Вода, дрова, помои - троеборье офицерской жены.


­Новые соседи

В квартире Рудаковых поселился новый парторг с семьей:женой и старенькой матерью.

Со второго этажа доносились звуки открывающейся двери, но это не Женя, а новая соседка. Долг коллективизма обязывал встречать новеньких доброжелательно, знакомить с особенностями гарнизона, показывать магазины, почту, поликлинику и прочее. Они не виноваты, что Лина с Сергеем успели прикипеть к Рудаковым, и после их отъезда образовалась невосполнимая пустота.

Как ни прискорбно, входить в квартиру, где все напоминает о недавнем прошлом, Лина собралась с силами и постучала к соседям:

— Можно к вам? Здравствуйте. Я ваша соседка с первого этажа. Лина.

— А я Валя, — обрадовалась женщина, — Вы проходите, мы пока только на кухне все почти разобрали. Сплошные кругом коробки.

— Я пришла Вам сказать, если что-то нужно, заходите запросто по-соседски. У нас коллектив небольшой. Все дружим, — и Лина, присев в кухне у окна, где постоянно стучала спицами и общалась с подружкой, на автопилоте выложила, где находятся продуктовые магазины, в какой стороне село Лермонтовка с поликлиникой и домом быта, где Дом офицеров и книжный магазин.

— Пойду, Валя, мне еще куча дел предстоит. Завтра на работу, надолго не прощаюсь, — увидимся.

Пойти сразу к новой соседке Лина решилась еще и потому, что в глаза бросалась Валина болезненная внешность. Как позже выяснилось, что из-за врачебной ошибки в ее организме нарушен гормональный обмен и лечить это пока не умеют. С молодого возраста Валя стала невероятно полнеть и выглядела огромной и бесформенной глыбой. Ходила с трудом и при этом тяжело дышала и постоянно кашляла. Муж ее Петр Иванович скромный, малообщительный человек, худощавый, среднего роста составлял разительный контраст своей жене. Надо ли объяснять, что человек в такой ситуации подвержен огромному грузу комплексов собственной неполноценности. Поэтому так необходимо было бросить новой соседке мостик дружелюбного общения.

Валя оказалась доброжелательной, открытой и вполне приятной женщиной. Через несколько дней она уже зашла к Лине сама, сообщила о своих маршрутах. Рассказала, что удалось увидеть, расспросила о бытовых, житейских мелочах и пригласила к себе посмотреть библиотеку. Из Германии они привезли много книг.

— Приходи, Лина, возьмешь что-то почитать,— предложила Валя, — мы там все книжные облазили. Я смотрю, у тебя немного книжек.

— Да, — рассмеялась Лина, — собираем, где можем. В Филино служили, Сереже ото всюду книжки рваные приносили ребята. У него рабочая рота была. У них даже в кочегарке на растопке были книжки, представляешь?Переплеты, из чего придется, делаю, — и Лина продемонстрировала несколько своих творений.

— В общем, приходи, как будет время и желание, я дома всегда. Мне тяжело ходить, сама видишь.

И Лина воспользовалась соседской библиотекой. В юности, к своему стыду, Лина читала мало. И теперь с огромным удовольствием наверстывала упущенное. Чего тут только не было. Классика и современная литература. Русские, советские и зарубежные авторы. Валя позволяла брать любые книги не только Лине, но и всем соседкам. В коллектив влилась стремительно, как будто давно здесь жила и всех знала. В их квартире не бросались в глаза ни ковры, ни хрусталь¸ как у Татьяны Воробьёвой. Зато было чисто, просторно и много книг. Каждый за рубежом приобретал то, в чем видел необходимость.

Совсем старенькая сухенькая мать Петра Иваныча на улицу почти не выходила. Она любила сидеть на балконе и щуриться на солнышко. Никогда прежде Лине не приходилось общаться со столь глубокими старцами. И были в диковинку ее странные капризы.

Измученная своим нездоровьем, Валя, иногда сетовала:

— Трудно с ней. То отказывается пить и просит «воды студеной, колодезной» и никак иначе. Или требует «с под курицы яйцо».Где же я возьму? 


Отпускная горячка

Старенький седой дедок осмотрел ноги и руки Лины. Выслушав ее сбивчивый рассказ, сочувствующе глянул из под очков и покачала головой:

— Нервный фактор, — объявил он и сел за стол выписывать всякую всячину.

Доктор лечил и кожу,и нервы Лины, учил, как обрабатывать обувь, но предупредил:

— Запомните, милая, при нервных перегрузках, стрессах, возможны рецидивы. Вы должны соблюдать режим сна и отдыха. В случае новых вспышек будете делать то, что я Вам здесь написал.

Это стало спасением. Уколы, микстуры, таблетки и мази. Весь отпуск Лина занималась своим здоровьем. Правда, успела загреметь с маленькой Нюськой в детскую саматику. Бабушка от избытка заботы нечаянно перекормила внучку. Анечка всегда была послушным ребенком. Бабушка уговаривает, а малышка открывает рот, хотя уже несколько раз пыталась отказаться от еды.

— Вот бабушка-то накормила, так накормила. Пузечко какое, радовалась бабушка,сетуя на нетерпеливость родителей, — а как же надо ведь до сыта накормить ребенка. Этой же ночью, после сытного ужина на скорой помощи отвезли Лину с дочкой в больницу. Врачи констатировали:

— Диспепсия. Следствие перекорма, — с укоризной констатировала врач, — надо внимательней относиться к питанию ребенка, что же Вы, мамаша, — и она пронзила Лину строгим взглядом.

Электростальская больница не Логутон. Хорошие условия,грамотное лечение и через десять дней Анечку выписали. Но все же отпуск не назовешь удачным.

«Почему же у нас все не как у людей?!» — переживала Лина, — наверное, не надо каждый год таскать детей в такую даль. Столько мучений, смена климата, разница во времени. Копим весь год деньги, и все на билеты спускаем». Так и решили. Можно ездить раз в два года, тогда сохраняется проездной офицера, не использованный в прошедшем году, для жены.

Катюшку в отпуске тоже необходимо показывать опытным врачам. Ни санаториев ребенку, ни поездок на море горе-родители не сумели организовать, поэтому по назначению педиатра кормили в отпусках кислородной пенкой. Врач объяснила, что это для поддержания иммунитета.

Кроме того необходимо было купить обувь на разные сезоны и незамысловатую одежонку Лине и детям. Сергей постоянно в форме, очередь до него никак не доходила. За покупками ехать надо было рано утром полтора часа на электричке в столицу, там, настоявшись в бесконечных очередях, удавалось купить пальто или сапоги. Укладывать чемоданы дедушка Миша не позволял никому. Лине было неловко, что даже белье свекор перекладывает по своему усмотрению. Но деду нет никакого дела до белья и Лининого смущения. Он добросовестно сворачивал и складывал все вещи в махонькие рулончики и квадратики, словно пазлы, основательно и вдумчиво, заполнял ими все углы и щели. Таким образом, ему удавалось багаж свести к возможному минимальному объему.

Добираться до столичного аэропорта было достаточно долго. Дети уже успевали устать сами и отвертеть руки родителям. Восемь часов до Хабаровска. И последний тяжелый рывок – переезд на железнодорожный вокзал. Здесь можно расслабиться и отдохнуть. На втором этаже замечательная комната отдыха для мам и малышей. Этот вокзал останется в памяти Лины, как оазис среди пустыни, хаоса, суеты, волнений и усталости. Здесь отдохнут дети и сама Лина. Здесь можно постирать и высушить детское белье и одежду. Разогреть и даже приготовить питание, а можно просто заказать в ресторане.

Сергей в это время находился в зале ожидания, но он спокоен за семью и вещи уже покоились в камере хранения. У касс военнослужащих всегда встречались знакомые сослуживцы. Хабаровский вокзал превратился в своеобразный клуб. Здесь постоянно слышались примерно такие возгласы и диалоги:

— Андрюха! Здорово, что встретились! Ты откуда?

— Я на курсы опять, а ты?

— А я в отпуск, мои там, в зале ожидания…

Или:

— Ирина! Привет! — радостные объятия,— Ну надо же Вика как выросла!

— Как хорошо,что встретились. Я тебе писала, ты не ответила, — письмо вернулось.

— Так мы же в другом месте теперь. Перевели моего…

И так далее. Обмен новостями и адресами.Таких встреч и у Лины с Сергеем было много. Хоть они и не служили в самом Хабаровске, но город стал родным, ведь с ним были связаны все переезды и скитания на протяжении долгих лет.

В поезде уже легче. Дети кувыркаются на полках. Катюшка наверху. Сергей полностью завладел инициативой и стелил всей семье постели, организовывал перекусы и чаи, раздавал книжки и игрушки. После суматошного отпуска с переездами и перелетами, с бурными встречами и расставаниями, Лина могла себе позволить немного расслабиться и отдохнуть. Но почему-то одолевали грустные воспоминания. Мама совсем постарела и сдала здоровьем. И нет ей покоя с бесконечными заботами о брате и его семье. Отец молчит, не жалуется, но чувствуется, что тоже устал. Сколько еще осталось таких встреч? И кто еще будет так преданно ждать Лину, найдется ли место на свете, где она сможет отдохнуть от утомительной суеты повседневной жизни.

За окном знакомые пейзажи. Контрольно-следовая полоса, кустистые деревья, маленькие жалкие домики. Будут ли времена, когда обычные труженики выберутся из нужды. Красота природы не в состоянии прикрыть нищенского существования этого Богом забытого края.

Лине жалко этих жителей поселка Хор, который вечно затоплен при разливе рек, жалко родителей, которые не доедут сюда к ним, в такую даль. И себя жалко, что застряли здесь, как в ссылке. И будет ли возможность вернуться поближе к родным.

— О, чего это ты плакать придумала, — удивился Сергей, — скоро уж дома будем. Отдохнешь, как следует.

— Да так я… родителей жалко, — Лина смахнула непрошеную слезу, — стареют не по дням, а по часам. Неужели так всю жизнь здесь и промотаемся вдоль границы?

— Не знаю, — Сергей пожал плечами, — Рудаковы пятнадцать лет прослужили.

Они не ругали, не кляли Дальний восток. Здесь они взрослели, растили детей,заводили друзей и просто учились жить. Они успели полюбить суровый климат Хабаровского края и летний зной Приморья. Успели привязаться к нелепому гарнизонному уюту. Здесь они не чувствовали себя одинокими. Но каждый раз, улетая, сердце сжималось при виде материнских слез.

Разлуки не делают людей счастливыми. 


Прощание

В жизни Лины и Сергея всегда все кувырком. То их отпуска не совпадают, то Лина из-за работы не может ехать вместе с мужем, то командировки Сергея не позволяют взять отпуск в удобное время. Лине мешает учебный год, а Сергею служба, где все не слава Богу.

После отъезда Сергея на новое место службы, Лина почувствовала, как в один миг отошли в прошлое четыре года их службы в Розенгартовке и они сразу стали на четыре года старше. Новогодние утренники, офицерские балы, детская музыкальная студия, бесконечные зачеты и концерты – все осталось в прошлом.

Традиции в полку железные. Отходную Сергей отметил перед отъездом. Сослуживцы собрали семье деньги на прощальный подарок. Лина, посоветовавшись с соседками, купила в военторге проигрыватель с двумя огромными колонками. Его упаковала раньше всего, завернув в одеяло от возможных толчков.

Постепенно, изо дня в день Лина приносила картонные коробки из магазина и укладывала в них вещи,вспоминая слова замполита Фандуса Зиевича:

— Едете не куда-нибудь, а в «бессмертный» Спасский гарнизон.

Подогнав к подъезду контейнер и выслав на помощь несколько солдат для погрузки домашних вещей, Сергей снова увяз в прощальных посиделках с однополчанами. Лина металась между квартирой и контейнером. В последние минуты появлялся муж и в контейнер забрасывали абы как, впопыхах разобранные стол и пару шкафов. Машина ушла в Бикин. Лина помчалась в магазин и принесла ребятам хлеб с консервами, а в качестве десерта мороженое.

Тревожилась она не зря. Оставшись временно на походных солдатских кроватях, они прожили долгие полгода до переезда к новому месту службы. Почему так тревожно уезжать? Так жалко расставаться с друзьями и соседями. Лина подолгу стояла бессонными ночами у окна и пыталась представить новый гарнизон. Новых соседей, чужой городок. Сергей сказал, что ближайшая поликлиника в Спасске-дальнем. Надо ехать рейсовым автобусом. Опять Приморье встречает их новыми испытаниями.

Перед расставанием Лина раздаривала соседкам комнатные цветы и безделушки. Подружки на прощанье дарили детские книжки и игрушки.От их теплого участия хотелось плакать. Лина интуитивно угадала, что позади оставались лучшие годы их семейной жизни.

Позже станет ясно, что никогда больше не повторится такой слаженности и дружбы в коллективе, такого уюта и, по дальневосточным меркам, можно сказать,комфорта.

Пусть убогая коммуналка и разбитая дорога между домами. Пусть огромные расстояния между населенными пунктами и отсутствие тротуаров. Но все молоды, дружны и полны надежд.

Возможно, способствовало этому и то, что никакой конкуренции на службе у офицеров не было и быть не могло. Кадрированный полк артразведки, офицеров немного и у каждого своя специализация. Никто никого не заменит. Слишком разные направления. И коллектив маленький, все одного возраста. Еще все верят в силу Советского государства, в святость его границ. Еще чувствуют себя приобщенными к высокой миссии охраны и защиты своей страны.

Продолжение следует...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 23.04.2021 в 20:04
© Copyright: Галина Пермская
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1