Земное о земном


Земное о земном
­ЭЛЛЕГИЯ

Миг, ты ранишь меня, улетая.

                 Райнер Мария Рильке

                  Перевод Т. Сильман

1
До Рождества всего пять дней.
Зима решила показать, на что способна,
Белая окантовка подчеркивает сеть ветвей,
Белка, шарахаясь от машин, – насколько проворна.
С сосулек за окном – трам, трам – капель,
В квартире сегодня – значительно теплей.
Асфальт на дорогах обнаруживает мель,
Опору. Глазу черное на белом видней.
Разделяя границу по ту и по эту, добра и зла – наличность,
Визуальность определяет ценность вещей, материальность
Оных, их отличность, но не ангела очевидность,
Не то, что случилось две тысячи с лишним назад
Лет – дней исчисления.
Туда уносится мысль, взгляд,
Знание, помноженное на воображение...
Шелестящие дни тысячелетий пылью, снегом
Не изгладили в памяти войн, страданий, страхов,
Боли, неистовства, безумья, огнем
Заживо сжегшим тысячи и тысячи… Праха,
С пеплом ушедшим в глину тех, за кого
Родившийся искупил, уменьшив
Природу жестокости, того,
Что разлито в крови, лимфе? Взрыв
Бомбы понять дает о силе ненависти
К себе подобным. Страдания, ужас познав,
Не взалкаешь ли милости?
Возжелая уменьшить надрыв,
Ничего не остается, как взывать
К милосердию, состраданию, совести людей…
Или – молить Господа…

II
Земные эти милости… Разлитость в пространстве,
Наполненность земным, тем видимым, осязаемым,
Солнечным, тепло наше берущим,
Без нас легко остающимся, всем тем, что и в болезни,
И в невзгодах, и в тоске по ушедшим манит обольщеньем
Надежд, на крохотность понимания нежной изменчивости,
Увядания и неприметности ухода, истечения в Неизбежное… 
Невосполненность, невосполняемость Утраченного, с самого,
С самого первого крика, вскрика, забытого ужаса момента
Покинутого лона, навсегда и единственно
Кажущейся безопасности, в поисках коей всю жизнь и
Проводим, во сне вздыхая, в испуге обнаруженья причин,
Намеков на новые страхи, тревоги, волненья… И нежные
Нежных пугаем и губим, несщадностью грубых суждений.
Губы, руки, глаза, бюсты, мышцы, сердца несущие тяжесть
Испуга, слова те, что яда смертельней, измены…
О та истонченность мечтаний, о радость видеть друг друга
И всех, с кем столкнулся по жизни и их отпечатал в себе…
С любовью пчела восполняет медовые соты, без знания
Нужности людям труда их безмерности, и окрыленности
Смыслом не знает. Не знаем и мы, поглощая время в трудах
И заботах и сладко, что мирных. В каждодневном течении
Дел то сокрытие смысла, не виден который. Рисунок не
Сразу, не каждым угадан, но в нем лишь значенье, в
Повторе движений, их усложнений, так незаметных для
Глаза и все же – в повторе, дабы разъять, осветить Пустоту…
Немоте, как немощи, как безголосью преграду
Воздвигнуть, пугая безликое «нечто», холод пространства
Вне жизни, вне нас и потомство в залог оставляя.

III
Где те слова, что в повторе нуждаться должны, в
Причитаньях ли жалоб? В молитвах несущих то самое, что 
Восполняемо будет? Несказанность медлит, она - 
Затаилась…
Несказанность как непонятность, как нечто такое, о чем
Помолчать бы. Не зная ведь броду, не суйся… Но мысль,
Только мысль и способна проникнуть туда, куда тело не в
Силах.
Ах мысли! Они нам мешают, тревоги творя, но не радость.
Так радости мало. А радость на сердце – бальзам... 
О радостном петь нам, и все остальное пребудет, и радость
Дарить друг другу, цветы, что не вянут с годами – слова,
Облаченные в радугу чувства приязни, сочувствия и
Состраданья. Как мало друг другу мы слов говорим от
Которых тепло и спокойно. Как мало мы любим друг друга.
А время проходит, и вот уже многих не видим... Другие на
Смену. Они нас не знают. Иные – забыли. И нам не
Припомнить тех многих, с которыми были знакомы. Они в
Нас остались, навечно в памяти нашей… Хоть зыбко, но
Все же встают перед нами ушедшие годы: деревья, река,
Дом, улица, взгляд, тембр голоса, песня, строка, радость
Свидания и поцелуя, которого ждешь и который так
Неожиданно сладостен и так неожиданен сам по себе… 
О, только в детстве впервые все ощущенья и навык
Познанья, когда образуются связи, восторг, упоенье
Прекрасным и отрицание смерти, зажмурив глаза – не
Хочу ни видеть, ни слышать, ни знать. С детства, да с
Детства идет отрицание смерти со всхлипами в горле,
Отчаяньем и непонятным упорством, обидой той силы,
Когда на любовь отвечают издевкой. Ведь только ребенок
Так жаждет любви безусловной, за то, что он мал и
Беспомощен, мал и зависим и сам может только любить,
Мир открывая любовью в объятьях любви материнской,
Хранимый теплом и опекой, жизнь отдающей, всегда
Готовой отдать ради дитяти.

IV
В этом ли смысл зачинания, первого с миром знакомства,
Тех ощущений, которыми зыблется детство, мира
Улыбкой, смехом согретого и любопытства, и удивления:
Что это? Как? А это? Так много вопросов. И точны ли
Ответы? В них мир обозначенный яснется в чистом
Сознании, незамутненном, в котором инстинкты и…
Предков залеплены соты, сокрыты в таинственных кладах,
Печати на них вековые. До них ли ребенку? Но винами
Бродят они в подсознании, темными винами, терпким
Настоем, из малости, глазом невидимо, там до рождения в
Тайном смешении нового в старом, в стремленье повтора
Не равного сумме, но вечно иного, иного и все же в
Смешении крови изъятости из своего и другого в зачатии
Третьего, как повторенья, хотя бы в намеке, в похожести,
Напоминанием юности нашей, усладу даря и забот
Прибавляя, от коих стареем, но радость привносят в жизнь
Дети, и любим, страдая.

V
И эта малость сознания слабости сил и желаний. Обиды
Нас мучат? Обиды на близких? Ведь только и можем
Обижаться на тех, кого любим, кто рядом. Чувство вины?
Совести муки? Осознанье значения сущности нашей? Как
Без этого жить? Соблазны, соблазны нас отвлекают: вот
Это иметь, или это и то… Ребенок так тянет ручонку к
Игрушке той, что ярче, красивее всех, но занят бывает ею
Недолго – другую подай и другую, и третью…
Вот зачинается день ярко иль скупо. Привносим в него, с
Чем утром проснулись, и ночь наступает и будет ли новый?
Ах страсти! Сокрыться в любовных объятьях желаем и
Ищем того, кто нас выбрать готов, не зная, какие угрозы
Таятся в притирке друг к другу и как неизбежно страданье,
Так будем к смиренью готовы, как к смерти... Когда
Заболел, ничего нам не нужно и мысль о счастливости
Дней нас греет, дней до болезни…
А в старости? Только покой нам и нужен, и мысли о
Бренности жизни, о смерти довлеют, о том, как мы жили,
Стремились к чему и подвластны ли были страсти уму?
Ожидали ль того, что случилось? И стали ль мудрее?
Не то ли, что видеть не можем, понять, разгадать, открыть
Бездну нашего «Я», при нас остается и так неизменно, так
Молодо, вечно, и это и есть то, с чем работать и надо, с
Явью своей, с отношением к «Я» и к другим? Их «Я» ведь
Такое, по сути, и помощь нужна.

VI
И вот они – жалобы. В этом сплетении голосов мы их
Слышим повсюду, и рвут они сердце, поэтому их отгоняем,
Уходим подальше. На всех ведь не хватит. До нас
Докричаться желают, до каждого вместе и разом, взахлеб о
Своем, о своем… Невидимый мир, он невидим, но узнан
Святыми и там в нем борьба? Надежда на помощь?
Надежда, надежда...
Изъятье из мира цветка. Восполняемость чуда? Такого не
Будет. Будет другой, но не тот и не этот. Единожды мы
Пребываем в купели земной и только однажды глаза
Открываем приветствовать солнце и мир, кой создали сами –
Мир понятий и смысла, знаков, символов, обычаев и
Ужаса, ужаса краткости мига, в котором пребудем, и
Выбора, как нам его провести…
Земное – земному. Архангелам – музыка сфер, звуки
Хоралов, органа. Всевышнему – все песнопения!
Нам, пребывая в реальности, хочется все обозначить, вещи
Назвать именами, и так же хотим обозначить то, что не
Видим, не знаем, давая сущности нашей проекцию,
Отражение нашего тайного «Я», только так и могущего
Быть услеженным, страхов наших, надежд на спасение и
Вечности жизни, там без забот, без труда, без мучительной
Жажды познанья?.. Не знает никто, но надеется каждый, в
Тайне желает. Не знаем. Только догадки. Догадки и только.
И хорошо, потому как, блуждая в поиске вечном,
Сомненьях и страхе, только и можем расти, все открывая
Впервые, каждый раз сызнова, опыт и учит. Да опыт и
Каждому свой. Мы не верим, пока не пройдем через то или
Это, сами понять мы должны, где сокрыто искомое нашей
Душой, и чувств наших меру познать нам заведано, где их
Предел, за которым та бездна, которую видеть не надо, и
Боль, неизбывная боль, мутнящая разум от страха и ужаса
Той силы, за которой безумье таится. Бывает, панический
Страх поражает селенья, народы в дни роковые войн,
Тирании и инквизиций…

VII
Земное нас держит, привычка к земному, к среде, к эпохе, в
Которой пребудем, которую вместе творим, создаем,
Созидаем в материальной и в сфере духовной, и каждый в
Ответе и каждый вплетен в единый ковер ускользающих
Нитей различных оттенков, тонких вибраций в
Предчувствиях смерти, новых зачатий и их отрицаний.
Рождаемся мы на страдания, значит? На что же еще?
Страдаем и любим и больше себя, чем другого? Теряя,
Тоскуем и плачем и силы находим жить, чтобы выжить, но
Гибнем внезапно, всегда не готовы, всегда и не будем
Готовы к несчастьям, надеясь на радость, покой и участье,
На доброе слово, поддержку. Но кто нас поддержит?
Любимый, друзья, родные или вера в божественное
Провиденье, в справедливость Всевышнего Толка, в
Гуманность законов, способных одних уберечь от других?
Не справиться шелковой нити с канатом иль леской, а чем
Она хуже? Да нет же, ничем. Интриги, интриги и
Хитросплетенья и зависть… Да зависть виной тягчайших
Проступков, и Яго готов нанести смертельный удар не
Своею рукою…
Ах, как быть нам, любимый, когда одиноки мы в мире и
Так беззащитны, как дети, и так же страдаем и устаем с
Каждым годом сильнее и держит нас больше привычка, не
Видя – скучаем, а вместе едва ли спасаемся от
Одиночества, заняты каждый собою, другого не в силах
Понять, в суете и заботах и только жалеем, жалеем и
Беспокоимся. Так и стареем для глаз незаметно, заметно на
Фото, и вот уж и стары. Не думать об этом, не думать
Насколько слабы и бессильны мы перед временем, и
Измененьями в мире, с каждым вдохом, секундой немного
Иным и не будет повтора, а мы убываем, неуклонно
Движемся к смерти и хорошо бы к своей, которая с нами
Зреет, старея и нас поджидая. Нам остается одно: не
Думать, не думать об этом. Да и зачем, когда силы
Последние тратим на то, чтобы выжить, чтоб казаться не
Хуже других, улыбку держать, бодриться и видом своим
Показывать всем – ты в порядке.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика философская
Ключевые слова: жизнь, дети, любовь, счастье, печаль, знание, забота,
Количество рецензий: 3
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 24.04.2021 в 01:21
© Copyright: тамара квитко
Просмотреть профиль автора

Татьяна Кувшиновская     (27.04.2021 в 15:01)
"Белый стих – это такая форма организации стихотворной речи, при которой соблюдается размер, но отсутствует рифма. В зависимости от присутствующего метра стихи так и называют: белый ямб, белый хорей, белый анапест и т. д." https://ru.wikipedia.org/wiki/Белый_стих

тамара квитко     (27.04.2021 в 17:37)
Здравствуйте, Татьяна Аркадьевна!

Большое спасибо за отклик!

С уважением и признательностью,
Тамара.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1