагона
через 20 лет будут уничтожены Сталиным).
Итак, по Троцкому, все решилось в Москве. Вот о чем в
Москве договорился Голощекин. Таким образом, появился след
документа.
Из письма О.Н. Колотова (Ленинград):
«Могу сообщить Вам интересную подробность по
интересующей вас теме: мой дед…..»
Но… (ВОСКРЕСЕНИЕ УБИЕННЫХ)
Но Соколов так и не нашел трупов Царской Семьи. Был
чей-то отрезанный палец, чья-то вставная челюсть… И кострище
рядом с безымянной шахтой, которое он объявил могилой и прахом
Царской Семьи…
Через полтора года после «расстрела Семьи в Ипатьевском
доме» (так утверждал Соколов), или «исчезновения Романовской
Семьи из Ипатьевского дома» (так формулировали его оппоненты),
появляется Анастасия (Моя заметка: Анна Андерсон).
Таинственная женщина, судьба которой уже более 70 лет волнует
мир127.
Текст записки Я.М. Юровского воспроизводится по
публикации Э. Радзинского «Расстрел в Екатеринбурге» (Огонек. –
1989. - № 21).
«16.7 была получена телеграмма из Перми на условном
языке, содержащая приказ об истреблении Р-ых (Романовых)
(Слева на полях надпись рукой: «Николая сначала (в мае)
предполагалось судить – этому помешало наступление белых»)».
16-го в шесть часов вечера Филип Г-н (Голощекин)
предписал привести приказ в исполнение. В 12 часов должна была
приехать машина для отвоза трупов.
А-й, три из его сестер, фрейлина и Боткин были еще живы.
Их пришлось пристреливать. Это удивило ком-та, т.к. целили
127 Радзинский Э. Господи… Спаси и усмири Россию. Николай II: жизнь и
смерть. Москва: ВАГРИУС, 1996. С. 223, 224, 359, 360, 403.
139
прямо в сердце. Удивительно было и то, что пули от наганов
отскакивали от чего-то рикошетом и как град прыгали по комнате.
Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог
пробить корсаж.
Солдат охраны В.Г. Нетребин: «Последней пала горничная
царицы Демидова, которая защищалась подушечкой, находящейся
у ней в руках. Но очень долго были признаки жизни у бывшего
наследника, несмотря на то, что он получил много выстрелов.
Младшая дочь б/царя упала на спину и притаилась убитой. А.А.
Стрекотин, тоже боец охраны: «Трупы выносили на грузовой
автомобиль, находящийся во дворе. Второй на носилки стали
ложить одну из дочерей царя, но она оказалась живой, закричала и
закрыла лицо рукой. Кроме того, живыми оказались еще одна из
дочерей. Стрелять в них было уже нельзя, так как двери все внутри
здания были раскрыты»»128.
«… Известный историк-марксист Михаил Николаевич
Покровский положил начало советской исторической школе.
Покровский был доверенным лицом Ленина, который видел в нем
«обязательного советника (и руководителя) по вопросам научным,
по вопросам марксизма вообще». При Ленине Покровский был
всесильным диктатором в области исторической науки, руководил
рядом престижных высших учебных заведений, а с 1922 года он
возглавил и Центр. архив. Известно к тому же, что все «Царские
документы», привезенные Юровским в Москву по горячему следу
екатеринбургского преступления, поступили в его распоряжение.
Ю.А. Буранов затрагивает один из наиболее важных
вопросов в деле исследования обстоятельств гибели Царской
Семьи: кем и когда было дано приказание о ее расстреле? В
рукописном тексте «Записки» на этот счет – разночтения с
128 Последние дни Романовых. Документы, материалы следствия,
дневники, версии. Составители: Никулина М.П., Белокуров К.К. Раздел
«Документы Свердловского партархива» подготовил С.Д. Алексеев.
Научный редактор кандидат исторических наук В.В. Баженов. Редактор
Л.Г. Адамова.- Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство.
Ассоциация уральских издателей., 1991. С. 154, 156, 161.
140
машинописным текстом. Первая фраза машинописного текста
читается: «16 июля была получена телеграмма из Перми,
содержащая приказ об истреблении Романовых». В рукописном же
тексте значится: «16 июля была получена телефонограмма из
Перми на условном языке, содержащая приказ об истреблении
Романовых».
Словарь Ожегова дает следующее определение слову
«телефонограмма»: «Официальное сообщение, текст которого
продиктован по телефону».
Таким образом, екатеринбургские чекисты, по
утверждению «Записки Юровского», действительно получили от
начальства приказ о расстреле Царской Семьи. Но, если следовать
рукописной версии, дан он был так, чтобы вопрос об
ответственности за содеянное преступление мог получить
неоднозначный ответ, в зависимости, например, от развития
политической конъюнктуры… Во всяком случае, становится ясно,
что с поступившими в его распоряжение материалами М.Н.
Покровский действовал по своему усмотрению (или по
инструкции?).
На вопрос Натальи Зеновой о том, существует ли «вообще в
природе документ, который с полным правом можно считать
«Запиской Юровского», Ю.А. Буранов ответил:
«Убежден: существует. Не может не существовать! Ну
представьте себе, в Москву приезжает человек, который недавно
расстрелял царя. Он привозит документы, привозит ценности. И
что, никто не поинтересовался, как происходил расстрел? Что
случилось с трупами?.. Разумеется, он должен был письменно во
всем отчитаться, все описать, все зафиксировать.»
В Важнейшем вопросе об ответственности за преступление
уральская «стенограмма» дает новую, уже третью, версию. В ней
указывается, что вопрос о ликвидации Царской Семьи был «тогда
вопросом большой политической важности и без разрешения
центра не мог быть разрешен. (…) Связь и разговоры по этому
вопросу с центром не прекращались. Примерно числа 10-го июля
уже было разрешение на тот случай, что если б оставление
Екатеринбурга стало неизбежным». (Здесь, после точки, рассказ
Юровского странным делом обрывается. Не досказано, что бы
тогда произошло.) Далее указывается, что «примерно того же 10-
141
го, 11-го июля мне Филипп (Голощекин) сказал, что Николая
нужно будет ликвидировать, что к этому надо готовиться».
С.В. Мироненко высказался следующим образом: «Есть
несколько косвенных доказательств о том, что Голощекин
приезжал в начале июля, встречался со Свердловым (он жил в его
квартире), встречался и с Лениным. Я думаю, что они сговорились,
что если ситуация на фронте резко обострится, то этот вопрос
будет решен так, как он и был впоследствии решен».
Не удалось обнаружить архив Уралсовета. «Именно архив
того Уралсовета перед которым, по многочисленным
свидетельствам очевидцев, Юровский зачитал рассказ о том, как
все это случилось».
Бумаги Уралсовета могли погибнуть в обстановке
поспешной эвакуации красными Екатеринбурга.»129.
Справка ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС о расстреле Императора
Николая II и его семьи – уникальный документ. Для
исследователей истории гибели Царской Семьи он представляет
научный интерес. Архивная справка включает копии документов,
поступивших в бывший ЦПА из партийного архива Свердловского
областного комитета КПСС (ПАСО, сейчас ЦДООСО). Это письмо
директора ПАСО В.О. Грязнова о том, что в июле 1962 г. в парт.
архив обратился М.А. Медведев с заявлением, в котором он просил
«подтвердить его непосредственное участие в расстреле Царя
Николая II и Его Семьи»130. «Проверкой имеющихся материалов
установлено, что как в наших архивных документах, так и в
секретном списке бывшего колчаковского следователя по особо
важным делам Н.А. Соколова от 19 марта 1919 г. На 164 человек и
в двух списках особой важности бывшего колчаковского прокурора
Екатеринбургского окружного суда на 60 и 75 человек, о
непосредственном участии тов. Медведева М.А. в расстреле Царя
Николая II и Его Семьи, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в г.
Екатеринбурге, по специальному постановлению Уральского
129 Росс Н. «Записка Юровского» или «Записка Покровского»? // Газета
«Русская мысль» - № 4169 – 10-16 апреля 1997 г., Париж. С. 16.
130 РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 2. Л. 20-21.
142
областного Совета (подчеркнуто – Лыковой Л.А.) рабочих,
крестьянских и красноармейских депутатов не упоминается»131.
Директор партийного архива впервые упомянул, что было
не просто постановление Уралоблсовета, а специальное. До сих пор
историки спорят о том, было ли вообще постановление
Уралоблсовета о расстреле Царской Семьи, а если было, то где же
хранится текст этого документа. В большинстве мемуарной
литературы участники расстрела акцентируют внимание на том,
что Я.М. Юровский зачитывал «бумагу». У директора областного
партийного архива, видимо, были основания в письме
вышестоящей организации – заместителю директора ЦПА ИМЛ
при ЦК КПСС – писать именно о специальном постановлении
Уралоблсовета (Это к вопросу о том, что еще остаются
документы, которые по логике исторических изысканий
должны быть, но их нет. Нет и приказа В.И. Ленина о
расстреле Царской Семьи. По совокупности изучения историко-
логической цепочки комплекса архивных документов приказ
(указание) В.И. Ленина должен быть. Источниковедческий
анализ архивных документов свидетельствует, что на
протяжении более 85 лет появляются отдельные документы,
которые ранее были неизвестны, недоступны и хранились в
спецхранах).
Мои мысли: «То есть эти научные данные говорят о
том, что должен быть и существует приказ Ленина с
разрешением на убийство Императора Николая II и Царской
Семьи».
Следует сказать и о нашумевшей книге Э. Саммерса и Р.
Мэнгольда «Досье на Царя». Авторы, приложив много усилий и
выработав свою концепцию об обстоятельствах последних дней
Царской Семьи, «открыли» (среди прочих интересных документов)
экземпляр дела Р.А. Вильтона, хранящийся в Гарвардском
университете. Обнаружив в нем полностью игнорировавшиеся
предыдущими авторами материалы расследования А.Ф. Кирсты в
Перми, они, главным образом на их основе, выработали гипотезу о
перевозе Семьи Николая II в июле 1918 г. из Екатеринбурга в
131 Там же. Д.2. Л. 20.
143
Пермь, и о гибели ее лишь осенью 1918 г. Допускают они и
возможность спасения отдельных членов Царской Семьи и
относятся с доверием к миссис Анне Андерсон, провозгласившей
себя великой княжной Анастасией Николаевной еще в 1920 г.
В сборнике документов «Убийство Царской Семьи
Романовых» (Свердловск, 1991) впервые введены в научный
оборот документы бывшего партийного архива Свердловской
области, повествующие о трагедии в Екатеринбурге, а также
уникальный источник из спецхрана Государственного
мемориального музея Я.М. Свердлова (г. Екатеринбург) –
частичная публикация воспоминаний П.З. Ермакова, участника
расстрела Романовых. Собственноручная рукопись П.З. Ермакова
на 300 страницах до сих пор не была известна исследователям и
полностью не опубликована (На этот исторический документ
ссылались Э.С. Радзинский и А.П. Мурзин.). Эти воспоминания –
уникальный исторический источник по исследуемой теме; он
позволяет провести историко-критический анализ других
исторических источников, в том числе мемуаров, официальных
следственных документов путем сопоставления и сравнения их
текстов.
Воспоминания П.З. Ермакова восполняют некоторые
пробелы в показаниях свидетелей, допрошенных в ходе следствия
Н.А. Соколова, уточняют факты, изложенные в мемуарах
очевидцев расстрела Романовых, и даже приводят новые сведения,
связанные с гибелью Царской Семьи132.
В 1992 г. в издательстве «Прогресс» вышла книга
московских историков-архивистов133, которая через год была
переиздана на немецком языке в Германии134. Книга выстроена на
документах рассекреченных архивов (ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС) и
фондов (ГА РФ), что стало открытием неизвестных документов,
132 Подлинник рукописи хранится в бывшем Государственном
мемориальном музее Я.М. Свердлова (1991 г. – Музей истории
Екатеринбурга).
133 Буранов Ю., Хрусталев В. Крах Дома Романовых. 1917-1919. М.:
Прогресс. 1992.
134 Buranov J., Chrustalejov W. Die Zaren Moerder. Vernichtung einer
Dynastie. Berlin. Aufbauverlag, 1993.
144
хранившихся в спецхранах до начала 1990-х годов. Изучение
истории гибели Царской Семьи на новых документах дало
возможность авторам публикации всесторонне представить
неизвестные страницы событий, связанных с трагедией Царской
Семьи. Работа профессиональных историков-архивистов,
основанная на изучении подлинных источников, подана в виде
историко-документального исследования, внесла определенный
вклад в постсоветскую историографию по исследуемой теме, введя
в научный оборот рассекреченные документы, которые позволили
восстановить историческую правду екатеринбургской трагедии. На
основе документов ВЦИК и СНК выстроена документированная
история организации и подготовки убийства Царской Семьи135 от
принятия решений в Москве.
А.Н. Авдонин впервые опубликовал документы о
деятельности В.В. Яковлева. Эти документы освещают события,
связанные с перевозом Царской Семьи из Тобольска в
Екатеринбург, проливают свет на дискуссионный вопрос о роли
Ленина в трагедии Романовых. В.В. Яковлев в письме из
Соловецкого лагеря 26 июня 1931 г. прямо указывал на то, что он
«действовал по распоряжению центра и доказал это
документально: телеграфными лентами моих переговоров:
Тобольск, Тюмень, Омск – Москва, Кремль. К сожалению, мои
документы (около 50 листов) не опубликованы в партийных
органах»136.
До 1993 г. документы В.В. Яковлева хранились в
Центральном архиве бывшего КГБ в «Коллекции документов по
делу Романовых»137: это телеграфное донесение чрезвычайного
комиссара В.В. Яковлева председателю ВЦИК Я.М. Свердлову о
маршруте следования. 27 апреля 1918 г.; из переговоров по
прямому проводу председателя ВЦИК Я.М. Свердлова с
чрезвычайным комиссаром ВЦИК В.В. Яковлевым об изменении
135 Buranov J., Chrustalejov W. Die Zaren Moerder… S. 157-160, 276, 296,
297.
136 Часть из них опубликована. См.: Авдонин А.Н. В жерновах революции.
Документальный очерк о комиссаре В.В. Яковлеве. Екатеринбург: Банк
культурной информации, 1995. С. 197.
137 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 31. Л. 7, 20, 25, 31, 104, 107, 109; Д. 33. Л. 203.
145
маршрута. 27 апреля 1918 г.; подборка телеграмм чрезвычайного
комиссара В.В. Яковлева со станции Ивлево. 27 апреля 1918 г.;
телеграфная записка председателя ВЦИК с. 45: Я.М. Свердлова,
переданная в г. Омск чрезвычайному комиссару ВЦИК В.В.
Яковлеву о маршруте следования поезда, 28 апреля 1918 г.; и др.
Эти источники составляют уникальный комплекс документов,
который полностью еще не введен в научный оборот. Данные
документы проливают свет на роль Москвы в принятии решения
перевода Романовых; на роль уральцев и их взаимоотношения с
Я.М. Свердловым при решении судьбы Царской Семьи и
задержании ее в Екатеринбурге.
Впервые в отечественной историографии темы А.Н.
Авдонин опубликовал материалы из «Воспоминаний» А.Г.
Белобородова, которые ранее хранились в архиве КГБ и были
неизвестны историкам138. Этот уникальный документ открывает
новые обстоятельства, связанные с датой принятия решения о
перевозе Романовых на Урал. В официальных документах
советской власти и большевистской партии вопрос и перевозе
Романовых из Тобольска ставился в повестках заседаний Пленума
ЦК РКП(б) и ВЦИК в апреле 1918 г. А.Г. Белобородов уточнял, что
уже «… во второй половине марта месяца т. Б.В. Дидковский
сообщил мне, что сделаны шаги к тому, чтобы согласовать вопрос
о переводе Императора Николая II с Зап.-Сибирским Советом (в
Омске), что в Тобольск послан с поручением тов. С.С.
Заславский»139.
А.Г. Белобородов сообщил, что уральцы вели переговоры
не только со Свердловым, но и с Лениным. А.Н. Авдонину не был
известен документ, который мы обнаружили в личном фонде Я.М.
Свердлова – это расшифрованная телеграфная лента, адресованная
В.И. Ленину. Этот документ подтверждает факт переговоров
уральцев с В.И. Лениным140. Это подтвердил А.Г. Белобородов:
138 Были переданы в комплексе документов из Центрального архива КГБ в
ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 56. Л. 1-25.
139 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 56. Л. 5-6.
140 РГАСПИ. Ф. 86. Оп. 1. Д. 74. Л. 1-6.
146
«Сначала с нами говорил один Свердлов, потом подошел к
аппарату и т. Ленин»141.
Д.А. Волкогонов в монографиях «Ленин. Политический
портрет» и «Семь вождей» затронул тему цареубийства и сделал
документированно обоснованные выводы о том, что решение
вопроса об уничтожении Романовых было принято В.И.
Лениным142. Д.А. Волкогонов развивает тему причастности В.И.
Ленина к убийству Царской Семьи на основе многочисленных
архивных источников, которые стали доступны автору в начале
1990-х годов как председателю Комиссии по открытию архивов в
1991-1992 гг.
Д.А. Волкогонов утверждает, что В.И. Ленин отдал приказ
о расстреле Царской Семьи. Основанием для такого вывода
послужило изучение целого комплекса документов секретной
описи № 2, фонда 2 (В.И. Ленин) ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС –
РЦХИДНИ – РГАСПИ.
В статье «Ленин отдал приказ, а Юровский стрелял»
Лыкова Л.А. представила свою точку зрения на вопрос о роли В.И.
Ленина в судьбе Царской Семьи143. В ряде документов,
составляющих секретную опись фонда № 2 в РГАСПИ, есть
письма, записки Ленина, где он просит не оставлять письменных
свидетельств. Так, в письме в апреле 1917 г. Неустановленному
лицу (так помечено архивным работником, обрабатывающим
документы) Ленин просил денег для партии, но с оговоркой не
давать каких-либо расписок, дабы не оставлять письменных
свидетельств.
Источниковедческий анализ имеющихся ленинских
документов позволил автору сделать вывод, что В.И. Ленин был в
курсе всех перипетий Императорской Семьи: его указания Р.И.
Берзину, командующему Урало-Сибирским фронтом, в 20-х числах
июня 1918 г., переговоры с А.Г. Белобородовым по прямому
проводу, установленному 7 июля 1918 г., обмен телеграммами с
Екатеринбургом, которые уральцами были адресованы В.И.
141 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 56. Л. 18-19.
142 Волкогонов Д.А. Ленин. Политический портрет. М.: Новости, 1997. Кн.
1. С. 370, 372.
143 Час пик. СПб., № 167. 1997. 12 ноября.
147
Ленину (16, 17 и 18 июля 1918 г.), подтверждают вышеуказанный
вывод144.
Н. Соколов утверждает, что еще утром 17 июля пошла
другая телеграмма.
«Москва. Кремль. Секретарю Совнаркома Горбунову.
Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же
участь, что и главу, официально семья погибнет при эвакуации.
Белобородов.».
Если принять эту телеграмму на веру, а нет оснований
подозревать следователя в фальсификации, то поневоле приходишь
к мысли, что все случившееся было не самоуправством, а четким
выполнением заранее обговоренного плана. Если подобная
телеграмма ушла в Москву рано утром после расстрела, то откуда
там знали, что царь уже убит? Или заранее было известно, что
главу должна постигнуть подобная участь, а телеграмма лишь
подтвердила это. В таком случае вывод один – спланирована была
акция на самом высшем уровне, а выполнена руками местных
большевиков. … Отправить царя в Англию, получив согласие
Ллойд-Джорджа. Но в самую решительную минуту англичане дали
отбой. Не помогло даже то, что и Император Николай II, и его
супруга были ближайшими родственниками английского короля.
Вспомним – Георг V приходился Николаю II двоюродным братом,
их матери – родные сестры. Мать Александры Федоровны была
дочерью английской королевы Виктории, последней из
Ганноверской династии. Куда, казалось бы, родней, тем более, что
политическое убежище часто предоставлялось вообще любым
изгнанным монархам, а тут прямые узы крови.
Нет, не решилась Англия помочь родне в России. Кстати,
германский кайзер Вильгельм II тоже в родне – он ведь был внуком
той же английской королевы Виктории!
В 1911 году в статье «О лозунгах и о постанговке думской и
внедумской с.-д работы» Ленин пишет: «Надо отрубить головы по
меньшей мере сотне Романовых». Как видите, прогноз, веьма
далеко заглядывающий вперед и полностью оправдавшийся в
144 См.: ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Л. 8-10; Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 653. Л. 12;
ф. 1837. Оп. 1.Д. 43. Л. 1; РГАСПИ.Ф. 2. Оп. 1. Д. 46951. Л. 1; Д. 6623. Л.
1.
148
России. Причем так оправдавшийся, что заставляет исследователей
писать о заранее обдуманном намерении Ленина расправиться с
семьей Романовых. Обдуманным даже в деталях – с отрубленными
головами…
А. Авторханов в работе «Ленин в судьбах России» так
прямо и пишет: «… казнь Царем брата вошла в сознание Володи
потрясением, психологической травмой. Вот тогда из Володи
Ульянова родился Ленин, который поклялся отомстить всему дому
Романовых за своего брата – идола.
Ленин не только увидел «смерть детей», вешателя своего
брата Царя Александра III, но он лично отдал приказ убить не
только сына Александра III – Императора Романова Николая II,
царицу Александру Федоровну, но и их малолетних детей безо
всякого суда и следствия. Это была бессмысленная жестокость и
варварский акт, акт мести Романовым за своего брата.»145.
Для исследователей, занимающихся темой гибели Царской
Семьи, представляет интерес книга уральского журналиста Э.Г.
Якубовского «Расстрел в подвале». Достоинством книги является
вклад автора в исследование темы – осмысление документов, часть
которых появилась в первое десятилетие после расстрела Царской
Семьи. Автор – очевидец событий, связанных со сносом дома
Ипатьева, и поэтому в книге значительное место отведено
уникальным источникам и личному свидетельству об истории
сноса особняка, приведены уникальные фотографии из личного
архива автора.
И.Ф. Плотников историко-документально реконструирует
всю цепочку принятия решения о расстреле Царской Семьи в
Москве и сговоре с Екатеринбургом. И.Ф. Плотников убедительно
доказал, что Центр – Москва – контролировал действия уральцев.
Случайно или намеренно скрыты, уничтожены или вообще
не существовали в письменном виде документы Москвы или
Екатеринбурга – вот главные вопросы, которые дискутируются до
сих пор в изучении темы гибели Царской Семьи.
145 Якубовский Э. Г. «Расстрел в подвале», Банк культурной информации.
Екатеринбург, 1998. – С. 146, 147, 167, 170, 171.
149
Вывод авторов сборника «Секретные материалы…»
основан на исследовании комплекса документов – обнаруженных
25 августа 1918 г. шести телеграммах Уральского Совета рабочих и
солдатских депутатов и переданных товарищу прокурора
Екатеринбургского окружного суда Н.И. Остороумову.
Телеграммы эти рассматривал 5 сентября 1918 г. член
Екатеринбургского окружного суда И.А. Сергеев. Все телеграммы
подписаны председателем Уралоблсовета А.Г. Белобородовым, и
только две из них отправлены в Москву Я. М. Свердлову, в том
числе одна из них Ф.И. Голощекину. Белым следствием был
обнаружен листок белой бумаги в виде узкого прямоугольника с
угловым штемпелем Президиума Уралоблсовета и текстом: «Всем
Советам. Ввиду приближения контрреволюционных банд к
Красной столице Урала – Екатеринбургу – ввиду возможности
того, что коронованному палачу удастся избежать народного суда,
раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения Царя»146.
Мои мысли: «А заговора не было. Данный заговор был
специально придуман большевиками с целью найти предлог для
убийства Императора Николая II». Этот документ еще не раскрыл
участь Царя, Его Семьи и их слуг. Следующая телеграмма на листе
с бланком «Российская Федеративная Республика Советов.
Уральский областной Совет рабочих, крестьянских и армейских
депутатов. Президиум» содержит другой, более полный текст:
«Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной
столице Урала (Екатеринбургу), ввиду (возможности) того, что
коронованному палачу удастся избежать народного суда (скобка)
(раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения Царя и Его
Семьи) точка Президиум Ур. Обл. Совета Раб. Кр. Кр. Арм.
депутатов Урала (вместо подчеркнутого вписано: Облсовета. – Л.
Л.), исполняя волю революции, постановил расстрелять Царя
Николая Романова». В ночь с 16 (цифра вписана от руки. – Л.Л.) на
17 (цифра вписана от руки. – Л.Л.) июля приговор этот приведен в
исполнение. Семья Романова, содержащаяся вместе с ним под
стражей, эвакуирована из города (выделенное курсивом
зачеркнуто) Екатеринбурга в интересах обеспечения
146 ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д.56. Л. 1.
150
общественного спокойствия. Президиум Обласовета областного
Совета Раб. Кр. И Краснар. Деп. Урала (выделенное курсивом
вписано от руки, остальное зачекнуто. – Л.Л.)147.
Вторая телеграмма, повторяя текст предыдущей, уже
содержит решение Президиума Уралоблсовета о расстреле Царя в
ночь с 16 на 17-е 1918 г. В оригинале текст содержит поправки:
исправленные и дописанные цифры 6 и 7 и 1 в первоначальном
варианте, причем в последнем варианте цифры зачеркнуты и
написаны слова «шестнадцатое» и «семнадцатое». Поправки
внесены тем же лицом, которым был написан первоначальный
текст. В ГА РФ сохранился телеграфный бланк уральской
телеграммы в адрес председателя Совнаркома тов. Ленина,
председателя ВЦИК148 Свердлова149. В Москве принята в 12-00 17
июля 1918 г. Содержание телеграммы состоит из двух разделов.
Первое: «Ввиду приближения неприятеля к Екатеринбургу и
раскрытия Чрезвычайной комиссией большого белогвардейского
заговора, имевшего целью похищение Царя и Его Семьи.
Документы в наших руках. По постановлению Президиума
областного Совета в ночь на 16 июля расстрелять Николая
Романова. Семья его эвакуирована в надежное место. По этому
поводу нами выпускается следующее извещение». Вторая часть
повторяет документ, который был проанализирован и Лыкова Л.А.
считает его постановлением Уралоблсовета о расстреле Николая
Романова. В документе после слов «Президиум областного Совета»
имеется любопытная приписка, на которую никто не обратил
внимания: «Просим ваших санкций редакции данного (документа).
Документы заговора высылаются срочно курьером Совнаркому (и)
ЦК (вероятно, ЦИК. – Л.Л.). Извещением ожидаем у аппарата.
Просим дать ответ экстренно. Ждем у аппарата».
147 Там же. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 49. Л. 1.
148 В тексте нет этого слова, неразборчиво.
149 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Л. 8-9. Хрусталев В.М. в сборнике
документов опубликовал данный источник, но ошибся в определении
времени принятой в Москве телеграммы.
151
Более подробно и аргументированно проанализировал эти
источники Н. Росс150. Составителям сборника «Расследование
цареубийства…» не были известны комментарии Н. Росса к этим
же документам; они заметили исправление цифры «6» на «7», но
оставили это без комментирования. Они не догадались о том, что
шло согласование с Москвой текста документа, который и был
постановлением Уралоблсовета о расстреле Императора Николая
Романова. Есть документ, который все поставил на свои места – это
переговоры 20 июля 1918 г. Я.М. Свердлова с А.Г.
Белобородовым151. Я.М. Свердлов разрешил опубликовать в г.
Екатеринбурге сообщение о расстреле Николая Романова, которое
в центральной печати было опубликовано 19 июля 1918 г. В.И.
Прищеп и А.Н. Александров не располагали текстом этого
архивного источника, поскольку он находился в коллекции
документов архива Н.А. Соколова, приобретенного Правящим
Князем Лихтенштейна и еще не переданного России.
По материалам органов советской власти можно
проследить внимание Центра к Царской Семье, проживающей в
Тобольске. Особое внимание со стороны Москвы стало заметным
после подписания Брестского договора. В архивах сохранились
документы, иллюстрирующие внимание В.И. Ленина и Я.М.
Свердлова к Тобольску именно после подписания договора.
Исследователи отмечают, что в этот период созрело решение
центральной власти по перемещению семьи Николая Романова в
Екатеринбург152.
До сих пор историки ведут дискуссию о том, отдавал Ленин
приказ о расстреле Царской Семьи или он не причастен к
действиям Уралсовета. Исследователи, получившие первыми
доступ к ранее секретным материалам спецфондов таких архивов,
150 Гибель царской семьи. Материалы, следствия по делу об убийстве
царской семьи… С. 262-263.
151 ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 55. Л. 1-6. А.Г. Белобородов спрашивает Я.М.
Свердлова: «сообщите решение ЦИК. И можем ли мы оповестить
население известным текстом?» Свердлов ответил: «В заседании
Президиума ЦИК от 18-го постановлено признать решение Уралоблсовета
правильным».
152 Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. С. 34-35.
152
как ЦА ФСБ, Архив Президента РФ, ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС,
опубликовали ранее секретные, «тайные», документы о
деятельности Ленина. Его заметки, распоряжения, письма,
нелицеприятно представляют вождя, и тем не менее документа о
прямом приказе Ленина о расстреле семьи Романовых пока никто
не опубликовал. Но есть массив документов, подтверждающих
позицию, что Ленин постоянно был в курсе ситуации, связанной с
Царской Семьей. И, что именно Ленин отдал приказ о расстреле
Императора Николая II и Царской Семьи. В фондах РГАСПИ
хранятся документы, характеризующие осведомленность Ленина и
его интерес к судьбе Императора и Его Семьи.
Расшифровка переговоров 28 апреля 1918 г. Ленина с
уральцами свидетельствует о его значительной роли в решении
вопроса о переводе Царской Семьи в Екатеринбург. В Биохронике
намеренно исказили запись переговоров с Екатеринбургом, указав,
что их вел Ленин совместно с Я.М. Свердловым, и один из
важнейших источников был помещен в фонд Я.М. Свердлова, а не
в личный фонд Ленина.
В ленинском фонде не сохранились ответы Ленина
уральцам по поводу перевода Романовых из Тобольска в
Екатеринбург. Но телеграммы по другим персонам, имеющим
отношение к Ленину, сохранены. Начало июля 1918 г., когда по
предположениям, основанным на анализе комплекса источников, в
Москве был решен вопрос о судьбе Романовых, Ленин ведет
частые переговоры с уральцами: 13 июля 1918 г. Ленин и
Екатеринбург обменивались телеграммами.
Внимание привлекла запись в биохронике В.И. Ленина о
том, что 7 июля 1918 г. Ленин отдал распоряжение в Екатеринбург:
предоставить возможность председателю Уральского областного
Совета А.Г. Белобородову связаться с Кремлем по прямому
проводу153.
Документы подтверждают внимание большевистского
вождя к семье Романовых. Еще один документ, подтверждающий
153 В.И. Ленин. Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 616.
153
данную мысль, - это телеграмма, которую первым обнаружил и
опубликовал Э. Радзинский154.
Из Петрограда (Смольный, от Г.Е. Зиновьева) в Москву
(Кремль, Свердлову копия Ленину). В Москве была принята 16
июля 1918 г., в 21 час 22 мин. (в Екатеринбурге было 23 часа 22
мин.). Вот ее содержание. Из Екатеринбурга по прямому проводу
передают следующее: «Сообщите Москву, что условленного с
Филипповым155 суда, по военным обстоятельствам не терпит
отлагательства, ждать не можем, если ваши мнения (подчеркнуто –
Лыковой Л.А.) противоположны сейчас же вне всякой очереди
сообщите Голощекин Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с
Екатеринбургом Зиновьев»156.
Ответ на эту телеграмму и решил участь Царской Семьи.
Он пришел в Екатеринбург поздно ночью. Поэтому расстрел
задержался на несколько часов и состоялся уже не 16 июля, о чем
была договоренность, и именно это число обозначено в
официальных сообщениях о дате расстрела.
17 июля 1918 г. В 21 час из Екатеринбурга была отправлена
шифрованная телеграмма в Москву:
«Москва. Кремль. Секретарю Совнаркому Горбунову с
обратной проверкой. Передайте Я.М. Свердлову, что все семейство
постигла та же участь, что и главу. Официально семья погибнет
при эвакуации»157. Подпись: Белобородов. Телеграмма на бланке
областного Президиума Исполнительного комитета Совета Урала.
Расшифрованный текст. Заверена печатью: «Областной
Исполнительный Комитет Советов Рабочих Крестьянских и
Солдатских Депутатов Урала». Сейчас появилась возможность
изучить текст телеграммы, служебные отметки на телеграфном
бланке, уточнить время ее отправки из Екатеринбурга и время
получения в Москве. Это очень важно для решения вопроса о том,
знали ли В.И. Ленин и Я.М. Свердлов о судьбе Царской Семьи,
154 Радзинский Э.С. Господи… спаси и усмири Россию. Николай II: Жизнь
и смерть. С. 402. В оригинале: «… ваши мнения», в книге: «… ваше
мнение».
155 Филиппов – партийная кличка Ф.И. Голощекина.
156 ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 653. Л. 12.
157 ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 57. Л. 1.
154
когда было принято решение Президиума ВЦИК, одобряющее
действия Уралсоблсовета, и когда на заседании СНК было принято
к сведению внеочередное сообщение Я.М. Свердлова о расстреле
Царя Николая Романова.
Телеграмма была принята в Москве до начала заседания
Президиума ВЦИК и СНК. Я.М. Свердлов знал о расстреле всех,
когда ему предоставил слово для внеочередного сообщения Ленин
18 июля, а точнее, в ночь на 19 июля на заседании СНК. Об
убийстве всех членов Царской Семьи и их слуг не мог не знать и
Ленин. Об этом знали все присутствовавшие на ночном заседании
Совнаркому, вот почему ни одного вопроса не прозвучало из их
уст. Не было ни вопроса, ни обсуждения.
Присутствовавшие были единомышленниками Ленина в
вопросе о расстреле Царской Семьи. Широко цитируемое
высказывание Л.Д. Троцкого о том, что он не был на этом
заседании и ничего не знал об участи Царской Семьи, не
соответствует действительности. Документ отметил среди
присутствовавших и его. В РГАСПИ хранится оригинальный
документ – «Протокол заседания Совета Народных Комиссаров от
18 июля», где в числе 32 присутствовавших секретарь Н.П.
Горбунов зафиксировал Л. Д. Троцкого тринадцатым в списке158.
Таким образом, источниковедческий анализ документов
центральных и советских органов позволяет сделать следующие
выводы:
во-первых, утверждения исследователей, что Ленин не
причастен к расстрелу Царской Семьи, несостоятельны;
во-вторых, расстрел Царской Семьи – это инициатива не
Уралоблсовета, а центральных органов советской власти;
в-третьих, не исключено, что Ленин вел прямые переговоры
с А.Г. Белобородовым не только 28 апреля 1918 г., но и 7 июля
1918 г. И позже, поскольку был установлен прямой провод Кремля
с Екатеринбургом. Поэтому совершенно недокументирован вывод
И. Ф. Плотникова о том, что нет документов, подтверждающих
факт личного общения Ленина с А.Г. Белобородовым159.
158 РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 6643. Л. 1.
159 Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. С. 147.
155
В 1993 г. Состоялась процедура обмена фамильных
документов Правящего Князя Лихтенштейна на следственные
материалы Н.А. Соколова. Возвращенный в Россию комплекс
документов следствия представляет собой уникальные материалы
по делу об убийстве Царской Семьи. Переданные документы были
приняты на хранение в ГА РФ и составили фонд № 1837. Среди
бесценных материалов, имеющих важнейшее значение для
изучения темы гибели Царской Семьи, следующие документы:
подлинная шифрованная телеграмма за подписью А.Г.
Белобородова (автограф), переданная из Екатеринбурга 17 июля в
21 час в Москву, Кремль, секретарю Совнаркома Горбунову160;
распоряжения Колчака М.К. Дитерихсу161 и Н.А. Соколову162;
оригиналы документов, которые Н.А. Соколов получил в сентябре
1922 г. от Рицлера163; перевод этих документов Н.А. Соколов
поместил в 11-й том следствия164; фрагменты обоев из комнаты
дома Ипатьева, в том числе с надписью из стихотворения Г. Гейне
«Валтасар»165.
По решению Комиссии от 26 октября 1993 г. Академик
РАН В.В. Алексеев подготовил краткую историческую справку о
событиях, связанных с гибелью последнего российского
Императора Николая II и поисками его останков, в которой
изложил известные исторические факты расстрела Царской Семьи,
их слуг и обнаружения останков девяти лиц, внес предложение по
исторической экспертизе предполагаемого Царского захоронения.
Аргументация была следующая: «… поскольку общественное
мнение по данному вопросу в России и за рубежом настолько
наэлектризованно, что одними лабораторными исследованиями
судмедэкспертного характера не обойтись». В.В. Алексеев
предлагал «поднять новый пласт исторических материалов,
160 ГА РФ.Ф. 1837. )п. 1. Д. 57. Л. 1.
161 Там же. Д.8. Л. 6.
162 Там же. Д. 9. Л. 1.
163 Там же. Д. 5. Л. 1-6.
164 РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 5. Л. 85. Эти уникальные документы,
раскрывающие историю трагедии царской семьи, были опубликованы в
«Российском архиве».
165 ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 51. Л. 1.
156
проливающих дополнительный свет на эти события. С моей точки
зрения, не до конца использованы возможности введения в
научный оборот следующих документов166:
1. Директив центра по отношению к Царской Семье,
решению ее судьбы в первой половине июля 1918 г. и связи их с
внутренним и международным положением Советской республики
того периода.
2. Официальных материалов местных органов власти:
а) не найдено решение Уралоблисполкома о расстреле, хотя
оно цитируется в западных публикациях;
б) исследователям недоступен акт фиксации смерти
представителей Царской Семьи в ночь на 17 июля 1918 г., между
тем как имеются свидетельства его существования.
3. Официального доклада Я.М. Юровского
большевистскому центру о расстреле Царской Семьи и сокрытии ее
останков (есть упоминания о том, что сын Я.М. Юровского
располагал копией данного документа).
4. Прижизненных медицинских карт членов Царской Семьи
(сохраняется надежда получить их от одной из европейских стран).
5. Докладов немецкой агентуры, которая тщательно следила
за всеми передвижениями в районе дома Ипатьева (позволит
подтвердить или окончательно опровергнуть возможность вывоза
из дома женской части Царской Семьи).
6. Документов Наркомата иностранных дел (известно, что
его ответственные сотрудники до конца 1918 г. делали публичные
заявления о сохранности женской части Царской Семьи).
7. Досье Анны Андерсон – Анастасии (хранится в Датском
Королевском архиве).
8. Коллекции документов международной комиссии по
расследованию обстоятельств гибели Императора Николая II и Его
Семьи (г. Стенфорд, штат Коннктикут, США)».
Источниковый анализ документов – переговоры Москвы и
Екатеринбурга в июле 1918 г. – позволяют утверждать о решающей
роли центра в судьбе Императорской Семьи. (См.: Лыкова Л.А.
166 ГА РФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д.3. Л.2.
157
В.И. Ленин и судьба Царской Семьи // Исторический архив. 1995.
№ 5. С. 3-9.).
Источниковедческий анализ позволил воссоздать
целостную картину переговоров Свердлова и Ленина с
руководством Уралоблсовета, УралоблЧК по поводу судьбы
Царской Семьи.
Текстологический анализ документов, хранящихся в разных
отечественных архивах, позволил воссоединить отдельные
документы в единый источниковый комплекс документов по
исследуемой теме.
«Записка» Я. М. Юровского167:
16 июля была получена телеграмма из Перми на условном
языке, содержавшая приказ об истреблении Романовых. 16-го в 6 ч.
веч. Филипп Голощекин предписал привести приказ в
исполнение168.
Изучение материалов Н.А. Соколова позволяет сделать
важнейшие выводы: ...Приказ об убийстве Царской Семьи пришёл
из Москвы. К таким выводам по документам следствия впервые
пришёл и сам следователь Н.А. Соколов.
Сейчас появилась уникальная возможность для историков
сопоставить документы следствия Н.А. Соколова с неизвестными
ранее документами из спецхранов России. Исторический анализ их
позволит ответить на некоторые вопросы, которые являются до сих
пор основанием для различных и многочисленных версий.
Вывод Н.А. Соколова, что приказ о расстреле Царской
Семьи пришёл из Центра (из Москвы), подтвержден рассказом
Я.М. Юровского в его «Записке» от 1920 г., выступлении на
совещании в Екатеринбурге 01.02.34 г.: «... Поскольку это являлось
167 ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 36. Л. 32-61.
168 Лыкова, Людмила Анатольевна. Следствие по делу об убийстве
российской императорской семьи: [историографический и
археологический очерк] / Л. А. Лыкова ; Федеральное арх. агентство,
Российский гос. арх. социально-политической истории. - Москва:
РОССПЭН, 2007. – С. 30, 31, 39, 43, 44, 49, 50, 51, 57, 66, 67, 68, 69, 71, 72,
73, 75, 76, 109, 220, 221, 231, 260, 261, 262, 276.
158
тогда вопросом большой политической важности и без разрешения
Центра не мог быть разрешён. Связь и разговоры по этому вопросу
с Центром не прекращались». Документы, хранящиеся в
Российском центре хранения и изучения документов новейшей
истории, показывают, что В.И. Ленин в течение ряда месяцев вёл
переговоры с Уралоблсоветом о судьбе Царской Семьи начиная с
момента проживания их в Тобольске, перевода в Екатеринбург и
заточения их в доме Ипатьева.
Вождь был в курсе.
В биографической хронике Ленина опубликованы его
запросы об условиях жизни Царя, переговоры с Екатеринбургом.
Решение такого важного государственного вопроса, как расстрел
монарха, мог принять только человек самого высокого ранга.
28 апреля 1918 г.: «Ленин ведёт переговоры (18 часов - 18 ч.
50 мин.) по прямому проводу с Екатеринбургом. В. Ленин вместе с
Я. Свердловым ведёт переговоры (21 час 30 мин. - 23 часа 50 мин.)
по прямому проводу с Екатеринбургом».
В РЦХИДНИ (Российский центр хранения и изучения
документов новейшей истории) хранится телеграфная лента, где
зафиксированы переговоры членов Екатеринбургского областного
совета с Совнаркомом о пути следования поезда с Николаем
Романовым. Любопытно, что уральцы, обращаясь в СНК, жалуются
на позицию Я.М.Свердлова. Кто же конкретное лицо в СНК, к
которому обратились из Екатеринбурга?
7 июля даётся распоряжение (ранее 17 час.) в Екатеринбург
предоставить возможность председателю Уральского областного
совета А.Р. Белобородову связаться с Кремлём по прямому
проводу.
Дата расстрела Царской Семьи?
16 июля 1918 г. Я.М. Юровский получил от Голощекина
информацию о том, что «… сегодня семья будет расстреляна…». В
официальном сообщении в «Правде» и «Известиях» говорилось о
расстреле 16 июля 1918 г.
В телеграфных бланках, обнаруженных на телеграфе
Екатеринбурга и описанных в протоколах Н.А. Соколовым, текст
сообщения о расстреле Царя прописан, однако дата первоначально
была обозначена 16, затем исправлена на 17.
159
Расстрел готовился на 16 июля, но расстреляли узников
бывшего Ипатьевского особняка рано утром 17 июля.
Я.М.Юровский настойчиво подтверждал свою роль
цареубийцы в воспоминаниях, написанных и переданных историку
М.Н. Покровскому. Это не запись воспоминаний Я.М. Юровского,
а скорее официальный отчет официальному лицу – М.Н.
Покровскому, члену президиума ВЦИК.
После запрета, наложенного еще В.И. Лениным, на
публикации по теме расстрела Царской Семьи, повторенного И.
Сталиным и переданного Ф. Голощекиным участникам расстрела,
пожелавшим опубликовать воспоминания о событиях 1918 г. в
Екатеринбурге, Я.М. Юровский делает еще одну попытку
напомнить, что цареубийца № 1 – это он. Его настойчивость,
упорство, его позиция понятны. В среде тех, кто был очевидцем
событий июля 1918 г. в Екатеринбурге, Я.М. Юровский не мог
лгать, присваивая себе право первого цареубийцы. Как не лгал он,
отчитываясь перед тем, по чьему приказу убил Царя.
Первый круг убийц Царя организаторы – первый в этом
круге – В.И. Ленин. Я.М. Свердлов только выполнял поручение,
данное ему на заседании Пленума ЦК РКП(б) от 19 мая 1918 г., где
присутствовали: Свердлов, Сокольников, Смилга, Ленин, Троцкий,
Сталин, Шмидт, Владимирский и пунктом 5 решался вопрос о
судьбе Николая Романова:
«5) Свердлов сообщает, что в Президиуме ЦИК стоит
вопрос о дальнейшей участи Николая. Необходимо решить, что
делать с Николаем».
Следующий круг образует Уральский облсовет – А.
Белобородов, В. Дидковский, Г. Сафаров, Ф. Голощекин, Толмачев
и др. Это исполнители местного масштаба, они выполняли приказ
Москвы, а точнее – В.И. Ленина.
Далее – Уральская областная ЧК: Ф. Лукоянов,
председатель, И. Родзинский, В. Горин, Г. Никулин, М. Медведев и
др. – организаторы отряда для расстрела Царской Семьи. С этой
целью уже 4 июля, то есть тогда, когда Ф. Голощекин находился в
Москве у Я.М. Свердлова и запрашивал санкцию Центра,
определившую судьбу Царской Семьи, комендант Авдеев был
смещен с поста; рабочие их охраны были заменены отрядом
чекистов под руководством Я. Юровского. То есть уральская
160
«головка»- облсовет и ЧК – уже получили «добро» на подготовку
расстрела.
И Я.М. Юровский, заступая на пост коменданта Дома
особого назначения, знал свою роль169.
Авторы книги: «Anthony Summers, Tom Mangold. The file on
the TSAR. Updated and reissued in 2002 by Orion Books Ltd, Orion
House, 5 Upper St Martin’s Lane, London WC2H 9 EA. Printed and
bound in Great Britain by Clays Ltd, St Ives plc» придерживаются
следующего мнения: «Когда произошла «Октябрьская Революция»,
совершенная большевиками и Ленин оказался у власти, было
покончено со всем, что было сделано Царем.
Ленин решил судьбу Романовых, то есть издал приказ об
убийстве Императора Николая II и Его Семьи. Брат Ленина был
повешен за попытку убить Императора Александра III, отца
Императора Николая II. После «Октябрьской Революции» вся
власть и ответственность за судьбу Императора Николая II и Его
Семьи была на Ленине.
Ленин даже ценил доктрину экстремиста Нечаева,
оправдывавшего уничтожение всей династии Романовых.
Даже один этот факт является весомым доказательством
того, что именно Ленин одобрил казнь Императора Николая II.
Авторы считают, что Ленин приказал убить только
Императора Николая II, а Его Семья была спасена170».
Воспоминания П.Жильяра: слышал, как доктор Боткин от
имени Государя просил начальника стражи, комиссара Авдеева,
чтобы мне было разрешено к ним вернуться. Авдеев ответил, что
он запросит Москву. На последующих страницах я изложу
обстоятельства убийства Царской Семьи в том виде, в каком они
вытекают из показаний свидетелей и данных следствия. Из шести
169 Лыкова Л.А., «Юровский стрелял, Ленин давал команду», статья в
газете: Час Пик, номер 167 (896) 12 ноября 1997 года.
170 Anthony Summers, Tom Mangold. The file on the TSAR. Updated and
reissued in 2002 by Orion Books Ltd, Orion House, 5 Upper St Martin’s Lane,
London WC2H 9 EA. Printed and bound in Great Britain by Clays Ltd, St Ives
plc. P. 39, 285, 288, 285- 297.
161
объёмистых томов рукописного материала, в которых заключается
следствие, я извлёк существенные обстоятельства этой драмы, по
поводу которой, увы, не остаётся никаких сомнений.
Около половины апреля 1918 года председатель
московского центрального исполнительного комитета Янкель
Свердлов, уступая давлению Германии (цель, которую
преследовала Германия, была монархическая реставрация в пользу
Царя или Цесаревича под условием признания Брест-Литовскаго
договора и последующего союза России с Германией. Это
предположение провалилось, вследствие сопротивления
Императора Николая II , который, вероятно, сделался жертвой
своей верности союзникам), послал в Тобольск комиссара
Яковлева, чтобы перевезти Царскую Семью. Этот последний
получил приказание доставить ее в Москву или в Петроград. Он
при исполнении своего поручения пытался преодолеть
противодействие, как это было установлено следствием. Это
противодействие было организовано уральским областным
правительством, местом пребывания которого был Екатеринбург.
Это правительство, без ведома Яковлева, приготовило западню,
при помощи которой оно хотело завладеть особой Государя при его
проезде. Но представляется установленным, что получил тайное
одобрение Москвы. В самом деле, более, чем правдоподобно, что
Свердлов сыграл двойную игру и что, притворно подчиняясь в
Москве настояниям барона Мирбаха, он вошёл с
Екатеринбургскими комиссарами в соглашение не выпускать Царя
из своих рук. Как бы то ни было, водворение Государя в
Екатеринбург было неожиданно.
В Екатеринбурге чрезвычайка пользовалась
всемогуществом. Её наиболее влиятельными членами были
комиссары Юровский, Голощекин и т.п.
Авдеев состоял под непосредственным контролем прочих
комиссаров, членов «президиума» и «чрезвычайки». Они не
замедлили дать себе отчёт в перемене, которая произошла в
настроении стражи по отношению к заключённым, и постановили
принять решительные меры. В Москве тоже беспокоились, как это
доказывает следующая телеграмма, посланная Белобородовым из
Екатеринбурга Свердлову и Голощекину, находившемуся тогда в
Москве: «Сыромолотов только что выехал в Москву, чтобы
162
устроить дело согласно указаниям центра. Опасения
неосновательны. Напрасно беспокоитесь. Авдеев устранён. Авдеев
заменён Юровским. Внутренняя стража переменена, её заменили
другие».
Это телеграмма от 4 июля.
В этот день, действительно, Авдеев и его помощник
Мошкин были арестованы и заменены комиссаром Юровским,
евреем, и его помощником Никулиным. Стража, состоявшая,
исключительно из русских рабочих, была перемещена в один из
соседних домов, в дом Попова.
Юровский привез с собой 10 человек, которые почти все
были австро-германскими пленными и «выбраны» из числа
палачей «чрезвычайки». Начиная с этого дня, они заняли
внутренние посты; наружные посты продолжали выставляться
русской стражей.
«Дом особаго назначения» сделался отделением
чрезвычайки, и жизнь заключенных превратилась в сплошное
мученичество.
В это время убийство Царской Семьи уже было решено в
Москве: это доказывает вышеприведенная телеграмма.
Сыромолотов уехал в Москву, «чтобы организовать дело согласно
указаниям центра»…. Он вернулся с Голощекиным и привез
инструкции и директивы Свердлова. Юровский, тем временем,
принимал свои меры. Он несколько дней подряд выезжал верхом и
разъезжал по окрестностям в поисках места, удобнаго для его
намерений, где он мог бы предать уничтожению тела своих жертв.
И этот же человек, цинизм котораго превосходил все, что можно
вообразить, являлся потом навещать Цесаревича в его постели.
Прошло несколько дней; Голощекин и Сыромолотов
вернулись, все было готово.
В воскресенье с 14 июля Юровский приказал позвать
священника, отца Строева, и разрешил совершить богослужение.
Узники – уже приговоренные к смерти, и им нельзя отказать в
помощи религии.
На следующий день он приказал увести маленькаго
Леонида Седнева в дом Попова, где находилась русская стража.
16-го, около 7 часов утра, он приказал Павлу Медведеву,
которому всецело доверял, и который стоял во главе русских
163
рабочих, принести ему двенадцать револьверов системы «Нагана»,
которые имелись у русской стражи. Когда это приказание было
исполнено, он объявил ему, что вся Царская Семья будет казнена в
ту же ночь, и поручил сообщить об этом русской страже. Медведев
сделал это около 10 часов.
Немного спустя, Юровский проник в комнаты, занимаемые
членами Царской Семьи, разбудил их и всех живших с ними, и
сказал им приготовиться следовать за ним. Предлогом он выставил
то, что должен их увезти, потому что в городе мятежи и что пока
они будут в большей безопасности в нижнем этаже.
Все в скором времени готовы и, забрав с собой несколько
мелких вещей и подушки, спускаются по внутренней лестнице,
ведущей во двор, через который входят в комнаты нижнего этажа.
Юровский идет впереди с Никулиным, за ними следует Государь с
Алексеем Николаевичем на руках, Государыня, Великие Княжны,
д-ръ Боткин, Анна Демидова, Харитонов и Труп.
Узники остановились в комнате, указанной им Юровским.
Они были уверены, что пошли за экипажами или автомобилями,
которые должны их увезти, и, ввиду того, что ожидание
продолжалось долго, потребовали стульев. Их принесли три.
Цесаревич, который не мог стоять из-за своей больной ноги, сел
посреди комнаты. Царь сел слева от него, д-р Боткин стоял справа,
немного позади. Государыня села у стены (справа от двери, через
которую они вошли), неподалеку от окна. На ее стул, также как и
на стул Цесаревича, положили подушку. Сзади нее находилась
одна из ее дочерей, вероятно Татьяна. В углу комнаты, с той же
стороны, стояла Анна Демидова, у которой оставались в руках две
подушки. Три остальные Великие Княжны прислонились к стене в
глубине комнаты; по правую руку от них, в углу, находились
Харитонов и старый Труп.
Ожидание продолжается. Внезапно в комнату возвращается
Юровский с семью австро-германцами и двумя своими друзьями,
комиссарами Ермаковым и Вагановым, заправскими палачами
чрезвычайки. С ними находится Медведев. Юровский подходит и
говорит Государю: «Ваши хотели вас спасти, но это им не удалось,
и мы принуждены вас казнить». Он тотчас поднимает револьвер и
стреляет в упор в Государя, который падает, как сноп. Это сигнал к
залпу. Каждый из убийц выбрал свою жертву. Юровский взял на
164
себя Государя и Цесаревича. Для большинства заключенных
смерть наступила почти немедленно, однако Алексей Николаевич
слабо застонал. Юровский прикончил его выстрелом из револьвера.
Анастасия Николаевна была только ранена и при приближении
убийц стала кричать; она падает под ударами штыков. Анна
Демидова тоже уцелела, благодаря подушкам, за которыми
пряталась. Она бросается из стороны в сторону и, наконец, в свою
очередь падает под ударами убийц.
Показания свидетелей позволили следствию восстановить
во всех подробностях ужасающую сцену избиения. Этими
свидетелями являются один из убийц – Павел Медведев (Медведев
был взят в плен при занятии Перми антибольшевистскими
войсками в феврале 1919 г. Он умер месяцы спустя в
Екатеринбурге от сыпного тифа; он утверждал, будто
присутствовал только при части драмы и сам не стрелял (другие
свидетели удостоверяют обратное). Это классический прием, к
которому прибегают для своей защиты все убийцы), Анатолий
Якимов, присутствовавший несомненно при убийстве, хотя он это
отрицал, и Филипп Проскуряков, рассказавший о преступлении со
слов других зрителей. Они все трое входили в состав стражи дома
Ипатьева.
Когда все было кончено, комиссары сняли с жертв их
драгоценности, и тела были перенесены на простынях при помощи
оглобель от саней до грузового автомобиля, ожидавшего у ворот
двора между двумя дощатыми оградами.
Приходилось торопиться до восхода солнца. Автомобиль с
телами проехал через еще спавший город и направился к лесу.
Комиссар Ваганов ехал впереди верхом, так как надо было избегать
встреч. Когда уже стали приближаться к лесной поляне, на
которую направлялись, он увидел ехавшую ему навстречу
крестьянскую телегу. Это была баба из села Коптяки, выехавшая
ночью со своим сыном и невесткой для продажи в городе своей
рыбы. Он немедленно приказал им повернуть обратно и вернуться
домой. Для большей вероятности, сопровождая их верхом, он ехал
рядом с телегой и запретил им, под страхом смерти, оборачиваться
и смотреть назад. Все же крестьянка успела мельком увидеть
большую темную массу, двигавшуюся позади всадника.
Вернувшись в деревню, она рассказала о том, что видела. Под
165
влиянием любопытства, крестьяне отправились на разведку и
натолкнулись на цепь часовых, расставленных в лесу.
Между тем после больших затруднений, так как дорога
была очень плоха, грузовик доехал до лесной поляны. Трупы были
сложены на землю и частью раздеты. Тут комиссары обнаружили
большое количество драгоценностей, которые Великие Княжны
носили спрятанными под своей одеждой. Они тотчас ими
завладели, но в спешке уронили несколько вещей на землю, где их
затоптали. Трупы были затем разрезаны на части и положены на
большие костры. Для усиления огня в них подлили бензина. Части,
наименее поддающиеся огню, были уничтожены при помощи
серной кислоты. В течение трех дней и трех ночей убийцы делали
свою разрушительную работу под руководством Юровскаго и двух
его друзей – Ермакова и Ваганова. Из города на поляну было
привезено 175 килограммов серной кислоты и более 300 литров
бензина.
Наконец 20 июля все было кончено. Убийцы уничтожили
следы костров, и пепел был сброшен в отверстие шахты или
разбросан вблизи опушки, дабы ничто не обнаружило того, что
произошло.
Зачем эти люди так старались замести всякий след
содеянного ими? Зачем они прячутся, как преступники, раз они
утверждают, что творят дело правосудия, и от кого они прячутся?
Нам это объясняет в своем показании Павел Медведев.
После преступления Юровский подошел к нему и сказал: «Оставь
на месте наружные посты, а то как бы народ не взбунтовался». И в
следующие дни часовые продолжали охранять пустой дом, как
будто ничего не произошло, как будто за оградой все еще
находились узники.
Тот, кого надо было обмануть, кто не должен был знать –
был русский народ.
Это доказывается другим обстоятельством – уводом из
предосторожности 4 июля Авдеева и удалением русской стражи.
Комиссары уже не доверяли тем рабочим заводов, которые, однако,
были их сторонниками и явились добровольно записаться в стражу,
чтобы «сторожить Николая Кроваваго». Дело в том, что они знали,
что одни иностранцы и наемные палачи согласятся выполнить
гнусное дело, которое им предложат сделать. Этими палачами
166
были – еврей Юровский, русские каторжане Медведев, Никулин,
Ермаков и Ваганов и семь немцев и австриаков.
Да, они прячутся именно от русскаго народа, эти люди,
выдающие себя за его представителей! Его они боятся; его мести
они опасаются.
Наконец, 20 июля, они решились говорить и объявить
народу в расклеенной на улицах Екатеринбурга прокламации о
кончине Царя. Пять дней спустя, пермские газеты опубликовали
извещение о расстреле Императора Николая II. И солгали о том,
что Семья Романовых перевезена из Екатеринбурга в другое, более
верное место.
Преступление, мы это знаем, было решено в Москве.
Государь не был ни осужден, ни даже судим – да и кто бы
мог его судить? Он был злодейски убит. Что же тогда сказать о
Государыне, детях, докторе Боткине и трех слугах, погибших
вместе с ними? Но что до того убийцам: они уверены в своей
безнаказанности; пули умертвили, пламя истребило, земля
прикрыла то, чего огонь не мог уничтожить. Да, они совершенно
спокойны – никто из них не станет говорить, ибо они связаны
между собой своим гнусным делом. И, казалось, комиссар Войков
не без основания, мог воскликнуть: «Свет никогда не узнает, что
мы с ними сделали!».
Эти свиньи ошибались.
После нескольких месяцев колебаний, следственные власти
предприняли систематические изыскания в лесу. Каждая пядь
земли была изрыта, ископана, испытана, и вскоре шахта, почва
лесной поляны и трава по всей окрестности выдали свою тайну.
Сотни предметов и обломков вещей, по большей части
затоптанных и втоптанных в землю, были открыты.
Однако убийцы беспокоились. Агенты, которых они
оставили в Екатеринбурге, чтобы замести следы, ставили их в
известность о ходе следствия. Они шаг за шагом наблюдали за его
успехами. И когда, наконец, они поняли, что правда обнаружится и
что весь мир вскоре узнает, что произошло, они испугались и
попытались перевалить на других ответственность за свое
злодеяние. Они стали тогда обвинять социалистов-революционеров
в том, что они виновники преступления и что они хотели таким
путем скомпрометировать партию большевиков. В сентябре 1919
167
года двадцать восемь человек были арестованы ими в Перми и
судимы по ложному обвинению в участии в убийстве Царской
Семьи. Пять из них были присуждены к смерти и казнены.
Эта постыдная комедия свидетельствует еще раз о цинизме
этих людей, не усомнившихся предать смерти невинных, чтобы не
нести ответственность за одно из величайших в истории
преступлений171.
Юровский ли был тем лицом, кто решил судьбу Царской
Семьи? Между 4 и 14 июля какие-то иные люди, решив
судьбу Царской Семьи, пробудили преступную деятельность
Юровскаго.
Судьба Царской Семьи была решена не в Екатеринбурге, а
в Москве.
Почему Москва первая сообщила о смерти Царя, а
Екатеринбург, где он был убит, сообщил об этом только через два
дня?
Большевики в панике, трусливо бежали из Екатеринбурга.
От испуга они оставили на телеграфе и свои подлинные
телеграфные ленты.
Екатеринбург не смел сам говорить об этом без разрешения
Москвы.
Как же он сам мог осмелиться убить, когда без позволения
Москвы он не смел даже сказать об этом?172
Смерть Императора Николая II и смерть Его
Императорской Семьи была нужна для плана врагов России и
русского народа для развязки «того клубка, который накручивался
сразу всеми врагами России и русского народа врагами. Враги
наши и - и решили убить Императора Николая II, Его Семью и его
Династию.
171 Жильяр П. Император Николай II и его семья. - Вена,
книгоиздательство «Русь», 1921. – С. 209, 218, 219, 224, 225, 226, 227, 228,
230, 231, 233, 234, 235.
172 ГАРФ Фонд: Р 5972, Оп. 2, № дела 79. Н.О. Соколов. «Убийство
царской семьи» с автографом Н.В.Брусиловой. Изд. Слово.Берлин,1925.
C. 244, 252, 253.
168
Убийство Императора Николая II и убийство Его Семьи
подчеркивает то, что убивали их за то, что они стояли за Россию и
за русский народ. Временное Правительство, дав народу клятву
ничего не делать без народа, стремясь выполнить требования
недругов России и врагов русского народа с первых же шагов
своего правления, приступило к разделу Государства Русского,
издавало Приказы, как изменник, для разрушения армии русской и,
отдав Врагам, как Предатель, миллиардное боевое имуществ,
передало свою Власть Керенскому с его политическими друзьями,
который, как не русский, подготовил, среди матросов и рабочих
столицы Петрограда, переход Власти, Понаехавшим, по его же
Керенскому вызову, из всех чужих земель, не русских.
Понаехавшим из чужих земель врагов России и русского народа.
Враги стали править над Россией.
«Большевики» на чужие деньги организовали в России
убийство русских людей, воровство, грабеж, уничтожение домов,
дорог, мостов, складов, заводов, и приступили за счёт русских
народных сумм к укреплению и к вооружению всех врагов России,
пригласив для этого китайцев, латышей, поляков, евреев и всяких
других иноземцев.
Россию стали разрывать на части.
Государственная, народная, русская казна;
государственное, русское добро, золото, ценности, все то, что было
русским, народным достатком чужаками украдено и чужаками
вывезено из земли русской для чужих, не русских, проживающих в
Америке, Германии, Англии, Франции, Италии, Австрии, Японии -
во все страны для обогащения себя чужака и своих чужаков.
Иноземцы за семнадцать лет обогатились русским золотом
из России от русского народа в золоте на миллиарды миллиардов
золотых рублей, а русские в России за эти семнадцать лет
сделались из зажиточных нищими, голодными, разутыми, без своей
земли и без своего дома.
Холод, холера, тиф, чума, сифилис, каторга, убийство,
расстрел, хамство, без правил, грубость, безграмотность,
беспризорность, безнравственность царит на Руси всюду под
властью не русских «Большевиков».
Отец убивает сына. Сын убивает отца. Брат убивает брата.
169
Русский народ, хозяин своей русской земли, уже не хозяин
и умирает как раб и хоронится как собака без обрядов древних
своих отцов и дедов.
Россия - Властью Чужих и Властью Чужаков - иноземцев -
через семнадцать лет уничтожена.
Семнадцать лет прошло. Потеря времени - смерти подобно.
«Большевики» - чужаки - комиссары - латыши, китайцы, евреи,
поляки, Г.П.У. и Че-Ка убили русских 30.000.000 душ.
30.000.000 Душ русских убито Чужаками- Большевиками.
Нигде нет «большевика», в других землях его нет и быть не
может, ибо «большевик» иноземец-чужак-иностранец только в
России для русского народа, а для других, на другой земле, он свой
брат, соплеменник и потому он у себя на своей земле не грабит, не
убивает и интернационалом не занимается, а просто то золото,
которое он - большевик - привозит из России от русского народа,
делит между своими соотечественниками, хохоча над русскими173.
В ночь под Новый год в Римском отеле в Варшаве пьяный
Войков рассказывает об убийстве Царской Семьи: « Под новый,
1925 год Войков решил устроить в посольстве танцевальный вечер
для сотрудников. В половине второго ночи я зашёл к нему в
кабинет. Я знал, что имеется постановление Политбюро,
запрещающее участникам убийства рассказывать о нем, и мне
захотелось из уст самого Войкова узнать все детали.
На мою просьбу подробно рассказать мне о
екатеринбургских событиях, Войков сначала ответил отказом,
затем, приняв таинственный вид, согласился. Тут же он строго
предупредил меня, что рассказ его строго конфиденциальный, так
как он дал в своё время подписку молчать о происшедшем.
⁃ Вы знаете, сказал он, эта скотина Юровский ( Юровского
он не выносил) начал было писать свои мемуары. Об этом узнали в
Политбюро, вызвали его и предложили немедленно сжечь все
173ГАРФ Фонд 9521, опись 1, № дела 2: Григорьев- Трандин Владимир
Константинович. Главы книги «Русским русский о русских делах»
(«Россия 1914 года», «Убийство Императора Николая II и Его,
императорской семьи», «Случайный случай дл последнего слова в слове»,
«Союзники» и др.). «Урок русским от первого (рукопись), 1934 год, г.
Париж. С. 87, 88, 143, 144, 145, 152, 153.
170
написанное. После этого случая Политбюро приняло общее
постановление, запрещающее участникам расстрела публиковать
мемуары.
Постановление 6 июля 1918 года
Уральский областной комитет партии вынес 6 июля 1918
года постановление расстрелять всю Царскую Семью.
Утверждение этого постановления в Москве, в центральном
комитете партии, поручено было провести ряду ответственных
уральских коммунистов. В Москве нам оказали большое
содействие.
Все члены центрального комитета очень боялись, как бы
Царь не попал в руки Антанты. Судьба Царя была решена. Была
решена и судьба Его Семьи...
...Вынося постановление о расстреле, ЦК предупредил
Екатеринбург о необходимости скрывать факт убийства членов
Царской Семьи, так как германское правительство настойчиво
добивалось освобождения и выезда в Германию Царицы,
Наследника и Великих Княжен». Г. Беседовский.
«Последние новости», воскресенье 5 марта 1933 г., Париж,
номер 4365:
« Новые данные об убийстве Царской Семьи»: В одном из
последних номеров распространённого американского
еженедельника «Либерти» ( Нью- Йорк, номер 7 от 18 февраля)
напечатаны воспоминания Илиодора ( Сергея Труфанова),
касающиеся обстоятельств гибели Царской Семьи в Екатеринбурге
в ночь на 17 июля 1918 года.
Редакция американского еженедельника сообщает о нем
некоторые биографические подробности. Родом Илиодор, он же и
Сергей Труфанов, донской казак; родился в 1880 году. Одно время
был духовником всей Царской Семьи.
Весной 1918 года, т.е. уже после большевистского
переворота, возвращаясь из Америки на родину, Илиодор очутился
во Владивостоке. Там он был большевиками арестован. Запросили
Москву, - оттуда пришло распоряжение об освобождении, и
Илиодор направился к себе в Царицыно. Когда поезд был около
Екатеринбурга, Илиодор узнал, что в Екатеринбурге находятся под
арестом Царь и Царица (это было 3 мая).
171
На екатеринбургском вокзале он увидел Х.Гусеву, - ту
самую, которая в январе 1914 года ранила ножом Распутина.
«Товарищ Войков, - сказала она, - он здесь красным комендантом,
послал меня встретить вас на вокзале».
«Была святая пятница,- рассказывает Илиодор. -
Приближалась Пасха. Я нанял извозчика. Гусева и я велели ему
ехать к коменданту».
Арыков отпустил Гусеву.
⁃ Я не только хотел с вами повидаться, - сказал Войков.
Войков в возбуждении повернулся лицом ко мне.
⁃ Романовы не выйдут отсюда живыми!
Свидание с Императором и Императрицей продолжалось
около 35 минут.
На другой день Илиодор выехал из Екатеринбурга, а 11 мая
был уже в Царицыно, где и оставался до середины августа. Сюда
дошла до него весть о гибели всей Царской Семьи, и он вспомнил
слова Войкова о том, что Царская Семья живой из Екатеринбурга
не уйдёт.
«Последние новости», Среда 8 марта 1933 г. Париж, номер
4368:
«Новые данные об убийстве Царской Семьи»:
20 марта 1919 г. Илиодора в Камышине арестовали
большевики и отправили в Москву, куда прибыл 25 марта и был
помещён в «главную тюрьма» чека.
По приказу Дзержинского, Илиодор был освобождён.
Илиодор просил у Ленина разрешения съездить в
Царицыно, где остановилась его семья. Но Ленин и Дзержинский
сказали ему, что этот вопрос зависит от ЦК.
Ради этого дела Илиодору часто приходилось бывать у
Калинина в Кремле.
«... Передо мной, в большом стеклянном сосуде, покоясь на
грубой подставке, была человеческая голова. Вместо левого глаза -
открытая рана. Голова царя Николая II. Никаких сомнений не было
и быть не могло. Это была голова Царя»174.
174ГАРФ Фонд 10060, номер описи 1, номер единицы хранения: 19.
Материалы, собранные великим князем Андреем Владимировичем в ходе
172
Семья Государя Императора и Он Сам были переведены в
комнату подвального этажа, где Им был Белобородовым прочтён
приговор, после чего все прибывшие начали издеваться над
Государем, Государыней и Великими Княжнами. Били, плевали,
били по лицу Государя. Уверен, что было и изнасилование175.
Когда чекист Юровский готовился к убийству, он оставил в
Ипатьевском доме лишь десять латышей и десять военно-пленных
австрийцев и немцев
(«Возрождение» номер 1141, 17. VII. 1928 г. «Крёстный
Путь»)176.
«Вырезки из газет»: Заграницей. Черчилль о России:
Лондон. Военный министр Черчилль сделал следующее
заявление в палате общин относительно английской политики
в России:
⁃ Большевики отняли у России две ценных вещи - мир и
победу. Победа была близка, а мир был неминуем. Германцы
послали Ленина в Россию для того, чтобы он способствовал
разрухе в стране. План этот удался. Россия вышла из строя177.
Убийство Царской Семьи было подготовлено в строжайшей
тайне. Оно было совершено в Екатеринбурге, по приказу из
расследования по установлению личности А. Чайковской. Материалы об
обстоятельствах гибели царской семьи, собранные великим князем
Андреем Владимировичем. Вырезки из газеты « Последние новости» со
статьями разных авторов об обстоятельствах гибели царской семьи:
«Последние новости», вторник 24 декабря 1929 г.: «Убийство царской
семьи. (Рассказ Войкова). С. 1, 2, 4, 5, 7.
175ГАРФ Фонд 10060, опись 1, единица хранения 22. Показания
С.М.Толстого- Милославского об обстоятельствах гибели царской семьи.
С. 4.
176ГАРФ Фонд Р-5972, № описи 4, № дела 19: Брусиловы: Брусилов
Алексей Алексеевич, генерал от кавалерии, главнокомандующий юго-
западным фронтом в период Первой Мировой войны, инспектор
кавалерии Красной Армии.1853-1926. Брусилова Желиховская Надежда
Владимировна. 1864-1938. «Памяти царственных мучеников». Сборник
статей, посвящённых памяти Императора Николая II и Его Семьи,
Издание Общества Почитателей Государя Императора Николая II и Его
Семьи, София, 1930. С. 8.
177ГАРФ Фонд Мельгунова, Ф 6738, опись 1, дело 28.С. 56.
173
Москвы и согласно давно задуманному плану. Всероссийский
Центральный исполнительный комитет
(ВЦИК) был в то время верховным законодательным,
распорядительным и контролирующим органом большевицкого
строя. Избираемый Всероссийским съездом советов, он в свою
очередь избирал из своего состава Президиум ВЦИК,
осуществляющий высшую государственную власть, и образовывал
Совет народных комиссаров (Совнарком) - советское
правительство.
В Президиуме ВЦИК насчитывалось двенадцать человек.
Вот его состав в 1918 году: Свердлов (председатель), Апфельбаум
(Зиновьев), Бронштейн (Троцкий), Гольдштейн (Володарский),
Лурье (Ларин), Нахамкес (Стеклов), Розенфельд (Каменев),
Смилович, Урицкий, Крыленко, Луначарский и Ульянов- Ленин
(председатель Совнаркома)178.
«Немцы - пишет Соколов, были поставлены перед
следующей дилеммой: спасти царя, порвав с большевиками, или
оставить его на произвол судьбы - сохранив хорошие отношения с
советами. Они отлично отдавали себе отчёт, что ни одна русская
партия, благосклонная к немцам не могла занять место
большевиков, потому что ни одна национальная партия не
признала бы Брест Литовского договора. Немцы сделали выбор и
купили союз с большевиками ценою крови Царя»179.
Убийство Царской Семьи и ея приближенных в
Екатеринбурге, великих князей и княгини Елизаветы Феодоровны в
Алапаевске великаго князя Михаила Александровича в Перми, -
занимает до сих пор внимание мировой печати. Почему то
внимание производивших следствие на местах было обращено в
сторону физических исполнителей смертных приговоров, как и
порядка жизни высоких узников. Недавно в Пекине выпущена
178ГАРФ Фонд 10060, опись 3, единица хранения 5. Письма Царской
Семьи из заточения, Нью- Йорк, типография Иова Почаевского, 1974 г.,
под ред. Е.Е. Алферьева. С. 198 (в книге 395).
179 ГАРФ: Ф.601, опись 2, ед. хранения 57: «Газетная вырезка со статьёй
Словцова Р. «Три попытки спасения царской семьи» (следственные
материалы об Екатеринбургской трагедии) - опубл. в газ. «Последние
Новости»- Париж, 30 марта 1924 г.
174
книга «Православный Царь Мученик», где автор игумен Серафим,
описывая между прочим жизнь Царской Семьи в Екатеринбурге и
Тобольске, сводит все убийства к действиям отдельных лиц и
комиссаров, оставляя совершенно неосвещенной роль советского
правительства и в частности Ленина, Троцкаго и других членов
Совнаркома в этих преступлениях.
Судьбой Царской Семьи и великих князей, оказавшихся к
весне 1918 г. первая в заточении в Екатеринбурге, а вторые в
Алапаевске и Перми, по – видимому мало интересовались их
коронованные родственники в Берлине и Дании. Спасти их тогда
было делом очень легким, особенно для бывшего германского
императора близкого родственника покойной императрицы и ея
сестры Елизаветы Феодоровны. Это было после ратификации
брестского мира и установления дружеского сотрудничества
Германского Императорского Правительства с советским.
Германскому Правительству не стоило большого труда
потребовать от Ленина и Троцкого немедленного вывоза Царской
Семьи за границу. Но очевидно, Гогенцоллерны мстили Царской
Семье за верность союзникам до конца. Война была еще в разгаре и
такой шаг мог бы повредить как казалось германскому двору делу
борьбы.
Советское правительство первоначально предполагало
предать Царя суду революционного Трибунала, разыграть комедию
«народной расправы» над ним и ликвидировать его «по закону».
Но как ликвидировать его детей, Царицу, прислугу и
приближенных? Как ликвидировать великих князей? Вопрос этот
очень тревожил Ленина, который не решился ставить это на
открытый суд. В Апреле 1918 г. по словам нелегальной газеты
(«Кличъ Борьбы № 72), состоялось в кабинете Ленина совещание
при участии Свердлова, Бухарина, Троцкого, Калинина, Аванесова,
Дзержинскаго и делегатов Екатеринбургскаго областного Совдепа.
Тогда Царская Семья только что еще была вывезена из Тобольска в
Екатеринбург. На этом совещании был заслушан доклад
Дзержинского, который настаивал на переводе Царя и Всей Семьи
в одну из центральных губерний, вблизи столицы, чтобы ВЧК имел
возможность следить за всеми нитями, которые плетутся будто бы
вокруг Царской Семьи. Поднимался тогда вопрос о ликвидации
Царя и наследника Алексея, как и великого князя Михаила
175
Александровича. Было указано на опасность сохранения живых
претендентов на Царскую корону. В течение мая и июня месяцев
происходили безпрерывные переговоры по прямому проводу
между Лениным и председателем Уральскаго Областного Совета в
Екатеринбурге по поводу участи Царя и Его Семьи. Советское
правительство по политическим соображениям, главным образом в
виду дружбы императорской Германией (это было в июне 1918
года) не могло само взять на себя инициативу разстрела Царской
Семьи и великих князей. Внутри страны начались военныя
возстания. Везти Царскую Семью в Москву или в другой город
центральной России значило усилить народное движение и дать в
руки контрреволюции большой козырь. Оставить же Царя и Его
Семью в руках белых дать возможность разростись
монархическому движению. В Москве решили, что необходимо
ликвидировать Царскую Семью и передать инициативу этого дела
Екатеринбургскому областному Совдепу. Екатеринбург сносился с
Москвой по прямому проводу даже после занятия чехами
Челябинска Западной Сибири и Уфы через свободный телеграфный
провод Пермь, Вятку и Вологду. Почти ежедневно Совдепъ
докладывал о положении дел на фронте, о жизни Царской Семьи и
великих князей, о надежности охраны. После взятия Челябинска
Московский Совнарком начинает нервничать и инструктировать
Екатеринбурский Совдепъ о необходимости спешить с этим делом.
В № 136 «Изв.Ур. Сов.» мы находим следующее сообщение:
«Вчера председатель Совдепа имел продолжительный разговор по
прямому проводу с Москвой с председателем Совнаркома
Лениным. Разговор касался военной обороны и охраны бывшего
царя Николая Романова. Это было за 8 дней до убийства Царской
Семьи».
По всей вероятности это были, последние инструкции
Ленина о кровавой расправе с царственными узниками180.
Московские большевики во главе с Лениным приняли
решение уничтожить Царскую Семью.
180 ГАРФ: № Фонда Р5856, опись 1, ед.хранения 364б. Вырезка из
белоэмигрантской газеты «Убийство царской семьи (не оконч.)».
176
Екатеринбургские большевики с их советом и до
московского решения также смотрели на убийство Николая II, как
и московские большевики. Но они не брали и вряд ли когда-нибудь
взяли бы на себя инициативу этого убийства. Зато, когда Москва
приняла это решение, Екатеринбургский совет это решение
послушно провел в жизнь.
В Москве постановили поручить екатеринбургским
большевикам немедленно убить Императора Николая II и всю Его
Семью. Условлено было объяснить это убийство попыткой белых
освободить Царя. Но при этом было решено вначале объявить об
убийстве только одного Царя, и заявить, что Его Семья переведена
в сохранное место, а затем объявить об убийстве Семьи во время
эвакуации.
С этими инструкциями, преподанными Лениным, был
послан, с его согласия, в Екатеринбург Голощекин для
немедленного приведения в исполнение убийства Царя и Его
Семьи.
Между Москвой и Екатеринбургом все время идут
переговоры, что делать с Царской Семьей. В начале июля
Уральский совет посылает члена Президиума Сыромолотова в
Москву. Он выясняет с центром вопрос. И, очевидно, Ленин
решает, что Царскую Семью надо убить в то время, когда
выяснится возможность захвата белыми Екатеринбурга.
Царскую Семью убивают 17 июля, 20-го красные начинают
эвакуацию города, а 25 в город вступают белые.
Между Лениным и главарями Ур. Совета, очевидно, было
оговорено:
1. Что убийство явится, как бы самовольным актом
местного Совдепа.
2. Что убийство всей Семьи нужно скрывать.
3. Что Москва одобрит только совершенное местным
Ур. Советом убийство Царя и таким образом оправдает себя перед
немцами, которым обещала охрану жизни Александры Федоровны.
Решение совершить цареубийство было принято Лениным,
как большевиком.
Московские большевики во главе с Лениным всегда
исповедовывавшие безпощадное избиение всех своих противников
в данном случае приняли решение уничтожить Царскую Семью.
177
Екатеринбургские большевики с их советом и до
московского решения также смотрели на убийство Императора
Николая II, как и московские большевики. Но они не брали и вряд
ли когда-нибудь взяли бы на себя инициативу этого убийства. Зато,
когда Москва приняла это решение, Екатеринбургский совет
послушно провел его в жизнь.
Ленина тревожила мысль все таки о возможном
освобождении кем-нибудь Царя, но раз нельзя судить Царя и по
суду покончить с Ним, то он решает покончить с Ним.
В Москве постановили поручить екатеринбургским
большевикам немедленно убить Николая II и всю Его Семью.
Участь Императора Николая II и Его Семьи была
собственно говоря, решена еще 25 октября 1917 г., в тот самый
день, когда большевики захватили власть.
В этот день над Царем был произнесен смертный приговор.
Ленин не был бы Лениным, - прямолинейным, жестоким
большевиком, ни перед чем не останавливающимся в своих целях,
если бы мог допустить мысль уйти от власти предварительно не
убив Царя.
Военное разследование пришло к заключению, что все тела
с помощью спирта, бензина и серной кислоты были сожжены и
уничтожены.
Военные предполагают, что отрезанные головы были
положены в спирт и в таком виде были отправлены в Москву, а
тела были сожжены.
Убийство в Екатеринбурге произошло, несомненно, по
указанию из Москвы.
4 июля 1918 г. из Москвы с особыми инструкциями едет
Голощекин, ближайший выполнитель воли Ленина. В
Екатеринбург он уехал с инструкциями от Ленина.
Несомненно, в принципе ускорение убийства Царской
Семьи уже было решено в Москве до отъезда Голощекина и,
конечно, главный голос за убийство был голос Ленина: без Ленина
на это дело не могли решиться все Свердловы вместе взятые.
178
Таким образом, ответственность за убийство Царя лежит на
диктаторе Ленине181.
Теперь, когда Царской России нет, - любопытно отметить,
кто были убийцы русских царей. В самом деле по чьей воле была
втоптана в грязь анархии и революции Императорская мантия:
была ли это всемогущая воля русского народа, или же другая -
предательская и скрытая рука нанесла смертельный удар в сердце
Царской России, той России, которая в течение столетий стояла
непоколебимой твердыней на грани Европы и Азии, своим телом
защищая цивилизацию против восточного варварства.
Вот факты. Три русских Императора были последовательно
убиты: Александр II, его сын Александр III и его внук Николай II.
Смерть Александра II, который по собственному почину, никем не
побуждаемый извне, освободил 20 миллионов крестьян от
крепостной зависимости (19 февраля 1861 г.) была предрешена в
1876 г. революционным комитетом. 1 марта 1881 г. он был убит.
Хотя фактический убийца, бросивший бомбу под коляску был
русский, но тем не менее, преступный замысел лишил жизни
одного из благороднейших монархов был разработан,
финансирован и приведён в исполнение кучкой
интернационалистов, которые ничего общего с Россией и русским
народом не имели.
До последнего времени не было официальных сведений
относительно того, как был убит Император Александр III,
которого в Европе прозвали великим миротворцем. Когда в 1894 г.
этот царь неожиданно умер в Крыму, возникли слухи, что он был
отравлен182.
Самым грязным преступлением, когда либо совершенным в
истории является убийство Царя Николая II и всей Его Семьи.
181 ГАРФ: № Фонда Р5802, номер описи 1, номер единицы хранения 1623.
Статья белоэмигранта В.Архипова «Царская Семья». С. 39, 40, 41, 42, 46,
47, 49, 51, 52, 54, 55.
182 ГАРФ: Фонд Романова А.В., фонд 10060, опись 1, дело 17: Листовка
Союза «Единство Руси» «Кто убивал русских царей». Типографский
экземпляр, январь 1921, с.1.
179
Независимо от того, кто как относится к старому режиму в
России, независимо от того, кто как думает о той форме правления,
при которой Россия жила, ширилась и крепла почти пять столетий
сряду, невозможно отрицать того факта, что убийство Императора
Николая II, убийство его юных дочерей и отрока Царевича было
настолько омерзительно, настолько зверски - отталкивающее.
Генерал Нокс, Британской армии, бывший представителем
Британского правительства в Омске, 5-го февраля 1919 г.
телеграфировал своему правительству следующее:
«Относительно убийства Царской Семьи в Екатеринбурге,
«имеются дополнительные доказательства того, что в местном
«Совете было две группы; одна из них стремилась спасти Царскую
семью, другая же, решила убить Царскую Семью. Эти два по
фамилии Вайнин и Сафаров были с Лениным, когда он делал «своё
путешествие по Германии... Под предлогом, того, что русские
часовые будто бы украли 70.000 рублей, они были сменены между
8-м и 12-м. Стража была заменена тринадцатью, состоявшими из
десяти латышей и трёх евреев. Наружная стража была поставлена
под команду каторжника Медведева, который в 1906 г. был
приговорен к каторжным работам за убийство и поджог и который
в 1911 году изнасиловал девочку пяти лет. (Британская Белая
Книга, собрание официальных документов о большевизме в
России. Представлено Парламенту по приказу Английского короля.
Апрель 1919 г. Стр. 41. Лондон).
Неповинен народ русский в крови русских царей183.
16.УII была получена телефонограмма из Перми на
условном языке, содержащая приказ об истреблении Романовых. 16
183 ГАРФ: Фонд Романова А.В., фонд 10060, опись 1, дело 17: Листовка
Союза «Единство Руси» «Кто убивал русских царей». Типографский
экземпляр, январь 1921, с. 2; Британская Белая Книга, собрание
официальных документов о большевизме в России. Представлено
Парламенту по приказу Английского короля. Апрель 1919 г. Стр. 41.
Лондон
180
в 6 ч. Филипп Голощекин предписал привести приказ в
исполнение184.
« 16/УII была получена телеграмма из Перми на условном
языке, содержащая приказ об истреблении Романовых 16-го в 6 ч.
веч. Филипп Голощекин предписал привести приказ в исполнение.
«копия верна. Юровский
22 января 1958 года
Этот материал передан М. Юровским в 1920 году Н.
Покровскому, историку. А. Юровский»185.
«На всех сходках, сколько их было, ... говорилось о
необходимости изменения существующего в России
государственного строя; предполагалось уничтожение
монархического образа правления и поголовное истребление
членов Императорской фамилии. Необходимость истребления всех
членов без исключения Императорской фамилии доказывалась
примерами из истории. Единственное средство достижения
прочного переворота указывали на поголовное истребление всех
имеющих право на престол в России». Революционер-народник
И.П.Клементьев (Харьков, 1874 г.)186.
«Я уверен, что и Ленин, и Свердлов самый факт расстрела
безусловно одобрили».
....Я, кажется, говорил уже об этом латыше. Он, значит,
пишет, что «Дорогой товарищ Никулин, я вот работаю над книгой
«Всегда с Лениным», и вот я в этой книге описываю факт расстрела
Царской Семьи. Я был участником этого расстрела, а вы были
помощником у товарища Юровского.
184 РГАСПИ: Фонд номер 588, номер описи 3/с, номер ед.хранения 9:
Статья М.Н. Покровского о расстреле семьи Романовых: С.7.
ПОКРОВСКИЙ О РАССТРЕЛЕ РОМАНОВЫХ.
185 РГАСПИ: Фонд 588, опись 3/с, дело 11. Воспоминания коменданта
Дома Особого назначения в Екатеринбурге Я.М. Юровского о расстреле
Николая II и его семьи, с припиской А. Юровского о передаче этого
материала М.Н. Покровскому. Фотокопия: С. 7, 13.
186 РГАСПИ: Фонд 588, номер описи 3/с, номер ед.хранения 12: с.40:
Медведев (Кудрин) Михаил Александрович член КПСС с 1911 года.
Расстрел Царской Семьи Романовых в городе Екатеринбурге в ночь на 17
июля 1918 года. Воспоминания участника расстрела.
181
Я это письмо получил и зная, о том, что сын Юровского
Александр находится сейчас как раз в Латвии, и я через младшего
сына сообщил ему, что, дескать, там... Даже не сообщил, а он даже
приехал и говорит: “Я был у этого... / забыл его фамилию: Лецис
или ......., надо будет потом найти ее, это моя оплошность, что я его
не захватил этого письма даже с собой/. Я был у него и вот он мне,
говорит, дал написанный на машинке текст главы, которая
относится к этому ... к расстрелу Семьи». Он пишет о том, что его
Ленин вызвал здесь в Москве, поручив ему, значит, в
Екатеринбурге возглавить организацию охраны Николая, расстрел
Николая, под его ответственность и так дальше».
Книжка Жильяра озаглавлена «Трагическая судьба русской
Императорской фамилии», Соколова книжка «Убийство Царской
Семьи».
Вильтон - «Последние дни Романовых», Дитерихс
«Убийство Царской Семьи». Издана книжка Быкова, Павел Быков
«Последние дни Романовых», издательство «Уралкнига», 1920-й
год.
Ну я думаю, что Филипу Голощекину Ленин сказал: «Вы
там смотрите, если сможете организовать какой-то суд, понимаете,
- организуйте, а если нет, значит...» Я не думаю, чтобы все-таки
Урал сам, понимаете, принял на себя такую ответственность
расстрела без санкции или хотя бы без молчаливого согласия
Ленина, Свердлова или кого-нибудь из... руководителей.
-Не думаю, чтобы на себя взяли187.
«Он был глубоко убежденным революционером. Его
преданность... изумляли, как известно, его гениального брата
Владимира Ильича Ленина. А.П.Семенов Тян-Шанский. I.1941.
Архив Академии наук СССР. Фонд 722, оп. I, номер 6»188.
РГАФД: (Мои мысли: При прослушивании Кабанова
возникло ощущение, что рассказывает плебей).
187 РГАСПИ: Фонд 588, номер описи 3/с, номер единицы хранения 13
«Запись беседы с Г. П. Никулиным о расстреле семьи Романовых.
Машинописный текст». С. 31.
188 РГАСПИ: фонд 11, опись 3, ед.хранения 27. Воспоминания
А.П.Семенова -Тян-Шанского об А.И. Ульянове. Машинописная копия
(заверенная), с. 2.
182
«В мае 1918 года из Тобольска в Екатеринбург были
переселены Царь, Его Семья, свита и обслуживающий персонал и
помещены в особняк капиталиста Ипатьева. Комендантом этого
особняка был назначен местный рабочий Авдеев. Охрана была
также назначена из местных рабочих, не служивших в армии. Она
была вооружена американскими винтовками системы
«Винчестер»189.
«К обстоятельствам перед тем, как Семья Царская была
переведена из Тобольска в Екатеринбург. Чем это было вызвано?
Чьё это было решение? Ответ И.И.Родзинского: «К обстановке.
Почему они были переведены. Считалось, что опасно было их
держать в Екатеринбурге. Это было решение правительственное о
переводе». Инициатива шла с Урала или из Москвы? Ответ
Родзинского И.И.: «По моему, это очень доходчиво было. Москва,
конечно, решала. И Урал даже туда отряд посылал за ними, по
решению правительства».
Мы тогда на это событие смотрели, как на обычное. Нужно,
приводиться в исполнение. А так в момент приведения в
исполнение, как обычная операция. Нужно то-то сделать,
делается190.
(Мои мысли: О том, что тела Царской Семьи сожжены, а то,
что СК РФ утверждает о найденных телах Царской Семьи – это,
получается не так…).
189 РГАФД: Магнитофонная пленка с записью воспоминаний Кабанова
А.Г. Последние дни династии Романовых в России (5 декабря 1965 г.), 4
рулона. Ф. 1 оп.23 номер 136 (2).
190 РГАФД: Родзинский И.И. Арх. номер 12125 (1-3), дата 15.05.1964.
Воспоминания И.И. Родзинского о содержании расстрела царской семьи в
Екатеринбурге (1).
183
О новой экспертизе останков Царской Семьи
Из неопубликованного интервью со священником
Димитрием Ненароковым
ВОПРОС: Отец Дмитрий! Вы нас практически убедили
в том, что останки, которые перезахоронили в 1998 году в
Петропавловском соборе Петербурга, не принадлежат Николаю
II и Его Семье. Но ведь тогда удивляет тот размах, те огромные
государственные средства и мощности, с которыми ведутся все
эти эксгумации и экспертизы. Вас не смущают те
«стахановские» сроки, которые поставлены
Правительственной комиссией перед следователями и
экспертами для подтверждения истинности артефактов?
СВЯЩ.ДИМИТРИЙ: Да, 9 июля Председатель
Правительства РФ подписал распоряжение о создании
межведомственной рабочей группы по вопросам исследования и
перезахоронения останков Цесаревича Алексия Николаевича и
Великой княжны Марии Николаевны Романовых. Во главе этой
группы был поставлен глава аппарата Правительства С.Приходько.
Само назначение чиновника такого ранга на эту должность
свидетельствовало о важности задуманного дела. Тогда уже был и
намечен срок перезахоронения — 18 октября сего года. То есть
многочисленная группа экспертов и криминалистов во главе с
«непотопляемым» следователем Соловьёвым «взяла под козырёк»
по-быстрому всё «провернуть» — за три месяца. Темп взят, можно
сказать, космический. Под давлением требований общественности,
прежде всего Церкви, которая настояла на дополнительных
следственных экспертизах, срок передвинули на февраль 2016 года
— ненамного, надо сказать.
Такой резкий старт — точнее говоря, финишное ускорение, по
замыслу фальсификации, имеет несколько причинных пластов.
Рассмотрим первый. Он связан ни много - ни мало с будущим
самой Америки и клана Ротшильдов в частности. Попробую
объяснить покороче.
В своё время Государь Николай II выделил 48,6 тыс. тонн
российского золота, которое хранилось в Испании со времён
Александра II в качестве золотого обеспечения под создание
Всемирного финансового центра. На эти средства частными
американскими банками была основана организация под названием
184
ФЕДЕРАЛЬНАЯ РЕЗЕРВНАЯ СИСТЕМА США. Золото
выделялось строго «с возвратом» – всего на 100 лет. С каждой
сделки, заключаемой ФРС, Российской империи (а затем СССР и
Российской Федерации) должна была идти прибыль 4%.
Об этом обе стороны очень дружно как бы забыли, хотя на
Бреттон-Вудской конференции в 1944 году были подписаны
важнейшие регламентирующие документы, в которых было
закреплено наше право НА 88,8% АКТИВОВ ФРС (!).
И вот прошлой зимой в газете «Аргументы недели»
появляются два больших материала, посвящённых Царскому
золоту. Заголовки были соответствующие: «Грабители страны.
Пришла пора платить по долгам». Статья вызвала эффект
разорвавшейся бомбы. Её читали везде — от администрации
Президента и Правительства до обеих палат Российского
парламента. МИД РФ попросил экспертов составить справку для
оглашения этих данных в ООН. Специалисты по международному
праву прогнозировали наши возможные действия. Внимательно
изучали материал и в США. Наших «друзей» более всего
интересовало – как эта тема всплыла в информационном поле?
Далее сюжет развивался по законам международного
детективного жанра. В ночь с 30 на 31 января в библиотеке
Института научной информации по общественным наукам РАН В
ОЧЕНЬ СТРАННОМ ПОЖАРЕ СГОРАЕТ ПОЧТИ ВЕСЬ АРХИВ.
Среди уничтоженных пламенем 5,5 млн экземпляров изданий —
САМЫЕ ПОЛНЫЕ, А В ОТДЕЛЬНЫХ СЛУЧАЯХ
ЕДИНСТВЕННЫЕ В РОССИИ СОБРАНИЯ ДОКУМЕНТОВ
ЛИГИ НАЦИЙ, инициатором создания которой был Император
Николай II. Сгорели все архивные документы наследницы Лиги
Наций — ООН и Парламентские отчёты США, Англии, Италии,
датированные с конца XVIII века. Все материалы по странному
стечению обстоятельств оказались не оцифрованы.
Через неделю последовал резкий «ответ» со стороны
Вашингтона: сутки спустя — утром 1 февраля 2015 г. – в Нью-
Йорке загорелось здание хранилища документов в бруклинском
районе Уильямсбург. Архив тушили больше суток. Сгорело более 4
млн коробок с документами. Хотя во всех американских СМИ было
сообщено, что ничего важного там не хранилось, «по горячим
следам» прошла информация, что именно в этом второстепенном
185
архиве сознательно были спрятаны важнейшие документы ФРС
(забавно, что в обоих хранилищах были установлены совершенные
системы пожаротушения, а документы и в России и в США — не
оцифрованы).
В Московской библиотеке ИНИОН, и в нью-йоркском
архиве хранились очень важные документы, связанные с историей
Лиги Наций и Мировой финансовой системы, инициатором
создания которых была именно Российская империя. В частности, в
сгоревшем Нью-Йоркском архиве находились бумаги,
свидетельствующие о финансировании кланом Ротшильдов
избирательной кампании президента Вудро Вильсона в 1912 году.
Именно Ротшильды в 1913 году, вопреки воле Конгресса и
Сената, буквально заставили Вильсона передать В ИХ ЧАСТНУЮ
СОБСТВЕННОСТЬ Федеральную резервную систему, созданную
вместо Мировой финансовой системы и основанную на золоте
России и Китая.
Таким образом, согласно вкладам, доля ФРС в 88,8% до сих пор
принадлежит России (остальные 11,2% — китайцам).
ВОПРОС: Отец Дмитрий, это всё захватывающе
интересно. Но какое всё это имеет отношение к теме
перезахоронения Останков Царской Семьи?
СВЯЩ. ДИМИТРИЙ: Самое прямое. Сейчас Россия
находится под жёстким гнётом экономических санкций. Недавно
прошел слух, якобы от экспертов за океаном, что США тайно
готовят против нас такие санкции, после введения которых
финансовая и банковская системы страны просто рухнут.
Соответствующие российские структуры отнеслись к этому очень
серьёзно. И тому есть причины.
Первое. Все деньги, полученные нашей страной за
экспортные поставки, проходят через Банк международных
расчётов, со штаб-квартирой в Базеле. США практически
полностью контролируют его через свои частные банки. Перекрыть
нам поступление всей валютной выручки — дело нескольких
секунд.
Второе. Под «крышей» крупнейших американских
финансовых кланов решением Конгресса и Сената США был
создан Департамент международного валютного контроля со штаб-
квартирой в Таиланде. Департамент сей находится под «крышей»
186
крупнейших американских финансовых кланов и работает строго
под их контролем. Все проводки по международным счетам в
любой мировой валюте или в золотом эквиваленте проходят через
этот департамент. А любой крупный проект, в котором есть
перемещение валюты через границы, требует разрешения этого
органа.
Третье. Все валютные поступления в долларах США от
российского экспорта не приходят напрямую на счета Центробанка
или Правительства РФ. Они учитываются на счетах серверов ФРС
и «зеркалом» отражаются на серверах российского ЦБ. Так, по
мгновенному сигналу из Вашингтона, Россия может оказаться В
ПОЛНОЙ международной финансовой изоляции.
И всё это — наследство 80-90 годов, когда наша страна
оказалась вновь поставленной на колени, на сей раз
«американцами»…
Главное — дальше. При передаче российского золота были
составлены специальные соглашения в шести экземплярах, три из
которых хранились в Америке, три были переданы России. Также
были выпущены 12 «золотых» сертификатов (на 48,6 тыс. тонн) на
предъявителя.
В данное время на территории России хранятся только два
подлинника соглашений и все «золотые» сертификаты. Третий
подлинник, принадлежавший российской императрице Марии
Фёдоровне, после её эмиграции был спрятан в ячейку одного из
швейцарских банков. Однако в 2013 году — В ГОД, КОГДА
ЗОЛОТО НАДО БЫЛО ОТДАВАТЬ — США удалось «продавить»
Федеральный закон Швейцарии «О международной помощи по
налоговым вопросам». Место хранения документа становится
известным и его изымают… А за оставшимися в России двумя
подлинниками идёт настоящая охота.
Всё, о чём я говорю, хорошо известно руководству нашей
страны, которое представляет все возможности по удушению
российской финансовой системы через Банк международных
расчётов и Департамент международного валютного контроля. Но
в целом Россия созрела для ухода от кабальной колониальной
зависимости, навязанной в 90-е годы прошлого столетия.
В то время, когда Россия делает первые шаги (пусть где-то
робкие и непоследовательные, о которых модно нынче рассуждать
187
везде) по освобождению из колониального плена, ЕСТЬ МОЩНЫЕ
СИЛЫ, ИМЕЮЩИЕ ОТНОШЕНИЕ К ЦЕНТРАМ ПРИНЯТИЯ
ОСНОВНЫХ РЕШЕНИЙ, КОТОРЫЕ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ
ЛОББИРУЮТ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ СЦЕНАРИЙ «НАСЛЕДНИК»
— новые попытки придать официальный статус Марии Романовой
и её сыну Георгию Гогенцоллерну.
ВОПРОС: Вы имеете в виду официальную главу
Императорского Дома Романовых Марию Владимировну
Куликовскую-Романову и её сына Георгия?
СВЯЩ.ДИМИТРИЙ: Да. Именно их я имею в виду. Весь
этот «галоп» со срочным признанием фальсифицированных
останков — это часть всей зловещей возни вокруг этих
самозванных фигур. Компетентные источники свидетельствуют,
что в официальное признание Марии Романовой и Георгия
Гогенцоллерна полноправными наследниками российского
Императора Николая II РОТШИЛЬДЫ УЖЕ ВЛОЖИЛИ БОЛЕЕ
ПЯТИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ (!). Но для них игра стоит свеч:
взамен Ротшильды получают ПОЛНЫЙ ОТКАЗ ОТ ВСЕХ
ДОЛГОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, в том числе Царского
золота, которое легло в основу мирового могущества ФРС и, как
следствие, США.
Во время перестройки дело практически дошло до
коронации Марии Владимировны, была даже изготовлена столовая
посуда с личными вензелями самозванных самодержцев. Но Борис
Ельцин увидел в этом покушение на свою власть (хотя именно при
Ельцине Георгий получил российский паспорт на материнскую (!)
фамилию Романов) и воспрепятствовал сему.
После того, как Президентом стал В.В.Путин, дело
Ротшильдов вовсе не заглохло. Мария Владимировна, при
поддержке некоторых олигархов и «своих» купленных чиновников,
начала путешествовать по стране, в том числе, на самолёте,
закреплённом за Д.А. Медведевым. При это она щедро раздавала
губернаторам и другим высшим чиновникам ордена, которые могут
вручать лишь Российский Император, в частности, орден Святого
апостола Андрея Первозванного. Благодарные «бояре» не
обращали внимания на то, что их награждает дочь
высокопоставленного фашистского офицера. Список
награждённых — очень большой и столь же любопытный…
188
Тут случилось непредвиденное: глава клана – Натаниэль Чарльз
Ротшильд на 79 году жизни неожиданно впал в кому. В это время
Россия буквально из-под носа у США увела свой «непотопляемый
авианосец» — Крым. И процесс признания Марии Владимировны и
Георгия было решено ускорить.
По кабинетам Госдумы заходила некая аналитическая записка
(«составленная на самом верху») по подготовке официального
признания фигуры «великой княгини Марии Владимировны и её
сына Георгия». Ключевая фраза этого документа: «Факт введения
института монархии и наследственного правления страной
(государыня Мария Владимировна и наследник Георгий) ПРИ
РЕАЛЬНЫХ РЫЧАГАХ УПРАВЛЕНИЯ У
ПОДДЕРЖИВАЕМОГО БОЛЬШИНСТВОМ НАСЕЛЕНИЯ
СТРАНЫ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА позволит менее болезненно
пройти пиковые экономические нагрузки ближайших
десятилетий». Эта бумага тогда не нашла поддержку большинства
депутатов Госдумы. Тогда была вторичная попытка «зайти» в
Думу, но уже через региональные парламенты.
Летом о законопроекте «Об особом статусе представителей
Царской фамилии» заговорил очень состоятельный (по версии
«Форбс») депутат Законодательного собрания Ленинградской
области Владимир Петров. Но из-за скандала по поводу выхода
Петрова из «Единой России», который не простили «старшие
товарищи» по партии, законопроект снова отложили.
Церковь неоднократно, в том числе в лице протоиерея Всеволода
Чаплина, говорила о возможности возрождения монархии в
современной России. Да, но какой монархии? Сам Чаплин «указом
главы Российского императорского Дома Великой княгини Марии
Владимировны Романовой был «сопричислен» к императорскому
ордену Святого равноапостольного князя Владимира».
Комментарии излишни…
Попытки протащить проект «Наследник», несмотря на
описанное противодействие некоторых чиновников-патриотов, в
ближайшее время БУДУТ ТОЛЬКО УСИЛИВАТЬСЯ. Тем, кто
реально управляет США, крайне важно уничтожить даже память о
тех документах, о которых я говорил раньше. Иначе вся их
империя, основанная на владении ФРС – то есть мировым
«печатным станком», просто рухнет. Этого не могут допустить —
189
тем более, во время дележа наследства главы клана Н.Ротшильда.
Вот что лежит в основе политико-экономических причин столь
поспешных раскопок — точнее, ковыряния в могилах и пляски на
костях Екатеринбургских останков. Это не только фальсификация
Царских Останков — это надругательство над самой Святыней
Самодержавной Русской власти, так как НИКАКОГО
ОТНОШЕНИЯ К ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЮ, НИ
ФАКТИЧЕСКОГО, НИ ЗАКОННОГО, НИ НРАВСТВЕННОГО,
МАРИЯ И ГЕОРГИЙ НЕ ИМЕЮТ. Для интересующихся этими
персонами, в частности, их предком — Великим князем Кириллом
Владимировичем, есть информация на очень многих ресурсах.
В то же время Георгий Гогенцоллерн заявил, что ждёт от
России официального признания своей семьи исторической
династией: «Мы просто хотим вернуться в современное и
демократическое государство благодаря правовому акту, который
дал бы нам статус исторической династии».
«Великий князь» подчеркнул: «А если российский народ однажды
решит реставрировать монархию, у него всегда будет законный
наследник в императорском доме в лице моей матери».
Ну и в заключение темы о «Наследнике», для справки:
«князь» был инспектором Европейского сообщества по атомной
энергии, позднее занимал высокие посты в российском
«Норильском никеле»191.
191 https://hystory.mediasole.ru/o_novoy_ekspertize_ostankov_carskoy_semi
190
Экспертиза опровергла принадлежность екатеринбургских
останков Николаю II
Стоматологи, которые проводили экспертизу
зубочелюстной системы черепов, обнаруженных в «Царском»
захоронении на Урале, выяснили, что эти останки не
принадлежат семье Романовых, сообщают СМИ.
Отмечается, что эти останки по многим «зубным
признакам» не похожи на Царя Николая II, его жену и детей.
Экспертиза была проведена в рамках возобновленного по просьбе
РПЦ расследования о «екатеринбургских останках». Исследования
проводили врач-стоматолог высшей категории, вице-президент
Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга Эмиль
Агаджанян, историки Леонид Болотин и Алексей Оболенский,
сообщает «Московский комсомолец».
Исходными материалами были данные судебно-
стоматологической экспертизы, проводившейся в первой половине
1990-х. Тогда были зафиксированы точные параметры
зубочелюстной системы всех черепов, поднятых из захоронения на
старой Коптяковской дороге.
«Можно сделать вывод о том, что утверждение о
принадлежности черепа № 4 Императору Николаю
Александровичу весьма спорно и не имеет под собой объективных
оснований», – говорится в заключении.
Также не подтверждено, что еще четыре черепа
принадлежат императрице Александре Федоровне, великой княжне
Ольге Николаевне, великой княжне Анастасии Николаевне и
великой княжне Татьяне Николаевне.
Дантисты пришли к выводу, что у черепов слишком
«запущенное состояние» зубов для Императорской Семьи, которая
довольно часто обращалась к дантистам, в том числе после
событий зимы 1917 года.
Между тем, эти данные расходятся с результатами
многочисленных экспертиз, проведенных в 90-е. Напомним,
раскопки на месте обнаружения останков провели в 1991 году, а в
1993 году была создана комиссия по изучению вопросов,
связанных с исследованием и перезахоронением останков
российского Императора. Проводились генетические экспертизы в
разных странах: в 1993 году – в Олдермастонском центре
191
криминалистических исследований в Англии, в 1995 году – в
Военно-медицинском институте Минобороны США, в ноябре 1997
года – в Республиканском центре судебно-медицинской экспертизы
Минздрава России.
Работа была завершена 30 января 1998 года. Был сделан
вывод, что останки принадлежат Николаю II, членам его семьи и
приближенным людям. По настоянию президента Бориса Ельцина
было принято решение о захоронении останков Николая II и
членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.
Захоронение состоялось 17 июля 1998 года.
Отметим, что также с 1993 по 1998 годы старший прокурор-
криминалист Генеральной прокуратуры Владимир Соловьев вел
уголовное дело по факту обнаружения останков Царской Семьи, в
рамках которого восстановил все обстоятельства расстрела в доме
Ипатьева. Он также проверял версию о ритуальном характере
убийства.
Соловьев отверг эту версию, назвав мотивы расстрела
политическими.
Однако в сентябре 2015 года Следственный комитет России
возобновил расследование по факту гибели Царской Семьи, была
проведена эксгумация останков Романовых, изъяты образцы
останков Николая II и Александры Федоровны.
Архиерейский собор РПЦ в декабре 2017 года оставил
вопрос о принадлежности «екатеринбургских останков»
открытым192.
О сожжении тел Царской Семьи: Начали сжигать. Николай
сожжен был. Сожжен был Боткин. Вопрос: Вы их полностью
сожгли или же скелеты? Ответ Родзинского И.И.: Долго жгли. Все.
Нет, нет, нет, нет. До конца жгли. Поливали, жгли, жгли, жгли,
жгли. Керосин, ещё что-то. Потом подкладывали дерево. Долго
возились с этим делом. Долго возились.
(Мои мысли: на 21-23 минуте разговора Родзинский И.И.
говорит, что Анастасия Чайковская самозванка, а на 24-26 минуте
говорит, что из Перми пришла телеграмма о похищении родного
брата Императора Николая II, Романова Михаила Александровича
192https://hystory.mediasole.ru/ekspertiza_oprovergla_prinadlezhnost_ekaterinb
urgskih_ostankov_nikolayu_ii
192
с женой и секретарем. А у Анастасии Романовой (Анастасия
Чайковская, Анна Андерсен) также был муж и родился сын. Он
должен был вступить на престол. Возможно, это намёк на то, что
Анастасия Романова была выкрадена. Так как он был обижен на
Ленина и советскую власть из-за того, что его использовали для
самой грязной работы (убийство Царской Семьи), а ничего им за
это не дали. Поэтому Родзинский И.И и Никулин Г.П. пришли на
радио дать интервью и просить о повышенной пенсии, но им ее не
назначили.
На 25 минуте он говорит: «В мае месяце дело было. Вдруг
появляется телеграмма из Перми о том, что Михаил похищен,
Михаил с женой и секретарём. Налёт был на гостиницу. Их
похитили. На нас набросились страшенно. Семья действительно
бежала. Что получилось! Михаил бежал.
Когда вот эта история произошла! Прибежали, что вот
телеграмма. Там такая история! Бежал! Ее выкрали! (Мои мысли:
Он говорит: бежал, после «ее выкрали», то есть солдат сбежал и
выкрал Анастасию («Ее выкрали»).
... Где Михаил? А он соорганизовал. Соорганизовал.
Причём соорганизовали они очень так, по сути дела, непродуманно
все это дело.(Мои мысли: То есть спонтанно получилось выкрасть
Анастасию).
Они такую штуку сделали. Они действительно
организовали похищение. По всем правилам. Налёт. Соорганизовал
он там это группу из рабочих и областной (губернской чк).
Предварительно они повидались с председателем губисполкома
Сорокиным и заставили Сорокина подписать решение. После они
организовали похищение по всем правилам. Организовали налёт на
гостиницу. Заперли всю прислугу гостиничную. По всем правилам.
Михаил не хотел. Мы за Вами. Он не очень боялся за себя. На
свободе жил. Возглавить выходит. Контрреволюцию, группу там.
Он не очень хотел. Но, значит, так это настояли. Так что. Вышел.
Погрузили его. Повезли. Убили. Жену его. ( Мои мысли: мужа
Анастасии Чайковской тоже убили). Они организовали и
преследование. Причем, чуть не настигли. Еле вывезли. Но зато
разыграли по всем правилам. Похищение. Вот. Это вот так судьба
Михаила Романова. Теперь судьба Великих князей.
Вопрос: Реакция какая была?
193
Ответ Родзинского И.И.: «После расстрела Ипатьевского.
Словно, ничего не произошло. Жизнь течёт обычной колеей. А
одновременно Москва была поставлена в известность. На
следующий же день появилось сообщение. В нем сообщалось: « В
связи с приближение фронта Николай расстрелян, а Семья
эвакуирована в надежное место».
Вопрос: Это сообщение появилось на основании Вашего?
Ответ Родзинского И.И.: «Это по указанию ЦК. Из Москвы.
Да. Так что на месте ничего не объявлялось». (Мои мысли:
Возможно, они специально дезинформировали о спасении всей
Царской Семьи, за исключением Императора Николая II, чтобы те,
кто мог видеть Анастасию сообщили бы советской власти. Далее
Родзинский И.И. говорит, что «Москва. Да», также Москва дала
указание на убийство Царской Семьи).
Родзинский И.И. далее говорит о том, что Голощекин делал
намеки, когда говорил публике о расстреле Царской Семьи: «
...Надо сказать. Голощекин, когда делал доклад на митинге он
вдруг так: «От Николая до малого», сказал. Чего он не должен был,
конечно, говорить. Но публика, видимо, не уцепилась за это и не
поняла. Такое впечатление. Потому что все таки говорили о
Николае, а не о Семье. На митинге был только обыватель.
Ничего не попишешь. (Мои мысли: Он не может ничего
прямо рассказать и написать).
Уехали мы на ком? На унтер офицерах. Это наш командный
состав. Это наш. Но на них ехать тоже нельзя было. А с офицерами
было очень тяжело, потому что они в лес смотрели.
Нужно что то сделать, делается. Нужно сделать, делается.
(Мои мысли: Он говорит о намёке Голощекина и, что обыватель не
поймёт намёка. Значит, и он говорит о своём намеке о похищении
Анастасии Романовой. То есть он несколько раз акцентирует
внимание на том, что это был приказ сверху, из Москвы, от
Ленина, а они лишь исполнители).
А насчёт Юровского дело так было. Коменданта дома
особого назначения (Юровский) после расстрела вызвали в
Москву. По вызову Ленина он поехал или Дзержинского. Но это
одинаково. Ленин или Дзержинский неважно. Факт тот, что с
докладом вызвали его. Дело устным докладом, конечно, не
ограничилось. Что где-то есть документ, должен быть документ за
194
его подписью с его изложением всех обстоятельств. Иначе быть не
могло. Быть иначе не могло. Я себе иначе не представляю, чтобы
от него не потребовали. Где все это не известно. ( Мои мысли: Он
снова акцентирует внимание на том, что Юровский отвечал перед
Лениным и несколько раз повторяет, что «быть иначе не могло».
Поэтому Юровский умер в 1936-1937 гг., так как владел
информацией о личной причастности Ленина к приказу убить
Императора Николая II и Его Семью, а также о том, что Анастасия
Романова выжила.).
Должен быть документ Юровского. Должны быть
документы. Найдите.
(Мои мысли: он говорит выкрали, может быть, намёк. Им
Ленин и советская власть не дали повышенные пенсии и он решил
намеками дать подсказки в отместку)193.
(Мои мысли: рассказ Родзинского И.И. – это доказательство
того, что Царя и Его Семью не выпускали насильственно).
Белобородов между прочим выдал Яковлеву расписку, что:
«принято от товарища Яковлева Царь, Царица и дочка Мария
Николаевна для содержания из под стражей».
Таким образом, в специально приготовленном доме особого
назначения, который принадлежал инженеру Ипатьеву, они были
помещены: Николай Александрович, затем Александра Фёдоровна,
дочери: Татьяна, Ольга, Мария, Анастасия и наследник Алексей.
При них мы оставили в этом же доме доктор Боткин, придворный
врач, горничная Давыдова, лакей Трупп и повар Харитонов и ещё
мальчишка Седнев. С ним 12 человек, а взрослых 11 человек194.
Часто возникает вопрос известно ли было Ленину
предварительно о расстреле Царской Семьи?
193 РГАФД: Родзинский И.И. Арх. номер 12125 (1-3), дата 15.05.1964.
Воспоминания И.И. Родзинского о содержании расстрела царской семьи в
Екатеринбурге (2).
194 РГАФД: Никулин Г.П. Арх. номер 12126 (1-3), дата 15.05.1964.
Воспоминания Г.П. Никулина о содержании расстрела царской семьи в
Екатеринбурге (1).
195
Я думаю, что поскольку Голощекин 2 раза ездил в Москву
для переговоров о судьбе Романовых, то отсюда, конечно, следует
сделать вывод, что об этом именно шёл разговор. И вот Бейков. И
мне это известно. Что предполагалась организация ТАКОГО суда.
(Мои мысли: он также говорит, что Ленин планировал именно
убийство: «такого суда». Именно расстрел).
Встал вопрос об организации такого узкого суда,
революционного.
(Мои мысли: революционный суд, это убийство).
Жильяр так написал, как бы я вам вот рассказываю здесь.
(Мои мысли: То есть он намекает, что Жильяр был с Лениным
заодно и поэтому он не признавал Анастасию Романову в Анне
Андерсон (Чайковской), таким образом, г-жа Ратлеф-Кальманн
была права о Жильяре).
Вопрос Г.П.Никулину: «Вы не помните ли от Юровского,
может быть Вы слышали, встречался ли он лично со Свердловым и
В.И.Лениным?»
Ответ Г.Н. Никулина: « С Владимиром Ильичем он
встречался».
Вопрос: После этого события
(Мои мысли: т.е., после убийства Царской Семьи).
Ответ: После этого события. Он ему даже записку какую-то
писал.
Вопрос: Может быть, Вам, Филипп Голощекин позже,
может быть, рассказывал не получал ли он от Свердлова каких-
нибудь инструкций относительно судьбы Романовых?
Ответ: Не знаю.
Вопрос: Почему он два раза ездил?
Ответ: «... Когда началась Гражданская война. И
Екатеринбург стал находиться в зоне борьбы. Тут он, конечно,
поехал второй раз. А никакого суда вообще не было.
А второй раз это было за несколько дней до расстрела. Тут
уже как быть? Ну я думаю, что, может быть, ему и Свердлов
сказал, может быть, и Ленин. Он ему сказал: «Вы там смотрите.
Если сумеете организовать какой-то суд, то организуйте. А, если
нет, то... Я не думаю, чтобы все таки, Урал, сам, принял на себя
такую ответственность расстрела, без санкции или хотя бы без
молчаливого согласия Ленина... Это мое мнение. Не думаю, чтобы
196
на себя взяли, потому что Голощекин был предупреждён о том, что
будет под его ответственность.
Между прочим, Авдеев тоже написал свои воспоминания в
журнал. Этот журнал давно не существует. Он 20-х годов. Журнал
«Красная Новь». В каком номере, где там я не знаю. Это мне,
знаете кто сказал.
Реплика: « Я помню: 29,28 годах. Я читал».
Никулин Г.П.: Да, что нибудь в этих годах.
Вопрос: После расстрела, Вы рассказывали, были ещё
недобиты Алексей, Анастасия.
Ответ Никулина Г.П.: Это все в пределах 5 минут (Мои
мысли: То есть, он не говорит прямо, что они их убили в итоге. То
есть он намекает, что Анастасия выжила).
Вопрос: Скажите, а вот в составе отряда расстреливающих
были ли латыши? Или же они все полностью отказались? Или
часть была?195
Ответ Никулина Г.П.: Вот, Я.М. Юровский утверждает, что
была, а я утверждаю, что не было.
Я.М.Юровский ещё там насчитал 12-го. Не то Харитонова.
Нет, не Харитонова. Как он там. Не знаю почему. Я утверждаю, что
11. Быков пишет, что 11196. (Мои мысли: То есть, он намекает, что 1
-го человека не хватало и, таким образом, снова даёт подсказку, что
Анастасию Романову выкрали. Там полно намеков и подтекста из-
за обиды на Ленина и советскую власть).
При наличии малейшего беспристрастия человек любых
политических взглядов, даже самых враждебных, должен бы
признать, что Государь всей Душой желал добра России и, по мере
сил и разумения, старался служить ей, как можно успешнее. При
наличии беспристрастия человек любых взглядов должен бы
признать, что он проявил подлинное достоинство в несчастии,
195 РГАФД: Никулин Г.П. Арх. номер 12126 (1-3), дата 15.05.1964.
Воспоминания Г.П. Никулина о содержании расстрела царской семьи в
Екатеринбурге (2).
196 РГАФД: Никулин Г.П. Арх. номер 12126 (1-3), дата 15.05.1964.
Воспоминания Г.П. Никулина о содержании расстрела царской семьи в
Екатеринбурге (3).
197
когда с грустью, и вероятно с удивлением, записал в дневнике:
«Вокруг измена и трусость».
Царь, Царица и их дети были такими же людьми, как и все
другие. Но по самому положению своему, и без всякого с их
стороны умысла, они как бы символизировали народ и страну,
находясь в фокусе всенародного зрения. Их судьба возвышается
над другими, потому что на всех нас возложила историческую
ответственность и должна остаться во всенародной памяти197.
(Мои мысли: Я считаю, что отречения не было и в
России должна быть абсолютная монархия. Так как мне
удалось выяснить, что Анастасия Романова выжила и Анна
Андерсон и есть Анастасия Романова, то есть чудом выжившая
дочь зверски убитого Императора Николая II. И у нее остался
живой сын о котором она много рассказывала. Это означает,
что есть живые легитимные наследники Императора Николая
II).
Можно ли достоверно говорить об отречении Николая II?
Монархист Владимир Лавров, доктор исторических наук, главный
научный сотрудник Института российской истории РАН делится
своими соображениями по этому поводу.
Законно ли отречение Николая II?
Историк Владимир Лавров:
«Всем известный «Манифест об отречении Императора
Николая II от престола» был опубликован в «Известиях ЦИК
Советов рабочих депутатов» и других газетах 4 марта 1917 года.
Однако «подлинник» или «оригинал» отречения обнаружили
только в 1929 году. При этом не достаточно упомянуть только о его
обнаружении. Необходимо проговорить, при каких
обстоятельствах и кем обнаружен «подлинник». Он обнаружен во
время коммунистической чистки Академии наук СССР и
использован для фабрикации так называемого академического
дела. На основании этого вдруг обнаруженного документа ОГПУ
обвинило замечательного историка С.Ф. Платонова и других
академиков в ни много ни мало – подготовке свержения советской
197 Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве
Царской Семьи (Август 1918 – февраль 1920). Составитель Николай Росс.
Посев, Франкфурт-на Майне, 1987. С. 5, 6.
198
власти! Подлинность документа об отречении было поручено
проверить комиссии во главе с П.Е. Щеголевым. И комиссия
заявила, что документ подлинный и является оригиналом
отречения. Но кто же такой Щеголев? Он и А.Н. Толстой были
пойманы на том, что изготовили и опубликовали сфабрикованный
«Дневник Вырубовой», подруги императрицы Александры
Федоровны. Также Щеголев был пойман на изготовлении
подложного «Дневника Распутина». Причем обнаруженный
документ – это машинописный текст на простом листе бумаги. Мог
важнейший документ быть не на Императорском бланке? Не мог.
Мог важнейший документ быть без личной Императорской печати?
Не мог. Мог такой документ быть подписан не ручкой, а
карандашом? Не мог.
На сей счет существовали и соблюдались строгие правила,
установленные законом. Их соблюсти в Царском поезде 2 марта
1917 года не представляло труда. Всё было под рукой. Кроме того,
по существовавшим законам подлинник Царского манифеста
должен был быть написан обязательно от руки. Следует также
добавить, что под карандашной подписью Государя какая-то
подтертость. А слева и ниже этой подписи – подпись министра
Императорского двора графа В.Б. Фредерикса, который
удостоверивал подпись Императора. Так эта подпись тоже сделана
карандашом, что недопустимо и никогда не бывало на важных
государственных документах. Причем подпись министра еще и
обведена пером, будто это не документ, а детская раскраска. При
сравнении историками подписей Императора Николая II под
«отречением» с его подписями на других документах и сравнении
подписи министра Фредерикса на «отречении» с его другими
подписями, выясняется, что подписи Императора и министра на
«отречении» несколько раз совпадают с другими их подписями.
Однако криминалистической наукой установлено, что у одного и
того же человека не бывает двух одинаковых подписей, они хоть
немножко, но отличаются. Если на двух документах одна и та же
подпись, то одна из них поддельная».
Манифест об отречении Николая II
Известный монархист В.В. Шульгин, соучаствовавший в
свержении царя и присутствовавший при его отречении, в своих
воспоминаниях «Дни» свидетельствует, что отречение было на
199
двух или трех телеграфных бланках. Однако то, что мы имеем – на
одном листе простой бумаги. Наконец, во всех сборниках
документов, в студенческих и школьных хрестоматиях
обнаруженный документ публикуется под заголовком «Манифест
об отречение Императора Николая II от престола». Однако в самом
документе другой заголовок: «Начальнику Штаба». Что это такое?
Император отрекался перед начальником штаба? Такого не может
быть. Из всего этого следует, что документ, обнаруженный в 1929
году и хранящийся сейчас в Госархиве РФ – НЕ ОРИГИНАЛ
ОТРЕЧЕНИЯ. В этом никаких сомнений.
Я бы очень хотел, чтобы отречения действительно не было.
И желаю успеха тем, кто пытается это доказать.
Кроме того, по существовавшим тогда законам, Царский
манифест вступал в силу только после его утверждения Сенатом и
опубликования самим Царем – правящим главой государства – в
правительственной газете. Однако ничего подобного не было. То
есть даже опубликованный тогда манифест не вступил в силу.
Произошедшее 2 марта 1917 года есть драма вселенского
масштаба. Она выходит за рамки обывательских суждений о том,
что всякое в истории бывает; выходит и за рамки собственно
юридического или формально-юридического, объективистского
подхода.
В конечном счете, всё упирается в совесть, совесть
историка или совесть человека любой другой профессии,
интересующегося историей и задумывающегося о судьбе России. И
совесть тихо подсказывает – НЕБОГОУГОДНОЕ ДЕЛО
СВЕРШИЛОСЬ 2 МАРТА 1917 ГОДА; оно более чем незаконно,
оно – ПРОТИВ РОССИИ, РОССИЙСКОГО НАРОДА И ЕГО
БУДУЩЕГО.
Государь Император Николай II
Сам Император, подписывая какой-то документ об
отречении, стремился избежать худшего, внутренней гражданской
войны во время внешней войны с кайзеровскими агрессорами.
Император не был пророком: он не подписал бы, зная чем
обернется дело; он взошел бы на плаху еще в 1917 году, но не
подписал бы; он взошел бы с Любимой Семьей…
Причем обратим внимание: в обрушившихся на Царя
событиях получилось так, что подписанный им документ содержал
200
отречение за себя и за сына, но не за Императрицу! А она не
отрекалась. Коммунисты убили законную неотрекшуюся
Императрицу. И еще о «подлиннике». Следует обратить внимание
на то, как теснятся подписи Николая II и Фредерикса внизу листа.
Так теснят текст школьники, не уложившиеся в заданный объем. В
документе государственной важности такое может быть? Не
исключено, что Император и министр заготовляли на всякий
случай пустые листы со своими подписями. Такие листы могли
быть обнаружены, и в такой лист мог быть вставлен текст
«отречения». То есть не исключен вариант, что подписи настоящие,
а документ поддельный!
Расследование наших дней
В 1990-е годы была создана правительственная Комиссия
по изучению вопросов, связанных с исследованием и
перезахоронением останков российского Императора Николая II и
членов Его Семьи. Комиссию возглавлял первый вице-премьер Б.Е.
Немцов. Участвовать в работе комиссии был приглашен прокурор-
криминалист Генеральной прокуратуры РФ В.Н. Соловьев,
готовивший важнейшие экспертизы.
Встречаясь с Соловьевым, я задал ему вопрос: почему
комиссия не произвела государственную, официальную экспертизу
подлинности подписи Императора под «отречением»? Ведь это
одна из важнейших необходимых экспертиз, и такие экспертизы
производятся, а для миллионов верующих именно эта экспертиза
имеет особое значение. На мой вопрос прокурор-криминалист
ответил: мы понимали, что такая экспертиза необходима, но
архивисты не хотели отдавать документ экспертам, а эксперты не
хотели ехать в Госархив РФ, где сейчас хранится документ. Вот
такой детский сад, а не ответ. Ведь комиссию возглавлял вице-
премьер, он мог распорядиться, кому куда ехать. И пришлось бы
поехать. Однако этого не сделано. Почему? Может, боялись
именно того, что экспертиза засвидетельствует: подпись Царя
подделана?
Кроме того, правительственная комиссия во главе с
Немцовым не провела экспертизу шрифта «отречения». Был ли
такой шрифт у пишущих машинок 1917 года? Была ли такая
пишущая машинка, машинка такой марки в Царском поезде, в
штабе генерала Рузского, в Ставке, в Думе, у Временного
201
правительства? На одной ли машинке отпечатано «отречение»? На
последний вопрос наводит внимательное рассмотрение букв в
документе. А если на нескольких машинках, то что это значит? То
есть надо было еще поработать, поискать. Неужели этого не
понимал упомянутый прокурор-криминалист Генеральной
прокуратуры? Сравнение текста «отречения» с безусловно
подлинными документами, воспоминаниями свидетельствует, что в
основу «подлинника», очевидно, положен проект отречения,
подготовленный 2 марта 1917 года в дипломатической канцелярии
Ставки под руководством ее директора И.А. Базили по приказу и
под общей редакцией генерала Алексеева.
Так называемое «отречение», опубликованное 4 марта 1917
года, отнюдь не заявляло о ликвидации монархии в России. Причем
из сказанного выше о существовавшем тогда законодательстве
следует, что ни передача престола «отречением» Императора
Николая II, ни манифест великого князя Михаила Александровича
от 3 марта 1917 года с отказом от принятия престола (с передачей
окончательного решения будущему Учредительному Собранию) не
являются законными. Манифест великого князя не законен,
подписан под давлением, но это не подделка, его автор – кадет В.Д.
Набоков, отец знаменитого писателя. Теперь настало время сказать,
что от Царского миропомазания отречься невозможно. Его нельзя
отменить. Де-факто Николай II перестал быть Царем после
Февральского переворота, однако в мистическом и сугубо
юридическом смысле он оставался русским Царем и погиб Царем.
Он и его Семья взошли на свою Голгофу столь достойно, что
причислены к лику святых Русской Православной Церковью198.
О полном беззаконии, совершенном в марте 1917 г., писал
выдающийся русский правовед и историк М. В. Зызыкин:
"Когда Император Николай II 2 марта 1917 г. отрекся за
себя от Престола, то акт этот юридической квалификации не
198 https://imperor.net/monarshie-doma/rossijskij-istorik-monarhist-vladimirlavrov-
ob-otrechenii-gosudarya-nikolayaii/?
fbclid=IwAR3ReSXDXa93vaFbByXi58H2t7SX4w-
ZNyQm9gNSlfAyLaNlUTguzxTMj98
Российский историк, монархист Владимир Лавров об отречении Государя
Николая II
202
подлежит и может быть принят только как факт в результате
революционного насилия. Так как право на наследование Престола
вытекает из закона и есть право публичное, то есть прежде всего
обязанность, то никто, и в том числе Царствующий Император, не
может существующих уже прав отнять, и таковое его
волеизъявление юридически недействительно; таким образом,
отречение Государя Императора Николая II за своего сына Вел. Кн.
Цесаревича Алексея ни одним юристом не будет признано
действительным юридически. Отречение за него было бы
недействительно и в том случае, если бы происходило не при
революционном насилии, а путем свободного волеизъявления, без
всякого давления. Великий Князь Алексей Николаевич мог
отречься только по достижении совершеннолетия в 16 лет. До его
совершеннолетия управление государством в силу ст. 45 Основных
Законов должно было перейти к ближнему к наследию Престола из
совершеннолетних обоего пола родственников малолетнего
Императора, то есть к Вел. Кн. Михаилу Александровичу.
Последний также сделался жертвой революционного
вымогательства, а малолетний Великий Князь Алексей Николаевич
был пленен вместе со своими родителями так называемым
временным правительством. Осуществить свои права на Престол,
как подобает посредством Манифеста, в таковых обстоятельствах
он не мог.
Таким образом, 2 и 3 марта 1917 г. в России была
насильственно, путем небывалого подлога, свергнута многовековая
русская Самодержавная Монархия. К власти преступным путем
пришло нелегитимное Временное правительство, состоящее из
февральских заговорщиков199.
В Октябре 1917 года в России никакой революции не было,
а был захват власти большевиками во главе с В.И. Ульяновым-
Лениным.
Мнение о том, что в Октябрьской революции,
контрреволюции и гражданской войне сознательно и активно
участвовали широкие массы, все слои российского общества, -
сомнительно. Полагаю, что в события 1917-1922 годов многие
199 Мультатули П.В. Об отречении Императора Николая II от престола.
Молодая гвардия, №1, Февраль 2016, C. 258, 259.
203
были вовлечены через революционную и контрреволюционную
пропаганду, а также насильственно. Многие оставались
безучастными к происходящим событиям, выступали в роли
наблюдателей.
Переломные периоды в истории – далеко не лучшая пора в
жизни человечества. Они разрушают здоровые силы общества.200
Ни одно убийство не может быть названо революцией. В
1917 г. произошел насильственный захват власти террористами –
большевиками. Впрочем, они так себя и именовали, объявив чуть
позднее – «красный террор» в качестве одной из основ
государственной политики. В.И. Ульянов – Ленин положил начало
уничтожению российской государственности и повел российский
народ на путь самоубийства, являясь убийцей с самого начала
прихода ко власти в России. Упоминания о нем в качестве
«великого освободителя» - кощунство. Потому что никто не имеет
права на убийство, прикрываясь идеями освобождения и дарования
свободы, присвоение властных полномочий и насильственный
захват власти. Император Николай II не мог добровольно отречься
от своих прав, принадлежащих ему от рождения.
Необходимо отметить, что экономические показатели
развития Российской Империи недостаточно изучались
российскими учеными в советское время. Господствовало
представление о том, что экономика Царской России являла собой
цепь провалов, что и стало причиной переворота 1917 года. Такой
«провальный» подход, возможно, и сейчас широко распространен
среди историков, так как представляет очень удобный способ
объяснить политические события того времени.
Перед началом Первой мировой войны российский доход в
расчете на душу населения составлял одну треть показателей
Франции и Германии и около 60% показателя Австро-Венгрии.
Сельскохозяйственные производители, несмотря на
растиражированное в публицистике мнение об упадке старых
центральных сельскохозяйственных регионов, выращивали
достаточное количество продукции, способное обеспечить
внутреннее потребление и продажу на экспорт. Ни в коем случае
200 М.П. Глушко / Октябрь 1917 года. – Москва: типография ЧП
«Литвиненко М.Л.», 2003, с. 2, 7, 9, 10.
204
нельзя считать, что Россия находилась на пороге экономического
выживания. Российская промышленность производила столько же
стали, как и Германия или Франция, и занимала второе после США
место по добыче угля.
Очень трудно вообразить ситуацию, когда территория
бывшей Российской империи не была бы сегодня мировой
экономической державой, обеспечивающей своим гражданам
жизненные стандарты, близкие европейским. С этой точки зрения,
можно оценить масштаб трагедии, вызванной экспериментами
административно-командной экономики, приведшими к огромным
потерям в экономическом благосостоянии более чем трех
поколений ее граждан.201
Мои мысли: О личной причастности Ленина. Ниже
приведено решение Верховного суда РФ. Следовательно, личная
причастность Ленина официально признана ВС РФ!
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1
октября 2008 г. N 274-П08: Так, 20 февраля 1918 г. Советом
Народных Комиссаров под председательством Ульянова В.И.
(Ленина) был заслушан вопрос в отношении бывшего Императора
Николая Романова и даны указания о подготовке следственного
материала, рассмотрены вопросы о «переводе Николая Романова»,
о месте суда. 1 апреля 1918 г. Президиумом Всероссийского
Центрального Исполнительного Комитета были отданы
распоряжения о дальнейшей охране Романова Н.А., об «усилении
надзора за арестованными», о формировании отряда в составе
двухсот человек и направлении их в Тобольск для «укрепления
караула», а при необходимости перевода «всех арестованных в г.
Москву». 2 мая 1918 года в газете «Знамя Труда» было
опубликовано «Сообщение ВЦИК о местонахождении бывшего
царя», подписанное Председателем ЦИК Свердловым Я.М.,
согласно которому Президиум ВЦИК сделал распоряжение «о
переводе Царя Николая Романова в более надежный пункт, что и
было выполнено. В настоящее время Николай Романов с женой и
одной из дочерей находится в Екатеринбурге Пермской губернии,
201 Пол Грегори. Экономический рост Российской Империи (конец XIX –
начало XX в.): Новые подсчеты и оценки / пер. с англ. – Москва:
РОССПЭН, 2003, с. 84, 85.
205
надзор за ними поручен областному Совдепу Урала». 9 мая 1918
года ВЦИК под председательством Свердлова Я.М. и по его
докладу заслушал вопрос «о Царе Николае Романове». Согласно
имеющемуся в материалах дела протоколу заседания ВЦИК,
Свердлов Я.М. докладывал информацию по решениям президиума
ВЦИК о переводе Романова и всех членов его семьи из Тобольска в
Екатеринбург, о том, что «Николай Романов с женой и одной из
дочерей находятся в Екатеринбурге. Сын был оставлен в Тобольске
под усиленной и строгой охраной с тем, что как кончится
распутица и будет взломан лед и пойдут пароходы, тогда первым
водным путем и все остальные заключенные в Тобольске должны
быть перевезены точно так же в Екатеринбург». Он же сообщал,
что «нами даны указания Уральскому областному Совету о самом
строгом содержании Николая и о недопущении хождений кого-
либо из приближенных в город и обратно…». Указывалось, что
Романов «должен во всяком случае чувствовать, что он является не
кем иным, как нашим арестантом, арестантом Советской власти».
Названные обстоятельства подтверждены документально
архивными материалами, подлинность которых удостоверена.
Отказывая в реабилитации, Судебная коллегия указала в
определении на отсутствие в представленных адвокатом
документах решения Уралоблсовета 17 июля 1918 г. и
адресованной Председателю Совета Народных Комиссаров Ленину
и Председателю Всероссийского Центрального Исполнительного
Комитета Свердлову усматривается, что "по постановлению
президиума областного Совета в ночь на 16 июля расстрелян
Николай Романов и по этому поводу выпущено следующее
извещение: ввиду приближения контрреволюционных банд к
красной столице Урала и возможности того, что коронованный
палач избежит народного суда, президиум областного Совета,
исполняя волю революции, постановил расстрелять Царя Николая
Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях русского
народа. В ночь на 16 июля приговор этот приведен в исполнение".
Факт расстрела членов Семьи Романова Н.А. - Романовой А.Ф.,
Романовой О.Н., Романовой Т.Н., Романовой М.Н.,
Романовой А.Н., Романова А.Н. по решению Уралоболсовета
подтвержден телеграммой, отправленной 17 июля 1918 г. на имя
секретаря Совета Народных Комиссаров Горбунова председателем
206
Уралоблсовета Белобородовым для информирования Председателя
Президиума ВЦИК Свердлова Я.М.
Президиум ВЦИК - орган государственной власти РСФСР,
на своем заседании, состоявшемся 18 июля 1918 г., принял
постановление, которым признал решение Уральского областного
Совета о расстреле Николая Романова правильным. Свердлову,
Сосновскому и Аванесову было поручено составить
соответствующее извещение для печати.
19 июля 1918 г. газеты "Известия" и "Правда"
опубликовали сообщение: "Президиум Центрального
Исполнительного Комитета, обсудив все обстоятельства,
заставившие Уральский областной Совет принять решение о
расстреле Николая Романова, постановил: Всероссийский
Центральный Исполнительный Комитет в лице своего Президиума
признает решение Уральского областного Совета правильным".
В этот же день на заседании Правительства РСФСР -
Совета Народных Комиссаров Председатель Президиума ВЦИК
Свердлов Я.М. сделал "внеочередное заявление о казни Царя
Николая II по приговору Екатеринбургского Совдепа и о
состоявшемся утверждении этого приговора Президиумом ВЦИК".
Совет Народных Комиссаров данное заявление "принял к
сведению".
Исследованное Президиумом Верховного Суда Российской
Федерации законодательство свидетельствует о том, что в июле
1918 года Президиум ВЦИК осуществлял судебные функции и, как
следует из заявления Свердлова Я.М. на заседании Правительства
РСФСР, именно Президиум ВЦИК утвердил "приговор
Екатеринбургского Совдепа" - органа государственной власти.
В частности, 11 июня 1918 г. ВЦИК принял Декрет "Об
учреждении Кассационного Отдела при Всероссийском
Центральном Исполнительном Комитете Советов и порядке
кассации приговоров революционных трибуналов". В соответствии
с пунктом 8 этого Декрета в случае, "если приговор кассируется
ввиду явного несоответствия наказания с деянием осужденного или
осуждения явно невиновного, Кассационный Отдел входит с
представлением в Президиум ВЦИК, от которого зависит
соответственно изменить наказание или прекратить дело без
направления его для вторичного рассмотрения".
207
Таким образом, правильность решения о расстреле
Романова Н.А. была подтверждена высшим органом
государственной власти РСФСР, наделенным судебными
функциями.
Факт смерти Романова Н.А., Романовой А.Ф.,
Романовой О.Н., Романовой Т.Н., Романовой М.Н., Романовой А.Н.
и Романова А.Н. установлен государственной регистрацией актов
гражданского состояния и подтвержден, имеющимися в материалах
дела ксерокопиями свидетельств о смерти названных лиц,
выданных Центральным отделом ЗАГС г. Санкт-Петербурга, где в
качестве причины смерти указано - расстрел, дата смерти -17 июля
1918 г., место смерти - г. Екатеринбург Дом особого назначения.
О политических мотивах мер принуждения, примененных в
отношении Романова Н.А. и членов Его Семьи, свидетельствует то,
что решение о расстреле, принятое внесудебным органом
государственной власти без проведения предварительного
следствия и суда, было признано легитимным одним из высших
органов государственной власти РСФСР - Президиумом ВЦИК.
Более того, лица, принявшие решение о расстреле Романова Н.А. и
членов Его Семьи, а также исполнители данного решения не
подвергались уголовному преследованию со стороны государства -
Российской Советской Федеративной Социалистической
Республики.
Из документов, исследованных судом, видно, что Романовы
были лишены жизни не в результате совершения кем-либо
уголовного преступления. Романов Н.А. и члены Его Семьи
содержались под стражей и были расстреляны от имени
государства. Применение такой репрессивной меры было
обусловлено тем, что российский Император, его супруга и дети -
члены Российского Императорского Дома, с точки зрения органов
государственной власти РСФСР, по классовым, социальным и
религиозным признакам представляли опасность для советского
государства и политического строя.
Приведенные выше обстоятельства свидетельствуют о том,
что Романов Н.А., Романова А.Ф., Романова О.Н., Романова Т.Н.,
Романова М.Н., Романова А.Н. и Романов А.Н. были подвергнуты
политическим репрессиям и в связи с этим они подлежат
реабилитации.
208
Поскольку рассмотрение заключения прокурора об отказе в
реабилитации закон относит к исключительной компетенции суда,
который правомочен признать лицо не подлежащим реабилитации
либо признать лицо репрессированным необоснованно (ст. 10
Закона "О реабилитации жертв политических репрессий"),
Президиум находит возможным устранить нарушения закона,
допущенные Судебной коллегией по уголовным делам, без
передачи дела на новое судебное рассмотрение.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 2
ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской
Федерации постановил:
1. Надзорную жалобу адвоката Лукьянова Г.Ю.
удовлетворить.
2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам
Верховного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2007 г.,
которым Романов Николай Александрович, Романова Александра
Федоровна, Романова Ольга Николаевна, Романова Татьяна
Николаевна, Романова Мария Николаевна, Романова Анастасия
Николаевна, Романов Алексей Николаевич признаны не
подлежащими реабилитации, отменить.
3. Признать необоснованно репрессированными и
реабилитировать: Романова Николая Александровича, Романову
Александру Федоровну, Романову Ольгу Николаевну, Романову
Татьяну Николаевну, Романову Марию Николаевну, Романову
Анастасию Николаевну, Романова Алексея Николаевича»202.
(Мои мысли: Следовательно, Ленин на момент
расстрела Императора Николая II и Его Царской Семьи,
являвшийся председателем Совета Народных Комиссаров
РСФСР, нес личную ответственность за деяния
государственных органов, а, следовательно, и за расстрел
невинной Царской Семьи)!
Высшим судебным органом страны установлено, что Н.А.
Романов и члены Его Семьи по решению органов государственной
власти РСФСР без предъявления обвинения в совершении
конкретного преступления были признаны социально опасными по
202 Убийство императора Николая 2 – том. 2, Русские судебные процессы,
М.: ООО ТД «Белый город», 2015. Составитель Л.А. Лыкова. С. 427-431.
209
политическим мотивам и в период с 7 ноября 1917 г. По 16 июля
1918 г. Были лишены сначала прав и свобод, так как содержались в
условиях изоляции под вооруженной охраной и рассматривались
органами советской власти в качестве арестованных, а затем были
лишены жизни203.
Решение об убийстве Царской Семьи и вообще династии
Романовых было принято Лениным и Свердловым, исполнявшим
волю основного заказчика, то есть Ленина. Как реальные политики,
они понимали, что их власть не носила законного характера, так
как была захвачена путем военного переворота.
Убийство Царской Семьи было организовано и исполнено
людьми, патологически ненавидевшими Россию.
Важно подчеркнуть, что убийство было организовано и
совершенно неполноценными, патологическими типами, которые
не только принесли несчастье многим людям, но и сами не могли
испытать настоящее счастье. Никто из цареубийц не прожил
счастливую жизнь, все они так или иначе плохо кончили, многие
спились.
До сих пор находятся у нас люди, которые пытаются их
оправдать: мол, «время было такое», «идеи ценились больше
человеческой жизни». Уголовное преступление – злодейское
убийство при отягчающих обстоятельствах – называется
расстрелом или казнью. Нет, убийц простить нельзя. Их деяния не
имеют срока давности.
Решение об убийстве Царской Семьи было принято
наверху, и Троцкий откровенно признается в этом. «Белая печать, -
пишет он , - когда-то очень горячо дебатировала вопрос, по чьему
решению была предана казни Царская Семья… Постановление
было вынесено в Москве. В один из коротких наездов в Москву я
мимоходом заметил в Политбюро, что, ввиду плохого положения
на Урале, следовало бы ускорить процесс Царя. Я предлагал
открытый судебный процесс. Ленин откликнулся в том смысле, что
это было бы очень хорошо, если б было осуществимо. Но…
времени может не хватить. Прений никаких не вышло. Ленин в тот
203 Убийство императора Николая 2 – том. 1, Русские судебные процессы,
М.: ООО ТД «Белый город», 2015. Составитель Л.А. Лыкова. С. 17, 18.
210
период был настроен довольно сумрачно. Следующий мой приезд в
Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со
Свердловым я спросил мимоходом: «Да, а где царь?» - Кончено, -
ответил он, - расстрелян». – «А семья где?» - «И семья с ним». –
«Все?» - спросил я, по-видимому, с оттенком удивления. – «Все! –
ответил Свердлов.- А что?» Он ждал моей реакции. Я ничего не
ответил. «А кто решал?» - спросил я. «Мы здесь решали. Ильич
считал, что нельзя оставлять нам их живого знамени, особенно в
нынешних трудных условиях». Больше я никаких вопросов не
задавал, поставив на деле крест. По существу, решение было не
только целесообразно, но и необходимо. Суровость расправы
показывала всем, что мы будем вести борьбу беспощадно, не
останавливаясь ни перед чем…».204
Итак, галерея убийц Царской Семьи, начавшаяся в
Екатеринбурге, неизбежно выводила к Москве. Ленин, Свердлов,
Троцкий – верховные руководители убийц, и потому их
деятельность не может расцениваться в категориях политики, а
только по статьям Уголовного кодекса.
Говорят, что убийц всегда тянет на место преступления,
особенно перед собственной смертью. Наверное, это правда.
В апреле 1922 года Ленин рвется в Екатеринбург, точнее, в
местечко Шарташ, в 4 км. от Екатеринбурга.
Полное ограбление Царской Семьи было задумано высшим
эшелоном большевистской власти еще за несколько дней до
убийства. 13 июля 1918 года Совет Народных Комиссаров
принимает декрет «О национализации имущества низложенного
российского Императора и членов бывшего Императорского дома».
Этот декрет, опубликованный уже после убийства Царской Семьи
(19 июля), гласил:
«1. Всякое имущество, принадлежащее низложенному
революцией российскому Императору Николаю Александровичу
Романову, бывшим императрицам Александре и Марии
Федоровнам Романовым и всем членам бывшего российского
Императорского дома, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно
ни находилось, не исключая и вкладов в кредитных учреждениях,
204 Московские новости. – 1990. – 22 июля.
211
как в России, так и за границей, объявляется достоянием
Российской Социалистической Федеративной Республики…
Подписали: Председатель Совета Народных Комиссаров
Вл. Ульянов (Ленин). Управляющий Делами Совета Народных
Комиссаров Влад Бонч-Бруевич.
13 июля 1918 г.».205
Сам факт принятия этого декрета 13 июля, а опубликования
19 июля лишний раз свидетельствует о том, как тщательно
готовились к убийству большевистские руководители. Пройдет
еще немного времени, и жены руководителей большевистского
режима и советских послов будут щеголять украденными
драгоценностями Царской Семьи.206
Коммунистический тоталитаризм проистекает из того, что
идеология и политика возводятся в ранг Абсолютной, то есть
научной Истины. От имени этой Истины единственная партия
правит обществом. Та же Истина оправдывает террор. Она же
обязывает власть проникать во все без исключения сферы
общественной и личной жизни.
Провозглашая свою идеологию единственно верной, Ленин
объявил себя представителем малочисленного русского
пролетариата, который он не замедлили раздавить, стоило тому
поднять голову. Безусловное отождествление себя с пролетариатом
как классом явилось одним из ярчайших проявлений ленинского
самозванства; в 1922 году оно спровоцировало жесткую отповедь
со стороны Александра Шляпникова, одного из немногих
большевистских руководителей, вышедших из рабочих. На XI
съезде партии он заявил: «Владимир Ильич говорил вчера, что в
России отсутствует пролетариат в марксистском понимании.
Позвольте вас поздравить: вы осуществляете диктатуру от имени
несуществующего класса!» Это манипулирование именем
пролетариата мы находим у все коммунистических режимов
Европы и «третьего мира».
Одна из главных характеристик ленинизма заключается в
его склонности манипулировать понятиями, отрывать слова от
205 Известия ВЦИК 19 июля 1918 г.
206 Платонов О.А. Убийство царской семьи. М.: Сов. Россия, 1991. С. 4, 5,
133, 134, 137, 138.
212
реальности, которую они должны обозначать в абстрактном
подходе к обществу: при таком подходе люди утрачивают плоть и
превращаются в винтики огромного историко-социального
механизма. Это абстрагирование, тесно связанное с
идеологизацией, является одной из фундаментальных основ
террора: уничтожению подлежат не люди, а «буржуи»,
«капиталисты», «враги народа»; казнили не Императора Николая II
с Семьей, а «символы феодализма», «кровососов», «паразитов»,
«презренных вшей»!..207
Голощекин прибыл из Москвы 14 июля вместе с
уполномоченным вождей и ВЧК, несомненно имея приказ
уничтожить Семью Николая II в ближайшие дни, но с указанием,
что конкретный день, момент его выполнения надлежит еще в
последний раз согласовать с ними. Они должны были быть в курсе
всего дела соответствующим образом, в том числе с постановкой
вопросов (постфактум) на заседаниях Президиума ВЦИК, СНК, с
подготовкой и передачей продуманной информации в печать.
Вечером 16 июля руководители области решили связаться с В.И.
Лениным и Я.М. Свердловым по прямому проводу. Прямая связь
между Екатеринбургом и Москвой, Кремлем оказалась
нарушенной. Только поздним вечером 16 июля была использована
прямая связь с Петроградом, главой его власти Г.Е. Зиновьевым.
Ему передали завуалированный текст с просьбой передать его в
Кремль: «Москву, Кремль Свердлову копия Ленину из
Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее:
сообщите Москву что условленного с Филипповым суда по
военным обстоятельствам не терпят отлагательства ждать не
можем если ваши мнения противоположны сейчас же вне всякой
очереди сообщите Голощекин Сафаров снеситесь по этому поводу
сами с Екатеринбургом Зиновьев». По получении телеграммы в
Москве ее положили в конверте на стол Ленину. На конверте
значилось: «Москва Ленину», а ниже карандашная отметка:
207 Стефан Куртуа, Нтколя Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский,
Карел Бартошек, Жан-Луи Марголен. Черная книга коммунизма.
Преступления. Террор. Репрессии / перевод с французского, отв. ред.
И.Ю. Белякова. Москва: «Три века истории», 1999. С. 675, 676.
213
«Принято 16.7.1918 г. В 21 час 22 минуты. Из Петрограда
Смольного. 14288».208
Прежде всего обратим внимание на то, что телеграмма
подписана Ш.И. Голощекиным и Г.И. Сафаровым. Первый –
фактический руководитель и партийной организации, и всей власти
на Урале вообще (куратор советских органов края), ответственный
за дело Царской Семьи, ее уничтожение, действовавший от имени
В.И. Ленина и Я.М. Свердлова, большевистского руководства
страны.
Ленин и Свердлов, собравшиеся, судя по воспоминаниям
А.Ф. Акимова, вместе, обменявшись мнениями, составили,
вероятно, не зашифрованный, а именно условный короткий текст-
сигнал с вставкой какого-то ключевого слова или фразы. С текстом
этой телеграммы и был отправлен охранник Ленина А.Ф. Акимов
на Главтелеграф на Мясницкую улицу, очевидно на машине, со
строгим указанием Свердлова вернуть текст и даже забрать
телеграфную ленту.209 Телеграмма пошла в Екатеринбург.
Ленин, задолго до революционных событий 1917 г. в
России, равно как и в ходе их, совершенно определенно
высказывался за истребление не только Царя, но и членов Дома
Романовых. Это было продиктовано посылкой экстремиста. По
словам И.З. Штейнберга, В.И. Ленин считал, что его подписи
достаточно для легализации, проведения в жизнь любого
правительственного акта. Управделами В.Д. Бонч-Бруевич
утверждал практически то же самое, отмечая, что декреты
приобретали силу закона лишь после того, как их подписывал
Ленин, даже если издавались кем-либо из наркомов210. Ленин все и
вся подмял под себя и стал фактически диктатором. По вопросу,
который взял под свой контроль Ленин, проявляя к нему
непосредственную, личную заинтересованность, никто, даже Я.М.
Свердлов, не посмел бы действовать «помимо и вопреки». А
вопрос о Царской Семье был именно из таких.
Проходили месяцы, и неблагоприятные, и благоприятные
для большевистской власти, в череде которых, вне всякого
208 Огонек. 1990. № 38. С. 29.
209 Строительная газета. 1957, 11 авг; Огонек. 1990. № 38. С. 29.
210 Последние дни Романовых. Документы. С. 89.
214
сомнения, Семья Николая II могла быть вывезена в Москву, а сам
Император подвергнут суду, но этого не происходило. Не
произошло этого и в месяцы «триумфального шествия Советской
власти», и в условиях разгорания гражданской войны. Дело с
подготовкой суда, его организацией так ни на йоту и не сдвинулось
с места. Ленин его напрочь «заморозил». Нарком юстиции И.З.
Штейнберг отмечал, что ни он, ни его аппарат «никогда не получал
«задания» подготовить документы211. Так оно и было в
действительности. Практические действия Ленина и его
ближайшего окружения были направлены на другой вариант
решения вопроса – внесудебную расправу над Царем, а также его
Семьей, как и над другими Романовыми, но под прикрытием
местных уральских органов власти, инициирования экстремизма
вначале, возможно, только прозрачными наводками, а позднее –
прямыми приказами. Но и тогда тайные распоряжения отдавались
при максимальном оберегании имени Ленина, сокрытии от партии
и страны его причастности к убийству Семьи Романовых. Он
действовал преимущественно не напрямую, а через председателей
ВЦИК т ВЧК – Я.М. Свердлова и Ф.Э. Дзержинского. Поощрялось
даже распространение молвы, что последние действуют чуть ли не
вопреки мнению и воле Ленина, на свой страх и риск. Это
регулярное тактическое поведение Ленина, не брезговавшего
ничем в достижении поставленных целей. Свердлов, охотно взял на
себя роль основного прикрытия волевых действий Ленина по
уничтожению екатеринбургскими большевиками Семьи
Романовых. И это как нельзя четко подметил в эмиграции бывший
секретарь И.В. Сталина, а фактически и Политбюро ЦК партии, Б Г
Бажанов, чрезвычайно осведомленный в делах большевистских
верхов и, конечно же, в деле Романовых. Бажанов отмечал, что
Екатеринбург всего лишь создал московским лидерам
политическое алиби, взяв решение на себя и «доля ответственности
за это убийство легла на Якова Свердлова по поручению Ленина,
хитро устранившегося от формальной ответственности»212.
Предположения и утверждения, что Ленин не причастен к убийству
211 Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. С. 121.
212 Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 92-
93.
215
Царской Семьи, что это было сделано помимо него, высмеял еще
более информированный человек – В.М. Молотов.213 Партийный
актив уже хорошо знал, что Ленин давно взял дело Царской Семьи
под свой личный контроль, что оно из числа принципиальных,
которые без Ленина, тем более вопреки ему, решить не могли.
Пользуясь утечкой информации из Кремля, откровениями в узком
кругу Ш.И. Голощекина, намеками, полунамеками в
Екатеринбурге, на Урале, многие понимали, а то и просто знали,
что к чему. Видный местный большевик П.М. Быков в ранней,
довольно откровенной, а потом запрещенной работе писал, что
«Вопрос о расстреле Николая Романова и всех бывших с ним
принципиально был разрешен в первых числах июля» и
организовать это «было поручено президиуму Совета»214.
У московских большевистских вождей, у Ленина на казни
Царской Семьи было завязано многое. Мало того, что ими был
определен жесткий срок убийства не позднее 18 июля
(уполномоченный Москвы имел задание быстрого возвращения, но
только после него), но им непременно следовало знать и
конкретный момент его совершения. Наметив срок акции на
глухую полночь 16 июля, чтобы еще до наступления утра 17 июля,
когда город проснется, успеть уничтожить следы убийства и
вывезти трупы за пределы города, местные руководители в
завуалированной форме запрашивают такое согласие и последнюю
санкцию.
Таким образом, Ленин доподлинно, «из первых рук», знал о
подготовленном убийстве Царской Семьи в ближайшие часы и
минуты. И что же он, якобы противник расстрела, предпринял?
Запретил, хотя бы отложил казнь? Потребовал от Свердлова, будто
бы на свой страх и риск за спиной Ленина толкавшего уральских
ленинцев на преступление, прекратить свои действия, остановить
ход дела? Ничего подобного. Уральцы незамедлительной получили
«добро» от Кремля через Пермь (связь Екатеринбурга с Москвой
по прямому проводу в этот день была нарушена).
Наш интерес к вопросу полностью удовлетворяется в связи
с тем, что, как оказалось, сохранилось свидетельство о моменте и
213 Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. С. 185-186.
214 Последние дни Романовых. Документы. С. 141-142.
216
обстоятельствах направления Лениным и Свердловым Телеграммы
в Екатеринбург через Петроград и Пермь. Оказался в живых
человек, который отправлял эту сверхсекретную кремлевскую
телеграмму. Это А.Ф. Акимов, доцент Московского
архитектурного института, в прошлом, в 1918 г., служивший в
кремлевской охране, охранявший кабинет Ленина. В
«Строительной газете» за 11 августа 1957 г. Был опубликован
очерк журналиста О. Курганова «По ленинскому совету», в
котором рассказывалось о выполнении Акимовым различных
поручений вождя, в том числе по отправке его особо важных
телеграмм, когда приходилось возвращать не только подлинник, но
и телеграфную ленту, не оставлять следов. Спустя 11 лет, 19
ноября 1968 г., были записаны воспоминания Акимова, в том числе
эпизод, проливающий свет на историю с отправкой той самой
сверхсекретной телеграммы: «Когда тульский губком (ошибка в
записи; следовало – «Уральский обком». – И.Ф.П.) решил
расстрелять Семью Николая II – СНК и ВЦИК написал телеграмму
с утверждением этого решения. Я. М. Свердлов послал меня
отнести эту телеграмму на телеграф, который помещался тогда на
Мясницкой улице.
Когда телеграфист передал телеграмму, я потребовал от
него копию и ленту. Ленту он мне не отдавал. Тогда я вынул
револьвер и стал угрожать телеграфисту. Получив от него ленту, я
ушел. Пока шел до Кремля, Ленин уже узнал о моем поступке.
Когда пришел, секретарь Ленина мне говорит – тебя вызывает
Ильич».215 Можно предположить, что текст телеграммы
составлялся в кабинете Ленина, куда пришел Свердлов, который
затем и наставлял посылаемого на телеграф Акимова. Акимов в
этот момент как раз дежурил у приемной Ленина. Мы имеем дело с
ценнейшим свидетельством именно о том моменте, когда и было
принято окончательное решение, была нажата «кремлевская
кнопка» на спусковом механизме цареубийства!216
215 Огонек, 1990, № 38. С. 29; Аргументы и факты. 1990, № 46.
216 Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель царской семьи. Екатеринбург:
Свердловская региональная общественная организация «За духовность и
нравственность», 2003. С. 205, 206, 207, 208, 254, 255, 256, 257, 258.
217
Очень многие события в истории не отражены документами
прямого действия.
Надо считать Ленина или очень глупым, или очень
беспечным человеком, чтобы думать, что он, в совершенстве
владея мастерством демагогии и конспирации, стал бы отдавать
письменные приказы. Ни главарь, ни его окружение на это никогда
бы не пошли.
Но, что ленинская клика не могла не знать о подготовке
кровавого злодеяния, в том невозможно сомневаться.217
О том, что В.И. Ленин был заинтересован в убийстве
Императора Николая II можно убедиться, проанализировав его
труды, приведенные ниже.
Цитирую: «Если мы бы даже завладели Петербургом и
гильотинировали Николая..».218
«Старая Царская власть,...., разбита и устранена, но не
добита. Монархия не уничтожена формально».219
«Пример Франции говорит нам одно и только одно: чтобы
сделать Россию обороноспособной, чтобы добиться и в ней
«чудес» массового героизма, надо с «якобинской» беспощадностью
смести все старое и обновить, переродить Россию хозяйственно. А
этого нельзя сделать в XX веке одним сметением царизма (
Франция 125 лет тому назад не ограничилась этим)».220
«...Это прямая ложь, что большевики были противниками
смертной казни для эпохи революции. На II съезде нашей партии, в
1903 году, когда возник большевизм, составлялась программа
партии, и в протоколах съезда значится, что мысль вставить в
программу отмену смертной казни вызвала только насмешливые
возгласы: « и для Николая II?». Даже меньшевики в 1903 году не
посмели поставить на голоса предложения об отмене смертной
217 Боханов А.Н. Император Николай II. М.: Русское слово, 1998. – С.508.
218 Ленин. В.И. Полное собрание сочинений. Том 10. Москва:
Государственное издательство политической литературы, 1960. – С. 138.
219 Ленин. В.И. Полное собрание сочинений. Том 31. Москва:
Издательство политической литературы, 1969. – С. 151.
220 Ленин. В.И. Полное собрание сочинений. Том 34. Москва:
Государственное издательство политической литературы, 1962. – С. 195-
196.
218
казни для царя. А в 1917 году, во время керенщины, я писал в
«Правде», что ни одно революционное правительство без смертной
казни не обойдётся и что весь вопрос только в том, против какого
класса направляется данным правительством оружие смертной
казни».221
А члены семьи Государя, включая мужа родной сестры
Императора Николая II, Ксении Александровны - Александра
Михайловича, также, вероятнее всего, были в заговоре против
Государя.
Предположительно, все аристократы участвовали в
перевороте 1917 года, следовательно, они также должны быть
лишены права наследовать престол.
Кабинет министров и временное правительство – это
фикция, с тем, чтобы заставить Императора отречься от престола –
передать власть большевикам, в частности Ленину, Сталину. А
далее, Ленин с подачи аристократии продавал Россию
иностранным государствам.
Предположительно, что православная церковь также, как и
большевики и аристократы была вовлечена в деятельность
заговорщиков, чью деятельность финансировала русская
аристократия.
Романов К.В. точно состоял в заговоре и его потомков
Император Николай II лишил права наследовать престол. Но,
поступки Романова А. М. – супруга Романовой К.А. – косвенно
указывают на его связь с заговорщиками. Следовательно, его
потомки также не могут быть признаны претендентами на престол.
А кто настраивал народ против Императора? Ленин и
большевики, аристократы, правительство.
…Прежде всего, и во всем Император был военным.
Пятнадцатый год, август. Он берет на себя
главнокомандование и уезжает на фронт. Все министры убеждены,
что это ошибка. Но он верил, что долг Царя быть с теми, кто воюет
и умирает за него. Какой верой в свою миссию надо обладать,
чтобы принять судьбоносное решение одному против всех! Или –
221 Ленин. В.И. Полное собрание сочинений. Том 39. Москва:
Государственное издательство политической литературы, 1963. – С. 183-
184.
219
семнадцатый год, февраль. От него требуют отречения все
командующие фронтами, начальник Генштаба, думские
монархисты – он держался один против всех, пока не узнал, что его
жена и дети в плену у мятежников. Кто бы на его месте в этот
момент не уступил?
Я, лично, в восхищении Императором Николаем II!
Уинстон Черчилль писал о Николае II:
«Бремя всех последних решений лежало на нем. На
вершине, где события превосходят возможности человеческого
разума, где все выглядит неисповедимым, искать ответы
приходилось ему. Стрелкой компаса был он. Воевать или не
воевать? Наступать или отступать? Идти вправо или влево?
Согласиться на демократизацию или держаться твердо? Уйти или
устоять? Вот поля сражений Николая II. Почему не воздать ему за
них честь?.. Тот строй, который в нем воплощался, которым он
руководил, которому своими личными свойствами придал
жизненную силу, - к началу революции уже выиграл для России
войну».
…В 1918 году урало-сибирские юристы изготовляли все
следственные акты по делу об убийстве Царской Семьи в трех
экземплярах. После отступления белых войск из России оригинал и
обе копии были вывезены следователем Николаем Соколовым в
Харбин (Китай), но там бастовали железнодорожники, в округе
бродили китайские бандиты – «хунхузы», готовясь ограбить город.
Тогда на совещании генералов Дитерихса и Лохвицкого, Николая
Соколова и Роберта Вилтона было решено переправить все
материалы в Европу. По просьбе Дитерихса основной, первый
экземпляр был вывезен в Париж французским генералом Жаненом.
Второй экземпляр позднее попал в Берлин с Соколовым. Третий
очутился с Вилтоном в Лондоне.
Дальнейшее напоминает детектив. Берлинскую квартиру
Соколова кто-то ограбил, утащил бумаги (Павел Булыгин, автор
«The Murder of the Romanovs», уверял что это «коммунистические
агенты» переправили их в Москву через Прагу). Соколов
продолжал работать, опираясь на основной парижский экземпляр:
по приказу главы Императорской фамилии великого князя Николая
Николаевича этот оригинал дела хранился у главы Совета русских
послов Михаила Гирса. «Много скандалил с Гирсом, - писал
220
Соколов в личном письме, - кое-как удалось достичь
прикосновенности к делу. Изъял все главные документы, на коих
основан самый подлинник» (видимо, имелось в виду – скопировал
их). По сообщению историка Н.Росса, собранные для этой работы
материалы хранятся сегодня у какого-то эмигранта «в одной из
европейских стран» - все, что пока известно публике о берлинском
экземпляре следственного дела.
«Что касается парижских оригиналов дела и приложенных
к ним вещественных доказательств, их дальнейшая судьба неясна.
По некоторым сведениям, письменные материалы хранились до
второй мировой войны в сейфе одного из парижских банков. Во
время оккупации немцами Парижа сейф был открыт по приказанию
немецкой полиции, и с тех пор след изъятых документов потерян»
(Н. Росс). Если они попали из Парижа в здание РСХА (имперского
Управления государственной безопасности) в Берлине, то оттуда,
скорее всего, перекочевали восточнее, и тогда экземпляр, по
слухам, ставший доступным в 1990 году для исследователей в
Москве, возможно, и есть самый оригинал дела.
Но на Западе сохранилась еще одна, лондонская копия –
Роберта Вилтона. В 1937 году, когда спецгруппы Ежова
занимались более острыми, чем похищение старых бумаг, акциями,
ее продали с аукциона наследники английского журналиста. После
войны некое частное лицо, покупатель, пожертвовало покупку
Гарвардскому университету. Там она и хранится по соседству с
приобретенным фондом «Льва революции» - Троцкого.
Над делом в Гарвардском архиве многие поработали, но для
публики его не издавали. Толчком к публикации послужило,
видимо, обнаружение еще одной, ранее не зафиксированной копии
со следственных актов – даже более полной, чем гарвардская.
…Отступая на восток, следователь попал в Забайкалье.
Тамошний хозяин, казачий атаман Семенов и самого монархиста
Соколова посчитал все-таки «революционистом» - как-никак тот
был «законником», хотел сажать того, кого сам считал
преступником, а не того, кого администратор – атаман видел своим
врагом. Соколов атамана побаивался. Генерал Дитерихс взял у
следователя экземпляры дела в штабной салон-вагон и вывез их в
Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ). Приехавший туда Соколов
получил бумаги в сохранности, но через два года выяснилось:
221
генерал не упустил появившейся возможности и в дороге приказал
снять для себя четвертую копию. Пользуясь ею, он выпустил во
Владивостоке, где в 1922 году стал Правителем и Воеводой, два
тома «Убийства Царской Семьи на Урале».
Перед смертью в далеком Шанхае (1937) Дитерихс
распорядился отправить свой экземпляр дела в Париж, в
распоряжение Российского общевойскового союза (РОВСа),
главной эмигрантской организации. Но тут как раз стало известно,
что агенты Ежова выкрали в Париже не то что какие-то бумаги, а
самого председателя РОВСа Е.К. Миллера (видимо, чтобы
посадить на его место какого-то из завербованных ими белых
генералов). Дитерихс изменил завещательное распоряжение,
материалы остались в его семье, а потом, как писал тот же Н. Росс,
они «были переданы на хранение в надежное место в одну из
западных стран». Учитывая приключения других копий, такую
осторожность наследников генерала нужно считать обоснованной.
Вот эту дитериховскую копию таинственные лица и
предоставили в 80-х годах для публикации в «Посев» ФРГ,
издательство Народно-трудового союза российских солидаристов.
Гарвардский экземпляр оказался лучшего качества, чем
поспешно снимавшаяся в вагоне копия, но зато китайский вариант
дела включал целый том допросов, недостававших в
университетском архиве (за июль-август 1919 года). В
распоряжении издательства оказалось в итоге восемь томов
документов (а еще шесть, правда менее важных, составленных
Соколовым уже в эмиграции, пока не найдены). Но издать даже
восемь томов оказалось для «Посева» неподъемно, и историк Н.
Росс отобрал из них в один том 277 документов, снабдив их
подробным указателем и серьезным комментарием.
Таким образом, к началу работы у меня в руках оказались
изданный впервые сборник важнейших следственных документов
плюс исследование лучшего западного историка по моей теме.
Третьим источником послужило открытие гарвардского историка
Юрия Фельштинского – найденные им в архиве Троцкого
дневниковые записи от 9 и 10 апреля 1935 года, посвященные
самому потаенному, кремлевскому сюжету цареубийства.
Опираясь на эти и другие источники и исследования, я
занялся проверкой доводов и выводов рукописи Бруцкуса. Труд
222
мой был доведен до конца, когда вдруг выяснилось, что его
предстоит переписать заново. Советский писатель Гелий Рябов
обнаружил могилу Царской Семьи!
Почему сенсационное, но все же практическое, полевое
открытие вынудило заново переработать текст?
Дело в том, что судьба останков Царской Семьи и слуг
Романовых начиная с 20-х годов была связана с вопросом о
профессиональной репутации юриста Соколова, с оценкой его
способности выявлять истину по делу. То есть с проблемой,
которой я стал заниматься в конце 80-х годов.
Следователь Соколов выглядел в моих глазах
необыкновенно везучим персонажем – столь же везучим, как
главный архитектор убийства В.И. Ленин. Десятилетиями
очевидная каждому центральная роль В.И. Ленина, которую «не
приметил» следователь Соколов, оставалась в небрежении и у всех
остальных знатоков екатеринбургского сюжета. Параллельно с
такой парадоксальной ситуацией росла репутация «исключительно
добросовестного следователя», чьи выводы пересматривать
нежелательно. Любопытно, что при его жизни ни мать убитого
Императора, ни глава уцелевших осколков династии, ни
ближайшая подруга покойной императрицы – никто из них
демонстративно не принимал этого Соколова у себя в домах, и о
причине бойкота можно судить хотя бы по интервью, которое
хранитель оригинала дела посол М.Н. Гирс дал в 1929 году
парижскому «Пти журналь»:
Вопрос: Правда ли, что останки Царской Семьи находятся в
сейфе и, хотя прошло 10 лет, все еще не преданы земле?
Ответ: Я не считаю себя вправе дать точный ответ на этот
вопрос. Мне действительно поручено хранение многих
документов. Я считаю, что они являются частью более обширного
следственного материала по делу о гибели Императорской Семьи.
Это следствие еще не закончено. К материалам приложены
вещественные доказательства. Что касается человеческих останков,
то я вполне допускаю, что это останки Императорской Семьи, но
лично не могу этого утверждать. Никаких актов, доказательств,
бесспорно устанавливающих их происхождение, нет… Повторяю
еще раз… я испытываю по отношению к этим предметам
223
благоговение, но не взял бы на себя ответственность положительно
утверждать их аутентичность.
Вопрос: Следователь Соколов… кажется, убедительно и
очевидно доказал, что речь идет об останках семьи Романовых?
Ответ: Это мнение следователя Соколова. Оно очень
авторитетно, но все-таки это только его мнение.
Вопрос: Верно ли, что великий князь Николай Николаевич
перед смертью предписал вам скрыть документы Соколова и не
предавать земле реликвии, хранить которые вам поручил?
Ответ: Великий князь Николай Николаевич был большим
патриотом, большим другом Франции и рабом своего долга. С его
точки зрения, все доверенное мне имущество имеет
государственную важность… Все материалы должны быть изучены
заново, но только тогда, когда следствие, прерванное в 1919 году,
будет возобновлено в воскресшем русском государстве.
Из дипломатически сформулированных ответов можно
понять, почему родственники и друзья погибшей августейшей
семьи столь сдержанно относились к выводам юриста,
расследовавшего цареубийство. Они просто не доверяли – либо
профессиональным дарованиям его, либо человеческой
щепетильности. Одно дело – сочинение им для публики версии
жидо-масонского заговора, а совсем другое – на основании
домыслов некоего мифомана хоронить неизвестно чьи кости в
семейном склепе Романовых в Каннах! Родственники
предпочитали ждать нового следствия, и через 60 лет выяснилось,
что они были правы: если Соколов нашел чьи-то останки, то не
Романовых. Да человеческие ли они были вообще?!
Итак, в ночь с 16 на 17 июля Семья Романовых была
расстреляна. Через пять дней на городском митинге объявил о
казни Царя областной военный комиссар Филипп (Исаак? Исай?
Шай?) Голощекин.
По случайности в эти дни в Екатеринбурге находилась
эвакуированная туда от немцев Академия Генерального штаба.
Направленный из Петрограда подпольной организацией
гвардейский капитан Малиновский сумел завербовать пятерых ее
слушателей-офицеров, потом еще семерых. Поставленной ему от
генерала Шульгина задачей являлся сбор информации и
подготовка, по его выражению, «увоза» семьи. Малиновский
224
наладил контакты с кем-то в охране, отправлял информацию в
столицу, но ни разу не получил ответа, и ни копейки никто не
отправил в помощь его группе. «Что же можно было сделать без
денег? – показывал он потом Соколову».
Офицеры разыскали в городе следователя Алексея
Наметкина и приказали начать расследование. (Почему Наметкина?
«Он носил звание следователь по важнейшим делам, а разве это
дело не важнейшее?» Между тем в российской юриспруденции
термин «важнейшие дела» употреблялся со сравнительным
оттенком, т.е. в смысле «более важные дела» по сравнению с
совсем уж простыми. Делами, так сказать, первостепенными
занимался «следователь по особо важным делам».).
Все действия Наметкина, обозначенные в протоколах (одно
описание места преступления, сделанное им, занимает в сборнике
Н. Росса 15 книжных страниц), перечислены мною умышленно:
допрошено трое свидетелей, осмотрены и описаны предполагаемое
место совершения преступления и предполагаемое место
уничтожения трупов, выявлены фамилии лиц, включенных потом в
перечень разыскиваемых преступников или свидетелей.
Через неделю, 7 августа, ведение следствия было отнято у
Наметкина… О причинах столь резкой меры Дитерихс наивно
проговаривается: Наметкин не хотел вести следствие в
национальном духе, он настаивал на том, что намерен подчиняться
требованиям закона. Что значит – в национальном духе?
Объяснение этим словам можно найти в первых же страницах
книги Дитерихса… требование русского национального духа, -
продолжает Бруцкус, - состояло в том, чтобы в убийстве были
обвинены евреи, и генерал Дитерихс, заявляет: «Русский народ
участия в этом убийстве не принимал». Дополнительно генерал
разъясняет, что евреи руководствовались намерением уничтожить
православную церковь – не христианство, а именно православие».
Сменил Наметкина екатеринбургский судья Иван Сергеев,
ведший дело полгода, до февраля 1919-го. Он сначала завершил
осмотр места преступления и обнаружил в дымоходе два
документа, которые в момент сжигания архива были втянуты
воздушной струей наверх и уцелели. На одном значилось: «20 июля
1918 года получил Медведев от коменданта Дома Юровского
десять тысяч восемьсот рублей (10800). Получил - Медведев».
225
Другой был еще важнее: расписание смен охраны с обозначением
всех фамилий сотрудников тюрьмы, дежурств, постов. Плюс еще
были найдены новые росписи охранников на стенах и, наконец,
надпись латинскими буквами на стене той комнаты, где, по
предположению следователя, произошло убийство:
Belsdtzar ward in seibiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht.
Надпись была идентифицирована как заключительное
двустишие из стихотворения Генриха Гейне «Валтасар» (в
стихотворном переводе на русский оно звучало так:
В ту ночь, еще не взошла заря,
Рабы зарезали царя.)
Довольно быстро удалось генералу установить, что «хотя
Сергеев не сочувствует изуверской политике и поступкам
Бронштейна, Янкеля Свердлова и Исаака Голощекина, евреев
Сафарова, Войкова и их единомышленников, но Сергеев сторонник
евреев, Керенских, более умеренных, не таких кровожадных».
Поняв это, Дитерихс занялся генеалогией неприятного
екатеринбургского судьи и крещендо установил (на страницах
своей книги), что Сергеев – сын крещеного еврея, крещеный еврей,
просто еврей, наконец, еврей, втайне сочувствовавший врагу.
Руководя следствием по раскрытию «преступления,
инспирированного по замыслу и особенному руководству евреев»,
такой Сергеев непременно должен был заниматься
вредительством… Он и занимался – раскрытая генералом схема
ничем не отличалась от позднейшей кулацко-специалистской
модели начала 30-х годов. Сергеев, например, дал объявление в
газетах, прося лиц, что-либо знавших об обстоятельствах
преступления, являться в местные прокуратуры и приносить
свидетельские показания. Акция провалилась, Сергеев признал:
люди боялись свидетельствовать в ходе гражданской войны – не
поплатятся ли за опасные показания, попав потом в руки
возможных победителей? Генерал же разгадал замысел: «Сергеев
сделал это (публикацию в газете. – М. Х.), чтобы предупредить
через печать Янкеля Свердлова, чтобы они приняли меры, т.к.
следствие началось».
Помимо Керенского, обвинял Дитерихс Сергеева еще в
инертном ведении следствия. Не было у него, пишет генерал,
226
умения сбить неожиданным вопросом обвиняемого с его версии,
ошеломить и, как выражались позднее, «расколоть». Просто
слушал судья показания и записывал аккуратно, включая все
ошибки допрашиваемого.
Как ни удивительно, я вынужден взять под защиту
генерала. Доля правды в инвективах Дитерихса в адрес Сергеева
имелась – и немалая доля.
Р. Пайпс пишет следующее: «В некоторых записках
англичанина Вилтона и в еще большей степени его русского
единомышленника генерала Дитерихса юдофобия достигла
патологических масштабов… Настолько сильно было желание
авторов свалить всю вину на евреев, что они невольно закрывали
глаза на тот факт, что евреи, евреи-вероотступники, вместе с
латышами, венграми, австрийцами и русскими являлись только
исполнителями приговора, вынесенного Владимиром Ильичем
Ульяновым-Лениным, русским».
…Объясню моему современнику позабытый исторический
сюжет.
«Временный» премьер Александр Керенский некогда
являлся любимейшим объектом поношения для
правомонархических кругов, потому ему как бы уж и полагалось
принадлежать к…. Но иудаизировать Александра Федоровича
было трудненько даже единомышленникам Дитерихса. Как назло,
он происходил из старинного священнического, т.е. особо
чистокровного русского рода, притом из настоящей глубинки –
родился в городке Керенске, при впадении речушки Керенки в реку
Вад, в той же Пензенской губергии, что и Соколов. (При
большевиках город переименовали по имени более крупной реки –
в Вадинск.) Отец будущего премьера был лицом светским,
директором гимназии, но тоже в глубинном российском
Симбирске. Дослужился папаша Керенский до чина статского
генерала и соответственно до звания потомственного российского
дворянина.
А все-таки сынок-то его оказался евреем. Во-первых, у него
были волосы темные. Во-вторых, умел красиво говорить. Посудите
сами, разве коренной русский человек умеет красиво говорить? Его
матерью была вовсе не г-жа Керенская, она его приемная мамаша, а
настоящей являлась знаменитая террористка-цареубийца Геся
227
Гельман, из квартиры которой 1 марта 1881 года народовольцы
вышли на «акт». Во время суда Геся оказалась беременной,
поэтому ее не казнили, и она умерла позже, о послеродовой
горячки в крепости. А ребеночка-то куда дели? Вопрос с Гесиным
ребенком давно мучил романтическое российское сознание, и в
1917 году, 36 лет спустя, ответ на него таки нашли: власти отдали
его на воспитание дворянину Керенскому… Да-да, господа, иначе
откуда у этого провинциала такой дар зубы православному народу
заговаривать? Бруцкус был уверен, что Соколов, человек с
университетским образованием, в такую байку заведомо не верил,
просто подыгрывал.
«Страна с искаженной жизнью, но уже давно знающая, что
это искажение не заслужено ею и что для нее возможна жизнь в
силе, свободе и счастье» (Н. Берковский).
За 20 довоенных лет царствования Императора Николая II
сборы зерна выросли в империи на 78%, добыча угля, тогдашнего
«хлеба промышленности», - на 300, нефти – на 65, меди – на 275,
выплавка чугуна и стали – на 275, выработка текстиля – на 388, а
сахара – на 245. Золотой запас вырос в 2, 5 раза222.
Военные преступники не могут быть амнистированы.
«Великий» коммунист Ленин убил Императора Николая II
и вырезал Императрицу и детей – юных девочек, а сын (Цесаревич
Алексей) был инвалидом и до сих пор труп Ленина на «Красной
Площади»!
По приказу Ленина убили Императора, а, чтобы перед
международным сообществом оправдаться и признание получить –
все прикрыли «революцией» и народом.
Они никогда не отмоются – те, кто был к этому причастен.
Социализм не удался в России не потому, что «русский
крестьянин дик», а русский рабочий недалеко ушел от крестьянина.
Он не удался потому, что принципы социализма несовместимы с
нормальной хозяйственной жизнью, что их применение подрывает
222 Михаил Хейфец. Цареубийство в 1918 году – версия преступления и
сфальсифицированного следствия. Издательство «Фестиваль», 1992. С.
6,7, 8, 12, 13, 24-27, 35, 36 – 52, 59-60, 67-68.
228
производственную энергию труда, являющуюся основой всякой
сколько-нибудь сложной хозяйственной жизни.223
Как заметил кн. С. Оболенский, весь фарс
«национализации» большевизма, предпринятый сталинистами в 30-
е гг., чтобы в обстановке реальной угрозы войны создать более
широкую легитимацию своего господства, закончился тем, что
сразу после войны власть вновь обрушила на победоносную страну
«бессмертное учение Маркса-Энгельса-Ленина».224
Раньше других русские эмигранты осознали и указали на
идейное родство между большевистской властью в России и
национал-социализмом в Германии.
Большая часть интеллектуальной эмиграции не верила в
естественную эволюцию большевизма и уже тогда предвидела его
историческую обреченность и неизбежный крах.225
Кайновой печатью. 1907 г.
В соответствии с резолюцией Государя Императора
Николая II от 15 января 1907 г. Великий князь Кирилл
Владимирович был лишен прав престолонаследия по причине
брака со своей кузиной (от этого брака происходит и вся
"кирилловская" линия Дома Романовых вплоть до сего дня,
включая княгиню Марию Владимировну и ее сына Георгия). В
дальнейшем Кирилл Владимирович был лично прощен Государем,
ему было дозволено жить в России, но прав на Престол он
оставался лишен.
Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко
вспоминал о том, что еще в 1916 году был приглашен в гости
Великой княгиней Марией Павловной, матерью Кирилла
Владимировича. Он писал: "Наконец, когда все перешли в кабинет,
и разговор все еще шел в шутливом тоне о том, о сем, Кирилл
223 Струве П.Б. Итоги и существо коммунистического хозяйства. Берлин,
1921, с. 15-16.
224 Оболенский С. От коммунистического империализма – к возрождению
России // Париж: Возрождение, 1956, № 60, с. 12.
225 Омельченко Н.А. / Общественно-политическая мысль российского
зарубежья об истоках, значении и историческом опыте революции 1917
года в России – автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук. – Москва, 1995, с. 1, 2, 39, 40, 41, 42, 48.
229
Владимирович обратился к матери и сказал: "Что же Вы не
говорите?" Великая княгиня стала говорить <…> об Императрице.
<…> что надо изменить, устранить, уничтожить…" "Кого? —
спросил Родзянко и получил ответ. "— Императрицу"226.
В Октябре победила «беззастенчивая демагогия». И
победили «твердокаменные» революционеры авторитарного типа
над людьми иного душевного склада и иного духа, - духа свободы
и терпимости, без которых нет демократии и которые демократия
должна научиться защищать.227
В России после большевистского переворота нового
правящего эксплуататорского класса – класса партийно-
политической бюрократии, превращающегося в силу его особого
положения в обществе в замкнутый привилегированный слой, в
своего рода «новое коммунистическое дворянство».
Отличительной чертой этого «нового класса» политической
бюрократии являлась особая, коллективная форма собственности,
находившаяся в его безраздельном распоряжении и
обеспечивавшая ему полнейшую и абсолютную власть, когда-либо
существовавшую.
Такой общественно-экономический строй мог держаться
исключительно на принуждении и насилии, на подавлении всякой
духовной оппозиции. Главным содержанием этого строя, который
Струве называл «экономическим безумием, возведенным в
политическую систему», стала всесторонняя идеологизация
общества, откуда полностью изгонялась жизнь со всеми ее
проявлениями и проблемами.
Все это не только свидетельствовало о принципиальном
отказе большевиков от всех правовых норм и установок
презираемой ими «буржуазной» демократии, но и означало
существенный шаг назад по сравнению даже с теми началами
226 Sergei Vladimirovich Kulikov
Интернет-ресурс:
https://www.facebook.com/groups/292775550932375/permalink/11348085367
29068/
https://www.facebook.com/sergei.kulikov.773/posts/2046773328770666
227 Карпович М.М. Комментарии//Новый журнал. 1951, Кн. XXYII. С. 310-
311.
230
правопорядка и свободы личности, которые существовали в
дореволюционном российском обществе.
В Советской России формировался тоталитарный режим
как совершенно новый в истории комбинации полицейского
государства с партийной диктатурой, комбинации насилия и лжи, в
которой планомерность политического и духовного террора
дополнялась и усиливалась экономическим всемогуществом
государства и искусственно поддерживаемой изоляцией от
внешнего мира. Отмечались многие сходства советского
тоталитарного государства с политическим режимом,
установленным Гитлером в Германии. О постепенном сближении
нацизма с коммунизмом писали в эмиграции Изгоев, Струве,
Милюков, Вишняк и другие.
От внимания эмиграции не смог скрыться и факт известной
трансформации советского политического режима, который после
расправы Сталина в 30-е гг. над старыми большевиками попытался,
по мнению многих, облачиться в «русские национальные одежды»,
отодвигая на задний план ранее им защищаемый лозунг мировой
революции228.
Одним из негативных последствий октябрьского
переворота 1917 года явилась Конституция РСФСР от 10 июля
1918 года, послужившая одним из катализаторов разрушения основ
российской государственности и зарождению регионального
эгоизма. На данный момент Конституция России носит
бессмысленный характер, так как региональное законодательство
противоречит основам конституционного строя.
Развитие международного права, как и других категорий
надстройки, определяется в конечном итоге закономерностями
общественного развития. Те принципы и нормы международного
права, в том числе установленные международным договорам,
которые соответствуют закономерностям общественного развития
и, следовательно, являются прогрессивными, могут рассчитывать
на то, чтобы закрепиться в международном праве. Принципы и
228 Омельченко Н.А. / Общественно-политическая мысль российского
зарубежья об истоках, значении и историческом опыте революции 1917
года в России – автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук. – Москва, 1995, с. 32, 33, 37, 40, 41, 42.
231
нормы, находящиеся в противоречии с закономерностями
общественного развития, мешающие прогрессивному развитию
общества, неизбежно сметаются и отбрасываются.229
Основываясь на опыте ушедшего века, можно отметить, что
именно нормы международного права могут основой для
формирования обеспечения стабильности на международной арене.
Россия является не империалистическим агрессором, а
жертвой агрессии Германии.
Наконец, 16 июля через Зиновьева в Кремль на имя Ленина
и Свердлова передана телеграмма Голощекина и бывшего соседа
Ленина по «пломбированному вагону», члена президиума
Уральского совета большевика Г.И, Сафарова из Екатеринбурга.
Телеграмма местных большевиков вождю своей партии и
председателю ВЦИК сформулирована так, что отсутствие ответной
телеграммы с запрещением предстоящего расстрела
рассматривалось как согласие на расстрел. Ленин и Свердлов дали
как минимум молчаливую санкцию на совершение преступления.
Есть и исторические источники, в которых сообщается, что Ленин
дал прямое предписание расстрелять.
В ночь на 17 июля Николая II и его семья были без суда и
следствия расстреляны и зарезаны чекистами под командованием
Юровского в подвале дома инженера Ипатьева в Екатеринбурге. А
18 июля по докладу Свердлова ВЦИК и Совнарком официально
одобрили и тем самым покрыли это преступление, что, по меньшей
мере, есть соучастие в нем230.
Мои мысли:
1. Конституция является результатом переворота 1917
года. Она носит бессмысленный характер в силу своей
противоречивости и многочисленных нарушений установленных
ею принципов со стороны органов исполнительной власти.
Для редакции:
2. Гражданская война после переворота 1917 года,
убийства и репрессии Сталина, Великая Отечественная война,
229 Тункин Г.И. / Теория международного права. Под обш. ред. проф. Л.Н.
Шестакова. – М.: Издательство «Зерцало», 2009. – С. 119, 120, 134, 139.
230 Лавров В.М.: В.И. Ленин: Имя Россия. Исторический выбор 2008 /
В.М. Лавров. – М.: АСТ: Астрель, 2008: С. 31, 175.
232
война в Чеченской Республике, развязанная руководством России и
боевиками, в том числе Кадыровым Р.А. и его отцом, олигархи и
расслоение общества, возникновение терроризма, холодная война,
угроза ядерной войны и новой холодной войны являются
следствием государственного переворота 1917 года. Здесь
возникает несколько риторических вопросов: «Почему лицо,
убивавшее российских солдат, до сих пор занимает пост главы
Чеченской Республики?», «Является ли нахождение трупа В.И.
Ульянова – Ленина в центре страны символом того, что можно
убить Императора России Николая II и его Семью, насильственно
отобрать власть и имущество, а после, заслужить себе почет в виде
подобного отвратительного памятника?».
3. Необходимость запрета идеологии коммунизма на
международном уровне, потому что – их принципы, несут
разрушающее начало и деструктивно влияют на человечество.
4. Убийство Императора России Николая II и Его
Царской Семьи, включая сына – инвалида, и октябрьский
переворот вверг страну в гражданскую войну.
Также некоторые исследователи предполагают, что в
государственном перевороте на стороне большевиков были
китайцы, то есть принимали участие в вооруженных восстаниях
против народа Российской Империи. В 1917 году в Российской
Империи был переворот и интервенция, а не революция!
«… Деньги Ленину нужны были для власти над партией…
Так он думал всегда и именно для этого не останавливался ни
перед чем, чтобы завладеть кассой» (Архив Института Гувера,
коллекция Николаевского(АИГН, 508/2)).
На пути к власти Ленин должен был принять любую
помощь – в том числе и поддержку со стороны Четверного Союза
(Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария),
противостоявшего России в первой мировой войне.
В 1919 году в Вашингтоне на английском языке были
изданы так называемые Сиссоновские документы, содержавшие
свидетельства связи большевиков и немцев.
В 1921 году сенсацией разнеслись по миру куда более
достоверные сведения. Они были обнародованы германским
социал-демократом Эдуардом Бернштейном, занимавшим одно
время пост заместителя министра финансов Германии. В статье
233
«Темная история», опубликованной в утреннем выпуске газеты
«Форвертон» в январе 1921 года, он указал, что германское
правительство, заинтересованное в скорейшем ослаблении
Российской Империи и выходе ее из войны, нашло выгодным для
себя финансирование социалистических партий (в том числе и
ленинской группы), ибо стояли за поражение России в войне и вели
усиленную пораженческую пропаганду.
«Антанта утверждала и утверждает до сих пор, что
кайзеровская Германия предоставила Ленину и товарищам
большие суммы денег, предназначенные для агитации в России.
Действительно, Ленин и товарищи получили от кайзеровской
Германии большие суммы. Я получил сведения от заслуживающего
доверия источника, что речь идет о суммах почти
неправдоподобных, наверняка превышающих 50 миллионов
золотых немецких марок, так что ни у Ленина, ни у его товарищей
не могло возникнуть никаких сомнений относительно источников
этих денег».
Не удовлетворившись статьей, Бернштейн опубликовал еще
и заявление:
«В коммунистических и националистических газетах
выдвигается утверждение, будто мои данные о крупных суммах,
которые Ленин и товарищи получили в 1917 году из средств
кайзеровской Германии на деятельность в России, базируются
исключительно на публикациях правительств Антанты… Это
утверждение высосано из пальца. Эти публикаии прессы Антанты
и Вашингтонского информационного агентства появились летом
1918 года, я же, как я писал об этом в своей первой статье по этому
вопросу, получил информацию об этом в конце 1917-го. Добавлю,
что информация исходила от немцев… Но так как тогда я не узнал
точных данных о размере суммы, я ограничился тем, что поставил
в известность об этом лишь близких своих друзей-
единомышленников. Когда некий чрезвычайно осведомленный и
заслуживающий доверия немец подтвердил то, что стало мне
известно в конце 1917 года, и к тому же уточнил размер сумм, я
счел своим долгом довести дело до сведения общественности. Я не
для того обнародовал это дело, чтобы его снова замолчали или
направили бы по ложному пути».
234
Кроме того, имеется неопубликованная архивная запись
рассказа Бернштейна, где он раскрывает источники информации:
«О получении большевиками денег от германского
правительства я услышал на заседании комиссии Рейхстага в 1921
году. Заседание комиссии, обсуждавшее вопросы внешней
политики, состоялось под председательством депутата рейхстага
проф. Вальтера Шюкинга… Во время этих бесед один из членов
комиссии громко заявил другому: «Ведь большевики получили 60
миллионов марок от германского правительства». Я тогда спросил
сидевшего возле меня легационсрата Эккерта (впоследствии
посланника), соответствует ли это заявление действительности.
Господин Эккерт это подтвердил. На другой день я посетил проф.
Шюкинга, как председателя комиссии, и, рассказав ему о разговоре
относительно упомянутых 60 млн. марок, спросил, известно ли ему
что-нибудь об этом. На это он мне ответил, что и ему известен факт
выдачи этой суммы большевикам» (Архив Института Гувера,
коллекция Николаевского (АИГН), коробка 786, папка 6).
По прошествии многих лет в распоряжение историков были
переданы материалы, позволяющие более основательно изучить
ставший уже легендой вопрос о немецких деньгах. Речь идет
прежде всего о так называемых документах Земана (Germany and
the revolution in Russia. 1915- 1918. Documents from the Archives of
the German Foreign Ministry. Под ред.З.Земана, Англия, 1958) и
документах Хальвега (Гальвега) (Werner Hahlweg. Lenins ruckkehr
nach Russland 1917. Die deutschen Akten. Leiden, Brill, 1957), а также
издание L’ Allemagne et les problemes de la paix pendant la premiere
guerre mondiale. Documents extraits des archives de l’Office allemand
des Affairs etrangeres, liv. III. Paris, 1976.
Хальвега интересовало все относящееся к возвращению
Ленина в Россию в 1917 году, после февральской революции. По
официальной версии большевиков, группа эмигрантов проехала в
пломбированном вагоне через территорию Германии (военного
противника России) с разрешения немецкого правительства.
Германские политики преподносили эту поездку как «посылку»
Ленина в Россию с целью окончательно разложить революцией
враждебную русскую армию.
Другое свидетельство принадлежит Л.Д. Троцкому: «Если
бы пломбированный вагон не проехал в марте 1917 года через
235
Германию, если бы Ленин не прибыл в начале апреля в Петроград,
то Октябрьской революции не было бы на свете» (Л. Троцкий.
Портреты революционеров. Изд. Чалидзе, Бенсон, Вермонт, 1988,
с. 45).
Германское правительство рассматривало возможную
русскую революцию, как часть общей подрывной акции в
отношении России. Оно не без оснований надеялось, что
революция приведет к распаду Российской Империи, выходу ее из
войны и заключению сепаратного мира, который обещали
революционеры в случае прихода к власти. Не исключалась
возможность отделения от России национальных государств,
которые будут буфером между Европой и Россией.
Германское правительство, сделав ставку на революцию в
России, в критические дни и недели поддержало ленинскую
группу, помогло ей проехать через Германию в Швецию и
получило согласие шведского правительства на проезд эмигрантов
к финской границе. Поэтому неудивительно, что октябрьский
переворот не стал для Германии неожиданностью. Она смотрела на
происшедшее, как на дело своих рук.
Немцы хотели распада Российской империи.
Для Антанты роль Германии в октябрьском перевороте
была очевидна. Уже 27 октября (9 ноября) лондонская «Морнинг
Пост» опубликовала статью «Революция сделана в Германии». Да и
сами немцы не смогли долго хранить молчание: в интервью,
помещенном в воскресном выпуске «Фрайе Прессе» от 18 ноября
(1 декабря) 1917 года, глава германских вооруженных сил Э.
Людендорф заявил, что русская революция для Германии не
случайная удача, а естественный результат германской политики.
… Несколько русских офицеров назвало Ленина и
Троцкого негодяями и безумными фанатиками.
Только через сепаратный мир лежал путь к личной власти
Ленина в России. И именно это было для него главным231.
231 Фельштинский Юрий, собственный корреспондент журнала «Родина»
в США. Деньги для диктатуры пролетариата // Родина, 11-1990. С. 40, 41,
43, 44, 45, 46, 47.
236
Что на самом деле Ленин хотел сделать с Царём?
То, что и сделал – убил всю его семью
До сих многие отрицают, что убийство Императора
Николая II с женой и детьми в Екатеринбурге было совершенно с
ведома и одобрения вождя большевиков.
Несостоятельные оправдания
В доказательство ссылаются на то, что никаких документов,
в которых бы содержалось прямое указание Ленина расстрелять
Царя, не обнаружено. И никто из большевиков, причастных к этому
злодеянию, не оставил воспоминаний, что они сделали это по
заданию из Кремля. Но отсутствие документальных следов и улик
– не доказательство отсутствия преступления. Для суда – да, но мы
не судим, а строим исторические гипотезы.
Что позволяет уверенно предполагать о наличии
ленинского указания убить Императора Николая II вместе с
семьёй?
Ленин полностью одобрил убийство
Исполнители этого убийства в Екатеринбурге не понесли
никаких наказаний за превышение власти и самоуправство.
Большевики в центре вообще никак не выразили своего
неудовольствия им. А ведь это наверняка было бы, если бы они
нарушили какие-то планы ЦК, связанные с использованием
Царской Семьи в политических играх.
Что такие планы были, об этом свидетельствует долгий
отказ советского руководства признавать факт расстрела, вместе с
Николаем II, его жены и дочерей. Даже когда несомненные факты
об этом уже имелись в западной печати, СССР на дипломатическом
уровне отрицал факт массового убийства. Ленин спекулировал на
слухах о спасении Императрицы или кого-то из детей Царской
Четы. Но то, что все они были уже мертвы, совсем не мешало этим
спекуляциям.
Большевики боялись открыто судить Царя перед
народом
В качестве альтернативы тому, что случилось, выдвигаются
предположения, что Ленин одно время склонялся к тому, чтобы
выдать Семью Николая II как пленника кайзеровской Германии
или судить его за «преступления против народа». Но если такие
планы и были, то большевики не проявили никакой настойчивости
237
в их осуществлении, да они с некоторого времени стали и
невозможными.
Ни Германия, ни даже союзная с Николаем II Англия не
проявили интереса к спасению Царской Семьи из лап большевиков.
Этим иноземные державы дали понять, что не пойдут на какие-то
уступки советской власти ради человеколюбия. Так что если у
Ленина и был какой-то план использовать Императора и его
родных в качестве заложников для политического торга с
«империалистами», он довольно быстро понял его невыполнимость
и мог вернуться к планам мщения.
Открытый судебный процесс против Императора Николая
II никогда всерьёз и не рассматривался большевиками, так как он
мог только возбудить сочувствие народа к Царю-Батюшке.
Троякий мотив убийства
Но что же всё-таки влекло Ленина к страшной расправе над
Семьёй Государя? Есть три мотива, и, наверное, все они дополняли
друг друга.
Первый – месть дому Романовых за казнь старшего брата
Ленина, Александра Ульянова, обвинённого в 1887 году в
подготовке цареубийства.
Второй – страх перед тем, что кто-то из живых Романовых
может стать знаменем контрреволюции. Этот мотив требовал не
ограничиться расстрелом одного лишь Императора Николая II, а
убить всех, в ком текла Царская кровь.
И третий – желание поставить символическую точку под
существованием Русского национального государства, истребив
Царскую династию. Об этом свидетельствуют несомненные
каббалистические признаки ритуального убийства, обнаруженные
на месте преступления следователем Верховного правителя России
адмирала Колчака Николаем Соколовым. Ни один из вершителей
преступления в Екатеринбурге не был достаточно искушён для
этого. Значит, весь сценарий убийства был задуман кем-то более
вышестоящим232.
232 https://zen.yandex.ru/media/history_russian/chto-na-samom-dele-leninhotel-
sdelat-s-carem-
5d9a00813d873600b14f7056?fbclid=IwAR04AHOxSDcMS8XQEaf18QC5FIx
AUprcWrarGFTZC42jGcmmQqomArZv6C0
238
Притязания потомков Великого Князя Кирилла
Владимировича («Кирилловичей») на российский престол, на право
представлять династию Романовых многим кажутся законными и
возможными и даже активно поддерживаются в России средствами
массовой информации и некоторыми представителями власти,
плохо знающими собственную историю и законы Российской
империи.
Но если хотя бы кратко рассмотреть биографии Романовых
этой ветви, то станет ясно, что прав на престол у Кирилловичей
быть не может – именно потому, что ими оказались нарушены
практически все основные условия престолонаследия.
Итак, Великий Князь Владимир Александрович (сын
Императора Александра II) в 1874 году вступил в брак с
герцогиней Мекленбург-Шверинской, не принявшей православия
до брака (она перешла в православие через 34 года после
замужества .
Рожденный от этого брака Великий Князь Кирилл
Владимирович в 1905 году женился на Виктории-Мелите,
урожденной принцессе Саксен-Кобургской, которая прежде была
замужем за Великим Герцогом Гессен-Дармштадтским – родным
братом Императрицы Александры Федоровны. Женился, вопреки
запрету Императора Николая II, на неправославной, на
разведенной, да еще и на собственной двоюродной сестре, что
было невозможно не только для члена Августейшей Фамилии, но и
вообще для любого православного человека, так как православная
церковь категорически запрещает близкородственные браки.
По этой причине Кирилл Владимирович был лишен всех
званий, выслан из России и, естественно, по букве и духу
Основных Законов, и он сам, и его потомство были лишены прав
престолонаследия.
Единственный сын Кирилла, Владимир Кириллович,
повторяя “ошибки” отца, также женится на разведенной,
урожденной княжне Багратион-Мухранской, да еще и
неравнородной (известно, что князья Багратион-Мухранские в
239
Российской империи были приравнены в правах к прочему
дворянству и, подобно многочисленным Рюриковичам, не
считались равнородными царствующему дому). Вдобавок в момент
бракосочетания супруга Владимира Кирилловича даже не имела
права называться княжной Багратион-Мухранской, так как право
это она утратила, выйдя замуж за гражданина США мистера
Кирби. А Владимир Кириллович, в свою очередь, не имел права
называться Великим Князем, ибо этот титул не передается далее
внуков Императора. Тем более не имеют прав на эти титулы
нынешние потомки этой линии, то есть Кирилловичи.
Так что, если следовать законам Российской Империи, то
все нынешние Кирилловичи – никакие не Великие Князья и не
Великие Княгини. Впрочем, они даже и не Романовы…
Однако есть в биографии Кирилла Владимировича ещё
интересные и нелицеприятные для него самого и его будущих
потомков ( «царица» Мария и сынок Гога) факты . В 1922 году
Василий Викторович Бискупский, убежденный монархист и
доверенное лицо Кирилла Владимировича, знакомит последнего с
Гитлером. С 1922 г. Кирилл Владимирович вместе с женой
Викторией, великой герцогиней Кобургской, жил в Кобурге, в ее
родовом имении. В тот период Великая герцогиня Виктория души
не чаяла в Гитлере и периодически вносила посильную
материальную помощь в кассу НСДАП. Злые языки утверждали,
что она помогает национал-социалистам больше, чем собственному
мужу.
Владимир Кириллович, унаследовав "права" отца в 1938 г.,
унаследовал и его связи с нацистами.
2 мая 1945 года Владимир Кириллович, унося ноги из
Германии перешёл в составе вооруженной колонны людей границу
с Лихтенштейном. На границе колонна была разоружена.
Правительство Лихтенштейна отказало в убежище лишь князю
Владимиру Кирилловичу и его свите; их на следующий же день
вернули в Австрию. Лишь спустя несколько месяцев Владимиру
Кирилловичу удалось бежать в Испанию, где он поселился у своей
тёти - инфанты Беатрисы. Как видим, нашлось только одно
государство - франкистская Испания, где сумел укрыться «глава
Российского Императорского дома".
240
В 1905 г. — вопреки запрету Императора и в нарушение как
церковных, так и гражданских законов, Кирилл вступил в брак со
своей двоюродной сестрой. За это он был выслан из России и
вместе с потомством лишен прав престолонаследия, после чего
семья Кирилла приняла активнейшее участие в свержении
монархии в феврале 1917 г. За день до отречения Государя Кирилл
снял свой гвардейский экипаж с охраны Царской Семьи и перешел
вместе с ним на сторону масонского Комитета Думы (уже
распущенной Государем). Кирилл призвал и другие воинские части
«присоединиться к новому правительству». В революционных
интервью он чернил Царскую Семью и заявлял: «С радением
старого режима удастся, наконец, вздохнуть свободно в свободной
России и мне».
За такое нарушение присяге изменника мог ждать только
суд, а не Престол — если бы легитимная власть сохранилась.
Однако, не оставшись в «свободной России дышать свободно», как
его замученные большевиками родственники, он в эмиграции
провозгласил себя «Императором Кириллом I». Это вызвало
всеобщее возмущение. Лишь позже зарубежный первоиерарх (не
знавший о лишении Кирилла прав престолонаследия) из
политических потребностей объединения эмиграции положил
почин признанию его «Главой Дома Романовых». Но чье бы то ни
было признание, противоречащее закону – не может быть
доказательством прав, подчеркивал в этой связи философ И. А.
Ильин.
В 1948 г. последовал неравнородный брак сына Кирилла
Владимира с разведенной Леонидой Георгиевной Кирби,
урожденной кн. Багратион-Мухранской (этот грузинский род еще в
XIX веке был приравнен к российскому дворянству и не считался
равнородным; поэтому, в частности, из-за брака с Багратион-
Мухранским княжна Татьяна Константиновна должна была
подписать отречение от прав на Престол. А потомки Леониды
Георгиевны – «Государыня» Мария Владимировна и «Царевич»
Георгий Гогенцоллерн – могут скорее требовать не дворцы
Романовых в РФ, а компенсации от антисемитской Германии).
Владимиру пришлось венчаться тайно, не в русской, а в греческой
церкви в Швейцарии — поскольку русские епископы не
благословили этот брак.
241
У Владимира не оказалось мужского потомства.
Единственная его дочь Мария вышла замуж за прусского принца,
родила от него Георгия и развелась. Согласно общему правилу, ее
сын причисляется по отцу к династии Гогенцоллернов, а не
Романовых, что отмечено в международном династическом
справочнике Burke’s. Этого-то Георгия нам и готовят в «монархи».
По закону же он не имеет права ни на имущество Романовых, ни на
титул Великого Князя, который не передается дальше внуков
Императора (ст. 146). Уже Владимир Кириллович был правнуком,
поэтому он, его супруга и потомство присвоили себе этот титул
незаконно233.
То есть по сути Мария Георгиевна Романова и ее сын
Георгий Михайлович Романов являются самозванцами, незаконно
присвоившими себе императорские титулы Царской России,
которой больше нет.
233https://www.facebook.com/groups/292775550932375/permalink/131211791
2331462/
242
Роль Церкви (РПЦ) в Февральской революции. Предательство
26 февраля 1917.
Роль Российской Православной Церкви (РПЦ) в
Февральской революции 1917 года редко обсуждается СМИ, и
даже профессиональные историки нечасто говорят об этом.
Возможно потому, что роль эта весьма неприглядна.
Роковое решение Святейший Синод в Петрограде 26
февраля 1917 г.
Известно, что после начала (23 февраля) демонстраций и
беспорядков в Петрограде некоторые известные синодалы (члены
Святейшего Синода РПЦ) призывали руководство РПЦ выпустить
воззвание к пастве против участия в демонстрациях (по крайней
мере под красными флагами), однако, Святейший Синод в
Петрограде на заседании 26 февраля отказался призвать
православных мирян (т. е. практически всех горожан, весь
народ) не участвовать в беспорядках и демонстрациях под
красными флагами, а через несколько дней после отречения
радостно приветствовал новую власть и благословил ее.
При этом известно, что в те же дни католический приход в
Петрограде принял и опубликовал такое воззвание к своим
прихожанам — не участвовать в демонстрациях — и ни один
католик в событиях февраля-марта 1917 года участия не
принял! Об этом честно написал в своих воспоминаниях товарищ
(заместитель) обер-прокурора Святейшего Синода (с сентября 1916
по март 1917) князь Н. Д. Жевахов [см. его "Воспоминания...", с.
385–387].
Вполне вероятно, что горожане Петрограда и не
участвовали бы в демонстрациях и беспорядках, если бы
Святейший Синод принял такое воззвание (а нигде, кроме
Петрограда, в конце февраля и беспорядков не было)234.
Мои мысли: Главная роль при убийстве Императора
Николая II принадлежит Ленину.
Так как Ленин был главным руководящим лицом, то
Свердлов лишь исполнял роль вспомогательную и участвовал в
234 https://tutchev.livejournal.com/11623.html
243
процессе для отвода глаз. А ответственен за убийство Императора
Николая II и Его Царской Семьи лично Ленин.
Ленин мстил за убийство своего брата.
Фотография телеграммы на имя Свердлова из книги
Роберта Вильтона «Последние дни Романовых», Берлин, 1923.
Литературно-художественное издание
16+
Ларина Факия Шавкетовна
УБИЙСТВО ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II
ЛЕНИНЫМ ИЗ ЛИЧНОЙ МЕСТИ
В авторской редакции
ООО «Эдитус»
125195, г. Москва, Ленинградское ш., д. 59, эт. 4, оф. 429
8 (800) 775-30-87
www.editus.ru
Отпечатано в типографии ООО Фирма «П-Центр»
129515, г. Москва, ул. Академика Королёва, 13
Подписано в печать 27.07.20
Формат 148х210. Усл. печ. л. 30,2
Печать цифровая. Бумага офсетная
Тираж 30 экз. Заказ № 202007204
9 785001 494270
ISBN 978-5-00149-427-0



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ История
Ключевые слова: Убийство; Император; Император Николай II; Императрица Александра Федоровна; Царская Семья; Анна Андерсон; Анастасия Романова; Великая Княж,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 25.04.2021 в 23:14
© Copyright: Факия Ларина
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1